Бунт свободы

Бунт Свободы

Мир, в котором разворачиваются события, очень похож на тот, что мы видели в «Обливионе» (только сон этот приснился почти за год до выхода фильма), та же вымытая пустыня, безжизненные песчаные поля, иногда сменяемые степями. В редких укрытых лощинах и глубоких провалах, трещинах теплилась какая-то жизнь, зелень там, редкая живность. Никаких зомби и инпланетян, паранормальных эффектов и прочей ерунды. Зато жизнь сама круче фантастики. Скорее выживание... Вода в основном отравленная и заражена букетом бактерий. На местах старых городов не только их развалины, но и рассадник всевозможной заразы и радиации, короче лезть туда на 75% самоубийство. Судя по всему, катаклизм был столь масштабный на планете, и достаточно давно, что никаких стран и наций не осталось в принципе, выжившие люди сбиваются в кланы, племена или банды. Таким образом, вся власть оказалась в руках банд мародёров, которые были в итоге лучше вооружены и экипированы, жестоко расправляясь со всеми непокорными и сопротивляющимися. Банды разрастались, захватывая под контроль всё большие территории, и со временем перестали мародёрничать в принципе, это стали просто крупные бандформирования, с некими признаками государственности – что-то вроде суда, главаря, «армии», где были свои разведчики и передовые отряды. Основатели банд со временем обленились, и уже не устраивали набеги лично, а только давали указания. Однако охватить всю пустыню они не могли, и поскольку ресурсов для выживания крайне мало, то самым ценным в этом мире были они – чистая вода, еда (хоть какая-то живность которую можно съесть), и растительность, которую можно употребить в пищу. Однако для исследования огромных территорий у банд не хватало ни подготовленных бойцов, ни времени – их больше занимало сидеть в лагере и делить награбленное, издеваясь над рабами – теми несчастными, которым удавалось выжить после набегов, или захваченными где-то. Тогда были придуманы Модули. Модуль – это переделанный в биг-фут автомобиль, типа ГАЗ-66, для высокой проходимости, и представлял он из себя дом на колёсах, вооружённый и со связью. Такой модуль мог взять любой желающий, если не раб уже, под залог, и отправится на поиски места пригодного для жизни. При этом был договор: 6 месяцев на поиски, год на обживание, а потом он будет обязан гасить долг перед хозяевами модуля всю жизнь отдавая им дань. А залогом часто становились родственники, если ничего ценного не находилось. Поскольку банды координировали таких «исследователей-поисковиков», то их стали называть «Координаторы». Координаторы никогда не парились соблюдением договора. Вскоре после того, как арендатор модуля находил что-то годное для жизни, то туда прибывал карательный отряд, и если место было хорошим, координаторы перебирались туда и выедали и выдаивали его до состояния пустыни. Судьба исследователя при этом была не завидна, но система тем не менее работала. Чтобы не было беглецов, Координаторы периодически запускали развед-группы, которые следили за «модульщиками».

Однако кроме Координаторов» в этом мире были и свободные кочующие кланы и племена. Сидеть на одном месте не получалось, слишком быстро истощались ресурсы. Все мечтали найти райский уголок, где можно было бы осесть на долго. Но никому не удавалось что-то найти в бескрайних пустынях продуваемых ураганными ветрами и полируемыми песчаными бурями.

Такие кланы и племена, в отличие от координаторов, сформированных часто по национальному признаку, были сборищем совершенно разных рас и наций, поскольку как изменилась земля, и какие стали материки никто не знал. Где-то далеко, судя по слухам, было какое-то море или океан, но до него повествование так и не доберётся. Зто жестокости, насилия, правды и чести, построения нового общества в противовес привычному будет в достатке.

предисловие

Когда-то давно, ещё в 2012г ранней веной, после непростого дня в мещёрских джунгляхУпал в кровать... И очутился с ином мире, ином измерении. То что я увидел и пережил, конечно можно назвать сном, можно сновидением, но масштаб увиденного и пережитого был на столько силён, что проснувшись всего-то минут через 40 могу соврать, не помню точно) я долго приходил в себя. Ещё бы - я параллельно прожил целую жизнь, полную ярких впечатлений и событий, настолько детализированную и сложную, сколь и необычную, что не сразу понял, что сон закончился.

Бунт Свободы.

Битва за рай в аду постапокалипсиса.

1. Первооткрыватели

Я сижу в модуле и не отрываясь смотрю вперёд. Стою на долгом и тяжёлом предгорье, в лощинах которого за плоскими перевалами начали попадаться деревья, трава, а не сухая степная ковыль как раньше. К тому же мой сын уверял, что видел косулю, убежавшую куда-то вверх. Дело пахло тем, что где-то рядом может быть оазис, я почти достиг цели, но возникла проблема – я тут был не один. Напротив меня, на поляне, стоит другой Модуль, из которого через прицел на меня смотрит незнакомое лицо другого «модульщика», явно от других координаторов. Ситуация напоминала ковбойскую дуэль, мы оба нервничали, понимая, что если начнём стрелять, то выжить кому-то будет сложно. Картину довершала голова ребёнка, мелькающая в его кабине.

Я решил разрулить ситуацию, и снова пошёл на риск – взял автомат, и вышел с ним наружу, и дойдя ровно половину пути до конкурента, поднял его в воздух и сел на корточки, положив оружие на колени.

Конкурент, похоже, меня понял. Кроме того он видел, что за пулемётом на модуле сидит мой сын, полный решимости разнести конкурента в щепки. Конкурент, плотный мужик в клетчатой застиранной до дыр толстовке и потрёпанной шляпе, вылез из своего модуля, тоже с оружием, и подошёл ко мне. Так же сел напротив, с оружием в руках.

Как телепат, я быстро понял, что передо мной англосакс, скорее всего американец. И координаторы у него соответствующие. Я ему сказал кто я, что из России, и координаторы тоже, «типа русские». Я ему вкратце дал расклад, который он в принципе и без меня понимал: бить друг друга нам точно нельзя, потому как хорошего никому не будет ничего. Погибнем все. Я предложил альтернативу – осваивать оазис, если там таковой есть вместе, а Координаторов попросту «кинуть», сколько получится по времени, а если прижмёт – натравить их друг на друга. Он отнёсся к этому с недоверием, постоянно ждал подвоха, судя по мыслям. Но я видел не только эти мысли, но и то, какой ценой ему достался этот модуль, и что ему пришлось пережить. В общих чертах рассказал, что у меня есть клан, и он поможет отбиться если что, на что тот ответил, что он тоже не один, и за ним тоже «есть общество», которое тоже ищет «райский уголок». Через пару часов переговоров удалось найти общий язык, и уже не держаться за оружие, опасаясь выстрела из-под-тишка. А потом мы осторожно ударили по рукам, и пошли пешком вверх осматривать, что же там такое, и вообще, есть ли что делить.

Мы поднимались по молодому лесу с ёлками и травой, пока не оказались в узкой лощине, заваленной камнями и поваленными деревьями, она спускалась, и вывела нас на небольшой утёс над огромной долиной, от вида которой у нас на несколько минут перехватило дыхание: в обе стороны до горизонта простиралась глубокая пойма реки, иногда дробящаяся на рукава и озерца, сплошь заросшая лесом, болотами, непролазной чащей, откуда доносились самые разнообразные крики обитавшей там живности. Обе стороны этой большой долины были обрамлены скалистыми горами, на некоторых лежал снег, не смотря на то, что климат после катастроф в этих местах держался жаркий днём, и холодный только ночью. С гор струились ручьи, которые и питали реку. Куда она стенала вниз было не видно, но судя по радуге на горизонте, там был гигантский водопад. Над долиной кружились огромные, метра по 2-3 в размахе крыльев орлы, то и дело выдёргивая из травы и крон деревьев каких-то грызунов, что говорило явно о том, что людей здесь нет – они грызунов и пресмыкающихся истребляли первыми до последнего.

Придя в себя от увиденного и осознания того, что поиски наших кланов завершены, мы стали решать что делать, так сказать конкретику наводить. Конкурент, которого звали Джош, предложил поделить долину пополам – одна сторона реки его, другая – моя. Но я его идею раскритиковал.

- Пойми, Джош, это мы с тобой это придумали, может будем дружить и мирно жить. Но ты, как и я, знаешь историю человечества – сначала границы, потом войны. И так пока кто-то кого-то не перебьёт. А чтобы выжить начинают истреблять ресурсы на гонку вооружений. Кажется, наши страны это проходили?

- Да, Берк (это имя моего героя), было. Но как быть?

- Давай не будем ничего делить. У тебя свой клан, у меня свой. Мы будем жить тут вместе, одинаково беречь это место, и совместно защищать его от всех врагов, особенно внешних. Внутренних, как я понимаю, у нас нет.

- Меня могут не понять, что соседи будут.

- Честно говоря, меня тоже…

Мы посмеялись, отхлебнули из фляги воды, набранной в ручейке неподалёку, и вернулись к теме.

- Тогда сделаем так. Сейчас мы тихо, без шума и пыли, заметаем тут следы, и быстро катим в свои кланы. Там ставим вопрос ребром – или живём вместе с конкурентами, или тусуются дальше. Могут нехило прижать, поэтому сильно не рекламируем, скажем, что просто можно бросить якорь на пару лет.

- Координаторы вычислят. У меня треккер.

- У меня тоже. Но их можно обмануть. Сейчас не меняя направления, почти, разъедимся, и встанем в пустыне внизу. Отключаем треккеры, и своим ходом до клана.

- Смотри, у меня мотоцикл есть.

- А я знаю, где найду коня. Но до него ещё добраться надо, у меня велосипед. Детей оставим тут, думаю, не подерутся.

- А придут Координаторы?

- Когда придут, тогда и будем решать. Нас будет уже много.

Джош почесал голову. Сомнения его не оставляли, но выбора особенно не было. Он уже понял, что обмануть не получится – я не раз показал, как читаю его мысли.

- Вот что, Джош. Открою тебе тайну. Мой клан весь такой, телепаты, всё такое. Мы можем многому вас полезному научить, если захотите. Ну и конечно, если будете уважать наши… - тут я замялся, не знал как это определить и высказать, тем более на английском, - Принципы отношения к миру.

- Вы верующие?

- Нет, не о том. Мы считаем, что надо жить в единстве с природой, не брать от неё больше, чем нужно. Не потреблять ресурсы, а соучаствовать в них. Это не просто, но если так жить, то эта долина будет вечно такой цветущей и полной жизни. И у нас не будет войн и конфликтов, присущих цивилизации людей. Вот я о чём.

- О да, это интересно.

- Я не вру, Джош, это всё очень серьёзно.

- Подумаю. И скажу это своим.

- Тогда по рукам?

- О’kay.

Мы стали действовать по плану. Объяснили детям, что и как делать, сколько ждать пап, и чтобы помогали друг другу. Кстати, когда мы вернулись, они уже хвастались друг перед другом у кого пушка больше, причём оба сидели в кабине моего модуля. Забавно, но детям выстраивать политику как-то проще оказалось.

Потом мы разъехались в разные стороны, предварительно откатив модули с выключенными трекерами верхом подальше от пустыни и поближе к долине. Я на велосипеде ехал вниз, лавируя между камней и перелезая песчаные лужи и овраги около 2-х дней, потом добрался до старой делянки, где обитал одинокий поселенец, сбежавший из рабства у Координаторов. Наш клан ему помог, а у него была лошадь. В общем, эту лошадь я у него и забрал. На время, конечно, и через день я уже был в клане.

Обманывать старшего клана, по прозвищу Гоблин, я не стал. Он уже 10 лет, как Моисей, таскает нас по пустыням, в поисках такой долины, но соседство с человеками его не воодушевило. В итоге, он решил, что такой вопрос единолично он не решит, это должен решать совет Клана. Собрали сход, где я в общих чертах обрисовал ситуацию. На мордах соклановцев засветилась надежда и тревога одновременно. Началась бурная дискуссия. В какой-то момент слово взяла Элона, хороший охотник и отличная мать, помогавшая воспитывать нескольких сирот. Но характер у неё был как у настоящего воина, и её очень уважали за умение стратегически мыслить.

- А что!? - Кричала она с импровизированной трибуны на огромном валуне, - Что это мы будем боятся соседей-конкурентов? А как мы вообще хотим выжить в этом мире, истребив всех людей? Скорее они нас! А вот дать им, или заставить жить так, как мы, показать, что не только потреблять природу можно – не это ли высшая цель и задача? Боимся не справится? Тогда вообще не достойны мы идти в ту долину. Мы должны взять над ними опекунство, и научить и заставить их жить по-новому. По-нашему. Этот наш шанс и вызов, судьба даёт такой всего раз, и мы все - куча никчёмного хлама, если его упустим!!! Короче, я предлагаю голосовать, кто за то, чтобы пойти в долину и жить там с людьми, но приучить их жить не по-человечески?

- Голосуем! – поддержал Гоблин.

Лес рук без подсчёта показал то, что через несколько минут наш стан придёт в бурное движение – решение принято. Мы отправляемся всем табором в путь, и нам надо успеть до прихода конкурентов.

Наследующее утро, после полу-панических сборов, мы выдвинулись в путь. Всем кланом. Тяжёлые и малотранспортабелные вещи оставили, если получится – заберём позднее.

И вот мы уже в пути под палящим солнцем.

По дороге обсуждаем что план с модулем в принципе удался, хотя все риски ещё впереди, и просто так мы от координаторов не отделаемся. Если они придут, в лобовую мы им противостоять не сможем – оружие у нас есть, но его не столько много, а самое главное – мало боеприпасов, а с луками и арбалетами много не навоюешь против боевых модулей, трофейных РСЗО и артиллерии (пушки на базе координаторов я видел). К тому же получалось, что долина не найдена только из-за труднодоступности для машин, но она не так далеко как хотелось бы, и рано или поздно её могут найти, а если хоть один разведчик координаторов увидит долину и об этом узнают его хозяева – эта долина будет уничтожена на пару десятилетий до состояния пустыни. Мы все это понимали, но чёткого плана действий пока придумать не могли. Я увидел, что наше боевое крыло едет кучно, видимо что-то обсуждают.

- … так кто будет там стоять? Ты? – видимо обсуждение уже в разгаре, а я не в курсе. – Эй, Берк, расскажи, какая там география, каков ландшафт, как нам сделать периметр безопасности?

Дозер, а это был он, наш «специалист по безопасности» старался всегда проявить себя в обсуждениии важных тем, был несколько занудлив и любил перестраховываться. Кроме того очень часто конфликтовал, особенно со мной, в основном из-за того ято я не скрывал своего скепсиса насчёт его способностей выполнять задачи и проявлять инициативу. Однако Соклановцы относились к нему с снисхождением хотя бы потому, что он был в клане с самого его основания. Но он был очень отважен, когда дело доходило до драки, и готов умереть ради последнего соклановца. Прада никогда его отвагу не видели в одиночку, он всегда только с группой был готов лезть в драку. Считая себя тактиком, у него были проблемы со стратегическим мышлением, поэтому для подстраховки, прежде чем что-то внедрять как план, он советовался с теми, у кого стратегия была сильнее, вроде Элоны. Но часто и её не слушал, и это приводило к неприятностям.

- Ландшафт, братья и сёстры, там как по заказу, сказочный. Вокруг – горы, которые координаторы не пройдут, а их разведка, которая дальше 3-х км от модуля не отходит, никогда не перелезет. Но есть одно бутылочное горлышко, перевал, через который мы с конкурентом-Джошем и проникли туда, которое придётся защищать аж на дальних подступах. Укрыться там особо негде, но я видел на горизонте «чёрные клыки».

- «Чёрные клыки»… - Элона задумалась. – Там рядом должна была быть речка, или водоём.

- Не знаю, не проверял. Может быть. – «Чёрные клыки» - это печальное напоминание о прошлом человечества – останки многоэтажного строительства, почерневшими клыками торчащими в небо развалины городов или пром-объектов. Лезть в такое место никому не хотелось, но как укрытие лучше не придумать.

- Горлышко – это очень хорошо… - протянул Дозер. Надо меньше постов. А низовья реки там…

- Водопад. Но проходимый или нет – не знаю. Летать пока не умею. Далеко он.

- Ладно, не суть, оттуда не скоро сунутся. Иначе бы уже нашли бы. Но вот люди-человеки меня сильно напрягают.

- Я беру их на себя, - нарочито сверху, гордо задрав подбородок, на него посмотрела Элона.

- Так, тогда на подходе делаем предварительную рекогносцировку, и ставим посты. Тиреа, бери ребят из семьи Эльфов, и объясни что делать, они дежурят первыми.

- Угу, - ответил Тиреа, - а вторыми – семья Волшебников.

- Согласен.

Добрались до начала подъёма только через 5 дней – шли не быстро, просто не получалось, к тому же технические остановки начали случаться всё чаще. Издалека я понял, что привлекло моё внимание – сквозь камни и песок с уклоном вверх была видна сухая трава и камни степи, за которыми неровная скалистая бахрома гор, и провал в ней. Там перевал. Леса не видно. Внизу, чуть к югу, мрачный силуэт «чёрных клыков».

- Что-то там блестит, - глядя в бинокль сообщил Тиреа. – Похоже ручей. Скорее всего мёртвый или отравлен. Берега голые и тоже с чернотой.

- В данном случае это хорошо.

- Хотя подожди… - Тиреа осадил коня мысленной командой, - Стоп, там тоже степная трава, кусты какие-то…

- Это тоже не плохо, но пока не знаю почему… - задумчиво пробубнил Дозер.

К нам скакал Эльф, он командовал передовым развед-отрядом.

- Ну что, братва, у меня хорошие новости. – Эльф перевёл дух, - Судя по следам, наш конкурент ещё не вернулся. Я выставил 2 поста на западе, один в кустах у «клыков», и ещё два – мы оставили по пути. Если идём туда – он показал в сторону перевала, - То периметр закрыт по прямикам. Но надо будет наверху ставить сторожевой пост, а у меня хвостов не осталось, чтоб ротацию сделать.

- Своих поставлю, - буркнул Дозер, и стал догонять караван клана, уже повернувший к перевалу.

Конечно, в долину мы пришли первыми, найдя детей мирно спящими под деревом. Сын Джоша тоже искренне радовался встрече, но потом, когда увидел, сколько нас пришло, стал грустнеть. Его клан, или «сообщество», как сказал Джош, был явно меньше раза в 3-4.

У нас в клане есть детский воспитатель, Мара, она, увидев его мысли, остановилась, и посадила на коня.

- Эй, не грусти. Всё будет нормально. Скоро твой папа придёт, и мы будем дружить.

Мальчик вцепился в седло, опасливо глядя на прибывающий клан, который радостно урча созерцал открывающийся вид на долину – вид сбывшейся мечты.

- Ты никогда не ездил на коне?

- Нет, у нас машины только.

- Я тебя научу, хочешь? – Мара подмигнула – Приедет папа, а ты его как ковбой, верхом на коне встретишь, а?

- Класс! – оживился пацан. А как им управлять?

- Давай учится. Начнем с того, что конь, это не машина, им не управлять надо, а дружить. И не заставлять, а просить, как друга. Он отзывчив, если тебе верит. Ты честный мальчик?

- Да…

- Вот это самое главное. Не обманывай никогда. Теперь попробуй почувствовать коня. Глубину дыхания, силу его ног… Давай, сосредоточься… Что ему делать – думай внутри…

Мара знала своё дело, и судя по всему уже взялась за него со всей решимостью присущей нашему народу. Мальчишку видимо пугал не совсем человеческий вид некоторых соклановцев, но он стал успокаиваться. Поняв, что никто ничего плохого ему делать не собирается, и драк и войн не будет. Во всяком случае между нами.

Спустившись вниз, мы полдня выбирали место для стоянки. Но подход, который был раньше к выбору, сейчас не работал – больших полян не было, и мы нашли просто ровное и высокое место посреди леса, где было меньше валежника, а значит, ветра это место не доставали. Решили остановится, растянув стоянку по лесу, широко, оставив место для «конкурентов».

2. Антиконкуренция

Уже вечером сын Джоша, которого звали Сэм, сам пришёл в клан на коне верхом. Мара шла рядом и загадочно улыбалась. Видимо контакт налаживался.

Дозер занялся составлением карт и планов мест, выслал несколько развед-групп картографов, заодно осмотреть окрестности внутри, познакомится с местной фауной. Неожиданно быстро мы стали основательно осваиваться.

«Сообщество конкурентов» появилось на горизонте через день. Как только информация оказалась в стане, мой и сын Джоша рванули выклянчивать коней. Сэм даже у кого-то из наших выпросил шляпу, похожую на ковбойскую, чтобы встретить папу при параде. Мара дала ему своего коня, а у моего уже и так свой был.

- Ничего, пусть дети «удивят», - на мой немой мысленный вопрос она ответила уверенно. – Да, надо.

- Может - с ними?

- Нет, они должны почувствовать свободу этой долины. Это наша долина. Долина свободы.

- Убедила.

Мальчишки с гиканьем ускакали, давая коням насладится скачкой. А мы стали ждать «гостей».

Судя по тому, как они появились на спуске с перевала, встреча была фееричной. Впереди, гордо задрав подбородки, покачивая винтовками, ехали наши дети на конях. За ними длинной цепочкой выстроились старые, латанные-перелатанные автофургоны, трейлеры на прицепе, которые не могли взобраться вверх, и людям приходилась останавливаться и толкать технику, пока не становилось ясно, что дальше она не пойдёт, и придётся идти пешком. Впереди на стареньком открытом пикапе ехал Джош, и судя по немного растерянному виду и съехавшей набок шляпе он был немного в шоке от встречи с сыном. Я с Эльфом, Гоблином и Элоной встречал их на перевале. Джош конечно понял, что мой клан уже тут, но почему-то завидев меня несказанно обрадовался встрече.

- Ты чего? – спросил я на рукопожатии, - Соскучился?

- Нет, была опасность, что за вами координаторы придут, и тут западня. Но когда увидел Сэма… Я едва не расплакался. Я думал это сон.

- Ну, а как твои?.. ну ты понимаешь…

- Не знаю, как сказать. Решили, что выбора нет, а там как пойдёт.

- Так же, как и с твоим Сэмом, надеюсь. Кто у вас главный?

- Вон он, - Джош показал на худого и длинного мужика разминающегося около большого трейлера, - Его зовут Эрик. У него вся семья погибла в рабстве у Координаторов, так что…

- Понятно. Вот, это Гоблин. Старейшина клана. Наверно им есть что обсудить.

- Да, пойду знакомить.

Гоблин хмыкнул и посмотрел на меня. «Ты старейшина, тебе и переговоры вести». – «Давай-ка со мной, твоя идея». – тут он кивнул головой в сторону Эрика.

Джош с ухмылкой крякнул, глядя на наши с Гоблином ужимки при мысленном диалоге, и махнул рукой, приглашая за собой.

- Эрик, это Гоблин, Гоблин, это Эрик. – незатейливо знакомит Джош нас. – А это тот самый Берк. – здороваемся, но в Эрике явно чувствуется большая опаска.

- Мистер Гоблин… - он посмотрел оценивающим взглядом на Гоблина, но тот в ответ только широко и глупо улыбался. - Приятно видеть.

- Окей, взаимно.

- Перейдём к делу. Джош говорит, что вы против разграничения, хотя места там на всех хватит, это так, почему, ведь так проще?

Гоблин стал серьёзен.

- Нет, это не проще. Точнее сейчас это проще разойтись по сторонам реки и сидеть там, соревнуясь в успехах. Нет ребята, это мы уже проходили, последние несколько последних веков. Результат известен. Давайте не будем делать границ, и создавать себе трудности в будущем. Даже представлять не хочу, как мы будем лес и реку делить.

- Тогда не понимаю, чего вы хотите. Вас много?

- Не очень… - иронично ответил Гоблин, - раза в три больше чем вас.

Эрик немного нахмурился. Расклад не в его пользу.

- Так что предлагаете?

- Жить, - просто ответил Гоблин. – Вместе. Как один клан, сообщество, называйте как хотите. У нас есть школа и учителя, опыт охоты, и ну и ещё кое-что, которое вам понравится.

- А что в замен? – Эрик не мог поверить, что имеет дело с телепатами, хотя уже был об этом в курсе. Поэтому он был для Гоблина как переговорщик абсолютно прозрачен и предсказуем.

«Гоблин, не тяни, это придётся сказать».

- Да в общем-то ничего. Если так прямо говорить. Но вам придётся сказать своим людям, чтобы они с уважением относились к нашим пониманиям отношения к миру и природе. Джош вам ведь рассказал?

- Да, но я не до конца понял, что означает «объединение с природой».

- Это означает, что мы не потребители ресурсов, а думаем о наших далёких потомках, бережно сохраняя и умножая ту, что есть. Не бери больше чем надо, вот и всё по сути. Ощущай себя частью природы, а не её владельцем.

- Это не сложно, улыбнулся Эрик.

- Для нас – да. У вас немного другой менталитет, парни. Придётся забыть слово «бизнес» и торговля.

- Тут есть с кем торговать?

- Нет, но можно устроить. И наша с вами задача этого не допустить. Иначе мы продадим это прекрасное место.

- Я его ещё не видел, но судя по рассказу. То да… Но вы хоть понимаете, что координаторы вас слушать не будут.

- Понимаем, - ответил я. - Поэтому предлагаю совместно выработать план действий, уже на месте, в долине.

- Так мы договорились?

- Вы хотите сказать, что наши дети будут ходить в вашу школу?

- Да, а что? И ваши люди с нашими на охоту, собирать ягоды…

- Сэм! – Джош позвал сына. Тот подошёл, и не слезая с коня посмотрел на нас сверху. – Сэм, ты видел кто у них учителя, что скажешь, им можно доверять?

- Сэм. Говори только правду, даже если она кому-то не понравится, - добавила Элона.

- Мара. Она… Она меня на коне ездить учила. Это учитель. Она хорошая.

- А, так это…

- И конь её.

- Я понял, - тяжело вздохнул Эрик и посмотрел на Гоблина. – Совсем согласится, не посмотрев сам не могу, но пока предложение принимается.

- Окей, по рукам. Мы вам доверяем.

Эрик кивнул в ответ, и помахал руками начавшим собираться рядом своим людям. Мы откланялись и поднялись на верх. Они долго придумывали как тащить вещи, которых тоже оказалось не мало.

- Давай, - Гоблин кивнул Тирее, и тот просигналил в низ нашим. Они знали что «конкуренты встанут» на подъёме, и приготовились помогать.

Толпа соклановцев перешла перевал, и спустилась вниз с лошадьми. Некоторая растерянность пришельцев сменилась бурной активностью, и некоторым шоком от того, сколько нас на самом деле. Когда они входили на стан в лесу, и им показывали где они могут разместится и как, видно было что люди пребывают в лёгком шоке и с трудом верят в происходящие. Смятение было понятно – почти все знают, что такое настоящие конкуренты, которые готовы убивать за каждый клочок живой земли, и ещё лучше знают, каково встретить координаторов, и им немного страшно поверить в сказку, которая может рухнуть в один момент, если эта встреча произойдёт. Наши старались всячески демонстрировать, что мы читаем их мысли, но деликатно, чтобы не вызывать испуга за личное-интимное. Мы откровенно пользовались растерянностью людей, сразу давая им понять, что можно делать, а что нельзя ни при каких обстоятельствах. Измождённые и уставшие, они были только согласны. Кто покрепче, а и таких хватало, задавали вопросы. Причём иногда на неизвестных языках, среди прибывших были не только англосаксы, но и французы, итальянцы, греки, короче сводная европейская солянка. Эдакий мкро-вавилон. Хорошо, что для телепата их понять не проблема, а вот объяснить и ответить бывает не просто.

"Капкан"

Тем временем надо было решать, как действовать с координаторами. Если ничего не предпринимать и просто затаится, то вскоре неподалёку может появится развед-отряд координаторов, и ситуация может осложнится или выйти из-под контроля. Так что сначала надо было решить вопрос, как их «успокоить».

Вечером. Когда ещё стоял шум от устраивающихся на ночлег прибывших, с обсуждением куда девать оставшиеся на склоне за перевалом автомобили, мы собрали большой совет стана. Я не очень хотел в нём участвовать, поскольку за мной не было никаких особых полномочий или большой семьи, но Гоблин уговорил сесть у большого костра. Кроме нас и Эрика с Джошем, который как и я чувствовал себя не в своей тарелке, там присутствовали Дозер, Тиреа, Эльф, и пятеро парней из прибывших. Нам их представили как командиров небольших отрядов (трое), а двое – один специалист по разведке и диверсиям, благодаря которому по словам Эрика его компания так и не встретилась с координаторами, умело обходя их, и один – «технический специалист» без уточнений, но в мыслях говорилось о принадлежности в «прошлой» жизни к спецслужбам или вроде того. Короче это были все те люди, от которых зависит жизнь и благополучие сообщества «конкурентов». И понятно авторитеты у них в сообществе не малые.

Слово взял Эрик, который кратко и быстро обрисовал всю тяжесть ситуации, не разделяя на своих и нас. Кажется, он уже начал привыкать к тому, что мы в одной лодке, называемой Долиной Свободы.

- Сейчас у нас есть максимум два дня, после которого они заподозрят угон «модулей». Ну, может три. Потом будут действовать.

- Какие проблемы… А нельзя им передать, что генератор сломался?

- Могут не поверить и выслать кого-то для проверки.

- Не вышлют, если их об этом попросить. – Слово взяла Элона.

- Чего?

- Я не правильно выразилась. Извините. Если их попросить прийти и помочь, то они не придут, найдя 1000 причин.

- Да, точно, - подтвердил «технарь», не раз сталкивались с такой тактикой. Т.е. вы предлагаете, откатить подальше модули, включить трекеры, и сказать им, что сломался генератор, нужны… ремни, свечи, поэтому стоим чинимся, и ждём когда те привезут?

- Да. Только не «куда подальше», а конкретно к тем «чёрным клыкам». Там же можно ваши тачки заныкать, для отвода глаз. Они вам уже скорее всего не понадобятся…

- Ну, это ещё не известно. – возразил Эрик, - но план мне нравится.

Остальные кивнули.

- Ну а дальше что?

- А дальше надо смотреть в оба, - угрюмо ответил Дозер. Вы должны нам помочь людьми в дозорах. Разработаем периметр безопасности на дальних подступах, там должны быть сменные посты-схроны. Караулы смешанные, нам телепатам проще без раций обходится. В пределах видимости. Если движение мы должны их засечь первыми.

- Чудно, Дозер, а дальше что?

Дозер промолчал.

- Тут есть место, удобное для засады?

- Поищем.

- Надо туда накатать дорогу, и поставить там голый модуль. Изобразить стоянку. Может ещё чего навернуть. Отряд координаторов понятно ломанётся по следам обкладывать и бомбить его. А мы его с тылу и накроем, - выдал Эльф на одном дыхании.

- А дальше что? У тебя хватит стволов, отбить основные силы, которые придут за ними? – парировал Дозер, а «конкуренты» с интересом наблюдали за ходом мысли.

- Я могу это место так подготовить, нафаршировать взрывчаткой, что там никто и пикнуть не успеет – в разговор вступил «спецслужбист», явно итальянского происхождения.

- Подожди…

- Основные – это чьи? – Элона.

- А чей отряд там ляжет? Первым?

- Или вторым?

- А какая разница? Если одни припрутся, жди других. Пусть месятся меж собой, вот тогда, - она кивнула итальянцу, - И фейерверк устроим. Одни подумают на других.

- Блеск! – отозвался итальянец.

- Элон, ты- наше золото! – Гоблин не сдержался.

- И наше, похоже, тоже, - хором ответили Эрик с итальянцем, а технарь с командирами, которые всё время молча слушали - улыбнулись. Я и Джош, словно старые приятели, сидели рядом, и обменивались глубокомысленными ухмылками в процессе выработки гениальных планов наших наполеонов. И тоже молчали.

- Я знаю, - скромно ответила Элона.

Дружно отсмеявшись и сняв напряжение, приняли такой план действий.

Завтра итальянец и ребята из отряда людей вместе с обоими модулями выдвигаются к «клыкам» и ищут место для засады, где подготавливают, как они высказались, «Трэп». Ловушку. Дозер с бойцами своими и людей занимается периметром, Эльф с технарём – связью. На всё про всё – сутки-полтора. Потом передаём обоим координаторам-базам сигнал о поломке дизеля и необходимости помочь запчастями. Скорее всего, откажут, но если нет, достойно встречаем в «трэпе», и сигнализируем, что подверглись нападению конкурирующей стороны. Далее аккуратно сводим прибывающие войска координаторов, и наслаждаемся как они самоуничтожаются. Нам останется только добить выживших и собрать трофеи.

План конечно хорош, но когда всё бывает по-плану?

Операцию решили назвать "Капкан", и начать завтра с раннего утра.

Я не считал себя каким-то особенно продвинутым в военной части, да и вообще не специалистом в области убийств, если не считать охоту. Правда, настоящей охоты я не видел очень давно. Просто считать настоящей охотой ловлю мелких грызунов в степи язык не поворачивается. А завтра как раз должны вернуться наши «географы»-исследователи, и можно будет понять, насколько она хороша и что из себя представляет эта долина, и соответственно, в плане охоты. Мне это больше интересно,, поэтому в суете приготовлений к «Капкану» участия не принимаю. А вот вспомнить и привести в порядок свою любимую винтовочку Т4, пневматическую но мощную, какие были только у Гоблина и у меня – как раз самое время. Потом спать. Завтра тоже будет не простой день.

Лесной парламентаризм

Эльф, не смотря на то, что является главой одной из самых «боевых» семей и вообще больше именно по военной части, почему-то переложил все дела по «Капкану и периметру» на Дозера с Итальянцем, который, кстати, представился как Энио, и сразу стал «Эни». После вчерашнего бурного и людного дня, когда «капканщики» ушли за перевал, в стане стало как-то тихо и свободно. Эльф отправился «собирать» разведчиков-картографов по долине, и ближе к полудню они уже вернулись в лагерь, горя глазами от осознания собственной значимости – сейчас они самые знающие по части долины. И все принесли по мешку полному рыбы, завёрнутой в свежую крапиву.

- Сегодня рыбный день.

- Давайте не тяните, что там?

- Всему своё время.

- Так-так-так, не устареваем свалку, - Эльф начал наводить порядок, из пяти групп отправленных в разные стороны, надо собрать цельную картинку, поэтому под навесом из он заранее насыпал песка и глины, чтобы рисовать карту. Вокруг собрались подростки, которые уговаривали его сделать глиняный макет долины, и тот немного подумав согласился. Те принялись лепить то что видно было со стана, а разведчики начали подсказывать что и где за пределами видимости, правда постоянно путались в масштабах. Я сидел рядом на бревне, наблюдая со стороны.

- Берк, не отлынивай, тебя напрямую касается, - Эльф позвал к макету.

- А чего так?

- Сам всё поймёшь. Так, Грей, ты первый.

Грей – дюжий мужик с Украины, эдакий гарный хлопец с суровым характером и немногословной речью. По призванию и проффесии – хирург, врач. Дело своё любил, называя это «изучением внутреннего мира». Но кроме этого это был хороший воин и разведчик из семьи Волшебников.

- Та шо там рассказывать… - начал он, - усё гарно, тильки живности богато бачили.

- А подробнее?

- Нехай Серый говорит.

Серый, один из его отряда, осмотрел собравшихся, и заговорил довольно бегло и негромко.

- Наша группа ходила по северо-западному направлению. Реку не переходили, до водопада не дошли. На этом плохое заканчивается. Вот тут и тут – болота, здесь скальный разлом, осыпи… - Серый быстро показывал на макете географию и топографию, а ребята быстро раскрашивали в соответствующие цвета, и вылепляли элементы топонимики. – Теперь по жизни. Следов очень много, мы сбились со счёта. Живность явно не пуганная, видели лосей, косуль, зайцев, мышей, сурков и прочих белок даже не считали. Но вот что важно – много медведей, но ни одного не видели.

- Это как?

- Помёт тут и там, разной свежести, метки… но их разобрать не просто, не разбираемся мы в этих запахах настолько... пока. Самое главное – скелеты. Костей навалом. Кроме этого мы всё дорогу шли под конвоем.

Тут Серый посмотрел на меня.

- А я что?

- Братаны твои нас вели, вот что.

- Волки?

- Да, и передавали как эстафету каждые 2 километра, ну примерно. Старались не показываться. Но… от нас… - он усмехнулся.

- Понятно. Большая стая?

- Не могу сказать. Но хвостов 15-20 точно наберётся .

- Ого. Надо будет с ними пообщаться.

- Да, и не затягивай, - хлопнул по плечу Эльф, - Смотри сколько народу в стане, на одной рыбе не прокормить. Пора охоту налаживать.

- Схожу к вечеру.

- Папа, а можно с тобой?

- Можно, только – осторожно.

- Далее, - продолжил Серый, река как видите с рыбой, острогой из ветки набили мешок в первой же излучине. В озёрах есть мидии, мальки ещё там кишат. Ну и вот, почти везде внизу, где посуше, стоят дубы.

- Кабаны?

- И много. Подсвинков не считали. А вот тут и тут – можно посадить фруктовые деревья, яблони точно приживутся.

- Да… мы попали в рай.

- Это вы медведя не встретили, а мы с ним нос к носу, - вступил в разговор ещё один разведчик, с северного направления. – Не знаю, кто из нас больше испугался, но мишка всё же не стал с нами в самбо упражняться. Но блин… второй раз можно и не пережить, здоровый.

Далее он подробно показал хитрости складок рельефа, в том числе за рекой, переправы и отмели, так что пацаны едва успевали за ним лепку делать.

- Возвращались с востока, с третьей группой, пересеклись тут, впрочем не важно. Вот тут нашли группу Зонера, они с востока – юго-востока шли. Ну, пусть сам расскажет.

Зонер протиснулся к макету, и некоторое время сам задавал вопросы. Потом уверенно ткнул чуть повыше реки, за небольшим хребтом в просторный лог.

– Вот тут место, где лучше всего загонную охоту делать. Большая ровная поляна, вокруг лес, легко фильтровать всех и вся, если народу много.

Далее ещё долго из разведчиков вынимали информацию по увиденному, но они стали часто срываться в эмоции, не смотря на то, что почти 2 дня бродили по Долине, казалось ещё сами не верили в то, какое счастье на них свалилось. Многие, особенно молодые, вообще никогда лес больше лесополосы не видели, и сейчас пребывали в растрёпанных чувствах, поскольку потеряли там ориентацию, и объяснить где что видели, не могли.

Я же понял, что надо собираться на рандеву с волками. Отведя в сторону Грея, мысленно спросил что-то поконкретнее. Тот так же мысленно нарисовал картинку километрах в 5-ти от стана, где по его мнению ближе всего стоит стая, но конечно он в этом не уверен. «Твои братаны, сам и разберёшься» - примерно так он закончил ответ.

К тому моменту рвба уже была почти готова – часть коптилась над костром, другая варилась в больших клановых чанах и кастрюляк конкурентв вместе с какой-то зеленью, корешками и даже приправами – видимо хозяйки «конкурентов» расщедрились. Запах шёл далеко, и притягивал.

Мы с сыном подошли поближе, и увидели Джоша, с Сэмом. Мой сразу стал хвататься что пойдёт с папой с волками говорить, а Джош уселся рядом.

- Знаешь, Берк, когда мы с тобой нашли это место… Вот это предложение, без границ… Я сомневался. Всё время ждёшь беды, знаешь как это бывет?

- Да, знаю.

- А теперь нет, как-то отпустило. Ты оказался прав, незачем тащить старый мир в новый. Но пока есть координаторы – покоя нам тут не будет.

- Ты знаешь, мы работаем над этим.

- Да, знаю, но всё равно тревожно. Кстати, а что это за имя у тебя такое – «Берк»? Русское?

- Ну вообще-то это сокращение от позывного, «Беркут».

- Беркут? А что это?

- Это по-вашему «Golden Eagle» (золотой орёл), а звали меня «Орёл».

- Тогда всё же почему «Беркут», «Берк»?

- Да не золотой я вовсе, и «Орёл» - это есть очень пафостно.

- Да ну? – он посмотрел на меня удивлённо.

- Ну да. Да и привык я уже, от «Орла» как-то не по себе, словно обязывает.

- Вас, русских, понять не просто. Кажется, еда готова, надо звать народ!

Сборы на рандеву к серым братьям в лес не представляют особой сложности. Но поскольку я давно ничего подобного не делал, эта формальность наполняется особым смыслом, в основном – нужен настрой. Вот я и настраиваюсь – проверил нож, подточил. Нож вообще для нашего клана что-то вроде тотема-атрибута, мы его носим везде и всегда, доже спим едва не в обнимку. Собственно, в данном случае ничего кроме него и не нужно… Хотя нет, мысль мелькнула – надо ещё кое что.

Я взял длинный лоскут ткани, из тряпья, почище, простернул его, и намотал на ногу, как бинт.

- Зачем это, пап?

- Увидишь. Лучше запомни несколько правил, которые надо соблюдать неукоснительно.

- Да. Но я никогда не видел волков.

- Первое: что делаю я, то же самое делаешь и ты. Движение в движение, как бы оно странным не казалось. Второе – не смотри вожакам в глаза. Это вызов. Ты готов с ними драться зубами за лидерство?

- Нет.

- Тогда смотри на лапы и уши. Третье – не бойся. То есть совсем. Они если почувствуют страх, а они его хорошо чуят, то ничего кроме добычи. В тебе не увидят.

- А что они должны увидеть?

- Равного. Такого же как и они волка, волчонка.

- А как мы их найдём?

- Не мы их, а они нас. Мы тут пока пришельцы, гости, для них, а они – местные. У кого все тузы?

Мы пошли по направлению, указанному Греем. Сначала по следам коней и помёту от них, оставленных его группой, потом интуитивно отклонились чуть к югу, держа высоту на склоне примерно равной. Через полкилометра лес начался довольно буреломный, и пришлось немного спустится, идти полянками да кустами. И так, пока не почуется волчий запах – метка на дереве, указывающая границу территории, или вовсе что она есть. Грей с коня это заметить не мог, поэтому появление «конвоя» было неожиданным. Я же точно знал, что скоро за мной начнут приглядывать, впрочем, это было не важно.

Мы пробирались траверсом, пока не перешли достаточно большой ручей, который не может пересохнуть. Теперь надо найти подходящее место для общения.

Поляна, с наклоном, по ней рассыпаны небольшие валуны, торчащие из травы как бритые затылки великанов. Опушка леса хорошо просматривается, солнце словно заглядывает под кроны. То что надо. Можно начинать.

Залезаю на самый высокий валун, и начинаю выть. Вою простой зов, так сказать «заявление о себе». Ответ не заставил себя долго ждать, донёсшись откуда-то сверху: «Кто ты такой, и что тут делаешь?» Отвечаю – «Я – один, но стая большая, надо говорить». Я внимательно вслушиваюсь в шелест леса и звуки. Потом донеслись подвывки погодков – значит, старшие им не запретили, можно ждать встречи. Сын сел рядом, а я слез с валуна.

Сначала я их не увидел. Я их почувствовал. А уже потом из-под веток начали блестеть внимательные глаза лесной братии. Я сидел и ждал вожака. Сын сидел рядом на маленьком камне, но я ему дал знак чтоб слез. Мы начали лизать свои передние лапы, что бы показать неагрессивный настрой.

Вожак вышел на поляну, осторожно наступая на мягкую траву, прижимая уши. Собран, насторожен. Смотрит прямо, немного скалится, держит дистанцию. Альфа-самка внимательно смотрит из-за дерева, готовая в любой момент дать команду остальной стае. Всё как положено.

Я встаю на четвереньки, ложусь, и переворачиваюсь на спину, потеревшись о траву. Сын меня копирует.

«Он должен видеть, что мы не претендуем на лидерство, и признаём его главным тут».

Вожак подошёл ближе и обнюхал нас, молча, после этого отошёл на расстояние прыжка, и сел на зад.

Мы тоже садимся в позу лотоса, и стараясь не смотреть в его глаза, пытаюсь начать диалог.

«Зачем пришли сюда и что вам надо?» - начал Вожак за меня.

«Мы будем тут жить, и скоро охотится пойдём, у нас большая стая.»

Вожак оскалился и зарычал, снова прижав уши. Перевода не требуется. Но когда говоришь с кем-то в лесу, не людьми, нельзя говорить нет и вообще отрицать что-то. Они, как и вся природа этого не понимают, природа вообще отрицания и пустоты не понимает. Поэтому надо говорить что есть, существует или нужно. Так что фразы надо строить правильно, и быстро. Сказать «Ты меня не правильно понял» - не получится.

«Мы хотим охоту вместе с вами делать, поможем»

«Наша стая сама справляется! Уходите.»

«Ваша стая хорошая, но вместе будет лучше, нас очень много, нужна справедливость. Мы можем много охоты делать, но нельзя просто так убивать.»

Вожак успокоился, подошёл и снова обнюхал.

«Зачем тогда звал, вы сами справитесь».

«Да, справимся, как и вы, но есть то, что лучше будет делать вместе. Вы находите и отсекаете самых слабых, а мы можем справится с теми, с кем не сможете вы. Есть кандидатуры?»

К этому моменту уже остальная стая не только вылезла из укрытий, но и расположилась вокруг. 16 хвостов, Грей оказался прав. Волки стали вспоминать старого хромого лося, больную лосиху, и каких-то огромных кабанов, которые бегать уже не могли, но их клыки наводили на волков уныние. Тут они наконец поняли, зачем мы друг другу нужны. Я как смог дал понять, что наша стая нуждается где-то в тонне мяса в неделю-полторы. Соответственно и масштаб охоты должен быть.

«А как делим?»

«Требуха ваша вся, плюс ещё ошмётки. Мясо… 10%»

«А печень?»

«Давай через раз. Или через одного.»

«Идёт. Только это очень много для нас, не осилим»

«А разве вы одна стая на всю долину?»

«Нет, но всех собирать долго будет.»

«Провыть?»

«Да. Не всё равно долго, дней 5 надо.»

Я достал нож, и смотал с ноги тряпку-лоскут. Она уже достаточно пропиталась моим запахом. Нарезал множество лоскутиков из неё и разложил.

«У тебя столько славных бойцов, что можешь разослать гонцов» - и недвусмысленно показал на лоскутики. Вожак поднял уши, подумал, понюхал лоскуты.

«Приходите к нашему логову, как будете готовы, охота будет сюда – (представляю поляну, хотя её не видел, которую показывал Зонер) и там мы будем в длинной засаде. Вы гоните добычу, мы фильтруем и берём. Делёж на месте.»

«Отследить время надо.»

«Знаю. Но есть идея…» и я посмотрел вверх, где парила пара орлов.

Вожак и другие волки тоже туда посмотрели и на меня, но уже удивлённо.

«Хорошо».

Мы поднялись, в знак прощания, а волки молча смотрели. И медленно не оборачиваясь пошли по своим следам назад.

«Эй!» неожиданно окликнул вожак.

«Что?» - оборачиваюсь.

«Меня зовут Быстрая тень. И у тебя достойный шенок».

«Меня зовут… Орёл (как мысленно сказать волку «Беркут или Берк, я не знал, а вот образ орла передавался вполне легко), а его – Бабырган (белка-летяга)».

Вожак облизнулся и растопырил уши, после этого отвернулся и пошёл прочь вместе со своей стаей.

Кажется, рандеву получилось. Вообще, по-хорошему, переговорщик у нас Гоблин, и ему бы все эти вопросы улаживать, но получается так, что у меня опыта с серыми больше, вот меня все и назначили главным парламентёром. Так что это моя «фишка» в клане, хотя пока 10 лет скитались, она не требовалась. А вот теперь можно вспомнить, как оно…

- Ну, как оно? - Поинтересовался Эльф, когда вернулись.

- Как-как. Нормально. Хорошо встретили, посидели, о делах наших, скорбных, покалякали…

- Значит – согласны?

- Скоро сам всё увидишь. Придут и скажут. Или не скажут…

«Капканщики» явно задерживались. Даже ночью никто не появился. Зато всю ночь долина гудела от перевоев. Понять, что там решалось было сложно даже мне, но очень интересно, чем закончится.

Утром, так и не дождавшись «капканщиков», что уже начало настораживать (Эльф взял Серого и Грея, и поехал узнать), Элона позвала меня вниз к озёрам. Загадочно улыбаясь, она спускалась вниз по тропинке, легко перепрыгивая по поваленным деревьям и через крупные корни. Видно, что она получала от этого удовольствие. По следам я понял, что пока я наводил мосты с волками, она ходила туда.

Когда мы уже почти достигли озера, казалось вот-вот выглянет из-за кустов, она дала знак остановится. А сама тихо скрылась в кустах. Через пару минут я услышал зов, и пошёл за ней.

Озеро проточное, но вода в нём почти стоит, прозрачная настолько, что инода кромку воды не видно. Но дно чёмное и непроглядное. Берег – галечник и песок. Как и везде – небольшие валуны, некоторые торчат из воды. На одном, плоском на берегу, сидит здоровенная коричневая птица, с жёлтым клювом и суровым взглядом. Чуть поодаль – другая, но окраска более тёмная. Я конечно понял, что это мой тотемный птиц – беркут, причём пара. Довольная собой, рядом стояла Элона.

«Ну как тебе твои братья?»

«Они прекрасны!»

«Это ещё не всё, смотри внимательно».

Присмортревшись, я увидел, что у того что на камне под ногами разложены мидии, вынутые или им, или Элоной из воды. Несколько были раскрошены в кашицу вместе с створками раковины.

«Это были попытки разгрызть клювом», - объяснила Элона. – «Теперь смотри…»

Она подошла к птице, взяла целую мидию и дала посмотреть на ней беркуту. Тот подёргал головой и вопросительно на неё уставился. Элона, довольно бесцеремонно, положила мидию, и взяв небольшой камень втиснула его в одну из когтистых лап крылатого хищиника. Тот от неожиданности издал шипящий звук и захлопал крыльями, но улететь явно не собирался. Элона всё так же нагло этой ногой с камнем ударила по мидии, та раскололась. Беркут отступил, и несколько секунд рассматривал результат. После этого засунул свой огромный и страшный клюв в мидию, и положив камень, прижал её лапой. Потом в несколько рывков очистил скорлупу раковин от содержимого. Они с Элоной посмотрели друг на друга, после чего тот снова взял камень в лапу. Тут вторая птица, его подруга, подлетела к нему. Тот видно как показал ей раскол другой мидии, и третью поколола она сама. Теперь орлы занялись добычей мидий.

«У них выводок птенцов. Вот теперь корм запасать будут. Насчёт воздушной разведки мы уже договорились».

«Волкам можно говорить?»

«Про эту пару – можно, но как их они отличат от других?»

«Скажи где охота будет, головы и кости на обглод – ихние.»

Самец орла уставился на меня. Видимо он тоже «слышал» наш с Элоной разговор.

«Это очень хорошо» - я понял, что эта мысль была его.

- Элон, а они ими не потравятся?

- Не должны. Рыбу уплетают за милу душу. Я их ещё научила одуванчиком закусывать.

- И как?

- Похоже, не понравилось, но им стало интересно.

В стане мы едва успели поесть, как вернулся Эльф с Греем. Они, точнее Эльф, сказал, что работа кипит круглые сутки, и беспокоится не о сем, ну, в допустимых пределах, что уже передали сигнал какой-то, но подробности будут только завтра к вечеру, когда вернутся «Капканщики».

Большая Охота.

- Пошли, пошли, Элона уже там.

- Кто? Где? Куда?

- Выходи, сам увидишь.

В стане некоторое смятение. Чувствуется какое-то напряжение. Многие смотрят на меня как-то странно, и думают что я им что-то должен. Всё стало ясно, когда мы с Тиреа спустились вниз со стана, где в лесу кишмя-кишили волки. Они тихо прохаживались, обнюхивая всё и вся. Ясно, что тут если не все, то большая часть стай долины, и даже если в каждой от 6 до 16-ти хвостов, то когда такая толпа собирается вместе – это очень много. Вожаки спокойно разлеглись на лужайке, рядом валяются лоскутики, выданные мной накануне.

- Ну привет, лесная братва.

Вожаки медленно поднялись, обнюхали меня, Элону, Тиреа. Парламентёры, однако. Дальше, я как и прежде, описал идей Большой охоты. Идея понятно как таковая не обсуждалась, иначе этого волчьего схода просто не было бы, а вот детали интересовали очень, собственно, мы уже компанией урегулировали все детали, так чтоб все остались довольны, и подобное мероприятие не нарушило баланс живности в долине. Волки, как и следовало ожидать, оказались не жадными, но предупредили, что не стоит забывать о медведях, которые наверняка попробуют «взять своё». Охоту, точнее начало в условленном месте, назначили на следующее ранее утро. Околорассветный час, когда по уверенным заявлениям серых, потенциальная добыча выходит на променад и поиски пищи.

В назначенное и оговоренное время мы уже стояли «на номерах», если так можно назвать длинную цепь пар с оружием, растянувшуюся вверх по склону с восточного края поляны. Цепь правда была реденькая, между номерами метров по 20, но избыточность только навредит. Мы сидели за кустами или за деревьями ожидая новостей. Орлы летали где-то далеко, видимо контактируя напрямую с волками. Поэтому нам оставалось только ждать.

Старый большой кабан, боров, вышел подгоняемый толпой рыкающих волков где-то наверху. Никаких выстрелов слышно не было, но судя по всему кабанчик закончил свой жизненный путь быстро. А вот не такой уж старый, но хромой и облезлый лось, судя по тому, что ломанулся по поляне именно в нашу сторону, явно был наш. Вместе с ним ещё летела толпа косуль и лосей, видимо серые не стали усложнять процедуру, и сгребли «всё что было».

Я вскинул винтовку, а Элона, которая была с кем-то из людей в 40 метрах от меня натянула лук. Лось, казалось как и весь табун с ним, понял, что это большая засада, большая, чем когда он ещё видел в жизни. Но стал разворачиваться книзу, явно норовя просто тупо проломится, но что-то его остановило, и он стал тормозить. Тут-то и настигла его моя пуля. Он осел на зад, и стал медленно заваливаться на бок. Готов. Его табун заметался, но потом остальные лоси просто пробежали мимо нас, ломясь по лесу как бульдозеры, а вслед за ними и косули. Однако бежать к добыче ещё рано, охота в разгаре. Буквально сразу с другой стороны поляны показалась ещё стадо копытных, он оно пошло куда-то на середину, и там была своя хота.

Впрочем, всё закончилось быстро, и мы с серыми начали делёж добычи.

Туши свежевали прямо на месте, и соответственно там же и шёл раздел. Мне помогают двое людей, не знакомых, но один из них хорошо запоминается крупной фигурой и крепкой пилотской курткой, которая не смотря на то что видала виды и много раз стиралась, была всё ещё крепкой и вполне «прилично», что немного странновато в такой обстановке. Быстрая Тень уже был тут как тут и внимательно наблюдал, как его сородичи отволакивают положенные им куски. Когда дело дошло до печени, он оживился, и явно потребовал её отдать.

«У нас не все могут охоиться» - добавил он, на некоторое время поставив меня в тупик. Тем не менее я дал знак, что бы печень забрали волки. Когда она легла на траву, серые почтительно расступились, и Быстрая тень взяв в зубы здоровенный лосиный орган, рысцой потрусил прочь. Люди на меня уставились непонимающе.

- У них социалка. Стариков и щенков кормят лучшими кусками.

- Благородно, - отозвался задумчиво здоровяк.

- Они же не люди. Им для этого законов не нужно.

- Что, в самом деле? Не знаю, но почему я начинаю чувствовать себя гавнюком?..

- Это пройдёт. Потом…

Вся первая половина дня ушла на заготовку, перенос и приготовление добычи. Ближе к вечеру аппетитный запах жареного мяса разползся по стану, куда сверху начали спускаться усталые и довольные «Капканщики». Как раз «к столу». Докладывать, чем они занимались столько времени, и что из этого вышло явно не спешили, откладывая это на трапезу или после неё. Но и так было видно что плохих новостей нет, а они только собираются уточнить детали как оно было.

Уже вечером, когда все сыто, впервые за многие годы, вперевалочку бродили по стану, снова был собрано общий совет. В этот раз кроме тех кто был на прошлом могли присутствовать все желающие, однако таковых было не много.

Все ждали отчёта от Дозера, он тот только угрюмо отнекнулся, передав слово Эрику, который покряхтев, видимо подбирая с чего начать, стал рассказывать где и какие укрытия и наблюдательные посты были сделаны, сколько и чего на это ушло, и как ведутся дежурства.

- Эрик, не тяни резину, что с координаторами.

- Всё вышло по-плану, как ни странно. Мы передали, что у нас сломан генератор, треснул ведущий вал, что модуль двигаться не может дальше, и попросили помочь силой и техникой, или запчастями. В ответ, через некоторое время пришло сообщение что «Сами сломали, сами и ремонтируйте», короче нас буквально «отшили».

- А что с «капканом»?

- Всё сделано, даже больше. Только земля там оказалась очень твёрдой и каменистой, и скрыть следы закладок было не просто. Потому и провозились так долго.

- Как по-вашему, много у нас времени до появления координаторов?

- Сложно сказать, - задумчиво ответил тот, - Я думаю здесь нет таких, кто сталкивался с подобной ситуацией раньше, и не стоит забывать, что у них там свои «разборки», поэтому всё равно надо держать уши острыми.

- «Ухо востро».

- Да, так, я не силён ещё в ваших оборотах. Координаторы на самом деле не так уж предсказуемы, как кажется в этой истории. Их можно ждать в любой момент. Впрочем, если дальние посты заметят движение вовремя, у нас будет минимум день а то и два на то чтобы «подняться по тревоге».

Такой результат работы более чем всех устроил. Вообще день заканчивался сказочно положительно, что даже начало тревожить Гоблина.

- Уж больно всё гладко, так не бывает. – бузил он, приводя в порядок свою винтовку после охоты.

- Может мы просто отвыкли от состояния «всё нормально»?

- Скоро узнаем.

Однако скоро узнать не получилось – ни на следующий день, ни через 2 недели, ни через месяц ничего сверх важного и опасного не происходило. Мы постепенно привыкали к новой жизни, обживая стан и знакомясь с конкурентами, вместе ходили на дежурства на посты за перевалом, он и всё больше понимали что идея с границами было плохой, а глядя на то, как мы охотились и общались с волками и орлами – стали потихоньку понимать, насколько всё серьёзно, и что они действительно очутились в новом мире. Волки кстати часто заходили в стан, их можно было внезапно увидеть мирно лежащими на деревьях. Несколько пар орлов перенесли свои гнёзда ближе к стану – под нашу защиту. Мы чувствовали, как зарождается некий сибиоз хищников, и мы врастаем в экосистему долины, постепенно изучая её отдалённые уголки.

Была снаряжена «дальневосточная экспедиция», которая отправилась к водопаду на востоке в конце долины, и вернувшись через месяц рассказала о том, что там действительно огромный водопад, за который им пройти не удалось, но удалось посмотреть что за ним. Водопад низвергается в толи озеро, толи залив, но скорее всего залив, потому что с одной стороны берега не видно, а только вода, на сколько хватает глаз. Что касается берегов, то они представляют из себя смесь развалин мегаполиса и джунглей, потому что внизу видимо значительно теплее, а подняться сюда без крутых альпинистских навыков не получится. В целом вердикт был «что бы там ни было, но со стороны водопада к нам ничего опасного прийти не может».

Получалось, что наша долина Свободы – что-то вроде полуострова, с единственным доступным входом в виде бутылочного горлышка – тем самым перевалом, что нашёл я с Джошем.

Дежурства на постах со временем оптимизировались и пришли в наиболее эффективную форму. Всего было 3 дальних поста – «Гора», «Камень» и «Склеп» - по специфике укрытий, все они были на очень высоких местах с максимально дальним обзорам, и добраться туда можно было только за пол-дня самым быстрым способом. Так же были ближние посты, всего 7, и один общий – «Перевальный», который был больше похож на некий командный пункт, штаб, а заодно и экипировочный центр. На каждом посту должны были находится минимум двое. В «Перевальном» координировали ротацию дежурных на постах и их снабжение продовольствием и необходимым. Само дежурство приобретало некоторый романтический характер, иногда лучшем выходом для тех кто по каким-то причинам желал уединится или просто отдохнуть от жизни в клане или суете стана, или своеобразным «медовым месяцем» для желавших уединится парочек влюблённых. В стане родилось несколько детей, старшие активно занимались в школе постигая неведомую для большинства людей науку общения с природой, и как жить не разрушая её.

Но была и смерть. Умирали стрики, умирали безнадёжно большие, которым ни грей, ни кто другой уже помочь не мог. Только кладбища у нас не было, и могил не копалось. Плоть даётся нам на время, и после смерти её надо вернуть природе. Так что покойников съедали падальщики и стервятники долины, часто эту роль на себя брали медведи.

Один раз какой-то мишка набрался наглости и любопытства, и пришёл прямо в стан, собравшись покопаться в погребке с вяленым запасом мяса. И был буквально избит оказавшимися по близости женщинами клана, когда подбежали мужики с оружием мишка уже удирал на всех парах. Как потом признались женщины – «не успели испугаться, столько сил и труда вложили в это мясо, что наглость медведя пересилило страх». А мишка был не маленький.

Одним словом, жизнь налаживалась не смотря на подвешенное состояние. Но рано или поздно всему приходит финал. И как положено, он настал постепенно и внезапно одновременно.

Первый звоночек.

Я с бабырганом построили себе крепкую хижину, гармонично вписавшуюся в пространство между двух больших деревьев и огромного валуна. В своём стиле – пока вплотную не подойдёшь – не увидишь что там вообще есть вход и жилище, даже если специально не камуфлировать. На крыше как раз расположилось здоровенное гнездо орлов, так что мой дом соклановцы прозвали «Гнездо Беркута».

Я спал, отдыхал после очередной, в этот раз не просто охоты, когда меня разбудил Эльф.

- Берк, подъём, тревога. Координаторы.

От этого словая сон как рукой сняло, я едва не подпрыгнув схватил свою винтовку.

Эльф отрицательно покачал головой – нет, пневматика, хоть и PCP, не для таких случаев. Я уже проникся всей серьёзностью ситуации, и разобрав схрон, достал СВД и любимый, но большой пистолетик – Beretta M93R. Патронов к этому всему было не много, но они были – 18 для СВД и 48 для Беретты.

- Сколько, где, время?

- Не знаю, похоже разведка или патруль, ничего не понятно. Как только сигнал пришёл, «перевальный» дал команду собрать отряд, там скажут, что к чему. Давай, не затягивай.

- Папа?.. – сын уловил тревогу в голосе взрослых. – Ты надолго?

- Остаёшься за старшего по волкам. Надеюсь скоро.

Губы ребёнка надулись, собираясь заплакать, но строгий взгляд отца заставил обойтись одним шмыганьем носом.

Я с Эльфом, Эни, Элоной и здоровяком уже на конях. Здоровяк, кстати, из Канады, точнее места, которое так когда-то называлось, и зовут его Эйб. По дороге присоединяется Джош, тоже обвешанный оружием. Мы поднимаемся на перевал, где в штабе нас уже ждут.

- Итак, ситуация такова – сразу к делу перешёл Дозер, - с дальнего поста «Камень» засекли движение техники на пределах видимости. Судя по признакам – модуль, может два. Мо умолчанию считаем это движением развед-группы координаторов.

Все прокивали головами – Дозер это мог бы и не повторять.

- Задача нашей группы – встретить их со всеми почестями и не дать им просигналить о реальном положение дел и долине.

- А дальше что? – тут же осадила его Элона.

- А что должно быть дальше?

- Эльф, сделав вид, что не слышал последней фразы Дозера, встал в середину и начал выступать в привычной в таких случаях для него роли – командира отряда головорезов.

- Так. Главное – не выдать долину. Если их там не много – сшибём задолго до критической отметки, до «капкана» даже не доедут. Для этого – надо провести разведку местности по пути следования, и организовать быструю ликвидацию развед-отряда. Если получится – допросить кого-нибудь. Далее советуемся – или действуем по плану, и натравливаем одних на других, или сидим тихо и не отсвечиваем. В любом случае все понимаем – реально отсидеться долго уже не получится. Место для засады, если они прут с запада (пост «Камень» как раз на западе), то скорее всего по следам модуля Берка и возможно нашего клана, так вот, знаю я там один овражек… Но надо успеть. Что у нас по времени.

- День, может два.

- Тогда по коням. Детали в пути.

К нам присоединяется ещё Грей, и нас становится восемь. У места, где стоят кони уже топчится Гоблин, Мара, Эрик и Зонер, что-то нервно обсуждая. Эльф, запрыгнув на коня буквально на скаку, тот к нему просто бежал, сразу начал конфигурировать тылы:

Гоблин и Эрик – подготовьте народ к временной эвакуации в лес, разработайте систему ловушек. На технике сюда не пройдут, а пеших надо будет уложить, если что пойдёт не так. Тиреа.. Чёрт, где он? А Ты..

- Что я, - буркунул тот, запрыгивая на коня, - Я с вами.

- Зонер, Мара, - продолжал Эльф, - наведите нужный камуфляж, проверьте навыки по оружию. У нас 2 суток есть, через полтора всё должно быть готово. Волшебники, что в стане, помогут, я их предупредил.

- Будет.

- Ну, мы погнали.

- Удачи.

Уже вдевятером, мы не быстро пошли на перевал. Лошади конечно были не довольны, что им снова придётся идти в пустыню с её редкой и жёсткой травой и совсем не вкусной и грязной водой, поэтому мы их «экономили» на случай экстремальный.

- Аваицию подтянем? – поинтересовалась Элона. Некоторое время мы в оторопи пытались понять о чём она, потом дошло.

- Если только с большой высоты, чтоб за мышами да сусликами не снижались, - поняв, что речь об орлах ответил я, - Иначе эти гады подстрелят.

- Да, знаю, но скоординироваться поточнее они помогут.

Мы перевалили, и стараясь не поднимать пыли выйдя из мелкого леса у перевала, где когда-то встретились с Джошем, повернули к востоку – там есть ложбинка, с ручьём, по которой можно идти долго и незаметно с большой пустоши. Правда потом придётся или спускаться сразу к основной дороге, по которой приехал я на модуле и потом клан, или лезть в небольшой перевал, это скрытно, подводит близко, нас будет видно с поста «Камень». Перевальчик так и назвали «Каменный». Но спускаться – будем как на ладони. Решили идти до перевала каменный, а там провести регконсцировку и выстроить окончательный план.

Карта

Это набросок схемы места действия, от руки. Север получился внизу, где долина с рекой. С масштабами может где и искажено, но в целом картина такая.

Пока мы, не дойдя до места встречи с Джошем, сворачивали в ложбину с пересыхающим ручьём на восток, Пара орлов явно не спроста спустилась пониже и Элона что-то им «передавала. Те в ответ парк раз свистнули, и скрылись в безбрежном небе.

Даже на спуске, хоть и пологий, коней не гоним, а идём спокойно и тихо, боясь поднять пыль и «засветится» - мы ещё не знали, насколько далеко координаторы, сколько их, и что они могут увидеть. Подробности нам передадут уже на «Камне» или Орлы, если смогут. А пока потянулись долгие часы топанья копыт по каменистому руслу пересыхающего ручья – он то уходит под камни и песок, то появляется в виде болотцев, ручейков или луж, позволяя коням «заправляться». По склонам – трава и мелкие кусты, среди которых торчат разнокалиберные валуны, осыпавшиеся вниз в процессе горообразования, и нанесённый песок ураганами и смерчами недавнего прошлого.

Дозер едет в гордом молчании, натянув шляпу на лоб. Эльф с Элоной что-то тихо обсуждают, больше по телепатическому каналу. Я с Джошем, чтоб отвлечься от дурных мыслей, обсуждаем наших детей, которые сильно сдружились за последнее время, и часто по-долгу стали пропадать в лесу. К нам подтянулся Эни, и судя по его мнущемуся южному лицу, что-то всё время хотел спросить.

- Кайся, грешник, - помог ему я.

- Никак не привыкну к вашей телепатии. – Ответил тот. – Да и вообще, вы всё время ломаете мне всю систему! Хочу понять, всё же – кто вы такие?

- Да мы вроде не скрываем…

- Не-е-е… Ты меня не понял, Берк. – Он расстегнул рубашку и достал оттуда крестик на цепочке, поцеловал его, перекрестился, и убрал на место. – Вот я – католик. А вы русские – вроде православные? Но! Пресвятая дева Мария! Я не разу не видел чтобы вы молились! Думаю ладно, раз русские – значит пьют водку. Но и этого нет! Я чувствую себя пропойцей рядом с вашими мужиками! Хотя тоже не пью, просто нечего и нельзя у нас… потому что вы запретили… У меня в голове система ломается. Думаю ладно, видимо такая организация, вот Гоблин у вас есть, старший или главный, и тут бац – руководит всем Эльф. Ничего не понимаю, кто у вас главный, во что вы верите? А ваши разговоры с животными… Нет, я не понимаю, что все русские такие или мне всю жизнь морочили голову?

- Ну ты выдал. Даже не знаю с чего начать…

- Эй, католик, - подошёл Тиреа, - А ты можешь верующего от неверующего отличить?

- О да, кто верит в Бога тот…

- Ясно. То есть в Бога надо именно верить? Так? И те кто верят – те и верующие?

- Да!

- Тогда вот скажи… зачем мне в него верить, если я и так знаю, что он есть, и где с ним можно пообщаться, если что, так сказать перекинуться парой слов, как с тобой? Мне нет нужды верить… Если. То кто я?

- Мой мозг сейчас расплавится. – весело ответил тот, - Пожалейте!

- Ну нет уж. Сам напросился. А что касается главного… Это у вас, людей, иерархичность поддерживает структуру общества, вам всегда нужен главный, но это не так важно, главный наверно всё же необходим, особенно если жизнь неровная. Но у вас тот, кто приходит к власти, воспринимает это как способ иметь больше привилегий, чем остальные.

- Ну, так же всегда было.

- У людей наверно. А у нас если кто-то берётся «рулить» - то он взваливает на себя огромную ответственность. Поэтому делает это тот, кто более разбирается в данном вопросе. Поэтому пока мир да тишина-покой, надо вести переговоры – Гоблин решает все вопросы и отвечает за них. Но когда запахнет жареным – Элону трудно переплюнуть в плане стратегии.

- О да!

- А если конкретный замес, война – за дело берётся Эльф, и все его слушают.

- И что, это работает?

- Ну, мы же все живы.

- Всё равно не понимаю.

- Эх… - махнул рукой Тиреа.

- У них псевдоанархизм, - с умным видом пояснил Эйб. – Они телепаты, обманывать не могут, потому что это невозможно. И бессмысленно. Знаешь, дружище, с тех пор, как мы в долине с ними живём, я сам врать разучился…

- Врёшь!...

Все тихо рассмеялись. Видимо надо было снять напряжение. Только Дозер погнал коня рысцой вперёд с угрюмым видом. В небе снова появились орлы. Мы остановились, дождались когда они сядут на камень не подалёку. Элона быстро с ними перекинулась информацией, и они улетели.

- Ну что там авиация?

- Не очень понятно. Говорят, что видно как пылят по дороге модули. Но не смогли определить, 2 их или один. Главное, - она выдохнула, - Что за ними до горизонта ничего, т.е. это или такие же модульшики, или развед-группа, проверяющие или как их там.. короче…

- Координаторы короче.

- Да. Лично я склоняюсь ко второму варианту.

Все закивали. Лучше перестраховаться и воспринимать любое движение людей как угрозу.

- Далеко ещё? Быстро идут?

- Смотри – она показала на солнце, спускающееся к гребням гор позади нас, нам надо до сумерек добраться до перевала. Тогда мы будем смотреть на восток по свету. Они нас не увидят, солнце не даст. Потом они встанут – едут весь день, будут спать. Обычно у них так?

Я кивнул. Из того, что я знал об тактике координаторов, получалось что именно так. Обычно у них один водитель, и если ничего срочного ему дают отдыхать, заодно и сами отсыпаются – глазеть по сторонам целый день видимо даже их утомляет.

- Значит, за оставшуюся ночь нам надо подготовить засаду и спланировать нападение. Если у них два модуля, то их там может быть хоть 20 рыл. А нас всего 9.

- В тех краях есть одно местечко… - задумчиво начал Эльф, - С камушком. Я его ещё под аварийный пост присматривал.

- Поподробнее можно?

- Знаете овраги по южной стороне? Ну видели все же? Так вот, в одном из них, как раз стой стороны, узкий преузкий лог, в ручьём-вонючкой. Но пить можно, если кипятить. Только с дровами напряжёнка. Так вот, в нём, что мне приглянулось, посередине стоит огромный камень, как стена, обходить его надо. Идеальное место для остановки. И засады.

- А в чём проблема?

- Как в чём? Он же по ту сторону дороги. Надо пересечь незаметно, и спровоцировать их чтобы они всей толпой туда поехали. И всё это надо успеть за ночь.

- Прибавим ходу…

Мы пошли полурысцой. Кони не довольны такой спешкой, но нашу нервозность быстро переняли, к тому же им тоже не хотелось быть съеденными координаторами – те с живностью никогда не церемонятся. В итоге до заката мы уже осторожно начали подниматься в перевал. Однако перед самым седлом перевала спешиваемся, и аккуратно, пешком подходим к гребню. На всякий случай Эльф просит нас задержаться, а сам ползком забирается меж камней на гребне, и смотрит долго в бинокль. Потом крутит во все стороны пальцем – подзывает всех.

На юго-востоке, у горизонта, в бинокль отчетливо виден шлейф пыли, тянущийся за тёмной квадратной конструкцией, позади которой не отставая, в притык едет ещё что-то. Через некоторое время они уйдут на гребни горизонтов спуска, и мы потеряем их из виду.

- Модуль с прицепом. Берк, ты в лагере Лысого видел такие у модульщиков?

- Не-а. – Я помотал головой, - прицепы только у координаторов, боеприпасы, электростанция, ну всякое барахло для комфорта. Ещё там рабов возят. Но тут вряд ли. Не тот случай.

- Ясно. Они. Без вариантов.

- Далеко до той лощины?

- Да вон она, - Эльф повернулся к югу и показал в даль, подсвеченную желтеющим светом заката. – Видите тот провал в паре километров за дорогой?

- Кажется да.

- Вот туда мы должны попасть как можно скорее.

- Дойдём…

- Э… не спеши. - Элона показала ладонь торопящемуся Эни с Дозером. – Коней оставляем тут.

- И идём налегке пешком, - закончил Эльф.

- Почему???

- Потому что коней засекут по пыли и размерам, может и нет, но вариант есть. А стук копыт можно расслышать, если они встанут на ночь. И утром мы будем иметь полостью непредсказуемую ситуацию.

- Чёрт! Сколько тут пилить?

- Две новости, одна хорошая, одна плохая. Плохая в том, что пилить пешком будем километров 20.

- Сдохнем.

- Хорошая в том, что пилить всё время вниз. Назад – у нас будут их модули. Или мы у этих модулей… Короче, пока их видно – сидим тут и не рыпаемся. Разгрузим коней, берём самое необходимое. А! вон кстати к нам с «Камня» посыльный.

- Приветствую, - осторожно шурша камнями к нам подходит дежурный поста. Он давно нас засёк, и знает зачем мы здесь.

- Ну, что расскажешь?

- Одни-два модуля, идут курсом на долину, наблюдаем уже с раннего утра. Делали 2 остановки, зачем не знаю, может отлить выходили. Далеко, не видно. Держаться следа, особенно не торопятся, но ощущение, что знают, куда и зачем едут.

- Значит так, завтра у нас утром или днём будет войнушка вон в том овраге. Наших коней оставим в этой долине, потом вернёшь их на Перевальный. Хотя нет, на перевальном скажешь, чтоб вели в сторону капкана.

- Лады. Передам.

- Так, у вас кости, объедки, там что-то такого привлекательного на посту есть?

- Ну, найдём.

- Бери коня и живо тяни сюда.

- Понял.

Дежурный с поста взял коня, тот немного поерепенился, но Эльф попросил подчинится. Дежурный ускакал, а мы стали действовать по-плану – разгружаем, оружие на себя, немного боеприпасов, Эни как всегда с минами, на обувь дополнительно наматываем кожаных лоскутов до колен – сейчас будет быстрый спуск по камням с грузом, ноги надо беречь и не производить шума.

Стало ярко видно Луну. Это хорошо – дорога виднее будет. Солнце уже начало цеплять вершины, когда пыльный след скрылся за горизонтом. К нам уже дежурный поста с мешком.

- Я понесу, - вызвался Эйб. У нас уже давно закрадывались подозрения, что у него проявляются телепатические способности, но он пока их не контролирует. Это очередная демонстрация этого.

Попрощавшись с дежурным, мы аккуратно начали спуск.

- Не разговариваем, дышим ровно, одним тактом, чтоб не запыхаться. Следующий привал вон за теми камнями, пять километров. Пошли.

И мы побежали вниз. Уклон тут не большой, если бы такой же был до самой долины – её бы давно нашли. А так плоское наклонное плато, которое поднимается к сопкам, откуда мы бежим, за ними лощина с пересыхающим ручьём, и далее осыпи, постепенно переходящие в скалы с острыми гребнями, на некоторых виден снег. Туда никакой ни модульщик, ни координатор не полезет в здравом уме. Да и не видно снизу особенно ничего.

Мы бежим в низ рассекая сумеречный воздух, прохладный, поэтому не дающий сильно потеть. Однако висящее на тулове оружие начинает набивать метами синяки. Поправил, на ходу, и вперёд, не отставать. Как не старайся не сбить дыхание, но огибая валуны и прыгая через камни это сложно делать, и к привалу мы уже все сопели как паровозы. Эльф всем кто пытался заговорить показывал, чтобы этого не делали – иначе ещё труднее дышать будет. Привал закончен – снова бег, до следующего. Солнце уже скрылось за горами на юго-западе, и постепенно сумерки начали перерастать в лунную ночь. Зрение привыкло к такому свету, но всё равно не рассмотрело приближение дороги. А Эльф рассмотрел, и остановился показывая вверх сжатый кулак.

Мы остановились, завернув языки к нёбу – так не слышно учащённого дыхания. Зато слышно как идут удары сердца, причём не только собственного.

Ветер. Принюхиваемся. Вроде чисто.

Эльф осторожно, старясь не мять траву на обочине, выползает на дорогу. За ним Дозер. Они переглянулись, кивнули – можно выходить, свежих следов нет, мы успели.

- Давай подарки, - Эльф забирает у Эйба мешок, - Посмотрим, что у нас тут за наживка…

В мешке оказалась куча обглоданных костей с передач провизии на пост, какие-то ветки, объедки, а так же куски старой изношенной одежды.

То, что надо.

Мы пробежали по дороге ещё с километр, пока Эльф не решил, что пора сворачивать в сторону оврага.

- Так, Эйб, Элона, и Дозер – спускаетесь в овраг, находите камень, разводите за ним костёр, делаете навес, короче бивак по-полной, следите как слоны! Что тропа натопанная была. Вешки из камней, короче маякуем.

- Понял, пошли, - оветил Дозер.

- Эни, Берк, Джош и Грей.. – Готовьте позиции до камня, Грей, я с тобой потом за камнями засяду.. ладно ещё соорентируемся.

- О тож.

- А я тут замануху делать буду, потом вас догоню.

Замануха – это то, на что разведчики координаторов точно должны «клюнуть». Эльф выкладывает немного костей, вешает перед ними на кусты тряпку, чтоб колыхалась и заметно было (привлечёт внимание, увидят кости), и от них протоптанную тропу в сторону оврага.

Мы, топая гуськом и подминая траву, движемся дальше вниз, там уже виден распадок оврага, он действительно узкий, глубокий, а по его дну что-то змеится-блестит в лунном свете. Ручей. Но спуск пологий, стало быть сюда точно проедут на модуле. Небольшая осыпь и мы в овраге. Камня не видно, но можно идти. За изгибом-поворотом, посреди дня оврага здоровенный плоский камень, слегка нависающий вниз оврага. Действительно, удобное место для стоянки. Дозер с Эйбом уже натягивают матерчатый тент, Элона возится с огнём.

Мы с Греем и Эни оглядываемся – камней много, но таких, чтоб затаится наверняка – нет.

- Где будет модуль?

- Я бы тут поставил, дальше не проехать. Да и шум.

- Так. Тогда Мы с Джошем закапываемся по склонам чуть сзади. Эйб с Дозером вон там, над каменем, Элона с тылу прикроет, Эльф, как я понял, с Греем будут караулить камушек. Ну, вроде всё. Окапываемся.

Наш засадный план был таков: когда координаторы подъедут максимально близко к камню, это его ещё не видно, выйдут чтобы пройти и захватить тех кто на стоянке. Там конечно никого не будет. Они выставят одного-двух на подстраховке, возможно, кто-то будет у модуля. Их мы должны будем без шума снять первыми, пока их группа захвата подкрадывается к стоянке. Как только они заходят на стоянку, и начинают там ковырятся, их кладут Грей с Эльфом, Элона «полирует». На возню двинутся «страхующие» которые перед камнем, и мы из накрываем огнём сзади. Всё должно быть быстро, так чтобы никакой тревоги никто никуда не успел передать. Вопрос только сколько их, и хватит ли нас чтоб всё провернуть чисто?

Мы об этом думали всё ночь, прикемаривая у огня. А к рассвету пошли занимать позиции, оставив для заманухи некоторые вещи под навесом. Эни конечно заминировал подходы, чем мог, и мы стали ждать «гостей»…

Ожидание вышло долгим. Казалось, план не сработал, и они на развесистую клюкву у дороги не клюнули. Но вот, незадолго до полудня, мы слышим тихий рокот мотора и мнущуюся под колёсами траву с кустарником. Клюнули.

Я вжался в землю. Обзор из Модуля хороший, если ошибся с траекторией заезда – у нас будут потери. И посмотреть нельзя – сиди и жди.

Вот модуль остановился. Тормоза пшикнули. Голосов нет, двери не хлопают. Я подождал немного, потом услышал Элону: «Выходи осторожно».

Привстаю – модуль всё же стоит не там где мы рассчитали, он почти заехал на осыпь. Но больше ничего не видно. Это плохо. Придётся подбираться ближе.

Встаю, согнувшись, и обходя всё, что может шелохнуться и захрустеть крадусь к модулю.

Кабина. Вроде в ней никого, двери открыты. Подхожу ближе – ба, да тут только один стоит, отливает под колесо. Молодец, что. Достаю нож. Проверяю, нет ли кого ещё в видимости – вроде никого, из кузова и прицепа ничего. Кажется, боец заканчивает, пора.

Я прыжком к нему, хватаю за ремень автомата, вверх, рука задралась – нож в горло, чтоб не пикнул, кровища хлынула на обмоченное колесо, второй удар под рёбра, чтоб даже не хрипел. Всё, обмяк, тело под машину. Я прижался к кузову, и увидел, что поторопился – в пямой видимости от меня удаляется несколько спин вниз, одни с ручным пулемётом отделяется, и идёт верхом. Потом ещё один – на другую сторону – прикрытие делают, не глупые, гады. Отсюда тихо не достать. Джош с той стороны показывает на них. Я киваю, показываю на прикрывающих и схлопываю ладонь. Он меня понял. Мы начинаем красться за ними кустами.

Прикрывающие – это пулемётчик с моей стороны, и боец с автоматом и кучей магазинов и гранат для подствольника со стороны Джоша. Они увидели стоянку и камень, обменялись знаками, и четверо координаторов тихо двинулись к камню по дну оврага – там бесшумно, а прикрывающие взяли чуть вверх, и спрятавшись за камнями, заняли позиции.

Чёрт, всё не так. План меняется. Теперь надо ждать когда начнётся замес внизу, за камнем, чтобы глушить прикрывающих. А что бы их глушить – надо к ним подкрасться как можно ближе, а они стоят, услышат малейший шорох - и хана.

Убираю нож, достаю берету. Благо патрон всегда в патроннике, только снять предохранитель и взвести курок. И откинуть вторую ручку. Пулемётчик положил оружие в сторону камня, и аккуратно взвёл затвор. Тут он что-то заподозрил и обернулся. Но ничего не увидел, и снова занялся пулемётом. Я по-прежнему крадусь к нему…

До «цели» метров 8. Всё, дальше никак – заметит. Смотрю на другой склон – Джоша не видно, а координаторский боец что-то высматривает с автоматом наперевес.

И тут внизу, в глубине оврага что-то тяжело ухнуло, вверх полетела пыль и дым, тут же раздались автоматные очереди. Ещё взрыв. Я прыжком пантеры сигаю в сторону пулемётчика (здоровая детина), целясь из пистолета в голову. Время стало вязким и тянучим, всё в замедленном темпе. Детина что-то заподозрил, и колеблется, развернуться или смотреть вниз на камень. Боковым зрением вижу падающего по пути к автоматчику Джоша – споткнулся, автоматчик поворачивается, но него прошивает пуля – Элона подстраховала. Мой детина уже поднимает ствол. Я почти наугад выпускаю три очереди по три патрона, вижу как кувыркаются в воздухе гильзы, первые очереди шлёпают по камням и плечу, и последняя очередь только достаёт в цель, голова детины словно лопается, разбрызгивая содержимое. А я всё ещё лечу к нему.

Джош вроде встал, но раненый автоматчик тоже ещё на ногах, правда ему не позавидуешь – из-под земли вырос Тиреа, и воткнул его головой в камень, автомат на земле кувыркается, Джош его ловит.

Ошмётки головы детины ударили в лицо, смахиваю, хватаю большой пулемёт (тяжёлый зараза), и кладу как и он его на камни. Снизу продолжается стрельба, ещё один взрыв. В нашу сторону ломятся несколько человек, отстреливаясь. Навожу, примерно в их сторону, жму спуск. Пулемёт издал рокот, ударил в плечо и дёрнулся стволом к верху, я беру крепче и снова стреляю в бегущих. Вижу как одного из них просто разрывает, у другого оторвало руку и кусок туловища, падает. Остальные в рассыпуху, и похоже ответку дают: около меня защёлкали пули об камни. Ныряю вниз за камень. Там взрыв – Джош стрельнул гранатой и перезаряжается, Тиреа прикрывает поливая из своего автомата с лёжки. Поднимаюсь, вижу разбросанные тела, но одно из них хватает брошенное оружие в левую руку (правая и так занята) и прикрываясь небольшим валуном начинает с обеих рук поливать Джоша с Тиреей.

Прицеливаюсь, стреляю. Опять рокот, отдача. Зато от тела летят ошмётки.

- Стой, гад!!! - Слышно чей-то крик, и снова пара очередей.

Всё стихло. Или у меня бананы в ушах от этого пулемёта?

Из-за камня появляются Грей с Эльфом, Дозер обыскивает тела отбирая оружие и боеприпасы, и злобно на меня поглядывает – после работы пулемёта у некоторых брать нечего.

Сзади свистит Элона – показывая на модуль – там кроме моего порезаннго ещё тело.

- Не доработал.

Развожу руками – «бывает».

- Всё за тебя доделывать надо, - шутит она, оглядывая поле битвы, - Хотя нет, не всё…

- Элон, Тиреа – Кричит Эльф, - Модуль проверить, зачистить. – те кивают, и бегут туда. Мы спускаемся вниз, посмотреть всё ли чисто. Я прихватываю пулемётик, и тоже спешу вниз.

На небольшой сырой площадке утыканной камнями разбросаны тела координатроров. Джош растерянно смотрит, на них, словно не верит своим глазам.

- Вот вам, дерьмо, вот вам за всё!...

Но тут в процессе осмотра более-менее целых тел одно из низ медленно садится, держась за голову – видимо когда гранаты полетели контузило, поднимает глаза вверх и упирается сразу в несколько стволов. Тело грязно выругалось, и отбросило короткий автомат в сторону, подняло руки, но быстро опустило, снова взявшись за голову.

- Так. У нас пленный что ли?

- Ага. Язык. Как заказывали.

- Охренеть… - произносит тело. Дозер молча подходит и собирается выстрелить ему в голову.

- Стой! Нельзя. Он же пленный.

- И что? Они как делают?

- А ты кто?

Дозер сплюнул и отошёл. Зато Грей искоса глядя на него буркнул:

- Эту бы суку я бы ща по методу Пирогова…

- Так, тихо. – Эльф встал перед пленным. – Сколько тут жмуров наделали?

- С этим? Без него – двенадцать. Этот, стало быть – тринадцатый.

Суд.

К вечеру мы уже были неподалёку от низины с «капканом». Встречать, кажется, пол клана спустилось, табун коней, движение. Мы разгрузили модули, на пленного одели мешок, чтобы дорогу к стану не запомнил, погрузили багажом на коня, и с гиканьем отправились в стан. Модули покатили в сторону «капкана», который уже норовил стать кладбищем модулей.

Так же, с улюлуканьем и гиканьем, вернулись в стан, разгрузили багаж, живой и не очень.

- Это… Это что такое? – завозмущался Гоблин, увидев живого координатора, - Мы кажется говорили, чтобы духу тут не было этих… У меня от его запаха в носу свербит, что не пришили его на месте?

- Гоблин, всё не так просто…

- Э, что у вас там происходит, кто тут ещё? – глухо из-под мешка прогундел пленный Спил.

- Старший клана решает, - нарочито спокойно и медленно проговорила Элона, - Чтобы убить тебя.

- А, - ответил тот, - Старший клана… Круто. Ну и чего медлите?

- Да вот сначала разбираться будем, что ты за перец такой… - и отведя за локоть Гоблина и позвав меня с Эльфом, Грей неожиданно выдал:

- Знаете, по шо он выжил? Когда начался замес, этот хлопец автомат даже с плеча не снимал, не то что с предохранителя. Он не собирался стрелять. Ну я его и не целил, не в приоритете. Думал Берк с Элоной сгробят. А там Джош с гранатами. Короче, шо-то тут не так. Но я б его всё ж по методу Пирогова…

- Да подожди ты.. с Пирговым. У них там своих кастраторов навалом, поверь. Мож и нечего усекать.

- Ладно, - вздохнул Гоблин, - Суд так суд. Будем разбираться.

- Поддерживаю, - согласился Эрик, - Все должны знать кто это и что это.

Элона в ответ только хитро улыбнулась. Опять что-то задумала. Что я задумал, знал точно – выспаться. Валюсь с ног. Сын уже радостный на шее висит, а у меня ноги подкашиваются. И не только у меня.

- Ну что, тогда завтра с утра начнём, сейчас пожрать и… спать.

В стане что-то вроде праздника – празднуют победу над координаторами. Однако все те, кто хоть чуть представляет себе реальный масштаб событий, это празднование совсем не разделяют. Если верить пленному языку, то времени у нас не много – если ничего не делать, то скоро тут будут кишмя кишеть координаторы. Просто потому что два модуля в никуда – это уже перебор, плюс целая бригада рейдеров с оружием. Значит, надо будет крепко подумать, как решить эту проблему – «капкан» ещё не сработал, а ситуация на самом деле только обострилась.

Суд решили устроить на «волчьей» поляне, чуть ниже Стана. Волчья она стала после того, как волки туда первый раз пришли. Спила привязали к сухому упавшему дереву посередине, но он мог свободно сидеть, и с интересом осматривать всё что окружало. Жители стана собирались вокруг, тихо разговаривая и оглядываясь на пленного. Все чего-то ждут. И я тоже.

Как-то неожиданно быстрым шагом вышел к нему Гоблин, посмотрел на всех, и громко объявил:

- Так! Все! Если кто-то что-то знает про этого человека, то пусть расскажет всё! Что бы это ни было! Есть такие?

Потянулось четыре руки, включая мою.

- Хорошо, Берк, начинай!

- Да мне собственно ничего путного сказать не получается. – я вышел к пленному и обощёл его. Он смотрел на меня ухмыляясь, жуя травинку.

- Говори что есть!

- Ну хорошо. Этот человек, был в бригаде некоего Кулака в банде Лысого. Кто такой лысый думаю говорить нет смысла. Кулак – это редкостный садист и упырь, а его головорезы отличаются… или отличались, с его слов Кулака уже свои прибили, особой жестокостью… - в толпе собравшихся поднялся недовольный гул. – Что касается данного человека, то он утверждает, что был обычным водителем-ремонтником, попавшим волею обстоятельств в банду. У меня нет оснований ему верить, но и не верить – тоже. По моему видению – он не врёт. Но не знаю почему. Лично я его плохо помню, и ничего плохого за ним припомнить конкретно не могу. Так сказать не тусовался я с их «братом».

- Всё с тобой ясно, Берк, садись. – Гоблин продолжал рулить процессом. – Так, вот вы, что скажете?

На моё место у Спила вышла женщина, седая и очень грустного вида.

- Знаю я этого человека. Он был теми людьми в Речном городе… которые… - Она захлебнулась в слезах, - Простите… Он там был. Я его запомнила. Это он сидел в машине.

- Что он делал?

- В машине сидел. За рулём.

- И всё?

- Он – да, он там был... сидел и смотрел…

- Что скажеш… Гриша?

- Это был Речной город? Ну и название. Думали так просто поселение. Да, было дело. Ещё с Кулаком. Обычный рейд, нашли поселенцев, ну и понеслось. Не одно оно такое было. Но женщину эту не помню… Я вообще стараюсь это всё не запоминать. Что хотите делайте, и без того тошно.

- Так, ясно. Кто ещё? Идите сюда.

На этот раз девушка, лет 25, явно из наших, вся в шкурах с огромным ножом на спине и щитком от тетевы на руке, для лука.

- Это тот самый тип, что рабов возил, когда я сбежала. Ну, долго рассказывать. Там была телега такая, большая, нас девчонок 20 там, охранников трое. Вот он был тогда в кабине.

- Что он делал?

- Он? – она как-то странно посмотрела на пленного, - Да ничего. То есть когда я свернула шею одному охраннику он видел, но ничего не сделал. Там девчата доработали остальных двух – он ржал как конь. Ну и всё, мы убежали.

- А погоня?

- Не, ни его, не тарантайки той я больше не видела. Но это точно он.

Спил выплюнул травинку, и кивнул головой.

- Я тогда сказал что поломался. Типа карбюратор заклинило. За девками гоняться – не в той ситуации как-то приучен. Да и чёрт их знает, таких, мочат ребят, и как крыс разделывают. Теперь понял, откуда такие берутся…

- Заглохни. Следующий!

На этот раз на поляну вышел известный у нас «Дед-сорокалет» - мужичок неизвестного возраста, и хоть видок у него не важный, он проворен и сильно склонен к авантюризму. В общем, если надо что-то учудить, разыграть или просто нахулиганить – он всегда «в теме».

Сорокалет подошёл к Спилу, тот заржал, а Сорокалет встал перед ним и с хитрым прищуром посмотрел на собравшихся.

- Только не говори, что в машине сидел, - он обратился к пленному, - я твою рожу при полном параде тогда срисовал.

- Да там не подъехать было! Болото же кругом! Во, чумной, блин!

- А что, вы же купились…

- А как не купится? Когда за месяц перед этим на твоих глазах от чумки троя ласты склеили, очко сыграет…

- Эй, вы, Сорокалет, давай по-порядку, что у тебя с этим человеком было, и где?

- А что, Гоблин, забыл как с Камень-Озера уходили? А ты, Эльф? Элона?

- Я что… - ответила Элона явно оживившись, я только крапиву…

- Э, давайте без ужимок, по порядку, как было…

- Кажись года 4 назад, стоянка у нас была, на Камень-Озере, на востоке, за столбами, все помнят? Ну во.. а чем кончилось? Голин клан увёл, а Волшебники – остались. Ну там рыбу ещё поудить, мож устриц каких поискать. Ну и задержались на денёк. Ну может на два. И тут тревога – координаторы прут с запада. От столбов. Куда деваться, особенно-то не поскачешь, болота там кругом, да. Ну и вот… Эльф всех увёл за кусты в поле, залегли там. Ну, чтоб не видно было. А Элона нашла крапиву, натёрли меня как поросёнка сметаной, в лохмотья нарядили и на лавке выложили. И сами тоже ходу. Лежу я значит, на солнышке греюсь, тут эти подходят – все в оружии, как ёлки увешанные. А у меня из стволов – только хрен мой… Хе-хе. Ну и кричу им – «Идите ко мне родные, я вас сук расцелую!». Они понятно прикола не поняли, видят что-то не то, ну а я давай как от чумки колбасится. Так они так дёрнули, только пятки сверкали, а этот – впереди всех драпал.

- Да вы тут все какие-то бешенные! – подал голос спил, - Чёрт, вы вообще кто такие?

- Молчи, козлина, тебе слово не давали.

- Ну вот как-то так, - закончил монолог дед-Сорокалет.

- Всё или кто ещё что скажет?.. – в ответ Гоблину было тихое бормотание из толпы. – Так, хорошо, приступаем к прению сторон. Кажется, что-то хочет сказать Дозер.

- А чего говорить. Координатор и есть координатор. Мочить и всё.

- Так, ясно. Спасибо. Кто ещё? Элона? Ну давай, толкни речь.

- Я бы хотела, чтобы все немного напрягли мозг. Вот правильный вопрос прозвучал – «А кто мы вообще такие?» Мы что, координаторы, чтобы убивать всех подряд кого захотим? Пленный он как бы пленный, я видела, он сам сдавался. Второе… Вот тут столько народу говорили всякое, но я что-то так и не поняла – этого … обвиняют в том, что он в банде координаторов. Это да, плохо. Но что-то не нашлось никого, кто бы от него конкретно пострадал. Или есть такие?

- Ты адвокат?

- Заткнись. Ещё наговоришься.

- Лады. Жду. Хотя пофиг.

- Нету? Ну ладно, тут многие из собравшихся прекрасно видят, что у этого тела в башке творится. Кто-то его ловил на лжи? Тоже нет. Но есть несколько очень чувствительных для нас моментов. Для нас всех. Давайте сначала разберёмся с ними, а потом узнаем, что думает… подсудимый… Всего пара вопросов.

- Ой блин, сколько слов-то…

- Заткнись. А вот потом, - продолжила Элона как ни в чём не бывало, - Проголосуем как с ним быть. Идёт?

По поляне прокатился согласный гул, и Гоблин кивнул головой.

- Так. Вопрос номер один. Вот ты, если мы тетя сейчас… отпустим. Вот просто так отпустим на все четыре стороны, что делать будешь?

- Повешусь вон на том дереве. А верёвку украду у кого-нибудь. Или заберусь на скалу и оттуда сигану.

- Почему?

- А вы что, совсем дикие, не понимаете? Вы хоть представляете, что делают с теми, кто потерял всю бригаду и вернулся как огурчик? Сначала кастрируют, потом подвешивают за ноги и начинают свежевать с…

- Давай без подробностей.

- А то что? Убьёте? Окажите услугу, не тяните.

- А почему так?

- Да раскиньте вы мозгами – кому я такой там нужен буду? Моментом выпотрошат. Ну и куда мне? Тут ваши порвут, или зверьё сожрёт, это я уже понял. Скитатся и сдохнуть от отравления или обезвоживания? Не, ребяты, мучится не хочу. И что остаётся? Короче не тяните резину, ваше шоу уже наскучило.

- Ну а в лес, отшельником?

- Отшельником? Говорите сразу – обедом первому медведю, не ошибётесь. Мне что терять-то? Я всё потерял, даже душу… Свободы не было и нет. А вы тут балаган устроили, судьи, тоже мне…

Элона, судя по некоторой растерянности ожидала что-то другого. Но быстро взяла себя в лапы. В повисшей паузе она снова начала свой допрос.

- Теперь вопрос номер два… А что так хреново про себя думаем? Может знаешь сам за собой что? – и её уши, как у кошки, навострились и повернулись к пленнику, а глаза с проникающей холодцой смотрели прямо в сознание. И не только её.

Спил от такого оборота сам растерялся. Самому себе обвинение делать - он был не готов и не знал, как реагировать. Видимо расчёт Элоны был именно на это, потому что в его мыслях сумбуром начали мелькать разные картинки, которые он, судя по всему, не контролировал. Люди конечно это видеть не могли, но что происходит, конечно, догадывались. Хотя некоторые картинки описывать не хотелось.

- Так стоп! – взмолился Гоблин, - Ну вот честно, как хотите, но как он мастурбировал в детстве, я видеть не хочу!

- О чёрт! – Спил схватился за голову, словно пытаясь так защитить её от чтения мыслей, - Куда я попал? Охренеть, Это уже слишком… чёрт, телепаты хреновы!.. Кончайте уже! Хватит!

- Хватит.

- Девку ещё какую-то видел с влажными фантазиями. Что за девка?

- Но-но!

- Ладно, девушка. Что за девушка, почему боль и страдания?

- Да идите вы к чёрту, - отвернулся к сухому дереву Спил.

Элона подошла к Гоблину, позвала меня и Эльфа.

- Так ребят, помогите, сосредоточьтесь, кто что видел с этой девушкой, надо разобраться.

Разобраться в образах чужой жизни было не просто. Почему он не хочет об этом говорить – наводило на нехорошие мысли.

- Эй, хорош мозгами скрипеть, идите сюда, - нас позвала Мара, она что-то нервно обсуждала с Зергом.

- Что у тебя?

- Тухлая история, похоже, наш казанова потерял подругу.

- А точнее?

- Смотрите сами…

Мара позволила смотреть в её воображение раскрыв его как экран в кинотеатре, расставив образы, как выхваченные кадры из того сумбурного потока сознания, что мы видели от автора.

- Вот, вот она, эда девушка. Видете цвера, ракурс, он по ней наверно и сейчас сохнет. Вот, видели руки, где… Она в рабстве. Это.. это похоже мечтает, деталей нет, всё как-то «пушисто» и идеализировано, а вот эта сцена… Её уводят, бьют – продали кому-то…

- Так – этого я знаю, Кулак, а этот.. не, не помню.

- Кулак её кому то продал, перегар, пьянь, бессилие чувствуется тут. Вот, вот там тело. Это она. Изнасилована и убита. Он себя простить не может за это.

- За что?

- Что не предотвратил, или ничего не сделал, или ничего не мог. Вот теперь его суицидальные наклонности становятся понятны.

- Думаешь поэтому он не стрелял вчера?

- Не знаю, но дерьма в его башке выше крыши.

- Вот срань же…

- Вот поэтому я не люблю копаться в мыслях людей. Словно в калоотстойник ныряешь.

- Так что делать-то будем, - тихо спрашиваю я, - Всё конечно мелодраматично, но там сидит живой человек, и ждёт своей участи, и похоже ему действительно наплевать, какая она будет.

Все посмотрели на меня, словно я сказал что-то запретное.

- Ну, вариантов не много, но решать всем.

- Гоблин, ты начал, тебе и заканчивать.

- Да? Вот значит как? Ну хорошо, сами напросились… Теперь не обижайтесь.

Гоблин вышел на середину поляны, около пленника, и ударил в ладоши привлекая к себе внимание.

- Так, народ! Все слушаем меня! Этот человек действительно тот, за кого себя выдаёт. И ему действительно всё равно что мы тут нарешаем. Потому что девушку, которая ему нравилась, изнасиловали и убили координаторы, а он ничего не сделал. Не важно почему. Но это его трудности. Наши в том, что как с ним поступить выбор не большой. Отпустить мы его не можем, это опасно и глупо с любой точки зрения. Остаётся всего два варианта. Первый – казнить, и забыть как страшный сон. Второй – оставить жить среди нас и учиться жить как мы.

Под нарастающий гул Гоблин перевёл дыхание, и продолжил ещё громче:

- Сейчас голосуем! Внимание всем! Кто за первый вариант, поднять лапы и руки! Вижу!

Рук поднялось штук пять шесть из всей толпы.

- Кто за второй вариант?

Поднялся лес рук, но видно что половина воздержалось.

- Значит так, Элона и Мала, вы обучите его обычаям нашим, и жизни в природе, так как мы это видим…

- Почему я? – возмутилась Элона.

- Это решено!

- А-ай..

- Пленника, Спила, освободить, накормить, и начать работу.

- Чего? - Развернулся тот от дерева, ещё не поняв, что произошло.

- Тебя будут учить, - развязывая руки пленному, сказала ему Мара. – будешь хорошо учится – может получится вылечить твой депресняк. Ну и обычное человеческое безумие…

- Чему учить?

- Жизни, Спил, жизни.

- Шутка?

- Не, всё серьёзно.

Спил хотел что-то ответить и растерялся. Стукнул себя по голове, поняв что его мысли и так на поверхности, чертыхнулся, и покорно пошёл за Марой.

- Фи, - сказала Элона Гобу, и пошла вслед за ними.

- Ну, я же предупреждал, сами напросились, - широко улыбаясь, подвёл черту под судом Гоблин. – Мда, по пустыням клан таскать, уже кажется проще было… Так ребята, мозговой центр, не расхолаживаемся. Всем вечером на большой костёр к «перевальному». У нас война на носу.

Заговорщики

Костёр горит не на самом «перевальном, а чуть ниже, с видом на пустыню, откуда нам всем ждать неприятностей. Сама пустыня уже в сумеречно-лунном свете, и видно её весьма условно, но это не важно, главное – настрой.

- … Одним словом, если наш свежий язык не врёт, то у нас максимум месяца передыху, а потом следует или сидеть как на вулкане, и ждать с любой стороны гостей, или звать их самим. – закончил свои рассуждения о текущем положении Эльф.

- Я всё-таки не понимаю, зачем нам нужно самим себе беду накликать? – возразил Эрик, не совсем понявший замысел нашего клана.

- У нас хватит силёнок противостоять хотя бы одной банде координаторов? Реально?

- Полагаю, что нет.

- Мы все тоже так полагаем. Поэтому лучший выход – это как предложила Элона – натравить одну банду на другую, и довить выжившую.

- Одна неувязочка, братцы вы мои… - Элона вошла в диалог, - ну вот наговорили мы координаторам такого, что они собрались и понеслись куда скажем. Но с чего мы решили, что они появятся ровно тогда, когда и другие? Даже если мы знаем, сколько им нужно на сборы и время добраться, а мы не знаем как минимум первого, что за время пока они тут будут тусить, в ожидании коллег, они такие тупые и слепые, что не поинтересуются нашим перевалом? На это один день нужно, и мы их остановить не сможем. Тем более, им очень захочется узнать, кто же им такой «капкан» устроил? Риск велик, на мой взгляд, и нам их надо будет или занять чем-то более интересным, или очень точно согласовать время прибытия координаторов с обеих сторон. Чем занять, ребята, я не придумала.

- Кто-то хоть раз видел или слышал, сколько времени координаторы тратят на перебазирование?

- А что вы все на меня-то смотрите? – пришлось подать голос уже мне, - Я знаете ли, с ними щи не хлебал, и лишний раз с ними не контактировал.

- Ну, у нас теперь есть один продвинутый в вопросе источник…

- Пока не особо доверяю.

- Ну ладно. Кое-что всё же есть по Лысому. Специально этим вопросом не интересовались, но по косвенным признакам съём с места занимает от 2-х до 4-х недель,- пришлось мне спасать ситуацию, - зависит от состояния транспортов, количества рабов, сезона… Ну вот сейчас… Не знаю… наверно недели 2-3 собираться будут. Дорога займёт… сколько ехала рейдерская группа как его… Пули?

- Его мозги были у тебя.

- Да, пошутил, ценю.

- Он сказал, что около полутора месяцев. – вспомнил допрос Спила Эльф, но это в вольном поиске. Скорее всего, по такому сигналу они, что называется, «ломанутся» на всех парах, и будут тут недели за две-три. А вот что у нас с этим, как его, короче вашим сбродом? – Эльф обратился к представителям «конкурентов».

- Руководит и заправляет всем некто «Сакс», - ответил задумчиво Джош. – Если его разозлить, то… Я сюда ехал вольным поиском 2 месяца. У сакса сейчас, да и всегда, база на старом НПЗ, топлива ещё на лет 10 вперёд хватит, он им торгует, кстати. Так что техника у них на ходу, и по такому случаю жалеть горючку не станут. Снимутся за день-два, скорее всего никакой обслуги лишней не возьмут. Ну и соответственно недели за две-три уже тут будут.

- Так, значит, картина такая, «Лысые» собираются дольше, «Саксы» - быстро, но доберутся за одно время. Если мы их стимулируем с разносом во времени, то или угадаем, или нет, но они могут перепроверить. Короче 50/50 что не окажемся с ними нос к носу. Не важно с кем. Что-то мне это не нравится. – заключил Гоблин.

- Стоп! Беркут сказал «сезон» - Элона задумчиво поправляет волосы, - А что у нас за сезон?

- Через пару недель начнутся дожди.

- Дожди. Сезон дождей. Песок размывает, распутитца, если они совсем не дураки, то в дождь никуда не попрутся. Но смогут собираться, верно? Так. Сто процентов будут сидеть на месте, как миленькие. А как подсохнет – сразу рванут. Вот мы их и уровняли.

- Выходит, надо просто устроить радиошоу аккуратно перед сезоном дождей!

- Мне идея нравится. – подал голос Гоблин.

- Бы бешеные, - ответил Эрик, - Но лучше ничего не получается.

- Есть у меня ещё идейка… - загадочно ухмыльнулась Элона, что означало очередной «гениальный план», - Брек, ты не будешь возражать, если с рации твоего модуля наш Спил потяфкает на лысого?

- Потяфкает?

- Ну, скорее нажалуется на Сакса. А с модуля Джоша он же порычит на самого Сакса. Тогда у них всё сойдётся, даже проверять не станут.

- Вы точно бешеные… - Эрик схватился за голову.

- Можно поподробнее про этого… Сакса, что за тип, что за банда, а то с нашим Лысым все уши уже простужены, а про вашего Сакса известно только что это такая «королева бензоколонки».

Эрик с Эни толкнули Джоша.

- Это парни не очень любят, когда интересуется кто-то их персоной. Но разговоры ходят, это всегда. Саксом его зовут, потому что ему нравится играть на саксофоне, а не потому что англосакс. – Джош покосился на меня с Эльфом, - У него не менее 300 стволов, пушки, калибр не скажу, но исправные, штук 5, бронированные машины, два Хаммера армейских, на одном из которых он сам ездит, и три разных грузовика превращённых в бронемашины увешанные оружием. Два танка на ходу, Абрамсы, слышал, что начинки наполовину нет, электроники, но стреляют исправно. Сколько там боекомплект никто не знает, может и нет вовсе. Но когда эта хрень подкатывает к недовольным бунт сам собой заканчивается. Сколько модулей и прочего транспорта – точно не знаю, но больше полусотни на ходу – точно. Про стрелковое я вообще молчу, очень много, они видимо захватили армейский склад когда-то. Ну а про горючку я уже говорил. Для таких дел – залейся.

- Ого, да этот Сакс у Лысого волосы дыбом поставит!

- Шутки шутками, - вполне серьёзно проговорил Эльф так, чтобы все слышали, - но их ярость будет запредельная. Всё наше вооружение, вместе взятое, не сможет противостоять в бою даже передовому отряду Лысого, не то что Саксу. А мы, по сути, затеяли бунт на все известные нам земли. Риск даже в идеальном раскладе очень велик, и нам но быть готовым ко всему…

- … И действовать на опережение, Эльф. Цена вопроса – наши жизнь и Свобода долины. Это будет бунт Свободы. – закончила его мысль Элона. – Сезон дождей надо использовать по максимуму, чтобы уничтожить любые следы в сторону Долины. А все приготовления закончить до сезона. Этого Спила беру на себя, хотя уговорить его наверно будет не просто.

Дозер просидел весь совет у костра, но не проронил ни слова. Только молча подбрасывал сухие ветки в огонь.

Закончив совет, тихо разошлись по своим норам. Спалось тяжело, всё время терзали какие-то смутные мысли, в голове разворачивались какие-то комбинации и заходили в тупик. Короче просто тревожно. Но утром уже начали готовится.

Потянулись напряжённые дни подготовки. При этом надо было ещё успевать и на охоту ходить, и Маре в школе помогать. А напряжённость дней связана с масштабными фортификационными приготовлениями за перевалом. Мы строили не сколько укрепления, сколько осложняли подходы к перевалу, в основном стараясь сделать так, чтобы высоко на автотехнике подняться было невозможно, ну, или по крайней мере сделать это быстро. Таскаем камни, роем ямы, пересаживаем деревья. Часто вспоминаем древнюю поговорку что «Когда противник строит свои гнусные планы, мы изменяем ландшафт вручную…» в данном случае всё было буквально. Эльф настоял, что бы были прорыты окопы, а ещё лучше туннели для скрытого перемещения по склону. Идея хорошая, только вот реализация была очень тяжёлой. Впрочем, он и сам засучив рукава ворочал глыбы и таскал носилки.

Как-то странно вёл себя Дозер. По-началу но ходил на работы, но сам ничего не делал, а постоянно со всеми спорил – по его мнению мы всё делаем не правильно, «не так», и начинал жаркие дискуссии по методам и расположению укреплений. Свои слова он аргументировал что в подземных сооружениях разбирается больше, потому что имеет отношение к «Стальному братству», которое знаменито тем, что живёт в развалинах городов – «Чёрных клыках», в подземельях, и меняет добытые там ценности и артефакты с всеми у кого есть что-то ценное. Поскольку у нас были обоснованные сомнения в том что Дозер специалист в этом, это всем быстро надоело, и ему стали предлагать сделать «как надо» самому. Тут Дозер неожиданно заявил, что ему надо отдохнуть перед трудным дежурством и ушёл вовсе. На охоте его так и не увидели. В целом его присутствие ничего не решало, так что особенно на это внимание никто не обращал, кроме меня, и я стал частенько говорить Гоблину, что его кусок мяса за общим столом что-то неоправданно большой. На что Гоблин махал рукой, и просил не устраивать раздраи у себя внутри. Тем более в такой момент. Мне возразить было в общем нечего, и я заткнулся.

Редкие промежутки мы ходили отдыхать в лес. Как-то спускаясь к озеру, я встретил идущего на встретил Спила. Он шёл один, чисто выбритый и с ножом на поясе. Причём на явно сделанной у нас рукояти было 2 характерных насечки – это означало, что он добыл на охоте 2 важных для клана добычи.

- Привет, Беркут, - вежливо поздоровался отставной координатор.

- Ну привет. Как сам? Ещё повесится не передумал?

Тот на шутку отреагировал странно. Остановился, и задумчиво произнёс:

- Да я вообще не понимаю, что происходит. Я потерялся.

- Это как?

- Да конечно, у вас здорово. Живёте, блин, как у Христа за пазухой, но может ты мне объяснишь… - он явно подбирал слова чтобы сформулировать, а с этим у него всегда проблемы были.

Я понял, что он хочет выговорится, и в плане предстоящих событий это нельзя было игнорировать. Я предложил ему сесть на низкую ветку. Она шаталась, но сидеть можно. Спил поёрзал на ней, и пересел на небольшой камешек напротив, скрестив под собой ноги и поправив нож.

- Что же не понятно?

- Ну вот вы, Мара говорит, против технологий и цивилизации. Хотите жить как папуасы в лесу, дикари. Но при этом такие все из себя продвинутые, и в технике. Я офигиваю. И если так, а вы же вроде не врёте, зачем себе жизнь портить скатываясь в каменный век?

- А что, Мара не объясняла?

- Объясняла. Что-то там про исчерпаемость ресурсов и потребительское общество, вредно типа, надо луки-стрелы, а сама хвать, и быстрей меня автомат разбирает и чистит. Не понимаю я этого.

- Ты когда-нибудь в «чёрные клыки» ходил?

- Ну было.

- И как?

- Да ну нафиг. Жутко. Как на минном поле, только оно не под ногами, а вокруг тебя.

- А почему так вышло не думал?

- Да все знают. Как начало Землю колбасить, промышленность рухнула, а там дерьма всякого, плюс «мирный атом» с его хранилищами, что-то там воду потравило… Вот развалины и стали такими.

- А если бы землю не колбасило, то куда бы всё дерьмо девалось бы?

- Ну.. изобрели бы технологию, да поперерабатывали. Прогресс же был какой-то.

- Ага, особенно ядохимикаты, которые в бочках в океанах топили и в скважины закачивали. Не, Спил, не придумали бы. И знаешь почему?

- Почему?

- Ты масло-отработку сливал на землю?

- Было, а что делать?

- Ну и придумывал технологию переработки? То-то. Потому что не надо. Всему человечеству, как и тебе когда сливаешь масло, думается, думалось, не знаю как сейчас, что вот фигня, я сейчас чуть нагажу, ну мелочь, на мою жизнь не скажется. А там кто-то что-то изобретёт – новый двигатель, технологию, прогресс. Все так думают. Понимаешь – Все! И в промышленных масштабах – логика та же. Но масштаб потребления ресурсов и уничтожения среды обитания – больше. Зачем что-то думать о экологии – главное что сейчас есть экономические трудности, а они всегда, потому что в цивилизации людей всегда нужно больше денег, соответственно больше потребления и так до бесконечности пока всё не будет выработано и отравлено отходами. Земля большая, но не бесконечная. Такой подход – потреблять, отравлять и ничего взамен – рано или поздно превратит землю.. может даже похуже того что сейчас.

- Э, но на это надо тыщи лет!

- Это не важно. Важно то что этот процесс шёл. И привёл бы к тому, что вся планета стала бы «чёрными клыками». А мы этого не хотим. Мы чувствуем себя с планетой единым организмом, и нам это не понутру. Но жить как-то надо, да?

- Во-во, и я про то!

- Вот. И эти самые дикари-папуасы как раз таки обходясь без прогресса имели устойчивое общество и были интегрированы в среду обитания, веками без ущерба. Вот поэтому такая модель и является жизнеспособной.

- Ага, знаю, читал. Ты бы знал, как они на самом деле жили. Да и кончили – смыло их цунами, и всё, нет их.

- Да, жтуха у них жесть была, в курсе. Но зато у них была такая замечательная штука, как естественный отбор. И улучшений жизни, которые приводят к бесконтрольному увеличению популяции при общей деградации функциональности вида, тоже не было. Так вот, мы чётко усвоили урок от природы – хочешь выжить – будь умнее, сильнее, развитие, не заменяя себя машинами. Но это не значит, что если кто-то чем-то заболел, то не нужно его лечить. Если в природе есть то, что может вылечить – то ура, но на это надо знания. Если нет, то увы, естественный отбор.

- Жёстко.

- Но практично.

- А как же техника? Оружие?

- С этим как раз всё просто. Пока есть люди, считающие, что им можно потреблять и только, вооруженные техникой, противостоять им можно только будучи умнее и сильнее их, и в том числе технически. Неприятная дилемма, но не мы её создали.

- Ну да, плюс ещё координаторы.

- Во, дошло…

- Ну так… Просто тяжело переварить масштаб. Сидите тут в лесу, как мыши, а рассуждаете о судьбе планеты на миллионы лет, словно от вас что-то зависит.

- Зависит. От людей же зависит то, что сейчас с планетой стало?

- Чёрт. Аргуметы кончились, а бардак в голове из-за этого остался. Тут ещё Мара… с Элоной. Она всё время говорит про потоки энергии, про разум зверей и птиц, какие-то связи… блин, если это вынесут на экзамен… А что, экзамен будет какой-то.

- По этой теме? В целом да.

- А кто принимать будет, и что если засыплюсь?

- Принимать будет… Природа, лес, естественный отбор, короче. Знаешь, видел зайца?

- И?..

- Ну вот, у него каждый день такой экзамен. Не перехитрил хищника, не нашёл еду – тебя съели. Так что если провалишь – тебя съест какой-нибудь медведь, скажем потому что ты не рассчитал силы, не нашёл еду, ослаб, заболел, ну и оказался не готов выжить.

- А-ахренеть. Но чертовски драйвно.

- Слушай, у меня к тебе дело. Нужна твоя помощь, как чела из недр банды Лысого.

- Ну я там не на самых таких ролях-то был.

- Это не важно. Мы хотим их всех похоронить, координаторов.

- Чушь, придут другие, рано или поздно.

- Ты не понял. Не лысого только, а их всех, вообще. Переворот планетарного масштаба, бунт.

- Не ну конечно помогу… хотя что-то у вас какие-то идеи сильно глобальные для вашего колхоза. А что надо делать?

- Знаешь где я живу?

- Ну видел.

Приходи завтра после обеда. Будем наполеоновский план строить.

- Натравите на них силы природы?

- Можно и так.. но тогда и сами сильно пострадаем. Так что обойдёмся более приземлёнными и понятными приёмами. И ты можешь в этом помочь.

Спил посмотрел на меня с подозрением, но ничего не сказал.

- Да, Мара и Элона в курсе.

- Чёрт. Не могу привыкнуть.

- До завтра.

- Пока.. Беркут…

Ну, дело завертелось. На эту встречу кроме меня, Джоша и Элоны с Марой, конечно придёт и Эльф, и Эрик, Тиреа и Гоблин. Что характерно, в этот раз не позвали Дозера, или он сам не захотел участвовать. Дело не в секретности, просто толпой сложный план не придумать.

Бабырган конечно напросился присутствовать, и конечно с Сэмом. Они засели на верхнем ярусе, делая вид, что чистят винтовку.

Спил пришёл вместе с Элоной и недоверчивой ухмылкой. Когда все собрались, началось обсуждение – скоро начнётся сезон дождей, уже подули южные ветра, и по пустыням гуляют пыльные бури. Дальше тянуть нельзя, пора начинать бунт.

- Он в курсе? – Эльф показал на Спила. – Вообще как?

Элона покачала головой в ответ на первый вопрос, а в ответ на второй – «Надеюсь, что да». Мысленно. Мы кряхтя расселись по удобнее, Тиреа наварил какой-то ароматный чай, а Мара принесла сладкую выпечку – недавно в лесу нашли какие-то злаковые травы, и из дикой свеклы напарили сахара. В основном для детей конечно, но вот и нам перепало.

- Спил… короче у нас план такой, мы хотим стравить две группировки координаторов, Лысого и Сакса, а когда они аннигилируются, не дать возможность возродится такому явлению Путём переформатирования по нашему выживших поселенцев.

- Ну про остальное я как-то понял, хотя помочь не смогу, а что касается стравить – то можно поподробнее, как это вы представляете «в железе»?

- Дьявол кроется в деталях, - пафостно произнёс Гоблин.

- В данном случае в рациях. План таков, завтра надо будет тебе, желательно, чтоб поверили, наговорить Лысому такого, чтобы он взял с собой всю свою банду и понёсся на разборку туда, куда скажешь. Разозлить надо. И направить. Понятно не в Долину, но мы покажем куда, там сейчас и твой модуль.

- Едрить пассатижы крендибобером. Они же тут камня на камне не оставят, всё разнесут. Вы хоть представляете…?

- Представляем. По плану тоже сааме сделает Джош – Он должен сказать Саксу, что на него напали вы, координаторы Лысого, но так, чтоб бы он тоже припёрся на разборку.

- Ох ё…

Джош нахмурился, поставил чашку с чаем, и задумчиво сжал кулаки.

- Вся трудность в том, что бы обе стороны вам поверили, гарантировано, и в итоге перебили друг друга. Нам останется добить, что останется.

- Вы маньяки, ребята. Но может сработать. Ну, не вопрос, договорились, рацию только надо, рабочую, КВ.

- Разбираешся в радио?

- Ну я хоть и водила, но пока у них жил научился не только баранку да гайки крутить.

- Есть какие-то кодовые слова, там что-то особенное?

- Всё есть. Лысый с Корчавым строят из себя чуть ли не государственников, у них там сейчас отделы, подразделения, короче всё круто. Радистом сидит один прокуренный жлоб, всё время ноет, что табака нет, так вот они с ним напридумывали кодов, которые должен знать только командир отряда, нам, мелочи, знать не положено.

- И что?

- Да ни чего, пару лет с ними в одном кузове посиди, все коды будешь знать.

- А поменяют?

- Да ну к чётрту.. кто? Даже если, то радист уже старый, он эти с трудом запомнил, а новые точно забывать будет. Да и нафиг это никому не надо. Коды все эти. Кто услышит-то?

- Ну, может кто и слышит… - Эльф, как и мы все, знали что в штабе на «перевальном» из трофейной аппаратуры устроен целый радиоцентр, а антенну между скал я сам с Эльфом натягивал.

- Короче, мужики, всё это фигня, но есть одно но. Если напала малая группа, они проще вышлют летучку, и подкараулят. А в ином случае никто в эфир выйти просто не сможет. – он постучал по голове, - Логика!

- Значит надо его разозлить. Что его выведет из себя настолько?

- Что его держат за лоха.

- Два модуля – в минусе, у конкурента – это как?

- Ну да, ещё кучка трупов, да под соусом.. А вообще сойдёт. Только надо чтоб поверил. Можете пострелять в эфире, типа того, что бой?

- Не вопрос.

- Договорились.

- Так, Джош, у тебя что, есть способ гарантировано Сакса взбесить?

Джош явно нервничал, сжимал кулаки и отводил взгляд. Хлебнул остывший чай, и наконец заговорил.

- У нас всё сложно. Всё проверяется.

- Коды?

- Нет. Нет никаких кодов. Даже позывных, кроме центрального. Я не знаю, как это работает, но когда какая рация издалека выходит на связь – у них сразу высвечивается чья и откуда. Сам видел. Там всё армейское. Всё серьёзно.

- И что, шанс-то есть?

- Да я вот сейчас подумал… Если я вызываю, и говорю, что напали русские. Они знают, что у меня лёгкий модуль, и пацан мой на борту. Какие русские, какой выход в эфир? Я должен быть труп. Сразу. Не поверят, вышлют.. как это у вас, «летучку», у них это «LFG» - Лёгкая летучая группа. Чисто разобраться если можно, если нет тихо отступить, а уже потом решать как быть на базе.

- Хреново. А если сказать что уходишь от преследования?

- Скажут «дуй к нам», и всё. Всегда так.

- А что должны сказать, если решать придти всей толпой?

- Не знаю! Не было такого ещё. При мне. – Джош напряжённо нахмурился. – Чёрт. Подведу я вас..

- Тихо, без паники. – Эрик придвинулся к центру стола, и заговорщицким голосом стал рассказывать. – Как-то мы раскатали… ну короче отбились от LFG. Те по рации кричат, что они не справятся, нужно подкрепление. Что они отступают. Так вот, им ответили… Что б они стояли на месте и держали оборону. Ну, как-то так. Ну мы тогда думали их добить, но было мало патронов, решили уйти, и ночью укатили так, чтоб не нашли. Так вот, через день там была вся армада, с танками и пушками.

- Так, значит нужно их сильно напугать.

- Да что пугать, - вдруг вставил слово Тиреа, - Скажите, что русские идут, к ним в гости, сами обосрутся.

- Не поверят.

- Поверят, если сами догадаются, - Элона опять хитро улыбается. – Надо сделать вид, что их пытаются обмануть, Русские, которые напали на Джоша, и хотят напасть на Сакса.

- Бр-р-р-р.. ничего не понял! – Спил взялся за голову. Джош развёл руками:

- Как?

Эльф переглянулся с Элоной. Они уже всё поняли.

- Как-как. С русским акцентом делаем вид, что Джош, и говорим что всё в порядке, типа где находитесь, и в таком духе.

- Чёрт! Да! У них начнётся паника! – Эрик и Эни ударили по рукам.

- Ну… раз такая пьянка, изобразим… - ответил Спил. Мы переглянулись. Об этом уже его не просили. И словно в ответ на наши мысли он пояснил:

- Знаете что, природолюбы, я на самом деле давно мечтал боссов покошмарить, всё ждал случая, что сказать им… много чего. Да всё как-то не получалось. Не дожил бы до того, что результат увидеть. А тут увижу. Это стоит того, даже если пришибут потом под горячую руку. Такой замес никто в жизни не видел. А он будет. Но вы маньяки.

- Значит, завтра начинаем, - закончил Гоблин. – Джош, доедай печеньку, а мне ещё чаю. Кружки у вас тут маленькие, не напиваюсь…

На следующий день, с утра, мы осторожно выдвинулись в сторону капкана, где посреди минных полей Эни находится наш Капкан. Осторожно – чтобы не оставить лишних следов. Последние пять километров пришлось спешится, и идти пешком, хорошо вниз и ветер попутный.

И вот мы в моём модуле, обораном по максимуму, но рация специально смонтирована назад, ещё месяц назад.

Спил уселся за рацию, и жадно потёр руки. Сам включил, сделал настройку согласования тюнером, установил частоту.

- Ну что, покойнички, повыпендриваемся?

- Валяй.

Спил настроил частоту, пару раз дёрнут передатчик, и начал вызывать.

- Большой босс Красному Лису, большой Босс красному лису… - он повторил раз 5, прежде чем через шумы КВ-приёмника донёсся хриплый голос.

- Большой бос для Красного лиса.

- Большой Босс красный ярлык, лиса в капкане, как понял?

- Красный лис, Босс просит подробности по коду.

Спил дал знак, и мы с Эни и Элфом приготовились.

- Большой босс, в квадрате капкан… - мы начали «шуметь постреливая у входа в модуль так чтоб через микрофон слышно было. – Да идите вы со своими кодами!!! Мне сейчас яйца на голову намотают, с вашими годами! Тут толпа саксов с огромными пушками, пуля уже убит, Куча отстреливается, патронов больше нет, их тут как грязи! Говорят «Привет от Сакса!» - орал с надрывом в рацию Спил.

- Красный Лис успокойтесь, сообщите точные координаты, количество противника…

- Да они мне не отчитываются! По дороге на запад, до упора, развилка у шести бочек – поворачивай налево и по следам в гору, пока в клыки не упрётесь! Но вас раньше встретят и отымеют! Всё… - Спил бросил тангету на стол. Рация немного помолчала, потом ожила:

- Красный Лис, Красный лис Большому боссу!...

Мы подождали с минуту, потом Эни взял тангенту и произнёс что-то трудно переводимое, но смысл доходчив:

- Эй, русский свинья! Пей водка да! Гости скоро! Готовь попа-а!

Мы с Эльфом и Спилом зажали рты чтоб не выдать себя ржачем.

- Эй русский! Что молчать? С тобой добрый Сакс говорит. Это не есть вежливость… У вас такой кароший мо-одул! Мне нравится, хочу ещё!

Рация в ответ уже молчала, хотя понятно, что на том конце медленно начиналась паника.

- Ну что, одного дракона разбудили, пошли к следующему.

Там нас встречал Джош. Он уже всё настроил, и любезно протянул тангенту Спилу.

- Ого, отметил тот фирмА! Барретт! Я о такой технике только слухи слыхивал. Ну что, говорить куда?

Джош показал микрофон.

- Канал с шифрацией. Не знаю точно как работает, но работает. Позывной командного пункта Сакса…

- Не надо позывного. Ты же как бы уже труп, разве нет?

- А если допрошен?

- Ага, из РПГ-7…

- Понял.

Спил оглянулся на собравшихся вокруг и нажал тангенту.

- Хай, бади! Еври бади ин деа?

Некоторое время из рации не доносилось громкое ничего, в отличие от нашей – никаких шумов. Но потом такой же хриплый голос, как и у радиста Лысого, словно из одного места всех берут, произнёс на вполне чистом английском.

- Повторите вызов и представьтесь.

- Я тут с модулем, заблудился на восточном направлении, хочу вернуться, дайте координаты базы… - на ломаном английском ответил Спил, - Меня зовут Смит, Джон Смит…

- Назовите номер вашего модуля.

Джош пеказал на цафры аккуратно нарисованные краской на потолке.

- Файв-зироу-найн.

- Мистер Смит, оставайтесь на месте, вас встретят.

Джош показал большой палец. То, что надо, если так говорят – значит, точно тревога будет.

- Гейм овер? Центер?

- Ес, овер, - ответили из рации.

Спил аккуратно положил тангету, и посмотрел на нас.

- Ну что, поиграли в шпионов? Ну и заваруха будет, чую…

- Это точно, заваруха будет ещё та…

Эни проверил свои любимые мины. Он за последнюю неделю тут ещё что-то наколдовал, закапывал какие-то провода, чтобы след дождём потом смыло. Мы аккуратно, как и пришли, след в след отошли от модулей, а идущий следом Эни сосредоточенно разбивал и раскидывал следы длинным прутиком. Россыпи гильз, словно ту шли тяжелейшие оборонительные бои, мы раскидали заранее. «Капкан» теперь стал ещё и с весомой наживкой, чтоб тем, кто сюда придёт было над чем голову поломать и побольше собрать вокруг себя, дабы поискать следы. Вот этому как раз Эни удели особое внимание, но кто придёт первым, Лысый или Сакс? С точки зрения плана – без разницы, но интересно.

К вечеру мы вернулись в Стан, и рассказали, что отсчёт обратный пошёл. Пока всё по плану.

А потом зарядили по графику дожди. Сезон дождей – от 3-х недель до месяца, как ветер. После чего у нас будет максимум неделя для подготовки. Что потом – не знает никто. Мы затеяли опасную игру, и понимали её ставки и риск. Теперь как повезёт.

Сезон Дождей.

Льёт может и не сильно, но постоянно. Иногда налетает гроза, после которой наступает короткое просветление в небе, но быстро нагоняются тучи снова, и опять сидим под навесами и тентами, чиним экипировку и оружие, ходим в гости друг к другу. Впрочем, мелкой охоты это не отменяет.

Под стук падающей воды и шуршание текущей – ближайщий ручей заметно разбух и превратился в бурный поток, так, что его слышно в стане сквозь шум дождя, мф а Гоблином в очередной раз колдуем над ремонтом его старой винтовки. Прокладки и сальники истрепались, и нужно было постоянно смазывать их жиром, чтобы она не «сдувалась». Сын с друзьями носился где-то «по гостям», но приходил сытый. Мы сосредоточенно изучали очередную прокладку, не предмет возможной виновности в течи, когда дверь приоткрылась, и вошёл странно возбуждённый Бабырган.

- Пап.. Пап. Там тебя просят зайти на разговор.

- Кто куда и что за разговор? – спросил я не отвлекаясь от прокладки.

- Эрик. Говорит серьёзный разговор, просил тебя зайти. Он там ещё с людьми какими-то про тебя говорят.

Мы с Гоблином посмотрели друг на друга. Что-то не так. Вечер, а это уже было под вечер, перестал быть томным, и накинув дождевые плащи из просмоленных тонких шкур, мы вышли и пошли за Бабырганом.

Тот привёл нас аккурат в жилище Эрика, больше напоминающие гибрид автотрейлера и сарая, подвешенного между деревьев. Нас там действительно ждали.

- О, Гоблин, приветствую, хорошо что ты пришёл, - на пороге стоял Эрик, и пожав всем руку пригласил внутрь.

- Мы с Гоблином сразу почувствовали что-то не ладное – люди были в странном замешательстве.

- Давайте на чистоту, что стряслось?

- Эм… - Эрик явно подбирал слова, но не знал с чего начать. – Ваш представитель, Дозер… Как вы к нему относитесь?

- Дозер? Он с нами с самого основания клана. Был везде где клан, участвовал в боях, ну да, парень с тараканами в голове, но кто же без них?

- Вы ему доверяете?

- Вот это вопрос. Ну конечно!

Джош, Эни, Эрик и Эйб переглянулсь.

- Видите ли… Вы наши друзья, ди и приучили вы нас быть всегда открытыми. И мы не можем это от вас скрывать. Последние дни Дозер ходит по нашим домам, ну как «познакомится», но говорит всем только об одном – что нельзя доверять Берку, потому что он продался координаторам, и вообще всех предал, и ненавидит людей.

Наши круглые глаза с Гоблином были красноречивее любого ответа. Гоблин от неожиданности даже начал «искать мозг» - поправлять или натягивать на глаза шляпу, он всегда так делал, когда растерян. Я же находился в состоянии «не могу поверить ушам».

- А к кому именно он заходил и так говорил?

- Да к кому попало. Думаю всех наших обошёл уже. Просто нам как-то в это не очень верится, мы думали. что вы все заодно, а тут вон что. Не понимаем, вот и решили пригласить и обсудить. И да, он просится при этом в наше сообщество. Но мы как бы вместе, и в замешательстве.

- Да уж… Странно. А что он мне это сам не сказал напрямую? – спросил Гоблин.

- Говорит что говорил, но вы его не слушали.

- Ничего не понимаю, бред какой-то.

- Гоблин, это не приватный разговор, нужен совет клана. Речь идёт о моей части, это обвинение, пусть выскажет в лицо и обоснует. А там как решит клан.

- Это понятно. Просто это ой как не вовремя.

- Что нам-то делать? – спросил Эрик.

- Скажите ему, чтобы высказал это всё Берку, а лучше на совете клана. Кстати, где он сейчас? Дозер?

- Он на дежурство ушёл. Говорят, там у него только и разговоры что о каком-то «стальном братстве», да о Берке. А что такое «Стальное братство»?

- А… Знаете сообщества, которые в «чёрных клыках» живут? Они так себя называют. У нас эльф раньше там был, но потом к нам прибился.

- А Дозер?

- Дозер? Ну бывало он ходил туда, к «чёрным клыкам», но судя по результатам и отчётам – дальше окраин и никому не нужных развалин там никуда не забирался. А один раз что-то нашёл, но увидев издалека двух координаторов всё бросил и сбежал. В «стальном братстве» за такое… позор. Мы это не любим говорить, но раз уж начался разбор…

- Да, знаем. Координаторы к ним даже не суются. Он завтра утром вернётся, мы ему передадим.

- Да, пусть идёт к большому навесу, где карта, на совет клана.

Пока мы возвращались, нам навстречу выбежали Мара с Элоной. Они уже знали, что что-то случилось, но не могли понять что именно, а наши мысли и физиономии добавляли тревоги.

- Что случилось?

- Дозер ходит по домам людей и говорит, что я – предатель и продался координаторам, и вообще всех ненавижу.

- Что за бред?

- Завтра утром совет клана, будем разбираться, - ответил Гоблин.

- Да-а-а, вовремя… - протянула Элона.

Как раз к совету клана в небесах разразилась гроза. Но пришли все главы семей, кое-кто, тот же Грей, снялся с дежурства, чтобы поучаствовать, вопрос серьёзный. Я с сыном терпеливо ждём начала представления. Дозер тоже уже тут, сидит на лавке и старательно делая невозмутимый вид, тщательно протирает оптику своего бинокля.

Как обычно в таких случаях, заседание ведёт Гоблин. Дождавшись сонного ещё Эльфа, как представителя семьи волшебников, в которую считали и входил Дозер, Гоблин начал с того, что огласил причину по которой собран совет, хотя её и так все знали. После сразу перешёл к делу.

- Дозер, нам известно, что у тебя с Берком натянутые отношения. Но сейчас ты выдвинул против него тяжёлые обвинения, причём делал это… ну как сказть..

- За спиной товарищей, как ещё?.. – вставил я не удержавшись.

- Ну, - ответил Дозер, - Смотря кого считать товарищами ещё.

Повисла пауза. Никто кроме меня и гоблина не ожидал что всё так плохо, он и мы как-то раньше с такой враждебностью не сталкивались.

- Дозер, ты как-то объясни суть претензий к Берку. Мы тут все давно друг друга знаем, разберёмся, кто из вас прав а кто нет.

- Э, я хочу сказать, народ, что к вам у меня особых претензий нет, а вот к нему – он показал на меня – есть. И я всегда о них говорил, чего повторять-то.

- Потрудись, повтори, а то мы тут что-то не припомним, мож упустили что, время трудное, можем пролохать.

- Во-первых, он – предатель, он работал на координаторов, брал их модуль и ездил на нём. Он же в залог не родственников оставил за него. – начал Дозер, - Во-вторых, у него нет чести. Он тут говорит о дружбе братстве, ну и ты-ды, а сам. Как он рассказывал, мог предотвратить катастрофу 30 лет назад, но этого не сделал, потому что хотел проучить людей. Мало того, был ещё рад тому что так случилось. Это измена. Ну и в-третьих, вы знаете, я всегда считал и считаю до сих пор, что вы все самые обычные люди, просто играющие в защитников природы. А этот ещё строит из себя некоего нелюдя, и говорит что во всём виноваты только люди, и все беды от них, короче ненавидит людей. А я себя считаю человеком, и горжусь этим. Ну, и что дальше?

Сначала повисла неловкая пауза. В ней гулко слышны раскаты грома в долине и стук капель о тент, журчание стекающих с него ручьёв. Я молчал – самого себя обелять как-то некрасиво, мне важно что скажет клан на такое. Но вскоре народ оправился от шока, и поднялся небольшой гвалт – наперебой стали высказываться Элона, Мара, Гоблин, Тирея, Грей.

- Дозер, что ты говоришь, откуда ты знаешь, как оно было тогда, когда ты ещё только родился?

- Тебя бы на его место, - вставила Мара, тогда бы мог судить.

- А конкретнее про ненависть можно?

- Да полно он всего наговорил, - отвечал Дозер, нагло поглядывая в мою сторону, сотни раз, везде.

- Что именно? Я не помню такого!

- Эй! – не выдержал я, - Народ, а как насчёт координаторов, вы действительно верите что я им продался?

- Берк. Подожди, не накаляй, разберёмся. – Гоблин повернулся к Дозеру, и продолжил – не, Дозер, ты расскажи точно где он чего такого говорил, мы проверим и спросим у Берка, если оно так.

- Да легко! Но помните, он вам наврёт с три короба!

- Народ, я лжец?

- Да подожди ты…

Бабырган, стоявший всё это время где-то сзади, тут подбежал ко мне и обнял.

- Папа, что происходит?

- Сынок, происходит вот что, папу обвинили в бесчестии, лжи и предательстве. А наш клан пока не знает что возразить. Или не знает… Так что похоже, что это так и есть.

- И что делать?

- Собирай вещи, похоже, нам больше не место среди них.

Гоблин краем уха услышал разговор, и увидел убежавшего в слезах Бабыргана.

- Берк не горячись, сейчас разберёмся. Так что, Дозер, ты согласен, что нужны доказательства? Сколько время тебе надо чтоб их собрать?

- Ну день, может два. Наверно к вечеру будут.

- Гоблин, ты чего не понимаешь? – у меня ком подкатил к горлу, и говорить стало тяжело. – Только что, при всех, меня назвали лжецом, обвинили в предательстве общего дела и так далее. И что-то я не вижу возражений. Значит – это так. Тогда мне не место среди вас.

- Чёрт, Берк, перестань… разберёмся.

- Прости Гоблин, но я так не могу. Тут всё просто – с этим человеком, Дозером, я в одном клане быть просто не могу более. Что бы там он не говорил, но для меня честь что-то значит. Поэтому мне придётся уйти…

- Гоблин, так что ещё нужно? – крикнули ему из толпы, собравшейся вокруг Дозера, и что-то яростно обсуждавшей больше между собой.

- Да пусть всё запишет, - Гоблин полез к Дозеру, по пунктам, где, когда, что сказано, про предательство – отдельно, откуда информация и так далее…

Я встал, и начал выбираться из-под навеса. Поймал самодовольный взгляд Дозера.

- Эй, может объяснишь народу, крикнул я ему, - почему ты ни разу не участвовал в охоте? Или почему ты ни разу не оставался в прикрытии? Почему, когда была нужна твоя помощь на той стоянке. Объяснить и показать людям, что рыбу лучше не травить химией. А ловить и не травить воду – ты сказал, что тебе это неинтересно?

- С предателем не разговариваю!

Я пожал плечами, и пошёл помогать Бабыргану собирать вещи. Лупанула молния, ударил гром. Несмотря на то. Что мы тут уже обжились за пол-года, на сборах вещей оказалось не так много. Мы быстро сложили две конные сумки, и сын уже привёл коней.

- Куда мы теперь, пап? Я тебя не брошу…

- На ту сторону реки. Там вверх по течению, в распадке, есть укромный тихий уголок, ручей там. Отсюда по прямой километров 14. Но это по прямой. Сейчас вода большая, переправляться придётся высоко по реке, где кони по мосту из брёвен перейти могут. Туда километров 10 отсюда, пойдём верхом.

Сын взял свой карабин, мы посмотрели на наше новое ещё жилище, тяжело вздохнули, и впрыгнули в седло. Кони не рады этому путешествию, говорят про размытые тропы и скользкую траву на склоне, а я им «идём не спеша, торопится некуда». «Да, там и трава сочнее», - откликнулся конь, и решительно пошёл вперёд.

Гроза ушла, выглянуло солнце, и пока все не вылезали с вопросами, мы быстро покинули стан и углубились в лес. Успели пройти скользкую тропу, и выйти на участок с небольшим наклоном, прежде чем снова зарядил дождь.

Самому ничего не хотелось, сердце щемило, не покидало ощущение того, что меня не то что бы предали или не поняли, а как-то наплевали. В любом случае уйти в отшельники был единственный выход. Жаль, что накануне серьёзной войны координаторов, но оставлять за спиной такого человека как Дозер, после случившегося я не мог. А клан, видимо, такое положение дел устраивало.

Вот с такими невесёлыми мыслями, мы с сыном уходили всё дальше вверх по долине. Сын понял, что папа не в духе и явно не в форме, поэтому снял карабин, дослал патрон в патронник, и осторожно озирался по сторонам. Но ничего не происходило, и уже к полудню мы были в паре километров от переправы, медленно спускаясь по лесу к поляне, за которой уже выход на переправу. Тут сын вскинул карабин наизготовку, и мы навострили уши – сквозь шум дождя стал слышен ещё шум, в лесу что-то начало происходить.

Мы чтобы избежать внезапностей, вышли на поляну и стали осматриваться. Но долго ждать не пришлось: из леса выскочила группа всадников, и двинулась наперерез к нам. Через дождь рассмотреть, кто это был, невозможно. На всякий случай я тоже взял винтовку, и дослал патрон в патронник, приготовившись отражать нападение.

Однако через несколько секунд я поднял ствол, осадил коня, и мы с сыном молча наблюдали, как к нам скачет три всадника – Гоблин, Джош и Сэм.

- Гоблин встал прямо передо мной и решительно скомандовал:

- Разворачивай. Пошли назад.

- Гоблин, я же сказал, это не совместимо.

- Я слышал. Разворачивай и дуй за мной.

- С чего это я должен возвращаться, чтоб на нас все косились из-за меня?

- Не гони пургу, Берк, ты знаешь что всё это полная чушь и ерунда.

- Я знаю. Они – видимо нет.

- Все знают. Давай не затягивай, до темноты надо успеть – будет Большой совет, там все, будет разбор с Дозером, и как бы ты нужен, не отлынивай.

Гоблин, по жизни довольно мягкий и дипломатичный, в некоторые моменты становится как кремень, аж искры высекаются. Судя по всему сейчас именно такой случай. Джош из под шляпы, с которой ручьём течёт вода, смотрел сурово, но когда мы встретились взглядом быстро подмигнул.

- Считай, тащите меня за шкирку.

- Да хоть и так.

Сэм с Бабырганом ускакали уже назад.

- Пошли.

- Зря ты так, Берк, весь клан за тебя, насколько я понимаю. – начал разговор Гоблин, когда мы уже начали спускаться по лесу. - Дозер однозначно не прав, но надо, чтобы он сам это понял.

- Э, а мне каково, что делать, и как люди смотреть будут? Да именно они.

- Да нормально люди смотрят, - сзади подал голос Джош. – Все видят и понимают о чём речь. Нет, конечно есть у нас упёртые технократы, им понимаешь душ горячий круглый год подавай, камин и всякие гаджеты, но суровая реальность и постепенно побеждает. Во всяком случае в полёты в космос уже никто не верит…

- Берк, ты сам всем говорил – «Судите не за слова, а за дела». Ты понимаешь, к чему клоню?

- Понимаю, но я с этим… деятелем… за один стол есть не сяду, в одном клане быть не смогу, и чтобы «Это» было за спиной если будет заваруха… нет уж.

- Я тебя понимаю. Надеюсь, сегодня всё решим. Мне лично этот бардак надоел, если что - буду махать шашкой.

- Только не тротиловой.

- Как скажешь.

- Вообще, мне не кажется, что это внезапно. Зрело давно. Я тебе говорил, что что-то с ним не так, ты всё отмахивался, не ссорьтесь и далее.

- Ну а ты тоже, везде выпячиваешь свою нечеловечность, ну вот, а ему это всегда не нравилось. Сейчас с ним Мара работает.

- И что?

- А ничего, он же упёртый. Но когда ты нажил в нём врага теперь точно известно, с чего пошло.

- Когда сказал что мы не совсем люди?

- Нет. Думаю, он бы это до сих пор бы терпел, если бы не та ваша перепалка на стоянке под мостом.

- Это когда он ходил в развалины, типа полазки, типа «стальное братство»?

- Да, ты тогда его при всех, особенно при людях, сильно унизил, втоптал в гавно. Он тебе это не простит никогда.

- Кажется он тогда начал всех убеждать, на занятии, что типа вся наша любовь к природе пока в этой природе жить не надо, и что никакой телепатии нет, и всё это сказки, я тогда возмутился, что он по факту нас всех во лжи обвинил, а всем пофигу.

- Да, никто не хотел ссоры просто. Но ты же его тогда просто «убил»! Ты же сказал что если так, то он не «стальной брат», а трус, который только строит из себя крутого «стального» а в реале боится даже в люк подземки спустится. А когда вы с Эльфом ещё устроили показательный разговор в конём Мары, у всех на глазах продемонстрировали телепатию… Вот тогда он и затаил обиду.

- Но как-то вот такого не показывал.

- Но боялся, что прочтём мысли.

- Да, боялся что прочтём, но при этом утверждает, что это невозможно. Где логика?

- Хочешь сам спросить?

- На те вопросы, что я уходя задал, ответил бы.

- Да, короче, обосрались мы с тобой в этой истории, Берк.

- Да уж… Думали что повзрослеет, начнёт что-то понимать, а он так и застрял в подростковых фантазиях.

Гоблин снова начал «искать мозг», натягивая на глаза свою измятую шляпу, с которой во все стороны текут ручьи воды. Дождь словно дополнял печальную картину сложившейся ситуации.

Когда мы вернулись в Стан, уже начинало темнеть к ночи, народ, не только наш, но и «конкуренты», собрались под большим навесом, где обычно был общий стол.

Стан гудел как взбаламученный улей. Такая нервная суета в сумерках под дождём. Моё возвращение не осталось незамеченным. Многие, даже не знакомые люди молча подходили и хлопали по плечу. Соклановцы тоже старались мысленно выразить поддержку.

За дальним концом общего стола, в развязной позе сидел Дозер, и вдумчиво жевал небольшой окорок, видимо оставшийся с ужина, Завидев меня он смерил неприязненным взглядом, и ухмыляясь продолжил жевать. Я уже собрался высказать, что думаю, но упёрся в бетонный взгляд Гоблина: «Берк, не надо, не сейчас».

Меня усадили напротив него, за другим концом стола, Мара принесла большую кружку Тиреевского чая, и кусок мяса тоже пожевать, я отрезал половину сыну:

- Так, коней пока не разгружай.

- Понял.

Чай однако согрел, после дождливого дня в лесу, и я понял свою ошибку – в прошлый раз я был просто не готов. Растерялся, потерялся, психанул. А сейчас я готов, собран, мобилен, и немного зол. За столом кроме нас по сторонам сидели почти все наши , но все старшие, вперемешку с представителями людей. Это говорило, что особенного разделения во мнениях нет. Но бросилась деталь – рядом с Дозером никого видно не было.

- Ну что, - опять Гоблин взял на себя роль ведущего, - Давай, Дозер, говори всё что есть. Ты приготовил список компромата?

- Да, вот – Дозер передал Гоблину жёванную небольшую бумажку, на которой что-то было написано не самым мелким почерком. Пока все по очереди изучают написанное, Дозер закончил мысль, - Я уже всё же сказал, Берк – предатель, изменник и обманщик, ненавидящий людей. Что можешь ответить?

- Начнём со сложного. Для начала – с чего ты взял, что катастрофа та была хуже, чем если бы её не было? Там назревала серьёзная эко-катастрофа, одна другую предотвратила. Кстати, как ты думаешь, кто создал экологическую? А да, чуть не забыл, ты тут распинался о том, что как это всё плохо и низко, что так нельзя с людьми.. только вот что-то люди из твоей местности тогда дюже злорадствовали, а потом едва ли не первые пришли мародёрствовать. Твоих родственников среди них не было? М?

Взгляд Дозера стал тучнее. Обглоданную кость он убрал в какой-то мешок и продолжал молча слушать.

- Ладно, едем дальше. Да, идея с координаторами и модулем была моя. Верно. Но как тебе результат? Или бы сидели мы сейчас где-то в гроте и жевали суслика на двоих вперемешку с песком, или вот эта долина? Я продался координатором едва не подставив собственного сына и родственников? Чудно. Только почему координаторы об этом не в курсе?

- Ага… - откуда-то из-за спины послышался голос Спила. По собравшимся прокатилась волна сдержанных смешков.

- Теперь Народ, да весь! – Я поднял голос, - Все! Скажите, кого и когда я обманул, что солгал, утаил что-то важное? Говорите, я готов ответить!

- Давай, давай, не молчим! – подбодрил Гоблин собравшихся.

Но они молчали. Ни одной руки.

- Та-а-ак, ясно, - подвёл итог Гоблин, теперь про ненависть к людям… Я прочитал твой… компромат. Моё мнение – бред, высосанный из пальца. Ни одной цитаты, подтверждающей твои слова тут нет, да и их-то всего… 3 штуки. Где обещанные сотни? Но это только моё мнение. Могут быть другие. Тиреа?

- Да что говорить. Дозер – зарвался. Помощи от него последнее время ноль, а раньше герой только в куче. Но зато всегда со своим «авторитетным» мнением. Твои обвинения Берку – сведение личных счётов за счёт клана и окружающих. Это нечестно и недостойно. Я всё сказал.

- Элон, ты что думаешь?

- Я думаю, что Дозер должен извинится пред Берком за всё… ну и Берк наверно тоже.

- Вот ещё! И пусть засунет свои извинения себе куда-нибудь!

- Не собираюсь извинятся перед этим.. существом, - ответил я тихо, но достаточно разборчиво.

- Эльф? Будешь говорить?

- М… - Эльф посмотрел на меня, потом на Дозера. – Ну что сказать, ты балабол, Дозер, а не «стальной брат», это точно. Твои обвинения Берку – чушь, и моё мнение, почти всё, в чём ты его обвиняешь, я бы мог предъявить тебе, но пока не буду…

Дозер сначала привстал, хотел что-то сказать, но потом слова сел, и уже пряча взгляд то в стол уставится, то поглядывал на собравшихся. Со мной взглядом встречаться уже не хотел, хотя я его своим сверлю.

- Дайте я выскажусь, - поднял руку Грей. – Я об этих исторически пассажах не особо в курсе, но скажу, шо ты, Дозер, стал очень заносчив и груб. Вокруг тебя сплошные конфликты. И это началось не вчера. – Грей посмотрел в записку Дозера с копроматом, она как раз у него, - Всё, что тут написано яйца выеденного не стоит. Высосано из пальца. Ты ему тут предъявляешь претензии за фразы… Ну лично я и крепче выражался. Почему ты мне это в вину не ставишь, а?

- Ты мне не враг.

- Ага. То есть если тебе кто-то говорит, что тебе не нравится, правду, ты его обвиняешь во лжи, и требуешь ответить за то, на что у других внимания не обращаешь? Не буду говорить как это называется, но слово не хорошее.

- Мара, может скажешь что?

- А что говорить… я вот слушаю, и в шоке. Дозер, как ты мог… Ты или подлец, или идиот.

- Так, Берк, тебе слово. Ты что-то хотел спросить у Дозера?

- Да, пусть ответит на вопросы. Первый, почему ты не принимал участия в наших операциях по спасению природы? Всегда ссылался на занятость, а сам сидел в какой-нить дыре с рваным противогазом?

- Да потому что мне нафиг не сдались ваши экологические заморочки. Стальное братство – это моё всё. Я этим живу…

- Романтика ржавого железа… Мда.. – протянула Мара.

- Хорошо, понятно, ответ принят, - ответил я, - Теперь тогда поясни нам всем тут собравшимся, какого чёрта ты тогда с нами столько лет вместе ходишь? Общаешься, что ты тут потерял вообще?

- Потому что у меня тут друзья есть. Не ты конечно же.

- Друзья? Замечательно, а как же Стальное братство? Это же тебе интересней? Почему ты не с ним?

Дозер в этот раз насупился и угрюмо молчал. Все уже знали о Стальном братстве. Это довольно суровые ребята, которые живут в подземельях и развалинах, добывая там старые консервы и крыс. Но при этом они яростно отстаивали свою территорию, так. Что координаторы к ним даже не совались. Зато у них была большая проблема – низкая дисциплина, пьянство, и «естественный отбор» там был высок. Дозера туда на километр не подпускали после пары встреч и общения. «Стальные» ему не доверяли. Хотя кто-то всё же ещё поддерживал связи, при случае.

- Ну и последнее, пожалуй. Ты знаешь, что у нас судят не за слова а за дела. Скажи, это правильно?

Дозер согласно кивнул.

- Теперь скажи, что ты сделал для клана? Вот так серьёзно, чтоб запомнилось?

- А ты чего?

Я развёл руками. Говорить даже не надо было. Наши загалдели перечисляя мои успехи, их было не много, но их помнили, в том числе охоты, Долину, идею с модулем, отчаянные бои, из которых не все вернулись, и в которых Дозер по стечению обстоятельств, теперь не странному, не участвовал. Я поднял руку:

- Справедливости ради я сам отвечу. Он хорошо продумал систему постов раннего оповещения, за перевалом.

- Да, да… - согласились собравшиеся.

- Так что же ещё?

- А ничего, - резко вставил Тиреа. – Давайте заканчивать уже. Спать хочу.

- А на мои ещё не ответили, вопросы! – словно ничего не слышавший, угрюмо заявил Дозер, но ничего кроме неприятно удивлённых взглядов не заслужил.

- А можно мне вопрос? – Поднял руку Эрик, - Я тут как бы новичок, со своими людьми, но вот вопрос у меня к вашему клану, ко всем… Он такой: как вообще у вас такое возможно? Как вы можете такое терпеть у себя внутри?

- Да никак, глухим голосом произнёс Гоблин. Таким… Людям… Среди нас места нет. Может быть свободен.

- Да не очень-то и надо!... – Дозер встал и сплюнул, - До свиданья… Нелюди. Вы мне ещё за прошлое не ответили… Я всё понял, Берк всех против меня настроил, подговорил, предатели…

Он двинулся назад, где за спиной стояли в основном «конкуренты». Но перед ним вырос Эйб.

- Дозер, знаешь… - он запнулся, - А вообще иди. К нам не приходи. Мы пока не можем тебе доверять, извини.

Дозер посмотрел на него снизу вверх, канадец тоже смотрел на него стальным взглядом, в котором было значительно больше, чем можно выразить словами. Дозер пошёл дальше, умышленно задев того в бок локтем. Люди расступились, и он поднялся выше места совета, и подобрал свой рюкзак и конные сумки. Мы молча наблюдали. Оказывается, вещички не только у меня собраны. Дозер подошёл к коню, и хотел закинуть сумки, но тот заржал, встав на дыбы, и убежал.

- Наглядно, да…

Он посмотрел на нас искоса, взял свой автомат, закинул поверх рюкзака, и шлёпая по лужам в траве направился к перевалу.

- Куда он?

- К «Чёрным клыкам». Он же «Стальной брат».

- Он лох и идиот, - уже не сдерживаясь, выдал Эльф, - Где он там с этой пушкой развернётся? Там АКСУ самое лучшее. А лучше пистолет-пулемёт. А ладно, не важно.

Мы стояли и молча смотрели, как тяжело и медленно нас покидает Дозер. Не смотря на всё, что только что произошло, в душе скребли жуки-навозники – мы все понимали, что часть вины в этом лежит и на нас всех.

- И всё же, Берк, ты это про людей-то будь посдержанней.

- Да куда ж дальше, ты картину не хуже меня знаешь.

- Это да… - Гоблин снова начал «искать мозг».

К нам быстрым шагом направляются Эйб, Эрик и Эни. Мы вместе подумали, что эту компанию можно называть «три Э».

- Я хочу сказать, что вы делать не правильно! – Выдохнул Эрик, - Это очень опасное действие, так нельзя!

- Если его поймают координаторы, нам крышка, - объяснил своего старшего Эни.

- Не должны, - ответил авторитетно Эльф. – Хотя не исключено.

- Почему? «Чёные клыки» рядом с «капканом», их даже видно оттуда! А следы?

- Дождь. Смоет. Он пеший. К тому же до «клыков» даже по дождю и склизкой дороге за три дня дойдёт без проблем. Ну, относительно. Дожди ещё дней 10 будут, что там останется…

- Они могут увидеть свет в развалинах и…

- Тогда он труп. Учитывая ситуацию, они сначала полирнут из артиллерии, посыпят с миномёта, а потом, если заметят что-то, может и вышлют группу. В таком раскладе разговор будет короткий. – в разговор вмешался Спил. - Если выследят что в развалинах кто-то есть – больше сидеть и ждать когда сам вылезет, это я точно знаю. Лезть в «клыки» - дураков таких как он нет. Конечно, зачистить можно, но потерь будет больше, чем хабара. Не, трупак, если засекут. Железно.

- Всё равно считаю, что это большой риск! Тем более сейчас. Он вас так легко предал, он может просто сам пойти к координаторам и всё рассказать. – Настаивал Эрик, а Эйб согласно кивал.

- Ребят, я прошу прощения, но что-то я сегодня устал. – Я чувствовал, что накатывает усталость, а надо ещё «разложится» в жилище. – Может я пойду, что-то день выдался какой-то…

- Ну да, заварил кашу, а нам расхлёбывай, - шутя ответил Гоблин.

Эйб же подумал: «Да иди, понимаю…»

Я уставился на него от неожиданности. Вот это новость. Тот немного странно улыбнулся и промолчал. Я кивнул.

- Да, иди, Берк, тебе на сегодня хватит. – Продолжил Гоблин, - Так, так что там про измену Дозера? Не, думаю, на такое не способен. Он просто дурачок, романтик, верящий в «железное братство» и фантазии о нём. Если он так сделает – его в первых же развалинах пришибут, и ещё поглумятся.

- Могут и сожрать… - я уже плохо слышал, что дальше рассказывал Эльф, звук дождя забил голоса, и я направился домой. Отсыпаться. На этот раз – уже домой.

В жилище Бабарган уже развёл огонь в очаге, тепло, сушит вещи. Вопреки моему приказу, но снял с коне сумки, и занёс их внутрь. Ну. Можно расслабится.

Снаружи бился о крышу и стены дождь и сгустился мрак. Пережит ещё один тяжелейший день сезона дождей. Усталость ломит тело, сын уже спит, а я всё думаю о Дозере – чего ради он на это пошёл? В конце концов, понимаю, что общение с ним с самого начала было ошибкой, даже когда мы всем кланом приходили его отбивать от возмущённых его хамским поведением поселенцев. Да, надо было уже тогда задуматься…

Эх Дозер, смыло тебя дождями.

Наутро, пока мы ещё отсыпались, завалился Гоблин со своей винтовкой. Мы в прошлый раз ремонт так и не закончили. Жизнь продолжается.

Военные приготовления решили отложить до конца сезона дождей. Всё равно раньше ничего не будет, хотя с «перевального» два раза сообщали о перехвате сообщений банды Лысого. Судя по всему, а все кодовые слова у нас уже были, сообщения были об отзыве рейдеров с мест. Всё сходилось к тому, что Лысый собирает силы для похода. План работал. Что касается Сакса, то им, как мы поняли, не было нужды занимать эфир, поэтому несколько ничего не значащих сообщений дело никак не проясняли. А рации их локальной связи мы перехватить не могли, потому что не позволяло расстояние.

Время и дожди подходили к концу, в небе стали появляться прояснения. Река разбухла, залила прибрежные низины и поляны водой, водопад бушевал так, что тихим вечером его можно слышать. Сезон дождей подошёл к концу, смыв многое из старой жизни…

Войны координаторов

В судорожном ожидании появления координаторов, времени было не много, но казалось, оно тянется. Хотя сидеть сложа руки не приходилось – проводили пару раз общую тренировку эвакуации из стана, обмен опытом и тренировки по скрытию следов, устройства засад и ловушек, сформирован оборонительный отряд последнего шанса «Пенсионер», а некоторые дети проявили столь живое участие в военной подготовке, что Мара настояла на создании отряда детей-лазутчиков на случай проникновения координаторов в долину. Их задачей не были диверсии или что-то в этом роде, а только добыча информации, используя свою способность прятаться в самых непредсказуемых местах. А при вполне взрослых навыках маскировки они вообще превращались в детей-невидимок.

Взрослые тем временем готовили запасы. Сколько продлится военное положение неизвестно, тем более чем это всё закончится, поэтому пришлось напрячься и создать продовольственные припасы длительного хранения, придумать «тормозки» - комплекты вроде армейского сухого пайка для мобильных групп проводящих разведку и сбор информации в пустоши за перевалом. Одним слово скучать не приходилось.

Всё большое, как известно, приходит не сразу, а постепенно. Так и в этот раз, приближение войны началось исподволь, потихоньку, в виде обрывков фраз радиообмена по вечерам, когда связь на УКВ усиливалась. Ведь УКВ – это диапазон локальной связи, а в мире, где работающий аккумулятор для рации ценнее кучи оружия – это о чём-то говорило.

Фразы были правда малопонятные, но вскоре можно было их разобрать, это в основном были запросы позывного, и временной интервал в ответ. Вроде «Каспер на связь – На связи, 30 минут.» Или «До полудня». Подумав коллективом, мы пришли к выводу, что это модули лысого растянулись по дороге и их запрашивают, когда те доберутся до остановки. Потом появились сигналы и от группировки «Сакса», но их назначение понять не удавалось. Ясно одно – план работает, и те, и другие идут на встречу друг-другу. Примерно дней 5 мы слышали всё лучше и лучше, пока сигналы в один прекрасный день не стали материальными. С поста «Гора» передали, что на горизонте появились «пыльные следы» от двигающейся в нашу сторону колонны техники.

Странно, «Лысых» мы услышали раньше, а «Саксов» раньше увидели. На этот раз, правда, такой тревоги, как в прошлый, по поводу их появления не было, и «встречать» их никто не пошёл. То же самое, когда «Камень» снова отсигнализировал о приближении чего-то. Правда к тому моменту стало ясно, что с запада движется не такая большая колонна как мы ожидали. Мало того, пока модули Лысого (для простоты в обиход вошло слово «лысы» обозначающее координаторов банда Лысого), медленно но верно пылили на горизонте. Саксы встали небольшим лагерем и выслали небольшую группу, разведку, судя по всему. Одновременно с этим пост «Грот» передал, что со юга тоже приближается кто-то. Это был небольшой сюрприз, и мы не знали что с этим делать, пока не перехватили переговоры этой группы с другой такой-же, но двигающейся с востока – это были Лысы. Видимо они разделились на два отряда, и решили зайти с разных сторон. Самое интересное, на это отреагировала развед-группа саксов, остановилась, и замаскировалась.

Дальше мы благодаря постам, радиоперехвату, и небольшим (по двое) развед-группам и поднимаясь на «перевальный» лично, стали свидетелями настоящей игры стратегий координаторов, разворачивающейся буквально перед нами.

Надо отдать должное, Лысы очень технично окружили и блокировали капкан. В это же время за ними наблюдали Саксы, и когда Лысы поняли что в «Капкане» ничего нет, сумели вычислить разведчиков Саксов. Между ними завязался короткий бой, в результате которого группа Саксов была уничтожена. Но её радиообмен с «центром» был многообещающий, они описывали, что на них напала чуть ли не целая армия русских, поджидавшая в засаде. Сразу после этого всё пришло в движение. И Саксы, и Лысы двинулись в сторону капкана. А развед-отряд окопался прямо на месте «капкана». Мы не без труда удерживали Эни от соблазна устроить им фейерверк.

Лысы конечно тоже засекли приближение Саксов, поняв, что уничтожили только какую-то мелкую мобильную группу. Поэтому в «Капкан» на полных парах (ехали даже ночью) прикатило несколько грузовиков Лысов, и уже утром разведка доложила, что те сооружают на месте «капкана» полевой лагерь, и там куча миномётов и огневых точек.

Дальше события развивались столь стремительно, что сообщения разведки накладывались друг на друга, а радиоперехват вносил неразбериху. Но потом картина вырисовывалась во всей красе.

Саксы предприняли «Блиц-Криг», и удачно. Нои выдвинули мобильно-бронированную группу к «капкану», и сходу размолотив оборону Лысов, превратили там всё в месиво. Разведка сказала, что даже пленных не брали, раненых добивали их крупнокалиберных пулемётов, пока ничего живого не осталось. Судя по всему, людей своих Саксы берегли.

Лысы же после этого повели себя неожиданно. Они не стали бросаться мстить или демонстрировать какую-то мощь. Они начали строить постоянный базовый лагерь, предварительно поставив на подступах несколько укреплённых наблюдательных постов. По дороге к ним потянулась вереница машин, некоторые, видимо порожняк, пошли обратно. Саксы поняв, что дело быстро не кончится, начали укреплять свой лагерь.

Наблюдения за происходящим были настолько интенсивные и разнообразные, что у нас вошло в обиход новое понятие – «Сводка». Сводка была вечерней и утренней, мы, кто особенно интересовался происходящем, или мог что-то умное предложить или высказать – собирались в штабе на «перевальном», оборудовав что-то похожее на зал заседаний около радиоцентра, где узнавали и обсуждали обобщённые данные от развед-групп и постов, уже не только дальних, но и ближних.

На Сводках обсуждать было особенно нечего, потому что всё хоть и не совсем, но в итоге идёт по-плану – координаторы вступили в конфликт, поубивали тех, кто мог бы его остановить, и судя по всему собираются с силами, чтоб сцепится по-серьёзному. За исключением того, что с Лысами происходило какое-то непонятное движение, ничего не предвещало серьёзных проблем.

- План работает, друзья, но затягивается, - резюмировал итоги очередной вечерней «сводки» Эльф. – Хотя мне лично не по себе, что это происходит у нас под носом.

- Да нормально, - ответила задумчиво Элона, - пока там мальчики внизу заняты облизыванием своих больших пушек, а потом друг другом, нам с правильной ориентацией беспокоится не о чем. Ведь главное, что бы к нам не лезли верно?

Все заулыбались и закивали. Но утром выяснилось, что Элона зря это сказала – сглазила. С постов на склоне передали, что в нашу сторону по склону поднимается три Лыса, судя по движению и экипировке – разведка местности, может дозор такой.

Хорошо что информация пришла быстро, прямым каналом с места и во время утренней сводки.

- Так, всем на склоне, проверить следы, что бы чистые, передай.

- Делаю, - ответил дежурный по рациям.

- Так, ещё, траекторию отслеживать, людей не трогать, они если совсем сюда не подойдут, ничего заподозрить не должны.

- Эльф, если не забыл, там пройти не так просто.

- Я на всякий пожарный.

Через пару часов, которые мы так и просидели на «перевальном» пришла короткое сообщение, что группа Лысов забуксовала у первого барьера.

Это было логично. Мы для того перед дождями и строили эти «барьеры» из камней и валежника, в самых неудобных местах для подъёма, чтобы остановить продвижение координаторов. Но в основном техники. А вот для себя оставляли небольшие проходы, но надо было знать, где они.

- Так, кто там ближе всего?

- Майк с Зонером. Позывной Глаз-5.

- Глаз-5, Перекопу… - Процедил Эльф в рацию.

- На связи.

- Парни, на втором барьере быстро и без шума закрыть проход.

- Ясно, уже в пути.

Потом передали «Готово». Дело то было не хитрое, если сверху, тем более данная возможность предусматривалась при строительстве. Хитрость была не сколько в мощности «затычки» сколько в том, что её просто не обнаружить, не зная.

Ещё через час сообщили, что Лясы нашли наш лаз, и перебрались через первый барьер. Мы затаив дыхание, ждали новостей, но запросов в эфир не делали. Там внизу, наши ребята и так знают, что нужно говорить и когда. Через минут 30 пришло сообщение:

- Перекоп, отбой. Гости возвращаются домой.

Мы выдохнули. Потом пришли подробности – Лысы как увидели второй барьер, который раза в 3 выше первого получился, и был как и все, похож на последствия толи оползня, толи лавины, просто грязно выматерились, посидели-отдохнули, и пошли назад.

Но мы поняли, что у нас есть внеплановая угроза. На вечерней сводке собралось уже много народу, и стали думать, что делать.

- Не прошли эти, пройдут другие, - уверенно заявил Эрик. - Какой у нас есть план на это случай?

- Смотря до куда пройдут.

- Ну придут, уничтожим их, желательно по-тихому, и всё… - высказался кто-то «из зала».

- Прошу всех, кто не в курсе, понять одну важную вещь! – повысил голос Эльф, так чтоб его услышали не только кто стоял рядом, мы и так это понимали, - Если мы укокошим группу каких-либо координаторов тут наверху, то следом придёт другая, более сильная, вооружённая, и наверняка постарается сделать что-то нетривиальное. За ней ещё и ещё, и мы быстро окажемся в ситуации, когда война будет идти рядом с нашим домом. Этого нельзя допустить.

- А как их остановить и не допустит на перевал?

- Нужно принять «Красную линию». До неё пытаемся остановить без прямого взаимодействия. Если они её переходят – тогда придётся пойти на боестолкновение.

- Выдать себя за других координаторов?

- Без разницы. Результат будет один и тот же. Важно решить где будет эта линия..

- Так вроде уже решили, или для чего мы укреп-район строили на валу-подъёме перед «поляной встречи»? – возразил я. «Поляна встречи» - это место, где я встретил Джоша.

- Да, точно, мы не должны допускать их прохода сюда.

- Какие соображения, чтобы этого не допустить?

Все посмотрели на Элону, но та лишь задумчиво смотрела в стол, подперев голову рукой. Она только отрицательно покачала головой, в ответ на внимание.

- Ситуация: у нас нет решения. Давайте предлагайте варианты.

Тут стало тихо. Вариантов ни у кого не было.

Эльф прохаживается туда-сюда между собравшихся вдоль стола с оперативной картой «Заперевалья».

- Так, пока принимаем такой план: все проходы в барьерах закрыть и замаскировать, группам использовать подземные лазы. Да, знаю, это плохо, знаю, что после дождей некоторые затоплены, и что они не стыкуются между собой. Но это наш шанс на то, что координаторы перебьют друг друга раньше, чем доберутся до «красной линии».

Работой по координации работы разведки как-то само собой вышло, что занимался Серый, иногда помогал, заменял и сам участвовал Зонер. Зонер ещё не вернулся с задания, поэтому за разведку ответил Серый:

- Может, всё же сделаем сбойки? Ребятам и так не просто.

Эльф остановился у карты, где небольшими тёмными червячками были отмечены сделанные нами лазы. Пещер тут не нашлось, поэтому всё рукотворное, подземными ходами это назвать тоже нельзя, в лазах можно было максимум пролезть с экипировкой, но ходить – никак. Кроме того, они были умышленно расположены так, что если кто-то случайно найдёт один лаз, то другой найти будет не менее сложно. А прямого лаза на всю длину, ну почти, мы специально не стали делать, потому что найди его враг, и мы сами не заметим, как он будет стоять на перевале. Но теперь на это смотрим несколько иначе.

- Ну и где тут можно сделать собйки, чтобы не засветится при работах?

- Вот тут, здесь, и здесь. Ещё можно сделать скрытый лаз между лазами по верху, используя вот эту гряду торчащих камней. Прямого хода всё равно не будет, - продолжил Серый, - но хоть что-то.

- Никто не возражает? – Эльф посмотрел на собравшихся. Но поскольку среди них не было никого с идеей лучше, то и возражать было некому. – Сколько тебе надо времени и сил?

- Лап 20, инструмент… Это сверх того, что сейчас на заданиях, и пойдёт завтра.

- Это понятно. Эрик.. Поможешь?

- Да, конечно, чем можем. С утра займусь.

- Эрик, прости, работу нужно начинать этой ночью. Утром могут быть новые «гости».

- Тогда я вынужден откланяться.

- Я сейчас спущусь, собирай их у центрального навеса, буду инструктировать. Может, ещё приведу кого.

- Хорошо, - откликнулся Серый, и тоже засобирался.

- Да, невесёлая картина вырисовывается…

Элона молча покивала. Это был тот случай, когда даже она не знала что делать.

На следующий день координаторы дали нам «передышку», потому что произошла очередная стычка около «Чёрных клыков». Судя по всему, ударный отряд Лысов выдвинулся туда, чтобы закрепится на удобной позиции с фланга от их основной базы, которая переживала бурное строительство. В Эфире появилось новое слово «Мешки», расшифровки которого мы не знаем, пока из леса с Марой не вернётся Спил. И этот ударный отряд напоролся на замаскированную засаду Саксов, произошёл бой, причём он длился почти весь день, и к вечерней сводке стало ясно, что Лысы понесли тяжёлые потери и отступили.

Всё это позволила нам сделать запланированные сбойки и дополнительно (из отвала) укрепить барьеры.

Передышка кончилась очень быстро. Уже на следующий день в нашу сторону выдвинулась довольно внушительная (рыл 10) группа, с каким-то багажом. Шла она медленно, словно точно зная, куда и идёт и что её ничто не остановит. На фоне вчерашнего провала около «клыков» данное действие выглядело лишь на первый взгляд странным, но после полудня наблюдающие за ними разведчики сообщили, что они пройдя первый барьер, прошли вдоль второго на запад, и там залезли на самую высокую точку что смогли, где судя по всему начали окапываться для долговременного сидения. Они сделали наблюдательный пункт, чтобы снова не нарваться на засаду Саксов. Всё бы ничего, но оттуда можно засечь и передвижения наших разведчиков, и много чего ещё, что потребуется потом. Эльф срочно созвал совет, но идей как всегда не хватало. Но к вечерней сводке, когда мы уже сидели и думали что перемещения делать по видимой им части только ночью, как по рации вызвал один из наблюдателей.

- Точка подглядывания смылась, - доложил он, поставив всех присутствующих в недоумение. – Мы выходим, подробности наверху.

В результате до ночи все сидели на «перевальном» пока туда не пришла усталая, грязная и продрогшая группа из троих бойцов, и в перерывах между глотками горячего чая отрывками не поведала детали предпринятой ими спецоперации.

Они «вели» этих Лысов от первого барьера. Когда те засели под вторым, наблюдая за ними сверху, заметили, ибо не заметить было сложно, что прямо над ними, за барьером, за время сезона дождей набралось небольшое озерцо, запруженное собственно нашим барьером. Ребята просто выворотили под шумок обустраивающихся в наблюдательном пункте Лысов несколько валунов, и практически «спустили их как дерьмо в унитазе» вместе со всем, что они притащили, сразу за первый барьер. Вроде все выжили, но были полностью деморализованы, и судя по всему у них раненые, которых несли на руках, бросив в грязи сошедшей сели весь свой скарб.

Враг у ворот

Кроме этого в штабе появился Спил, и попросил подробнее рассказать, в каком контексте слышали про «мешки».

- Говорили по записям примерно так: «Я такой-то, у меня два мешка, завтра будет ещё два».

- Так, всё понятно. Похоже, они везут рабов. Сюда. Автобараки такие, как везут куда, так «в мешок». Лысый тут решил поселится видимо.

- Это очень плохо, и всё усложняется… - почти хором сказали Эльф с Элоной. – Теперь нужно не просто уничтожить координаторов, но и освободить перед этим рабов. Серый, есть план стоянки Лысов? Ну их базы?

- Откуда? Городят что-то, и всё, мы близко стараемся не ходить, опасно и не нужно.

- Срочно, пусть кто сможет – срисует планировку.

- Понял. Но на это придётся выслать дополнительную группу. Ребятам нужен отдых.

Сразу вверх поднялось несколько рук. Они готовы выступить хоть сейчас, только надо экипировать. Серый тяжело вздохнул – опасная затея…

- «Перекоп» – «Глазу-8», - оживилась рация.

- На связи Перекоп.

- На вас с запада траверсом Гости. Саксы. Идут очень странно. Ведём наблюдение.

- Дистанция, подлёт?

- Два дня. Им надо будет перевал и скальник обходить. Странная траектория.

- Принято.

- Ну что, братья и сёстры, похоже, времени у нас не остаётся. Началась движуха на склоне, придётся работать много. – Эльф был серьёзен. Ситуация выходила из-под контроля. – Серый… тут ещё один вопрос. Точнее задача. Ребята же пойдут в сторону «Клыков»?

- Да. Скорее всего, им там придётся временно прятаться и пережидать ночь. Вот думаем, что им собой взять.

- Там это… посмотрите, Дозер как. Если будут следы или что, короче тоже задачка. Надо знать если с ним что не так.

- Ох ё… Да, понятно. Но это потребует время.

- Дозера я поищу, - откликнулся Зонер, - Он вроде со мной как-то ладил. Так что я в группе.

- Выход через час, - объявил Серый, - У вас…

- …Два дня на работу, и подлёт-отлёт, максимум. Наблюдать всё, что, где, для чего и как функционирует, где кто сидит, где рабов держат, всё.

- Понятно.

- Удачи.

Серый, Зонер и несколько ребят двинулись в низ собираться в дорогу на задание. Но вопрос с Саксами, зачем-то идущими кружным путём, так и остался. Эльф, как и все кто склонен рассчитывать несколько ходов вперёд такие ситуации очень не любил. Он дал запрос наблюдающему посту, что необычного в их движении и траектории. Те дали примерный их маршрут, предполагаемый, и добавили:

- Тактика движения очень странная. Они проходят несколько сотен метров, иногда меньше, и разбегаются в разные стороны и что-то высматривают. Потом снова идут. У них большие укладки, удалось рассмотреть элементы альп-снаряжения.

- Спасибо ребят.

- Пожалуйста, переведите на английский что узнали, - внезапно попросил Эрик. Перевели.

- По моему, саксы просто боятся, и на каждом шагу им враги мерещатся, засады. Их раз шугануть – сами убегут, - высказал предположение осмелевший Спил.

- Так, давай те прикинем по карте, где они идут и куда, - Эльф стал рисовать линии. – Интересно получается, это такие «нормальные герои», идут в обход. Очень большой обход. Если бы хотели к перевалу, то ч бы на их мете…

- Это тактика гарантированного трассирования, - откуда-то из глубин донёсся чистейший английский. – И они ни черта не боятся. У нас большие проблемы, если так как говорится по радио.

Эрик смущённо развёл руками, и вывел к столу пожилого мужчину.

- Должен вам представить… Это Сеал, мы его так зовём, своё имя он представлять не хочет.

- А с чего он так уверенно говорить про трассировку? Трассировку чего?

- Сеал.. Это от Navy Seal («Морской котик»), он служил в молодости, и знает о чём говорит.

- Я ещё скажу, - продолжил Сеал глядя на рисунок Эльфа на карте, сто к одному, что они идут не к нам сюда. Они хотят поставить стационарный наблюдательный пост, за низиной, и маршрут к нему трассируют не короткий, а гарантированно безопасный. И никакими камнепадами, водосбросами и прочей ерундой вы их не уберёте. Вы даже близко не подойдёте – они все подступы заминируют. Я знаю эту тактику.

- Вы думаете, что у Сакса на службе ваши коллеги или один из них?

- Мои коллеги никогда не были и не будут мародёрами и насильниками!!! – рассердился старик, - Знаете, у нас есть понятие честь! – старик закашлялся от возбуждения, а Эрик показал Эльфу кулак.

- Ну, может кто-то продался, из другого подразделения, мало ли что, или инструктаж… - попробовала спасти ситуацию Элона. Но старик уже взял себя в руки.

- Да, может кто из кавалерии… Методичка-то одна на всех, это есть так. Как у вас говорят – «В семье есть неправильный»?

- «В семье не без урода».

- Да, уроды везде попадаются, - согласился старик.

- Скажите, - вкрадчиво продолжил Эльф, - Где, по вашему, они могут поставить свой пост?

Саел достал очки, и сопя изучил карту. Потом решительно ткнул толстым пальцем в одну точку:

- Тут. Поищут выдающееся место, типа утёса, там будут смотреть. Сам пост будет замаскирован на склоне рядом.

- Эрик, почему так долго прятали от нас этого парня?

- Да старый он, ворчит много. Вот сегодня пришёл всё же посмотреть, чем мы тут целыми днями занимаемся.

- Если тут, то этот пост нас скуёт по ногам и рукам. Это даже не проблема, это…

- Может просто зачистить их, и всех делов?

- Ага, тогда тут придёт и будет шуровать уже не отрядик с поста, а целая бригада, и война начнётся прямо у перевала. Нет, это невозможно. Надо что-то придумать. Есть идеи?

Последнее время с идеями у нас явно напряжонка, и этот вопрос не стал исключением, все молча смотрели в карту, и в голову ничего не лезло.

- Стоп. Ведь Лысы из-за того, что их смыли, не остановятся, и скоро придёт новый «дозор». Может их того, «встретить» с Саксами. И пусть месятся.

- Ага, чудно, только две проблемы – как их свети, указатели поставить? И что делать, когда они начтут месить так друг друга, пытаясь обойти противника всё выше и выше? Или надеешься что внизу перебьют друг друга раньше, чем доберутся до «красной линии»?

- Да, не подумал… - Почесал затылок Гоблин, до этого молчавший, а теперь снова «ищущий мозг».

Опять повисла напряжённая пауза, многие посмотрели на Сеала, и тот понял, что от него хотят.

- Я уже слишком стар, чтоб скакать с базукой по горам, он я солдат. Я могу вам только сказать, как действовать будут они, но что делать вам – думать должны вы, молодые. Сразу говорю, на вашем месте… я бы думал, как их обмануть, но у вас так всё сложно.

- Спасибо Сеал, и на этом, и так помог.

Дед кивнул головой, и отошёл назад к лавочке, где грузно уселся. Мы снова остались с тем же с чем и были – ни с чем.

Но тут на меня снизошло просветление.

- Кажется, я знаю выход. Если не можешь что-то победить, надо это возглавить… Ну, как-то так.

- Так, Берк, не тяни, давай, выкладывай подробнее.

Я хоть и представляю, что хочу, но с чего начать – не очень.

- В общем, я подумал, что зачем сопротивляться этим наблюдателям, когда можно их попросту подменить, и обмануть их хозяев.

- Саков не обманем, дохлый номер.

- Почему?

- Они коды меняют, это не Лысы, к тому же лично хорошо знают с кем говорят, и его приколы. Нас вычислят сразу, даже если там будет сидеть Джош с Сеалом.

Джош и Сеал закивали головами.

- Не надо Сеала с Джошем. Будет работа для Спила.

- Это как?

- Так, давайте сначала разберемся со временами. Элон, ты уже считала по времени ходы?

- Да. Примерно ясно что и когда.

- Вот. Вываливай в привязке к теме.

- Ой, ладно, давайте без пафоса. Все свои. А получается вот что: обе стороны лезут в горы ставить наблюдение. Значит – пока не будет корректировщиков на склоне, чего-то серьёзного мы не дождёмся. Но как только будет корректировка – сразу начнётся схватка серьёзная. Теперь по времени. Если не брать в расчёт наши усилия, то Саксы начнут работать через пару дней. Лысы после унитазного похода пришлют хлопцев покруче, поумнее, и учитывая географию и время на сборы… ну получается их можно ждать уже завтра во второй половине дня. Так... да. Получается у них преимущества больше. Тут ещё вот что, при таком раскладе, всё это может наглухо нас тут запечатать, и как наша группа будет возвращаться с «Клыков»? Она как раз попадёт под их наблюдение, и обе стороны их примут за противника, и скорее всего не полезут в драку, а просто постреляют из чего-то типа миномётов или пушек. Мне это всё не нравится. Но это может спровоцировать начало крупных действий между саксами и Лысами.

- Не, ребят. Мы подставить не можем…

- И не надо. Надо чтобы Лысы нашли Саксов на горе. Разбомбили их пункт, и засели в нём. Саксам на то, чтоб восстановить его работу нужно будет выслать ещё группу, это дня три минимум. До этого по ним уже ударят Лысы.

- А что, Лысы на горе лучше для нас?

- Нет, но Лысы там будут не долго. Мы их там того, нам нужно будет их там анестезировать. Причём не обязательно тихо. Если что скажем, что от Саксов недобитых отбивались, и будем корректировать Лысов… Вот, Спил, заодно со своими старыми друзьями пообщаешься.

- Ага, - буркнул тот, - Друзья, но пообщаюсь, мало не покажется.

- Не, не надо их гнобить, будем делать вид, что мы Лысы. Тогда у все всё сойдётся, и «гости» ходить перестанут, а если и пойдут – всё легко списать на противников не вызывая подозрений.

- Так, я что-то не понял, - перебил Эльф, - кто то спрашивал о том, как они, Лысы, найдут Саксов, и ответа вроде не было.

- Да, точно, пропустил. Тут тоже интересная комбинация. Итак, пока Саксы топают к своей точке, на горе появится группа Лысов с той же задачей, верно?

Элона кивнула.

- И что будет, если их атакует и размолотит группа Саксов? А то, что в отместку Лысы пришлют группу отборных специальных головорезов на поиски этих Саксов. Они будут их искать. Ну а мы поможем, подадим нужный знак.

- Это как?

- Ну… знаешь приём «тень на горизонте»? А если ещё и с отблеском оптики?

- Приём все знаем, только кто будет этой тенью? Ладно, решим, вопрос такой, а откуда возьмутся завтра днём на склоне Саксы, и ещё конкретно встречающие Лысов?

- А что, у нас нет возможности устроить шоу? Ну вот, тогда как раз, пока придут «спецы» от Лысов, Саксы уже успеют закрепится в нужном им месте. Фишка лишь в том, что бы «тень на горизонте» была в курсе происходящего.

- Ха, точно.

Элона улыбнулась хитро, и показала большой палец. Ей эта многоходовка понравилась. А я был горд собой.

- Да… - протянул Эльф, пока Гоблин переводил на английский мои измышления, - Ну и комбинация из провокаций… Это прямо спецоперация какая-то, для супер-пупер шиёнов. Мда, я вот подумал, все знают поговорку про инициативу?

- И инициатора?

- Да. Так вот, тогда ты, беркут, всё это и организуешь, как надо, так сказать возглавишь клановое подразделение по спецоперациям.

- Можно пришивать лампасы?

- Ага, из шкур убитых координаторов…

- Короче, шутки-шутками, а мне тогда потребуется отчаянная группа, которая… так, сколько мы смыли Лысов? 10, точно. Короче следующая будет такая же или больше, и нам надо будет дать им бой. Причём в этот раз они к нему будут готовы, скорее всего. Так что теперь вопрос у меня: кто со мной?

- А кто нужен?

- Нужно три стрелка хороших, быстрых, снайпера, подрывник, кто-то на прикрытии-покрытии, чтоб здоровья на большой пулемёт хватило, ни пара-тройка ребят в ударную группу для поножовщины.

- Э! Подрывник уже есть! – крикнул из далека Эни.

- -Замётано! Кто ещё?

Я увидел несколько рук. Конечно тут был Джош, Элона, Эльф, Грей, Эйб, и даже дед-Сорокалет. Ещё двое малознакомых ребят из «конкурентов», но самое интересное – это Гоблин и Спил.

- Гоблин… Ты чего?

- А что, надо размяться для общего дела.

- Ты стреляешь – так себе, не твоё это, ты тут нужнее.

- Тут без меня и Эрик справится, если что. А что, мне нельзя что-то для клана и посерьёзней разговоров сделать, а, Берк?

- Гоблин… я ж тебя давно знаю. Но кем тебя взять?

- Эх… Ну…

- Будет мне помогать, - вставил Эни. Ну и прикроет если что.

- Ладно, уболтали. Спил, что-то не думаю, что хорошая идея, и что ты готов к такому.

- А с чего так?

- Ну хорошо. Давай после поговорим.

- Берк, по экупу… - Эльф напомнил о себе.

- Так. Сначала с кадрами. Не ребят, раз уж я тут командую, то давайте слушайте что думаю. Так вот, Либо Эльф, либо Элона. Обоих вас потерять, если что, клану будет напряжно. Да и кто-то нужен быстрый тут. Эльф, думаю тебе лучше тут быть. Мне нужен крепкий тыл.

- Понял.

-Теперь экуп… Так сразу, всем – говорим на поле только на английском! Или молчим. Операцию начинаем как только на подходе объявятся «клиенты» если до утра завтрашнего нет – то утром выдвигаемся точно. По оружию отдельно. Есть ещё кое-что. Джош!

- Я!

- У Сакса, говорили опознавательные знаки есть, там ранги или что?

- Да, нашивки. Вроде званий. Ну и значок вышивается к какому делу относишься, там разведка, ударники, технари, медики, обслуга…

- Ясно, надо будет нам все срочно что-то нашить такого. Спавимся?

- Женщин попросим. Будет.

- Операция называется…. М… «Барьерный риф». Как будем действовать на месте – решим по месту, ибо не понятно где оно будет. Но народ, мы готовим откровенную провокацию, и давай те уж сделаем её так, чтобы муха нос не намочила!

- Да понятно, откуда придут, - возразил Эльф. – Они придут туда же и будут искать более удобное место без сюрпризов. Скорее всего, через второй барьер полезут.

- Да, тогда примерно ясно. Как определим, где полезут – минируем проход. Снайпера со вех секторов чтобы пробивали, ну метров до 50. Прикрывающий будет напротив, ударные в засаде у барьера. Как-то так. Эльф, нужно будет быстро и точно нас навести, наблюдающие разведчики смогут?

- А что нет-то?

- Хорошо, нам светится и высовывать бошки точно нельзя, раньше времени. Так, на подготовку – 3 часа, потом тут собираемся. Элон, что-то перекусить может?

- Придумаю.

Я выдохнул. Вроде всё решили, и пошёл вниз к стану, к главному костру, Элона обещала что там и перекусим.

Потом, пока все собирали экипировку и прилаживали на себе, так чтобы на пешем ходу не звенела и не болталась, я остался на некоторое время один. Потом из темноты ночи вывалилась фигура Спила, он молча подошёл и вопросительно посмотрел на меня. Я ему указал на пенёк рядом. Чувствовалось, что разговор будет долгим.

Спил подсел поближе к костру, словно ожидая от него поддержки.

- Так что ты хотел сказать? – спросил я у него, зная, что это на самом деле не я предложил поговорить, а это у него что-то там накипело внутри, изменилось, и ему нужно в этом разобраться. Понятно, что на операцию «Барьерный риф» я его взять не могу, мне там Гоблина хватит, но и наплевать на новичка тоже нельзя. Для него это может быть очень важно, а сейчас, а такой обстановке будучи командиром, мне нужно учитывать максимально всё.

Спил бросил на меня коротки взгляд, покопался в своей сумке, но ничего оттуда не достал. Он явно собирался с мыслями и думал с чего начать.

- Начни с того, с чего началось.

- Это не так просто, Берк. Тут столько всего…

- Спил, ещё не давно, я тебя чуть на куски не порвал из пулемёта, ну и потом сам знаешь что было. Теперь ты просишься на спецоперацию против тех кто тебя кормил несколько лет. Так просто ничего не бывает, и мне нужно понять, почему? Ты ведь даже не стрелял, и вообще, какой-то пацифист по жизни…

- Скорее пофигист… - Усмехнулся он, - Стрелять-то я как раз умею, и не плохо, спроси у Мары.

- А что тогда…

- Долгая история. Я говорил же, что когда пришла вода, мы в сопках жили? Да. Вот. Нас там три семьи было, три стоянки. Ещё не знали никаких координаторов, никаких бандюков, просто выживали. Ну и вот, как-то сошла сель на одну стоянку. Обвал какой-то, тряхануло тогда. Отец взял верёвку, носилки, ну аптеку там, пошли спасать, если кто жив. И знаешь чего? Приходим а там… В третьей семье было два брата. Мы пришли, стоит тележка, уже с барахлом, и эти, братья, ещё на нас рыпнулись, но у отца было ружьё, короче ушли они. Нашли женщину, видно ещё жива была, когда эти пришли. Добили они её, а потом просто грабили что нашли. А так, раньше, общались, вроде нормальные люди. Их потом Топор тоже всех покрошил. Ну и понеслось.. Бандиты, координаторы и махинаторы, Топоры-шмоборы, Корчавые-курчавые, Кулаки, Лысые… Саксы-шмаксы… Думаешь поселенцы тоже все такие добрые и мирные? Да хрен! Дай им стволов, колёс-моторов – будут те же координаторы. Они все одинаковые, только возможности у всех разные. Ну вот поэтому. Какая нафиг разница с кем воевать и на чьей стороне – дерьмо везде одно, и если одна куча сожрёт другую… ничего не изменится. Сильный пожирает слабого, всем наплевать…

Я уже понял, что хочет и куда клонит Спил, но ему нужно было выговорится. Он всё это больше похоже не мне говорил, а себе.

- И поэтому ты не стрелял тогда? Дерьмо месить не хотел?

- Да. Мне вообще наплевать было, чем всё это закончится. Я понял одно – всё всегда приходит к одному. Вот наш Лысый – бандит и гавнюк, мародёр и убийца. Но строит из себя чуть ли не президента какой-то страны, изображает государственность, пафос наводит… Со временем ведь так и будет! Напридумывают законов, суды, понаделают адвокатов и судей, настроят школ и институтов, полиция-милиция, армия и чиновники, и всё будет как и было. А суть-то у них у всех одна! Что те братья, что Лысый с Корчавым и Кулаком, чтоб ему на том свете сладко не было…

- И что же изменилось? – помогаю ему вернутся к теме. К его сбивчивой речи я уже привык, но заметил что от темы уходит. – Теперь ты решил, что где-то дерьма меньше?

Спил задумчиво смотрел в огонь, а в его голове наблюдалась определённая каша.

- Сначала, когда вы меня ну это… типа отпустили, учится там, я не понял что за прикол. Думал «Ога, вот попал к сектантам. Ща попрёт – кто не снами, того Бог кирдык, слушай гуру, делай как мы, тогда пронесёт». Классика жанра. Да мне пофиг было, кормят, вроде не бьют, а там посмотрим. Как-то так. Но потом всё изменилось… Не знаю что… Вот тот цветок, Мне его Элона дала в руки, живой, говорит попроси… он распустился! Как так? А эти птицы… Я и сейчас не понимаю. И вот это без техники. Вроде бред какой-то. Ну помнишь, говорили. И да, ведь можно! Блин, просто мозги другие нужны, наверно. Ну и вот, тогда, когда вы это, с Дозером… Я вообще не понял, как вот так его опустили, это же… Ну не знаю. Я тогда вообще потерялся. Кстати, когда узнали, что ты с сыном ушёл, знаешь что тут было? Гоблин тут такое устроил!.. А я вообще потерянный. Сколько я тут уже? Год?

- Месяца два или три, можно посчитать.

- Три месяца? Да я уже свою прошлую жизнь вспоминаю как страшный сон, кошмар. Я уже не понимаю кто я есть-то вообще? Может Мара с Элоной, колдуньи, заколдовали, не знаю, короче, тут как-то, уже после Дозера, попалось за день два зайца. Дохлых таких, как волки их не взяли? Ну взял одного я, другого Мара, даёт коня и говорит отвези в стан. А я возьми и спроси: «А что если салю? Вот сяду сейчас и дёру дам, что делать будете?» А она засмеялась надо мной, и говорит – « ты можешь сбежать от кого угодно, от нас, от координаторов, от поселенцев, но от себя-то никуда не убежишь, дурень!.. Да ничего делать не будем. Ты сам себя поймаешь.» Вот так. Ну и тут я понял, в чём прикол. Вы тут – другие. Совсем. Не знаю как объяснить. Просто другие, словно с другой планеты. Или люди с другой?... Ну и короче, я понял, что не хочу снова в дерьмо. Да, вот так. Не хочу. А оно снова бурлит там, за перевалом. Вот поэтому я поднял руку.

- Тебе есть что терять? Так?

- Да. Со мной давно такого не было. Или не со мной? Короче забей. Я сам не разобрался, но убежать от себя точно – не смогу. Раз так, значит надо драться. И все ваши супер планы, которые мне казались смешными, теперь кажутся вполне реальны. Что-то же произошло, значит может так быть?

- Вот что, Спил, операция предстоит сложная, не то что тебе, всем не просто будет сориентироваться вовремя. Поэтому лучше, чтобы это делали те, кто более подготовлен. Но это не значит, что тебе не придётся бороться с тем, что бурлит, и не только тут. Ещё успеешь, поверь, горячее ещё не подавали, пока только салат.

- А, понимаю. Я на жаркое пойду

- Ты это, держись ближе к Элоне и Эльфу, и твой час придёт, я уверен. Прожарка ещё будет всем. Я это чувствую.

Спил кивнул, молча поблагодарил, что были выслушаны его битвы тараканов в голове, и быстро ушёл.

«Да видно действительно что-то меняется», - подумал уже я, и отправился тоже собираться. Может, удастся пару часиков поспать, поскольку многое уже готово.

«Барьерный Риф»

Мы выдвинулись ранним утром, когда дымка раннего тумана ещё клубится над распадками склона. Туман словно старался нас спрятать и глушил наши шаги в тихом утреннем и неподвижном воздухе. Но потом рассвело, поднялся небольшой ветерок, и всё стало как обычно. Мы спускались, стараясь не торопится, не следить, наступая на голые камни или мхи так, чтобы след потом не читался. Эльф ещё наверху предложил обмотать обувь тряпками, чтобы добится полной конспирации. Мы так и сделали, но тряпки быстро намокли, а потом пропитавшись зацепленной грязью начали следить больше чем просто обувь. Пришлось смотать. Часам у 10 дня мы уже были у третьего барьера, и начали аккуратно просачиваться по лазу ко второму.

Кроме нас - никого. Мы заняли позиции для кругового обзора, и стали ждать новостей включив рацию на приём. Ждать пришлось долго.

Не теряя времени, я быстро пришиваю выжданную мне Джошем нашивку координатором. Жёлтый квадратик в прошитыми чёрными перекрещивающимися полосами.

- Что это означает?

- Жёлтый – это вроде звания, бригадир, капрал, ну как ваш Кулак получается.

- Во блин, расту в звании. Так а крест этот?

- Такие кресты у всех кто занимается «грязной работой». Боевики. Стрелки. У меня такой же.. только нашивка зелёная.

- А это кто?

- Зелёную дают новичкам.

- Логично.

- Группа-риф, перекопу… - заговорила рация голосом Эльфа уже после полудня.

- Риф на связи.

- Гости от вас на 20, дистанция 8-9. 11 туш. Дорожка топтанная. Встречайте.

- Понял, работаем.

Я выключил рацию. Теперь включаемся только когда можем и сами забираем информацию. Аккумуляторы старые, заряд маленький, особенно не разгуляться. Хорошо ещё такие есть, через пару-другую лет они станут историей, артефактом ушедшей цивилизации. Но пока есть возможность – пользуемся. Я покрутил пальцем во все стороны – общий сбор группы.

Мы собрались под навесом второго барьера, стараясь наступать так, чтобы не оставлять примятостей и следов на жиденькой траве.

- Итак, повторю план: сейчас залегаем тут, и ждём примерно два часа. Будет ясно, не пойдут ли в обход. Джош и ты… Нет, Элон, пробегитесь налегке вдоль 3-го барьера посмотрите удобные места для лёжки снайперов. Далее, как начнут ковырять барьер – Эни и Гоблин, ваш выход, подготовьте площадку, мы занимаем позиции. Поскольку как пройдут вас там быть не должно, Гоблин – пулемёт твой, Работаешь по цели после взрыва.

- Дистанция какая будет?

- Метров 50-60, там как камни стоят, посмотрим. Бить будешь сверху, из укрытия. Ты мне потом живой нужен. Начнётся замес – не лезь. Да, если какая сволочь уйдёт, один, двое, не гасим, пусть уходят, понятно.

- Беркут… я на такой дистанции без оптики плохо вижу.

- Гоблин… Я знаю. В данном случае, твоё плохое зрение конечно проблема, но не твоя. С таким пулемётом, я из него стрелял когда ещё пленного взяли, тебе просто нужно удержать направление. Длинно не бей, уведёт, короткими старайся.

- Понял, патронами не раскидываемся.

- Так, вы ребят… Эйб, Грей… - Грей достал свой любимый большой кукхри и сделал однозначный жест. – Да, ну ты понял. Главное под Гоблина с пулемётом не попадайте. Стрелки, включая меня – норма выработки – два тела. И быстро.

Элона кивнула головой – «Нет проблем, сделаем».

Через два часа включил рацию и не узнал ничего нового. Они уже близко, отдыхают за первым барьером, что-то жрут. Эни нервно барабанит по укладке с зарядами. Ждём.

Через почти час мы узнали, что группа противника собралась у центра второго барьера, где из-под него утёсиком торчит огромный валун. Судя по всему собираются разбирать камни и завал именно там.

- Всё, парни, выдвигаемся. На месте лопочем только на языке Саксов.

Полубегом, пригнувшись, стелющимися движениями мы бросились к «месту встречи». Завал барьера достаточно плотный, и даже не смотря на то, что мы знали, что прямо за ним противник, не слышно было ничего. Мало того, по рации передали, что начали ворочать камни и работать топорами. Определить, где точно они вылезут было не сложно, крупные камни и брёвна не сдвинут, полезут самым простым путём. Эни тут же достал лопатку, а Гоблин начал аккуратно выкладывать заряды. Работа пошла. Грей со своими головорезами знаками стали распределять камни. Место тут такое, где из склона торчит множество разнокалиберных камней, которые могут с одной стороны служить укрытием для засады, но с другой – создают проблему обзора. Гоблин показал на валун недалеко уже от 3-го барьера – «Я засяаду с другом там».

Мы с Элоной и Джошем переглянулись. Нам нужно распределить свои лёжки так, чтобы не было мёртвых зон, которые создают камни, и в то же время, чтобы не стрелять в сторону своих. Элона махнула рукой и показала присмотренные места. Мы пошли занимать позиции.

- Эни, как закончишь – ко мне. Грей, скажи ребятам, чтоб навернули глушаки.

- Та пулемёт вже!

- Та нехай.

Через 20 минут мы уже залегли в ожидании, и иногда ветер доносил гулкие падения камней по ту сторону. Потом стали доносится удары топора и отборная ругань. В какой-то момент всё стихло, и мы поняли, что они сейчас появятся.

Первый координатор появился внезапно, хотя мы его ждали. Как он вылез – непонятно, но его голову с автоматом увидели только из-за камня рядом с проделанным лазом. Который кстати, с наших позиций так и остался не видим. Далее он видимо ничего не заподозрил, и из завала барьера стали один, за одним появляться остальные бойцы. Они задерживались, потому что через узкий лаз не пролезали с рюкзаками, и тянули их в руках. Время снова начало растягиваться, только в этот раз не в нашу пользу – одни бойцы уже начали расходится из условной точки проникновения, а другие ещё пробираются. Мы начали экстренную перекличку по телепатии, пересылая друг-другу картинку – надо посчитать срочно, сколько уже пролезло, а сколько нет. Получилось что 9 тут, 2 там или в лазе. Я кивнул Эни – «Начали».

Тот быстрым и привычным движением накрутил динамку от велосипеда, заряжая конденсатор, и нажал большую кнопку от какой-то высоковольтной установки. По ушам ударило взрывом, около лаза поднялась пыль и дым.

Это плохо, что-то я не рассчитал, не видно же ничего. Но Гоблину это было не важно – он выдал несколько коротких очередей в дым наугад.

Но тут из дыма стали появляться фигуры. Я снимаю одну, за ней другую, третью. Слышны автоматные очереди, но быстро всё стихает. Показываю Эни чтобы сидел на месте, беру Беретту М93 на перевес, и пригнувшись и прячась за камнями двигаю в сторону лаза. Слышна возня. Подхожу ближе, какие-то тела, Грей с Эйбом смотрят куда-то в барьер. Тут одно тело отделяется от камня, точнее шевелится, и я вижу поворачивающийся в их сторону автомат. Беретта выплёвывает пулю в сторону головы автоматчика, и тело заваливается на бок.

- Вотс врог, гайс?

- Итс Окай, ту боли гет аут, би гарет ор?

- Ту боди? Хм-м...

Около нас уже стояла Элона, в отличие от меня – с винтовкой.

- Окей, ту боли, ван шот… она пробурчала ещё что-то, и закинув на спину винтовку прыжками и подтягиванием забирается на верх барьера. Через минут слышу выстрел.

- Хей гайс, ван боди – би шот?

- Хорош, пусть валит. Чистим следы и валим отсюда.

- Берк, сюда… Сорокалет.

Сорокалет сидел привалившись к камню, по левой руке и груди струится кровь.

- Грей, у нас раненый.

Грей осмотрел Сорокалета. Снял с него сбрую с подсумками и куртку, аккуратно ножом вспорол рубаху.

- Ну шо, хлопчик, у нас проникающие пулевое в предплечье.

- Навылет?

- Ни. Куля там. Надо доставать. Кладите его сюда, мне надо палку, и ещО бинты. Эйб с Элоной подложили его вещи, развернули, палку не нашли. Грей достал из своей укладки большой кожаный свёрток, который мы все знали как его походный хирургический набор. Достал зажимы, ветош, заменяющую вату, обработал рану какой-то жидкостью, и взяв в одну руку скальпель, а в другую пинцет.

- Фонарик е?

Эйб кивнул, и достал фораник.

- Ну шо, таперь держите его крепче! Палки нема? Так, Дед, вот этот бинт в зубы и держать.

- А как же обезболивающие?

- Хорошо зафиксированный больной в анестезии не нуждается, - поучительно произнёс Грей, и сам воткнул ему в рот моток бинта. Грей начал доставать пулю. Ушла глубоко, пришлось немного резать. Как начал вытаскивать, Сорокалет застонал и забился, но мы его крепко держали, уворачиваясь от кровавых брызг. Со второго раза пуля от калашникова была извлечена, сильно деформирована, поэтому причинила много боли при извлечении. Грей зажал рану тампоном, впитал кровь, пролил своим снадобьем, и зашил рану. Когда начал накладывать повязку, попросил уже нас не мешаться.

Мы начали осматривать место: порезанные, порванные, прострелянные координаторы лежат вокруг. На всех – две рации, у одного в укладке автомобильный аккумулятор, жиденькие сух-пайки, у каждого по 5 литров воды и не самый большой запас боеприпасов. Мы собрали всё ценное, Тела отволокли в сторону спущенного озера – там было много размытой земли, и их же лопатами предали 9 координаторов земле, сырой, мягкой, топкой. Слизь грунта стянулась над безымянными могилами – словно никого не было вовсе.

- Так, ребята, порезвились, и валим отсюда. Уходим следам к западу, вдоль барьера. Грей, Сороколета по короткой на перевал. А нам ещё последить надо.

- Тогда мы пишлы.

- До побачинья.

Грей с охающим Сорпокалетом медленно потопали к ближайшему проходу под 3-м барьером.

Мы же тяжело потопали, оставляя грязные следы от слитого озера, в направлении точки, где должны будут окопаться Саксы. Но через пару километров следить стало сложно.

- Эйб, - он нёс три тяжёлых бурдюка с водой координаторов, - сбрось тут один бурдюк. Далее уходим верхом на перевал, можно разными путями, но чтоб без следов.

Через четыре часа мы уже сидели за столом в «перевальном», и пытаясь отдышаться рассказывали подробности операции. Грей с Сорокалетом пришли даже чуть позже, и сразу спустились в стан.

Собравшиеся уже многое знали из докладов наблюдателей разведчиков, но всегда интересно с первых уст. Задача выполнена, хоть и не совсем так как хотелось. Судя по наблюдениям, выживший хоть и ранен, но легко, перебинтовался и бежит всё бросив к базе Лысого, при нём только оружие. Останавливается, смотрит назад, и снова бежит.

Группа саксов уже подошла к склону, преодолев перевальчик по дороге, И судя по всему цепочкой с расстоянием метров в 40, двигается вверх-на восток, закладывая большой крюк в сторону указанной Сеалом точки. Хоть с этим угадали.

- Завтра будет ударная группа координаторов. Их надо будет навести на Саксов. Как ты себе это представляешь? – Эльф смотрел на нашу немного размякшую от операции группу. Размякли не сколько от боя, а от быстрой ходьбы по склону и камням вверх по склону. Ноги гудели после пролезания по лазам, которые были нарыты в обход барьеров, там было местами темно и грязно. Наших разведчиков я стал понимать значительно лучше. Да и раненый Сорокалет уже давал понять что легко не отделаемся, ввязываясь в драку.

- Там группы не надо. Там одна тень должна быть. Мы всё приготовили, так что как пойдут… Я знаю что делать, есть план.

- Так что, ты собираешься там в одиночку специальную ударную группу Лысов моисеить? На живца приманивать?

- Ну в общем да, - ответил я. – Но как Гоблин, 10 лет таскать их там – не осилю.

- Вот засранец.. – толкнул меня сзади Гоблин в спину, - Ещё и издевается…

- Мне нужна какая-то ненужная оптика. Прицел там, бинокль или подзорная труба, на худой конец. Который не жалко. Так шансы не быть пойманным у меня повышаются.

- Да Дозер же свой бинокль забыл, вон на дереве висит.

Я взял в руки Дозеровский бинокль. Жуткий артефакт исчезнувшей эпохи – БПЦ 10х8, у которого один окуляр уже совсем не рабочий, во втором можно что-то рассмотреть через мутное облако. Линзы болтаются, что-то держится на окаменевшей изоленте. Дозер, видимо вовсе не глуп, и он вовсе не забыл его, а просто «выбросил» ненужную ему больше тяжёлую и бесполезную веешь. Ну что ж, теперь она сослужит хорошую службу, если всё пойдёт так, как я задумал.

- А теперь народ, если не возражаете, мы пойдём вздремнём. Что-то как-то устали.

Мои головорезы закивали.

- На вечернюю сводку можете не приходить. На утреннюю…

- Это понятно. В полной боевой. Особенно я. На всякий случай группа поддержки должна быть готова станцевать эротику прямо из-за спины гостей от Лысого. Но лучше что бы этого не потребовалось. И ещё… А ладно, завтра. Щас поесть и баиньки. Всем! Кроме Сорокалета. Пусть отлёжывается.

Остаток дня и ночь нас действительно не беспокоили. Мне показалось, что где-то ночью что-то сильно ухнуло, но тревоги не было. Зато на утренней сводке мы узнали свежие для нас новости.

Оказалось, что ночь выдалась весьма бурной на события.

Лысы не захотели долго терпеть такое, что произошли с их группой днём, и вечером выслали «группу зачистки». Причём не пешую, а сразу два бронированных модуля, котрые должны были быстро доставить боевиков банды к склону, насколько можно ближе. Но тут невзначай стемнело, и им пришлось включить фары. По идее, их не должны были увидеть с базы Саксов, но не просто увидели, а открыли огонь из батареи толь артиллерии, толи миномётов, установить не удалось, и довольно быстро попали так, что передняя машина Лысов встала, и начала гореть. Видимо та группа наблюдателей, которая шла окольным путём, начала свою работу и выступила корректировщиками огня. Пока Лысы суетились и тушили подбитый транспорт, а так же гртовили его к буксировке назад в свой лагерь, из батареи трёх пушек, что стоят на возвышенности у капкана, дали залп по Саксам. Если два первых снаряда вообще непонятно куда попали, то третий попал во что-то такое, что равнуло так сильно, что склон осветился как днём, а горы «ходуном ходили». Это наверно я и почувствовал. Наверно в склад боеприпасов «угадали» или у Саксов было припасено что-то особенно мощное, но в итоге рвануло рядом. После этого артиллерийская дуэль прекратилась.

Подбитый транспорт успешно отбуксировали на базу, после чего, буквально сразу, выдвинулась многочисленная группа в нашу сторону пешком. Правда наученная горьким опытом предшественников, они пошли тоже в обход, закладывая большой крюк с востока. Одновременно пришло сообщение, сто наблюдательная группа Саксов достигла цели и окапывается в указанной точке. Вслед за тем группа наших разведчиков, Зонер с командой, сообщили, что готовы «выходить». Эльф сказал, что бы пока «поработали на месте, проход не очищен». Одним словом за ночь оперативная обстановка за перевалом сильно изменилась.

- Эльф, есть точные данные, где сейчас засланцы Лысов?

- Последний раз их видели тут – эльф показал на восток от склона, на гряде, идут траверсом. Сейчас наверно уже подходят сюда, тут больше некуда.

- Да, некуда, сверху и перёд сыпуха, если не идиоты полные, туда не пойдут, придётся им обходить низом… тут скалы, значит, поднимутся сюда и выйдут на склон. Сколько их?

- Около тридцати. Хорошо вооружены, гранатомёты, не проверено, но похоже у них 80-мм миномёт с собой.

- Ом… Хреново. Если разбегутся – можем потерять контроль. Да и напороться на них нашим нельзя. Одними ранеными точно не отделаемся.

- Может разбегутся, но точно будут искать своих. Так что между вторым и третьим барьером по любому соберутся. Что делать будешь?

- Если они тут, то на барьеры выйдут часа через 3-4, это если поторопятся. Стало быть… я засесть должен буду вот тут, где-то… - я показал на точку за слитым озером, на краю второго барьера. Буду их тянуть немного к верху, они пойдут в обход, хотя может и напрямки… а от сюда уже Саксов видно будет. Значить, буду пускать солнечные зайчики вот где-то тут, ближе нельзя, саксы засекут.

- Беркут, ты окажешься между двух опасных групп. Лучше плана не придумал?

- Придумай, Эльф, я поддержу.

- Мда... Что тебе ещё нужно?

- С того момента, как начну делать «тень на горизонте», нужно чтобы большая и боеспособная группа была готова выдвинутся или для прикрытия отхода, или для боя на месте. И да, включи в неё Спила.

- Спила?

- Да. Для него будет специальная задача. Посмотрим, как справится. Я через час выдвигаюсь.

- Ну, удачи. – на меня все смотрели как-то странно, словно на приведение, или кандидата в него. Я же почему-то был настроен более оптимистично, хотя понимал, что сюда могу вернутся не скоро. За бабырганом попросил присмотреть Гоблина, а сам стал раздумывать над сложной дилеммой: что взять с собой? Много набирать нельзя, нужна большая мобильность, но мой поход может затянутся. Так что одеяло из шкур горного барана я переложил к укладке. Винтовка… буду стрелять или нет… Вообще нужно произвести правильное впечатление. Придётся взять. Винтовку перекладываю, патроны к ней, но свой бинокль откладываю – обойдусь прицелом. Три тормозка… Больше будет тяжело, а меньше – плохо. Ладно, как-нибудь на подножном… Нож, рация.

- Вот, возьми про запас, - Эльф протянул дополнительный аккумулятор. Он ещё живой. Для себя берёг.

- Спасибо. – Засовываю его в карман куртки. На глаза попалась саксо-координаторская нашивка. Лучше пока оставить…

Так, за сборами прошёл час, и к спуску меня вышли провожать друзья и «конкуренты».

- Ни пуха.

- К чертям.

Тень на горизонте

Я знаю – на склоне около десятка наших скрытых постов с наблюдателями-разведчиками. И сейчас мне нужно так идти, чтоб если кто-то не свой увидит – то никоим образом не поняли что это так, так, бродит кто-то по склону, на горизонте, какая-то тень… Откуда неизвестно, главнее – куда. Тут ещё важна стратегия – как именно идти. С востока идут Лысы, могут увидеть, что кто-то спускается, а с запада окопались Саксы, причём место у них с хорошим обзором во все стороны, хотя верх всё же хорошо прикрыт наплывами рельефа и каменными грядами. Барьеров там нет, туда, оттуда просто не пробраться напрямую, только поднявшись по барьерам или вдоль них пройти с некоторым крюком. Поэтому я всё же отклонился к западу. Но потом всё равно надо будет топать в сторону брошенного бурдюка: его по следам найдут, потом, по плану, след потеряют, и начнут чесать окрестности на предмет «где можно пройти». Тут-то и должны они увидеть «тень на горизонте», причём на западном горизонте. С этого момента начнётся самая главная маневровая игра в прятки.

Я решил так: они пойдут на запад, и скорее всего верхом, по барьеру или рядом, потому что так умнее, есть место для маневра, и отрезать отход. А я пойду чуть вниз, и выпаду из поля зрения. Дойдя до конца барьера, где пойдут каменные гребни и сыпухи, места очень неудобные, начнут просматривать сверху склон – тут-то и увидят «солнечный зайчик» от бинокля Дозера. Но меня там уже не будет, я пойду их обходить вверх с востока, по лазам барьера. Они же или выйдут к биноклю, или пойдут в обход его – не важно, важно то, что вынуждены будут придти в то место, откуда есть хороший вид на наблюдательный пост Саксов.

План мой кажется вполне жизнеспособным и даже безопасным, но есть ряд неприятных моментов. Во-первых, очень сложно представить, как это всё растянется во времени. Во-вторых – эти две группы координаторов, которые бродят или сидят на склоне, парализуют нашу деятельность, и проблему нужно решать как можно быстрее. Причём в конечном виде – уничтожив отряд Лысов на уже захваченном или разбитом ими пункте Саксов. И в-третьих, отряд Лысов достаточно большой, он может разделится на несколько групп, которые могут скоординировано прочёсывать всё доступное пространство, не оставляя мне шансов, или найдя то, что им находить нельзя. Кроме того, по идее это не простые бандюки-координаторы должны быть, а по сути, горный спецназ координаторов. Откуда у координаторов может взяться спецназ, да ещё горный, я старался не думать: лучше противника переоценить, чем недооценить. Так что никакого повода считать себя самым умным у меня нет, и нужно полностью сконцентрироваться на задаче.

Вот с такими мыслями я прыгаю вниз с камня на камень, периодически поправляя сползающую вперёд винтовку. Горя и склон передо мной так безмятежны, словно я один с этом необъятном пространстве. Отсюда ещё не видно низа с базами координаторов и следами их столкновений, просто трава, кусты, камни и безбрежное небо с тихо плывущими облаками от небольшого ветерка, лениво колыхающего траву и подвязки и шерсть на притороченном одеяле из шкур горного барана.

И вот наконец третий барьер. Он пожалуй самый удачный из всех – его сложили поверх естественного наплыва рельефа, ощетинившегося острыми камнями, на которых и без нас скопилось не мало валунов и прочего естественного горного мусора. Мы всего лишь скатали его, подобно комьям снеговиков вниз, и закрепили на кромке спущенными вниз валунами. Подучилась своеобразная крепостная стена, на которую снизу страшно даже лезть – есть риск быть раздавленным сорвавшимся сверху от этого каким-нибудь гигантским булыжником. Честно говоря, мы и сами к нему подходим снизу с опаской.

Но сейчас иной случай. Я аккуратно сверху залезаю на барьер, и оглядываюсь. Внизу видно и спущенное озерцо, где мы похоронили предыдущую группу координаторов, видно и место где мы из встретили, следы взрыва трудно не заметить, и сам бурдюк, лежащий поверх травы. Правда его удалось рассмотреть уже только через прицел. Больше ничего. Включаю рацию.

- На связи Тень. На связи Тень. Запрос сводки.

- Сводка для тени. Мотыльки на берегу, как понял, тень? – ответил металлическим голосом наш связист с перевального. Разведчики, чтоб экономить аккумуляторы в рациях, выходят на связь и передают на «Перевальный» информацию. Связной центр «перевального» в этом плане работает как сервер, или ретранслятор – там и генераторы разные, и батареи автомобильные, собранные со всех почти модулей и машин, что приехали в стан.

- Понял, овер…

Игра начинается. Это значит, что Лысы уже на склоне, и скорее всего двигаются прямо сюда. Значит мне пора занимать «стартовую позицию». Я сползаю с гребня барьера, и пригнувшись, на всякий случай, иду на запад. Именно там на каменных навалах, я должен быть замечен. Причём в нужный момент, который нельзя упустить. Не бегу, силы надо экономить, они мне приходятся.

Конец барьера. Надо спускаться с небольшой скалы, в который он упирается, и которая мотрит ровно на запад. Отсюда хороший вид на горы, уходящие вдаль за горизонт, и наверняка это место хорошо просматривается с тропы, по которой пришли Саксы. Но сейчас они намного ниже и увидеть меня не могут никак. Беру булыжник, размером с мяч, делаю ему бандаж верёвкой, другой конец верёвки тоже к бандажу. Бульник меж камней на скале, петлю вниз – до уступа хватит. Отвязываю один конец, привязываю его к посоху, другой коней посоха под бандаж, палку как рычаг на край скалы. Получился рычаг, способный поднять камень за который привязана верёвка. Теперь главное концы не перепутать…

Спускаю вниз укладку, так же винтовку, потом сам, едва не порвав рукава куртки. Тяну за конец с рычагом, и посох-палка поднимает камень и перекидывает его в мою сторону. Он гулко падает вниз, и замирает, натянувшись на верёвке, но это не важно, тут уже можно спустится ногами и руками. Сматываю верёвку. Теперь быстро вниз, и снова вверх, чтобы засесть на гребне из валунов над сыпухой – отсюда видно пространство между вторым и третьим барьером, уходящие в горизонт. Раскладываю одеяло, делаю лёжку, укрепляю по сторонам камнями, чтобы меня не заметили раньше, чем я кого-нибудь. Винтовку в сторону барьеров. Можно ждать.

Просмотрев очередной раз горизонты через прицел, и не увидев никакого движения, я вспомнил старое правило – если хочешь движения, надо его создать самому, хоть и для себя. Я достал с любовью завёрнутый в листья перекус – вяленое мясо, камушек сладкой массы, которая получается при изготовлении сахара, и «походный хлеб» - что-то между печеньем и галетами, но мягче того и другого. Отрезам мяса, сделал бутерброды, достал флягу, и запивая холодным, но вкусным чайком, устроил небольшую трапезу на лёжке.

Помогло. Когда закончил, и убрал все следы перекуса в укладку, и снова посмотрел в прицел, то увидел, как множество тёмных точек ползут в мою сторону от другого конца межбарьерного пространства. Судя по всему, они подкрадываются к месту проделанного их предшественниками лаза. Я устроился поудобней, чтобы наблюдать за ними. Посчитать их у меня не получилось – точки то появлялись, то снова исчезали за травой или торчащими камнями, и сказать посчитал я ту или иную точку крайне сложно. Я бросил это дело, предпочтя размышлениям о тактике их движения.

Точки начали кучковаться у второго барьера. Значит, нашли место боя. Вроде всё по-уму – одна группа прикрывает по кругу, другая осматривает третий барьер на предмет прохода, третья смотрит следы, и четвёртая копается на месте. Точки медленно ползают вокруг лаза, видимо кто-то пролезал, возвращался – непонятно. Вот кажется взяли «след». Сейчас они выпадут из поля зрения за поворотом барьеров, и появятся на площадке, почти ровной около бывшего озера. Интересно, найдут ли прикопанных коллег?

Жду дальше. Глотнул воды.

Вот они появились из-за поворота. Почему-то толпой. Вот был бы тут Гоблин с пулемётом – и всё, нет спецназа координаторов… Толпа медленно придвинулась к коричневому пятну грязи уже начавшего засыхать «озера», Попыталась походить по нему, но увязнув в жиже под коркой эту затею бросили. Их уже видно не как точки, а как вполне различимые фигуры, над некоторыми что-то торчит, у кого-то что-то горизонтально приторочено на спину, выдаваясь за габариты. Наконец, я увидел, как они начали расходится, пытаясь найти точку с хорошим обзором. Видно нашли бурдюк, и потеряли след. Значит, мне пора.

Скатываю своё одеяло, крепко всё привязываю, прячась за камнями, ещё раз проверяю, чтобы ничего не отваливалось и не сползало, и немного обойдя, вылезаю на гребень. Теперь я хорошо виден как силуэт на горизонте, на фоне ясного неба. Медленно, как ни в чём не бывало, прохожу по гребню, и спускаюсь в сторону сыпухи. Быстро назад, и через прицел смотрю туда, где «озеро».

Никого! Значит увидели и залегли. Теперь надо действовать максимально быстро.

Я поднимаюсь вверх, не высовываясь, прохожу распадок, чтоб выйти на другую сторону. Конечно напрямую с сыпухи короче, но в горах короткий путь вовсе не самый быстрый. Забираюсь на противоположны склон распадка, и осматриваюсь – внизу видны светлые полосы каменных гряд, за которыми буде спуск и вид на пост Саксов. Между грядами очень наклонные поверхности склона, у камней жмутся жиденькие кустики. Мне это надо преодолеть довольно быстро.

В режиме марш броска выбирая участки поровнее и перепрыгивая камни, двигаюсь на юго-запад, вниз, полутраверсом. По дороге замечаю, что гряды иногда стоят довольно плотно, делая «коридорчики» с пандусами прохода. По ним идти удобнее, но они поперёк нужной траектории. Вниз не вверх, это не сложно. Но нужная гряда находится на некотором возвышении, и на него приходится подниматься серпантином.

Когда я добрался до верхней гряды, которую можно назвать микро-хребтом, пришлось двигаться очень осторожно – если спустить камень, звук привлечёт внимание поста Саксов. Это в мои планы не входит, они конечно ещё далеко, но всего-то заглянуть за скалы чуть ниже, вниз, и можно их увидеть. Кстати, надо проверить.

Я успокаиваю дыхание, и медленно перебираюсь через небольшой навал камней к скалам. Сквозь камни ищу взглядом точку, показанную Сеалом. Точку не нашёл, а вот пост заметил сразу – от него идёт дымок костра, и даже кажется чувствуется запах дыма.

Пока всё как по нотам, что настораживает. Обычно когда всё так идёт, заканчивается совсем плохо и не по-плану. Я перехожу назад, к гряде. Сначала обзор горизонтов через прицел, внимательно Лысы могут стараться перемещаться скрытно. Но нет, никого.

Достаю бинокль Дозера. Протёр передние линзы. Теперь надо его положить так, что бы солнце кидало зайчик туда, где я показался Лысам на фоне неба. Солнце уже прошло зенит, и как назло уходит мне за спину, но не сильно, поскольку ещё день. Достаю из нарукавного кармана маленькое зеркальце, с которым бреюсь. Старое, царапанное, но целое. Кладу его на объектив бинокля, бинокль на камни, насыпав мелких, чтобы потом зафиксировать как надо, и ищу куда отсвечивает зайчик.

Найти нашёл, но днём на таком расстоянии, куда он попадёт на той гряде – не видно. Ну вычислил по ближним камням, направил, зафиксировал. Так, теперь куда солнце уйдёт… так, ещё подвинул, и убрал зеркало. Линза выпуклая, так что охват будет большим, очень точно не нужно. Всё, теперь надо быстро тикать отсюда.

Тикать – это обойти с юга, немного низом. Заметить меня не должны, закроет близкий горизонт. Я перехожу ближайшие ряды довольно нагло, напрямую, и беру курс на распадок, который обходил верхом, но в этот раз – низом. Там навал больших камней, в них можно хорошо прятаться. Правда идти там тяжело, карабкаться нужно.

За завалом, прислушавшись, начинаю подниматься назад к каменным грядам. Подъём долгий. Я бы может и обошёл бы совсем низом, а потом поднимался бы по лазам наших разведчиков через все барьеры склона, но этот путь проходит через часть склона, которая полностью просматривается с поста Саксов. Так что ждать ночи, чтобы рискнут не быть обнаруженным – явно не вариант, тем более что они могли там и что-то заложить, чтоб «сюрпризов» не было.

Пробираясь вверх на склон, уже делая большие петли чтобы не лезть в лоб на каменные заборы, я стараюсь идти не быстро, что бы дать время «спецназу» найти откуда им светит бинокль и направится туда с учётом попытки захватить его обладателя – т.е. обойти верхом с фланга. Конечно есть вероятность, что они разделятся, и одна группа пойдёт страховать низом, он это мало вероятно – тогда надо будет штурмовать крутой склон за этой горкой, и это дело может не только затянутся, но и «засветить» шумом весь замысел. Причём с того гребня, где была «тень на горизонте» это легко понять. Да и я их всё равно засеку очень легко, если они пойдут низом. Хотя да, проблемы мне они так создадут.

Наконец уклон стал падать, солнце начало подсвечивать уже немного в спину и сбоку. Я выбрался на «горб» склона с грядами, и пошёл по «пандусам». Осталось перевалить на ту сторону горба, и спокойно ждать, когда Лысы уйдут бодаться с Саксами на их посту.

Проход немного сузился, за ним обширная поляна, но тоже пока под наклоном для меня вверх. Я дошёл до поворота, пройдя мимо торчащих в мою сторону из земли плоских растрескавшихся камней, и вышел к поляне. Метров пятьдесят невысокой травы и мелких кустиков – спрятаться не где. Просто надо быстро пройти, и всё. Я сделал шаг, но тут меня что-то остановило. Словно невидимая рука легла на грудь, не пуская вперёд. Как будто горные духи не захотели меня пропускать. Я остановился, прислушался. Ветер, шум травы… и ещё что-то. Словно где-то ветер траву катает. Тут замечаю, что за поляной, слева, к северо-востоку, какое-то движение.

Я назад, за камни, винтовку в руки, глаз – в прицел.

Точно! Над острыми профилями камней за поляной двигаются какие-то предметы, качаются. Потом ветер донёс и звук – неразборчивая речь.

Я попался. Однозначно. Если сейчас побегу вниз – увидят и сядут на хвост, а при их количестве – шансов у меня ноль, ну, почти. Самое главное, что не понятно – они сюда идут от того что засекли меня, или мне просто «повезло»? Потом разберусь, если выживу. Осматриваю что рядом – камни торчат, делая своего рода навес, меж ними местами кусты. Пригнувшись отбегаю вниз метров 15, там кусты между камней, снимаю укладку, оттягиваю кусты, и туда её. Ушла. Но всё равно видно, чуть-чуть. Собираю охапку сухих старых веточек рядом, кидаю сверху, ещё камень – вроде всё, не видно, если не знать или не залезть туда.

Теперь немного назад, вверх. Достаю нож, и начинаю под навесом взрезать дёрн. Мера два-два с половиной, оттягиваю. Под ним камни, так что не сложно. Камни вынимаю складываю сверху, а оттянув дёрн проверяю – помещусь ли. Нет, надо ещё. Вынутые камни влажные, темнее, привлекут внимание. В кусты. Так, вроде карман под камнями готов. Подтаскиваю ещё пару булыжников, сверху, и поднимая дёрн просовываю туда винтовку. Теперь сам, ногами вперёд, так что бы голова вверху к выходу. Влез, сыро, холодно, камни подо мной острые, давят. Заваливаю «вход» принесёнными камнями, и теперь вижу что на узком проходе и немного вниз через щели между ними. Солнце ещё высоко, и уходит к западу, а там поляна, стало быть я в тени, а глядя в мою сторону видно солнце. Шанс есть… Сердце колотится, дыхание сбивается. Заворачиваю язык к нёбу, чтобы не выдать себя дыханием, и глубокими вдохами пытаюсь «успокоить» свой организм.

Жду.

Земля и камни хорошо передают вибрации от приближающейся группы Лысов. Я чувствую, как они идут в мою сторону, медленно и неотвратимо, а я постепенно успокаиваю дыхание и превращаюсь в часть горы, камень, траву и мох, коряги корней кустов. Я – мшистый камень. В тени. Сейчас придут люди, но мне всё равно…

И они пришли. Прямо по камням, под которыми я лежу, кто-то идёт, а тихо бряцая экипировкой и оружием, ещё заходят на пандус сверху. Тело, которое надо мной, потопталось, и как-то медленно спрыгнуло вниз, почти сползло. Передо мной были ботинки, перебинтованные тряпьём – видимо они развалились по дороге, будучи явно не предназначены для горных переходов. Тело, которое в низ было обуто, качнулось назад, и одно нога готова наступить мне на коленку под слоем дёрна, но потом его, тело качнуло вперёд, и оно волоча ноги, ушло немного вперёд.

Теперь я смог рассмотреть «спецназ» координаторов Лысого.

Сразу бросилось в глаза вооружение – РПГ-7 и два комплекта выстрелов, у нескольких ротные пулемёты, у каждого третьего – гранатомет «Муха». У одного из рюкзака торчит труба 80-мм миномёта, а «моё» тело на рюкзаке несёт плоскую подставку для него, опору. Почему-то мне показалось, что ветер как-то странно треплет одежду на ногах, вроде не сильный, а кажется что трепыхает. Но ответ оказался банален.

Тело с опорой прошло несколько шагов, потом рухнуло на четыре конечности, и медленно и сдавленно произнесло:

- Торчо-оо-к, я всё-о, бо-о-ольше не-е мо-огу-у…

Группа, покачиваясь, остановилась, посмотреть на говорившего. Все дышали так, словно всю дорогу от базы проделали пешком. Один боец повернулся, его вялое и зеленоватое лицо, словно вот-вот вырвет, говорило о наличии горной болезни или что-то в этом духе. Боец не мог говорить, поскольку не мог отдышаться для этого. Остальные, увидав заминку, подумали что ситуацию можно использовать как привал. Тут я заметил, что «пулемётчики» используют своё оружие с отстегнутыми магазинами как опору при ходьбе, опираясь на ствол всем весом.

Тот, что видимо Торчок, несколько раз сглотнул, и смог говорить…

- Ты… Двавй, ещё чу-у-ть, и прива-а-ал…

Но тело в ответ только плевало на землю, не пытаясь встать с четверенек. Я чуть не выдал себя, когда экстренно зажал рукой рот – щёки надулись от воздуха – ещё чуть, и я бы закашлялся от смеха: «Да-а, спецназ нынче - совсем не тот…».

Было понятно, что не ветер треплет одежду на ногах, а ноги трясутся от усталости. Бойцы подходили, но все как один были на грани изнеможения. Многие доставали фляги и бурдюки, откуда жадно глотали воду. Торчок в том числе.

Переведя дух, Торчок посмотрел на собравшихся мутным взглядом, и произнёс так же медленно:

- Куцый… Забери у этого туриста блин.

- Да пусть тащит, я крайний что ли?

- Э, поговори мне ещё, сейчас и морковки к трубке заберёшь.

- Я тут здохну… - пробурчал Куцый, и пошёл к Туристу. Тот всё ещё стоял на четвереньках, но при подходе Куцего сел на зад. Куцый отцепил «блин» опоры, и сел рядом сняв рюкзак – ему надо его привесить.

- Когда привал? Мы скоро ляжем!... - забухтели остальные.

- Ща… спуск хороший будет, и отдохнём. А так тут ещё чуть, там пока осмотримся, он где-то тут же.

- Да он ушёл давно, пошли назад, скажем, они всё унесли.

- Корч нам всем яйца вырвет, скажешь тоже… Короче, если там пусто, валим вниз и путь сам тут бегает…

- Пошли…

Толпа качающихся от ветра и усталости, увешанная оружием людей медленно двинулась наискосок к следующему ряду камней. Я долго смотрел, как они с матом и пыхтением её штурмовали, потом долго ждал, когда скроются из виду. А потом ещё полчаса лежал, прислушиваясь к ветру и земле: не привалились ли они где-то поблизости?

Зато теперь я понял свой просчёт. Лысы вообще не маневрировали. Шли просто по прямой туда, где видели что-то, и всё. Как этот сброд собирается штурмовать пост Саксов, окопавшихся с минами? Хотя впрочем про пост они ещё не знают, и остаётся надеется, что узнают раньше, чем Саксы про них, и что вообще - «узнают». Что точно, что я их сильно переоценил…

Осторожно выбравшись из укрытия, я ползком до гряды, за которой скрылись шланги Лысого. Тихо. Аккуратно высовываюсь – ничего. Близкий горизонт, и всё.

Вернулся, пригнувшись, забрал винтовку и вытащил укладку. Привалился у спасительных камней – планы меняются. Теперь надо убедится, что это стадо найдёт пост Саксов. Значит, мне теперь не вверх и назад к Барьерам, а вперёд, через «горб», чтобы перпендикулярно их траектории выйти на склоны смотрящие на запад, и пробираться к югу, чтобы увидеть – идут они в сторону пота, или их там нет, и стало быть моя миссия провалена. И при этом не попасться никому на глаза. Я представил что сейчас происходит на «Перевальном», если кто-то из наблюдателей сообщает все новости…

За «горбом» с каменными заборами начались неприятные для моих целей места – осыпи, скалистые стенки, овраги и распадки. Стараясь не терять высоты, не спускаться, я медленно траверсирую по уступам и сыпухам к югу. Солнце светит из-за скал впереди, не давая как следует рассматривать путь. Иду почти на ощупь, по покатым и наклонным камням, ноги соскальзвают. Забираюсь выше, к кустам, делаю шаг – и под ногами пустота… С сваливаюсь куда-то вниз, скользя по мелким камням, и останавливаюсь пытаясь сделать самозадержание выхваченным ножом. Вверху, откуда я приехал, свет пробивается через кусты и силуэты камней. Достаю фонарик – подарок кого-то из «конкурентов», когда уходил: винтовка впорядке, не повреждена, я тоже, и остановился потому что дальше более менее ровно, хотя лежит много камней. Пещера, или грот, довольно большая. Осматриваюсь, переступая через камни. В дальнем углу с потолка капает вода, небольшая лужица и ручеёк уходящий в камни. Старый, окаменевший помёт каких-то мелких зверей. Я довольно улыбаюсь: это уже везенье. И просто огромное. Быстро перекладываю камни, что бы получилось подобие стола, кладу на него свою укладку, хватаю винтовку и к выходу. Глаза уже привыкли к темноте, фонарик выключил – света сверху пока хватает. Но вот когда выбрался наружу показалось что там всё залито светом, даже неприятно. Снова по камням на юг. Но дело уже более споро, потому что без груза на плечах, винтовка не в счёт – я к ней ещё ремешок привязал, она теперь как рюкзак на спине, не мешает, не сползает, и сидит как влитая.

\Добираюсь до скального обрыва, и осторожно, чтобы не спустить камни, заглядываю за «угол», образованный острым вертикальным гребнем камня.

Передо мной, подсвеченная вечерним солнцем, открылась картина – заваленный в мою сторону склон, усеянный валунами и кустами, через который вяло пробираются шланги Лысого. За ним близкий горизонт, из-под которого видны низовые холмы и поле пустоши, темнеют «чёрные клыки, база Саксов как на ладони. Но самое главное – тоненькая струйка дыма от поста Саксов, которого отсюда не видно, тянется где-то метрах в ста от этого горизонта. Шланги словно отряд опарышей, медленно переползают камни на склоне, но понятно что они видят дым и знают, куда ползут. Я откинулся назад – «Тень на горизонте» свою задачу выполнила. Теперь надо будет делать «Перехват поста».

Вернувшись в пещеру, я достал рацию, и вызвал «Перекоп». Через минуту до меня дошло, что никто отсюда меня не услышит, пришлось выползать снова наружу, и наверх, чтоб радиосигнал мог дойти до перевала.

- Перекоп - Тени, Перекоп - Тени на связь…

- Тень, доложите обстановку.

- Мотыльки летят на свет.

- Принято. На каком курсе?

- Я стою. У меня глубокий карман. Жду мышей в норке, на поле будем выходить из неё. Квадрат…

Я достал перересованную мелко карту, чтобы сориентироваться. Она была нужна не для ориентации на местности, а для передачи своего точного местоположения.

- Координаты… Квадрат к-23 на е-137. Если будут ферзи и ладья, партия будет выиграна. У норы встречаю. Сообщите когда будут мыши.

- Мыши ходят по рассвету. Встречайте… Тень, тут все.. ну короче, за тебя! Удачи!

- Понял, спасибо, Перекоп. Сам в шоке.

- До связи.

Я растянулся на одеяле. Рядом доеденный «тормозок», мерцают угольки потухающего костра – валежник я принёс возвращаясь с сеанса связи, в теле приятная усталость и тепло от еды и выпитого горячего чая. Ребята судя по всему будут только завтра после полудня, им поможет то, что пост Саксов и Лысы-шланги будут в это время как раз знакомится. Сейчас их самих можно использовать как матрасы. Я слушаю тихую капель и подвывку ветра на потемневшем выходе из пещерки, и медленно засыпаю. Операция «Тень на горизонте» завершена.

Перехват

- Ничего себе - «мыши»!

- Ничего себе - «норка»! – откликнулся Эльф, когда стал осматривать пещеру.

На прибывших она производит впечатление, и народ медленно располагается, передвигая камни и расчищая место для отдыха. Они к полудню уже были в распадке, и под шумок начавшейся канонады за скалой смогли найти ущелье, где я уже показал дорогу в пещеру. Правда пока я их «наводил», аккумулятор рации благополучно сдох, и пришлось воспользоваться подарком Эльфа.

Конечно столь тяжёлого вооружения, как у Лысов у нас нет, но пара пулемётов, включая трофейный имеется. Разумеется, пришли ещё Элона, Грей, Джош, Эни, Эрик – вот уж кого не ожидал, Эйб и ещё Тирея и Спил. Тот, присвистывая, ходит и осматривает пещерку.

- А Гоблин?

- Что Гоблин? – отозвался Эрик, - Теперь моя очередь, достало сидеть на кампусе.

Очередной раз что-то ухнуло за скалой – бой уже идёт часа два-два с половиной, и непонятно когда закончится. В пещере не слышно, но когда выходишь наверх, хорошо различимы очереди и выстрелы идущей перестрелки.

- Вы давайте, новости выкладывайте… Что там вообще слышно?

- Кроме тебя? Ну чего, как Лысы склон прошли, сказали, что ребята Зонера попробую ночью пройти. Дошли или нет не знаем, но что выдвинулись в темноте – точно. Говорят, что у них «новости». Ну что ещё… И Лысы, и Саксы – начали какую-то непонятную маневровую игру, что-то переставляют, что-то передвигают, потом назад. Зачем всё это не понятно.

Прибывший в пещеру отряд начал устраиваться поудобнее, принесли ещё «дров» - валежника, развели костёр, не успел оглянутся – вист котелок и в нём что-то варится. Да, время, пока идёт знакомство Саксов с шлангами, у нас есть.

- На кого поставим? – спросил с задором Эрик. – Я ставлю на Саксов, у них подготовка лучше, да и окопались судя по всему хорошо.

- А я на Лысов.

- Почему? Их больше?

- Нет, он они могут что-то неординарное придумать. Хотя это такие… воины…

-Ты лучше расскажи, Берк, что было-то? Приходит сообщение: что ты прямо на них идёшь, а они на тебя. Рация у тебя выключена. Потом говорят, что типа встретились, и стоят… Ты хоть представляешь, что у нас на «Перевальном» творилось? Потом – бац! Говорят «Тень идёт в обход поста». Они что, тебя за своего приняли?

- Не… Но одно тело чуть на меня не наступило. Вы бы видели это «воинство»! – я стал рассказывать и показывать впечатления. Дружный хохот иногда забивал гул канонады за скалой. Мы разлили всем какую-то кашу с кусочками мяса и жирком, и запивая свежим чайком обсуждали «спецназ». Элона прихватила жировых свечек, и расставив их по периметру пещеры создала довольно томную обстановку.

- Как место назовём? Предлагаю «Грот тени».

- Не, не звучит, «Дом теней» лучше звучит.

- House of shadow? Мне нравится, - поддержал Тирею Эрик.

- Но он тут был один, - настаивала Элона, и разгорелся спор, как лучше назвать и звучит место, где мы собрались. В конце концов, договорились до «Тенидома»

Было интересно наблюдать, как Элона с Эльфом в пылу дискуссии растопыривали уши как у кошек, и прижимали их к голове, когда что-то не нравилось.

- Берк, ты хоть скажи, а как будем брать пост мы? Что за план?

- какой может быть план, когда мы не знаем ни чего там, ни кто там будет и сколько, да и вообще одни вопросы.

- Разведка?

- Да, но не боем.

- Так, я пойду, - Эльф поднял руку. Хотя его габариты не совсем подходящие. Но мне нужен спёр…

- А я на что? – Эни аж привстал. – Но имей ввиду, Берк, у меня воспламенители и детонаторы на исходе, почти всё пошло на «капкан», а он так и не сработал ещё.

- Сейчас надо только оценить обстановку. Конкретно будем планы строить, когда они так «закончат».

- Это понятно, мы пошли. – Эльф с Эни проверили рации, прикрутив трофейную гарнитуру. Я заметил, что и у Спила тоже рация в кармане. Эльф отследил ход моих мыслей.

- Перепрошил трофейную. Хотели раздербанить, акумы хорошие, потом думаю нафига, если перепрошить под наши частоты можно, ну и вот…

Спил, внимательно всё слушавший, тут вствил слово:

- Так говоришь там командовал Торчок?

- Да, так его называли. А что? Что с ним? Наркот?

- Дело не в этом. Он – смертник. Так что нам повезло, за ним в подмогу никакая сволочь не придёт.

- Давай поподробнее. В данной ситуации все детали важны.

Эльф тем временем вытолкнул Эни наружу, и сам за ним скрылся из виду. Снаружи начало темнеть. И стало тише – стало слышно отдельные очереди и выстрелы, и уже ничего не взрывалось.

- Он тупой, что там «подробнее»? Когда что скажут – бежит выполнять первый. Его поэтому Корчавый любит, он безотказный. Но тупой. Раз Его послали, значит, некого больше.

- Дай переведу… Его послали, потому что остальные командиры нашли тыщу причин что бы не идти.

- Да. Но гавно он, а не командир. Ему больше 10 рыл никогда не доверяли, а тут 30, значит их сливали.

-Перевод, - продолжаю я как синхронный переводчик, - Доверия как коммандиру к Торчку нет. Поэтому чтобы донести такую куча оружия и выполнить задачу ему пинками докинули всех штрафников.

- Короче отстой с ним послали, а его – потому что… ну есть такие люди, которые за всё берутся, и не задают вопросов.

- Но гарантии что выполнят – никакой…

- Да. верно, это про него.

- Мдэ… - загудели собравшиеся.

- Что-то совсем плохо у Лысов…

- Ну почему, - возразила Элона, - Я бы на месте этого Лысого, или кто там это придумал, поступила бы точно так же. Местность не знакомая, по мордасам уже получили, людей потеряли. Корректоры противника сидят уже на горе. Что, посылать на убой лучших? Зачем? Вот такого дибила и весь отстой туда – победят или нет, справятся или нет – не важно, но противнику проблемы создадут, временно, по крайней мере. И ещё, всё это означает одно – что у Лысов есть какой-то план, и очень хороший, и они могут себе позволить такие маневры без риска завалить его. Одна оговорка – я не Лысый, и на его месте никогда не буду. Просто их циничная логика не секретна.

- Тогда понятно, что он в лоб на Саксов полезли.

Эльф с Эни вернулись, когда уже стемнело снаружи, и звуки боя свелись к одиночным выстрелам. Вид у них был довольно озабоченный, Эни с ходу выпил пол литра воды. Все ждут когда те расскажут обстановку.

- Ребята, не гоните. Всё будет, там не всё просто.

Он с Эни стали дружно сооружать макет поста и прилегающей территории из камней в одном из углов пещеры, остальные подсвечивать и помогать. В итоге получилось нечто видимо похожее, и Эльф начал уже в процессе рассказывать.

- Окопались Саксы реально сильно. Вот тут, где смотровая площадка, они вырыли блиндаж, накрыли камнями, большими, и оттуда вообще обзор зверский. Видно всё, и тылы на склоне тоже. У них там пулемёт, может два, их оттуда если не выбить – куча народу ляжет. Правда блиндаж этот до первого дождя – потом там бассейн будет.

- А Лысы что?

Эни взялся рукой за лицо.

- Вот они там и лежат. Много. Некоторые, кажется двое, прямо с гранатомётами. Не выстрелившими. Миномёт стоит в камнях с верху, они из него пытаются в блиндаж попасть, но похоже не попали. Но это полбеды. Вот тут, прямо под стенкой от склона – грот. Там что у них – не знаю, но оттуда кто-то стреляет, там свет ещё. Не выйдя на площадку оттуда никого не выбить, а площадка с утёса с блиндажом как на ладони простреливается. Лысы ещё лежат потому, что весь периметр по склону был заминирован противопехотками. Был… Ну как эти черти полезли, их начало подрывать, Саксы начали просто поливать их с пулемёта как высунутся. Это, как его, главный… Торчок, да? Наверно убит уже, там двое его чертей чуть не до драки, орут что-то друг на друга. Ну трупаков там много. С обеих сторон, хотя может часть Лысов вниз попадало.

Эльф раскладывал обглоданные косточки на макете, показывая положение участников боестолкновения.

- Так, я не понял, так пост чей, сколько живых?

- Точно не скажу. По ощущениям Саксов не больше трёх живых, скорее два – один в гроте, один в блиндаже. На площадку выйти поятся – Лысы сверху тоже простреливают. Но судя по всему у них сейчас кончатся патроны, и будет или рукопашная, или удерут, или их Лысы покромсают. Лысов живых пятерых видели точно, но я бы лучше предположил что их 10. Мы тут тоже ставки делали… ну и в общем с Эни решили, что всё же Лысы пост возьмут. Хотя мины у них давно кончились, а гранатами в блиндаж попасть не могут.

- Значит – ждём?

- Ждём, но как только, так сразу. Наверно ночью сделаем пост.

- Да, вот ещё, - Эльф показал на камень изображавший склон над постом, на котором сидят лысы с миномётом, - Вот тут натянута антенна. Похоже КВ. А помощь они звали по УКВ из грота. Странно, я бы прямо в блиндаж затянул.

- Помощь? К ним подмога придёт?

- Не, не придёт. Даже если – не успеют. Им три дня в обход топать, а на прямки – перестреляют. Так что они там все – «наши», никуда не денутся, никто к ним на подмогу прийти не может. Беркут, теперь давай, думай.

Я уже думал. Сразу так, что на посту засело 10 Лысов с оружием, достаточным для отражения нападения на них. Но положение и укреплённость блиндажа говорило о возможности больших потерь среди нас.

- А куда они отливать ходят? – вдруг спросил Спил.

- Мочить в сортире?

- Ну вроде… Наверняка там не шибко видное место.

- Э… Точно не скажу. Но Эни нашёл тропинку вот сюда, ну и вонь оттуда была, но немного, там ветер. – Эльф показал на «лоб», который восточнее поста, прямо на стене скалы.

- Так там же с низу всё как на ладони, видать!

- Не совсем. Снизу, там расстояние большое, такое мелкое тело рассмотреть будет не просто. А если и увидишь, в оптику, то только и останется смотреть, как оно кирпичи откидывает, да банан вываливает. Очень интересно.

- А! – я радостно потёр лапы, - Вот собственно и всё! Шах и мат!

- Давай, давай, стратег, выкладывай.

- У меня план такой: перво-наперво нужно убедится, что на «поляне камней», вот тут, где миномёт, никого нет, или по-тихому снять, если будет. Далее разбиваемся на три группы. Одна тут занимает позицию с винтовками, Элона и Эни, и один пулемёт – Эйб, как раз по твоему размеру… и если кто вылезет – кладёт. За исключением одного, потом скажу. Короче – это группа не атакует, Группа прикрывает остальных. Вторая – штурмовая, автоматы и пистоли. Она сидит тоже наверху, до сигнала, после тихо… тихо спускается, хотя может уже и не важно будет, и начинает кошмарить грот и все окрестности, если что – помочь в блиндаже. А блиндажом – займётся третья группа. Так что вроде складывается.

- Не, что-то не понятно, что за третья группа и как пойдёт в блиндаж? И что за сигнал?

- Сигнал – поймёте сами. Группа – это скорее всего я и есть. Короче, как зачистили верх, смотрим кто пойдёт в сортир. Не трогаем никого! И когда обратно пойдёт – тоже. Дошло?

- Кажется да… Только я против, чтобы Берк был третьей группой. Как бы хватит на тебя акробатики.

- А кто?

- Давай я! Я тоже с верёвками дружу. – закончил Эльф. – А то «мочить в сортире» только тебе достаётся.

- Хорошо, уболтал. Потом пеняй на себя.

Когда Джош с Тиреей вернулись с разведки – всё стихло, наступила ночь. Они рассказали, что на «поляне камней» - ничего, и скорее всего никого: ни трупов, ни миномёта. Но видели, как тела двое бойцов скидывают вниз, а там их кто-то видимо ворочает. Складывают не далеко от тропы, по которой пришли Саксы, на скосе. Посреди площадки горит большой костёр, около него сто-то сидит, двое или трое, в блиндаже тоже свет, удалось рассмотреть в свете костра, что перед гротом видны следы большой палатки. Скорее всего, в процессе боя её Лысы уничтожили, попав в неё чем-то мощным.

- Эх, испортили хорошую вещь…

В гроте какая-то возня, видимо налаживают связь, или ещё чем занимаются, слышны голоса и приглушённые разговоры.

- Ну что, - я осмотрел собравшихся, - Начинаем операцию «перехват»?

- Начинаем! Смерть ворогам! – браво поддержал Грей задор.

Действительно, на верху, на «поляне камней», не было никого и ничего. Только множество следов, гильз, колпачки от мин, следы крови, какие-то ошмётки. Я вошёл во вторую группу, оставив винтовку в пещере. Эльф подготовился капитально – сделал себе обвязку, и даже из какого-то большого кольца – спусковое устройство. Эйб ему одолжил свой пистолет Glock-19 с глушителем и запасной обоймой. Мы сидим на верху, и смотрим, что происходит на площадке. В основном Лысы что-то носят, ходят туда-сюда, и трое бойцов возятся с убитыми на скосе. Ночь звёздная, но безлунная. Эльф уже привязался над скалой, готовый к началу операции.

Наконец один их могильщиков быстрой походкой прошёл мимо костра, в сторону склона с сортиром. Тут же даём знак Эльфу, и тот начинает аккуратно спускаться вниз.

Крутизна склона нарастала постепенно, и Эльфу пришлось быть очень внимательным, чтобы не сдёрнуть какой-нибудь камушек вниз и не «спалить» себя. Но где был наклон – была трава, и авсё прошло гладко, потом резко начался отвесный склон. Эльф спускался всё ниже и ниже, начав переживать что верёвка может кончится раньше, чем он найдёт этот пресловутый сортир, к тому же темно.

Но вот справа появился фонарик – кто-то идёт. Фонарик высвечивает узкие уступы, по которым спокойно можно пройти, и вот немного левее, пройдя под Эльфом, он высвечивает груду камней, судя по следам и ставшими отхожим местом.

Эль бесшумно перебирает ногами по склону, чтобы оказаться как раз над телом, которое спустив штаны, устроилось на камнях. Оно метрах в трёх ниже, выключило фонарь. Эльф достал пистолет, но осмотревшись, убрал его назад. Он оторвал от стены-скалы большой плоский камень, ещё раз проверил траекторию, и… уронил его. Снизу раздался не громки «пум-м…» и звук упавшего тела, потом – камня.

Эльф медленно спустился и не без труда нашёл выпавший из руки посетителя сортира фонарик. Осмотрел тело – глаза открыты, зрачки расширены, дыхания нет, кровь от головы принявшей неправильную форму растекается по камням.

«Вот и сходил покакать»…

Эльф быстро отвязывается, и снимает с мёртвого сруля куртку. Хотел снять шапку, но вместо ней – бадана, причём уже сильно испорченная ударом камня и его последствиями. Но у куртки оказался капюшон пришит, хотя куртка мала Эльфу, и воняет, но сгодится для замысла. Нахлобучив на себя капюшон, Эльф ещё раз проверил пистолет – патрон в патроннике, и спрятав его под мышкой. Держа правой рукой, пошёл к посту.

Мы увидели фигуру в капюшоне, которая шатающейся походкой вышла из-за скалы, и не доходя до костра, повернула в блиндаж.

- Приготовились!... я показал штурмовой группе, что надо начинать осторожно спускаться.

Эльф тем временем, подошёл к спуску в блиндаж. Из камней, вывороченных в процессе его строительства прямо на него смотрело дуло пулемёта. А вход был как бы за углом внизу, и завешан какой-то тряпкой. Эльф ещё сильнее опустил голову, чтобы сложнее было увидеть его шикарный нос, и решительно шагнул внутрь.

Наскоро сделанный стол из камней, на нём – две гильзы, коптящие маслом для света, бутылка много раз использованная с какой-то жидкостью, запах спиртного. Глиняные кружки, что-то чёрное, вроде закуски, на тряпках. Разбросаны патроны, лежит автомат и две гранаты. Вокруг всё посечено осколками – видно в процессе боя сюда одна всё же залетела. За столом коматозит с большим армейским биноклем какое-то тело, одно лежит рядом на лавке, с забинтованной рукой и ногой, третье в углу копошится – набивает в ленту пулемёта патроны из цинка рядом. Тот, что с биноклем, увидев Эльфа зарычал:

- Э!... Ты чё припёрся, козлина, что всё закончили, если нет, я тебя ща тут перее…

Закончить он не успел. Эльф выхватил пистолет, и направив глушитель прямо в лоб координатору нажал на спуск. Разлался короткий мерзкий свистящий звук и хлопок затвора. Сразу перевёл на забинтованного – «вдзи-инь!», и резко с разворотом в заряжающего который даже успел что-то сказать –«Эй бл…» и тут же обмяк, от попавшей в его голову пули. Что-то зашевелилось в тёмном углу – Эльф всадил и туда пару пуль, и уже под аккомпанемент падающих гильз заметил, что бинтованный пытается что-то сделать – «вдзи-инь!»… Гильза упало и стало тихо и пусто.

- Во, ну я и киллер… - сыронизировал, не сдержавшись, Эльф, но на самом деле он почувствовал себя погано: одно дело бить врага в бою, он в тебя, ты в него, всё честно и понятно, а вот так войти и из-под тишка, прикинувшись своим… Не, зря он на это подписался. На душе стало мерзко и пусто. Эльф поспешно скинул с себя воняющую координаторской вонью и фекалиями куртку, и накинул её на голову «заражавшего», глаза которого смотрели в кучу и вверх, словно он хотел увидеть место куда вошла пуля. Эльфу на это смотреть удовольствия не доставляет. Но дело ещё не закончено. Надо ещё подать знак действительно своим, наверху.

Эльф убрал пистолет, и вернулся к пулемёту на входе. От него открывался действительно хороший обзор-панорама на площадку и склон, наверху которого ждут его сигнала. Если тех, кто сейчас у костра он снимет легко, могильщики конечно плохо видны, но их сверху можно достать, если что, но есть проблема – в гроте напротив явно нужная аппаратура, и около ней возится несколько фигур. Бить по ним – убить аппаратуру, которая по плану как раз и нужна. В любом случае время сейчас против него. Эльф проверил ленту, передёрнул тросиком затвор пулемёта, у костра оживление от этого звука, и взяв тяжёлое железо поудобнее упёрся ногами и прицелившись в костровых, нажал на спуск.

Ночь разрезало оглушительным рокотом, и фигуры у костра частично фрагментировавшись рухнули. Эльф начал переводить прицел в сторону «могильщиков, но там никого не было, видимо залегли. Из грота застрочил автомат, и пули начали щёлкать рядом. Пулемёт переводится туда.

В гроте тоже залегли. Кто-то ползёт направо, там несколько валунов, которые можно использовать как укрытие. Тут поднялась плотная стрельба – Штурмовая группа начала обстреливать могильщиков, те - по группе.

От тех, что залегли на скосе среди тел, в темноте видны огоньки выстрелов, но когда прыгаешь вниз по крутому склону попасть в низ проблематично, моя задача подавлять их огнём чтоб не вылезали. Поэтому стреляю, как и Тиреа с Джшоем рядом, практически наугад. Но слышно, что снайпера сверху пытаются их «погасить». «Могильщики» тоже не видят, куда стреляют, поэтому лупят «в направлении», поливая очередями спускающихся Грея с Эйбом. Грей скача из стороны в сторону пытается прижать стрелков со скоса к земле, а сверху гулко огрызается пулемёт Эйба. Пули ложатся хаотично, но вроде не достали. Когда мы были внизу, остался уже один «могильщик», а из блиндажа снова заговорил пулемёт, куда не понятно, но похоже в сторону грота. Бой, похоже, тоже становится затяжным, а это плохо.

- «Гасите грот, тогда прорвёмся», - по рации хрипит Эльф, и видно, что в него поливают из этого грота. Я с Тиреа, ползком-бочком, как крабики, пробираемся к гроту. За камнями, от которых очередь Эльфа отбивает здоровенные куски, видно кто-то сидит. Видно правда только ногу.

Я показываю Тирее: на глаза – «Видимотсь», пальцами – 2-3, по себе стучу и на камни. Он кивает, и приготавливается. Я поднимаю руку в сторону Эльфа – «не стреляй». В это время «могильщик оживился, начав полосовать как по нам, так и по склону – он тоже мою руку видел. По нему начали работать снайпера сверху, толи попав таки, толи придавив огнём. Я резко дёргаю к камням – стреляю по торчащим ногам, там кто-то дёрнулся, и видя, как Тиреа кувыркаясь катится к центру, валюсь на «закаменного», по пути снося один из камней. Камень сносит выставленный впер1д автомат, и придавливает стрелка. Я уже на нём, лицо рядом, руки у меня заняты как и у него, но пока я их освобождаю от автомата, бью противника лбом в лицо, показалось что слабо. Не важно, я уже достал нож из-за спины, и пока тот пытается отжать меня с камнем от себя, я втыкаю нож ему сначала в бок, потом в горло. Опять вся морда в крови будет…

Тиреа, выйдя из переката с низкой стойки, делает несколько очередей. Когда я встал и вытерся, то в гроте никого живого уже не было. Из блиндажа вылезает Эльф, и машет рукой – «Ко мне». Тиреа, поскольку ближе, пригнувшись к нему, тот отдаёт ему пару гранат. Я в это время обхожу костёл справа, чтобы «могильщику» не видно было, и встречаюсь там с Тиреей. Он отдаёт мне одну гранату, и мы вместе ползём в сторону скоса, откуда периодически доносятся выстрелы, правда по кому и куда он стреляет, не понятно. Живучий, за трупами видно хорошо прячется, да и темнота на его стороне.

От края площадки до огонька, на взгляд, метров 15-20. Немного вниз. Мы с Тиреей переглянулись – пробуем. Вытягиваем чеку, и привстав кидаем туда гранаты. Затыкаем уши и носом в землю.

«Га-ах!!!»

«Ка-Гах!!!»

По невидимым в темноте горам разнеслось эхо взрывов. И тишина… Подошёл Эльф, волоча большой пулемёт «Печенег».

- Где он?

Мы показали. Эльф взял поудобнее тяжёлый пулемёт, прицелился, насколько возможно, и запустил туда несколько коротких очередей. Положил пулемёт, достал фонарик, и зацепив его на палку взятую у костра, включил и поставил над собой. Помахал. Тихо. Вроде всё.

Джош, прихрамывая, и держась за Эрика, пошёл к скосу. Мы взяли горящие поленья из костра, и тоже туда.

Действительно – куча тел, какое из них стреляло? Нашли, в центре. Рука с автоматом оторвана, голова посечена осколками.

- Это Слон… - К нам подошёл Спил. – Его погоняло было «Слон».

- Этот Слон в одиночку половину нашей штурмовой группы парализовал. А почему Слон?

- А я откуда знаю? – пожал плечами Спил, и пошёл к гроту смотреть аппаратуру.

Всё, операция «Перехват» тоже закончена. Идём смотреть трофеи.

Игры смерти.

Главные трофеи – это связное оборудование: «от Саксов» разительно отличается от «Лысовского». Именно они теперь нам должны позволить оставить склон под контролем и наблюдением, выдавая себя за одну из сторон и списывать все события на противника этой стороны.

Тиреа, пока стрелял после переката, всё же умудрился зацепить аккумулятор и согласующее устройство для КВ антенны, но в целом легко отделались. У трансивера «Гаррет» Саксов экранчик был разбит раньше, и ничего не показывал, но сама рация осталась исправна.

Мы молча и угрюмо рассматривали аппаратуру, Эльф, словно по привычке, начал переключать аккумуляторы чтобы можно было включить рацию Лысов. Грей возился с Джошем, раненным в ногу, хотя у самого кровь была на руке – прошло по касательной, в пылу боя не заметил.

Говорить ничего не хотелось, пока не пришли Элона с Эни и Эйбом. Эни обошел поле битвы, и сел у входа в грот молится.

- Что это он?

- Молится, - ответил Эрик, Святой деве Марии, Иисусу… что все живы, что победили.

Эни закончил, и поспешил добавить:

- Победу надо как-то отметить! Я за всю жизнь столько убитых координаторов не видел!

- Эни, прости, но это не победа. Это не более чем маневр для неё в будущем, и честно говоря, мы не видим причин для радости.

- Почему?

Эльф протянул Эйбу его пистолет.

- Ну и как он тебе?

Эльф покосился на оружие с некоторым страхом и уважением:

- Страшная штука. Я себя почувствовал киллером. Жутковато.

- Ты не киллер, а Терминатор. Я просчитался, думал их 10, а их сколько было? 12? Из них ты только один за присест семерых «успокоил»! Один!

- Не Терминатор я, я - маленькая разноцветная лошадка, - угрюмо пробурчал Эльф и отвернулся к связному оборудованию.

- Да что вы все такие печальные? – снова удивился Эрик с Эни. – Почему?

- Потому что это всё – война. Слышите запах? Порох и кровь, а скоро ещё и трупный будет. Он впитывается, он преследует потом. Вот честно, мы уже сыты по горло смертью, стрельбой в людей и всей этой военщиной, но нам ещё предстоит очень тяжёлый бой, надеемся что один, и что никто из нас не умрёт. Чему радоваться?

- Да, Беркут, ты был прав, больше я в спецуру не играю, - добавил Эльф, - Одно дело бой, нормальный, другое это спецоперации. Тут мозги другие нужны.

Спил сел у рации и с интересом слушал диалог.

- Да, война, я понимаю, - согласился Эрик.

- Нет, это не просто война, - поддержала Элона. – Война выхолащивает душу жестокостью, один скелет остаётся. Она жестока, и чтобы выжить – надо быть жестоким. Она не оставляет выбора, или ты не сможешь защитить своих близких и себя.

- Ух, я бы сейчас предпочёл не гранатами кидаться в кучи трупов, а оттопырится где-нибудь в долине под дубом…

- И я, поддержал Тиреа.

- Но нам надо быть тут и возится в этой вони, убивать. Что праздновать, чему радоваться?

Вопрос остался без ответа. Джош морщился от боли, Грей так же молчал, Эйб похоже точно разделял нашу точку зрения. Эрик и Эни смотрели на нас странным взглядом.

- Ребята, сейчас могу сказать только одно: я счастлив, что в этой войне мы с вами бок о бок. – произнёс Эрик с максимальной серьёзностью.

Тут Эльф с Спилом что-то соединили, и грот наполнился шипением рации, из которого выполз разборчивый хриплый голос связиста базы лысого.

- Орлиный глаз, орлиный глаз, на связь Большому Боссу…

- На связи Орлиный Глаз, - вступил в радиоигру Спил.

- Что у вас происходит? Мы видели огни и шум.

- Да Саксы недобитые вылезли.

- Сообщите результаты.

- Да какие, нахрен, результаты! Нас тут пятеро всего осталось, вроде отбились, вы бы лучше подкрепление отправили!

- Орлиный глаз, прекратите истерику, соблюдайте правила радиообмена… Сообщите, кто есть в гнезде… Остались ли ещё саксы..

- Не знаю, темно, может ушли, один два. А тут кроме меня ещё Турист, Слон, Куцый и Сохатый, остальные всё, Сохатый ранен, у Слона понос…

- Тут вам босс просил передать – если всё сделаете как надо, от последнего хабара обломится больше. Если истерить будете – ваш хабар расхабарят, как поняли?

- Понял, конец связи…

Эльф набрал на Саксовской рации нужную частоту, переключил режим, сняв шифрацию, и Спил взял тангенту:

- Перекоп, Перекоп, ответь «Точке Сеала».

- Перекоп на связи, отлично слышно, Точка!

- Все мотыльки уснули. Мыши завтра уйдут. Лапки целы… ну почти.

- Принято, поздравляем, конец связи.

Спил посмотрел на нас. Мы показали большие пальцы, и он усмехнулся. Я понял, что снова надо командовать.

- Так, Спил, с тобой останется Тирея и Джош – пусть нога подживёт. Задача – говорить правду Лысам.

- ???

- Но не всё же, конечно… Только ту, что касается положения внизу, Саксов и т.д. А нас для них не существует. Радиоигра, от которой зависит теперь жизнь и смерть… Справитесь?

- Угу.

- Ну а нам надо прибраться, разобраться, отдохнуть, и утром выдвигаемся до Стана. Что-то к дубам тянет… А, я уже говорил.

Сначала мы помогли остающимся убрать тела координаторов в их общую кучу. Те видимо её для того и подготовили. После чего забрали всё необходимое и целое оружие, совсем немного оставшихся боеприпасов, и ушли отдыхать в Тенедом. Миномёт, совершенно бесполезный без мин, оставили в качестве памятника в гроте. Его, кроме прочего, удобно использовать как подставку доя палки, на которой висят котелки над костром. До завершения радиоигр на «Точке Сеала» (или наблюдательном посту) дежурный будет Спил, а Джоша с Тиреа сменят разведчики-наблюдатели с ближайшего схрона, им теперь нет нужды прятаться.

Остаток ночи проведя без происшествий в том же Тенедоме, утром пошли назад, к перевалу и мечтая увидеть снова Стан, во всяком случае я. Но путь запомнился как непростой и тяжёлый, не смотря на то, что прятаться уже не было нужды: с собой тащили два гранатомёта, несколько трофейных гранат, и кучу мелочёвки, вроде трофейных раций, аккумуляторов, и весьма не плохой генератор «от саксов». По дороги слышны были приглушённые звуки толи взрывов, толи чего-то такого, снизу, видно там что-то творилось.

На перевале нас уже встречали, едва ли не с оркестром, во всяком случае, бурный приём получился даже напряжным, хочется отдохнуть и побыть или наедине, или увидеть сына. Но пикантность ситуации в том, что даже за время нашего перехода, всего за полдня, произошли некоторые события внизу, и ситуация опять требовала решений. Ну и кроме того, нас дожидались новости от группы Зонера, вернувшейся не задолго до нас.

Не отпуская прибывших, то есть нас, завели помещение радиоцентра, который стал заодно и радиоперехватывающим центром, где Зонер с Серым собрались устроить очередное планирование действий. Однако быстро поняли, что мы в данный момент мало на что толковое способны.

- Ладно, - махнул рукой Зонер, - Может потом?

- Не если есть что срочное, то сейчас.

- Ну как сказать, по дню тут расскажут, я тогда потом про свой «поход» рассакажу. Но есть кое что ещё.

- Что?

- Не сначала обстановочка…

Обстановочка, как выяснилось, была бурной и без нашего участия. Как только с Поста Сеала Слил начал под видом торчка передавать действия хорошо оттуда видимых Саксов, Лысы решили устроить на Саксов большой набег, и им это возможно удалось бы, но орколо десятка бронированных модулей остановил заградительный огонь из танков. Пары залпов оказалось достаточно, что бы лысы выбежали из уцелевших модулей и разбежались по местности, но не тут-то было, оказалось что за время сидения на месте Саксы не сидели сложа руки, и нарыли траншей, из которых начали поливать лысов из пулемётов, и не смотря на плотное освещение событий Спилом с поста наблюдения, назад на базу к лысом вернулись не многие. После этого в обеих базах началось бурление говен, перемещение техники, особенно заметно оно у лысов – что- то стали перегружать, и вместо модулей выкатили какие-то три зачехлённые машины, которые Спил назвал «Катюши». В целом в воздухе запахло жареным в прямом смысле. К нашему приходу Лысы сделали в сторону Саксов несколько выстрелов из пушек, используя Спила как корректировщика.

- Да, дожили, бывший координатор координирует координаторов давая координаты цели, - выдал по этому поводу Эльф. – Так что ещё?

- Да вот… - Зонер вытащил из-под стола грязноватый в подтёках, но сухой вещмешок, который многим показался знакомым. Он открыл его, и вывалил содержимое.

Два магазина патронов, какие-то скукожившиеся от сырости бумаги блокнотов, октябратский значок времён СССР, и хорошо знакомы кривой неудобный нож «Яйцерез», который Дозер сделал сам и никогда с ним не расставался. Были ещё какие-то мелкие предметы личного характера, которые мы не знали. Было ясно, что это вещи Дозера, и понятно, что если они тут а его нет – то с ним что-то произошло.

- Вы нашли Дозера?

- Да… Это было не так трудно, как казалось. – по физиономии Зонера, было понятно, что Дозера больше нет в живых.

- Как.. что с ним случилось? Координаторы? Стальные его..?

Но Зонер покачал головой.

-Нет там никаких «Стальных братьев» и подобной публики. Там вообще кроме крыс и ворон и насекомых никого не видели. Это был какой-то завод, ну и посёлок при нём. От посёлка ничего не осталось, только развалины пары панельных сооружений. Но завода была канализационная система и теплотрасса тоже под землёй. Каналюга завалена и затоплена, а в теплотрассу лючки и ближайший был открыт. Пока ждали «прохода» на верх, я с Белым и Тараном решили сходить посмотреть что там. Ну и… там есть такой коллектор, на него сверху рухнула стена корпуса здания, или чего-то такого, уже не понятно. Там завал, Дозер судя по всему до него дошёл, и стал его перелезать. Может задел что, может подмыло, судя по следам воды было много, и лилио же. Ну вот, блоки сместились, труба видно съехала, и придавила его, за ноги. Вот… Был бы он не один, вытащили бы, а там ещё вода видимо… короче, когда мы его нашли, узнали даже не сразу – над ним сильно поработали черви и крысы, Белого едва не вырвало там же. В общем так…

Мы молча стояли и переваривали информацию.

- В стане в курсе?

- Нет ещё. Не знаю, как сказать нашим. Стыдно как-то.

- Это был его выбор, - закончил я.

- Тем не менее, мы его будем помнить, тильки странный хлопчик был… - подытожил Грей, и мы за собирались в Стан. – Сыграть со смертью в прятки… Хм…

- На вечернюю сводку всем тут быть. Народ, не расслабляемся. Война у нас. Что-то будет, я чувствую. – громко объявил Эльф.

- Я тоже, - тихо добавила Элона.

Внизу я нашёл Бабыргана, увлечённо помогающего Гоблину и Маре сооружать что-то непонятное посередине большой поляны у центрального навеса. Там же был и Сэм, и ещё несколько детишек, они таскали мелкие камушки и песок, засыпая своеобразный фундамент под замысловатой конструкцией: какие-то нити узорчато сплетены, косточки и цветные вплетения, перья птиц и венчало это всё огромная черепушка лося с рогами. Толстые три столбика под ним образовывали большую пирамиду, внутри которой лежала старая, убитая ещё до прихода в долину рация Гоблина. Сейчас у него уже другая.

- Это что это? – спросил я сквозь объятия сына.

- А ты что не догадываешся? – чуть не хором отозвались Гоблин с Марой. – Отключи мозг, и включи воображение.

- Мозг у меня не с собой, а воображение как-то после всего устало.

- Это клановый тотем, Берк, ты чего?

- О как! Думаете пора?

- А что, есть варианты?

- Тогда… - я достал нож-«яйцерез» Дозера, который забрал на «Перевальном» у Зонера, и повесил его внутри. – Это должно тоже быть тут.

- Чёрт… - взялась за лицо Мара.

- Етить-колотить… - Гоблин тоже всё понял. – Как это случилось?

- Полез в теплотрассу, завалило в лазе, выбраться в одиночку не смог. Или захлебнулся, или от обезвоживания, непонятно, когда нашли там уже… лучше не знать.

- Вот тебе и романтика ржавого железа… - Мара грустно поправила артефакт. - Что ж, история есть история, какая бы не была.

- Что там нового? За перевалом?

- Война идёт, вот что. Похоже, скоро будет жарко.

- Понятно… Как там тот пост?

- Жёстко было. Джоша и Грея ранило. Легко. Эльф как терминатор, семерых в раз положил. Тиреа с Джошем там остались, со Спилом, до смены, так что тебе, Сэм, подождать придётся папу. Ему в ногу попали.

Сэм явно напрягся, но Бабырган его дружески обнял, и что-то стал говорит, успокаивая.

- ладно, пойду пока пёрышки почищу, к дубу привалюсь…. Да, на вечернюю сводку всем надо. Передай там.

- Угу.

Свалив в своём «гнезде» всё лишнее тут, оружие и экипировку, я умылся в ручье, и пошёл вниз к западу, где ранее приметил дубовую рощицу и там же большой дуб, который так и «звал» меня чтобы расслабится и подзарядится силой природы-матушки, которую повысасывали последние дни.

Расположившись на корне, я прислонился позвоночником и закрыл глаза, чтобы «подключится отключившись». Не знаю сколько я так прокоматозил, но в голову лезли тревожные мысли – большие силы координаторов тут рядом, и всё идёт к тому, что нам придётся сойтись с ними в битве за эту землю и долину. Долго оставаться незамеченными нам не получится, а последняя схватка у точки Сеала показала, что смерть начала свой танец. А мы ввязались в эту смертельную игру.

Вот с такими мыслями я открыл глаза, и увидел напротив под упавшим стволом сосны две пары глаз. Волки. Знакомые – «Быстрая тень» и его волчица. Те видимо давно за мной наблюдали, видя что что-то не так в моих мыслях. Волк встал, подошёл ближе, и молча и сосредоточенно уставился мне в глаза. Просто молча. Я так же молча смотрел на него, но видимо мысли о ерспективах таки вылезли наружу, потому что в конце концов волк сформулировал: «Беда идёт?»

Пришлось объяснятся.

«Беда может прийти. Там, за горами, есть люди, которые готовы всё убивать. И всех. От них беда. Они могут только потреблять, разрушать, они не умеют говорить, у них нет ответственности и разума. Но у них есть оружие и машины. И они уничтожать этот мир, если мы их не остановим. Вот такие дела, брат».

Волк ничего не ответил, а просто подошёл ко мне вплотную, и ещё раз посмотрев в глаза уже в упор, ткнул меня своей огромной мордой в грудь. «Не раскисай, мы тоже будем бороться, если понадобится». Я вздохнул. Бедняга даже не представляет тот уровень жестокости и циничной жадности, усиленной оружием, которая обрушится на его привычный мир. Волк отошёл, оглянулся, и вместе с волчицей скрылся в зелени леса.

Вечером, приведя себя и экипировку в порядок, я пришёл со всеми на сводку. Собралось много народу, даже тихий гвалд стоял.

Зонер, не теряя времени, развернул лист с рисунком прямо поверх карты склона и низины.

- В принципе, это я перерисовал по просьбе Гоблина, он забраковал наши листочки, сказал, там никто ничего не поймёт, и даже выдал из своих запасов целый лист чистой бумаги. Только помятый немного…

Он быстро дорисовал стороны света, и развернул по сторонам.

- Итак… Укрепились они там очень хорошо. По идее – мышь не проскочит. По периметру стоят боевые модули с башнями и тяжёлыми или не очень пулемётами, видели пару зениток. Конечно переделанных для стрельбы вниз. Эти модули отмечены с красненькой головой, которые боевые чисто. Остальные модули, либо обычные рейдерские, либо что-то вроде жилых, но кабинами наружу, они как смотровые площадки. Между ними металлические листы сшиты как забор, метра 3-4, по верху колючка, не везде, но достаточно. Мда. Так. Вот эта толпа модулей, сверху над командным пунктом – это собственно где они сидят, боевики, ниже Командного – это привилегированные, командиры видимо, ну и как мы поняли вот это сооружение из двух больших фур с контейнерами – там где сидит главный, Лысый.

Я кивнул, это было похоже на то что я видел раньше.

- Рабы расположены в центре, но некоторые бараки имеют выход в.. а, да, вся база разделена на локальные зоны. Всего пять. Одна въездная, где ворота и куча разных модулей, ну и основная движуха там, там де и ремонтная база, большой тент, под него не заглянуть уже никак, уж извините. За ним центральная зона, там типа площади, где все вопросы рулят, стоит помост с какой-то хренью, типа пыточной приспособы, мы его назвали «Лобным местом». Прямо за ним железная клетка с шипами – типа карцера. Там же в этой зоне склад боекомплекта и оружия, он, судя по всему совсем не полный из-за войны с Саксами. Так, командный пункт, отдельная песня. У него своя зона для крутых, и вход оттуда. Везде стояли часовые. Так, с центральной можно попасть в зону… ну не знаю, как назвать, «отстойник». Там всякие модули, боевые, жилые, какие-то хозяйственные, там же два генератора, и прочая лабуда. А из него сразу в локальную зону с бараками для рабов. Там же хоз-постройки, назначение которых установить не удалось, может веники хранят, может лопаты, может ещё что, думаю не важно. Ну так вот, - продолжал Зонер, - кроме этого, поскольку база находится как бы в низине, в логе, обзор не большой оттуда, но пулемёты периметра зато простреливают каждый сантиметр вокруг по склонам вокруг. А что бы к ним не подкрался кто незаметно, наверху, в прямой видимости друг от друга, стоит ещё три модуля, которые меняются каждые 2 дня, так вот их кабины как раз видят всё, что в отдалении, по идее могут и Саксов видеть, но скорее всего не видят. И судя по всему сейчас туда выкатили эти, как их, «катюши»…

- Не «Катюши», а РСЗО «Град», и сейчас их вручную заряжают. Похоже ночью или утром жахнут, - поправил Зонера Эльф, который одним ухом приник к наушнику и слушал эфир.

- Если попадут, это всё… нам несдобровать. Лысы вскоре нас обнаружат, и тогда будет война по полной программе. Одними провокациями и диверсиями не отмахаемся. Эрик тоже понимал всю серьёзность момента.

Тут в помещение протиснулись ещё двое, уставших и хмурых – Тиреа и Джош. Джош опирался ещё но посох, но выглядел вполне крепко. Мы обнялись, словно давно не виделись, и они тоже пошли смотреть карту Зонера, попутно задавая вопросы про то, что он только что рассказал. Наконец и они вошли в курс дела.

 база координаторов

Мы все склонились над картой Зонера, пытаясь снова вникнуть в ситуацию.

- Так, вот видите эту серую линию? Это дорога. Она идёт вверх по склону, потом заворачивает назад на восток, откуда всё это и приехало. Есть ручей, про него отдельно. В кратце… мелкий, глубина от половины до полутора метров, на дне коряги и трава, вода мутная, но до «Клыков» после кипячения пить можно. После – не рискнул бы. Вокруг – видите зеленью набрызгано? Это кусты, небольшие деревца. Если аккуратно, то можно там спрятаться. Но это не просто – в кабин обзор очень хороший, да и на том берегу тоже пара модулей дежурит. Теперь командный пункт. Сооружение не простое, но судя по кабелям электрики и торчащим антеннам – это он. Вход – с «элитной зоны», там отдельный пост. Наверху типа смотровой башни, с которой видно всё. Где там что внутри – установить можно только там побывав. Извините, но мы это сделать не смогли…

- Зонер, я ценю юмор, - прервал его Эрик, - Ты скажи есть ли у них дыры во всей этой конструкции? Можно ли как-то незаметно проникнуть?

- Ну если просто попытаться незаметно пролезть – то нет, однозначно. Но есть одна теоретическая возможность. Но только теоретическая.

- Давай, не тяни.

- Смотрите, ручей течёт с севера на юг, к «Клыкам». Вода мутная. Мы пробирались, чтобы не попасть под обзор тех модулей, кустами, медленно, но надёжно. Так вот, я ребят послал кустами, с укладкой и оружием, а сам просто поплыл по ручью, просто в воде с трубочкой для дыхания – в мутной воде меня не видно, трава, единственное – на дне коряги, цепляешся. Так вот, спокойно проплыл до «клыков, и пока дождался своих, успел обсохнуть. Но по дороге, нашёл интересное место – калитка и помост, с которого набирают воду. Выводят рабов, одного или нескольких, с вёдрами, телегой и бочками, они наливают, и укатывают. Конечно конвой, но он стоит сверху, просто для подстраховки, понятно рабы никуда не убегут, даже если их не будет, к тому же там рядом боевой модуль. Так вот, от помоста воду из модуля не видно, кусты закрывают. Если суметь проскочить незаметно мимо модуля и вскрыть калитку… То можно.

- Не, не пойдёт, что не так - всё, потеряем группу…

- Ну а как?

- Я б взорвал весь это город демонов, но не могу из-за рабов, их надо выпустить сначала… - Эни сжимал кулаки: у него давно чесались руки взорвать «Капкан».

- Эни, если заряды те же, что были тогда на втором барьере…

- Нет, тут больше мощность… но да, в целом они не рассчитаны на столь тяжёлую технику.

- Так, давайте думать от другого конца. Просто взять и вывести рабов нам не получится – засекут, будет бой и много погибнет.

- Ну есть идея, - оживилась Элона, которая молчала до этого момента. – надо мальчиков чем-то занять, отвлечь. Например – взорвать командный пункт. Тогда без координации координаторы не скоординируются. Под шумок можно рабов и вывести.

- Он для этого надо под КП заложить мощный заряд.

- Да.

- У меня уже нет столько… - грустно заметил Эни, - Всё ушло на операции и «Капкан» этот…

- Эй парень, ты помнишь мою старую колымагу? – с «галёрки» подал голос скрипучий Сеал.

- Не очень, а что?

- Нас учили всё делать с запасом, а запас – с прозапасом и дублированием. Зайди потом ко мне, пороемся в моих припасах, может что сообразим. – Сеал многозначительно подмигнул.

- Но как мы туда это подложим?

- Если дадите договорить, расскажу, - Элона дождалась когда все смолкнут. - Так вот, нам надо «вырубить» один из модулей, а лучше два. И входить не через калитку, а через модуль, влезем в кабину, и пошли.

- Как?

- Да подожди… Почему? Потому что смотрите, как стоят модули у калитки – там всё проверяется, всё под наблюдением. А из модуля выход не виден… А?

- Хе, да…

- Ну а насчёт как вырубить… Говоришь рабы воду набирают? Ну-ну… Они же и еду готовят им верно?

- Ну, не всегда, смотря что за еда…

- Кипятит кто?

- Рабы.

- Ну и всё. Проскочим. Надо мне троих ребят, для прикрытия, и если днём дойду до помоста, то вечером-ночью будет нам вход. Есть у меня одна волшебная травка… Чудеса творит.

- Понятно… так, теперь нам нужна бомба.

- Будет бомба! – хором ответили Сеал с Эни, которые пока Элона излагала мысли о чём-то шушукались.

- Итак, что мы имеем: сегодня-завтра Лысы шарахнут «Градом» по Саксам, или Саксы их заровняют своими танками. У нас в ответку план диверсии у Лысов, и ничего по саксам…

- Да ну? – оживился снова Эни, - А зачем там столько зарядов я похоронил?

- А ну да… но тогда рабов не спасти… Вот. Дальше начинаются вопросы.

- Что делаем, какой план?

- План? Какой план, надо будет, добивать пока контуженные. Те иди другие, вот и всё.

- Тогда надо собирать всех и подбираться поближе.

-Засекут. Толпу не спрячешь.

- Пока месится будут, не должны, - Элона редко даёт такие ненадёжные предположения, - но если это будет в темноте – прорвёмся. Вопрос – куда?

- Да есть там одно местечко, у нас там пост спрятан, там два холмика, между ними лощинка заросшая кустами. – Зонер ткнул пальцем в карту, - Она глубокая, но из неё ничего не видно, поэтому пост заброшен. Места не много, но влезть можно. Только сыро там, мы отсиживались там перед подъёмом.

- Элон, это «Грады». Это будет не «месится», а просто уничтожение. Полное. Или танки приедут, если их не сожгут на подлёте, а если поедут, то наверно что-то сделают чтоб их не сожгли, то против этого вся эта конструкция Лысов – набор спичечных коробков. Но я думаю, - Эльф посмотрел на Эрика, Гоблина, меня, - танки не рискнут, у Лысов ещё пушки остались. Так что «Грады»…

- Похоже, это будет единственный и последний залп «Градов», по рации передали что всё что было уже зарядили, и сколько-то не хватило. Велели ждать команды. – От рации сообщил Эльф.

- Объявляем общий сбор. Всех. Всех! Кто может держать оружие. Как начнётся бой, мы будем спускаться в межбугорье. Там уже окончательно спланируемся как будем принимать бой. Лучше уж подальше от долины, - Эрик встал и засобирался.

- Да, всё народ, война. Игры кончились, начинается война. Скажите сразу, что вернутся могут не все.

- На кого оставим детей, женщин? – спохватился Гоблин.

- Эльф, помнишь тот АКСУ-74, который достался на той операции, когда Спила повязали?

- Да тут где-то… А зачем?

- Да на всякий… мало ли что с нами там приключится.

- Забирай…

- Я хочу в бой, - заявила Мара, понимая к чему идёт.

- Хм… - Гоблин задумался. – Если хочешь – собирайся, тут тренировки зачем были? В случае чего…

- Я справлюсь! – прохрипел из дальнего угла Сеал.

- И не надо на меня так смотреть! – воскликнул Гоблин, когда все подумали о том же, что и он.

- Тогда всё, объявляем тревогу. Народу надо больше, посты больше не нужны, оставляем Спила на его посту с дежурными, остальные, кто может успеть – все сюда или в «межбугорье».

- Понял! Откликнулся радист, и начал активно вызывать посты по рации. У тех часто не на приёме, так что на это нужно время. Мы пошли готовится к войне, хотя скорее это было можно назвать «операцией по освобождению рабов».

Операция «Русалка»

Сакс поставил пустую чашку из-под кофе назад в блюдечко. Кофе – это страшный дефицит, который обитатели развалин ни в какую не хотят продавать. Так что эта привилегия для очень больших боссов, которую даже он себе мог позволить раз в день и по утрам. Но сейчас особый случай: вечер, и судя по всему ночь будет бессонной, русские повадились атаковать в темноте, надо дать им понять что его ребята тоже в ночи могут портить настроение. Тем более их надо проучить и деморализовать быстро и надолго. Даже с учётом того, что им удалось попасть в склад снарядов, и отбить наблюдательный пост на горе, дела у Сакса идут хорошо и в целом по-плану. Снаряды через неделю подвезут, а сами русские уже сильно потрёпаны и всё время несут большие потери. Дело времени – и они либо просто кончатся, либо сами запросят «переговоров». Что делать в этом случае Сакс знал, так что время в целом работало на него.

Сакс не был нацистом, расистом или чем-то в этом духе. «Русские» для него не было понятием расы или нации, или чем-то таким. Для него это было очередное специфическое сообщество, характерное беспробудным пьянством и «балалайка-ла-ла-ла». Всякое конечно поговаривали про них, но лично он не видел особенных проблем с этими полу-дикарями с пушками. Ну а то что они могут так же как и он сам наводить свои дела, сути не меняет – просто нашлось несколько умников у них, которые смогли организовать это пьяное стадо, и теперь благодаря им можно значительно расширить контролируемые земли и, как говорится, «поднять курс акций». Так что хоть русские, хоть китайцы, хоть японцы – для всех них у него были стандартные процедуры и алгоритмы решения вопросов. И без исключений.

Вообще, всё происходящее с ним последние 15 лет Сакс воспринимал как привычный бизнес. Да, начинал он давно, будучи «на подхвате» у боссов которые торговали наркотой и проститутками, имели долю у игорном бизнесе, но много занимались всякой политикой, недостаточно жёстко вели дела, на его взгляд. Последующий катаклизм смыл в буквальном смысле и бизнес, и боссов, но открыл значительные возможности для начала своего дела. Быстро отбив у нерадивых слабаков начальный капитал, и перебив всех недовольных, ему удалось не только встать на ноги, но и попутно «сесть на бочку». Теперь его акции - это торговля безопасностью, рабами и топливом. Конечно бывают недовольные. Но их всегда можно или склонить к сотрудничеству, им не выгодному, илипросто уничтожить. Таким образом дело растёт и не даёт сбоев. Конечно, в расширяющейся империи бывают и внутренние проблемы, но на этот счёт работает простая и нажёжная система – кто проявляет смелость и инициативу – поощряет не только чашкой кофе и привелегиями, которые потом можно и забрать, а кто начинает вести свои дела за его счёт, то у Сакса есть старый добрый Кольт 45-го калибра, с которым он не расстаётся лет наверно с 16-ти. Возится с продуктами и производством Скас не хотел, да и не понимал в это ничего, и смысла не было – достаточно правильно расставить расценки и все эти фермеры не только кормить его будут, но ещё и должны останутся. Одно он знал чётко: «инвестиции надо защищать». Кто это не понимает – так и будет ходить в помощниках. Когда русские какого-то Лысого захватили его модуль, командиры как один говорили: «Забудь и не связывайся, они непредсказуемые.» Глупцы и недальновидные, им бы только солдатами командовать. Сейчас одни модуль, потом другой... как потом безопасность предлагать? Его «акции» упадут в цене, и авторитет-имидж будет подорван. Инвестиции надо защищать! И расширять. Так что этот поход на восток, когда из-за какого-то одного паршивого модуля пришлось собрать всё боеспособное, что было и отправится к чёрту на рога – Сакс рассматривает как очередной бизнес-проект и защиту инвестиций, причём пока всё складывается так как надо. Да, пост русские отбили, и можно послать туда другую группу головорезов, они всё сделают, но аппаратура всё же не бесконечна, да и смысла бегать с этим нет – сейчас из истощим и размажем внизу, и пост они сами отдадут в подарочной упаковке.

Но для этого необходимо кое-что предпринять, поэтому в этот тихий вечер после бурного дня, к лагерю русских пойдёт крупная группа и снимет их наблюдательные посты на подступах к их базе, а заодно перехватит или выведет из строя их пушки. Тут надо быть проворным: днём их корректировщики с его поста на горе всё видят, а ночью они слепы. Поэтому отряд коммандос он проинструктирует лично. Кофе выпито, сумерки сгустились, пора идти и объяснить парням задачу лично.

Сакс вышел из своего жилого походного модуля, и увидел строй вооружённых ребят, готовых к выполнению Задачи. Его подручный Карл, бравурно доложил о готовности, и Сакс решительно укутавшись в плащ направился к ним.

Но на пол пути пришлось остановится: с востока, со стороны базы русских, появился странный красноватый сет, и пока он пульсировал, донёсся неприятный шипящий звук, а в небо вонзились длинные огненные иглы. Пока Сакс пытался понять что это ещё за салют, Карл, который был всегда спокоен, и даже сам дьявол его не мог напугать отреагировал на это странно – он мгновенно запаниковал:

- Russians opened fire, missile attack!!! “Katushe” fire! Bull shit! Everyone in the shelter! Quickly, now!!!

Сак и рта не успел открыть, как увидел, что его хорошо организованная армия стала переходить в состояние паники, но не быстро. Через секунды раздался пронзительный и тихий шелест, а затем резкие, короткие бурые вспышки разнесли в щепки и решето несколько модулей в северной части базы, и удары друг за другом двинулись к центру. Словно в кошмарном сне, одни из них попадает ровно в склад топлива, и изрешечённые осколками, вращаясь в воздухе и изрыгая во все стороны пламя, бочек разлетаются во все стороны в клубах надувающихся огненных пузырей, поглощающих разлетающиеся осколки машин, кусков тел его людей, оборудования… После взрыва снарядов, всё взрывающиеся, боекомплекты распределили равномерно по базе, но от такого спрятать что-то невозможно, и очередное попадание в боекомплект многократно усиливает разрушения.

Сакс почувствовал удар – Карл его толкнул за ближайшей камень, но тут же получил чем-то упругим по голове так, что слетела шляпа – рядом упала чья-то оторванная рука, и посыпался сверху дождь из каких-то горящих фрагментов, а по земле начала расползаться сизая плёнка горящего топлива. Сакс вспомнил, что когда ему говорили про непредсказуемость русских, то ещё добавляли, что воюют они не по правилам, очень яростно и беспощадно. Тогда ему это казалось преувеличением, а теперь, впервые за очень много лет ему стало по-настоящему страшно, причём страх начал сковывать его тело, слышать крики раненых и горящих заживо в модулях людей он уже не мог – в голове тол сплошной шум и свист, а время стало тягучим и плотным, словно в какой-то густой субстанции. Карл, толкнувший его за камень, Тоже кинулся к нему, но пролетевший мимо кусок автомашины разорвал его пополам, и до Сакса долетели только его внутренние органы, повиснув на плаще. Сакс выглянул из-за камня – вся база находилась в огне, сильно подбадриваемом непрекращающимися разрывами русских ракет, и всё её содержимое поднималось в воздух в буквальном смысле, затем растворяясь в дыму и пыли вперемешку с огненными клубами пламени.

Это был конец. А так хорошо всё начиналось… Казалось чуть-чуть, и эти русские растворятся, исчезнут в небытие забытой истории. Сакс понял, что чем бы не закончилась эта атака, его делу пришёл финал. И словно завершающая точка, ставящаяся не его деле, взрывается боекомплект танка Абрамс, Сакс видит как от него отрывается башня, и пока остов переворачивается в очередном огненном пузыре вместе с тучей самых разных обломков, башня танка кувыркаясь направляется прямо в его сторону. Это последнее что видел Сакс в своей жизни, главарь одной из самых крупных и боеспособных, организованных и оснащённых банд координаторов…

- Группа «Свобода» «Перекопу» на связь… - заговорила дежурная рация на плече Эльфа. Наше войско, всего 182 бойца включая меня и Эльфа, уже полчаса в темноте, под канонаду из стоянки саксов спокойно и быстро, растянувшись по склону, спускается в направлении «межбугорья». Там нас ждёт ещё пара десятков ребят с постов наблюдения, разведчиков. Идём медленно, поскольку оружия много, почти всё что есть.

- «Свобода» на связи.

- Лысы отстрелялись. Сейчас наблюдаются отдельные боестолкновения на зачистке – Лысы полируют Саксов. Похоже, пленных не берут, гасят всех. Саксов больше не существует. Ещё час-другой у вас есть шума. Дальше надо будет тихариться.

- Принято, «перекоп».

- Народ, надо немного поднажать, передайте там по цепи…

Лощина «межбугорья» оказалась узкой, неудобной и сырой. Пришлось забиваться в неё как можно глубже, что бы отсветы от огня не были замечены координаторами. Судя по доносящимся с запада звукам, «зачистка-полировка» продолжается до сих пор, и «перекоп» явно перестраховался со сроками.

А в самой лощине тьма стоит непроглядная. В самом высоком и дальнем конце расположили временный штаб, соорудив стол и принеся камни и брёвнышки валежника в качестве материала для скамеек. Других укрытий делать не стали, предпочтя располагаться прямо на траве и земле, на одеялах из шкур, у кого они были. Быстро решив вопрос с дозорами по периметру и подходами, и как только появился первый кипяток для чая. Не отрываясь от еды начали соображать о технике реализации задуманного плана. Элона сидит в задумчивости, жуёт пирожок из стана с чаем, видимо рассчитывая детали предстоящей операции. Мы же шаманим над картой с базой Лысов, пытаясь составить примерный план по его ликвидации и освобождению рабов.

- Будем исходить из того, что группе Элоны получится сделать всё как надо. И что мы проникаем малой группой и без лишнего шума доставляем посылку адресату, и она срабатывает. Так. Дальше что? – Эрик собрал в кучу нас и наши мысли после спуска.

- Не совсем так, не просто доставить посылку. Надо отбежать от неё и отвлечь внимание после. Если отбежать… То думаю самое место назад, к калитке, здесь сильно накрыть не должно. А отвлечь?

- На модуле «калиточном» есть башенка с зениткой. Ей можно придавить всех с северной части, кто зашевелится.

- Да, но юг? Оттуда откроют огонь по башне, надо это учесть, а бараки с рабами как раз к югу.

- Тогда почтальоны отойдут в сектор «отстойник», и прежде чем посылка сработает, возьмут и откатят один модуль, а через дыру можно напрямую выводить рабов, но перед этим загрузить внутрь группу «зачистки».

- Почтальоны не осилят всё сразу…

В итоге родился не простой план «освобождения». Мы разделимся на 5 неравных групп. «Почтальоны» – кто доставит и установят посылку, «Проходчики» - те, кто будет обеспечивать проход почтальонов к цели и прикрывать отход, группа «Захвата» - те, кто будет обеспечивать захват ещё одного модуля и обеспечения прохода остальных групп внутрь и прикрывать отход освобождённых, «Маневровая» - отвлекающие маневры, попутно прикрытие отхода остальных групп и освобождённых, и группа «Страховщики» - она вообще будет находится снаружи, и сковывать маневры координаторов вне их базы. Подстраховывать, в общем. Разумеется, наиболее эффективное начало операции в вечерних сумерках, ближайшее время, если успеет Элона – через сутки. Теперь все ждут, что скажет Элона.

- Мне нужно четверых. Больше - заметно, меньше – шанс завалить дело. Кто со мной? – сразу ответила она.

На призыв откликнулись сразу трое: Таран из «Волшебников», Белый из семьи Эльфов, и его друг из числа «конкурентов» по простому имени Майк, или Майкл.

- Итак, наша задача: создать условия для проникновения группы «почтальонов» внутрь базы координаторов. Действуем так: незаметно подходим максимально близко к базе вдоль ручья, далее разделяемся – один идёт и занимает позицию напротив мостков, другой, с моими вещами дует к развалинам моста перед «клыками», я плыву по ручью, и один… прикрывает отход в точке сбора. Предположительно это будет «каменный гриб» - там есть где спрятаться.

Трое разведчиков кивают головой.

- Тот, кто у мостков. Как только замечает движение, даёт мне знать, ч плыву до мостков, где провожу переговоры, если получится, с тем рабом, кто выйдет, отдаю ему снадобье, и сплавляюсь в воде до развалин моста. Там выхожу, переодеваюсь, и мы тихо и спокойно сваливаем оттуда, всё понятно?

- Вопросов нет.

- Берк, ты у нас спец по спец операциям, что думаешь про план Элоны? – спросил Эльф.

- Очень ненадёжное место, где надо будет договариваться неизвестно с кем о самой ключевой задаче. Надо бы придумать какой-то запасной вариант, подстраховаться.

- Предлагай, - ответила Элона.

Но я лишь пожал плечами вскинув растерянно брови – никакого плана у меня не было, и все кто мог видеть – в голове моей на этот счёт полная пустота.

- К сожалению, мы должны быть рады, что у нас есть хотя бы Элоновский план с русалкой. А то бы вовсе никакого…

Тут многие из нас уловили взгляд Эйба на Элону, и самое главное его вопрос заданный телепатически: «Возьмёшь меня?» - «Вливайся», - ответила Элона с улыбкой, – «Подстрахуешь на выходе, это самое сложное».

- Операция «Русалка» получается. Выходим на рассвете, сейчас отдых, сон, и подготовка экипировки. Хотя, что там готовить?…

Провожать группу «Русалки» вышли не многие – Эльф, Эни, я да Грей. Остальные отсыпались, и мы их понимали. Пожелали удачи, «ни пуха», и они растворились в утренней дымке, запутавшейся в траве и жидких кустах низинной пустоши.

Нам остаётся только ждать…

И пока ждём – распределяемся по группам, проверяем оружие, уточняем роли и задачи каждого. Но всё равно мысли наши там, где-то около базы координаторов, где решалась судьба всех наших планов.

Конвой раба за водой – это скорее привычка и традиция, чем необходимость. Калитка не имела никаких замков, она была просто достаточно узкой, чтобы только проходила телега для бочки, ина ней был изнутри большой и тяжёлый засов, не оставляющий шансов открыть её снаружи. Зато конвой за водой – это шанс координаторов поговорить без лишних ушей – пока рыбы внизу набирают в бочку ведром воду. На прежнем месте за водой приходилось идти дальше, но так же никто не разу не сбежал – это затея провальна по своей сути, и это все знали, и координаторы, и их рабы. Поэтому выведя раба за водой, координаторы оставались наверху рядом с калиткой и тихо перетерали свои текущи джела. Да и зачем спускаться вниз в грязь, чтоб потом снова ботинки отмывать?

Большинство бойцов Лысого предпочитало иметь своих личных рабынь и рабов для разных целей. Во-первых – проще найти виновного, если что, во-вторых можно иногда выглядеть благородно, «отмазывая» «своего» раба от других работ, хотя по логике и понятиям в банде рабы – общие.

После возвращения с зачистки «саксов», у многих их одежда требовала чистки или стирки, - от крови, вони порохе и гари. Ещё не все спохватились, и два приятеля координатора решили быстро напрячь своих рабов на стирку. Но один из них был уже занят, так что остался другой – Машка, которая попала в рабство за долги пару лет назад. И покорно сносила все издевательства, не смотря на то, что большая часть из них была просто для запугивания.

Для стирки нужно две бочки-бакашки воды, но Машка знала, что вверх от берега телегу в одиночку не вытянет. Так что придётся обойтись одной баклашкой, и ведром для наливания. Обычно бандиты если и придирались к качеству стирки, то как и ко всему – когда им надо было к чему-то придраться, особенно по-пьяни. Так что можно и одной баклашкой.

Машка протиснула через калитку телегу, и аккуратно, чтоб не завалилась, иначе будут бить, спустила вниз к ручью. Координаторы как всегда привалились к забору, достали какую-то штуку, и стали её рассматривать и обсуждать. Машка сняла с телеги баклашку, поставила её в начале помоста, и пошла с ведром в конец мостков – там глубже и вода кажется чище. Ей теперь предстоит черпать и носит в баклашку, пока не заполнится.

Машка уже набирала третье ведро, когда заметила что в траве, торчащей из воды выше по течению, прямо напротив неё произошло какое-то движение. Посмотрев туда, она увидела, как из воды бесшумно поднимается мокрое лицо другой девушки, которая приложила палец к губам показывая «молчи». От неожиданности Маша вскрикнула.

- Эй, что там? – крикнули сверху конвоиры.

Маша посмотрела на всплывшую русалку, которая всем видом просила не выдавать её.

- Облилась случайно! – крикнула она в ответ конвою.

- Давай шевелись, клуша! – ответили оттуда.

- Как тебя зовут? –тихо, но достаточно громко чтоб было слышно на фоне журчания воды и шелеста от ветра травы спросила русалка.

- Машка… Маша.

Элона уже поняла, что это рабыня – по виду и одежде, да и синяки на ногах говорили сами за себя.

- Маша, пожалуйста, отвечай мне «да» или «Нет» кивком или покачиванием, чтобы не заметили, хорошо?

Маша кивнула в ответ, и пошла относить полное ведро. Вернувшись, застала русалку на прежнем месте. Ей было интересно пообщаться хоть с кем-то из свободного мира, тем более это явно не просто так.

- Ты давно… у них… в рабстве? Больше 2-х лет?

Маша кивнула «да».

- Ты хочешь, чтобы они умерли, а ты была свободна?

Согласный кивок.

- А твои… ну такие же, готовы уйти, если будет возможность?

Маша кивнула, и пошла выливать ещё ведро.

- Меня зовут Элона, - продолжила русалка когда Маша вернулась, и уже намеренно долго наполняла воду в ведёрко, - Я, и мои друзья могут вас всех освободить. Но нам нужна твоя помощь. Ты готова рискнуть и помочь?

Маша кивнула раза три – ей казалось, что всё происходящее некий сон, поскольку начинали сбываться давнишние мечты.

- Ты имееш доступ к приготовлении пищи и воде которую пьют те, кто сидит в этих кабинах? – Элона показала на два ближайших модуля, хотя ей их было не видно за травой и кустами.

Маша помотала головой, и серце ёкнуло, что всё сорвётся.

- А кто-то из твоих знакомых имеет?

Утвердительный кивок, но пора снова наливать в баклашку. Та уже почти полна, поэтому Машка умышленно делала всё медленно и не наполняла ведро полным.

- Он может подсыпать сегодня им снотворное в воду или еду, если я его тебе дам?

Маша на некоторое время задумалась, потом утвердительно кивнула.

- Эй, клуша! – донеслось сверху. – Ты что там закопалась, давай шевелись!

- Ещё ведро, и всё!

- Задолбала уже!

- Если я тебе сейчас передам пузырек, ты сможешь сделать так, чтобы он оказался в их пище вечером?

«Да»

- Тогда опусти ведро в воду... – Элона сползла вниз, и по течению поплыла под водой лицом вверх, держа в руке небольшой пузырёк. Машка подставила ведро, и он влился туда с водой. Вынув ведро, она поняла, что спрятать её его некуда, поэтому вытащив незаметно из ведёрка пузырёк, она сунула в единственно возможное и доступное место у женщины в этом случае – между грудей, надеясь, что по пути ни один гад в этот раз к ней приставать не будет. Когда она снова посмотрела на воду – там уже никого не было, можно было подумать, что всё произошедшее с ней – не более чем игра измученного воображения, но холодный и мокрый пузырек с каким-то порошком между грудей давал надежду, что всё это реальность.

С трудом дотащив баклашку до телеги и водрузив её туда, она с особым чувством стала скользя на тропинке втягивать наверх тележку. Глядя на её мучения конвоиры посмеялись, но естественно помогать не стали. Они так и не заметили, что в вечно грустных глазах рабыни, как у побитой собаки, почему-то заиграли дьявольские огоньки…

Тем временем настал полдень. Поскольку кроме поста на точке Сеала у нас других не осталось, информация по радио с перевала было не много. Передавали, что в месте стоянки саксов до сих пор пожар, что бывает слышно, хотя это очень далеко звуки выстрелов, и некоторые очереди и одиночные выстрелы, словно перестрелки, долетают до нас. Но рассмотреть что и где уже нет возможности, остаётся только ждать возвращения группы русалки.

Элона появилась внезапно, и молча пройдя мимо дозора, с угюмым видом прошла сразу к столу в «штабе». Она тяжело опустилась на пенёк за столом, и сняв с себя снаряжение, медленно положила на стол.

- Ну что, братцы, заряженное зелье доставлено, операцию можно начинать. Но цена его посылки велика, для меня. У нас потери.

Все уже поняли, что что-то нехорошее произошло, и непонятно почему Элона вернулась одна.

- А где Эйб? Он же был с тобой? Где группа? – озабоченно спрашивает Эрик.

- Плохо… Группа убита, Эйб, кажется, в плену у «Лысов».

- Как???

- Мы выходили на переход у «каменного гриба». Там была засада… Может и не засада, но нарвались, внезапно… - Элона с трудом формулировала от волнения и усталости. – Не знаю, человек 10-12. Белого и Тарана положили сразу, Эйб и Майк заняли оборону, прокидали гранатами. Но огонь был очень плотный, не уйти. Эйб сказал, что я важнее, и остался с Майком прикрывать переход. Вот, пока ползла, они давили их огнём. У Майка патроны кончились быстро и… Ну а Эйб их кошмарил до последнего. Когда уже сверху вышла, видно он их там ещё вручную пытался уработать. Забили прикладом, сама видела… надеюсь выживет.

- Да, времени в обрез.

- Операцию начинаем по плану, - резюмировал Эльф. - Если Эйб жив, вытащим.

Эрик с Эни молча кивнули. Я, проходя мимо, хлопнул по плечу – знак поддержки. Начинается уже наша война…

Мотивации

Я, разумеется, вошёл в группу «почтальонов». Со мной оказались Грей, Джош, и как ни странно Эльф, хотя я его предупредил, что некоторые вещи, что нам придётся делать, довольно тяжелы психологически, и не только ему. Кроме прочего к нам примкнул Эни и ещё двое парней, один из семьи Эльфов, другой из «волшебников». Мы пока есть время до выхода, решили скоординировать ещё раз все детали.

- Так, не получится, что те модули, которые за ручьём, ударят нам в спину, когда начнётся пролом и выход освобождаемых?

- Нет. Никак они не помогут своей базе, - уверенно ответил Эни, - Им самим нужна помощь будет, у меня есть несколько важных мест, где можно запустить закладки «Капкана», главное чтобы наших рядом не было.

- Понятно. И ещё вопрос.. мы понесём «посылку», но если что пойдёт не так, то мы должны знать, как с ней работать. Покажи что вы с Сеалом там наваяли?

- О! Сейчас. Это шедевр диверсионной мысли! – эмоционально отреагировал Эни.

Он сходил куда-то, и принёс наспех сделанный рюкзак, в котором находилось что-то явно твёрдое и неправильной формы. Оказалось, что там старый топливный бак от какой-то автомашины, в горловине которого смонтирована ручка таймера от стиральной машины или духовки. Эни явно с гордостью демонстрировал изделие.

- Работает просто, повернул ручку на нужное время задержки, вынул её, и всё, бегом оттуда.

- А если кто найдёт? Застопорит, или попытается остановить? Батарейки не сядут? Или там не электродетонаторы?

- У-у-у… Если кто-то… Это будет большая проблема для этого кто-то. Всё собрано так, что после взвода ручки, остановить процесс будет невозможно. Только взрывать на месте.

Мы уже собрались высказать сомнения, но Эни поднял руку, чтобы его дослушали.

- Начну с того, что заряды внутри уложены концентрически, то есть детонаторами вовнутрь, схема инициации работает на разрыв, а проволочная сетка из трансформаторной проволоки – между зарядами и стенкой – повреждение бака приводит к взрыву… В любом случае. Да, батарея там есть, но мы с Сеалом тоже не очень верим в её надёжность. Поэтому сделали там автономный генератор, по сути. Когда взводится ручка, и начинает работать таймер, у него внутри есть маховичок, такой диск крутится. Ну вот, мы налепили на этот диск магнитики от сломанного диска-накопителя, и поставили катушки из проволоки, на которые будет от магнитов при вращении выходить ЭДС наведённого магнитного поля. Там выпрямитель, и на конденсатор. Он как раз страхует батарею. Так что если взведено – то всё, эенергия для инициации будет точно.

- А если тормознуть ручку?

- Дохлый номер. Во-первых, ручка после снимается, на память, и тормознуть не получится, не разобрав, а разбор – разорвёт цепь. Но это не всё. Там, под ручкой, есть штырёк, под ним пружина, а сам он размыкает контакты. Как только взводим и снимаем ручку, штырёк вылетает, и контакты замыкаются. Назад не вставить, никак, мы продумали механику – отверстие сместится, и его просто не будет, так что никаких шансов.

- А как вы это всё там разместили? Кто-то из вас по совместительству гинеколог?

- Не, всё проще. Бак был по шву раскрыт, и всё спокойно и плотно уложили. Ну а потом аккуратно запаяли так, словно так и было. На старый бак никто особенно не должен обратить внимание, в темноте и за то время, пока он «тикает». Рвануть должно сильно, отойти надо подальше, и желательно в укрытие.

- Мда, серьёзная бомобочка. Хорошо что кроме нас никто да этого не додумался…

Эни посмотрел на солнце пробирающиеся к зениту, и поспешил убрать «посылку назад в рюкзак. Солнце начинало припекать, но ему это помешал сделать поднявшийся южный ветер, который порывами разносил едкий запах гари от стоянки Саксов. Лысы уже заканчивали сбор трофеев на этом месте, свозя всё на свою базу для последующего разбора и дележа. Не смотря на масштаб нанесённых разрушений удалось нахабарить не так уж мало артефактов саксонского происхождения.

Корчавый от карцерного блока направился прямо к Лысому. На его плече – укладка Эйба, а сам он в некоторой растерянности. Корчавый вырос на пикниках с шашлыком и пивом с водкой, в шумных кампаниях, и мог бы не жаловаться на судьбу, но почему – никто не хотел ценить его гениальные способности великого стратега. Мало того, его часто посылали, и называли придурком. Это полбеды. Вторая – когда все сверстники уже потеряли девственность, девки никак не хотели с ним близости. Что не быть девственником, он по дешёвке купил проститутку, которая наградила его «сифоном». Он долго не мог в это поверить, а когда пришлось, оказалось поздновато, и теперь ему приходится носить окладистую бороду что бы скрыть жутковатые следы лихой молодости.

Но с тех пор, как он оказался «в команде» Лысого, он считал, что добился всего что хотел. Теперь, у него реальной власти даже больше, чем у самого Лысого. И если хоть одна тварь вякнет о его неполноценности… Корчавый не любил просто так убивать. Это было скучно. Нужно чтобы виновный помучился, и как можно дольше. Поэтому классикой было подвесить его за ноги, и «разбирать» медленно – сначала отрезать гениталии, потом доставать из живота органы. Когда были собаки – у них был пир. Потом правда и собак пришлось съесть, а новых пока не завелось. Но перед смертью виновный мог узнать какого цвета его внутренности…

В целом Корчавому в банде лысого жаловаться было не на что, он имел полную свободу для реализации своей гениальности. Правда, надо было держать ухо востро, чтобы какие-нибудь умники случайно не заняли его место. Периодически такие находятся, как правило, командиры бригад, начинают умничать и инициативничать, и Лысый начинает им доверять то, что доверял ему, Корчавому. Вот недавно, этот садист Кулак, придумал сделать у поселенцев агентурную сеть, и не бомбить их как обычно, а просто обложить данью и забирать готовые плюшки, а не носится по пустыне как стая шакалов чтоб резать всё что попадётся под корень. Конечно, вскоре случайно обнаружился тайник, с нехилым хабаром, который явно не было на дележе из общака. Лысый поставил пригляд из ребят Корчавого и кто же оказался виновным? Конечно Кулак! И к вечеру Кулак уже знал, как выглядит его прямая кишка в лучах заката.

К Лысому у него отношение особенное. Он его и любил, и уважал, и ненавидел одновременно. Но, вопреки слухам и обычным в таких случаях сплетням он никогда не метил на его место. Это было не нужно – всё, что надо у него и так есть, а если что – все шишки на Лысом. За всё. Так что ему нужен лысый, а Лысый нужен ему.

Лысый в действительности лысым не был, он просто всегда коротко стригся. Однако последнее время на затылке начала расти плешь, но пока она не заметна. По меркам времени лысый – аристократ. Это впечатление эффектно добавлялось неизменными тонкими очками, которые он одевал, если нужно было произвести это самое впечатление. Он не пил самогон или водяру, как большинство его соратников-подчинённых, и не переносил табачный дым. Он даже поручил Корчавому соорудить душегубку, если кто-то на него дыхнёт дерьмом, похожим на табак. Табак кстати был жутким дефицитом уже давно. Но его можно было выменять на жратву или рабов у обитателей «чёрных клыков» - «Стальных братьев». Лысый был роста выше среднего, худощавого телосложения, и следил за физической формой, если получалось. Его аппартаметы, составленные из кузовов двух грузовиков, не были слишком помпезными, Лысый ценил пространство, и старался не захламлять его.

Корчавый остановился перед входим в блок, где живёт Лысый. Он прохаркался - у него во рту всегда как коты нагадили, и Лысому не нравился этот запах. А разговор может затянутся – есть непонятки, которые надо решить. Он бы и сам справился, но если исключить из процесса начальство, то оно может чего-то заподозрить. Корчавый это знал по себе. Вот поэтому он сейчас идёт к Лысому на разговор. А в свете больших потерь, понесённых бандой в войне с саксами, некоторые вещи заиграли новыми красками, и их цвет Корчавому не нравился.

Лысый сидел на диванчике в хорошем расположении духа - только что молоденькая рабыня закончила заниматься с ним сексом, и теперь Лысый подтягивал удовольствие запивая его мелкими глотками старого сухого вина, затрофеенного у давно мёртвых посенецев.

- С чем пожаловал, брателло?... – встретил Корчавого Лысый, когда тот аккуратно и плотно закрыл за собой дверь, после того как рабыня не поднимая головы прошмыгнула наружу.

- Ахтунг, партизанэн! – ответил Корчавый, поставив укладку перед столиком у дивана.

- Партизанэн? И что ты не знаешь, что делать с «партизанэн»?

- Братан, чую тут дело не чисто. Партизан в клетке, решил пока его не потрошить.

- А чо так? Жалко?

- Этот партизан при взятии уложил четверых наших, и ещё двоих искалечил вручную. Бычара ещё тот.

- Из быков хорошая тушёнка получается.

- Вот я как раз о тушёнке, собственно и пришёл, поговорить. Здесь что-то не так, братан.

- Ну валяй, что там у тебя?

Корчавый открыл укладку-рюкзак Эйба и стал выкладывать на стол содержимое: пистолет «Глок-17» с глушителем и две пустые обоймы, большой нож Эйба, «тормозок» (перекус-комплект провизии), потом некоторые пожитки убитой группы прикрытия.

- Короче. Лысый, я бы и не парился, если бы не тушёнка. Вот смотри, что у партизана в мешке…

Корчавый достал небольшие баночки с «походным перекусом» для группы. Там были крупные куски мяса с жирком, приправы и желе, всё как положено. Несколько галет, куски подплавленного сахара.

- Жирно живут, - резюмировал Лысый.

- Не через чур ли? Ты давно видел, чтоб поселенцы с таким запасом ходили? Даже наши бойцы так не упакованы. И Ещё… Это не простой сахар. Свекольный, или тростник, напрягет то, что он сделан недавно, это не хабар, его вырастили и переработали. И ты бы видел этих партизан, Лысый, они заборовевшие как бройлеры, их самих в натуре на тушняк запускать можно. Я таких поселенцев никогда не видел. Это не выживающие бродяги по пустоши, это… короче надо думать.

- А что партизан говорит, чьих он будет?

- Да ничего не говорит, посылает на английском. Я ж говорю, партизан.

Настроение Лысого резко поменялось. Он почувствовал, как и Корчавый, что рядом есть что-то такое, с чем они не сталкивались. С одной стороны – что то богатое и упакованное, жирное и вкусное, с другой – а Глок с глушителем говорил именно это – оно может оказаться весьма зубастым.

- Может саксы недобитые?

- Я тоже так подумал. Сначала. Но у саксов знаки отличия, у всех, что мы нашли – какие-то документы, да и что бы они делали такой маленькой группой рядом с нашей базой? Драпали бы давно, а эти явно что-то замышляли. Ребята говорят, что тактика у них была не как у спалившихся разведчиков, а как у группы прикрытия.

- Ты хочешь сказать, что тут водится ещё кто-то, кто может надрать нам задницу? Бредишь, брателло?

- Я не знаю… что думать, но похоже что ты прав. Здесь есть что-то и кто-то, очень упакованный, и мы понятия не имеем, что может от них быть.

Лысый достал нож из ножен, и немного покрутив его в руке, внимательно уставился на лезвие.

- Ещё ножи были?

- Да, обычные пырялки. Ребята уже их разобрали себе. А этот – куда девать не знаю. Может на кухню, или вместо топора?

- Ты это видел? – лысый показал на следы от рубки дров и костей на лезвии.

- И что?

- Совсем тупой? Этот нож – Лысый потряс большим тесаком перед носом Корчавого, - Не для понта, это рабочий нож. Им рубили что-то большое, или кого-то крупного, видишь царапины от костей? Да и пахнет от него… Чёрт, это хвоя и жир! Что-то тут поблизости даже оазиса нормального нет, а у речки только жидкие кустики и деревца. А глушак? Зачем поселенцу - глушак на ствол? Знаешь что, тащи вечером этого партизана в переговорную. Я сам с ним потолкую. Ну и пару ребят с ним, без комплексов. Ночь у нас будет долгая…. Похоже, это вовсе не поселенцы. Где-то тут рядом большой оазис, и там кто-то сидит. Да, вот ещё, собери группу. Рыл 5-8 толковых, и отправь их окольными путями на горы, у меня подозрение что там есть проход, в горах, и они там. Просто больше не где…

- У нас сейчас нет возможности рейды делать, ты знаешь, туда не проехать, пройти-то сложно, ощиплят там ребят, если кто есть как курицу. И где я тебе толковых-то возьму? Остались одни дрищи да вертухаи лагерные…

- Э! Ау! Ты меня слышишь или как? Я что-то про рейды говорил? Не… если там что-то есть, то у них шансов нас раком поставить больше, к тому же мы не знаем, что у них там ещё припасено, - Лысый недвусмысленно показал на Глок с глушителем, - Так что порвись, но найди кого-то толкового, пусть тихой сапой там полазят. Если там реально кто-то вкусный, то поставь задачу: пусть тогда пощиплят их за нежное, пару баб да молокососов заберут и сюда, а если у нас будут их заложники – тогда и разговор по-другому складываться будет с этими партизанами.

- Лады. А почему допрос вечером?

- Я сейчас посмотрю, как трофеи делить будете, надо проверить, а то ты сам знаешь – дай волю, и эти черти всё раздербанят и заныкают. А партизан твой никуда не денется.

Корчавый вышел от Лысого со смешанными чувствами. С одной стороны, от такого разговора он хотел этого пленного здоровяка убить прямо сейчас и как можно больнее. С другой, он понимал, насколько он важен как источник информации. Поэтому дойдя до карцера и бойцов, охранявших его, он подозвал их к себе и тихим, но стальным голосом проинструктировал:

- Так, за этим партизаном присмотр особый, чтобы язык у него не поломался! Ясно? С ним Лысый сам базарить будет, и если до этого с ним чего не так приключится, то я вам лично его же тесаком очко развальцую? Вникли?

Однако как их, так и Корчавого в этот момент интересует больше другое – как будут распределены трофеи удачного разгрома Саксов. На площадке между «лобным местом» и командным пунктом образовалась большая куча из добычи и толпа выживших координаторов, предвкушающих делёж, хотя половина из них уже успела набить мелочёвкой карманы прямо на месте стоянки Саксов.

- Так, есть выгодное весёлое дельце, за которое Лысый отвалит самый чоткий хабар! – Корчавый начал с мотивации, чтобы собрать группу для похода за горы, - но нужно будет хорошо погулять и придти с живой добычей! Есть желающие?

- А чо надо-то?

- Есть информация, что за горами сидят поселецы, и сильно там зажировали. Покусать мы их там пока не сможем, но за яйца взять надо. Короче, нужно стволов десять, сходить понюхать всё по-тихому, есть что или нет, и если есть, то взять у них что-то слезоточивое, баб там шишкарей, или молокососов каких, и сюда спустить. Ну, кто готов на прогулку?

Из толпы потянулись руки.

- Служин, ты? Ты ещё жив?

Головорезы заржали.

- В общем, у тебя шикарный шанс это исправить, пойдёшь командиром. Кто с ним?.. Варк? Это тебе не рабынь кошмарить, осилишь?

Корчаваму пришлось даже конкурс устраивать. И разбираться с недовольными, которым отказал. Хотя выбор был из плохого лучшее – остались в основном не бойцы, а ковойщики, охранники, техники, те на кого он мог положится, уже кончились. Группе нужно «выходить чем раньше, чем лучше», поэтому до прихода лысого отряд был готов к походу….

Ветер порывами делает попытки сорвать навесы над складом и ремонтной мастерской, солнце играет бликами на всех гладких поверхностях. В низине от ветра ложится трава, гнутся кусты, и в небе гонятся редкие облачка.

Тем временем в лощине «межбугорья» идут активные приготовления. Конечно все и так готовы, но чтобы занять время до начала сумерков и выхода в сторону базы координаторов, идёт прилад оружия и экипировки, продумывание разных вариантов сценария развития событий. Все немного нервничают. Соклановцы, особенно те, что участвовали в последних боях и операциях, вообще несколько подавлены тем, что предстоит довольно кровавая затея, и делаться она буде нашими руками. Это не осталось не замеченным.

Эрик толкает Эни к верху, к столу, и что-то ему говорит. Стало слышно:

- Давай, Эни, давай, скажи! Что ты мне всё повторяешь, скажи всем!..

- Я не смогу так, не оратор я!

- Ты должен это сделать, а то они точно раскисли.

- Эх…

- Внимание всем! – Прокричал Эрик, - Есть что-то важное сказать, пожалуйста, послушайте!

Естественно, все подошли ближе и приготовились слушать, что скажет Эни. Тот стоял на камнях у стола, и явно волновался, не зная с чего начать.

- Я хочу сказать что… - Эни замялся. – Ещё недавно, меньше года назад, если нам удавалось отбиться или уничтожить одного-двух координаторов, в отместку за все их зверства и преступления, и удачно уйти от них, мы это принимали как победу, большую победу. Но за последнее время мир стал меняться. Мы не отбиваемся от них, мы на них нападаем, и побеждаем, и сейчас перед нами есть шанс изменить мир так, чтобы они от нас бегали и прятались. Мы не знаем, чем закончится предстоящий бой, но в любом случае наша совесть будет чиста, потому что мы попытались изменить этот мир! Я, как и многие кто пришёл со мной сюда за Джошем, раньше не могли представить, что можно строить жизнь в цивилизованном обществе без границ, торговли, оборота товаров, технологий, мы верили, что нужны всего лишь правильные законы, и всё будет хорошо. Но пока мы тут жили, мы все изменились, мы узнали и поверили в то, что не законы меняют мир, а мы сами. И что то, что мы считали цивилизацией – торговлю, право, законы, технологии и образование по ним – оно результат действий таких же координаторов, которых мы хотим отправить в небытие. И если этого не сделать, то так и будет, рано или поздно. Народ! На нас лежит ответственность за судьбу этого мира! Нам предстоит тяжёлый бой, возможно не равный, но мы должны его выиграть, судьба, Бог, не знаю что, но эта честь выпала нам! И никому больше! Давайте вспомним всех тех, кто погиб от рук координаторов, наших друзей, близких, родных… Мы должны сокрушить без всякой жалости не только координаторов, но и саму мысль об таком устройстве мира! Что скажете?

- Геть усих гетьманов! На вылы усих! – громко поддержал его Грей, и все зааплодировали, даже те, кто не знал украинского.

Речь Эни смогла всех взбодрить, и к сумеркам наша маленькая армия двинулась на свой решающий бой. Впереди только база координаторов, и этого было более чем достаточно.

Бой в ночи

Координаторы не зря поставили одну стену базы к ручью – крутой, не совсем, но не пологий, спуск, и вода сама по себе открытое просмотру из модулей препятствие, которое как ров у стен замка, создаёт дополнительный барьер для штурмующих. Именно поэтому м ы и решили штурм начинать отсюда, тут меньше всего ждут «гостей».

Мы проверили подступы – в двух модулях за спиной признаков жизни не выявлено – скорее всего там просто спят. Спрятать 200 с лишним бойцов на довольно открытом месте с кустиками к ручейка дело не простое, поэтому большая часть групп расположилась лёжа на земле, надеясь просто то что тьма их скроет. Но штурмовая группа «почтальонов» у самого берега, пристально всматривается в тёмные стёкла кабин модулей около калитки, и ничего там не видит.

Я кивнул: в сторону модулей бесшумно вскинулись пара десятка стволов и оба трофейных РПГ. Никаких щелчков затворов – все патроны давно досланы в патронник, и курки взведены. Сейчас вся наша затея завесила от какой-то неизвестно рабыни, и её везения. Конечно, у нас есть и план «Б» на случай её неудачи, но это как раз тот самый случай, когда «Б» это «больно», и даже очень больно, поэтому его лучше чтобы не реализовалось.

Я посмотрел на Элону – «Давай».

Она достала самое главное и грозное оружие, которое мы прихватили с собой на эту войну: рогатку. Зарядив в ней камешек взятый тут же с земли, она прицелилась, и запулила его в левый модуль. Камень попал не туда – в обшивку над окном, и громко стукнувшись скатился вниз. Мы замерли. Ничего.

«Давай ещё».

Элона прицелилась с поправкой, какую можно сделать с рогаткой, и выпустила каменный снаряд. В этот раз точно – камушек пробил стекло, и гулко покатился внутри.

Ждём эффекта.

Ничего. Ниоткуда. Или та рабыня-Машка справилась с задачей, или нас ждёт засада. Впрочем, скоро узнаем. Махаю рукой: «Пошли».

Штурмовики-«Почтальоны» пришли в бесшумное движение – подняв над собой оружие и вещи, которые не должны намокнуть, а так же пару небольших лёгких штурмовых лестниц, одна из которых в моих и Эльфийских лапах, мы медленно двинулись через воду ручья, не обращая внимания на холод сырости поднявшихся до груди. Ручей тут не глубокий, не более метра, но дно замусорено сильно. Форсировав ручей, поднимемся к забору, и растекаемся по нему. Лестницу к кокну, и Эльф аккуратно разбирает его, вынимая резиновые изоляторы, а затем спуская и само разбитое стекло. Вход открыт. По лестнице и внутрь, в темноту.

Внутри включаем фонарики. У кого есть: картина маслом – 4 тела координаторов спят, даже без храпа. Всё по-плану, это не засада. Мигаю два раза наружу – там группа Захвата ставит вторую лестницу к соседнему модулю, и тоже занимает его, вынув окно. Мигнули 2 раза – всё, начинается самое жёсткое: мы переглянулись, и заняли каждый место около лежанки с координатором, достали ножи и приготовились. «Давай» - ножи воткнулись в горло, а руки заткнули рты, чтобы даже хрипов слышно не было. Когда конвульсии кончились – отпустили. Тиреа поднялся по лестнице вверх к зенитке, и вскоре мы услышали возню с заряжанием – патроны есть. Вниз опустилась его рука с оттопыренным большим пальцем. Мигаю снова два раза – из соседнего тоже 2 раза – всё в норме. Теперь три раза в сторону кустов – «начали!»

Весь берег, словно живой, пришёл в движение – вперёд ринулись мостки для переправы, ребята их закрепили, и по ним – силуэты, тени наших бойцов. Мы в модуле нашли плащи его бывших обитателей, и накинули на себя. Теперь надо дождаться группу «проходчиков» и ту часть «Маневровой», что пометится тут. Другая часть в другом модуле, остальные ждут снаружи, под прикрытием зенитки и «страховщиков». Пока всё чётко.

Осторожно открываю дверь вовнутрь базы – темно и тихо. Из некоторых окон виден тусклый свет. Оружие на изготовку и выходим. Из соседнего появилась группа «захвата», и «маневровые», операция идёт как по нотам, но нам надо доставить «посылку». Подходим к воротам в центральный сектор – около них с нашей стороны (сектора «отстойник») на подставке стоят два кресла из машин, но в них никого нет. Это странно. Заглядываем за ворота, и привыкнув к темноте видим две фигуры – одна с помповиком, топчется через площадь у стен командного пункта, другая сидит напротив, у кучи всякого барахла привезённого со стоянки Саксов. Автомат Ак-74. Тогда понятно, почему в «отстойнике» нет постового.

- Так, импровизируем. Эни, снимай «посылку», Эльф – со мной, Элона – страхуешь. На всякий пожарный – ещё одного «Захватчика» возьми. Эни, жди сигнала.

- Какого?

- Догадаешься.

Мы взяли «посылку» за лямки с Эльфом, и понесли так, словно там было килограмм 80-100, не меньше, и даже слегка пошатываясь, в сторону склада БК. В наглую, прямо на виду у постовых. Те внимательно смотрели, пытаясь понять что это и откуда, но виду что не понимают не подавали. Где-то в середине мы охнули, и поставили «посылку» на землю, «перекур». Стоим, тяжело дышим, постовые пялятся на нас.

- Что смотришь, нет бы помог!

- А чё там?

- Золотые слитки, что ж ещё… Не видел чтоль?

- Э, покажь! В натуре чтоль?

- Да сам посмотри, чо…

Постовые повесили оружие на плечо, и пошли к нам, смотреть на золото. Мы с Эльфом под плащами сжали ножи.

- Давай, открой, не ссы, не скажем.

Постовые нагнулись к «посылки, мы их обняли, и в следующее мгновение каждый получил свой клинок сквозь нижнюю челюсть прямо в мозг. Опять кровь и конвульсии, держим крепко. Обмякли. Эльф – «помпового», я – «автоматчика» разносим по местам, усаживаем так, с оружием в руках, словно уснули на посту. Оглядываемся – в окнах Командного пункта горит свет, движения не видно. В блоке предположительно Лысого сквозь потные окна видно перемещение каких-то силуетов. Это хорошо, что у них свет там, значит они ничего не видят из того, что происходит снаружи.

Я забегаю сразу за кучу хабара – карцер пуст, дверь открыта. Плохо, Эйба нет. Где он, если жив? Главное, чтоб не в Ком-пункте, но это маловероятно, кто ж потащит пленного врага в самый секретный и важный объект? Будем надеется что он где-то в модулях… Тут вижу движение у склада БК. Целюсь… У склада к двери прикручено откидное сиденье. От какой-то машины. И на стене – такое же. Охранник спит, лёжа на обоих. Логично, не разбудив его в склад не попасть.

«Что делаем?»

«Чёрт с ним, пусть спит».

Бежим хватаем рюкзак с посылкой, и бегом к Ком-пункту, точнее к стене его, которая приподнята над землёй на колёсах перевозящего его трейлера. Свечу в сторону ворот «отстойника» - Эни бежит к нам. Я, поскольку у Эльфа габариты больше, ныряю под пол ком-пункта, и Эльф подаёт посылку. Эни перехватывает, и мы вместе с ним тащим её глубже.

- Куда ставить-то?

- Без разницы… оно всё улетит.

- Понял.

Эни открывает рюкзак, и смотрит на циферблат с ручкой.

- Ну. Сколько ставим?

- «Проходчики» - «почте» - как у вас дела?

- Работаем.

- Сколько ещё?

- Минут 5.

- «Захват», у вас?

- Минут 10.

- Принято. – шепчу в микрофон, чтобы наверху не услышали, - Посылка доставлена адресату, идти 15 шагов.

Эни кивает – «понял», и с трескучим звуком крутит ручку на 15 минут, выдёргивает её, и рядом падает небольшой штырёк. Из «посылки» донёсся ровный стрёкот работающего таймера.

- А теперь валим отсюда!... – шёпотом и с выпученными глазами по-русски говорит Эни. Научился однако…

Место залаза прикрыли телом «помповика», поставив ружьё так, словно он им целится в небо, и бегом за ворота, мимо потных окон со светом. В «отстойнике» уже каким-то чудом захватили ещё один модуль для тарана, и Мара с гоблином проносят мимо чьё-то тело. Мы с Эльфом скинули плащи координаторов, что бы нас с ними не спутали в предстоящем месиве. Проход в сектор с баракми тоже очищен, в темноте видно, что какие-то тела ребята прячут в хоз-постройках.

- Так, ребята, я побежал к своим волшебным кнопкам, чтобы вовремя «капканом» лязгнуть. – Эни двинулся к калитке.

Время пошло…

А в это время, за тем самым потным окном в апартаментах Лысого, как раз шёл допрос Эйба. Для его крупной двухметровой фигуры помещение «переговорной» было явно маловато, и чтобы не тереться о потолок затылком, ему приходится немного сутулится со связанными за спиной руками. За его спиной стоят, постукивая арматуринами по ладоням, два конвоира, на стуле сбоку устроился бородатый и наглый тип, похоже, что тот самый Корчавый. Сама «переговорная» представляет из себя что-то между кабинетом для допросов и пыточной, по крайней мере, приваренное железное кресло перед Эйбом и ржавый, от количества прошедшей через него крови таз у стола, говорили именно об этом. За стол, непринуждённо закинув на него ноги, уселся длинный очкастый тип, старательно изображающий из себя самого умного. Похоже, это и есть Лысый. Одно радовало, что если ребята не успеют со штурмом этого гадючника, то у него будет несколько секунд, когда развяжут руки чтобы привязать их потом к креслу. Главное – тянуть время… На столе кроме его вещей, лежит какой-то подозрительный ящичек из фанеры, но пока он закрыт. А вот ножницы по металлу тут лежат только для одного – отрезать части тела допрашиваемым.

Лысый тоже с интересом рассматривает «партизана». Корчавый был прав – всё в нем как-то не так, не стандартно, даже рожа его с раскосыми глазами и смуглой кожей трудно вписывалась в образ чукчей, на которых была похожа, потому что таких здоровенных чукчей просто не бывает. У Эйба много генов коренных жителей Америки, индейцев, но бандиты, понятно, это знать не могли.

- Ну что, мил человек, ты вообще чьих такой будешь? – начал из далека Лысый.

- Это вы – чьи-то, а я – сам по себе, - уверенно ответил Эйб.

- И откуда ты такой борзый взялся? – зарычал Корчавый, но Лысый жестом его остановил.

- Ты вообще понимаешь, где находишься и кто я такой? – Лысому показалось, что партизан слишком зажирел, и не понимает ещё до конца своего трагического положения. – Я тот, то тебя будет делать покойником, и медленно. Чуешь? – Лысый открыл фанерный ящичек, в котором находились инструменты, похожие на хирургические. Но на здоровяка это не произвело ни малейшего впечатления, мало того, на ломаном русском и со страшным акцентом, он ответил:

- Мне не нужно твоё имя, тебя зовут ублюдок, мразь…

- А тебя будут звать покойником… - Лысый показал кулак конвоиру, который уже замахнулся арматуриной: допрос только начался, а эти костоломы могут переборщить так, что допрашивать не получится. Другое дело, что дерзость пленного заставляла его немного нервничать, всегда в этом месте допрашиваемые уже тряслись от страха, умоляли о пощаде или просто играли в молчунов, но самоуверенность этого типа была очень подозрительной.

- Пусть я буду покойником. Но ты ублюдком так и останешься, – не менее вызывающе ответил здоровяк, и как-то странно стал осматриваться. В его глазах не было ни толики страха, а то, как он стал осматривать переговорную, Лысому что-то напомнило, но что точно - он никак не мог вспомнить, хотя понимал, что в этой ситуации это неприемлемо.

- Тогда расскажи нам, мистер покойник, за каким чёртом тебя сюда принесло, да ещё с другими покойниками?

- Гулял.

- И часто так гуляем? – Лысый знал, что для того, чтобы вытащить нужную информацию, нельзя задавать прямых вопросов, надо много около-да-рядом, в том числе совершенно не нужных. Главное не переборщить, а в этой нестандартной ситуации ему что-то подсказывало, что с пытками лучше не спешить.

- Почти каждый день.

- А зачем? Свежим воздухом дышим?

- Нет. Таких как ты убиваем.

- Ого, и много вас? Армия? Мы тут давеча одну армию уже на шашлык пустили. Это не твои друзья?

- Нет. Это твои друзья. Были.

- Отвечай на вопрос!!! – Корчавый не выдержал, и встав, ударил Эйба в печень. – Сколько вас ещё?

Эйб перетерпел боль, разогнулся, и так же с презрением, как и раньше, ответил:

- Достаточно, что бы передать одно послание.

- Это какое?

- Вы все скоро умрёте.

Дружный ржач координаторов заполнил комнату. Эйб тоже посмеялся, насколько позволял опухший от приклада глаз и разбитая губа.

- Такого борзого покойника первый раз вижу… И чем вас там кормят? А? Давай расскажи, как со жрачкой-то, норм?

- Эйб посмотрел на собравшихся, обдумывая ответ, и решил схохмить:

- Ну вы точно на неё не сгодитесь, я бы вас даже в суп не пустил бы.

- Зато тебя точно на тушёнку можно!..

- Не, я предпочту сначала отбивную, - вставил Крочавый.

Лысый начал понимать, что этот здоровяк вот-вот что-то то ценное ляпнет, но у него самого на душе что-то защемило, поскольку становилось понятно, что за ним стоит нечто, чего он не знает, и что несёт реальную опасность. Однако он продолжал играть хозяина положения, тщательно скрывая свой испуг. А «партизан» продолжал так же странно осматривать переговорную: углы, крепления, подгонку пола, словно ему не нравилась прочность – причём, словно он думал, что она недостаточная. Может он мнит себя терминатором? Ну, это поправимо.

- Ну ладно, мистер покойник, прежде чем мы тебя начнём разбирать по деталям, я хочу уточнить пару моментов, ты не против? Ах ну да, мы же умрём… тогда тебе точно нечего скрывать, верно? – Лысый ответа не ждал, поэтому решил перейти к делу побыстрее. – Скажи, откуда у тебя и твоих друзей это? – Он достал кусок вяленого мяса из «тормозка», и театрально его попробовал пожевать. – М-м… А ничё так, и чьё же это мясо? Где бегало?

- Это кабанье мясо, - спокойно ответил партизан, - По земле бегало.

- Во как! Слушай, а хочешь я тебе предложу сделку? Я тут никому никогда их не предлагаю, а тебе предложу, идёт? Ты мне скажешь, где та земля, с такими кабанчиками, а я тебя убью быстро и безболезненно, а, как?

- У меня есть своя сделка, - ответил Эйб, - Ты сейчас возвращаешь мне все мои вещи, и отпускаешь на все стороны, а я тебе даю шанс дожить до старости. Хорошо?

- Он меня запарил… - прошипел Корчавый.

В этот момент Лысый вспомнил, что это за взгляд у партизана на конструкцию переговорной – так смотрят мастера, которые собираются строить или ломать что-то. Но этот явно не ломать собирается, и стоит как-то странно, расставив ноги и собравшись, словно действительно кто-то должен проломить крышу и вытащить его отсюда. Наивный…

- Так, всё… - Лысому надоело дипломатничать, - Начнём процедуры. Как одну кисть отщипнём, думаю разговорится, где, сколько, и всё-всё…

Конвоиры взяли Эйба за руки по-крепче, а Корчавый стал развязывать руки – резать это невыгодно, верёвка ещё понадобится, на каждого партизана не напастись. Лысый с чувством превосходства посмотрел на пленного, и снял очки протереть.

Удар был такой силы, что помещение мгновенно заполнилось толи дымом, толи осколками, сам модуль подбросило и с жутким скрежетом он начал мяться и заваливаться на бок. Обшивка с торца покрылась пузырями и начала дымить. Лысого ударило головой о стену и завалило столом, поверх которого упало тяжёлое тело «партизана». Правда это тело активно шевелилось – выхваченной арматуриной оно уже одного конвоира на неё же и нанизало, как шашлык, а со вторым возилось – конвойный отчаянно бился ногами, пока тот сворачивал ему шею своими огромными ручищами. Корчавого выкинуло через окно наружу, где тот лежал без сознания в состоянии контузии. Эйб тоже почувствовал себя контуженым, и начал медленно освобождаться, чтобы вылезти из этого железного склепа из искорёженного металла.

Хорошо, что я на момент взрыва не вздумал прятаться за воротами. Взрыв такой силы, что ворота и забор, разделяющий сектор, просто сдуло взрывной волной. Как и все другие заборы, которые мы видели, и нужда в таране для выхода отпала сама собой. На месте ком-пункта зияла огромная воронка, с торчащими по периметру кусками искорёженных конструкций. Стоящие рядом с ком-пунктом модули и постройки попросту опрокинуло, и они загорелись, а потом сверху посыпался дождь из обломков. В рации непрерывно ругался Тиреа – его ранило обломком в плечо, но ругался он на одном ему известном языке, который никто никогда так и не смог расшифровать. Кроме этого завалился на бок один из бараков с рабами, и придя в себя группа «маневровых» начала выводить освобождённых рабов. Те увидели убитых координаторов, и бросились к их оружию, а так же ко всему, что могло убить – секачи, топорики, какие-то обломки из металла, которые после взрыва валялись везде, подсвеченные пожаром. Рабы, как мы поняли, наотрез отказались уходить мирно, и были полны решимости мстить своим обидчиками, выводить оставалось только самых слабых, измождённых, старых, и чудом выживших в этом аду детей.

Тут откуда-то со стороны «въездного» сектора раздался пронзительный крик:

- Палу-у-ундр-р-а-а-а!!! ОНИ здесь! Мочи кА-азлов!!!

- Су-у-уки! – раздалось со стороны мятых и завалившихся модулей координаторов в «элитном» секторе, где кроме горящих фигур стали появляться вооружённые. Тут же застрекотали первые выстрелы, и грохнула зенитка прикрытия у Тиреа. Кого-то порвало сразу, но из других модулей на той стороне базы стали бить и в нашу сторону, и в сторону Тиреи. Кто-то выстрелил в модуль с другой зениткой из трофейного РПГ, а озверевшие освобождённые кинулись через образовавшиеся от взрыва проходы в заборах в рукопашную на координаторов, те же начали стрелять, и тут Эни по рации коротко сказал:

- Внимание, внешний периметр… - Это было нужно, что бы группа «страховщиков», занятая уже обстрелом уцелевших модулей снаружи, не попала под его «кнопочку».

Опять раздались взрывы, и мы увидели как что и со стороны ручья в буквальном смысле взлетели в воздух внешние сторожевые модули, кувыркаясь и разваливаясь прямо в воздухе, заполняемом огнём от сдетонировавших баков с горючим.

Эту же картину увидел пришедший в себя Корчавый. Он какой-то момент не мог понять, где он находится и что собственно происходит. Ком-пункта словно и не бывало, вся база в огне, падают осколки, какие-то люди носятся по территории, дерутся, стреляют, пули от тяжёлых пулемётов и зениток вскрывают грунт тут и там разрывая кого-то встреченного на куски. И словно дополнение – взлетевшие в воздух внешние модули в огненном ореоле множества взрывов вне базы. Корчавый не верил своим глазам, поскольку представить такого он не мог, и поверить тем более, хотя слова «партизана» тут же вспомнились, но уже в ином свете. Среди этого полного хаоса он увидел недалеко знакомую фигуру «партизана», который спокойно прицеплял свой нож в ножнах на ремень. Корчавый потянулся под мышку, где у него всегда был пистолет, но тут перед ним выросла худощавая фигура в рванине, с измождённым женским лицом, и здоровенной железякой в руках. Корчавый хотел её оттолкнуть, но в то же мгновение тяжёлая железная деталь разломила его череп на две части, и застряла в стене остатков апартаментов Лысого. Освобождённая рабыня не без удовлетворения посмотрела, как его мозги залили распущенную бороду и вывалились на землю, попыталась вытащить своё орудие убийства, но сил не хватило. Она поморщилась, и потом исчезла в общем хаосе. Эйб этого даже не заметил. Его больше волновал пулемётчик координаторов, который под прикрытием значительной группы товарищей сооружал огневую точку напротив соседнего сектора, откуда по ним вёлся интенсивный огонь, и он понимал, кто его ведёт.

Понятно, что уже всё перешло в фазу, когда наши все точные планы просто перестали существовать. Начался хаотичный бой с весьма условным позиционированием в полном хаосе. Мы боялись попасть под горячую руку освобождённых, но зря, те хорошо знали своих мучителей, и нас не трогали. Прикрывая друг друга, мы с Джошем и Греем вынуждены отступать вглубь зоны «отстойника», где проще прятаться за модулями и там же уже перемешавшиеся группы «захвата» и «маневровая» с «проходчиками». Теперь все группы выполняли одну и ту же задачу: прикрывать отход освобождённых, кто не носился по базе круша всех и всё, и друг-друга под шквальным огнём со всех сторон. Слева вижу Мару, она стоит у двери одного из больших трейлеров-модулей, видимо спальных, из которого по одному выскакивают координаторы кто-в-чём, но с оружием. Она одни и тем же движением кроит им черепа чем-то тяжёлым, и около ней уже образовался завал из трупов. Гоблин лежит напротив, и отстреливает всех, кто пытается подойти ближе к Маре или кому-то из нас, целится или выходит с неожиданной стороны. Нас придавливают к земле тяжёлые пулемёты с крыш модулей со стороны «въездной зоны» и кто-то с «элитной», кроме того через вход из центра идёт постоянная стрельба на прорыв. Грей выкинул туда гранату, но кажется, это не возымело должного результата. Отступать уже некуда, и мы приготовились к обороне, начав экономить патроны, и когда у Мары закончились «прыгуны» из трейлера, она собрала у них боеприпасы, и стала кидать их нам.

Но не все долетали, и пока Грей пытался подавить огонь со стороны центрального, Джош резкими выпадами подтаскивает разбросанные магазины.

- Ай чёрт! – Джош подкосился и упал, держась за бок, - Я ранен!

- Грей, сюда!

Грей кувырком подкатывается, и мы с ним оттаскиваем стонущего Джоша из-под обстрела. Под ним начало растекаться тёмное кровавое пятно.

Эйб уже понял, что без него никак. Он вытащил нож и с настоящим индейским криком кинулся на пулемётчика. Тот успел посмотреть в его сторону, и тут же получил удар, потом ещё, и вскоре умер, Эйб схватил пулемёт в руки, и встав во весь рост с криком «А-а-а-а-а!!!» начал стрелять в плотную группу координаторов прятавшийся около хабарной кучи и лобного места. Те явно не были к этому готовы, поэтому очередь из пулемёта Корд их просто рвала и косила, пробивая навылет даже укрытия. Уцелевшие отползают назад к «въездной зоне», и тут он понимает, что сейчас по нему ударит прикрывающий пулемёт на одном из боевых модулей. Эйб переводит ствол пулемёт туда, и нажимает спуск. Очередь режет металл модуля, и что-то там задевает, от чего тот взрывается, разлетаясь осколками. Теперь можно продолжить с пехотой…

- Ну, что с ним?

- Кровь тёмная… Похоже печень… - Грей мрачнее тучи. – Нужна срочная реанимация с полным оборудованием, тогда есть шанс…

- Так, Грей, выносим его, Гоблин, Мара – давай сюда!

Из-за модуля со стороны ручья показался Тиреа.

- Ты что тут? – тот махнул перебинтованной на плече рукой.

- Его пулемёт снесли, - пояснил Грей. – Да и патроны там кончились быстро.

Пока Тиреа прикрывает от огня сзади, откуда тоже кто-то постоянно хочет огнём достать наших, пытающихся выгнать освобождённых с базы, Мара быстро перебегает. Мы берём со всех сторон Джоша, и подняв несём через простреливаемую дорогу в сторону «речных» модулей. По пути Мара видит Эйба, кроющего огнём кого-то в «центральной» здоровенным пулемётом.

- О, Эйб! Смотрите! – но тут же видит, как какой-то тип собирается выстрелить ему в спину из пистолета, уже заряжая его. Мара свободной рукой достаёт из-за пояса на спине Гоблина пистолет, и делает несколько выстрелов в сторону типа с пистолетом. Видимо попала: тот садится на колени, а потом заваливается замертво. Эйб так ничего и не заметил, увлечённый грохочущим пулемётом…

…В себя пришёл и Лысый. Выбираясь из завала тел и мебели, он с гудящей головой от удара и грохота стоящего вокруг, не стал искать во мраке свои любимые очки. А просто постарался вылезти наружу через проём от искорёженного окна. Он искал Корчавого, чтобы выяснить, что происходит и кто виноват, а заодно покарать этих виновных. Но когда он выглянул из окна, то понял, что их найти будет сложно. Вылезая, он нашёл Коравого – тот смотрел на него выпученными глазами из разных половинок головы, меду которых торчала какая-то плоская железка. То, что осталось от содержимого его головы налипло Лысому на сапоги. Обернувшись, и видя что осталось от его базы, ровно как и его мира, который он строил уже с десяток лет, его начинала поглощать злость. Ненависть залила его по самую макушку, и венцом её был допрашиваемый перед этим здоровяк-партизан, который стоя, от пуза из пулемёта, расстреливал его бойцов пытавшихся спрятаться за кучей хабара и бараками в зоне въезда. Но оружия у Лысого при себе не было. Он вспомнил про Корчавого, и нашёл пистолет у него в руке. Передёрнул затвор, прицелился прямо в голову здоровяку, но на спуск нажать не успел – что-то сильно ударило в грудь, глухая боль сковала тело, и он понял, что им не владеет, ноги подкосились, и в глазах начало темнеть. Он видел в последний момент своей жизни, как разлетается осколками очередной боевой модуль, что огонь охватил склад с боекомплектом, а на месте командного пункта было ровно ничего, пожар охватывает всю базу и это уже не восстановить никак. Кругом валяются тела его бойцов, падают замертво другие, носятся размахивая оружием рабы, и тоже падают, скошенные пулями. Время Лысого закончилось, и смерть забрала его.

Мы вынесли Джоша к ручью, и положили на оторванный лист забора, как на носилки. Грей уже перебинтовал сквозную рану, но кровь под напором пробивалась через бинты и тампоны. Мы посмотрели на Грея. Тот отрицательно покачал головой.

- Минут 20. Не больше.

- Чёрт!... – зашипела Мара, а сам Джош поднял руку.

- Эй, Берк…

- Я тут, Джош, держись, мы с тобой.

- Берк… Сэм… Ты позаботься о нём, ладно?

- Сделаем, Джош! Едва не хором ответили мы. Ты давай, держись!

- Нет ребята, похоже это не мой день. Обещай те мне… Только клянитесь…

- Что, что Джош?

- Координаторы… Они… Никогда чтобы больше их не было. Совсем. Сделайте так… Навсегда. Обещайте!.. Вы знаете как…

- Да, Джош, только не уходи!..

- Спасибо, парни.. Меня ждёт моя Джейн… Прощайте… - Джош бессильно выдохнул, и его глаза остановились, раскрыв зрачки. Маска смерти легла на его лицо, и Грей ладонью закрыл ему глаза. Словно прощальный салют, в этот момент рванул боекомплект на складе базы, и мы пригнулись, спасаясь от падающих осколков и обломков.

Я зажал свои глаза пальцами и отвернулся, чтобы не показать брызнувших слёз. Мне на спину легла чья-то тяжёлая рука.

- Дело не доделано, операция не завершена, Беркут, пойдём зададим перцу!

Я уже в порядке. Видно, как между горящих бараков и модулей носятся освобождённые и наши, прикрывая их и себя уже отбили конец «отстойника» который ближе к входу, и пытаются вывести оставшихся бедолаг к ручью. Мы начали интенсивно, хоть и одиночными, крыть точки откуда шёл кинжальный огонь по дороге.

- Так, все! – голос Эни в рации – Уходите оттуда, выводите рабов! Сейчас финальный фейерверк будет.

- Подожди, там полно наших!

- Мы не можем выйти! – кричит в рацию Эрик, который с группой на том конце «отстойника», - К калитке путь простреливается!

- Эрик, брось, выводи всех к основным воротам, и тоже сразу к ручью, мы тут сами!

- Понял!

- Готовы?

- Нет, чёрт подери! Эни, обожди!

- Жду! Командуйте по готовности!

Наконец освобождённые поняли, что заградительный огонь координаторов со стороны въездной зоны им не даст ничего сделать, кроме как умереть, и начали отбегать в нашу сторону, мы прикрывая их тоже отступаем к реке, а координаторы, поняв это, начали потихоньку наступать.

- Мы всё! – Эрик радостно кричит в рацию.

- Поняли, нам ещё чуть! – последние спасаемые пробегают мимо нас с трофейным оружием, которое того гляди вывалится из их рук, и оборачиваясь наугад постреливают в сторону координаторов. Мы за ними бегом и пригнувшись, спускаемся к ручью, через воду, по которому тоже начали попадать пули, поднимая фонтанчики брызг.

- Эни… Давай!

И в тот же миг вся база Лысого погрузилась в дым и огонь, во все стороны полетели обломки, а взрывная волна выкинула нас на берег, при этом оглушив. Опять посыпались сверху какие-то предметы, давая понять, почему солдаты носили каски.

Когда мы пришли в себя, всё уже было кончено. Стояла звенящая тишина, в которой горело и дымилось то, что когда-то было мини-городом зарождающейся цивилизации мира координаторов. Из-за восточного горизонта забрезжила полоса красноватого рассвета.

Настало время посмотреть результаты, подвести итоги и посчитать потери, которых как оказалось, не так уж мало.

Разбирая завалы, собирая тела погибших, мы так и не смогли найти ни Корчавого, ни Лысого. Многие тела были настолько обезображены и фрагментированы, что не удавалось установить не то что принадлежность, но даже понять, сколько в итоге точно погибших. Особенно много «расчленёнки и шашлыка» было среди координаторов, мы насчитали около 230 тел «в сборе», примерно 40 «набором», и груду кусков, которые не поддавались подсчёту и разбору. Около 60-ти убитых освобождённых рабов, «около», потому что некоторые тела «не собирались». А некоторые остались неопознанными. Мы тоже понесли тяжёлые потери – семья «Волшебников» понесла наибольшие потери – 14 убитых, и 32 раненых, «Эльфы» потеряли 9 убитыми и осталось 19 раненых различной тяжести ранений. У «конкурентов» - 21 убит, включая Джоша, 45 ранено.

Мы сложили трупы в ряды для осмотра, но что-то делать просто не шевелились ни ноги ни руки, и горький ком утрат подкатил к горлу. Эрик, стоя рядом держался за голову, а Эни подходил к телам и непрерывно крестился. Только мы стояли молча, осознавая произошедшее, и пытаясь привыкнуть к новой ситуации в окружающем мире – без координаторов. Понятно, что где-то есть ещё мелкие банды, но их ликвидация – дело времени и поселенцев, которые теперь получат и поддержку, и уверенность в победе.

Эрик подошёл к Эльфу, пожал ему руку, а потом сказал всем:

- Да, теперь я понял, мы поняли, почему вы не называете это победой. Мы были наивны и не знали цены, простите нас…

- Не за что прощать. Просто пришло время. Теперь главное – чтобы такое не повторилось. Никаких координаторов, никакой человеческой цивилизации, границ и владык. Это завещание Джоша.

- Да. Знаю. Последнее время он об этом часто говорил. Мы сделаем это, теперь нас ничто и никто не остановит. Я что ещё хочу сказать… У вас традиция, ну я понимаю почему, мёртвых отдавать зверям и падальщикам, природе, но… думается, сейчас не тот случай.

- Да, конечно, это общая утрата.

Однако не только утраты были этим рассветом. Оказалось, что хитрые Лысы не держали как Саксы топливо в бочках, а в цистерне, которая была обшита бронёй, и закамуфлирована под старый ржавый автобус, который чудом, казалось, держался на ходу. Он стоял вне базы, недалеко от въездных ворот, и взрывы его просто завалили на бок, лишь немного поцарапав и привалив обломками. Цистерна было наполнена топливом всего наполовину, но нам для дальнейших действий этого было более чем достаточно. Больше особенно ценных трофеев не было, освобождённые рабы растерянно бродили по развалинам на месте базы и у тел, не зная, что теперь делать и куда идти. Мара и Гоблин собрали их в одну большую толпу вокруг себя, и стали объяснять, как им дальше жить и что сейчас нужно будет делать, чтобы построить жизнь заново, и чем мы ещё можем им помочь, куда мы пойдём и чем им придётся заняться в ближайшем будущем, чтобы уже жить на свободе.

Рассвет медленно превратился в утро. Мёртвых похоронили – координаторов и неопознанных в воронках от взрывов, в ту, которая на месте командного пункта, их поместилось больше всего, туда же ушли и найденные фрагменты тел. Убитых освобождённых захоронили в отдельной воронке, соорудив памятный знак с вырезанной на металле надписью на разных языках: «Умерли за свободу став свободными». А вот своих захоронили персонально, на другом берегу ручья, и отдав последние почести ушедшим, в том числе и Джошу, и засобирались в путь.

Уже настал день, и солнце стало припекать пустошь, уже окончательно свободную от координаторов. Мы двинулись к склону, о чём стали предупреждать Перевал.

- Перекоп Свободе на связь! Мы выходим, работу закончили…

Но в ответ была тишина.

- Перекоп на связь!.. – и снова тишина.

- Пост Сеала, на связь «Свободе».

- На связи. – ответил голос Спила из рации.

- Что там с перекопом, почему молчит?

- Не в курсе. Последний сеанс был час назад, передавал новости с «поля битвы». Всё было нормально.

- Повызывай его.

Спил несколько минут вызывает «перекоп», но радиоцентр на перевале молчал как и прежде. Мы заподозрили неладное, хотя это просто могла быть техническая неполадка. Хотя сомнительно – у нас там было всё продублировано. В голову пошли неприятные мысли, что битва не кончена, и наши близкие в опасности.

Так и было. По нашим следам группа Служина поднялась на перевал, и её случайно услышал наш радист, вышедший по нужде. Бросив радиоцентр, он побежал вниз к Сеалу…

Последний координатор

- Почему ты здесь? – медленно спросил Сеал запыхавшегося радиста с «Перевального». Тот перевёл дыхание, и через возбуждение смог сказать:

- Тревога! Они… тут, идут сюда! Всем в лес!

- Кто «они», как идут, сколько, и почему… - спокойно продолжил Сеал, но уже пристегнул магазин к своей автоматической винтовке, и потянулся за разгрузкой. Но Радист его перебил:

- Координаторы! Кто ж ещё, около дюжины, считать не стал, по следам вытропили, гады, по тропе сюда спускаются…

- А что ты...?

- Да у тебя рация не работает, Сеал!

- О, чёрт, верно, старый стал… Так, назад не ходи, давай всех быстро, по красной метке, они знают что делать, я пойду детей проверю.

В стане паники не было. Конечно такую ситуацию хоть и ждали, хоть и готовились, но не хотел никто. Что произошло внизу никто ещё толком не знал, слышали только что вроде как победили, поэтому группа координаторов уже за перевалом – это шок. Народ начал быстро хватать аварийные комплекты и уходить. Сеал же столкнулся с тем, что небольшая группа ребятишек повела себя странно – вооружилась и заявила, что они есть развед-отряд и готовы выполнить задачу по скрытому наблюдению. Сеал почувствовал себя не ловко – об этой затее Мары он не знал, но понял, что эти скауты полны решимости что-то делать. И рации у них были исправны.

-Так, бой-сакуты мои, давайте поиграем в разведчиков потом, а сейчас…

- Мы не играть собрались, дядя Сеал! Враг идёт к нам в дом. Нужно дать отпор. – твёрдо стоял на своём Сэм, сын Джоша.

- И как ты это представляешь? – Спросил Сеал, и посмотрел на Сэма внимательно. – Смотри, где у тебя нож, разведчик? За спиной? А если враг там? Вот, возьми этот, вот так, боевой нож должен быть под рукой, выхватываться мгновенно, - Сеал привязал на левую лямку самодельной разгрузки из кожи свой нож рукоятью вниз. – Во, другое дело!

- Мы должны их отвлечь, пока наши не пришли, и чтобы они не сразу стан нашли. – уверенно говорил Сэм, пока Сеал привязывал свой нож в чехле. - Я их отвлеку.

- А если они тебя убьют?

- Бабырган подстрахует. У него автомат.

Действительно, Бабырган стоял с автоматом АКСУ и запасным магазином в кармане.

- Нет дети, давайте в другой раз.

- Дядя Сеал, вы командуйте эвакуацией, а мы будем делать то, что сделали бы наши отцы!..

Дядя Сеал на секунду растерялся от такой инициативы, и в следующее мгновение мальчишек след простыл. Сеал чертыхнулся, и насколько можно быстро пошёл помогать эвакуироваться стану – координаторы могли появится в любой момент, и отвлечь их было хорошей идеей, только вот не детское это дело…

Тропы с перевала разбегались в разные стороны, место узкое, и Служин затаившись в ближайшей группке деревьев, прежде чем спускаться через открытый участок в лес внизу, приказал разведать основные тропки в стороны. Одна из них вела в сооружение, больше похожее на какой-то штаб или командный пункт. Однако судя по всему, он был пуст, и он с бойцами, выставив часовых, тихо вошёл внутрь.

Он увидел кучу рабочей радиоаппаратуры, в том числе некоторые рации которые были на модулях Лысого, пропавших в этих краях.

- Так-так… Бинго, парни! Ничего не трогать! Пока… Приказ без шума работать.

- Но Служин, это же…

- Я сказал! Варк, если не понятно, я тебя лично тут…

- Ясно-ясно, понял.

Служин вышел назад, и стал аккуратно спускаться вниз по главной – на открытом участке прятаться нет смысла, а вот пройти надо быстро. Как только пошёл лес, он приказал сойти с тропы и двигаться параллельно, тихо и без шума, спешить некуда. Он и его команда ночью слышали какой-то мощный шум из пустоши, похожий на бой со взрывами, и решили что Лысый что-то с кем-то не поделил, и ребята развлекаются с виновными. Это светило большей долей при дележе, когда вернутся.

Тропа вела в какую-то чащу к западу. Лес настолько густой, что бойцы начали нервничать, поскольку никогда не были в такой обстановке – под их ногами предательски хрустели ветки, и птицы их освистывали на каждом шагу. Но при этом никто не попадался. Хотя…

На тропе сидело двое пацанов, и во что-то играли. Джек-пот, особенно если это дети «основных» тут. Служин дал знак притихнуть, и начать окружать. Но подростки неожиданно сорвались, и шустро пробежав едва ли не рядом, поскакали куда-то в лес на северо-восток. Служин соображал достаточно быстро, хотя его на базе все считали диванным воякой, который больше поднаторел в войнах словами. Однако после того, как он личным примером показал как расстреливать раненых Саксов при зачистке, вроде больше намёков не было. Мысль была простая – идти по тропе в лагерь, который скорее всего там, или гонятся по лесу за этими малолетками. Малолетки однозначно перевесили – вроде как нет шансов засветится, подойдя к лагерю неизвестно кого и с чем, они ж ещё отстреливаться могут, а у него всего 10 бойцов, или выловить этих двух молокососов, которых если и хватятся, то не скоро, сами убежали и так далее.

- За ними живо, все! Взять этих звездюков, живьём!

Координаторы радостно пустились за детьми вдогонку – воевать с поселенцами им как-то не хотелось, слишком мало их и без поддержки пулемётов на модулях это было для них рискованно.

Дети довольно проворно скакали по корягам камням и завалам, так что вскоре должны были заметить неуклюжих дядек увешанных оружием и рюкзаками, которые за ними гонятся. На очередном небольшом завале нога Служина попала между корней, и он с размаху растянулся на земле, сильно ударившись головой о дерево. Когда он пришёл в себя, его ребята были уже далеко внизу, а лодыжку при опирании на неё пронизывала боль. Выругавшись, Служин почувствовал на себе недобрый взгляд. Он вскинул автомат, но увидел лишь бесшумную серую тень, которая быстро растворилась в зелени леса. Прислушавшись, он понял, что вниз кроме них ещё кто-то бежит, и это точно не люди.

«О, тут ещё зверушки есть! Повеселимся…» - подумал он, и быстро прихрамывая, заковылял дальше вниз. Ниже его ждали бойцы в растерянности, а самый наглый – Варк, в чём-то их убеждал:

- .. за тем рыжим, отвечаю! Он одет лучше.

- Что стоим, идиоты? Уйдут же!

- Они разбежались в разные стороны, Служин. Вон тот – рыжий, сейчас в конце поляны, стоит почему-то, а другой, который в шляпе, ушёл наверх, туда.

- Вот черти… - Служин понимал, что вверх идти плохо, можно выдохнутся. Дети налегке скачут, а они с грузом. – Так, «лучше синица в руке, чем фига в небе», так что давайте-ка лучше возьмём того, жирного внизу гарантированно, а этого, фиг с ним, на потом оставим.

- На закуску!

- Пошли, живее!

Бойцы быстро побежали вниз через поляну, ровно в тот момент, когда спина ребёнка скрылась за опушкой поляны. Служин отстал, поскольку подвёрнутая нога не давала разогнаться. Он видел, как его ребята зашли за опушку, и после этого всё резко стихло. «Не к добру», - подумал Служин, и осторожно продолжил спуск. За опушку из кустов, он заглянул осторожно, словно ожидал увидеть что-то необычное.

И оказался прав. Картина, которую он увидел, не поддавалась логическому объяснению. Его ребята стояли как вкопанные перед огромной стаей рычащих и оскалившихся волков, причём те окружили вояк со всех сторон и явно собрались напасть, а бойцы, понимая, что на всех патронов не хватит, водили стволами во все стороны и явно были не готовы к атаке зверей. Но вершиной этого безумия было то, что рыжий мальчишка, стоял среди них лицом к бойцам, и угрюмо на них пялился. Волки стояли так, словно его защищали. Неожиданно самый нервный Варк выстрелил, кто-то заскулил от боли, и мальчишка зарычал как волк оскалившись, и вся звериная масса с жутким рычанием бросилась на его людей. Они успели несколько раз выстрелить, и похоже попасть, но потом до присевшего от ужаса Служина донеслись жуткие вопли его людей, от которых живьём отдирали части тела серые хищники. Служин пересилил себя и медленно встал: кто-то ещё пытался бороться, но брызги крови и ошмётки экипировки, откидываемые здоровенными зверьми не оставляли никаких шансов его бойцам. Но тут его взгляд упал на мальчишку, который совершенно спокойно пошёл прочь, немного вниз и вбок по лесу.

«Ну, гадёныш, маугли долбанный, я тебя всё-таки достану!» - и Служин двинулся в обход, чтобы не дать уйти мальчишке через лес назад в лагерь.

Бабырган действовал по-плану, который он с Сэмом придумал ещё в сезон дождей. Если их засекут и ловят – уходить в лес, и потом резко разделится, чтобы или разбить преследователей, или запутать – одному спрятаться в лесу всяко проще. Тут вышло так, что враги пошли за Сэмом, и теперь ему надо как-то его найти, но сначала тот должен дать сигнал, что у него всё в порядке. Бабарган присел на камень, и стал ждать, включив рацию. Но она молчала.

Тут перед ним появился погодок – волчонок, которому уже год, но по волчьему – ровесник. Зверь подошёл к Бабыргану, посмотрел на него тревожным взглядом, и отбежал, остановился и оглянулся.

«Иди за мной.»

«Зачем?»

«Беда, иди, надо!» - настаивал волчонок, перебирая лапами.

Бабырган понял, что надо его послушаться, и быстро побежал за ним. Тот заложил большой крюк, обходя скалу, и вывел его к поляне, где когда-то была большая охота. Бабырган увидел что внизу, у камней, что-то есть, шевелится. Достал свой небольшой прицел от винтовки, который заменял ему бинокль, и прислонив к дереву, смог рассмотреть происходящее.

Внизу поляны, словно большой наконечник стрелы, только толстый и широкий, торчит камень. К нему, прислонившись, сидит Сэм, явно уставший и запыхавшийся. А с другой – крадётся координатор, которого Сэм не видит. Бабырган собрался крикнуть ему: «Сэм – беги!», но понял, что не докричится. Мысли в голове Бабыргана несколько спутались, но он вспомнил, что отец его учил в сложные моменты спокойно считать на несколько ходов вперёд. Первое что пришло в голову, что он не успеет подойти и спасти Сэма раньше, чем до него доберётся координатор, и что если он увидит Бабыргана, то скорее всего поймает и его, просто приставив оружие к голове друга и потребует разоружится. Значит, надо подкрадываться, и быстро, а там уже - как получится… да не много ходов, и план не очень, но другого в голову не пришло.

Служин крался аккуратно – ногу ребёнка он видел за камнем, но если его спугнуть и он сдрыснет – можно не догнать, с его подвёрнутой ногой. Поэтому взяв в руку флягу, снятую с пояса, он бесшумно подобрался вплотную к камню, и швырнул флягу в другую сторону от камня, а сам с противоположной приготовился. Мальчишка сразу подскочил, и рванул за камень, где его уже поджидал приклад автомата Служина. На приклад тот попал грудью и упал, Служин его схватил за шиворот и за руку. Но мальчишка извернулся, и к удивлению координатора в его руке появился небольшой револьвер, который стал поворачиваться в его сторону. Служин ударил по руке что есть силы, и револьверчик улетел куда-то в траву. Но через несколько мгновений в руке очутился нож. Служин свободной рукой перехватил кисть, и с нажимом вывернул её так, чтобы нож оказался у него. Тут пацан вцепился в его руку зубами.

- От сучёнок! – Служин отпустил воротник, и быстро схватил за горло, и надавил так, чтобы он отпустил зубы. Но как только он отпустил, тот стал орать как резанный, кого-то звать на английском.

- Заткнись выродок саксовский! Прибью!

Но тот продолжил кричать, и Служин что есть силы заехал по голове ребёнка кулаком. Крик оборвался, и мальчишка обмяк и упал. Служин посмотрел – дышит слабо, жив, нокаут. Ну всё, можно паковать. Служин обратил внимание, что мальчик явно не русский, а его нож – это нож «морских котиков» США, самый настоящий. Может это реально отпрыск Саксов? Тем более не жалко.

Бандит достал специально припасённую для такого дела верёвку, и бросив съехавший на грудь и мешающий автомат на землю, стал связывать руки ребёнка за спиной, пока тот не пришёл в сознание. Но тут опять всё как то странно стихло, а потом он услышал прямо перед собой неповторимый звук передёрнутого затвора. Служин медленно поднял голову, и увидел характерную воронку компенсатора АКСУ, смотрящую прямо на него. А сам автомат был в руках второго сорванца, который убежал тогда вверх.

«Странное оружие для этого времени и этих мест» - подумал Служин, и прикинул, сколько надо ему времени, чтоб дотянутся до своего автомата.

- Эй, парень, ты же не будешь стрелять в дядю? Тебя не учили, что в людей нельзя целится? А? – перед ним стоял мальчишка, с насупленным видом, но плотно сжатыми губами и бровями, взявшими курс на переносицу. Явно не собирался с ним вести разговоры, и явно русский. Только они так могут странно и решительно себя вести. Служин продолжил смотря в глаза подростку, медленно тянутся к оружию.

- Ну, ты же тоже русский, что тебе этот са… - договорить он не смог. Короткая очередь вбила ему пули в грудь, перебив дыхание, и уже темнеющим сознанием он понял, что следующая очередь разбивает ему голову.

- «Не целься, если не собираешься стрелять», неуч, - закончил фразу по-своему Бабырган, и откинув ногой автомат от тела, не спуская с него своего прицела, осмотрел внимательно убитого им человека. Вроде мёртв. Бабырган закинул автомат за спину, и взяв нож из травы, разрезал верёвки на руках Сема. Тот тихо застонал. Бабырган взял свою флягу, плеснул ему в лицо – Сэм начал оживать. Когда он пришёл в себя, то обнаружил в одной руке нож, в другой свой револьвер, и рядом труп координатора. Бабырган стоял рядом и странно улыбался, видя растерянный вид Сэма, у которого левая половина лица начала отекать от удара.

- Сэм, смотри, здорово ты его, да?

- Я? - Спросил тот, видя, что в его револьвере все пули на месте, что и были, а в координаторе их с дюжину.

- Ну а кто?

Сэм отвернулся от трупа – вид у него был страшный.

- Пошли домой. Я устал.

- Пошли… Вон, братья серые на опушке стоят уже, собрались на подмогу. Похоже, это был последний координатор, Сэм.

Но радость Сэма в победе над последним отрядом координаторов разбилась в дребезги, когда вернувшись в Стан, он нашёл там прибывающий с войны отряд. По виду прибывших он понял, что с отцом случилось что-то плохое, все на него смотрели с сочувствием и отводили глаза. Отца не было среди раненых, и мальчик сам понял, что что-то случилось, хотя сознание отказывалось в это верить. Его успокаивали все кто мог, но боль утрат была не только у него, этот день и вечер запомнился как день великой скорби, которую не просто было пережить всем поселившимся в Стане.

Но надо продолжать жить, теперь уже в новом мире. Сэма многие хотели усыновить, но он сам почему-то прибился к добродушному Гоблину, старательно познавая и тренируя телепатию. Получалось не очень, но со временем как-то наладилось до приемлемого уровня.

Осталось выполнить завещание Джоша.

Свет Джоша

Со времени последнего трагического боя с координаторами в «капкане» прошло 2 года. И за это время произошло не мало эпических событий, которые нахлынули разом, когда охотничья винтовка Гоблина уже перестала каким-то образом ремонтироваться, и стало понятно что её век в прошлом. Мы с некоторой частью клана с почестями проводили её на руках Гоблина в «последний путь» - в большой тотем клана. И тут, пока с некоторой иронией вспоминали её заслуги, внезапно начали собираться в кучу события последних двух лет.

Наиболее значимым из них стала история «Каравана Свободы». Всё началось с того, что Эни начал собирать и записывать некое «завещание Джоша», попутно для себя его и погибших в той войне с координаторами к «лику святых». В итоге у него получился увесистый фолиант с нашим учением и мировоззрением, но в приемлемой для людского восприятия обёртке, под названием «Свет Джоша». Мы конечно иронизировали над этим, но зря – освобождённые рабы, Эни, Грей Зонер и Спил, собрали кочевой вариант экспедиции для помощи поселенцами и распространения нового учения по всему доступному миру, который и получил название «Караван Свободы». Но не единым учением этот караван утверждал свою правоту – начали они с места, еде стояла основная база Саксов. Там были недобитые координаторы, и Караван Свободы» предварительно собрал ополчение из местных поселенцев и разбил их до основания, хотя многие, как потом дошли слухи, как только поняли что «власть переменилась», добровольно сдавались в плен. После этого все желающие смогли запастись топливом, было полностью разделено имущество награбленное координаторами, и тот танкер, который и являлся образующим местную «цивилизацию» фактором был сожжён и утоплен. А поселенцам пришлось учится жить по-новому практически так же, как и призывали мы. И тоже – никаких властелинов, границ, промышленности и избытков с торговлей. Сначала было много недовольных и даже сопротивляющихся, не военным образом, а политически и логически. Но под напором логики, фактов истории и наглядных экскурсий в мёртвые города противники учения меняли свои взгляды. Таким образом этот «Караван Свободы» начал выполнять завещание Джоша, а у Эни с его «Светом» появлялись филиалы адептов в разных поселениях и уголках суши. Однако он категорически запрещал называть его пророком и вообще приписывать учение к религии, по личным соображениям, говоря, что духовные предпочтения и Боговы дела – одно, а как устраивать быт в новом мире – это совсем другое.

Нам же приходили весточки с кочующими и путешествующими семьями о «свершениях» этого «Каравана», когда кто-то заезжал в долину с пустоши по пути увидев наши дорожные тотемы. Тут надо пояснить, что тотемы не являлись знаком объявления границы, а носили скорее назначение своеобразного дорожного знака, причём «мода» на тотемы распространилась по миру, и можно было на одной тропе встретить несколько разных тотемов по принадлежности, часть из которых стояла скорее для красоты и истории. Да и пустошь переставала постепенно такой быть – среди травя и редких кустов то и дело стали появляться молоденькие деревца, а по необъятным равнинам стали бродить табунчики диких травоядных, на которых уже вскоре начали охотится различные хищники. Экосистема земли начала медленно восстанавливаться, и нам иногда казалось, что эволюция, словно тоже почувствовав свободу заскакала семимильным шагами.

Например, орлы долины стали предпочитать селится на крышах наших домов и иногда «купаться» в дыму очагов. Как потом рассказала Элона – это им помогает избавляться от паразитов в перьях и гнёздах. Кроме этого эти чисто плотоядные хищники внезапно распробовали некоторые растения и корешки, и с такой добавкой к рациону стали от поколения к поколению увеличиваться в размерах.

Климат тоже стал меняться и выравниваться. Сезон дождей всего за пару лет стал больше похож на время заморозков, а дожди накрывали нас в течении всего года, но были не столь интенсивными. В результате в верхних частях гор на северном склоне, где стоит наш стан, получалась на месяц настоящая зима, и как результат появились медоносные пчёлы, которыми тут же увлёкся Гоблин, устроив пасеку прямо в лесу, а клан был круглый год обеспечен сладким мёдом.

Эльф увлёкся малорослыми лошадками, и поселился вместе с ними на небольшой поляне, где те гуляли и играли. Эльф всё ждал, что у них вырастут крылья или рог на голове, но вместо этого они научились есть мясо, и значительно «поумнели». Мы стали замечать, что Эльф с ними играет не только в футбол, но и в игры похожие на шашки или шахматы, а они ему помогали, когда надо было что-то вместе построить.

Всего два года хватило, чтобы перестало существовать различие между нашим кланом и «конкурентами», всё перемешалось, и семьи ограничивались ношением специальных знаков принадлежности к какому-то роду. Кто-то даже сказал, что этим мы похожи стали на шотландцев с их клетками на килтах, хотя сравнение нам казалось натянутым. Кроме того, у нас в клане соорудили здоровенный ткацкий станок, который из нитей некоторых растений и бабочек с пауками мог делать различные лёгкие и ноские ткани. Которые не могли повторить ни в одном поселении, и иногда заезжие кочевники приходили именно за этим.

Бабырган стал одним из лучших следопытов клана, а его друг Сэм организовал «гео-исследовательскую группу» - по сути, компанию любителей путешествий которая составлял и обновляя карты, описывала увиденные растения и существа.

Уже через 17 лет мир вокруг нас изменился настолько, что прошлое начало обрастать легендами и казаться какой-то фантастической притчей, вроде поучительных сказок на ночь. Но Тотем не давал думать, своим содержимым, что это выдумки. Хотя молодёжь не переставала удивляться нашим рассказам «как всё начиналось» потому что они видели вокруг себя уже совсем другой мир.

Если наш склон напоминал переход от средней полосы к суб-тропикам, то на южном, на обращённом к югу склоне, были настоящие джунгли. И мы не всегда знали, что за твари там обитают: появился новый хищник, которого за длинный хвост, и долинные пальцы, способные выполнять достаточно сложные манипуляции, а так же удлинённую кошачью морду с клыками назвали «Тигрокрыс». Эта зверюга отличалась хорошим умом и изобретательность, жили тигрокрысы на той стороне реки, и лесом наведывались и к нам. Так вот из-за них исследовать фауну стало проблематичным – они могли не то что человекообразного съесть и заохотить, если зазевается, но и не брезговали даже медведями. Тем не менее в джунглях на южном берегу селились и жили разные отшельники, кому просто не хотелось чтобы вокруг было много народу. Но заскучав они могли придти в Стан, а клан использовал их обители в джунглях как перевалочные пункты для походов и экспедиций.

Орлы уже стали такой силы и размеров, что дети и подростки начали охотится с луком с воздуха сидя на них верхом. Поговаривали, что взрослый орёл мог нести до 50кг и при этом планировать. То, что раньше называлось пустошью зарастало лесом, оставляя открытыми только небольшие полянки, и где-то в дальних глубинах этого леса и растворился и потерялся «Караван Свободы», благополучно выполнив свою миссию и став по сути не нужным. Те, кто был в его составе нашли себе места постоянного проживания, кто-то из поселенцев долго бродил вместе с остатками каравана, но года три назад вместе с семьёй кочевников с небольшим стадом оленей, к нам вернулся Грей с Зонером. Они рассказали, что у Эни остались последователи, а сам он нашёл «своё счастье» в одном из поселений, так же как и Спил, где и остались доживать свои дни. Последователей правда называли «монахи света», причём имелся ввиду именно «Свет Джоша». Так вот «монахами» их назвали скорее по незнанию, это были довольно воинственные и лихие ребята, среди которых были и «монашки», которые довольно жёстко истребляли любые попытки построить цивилизацию по старым принципам. Но и помогали всем в трудных ситуациях, плодя вокруг себя множество легенд, сказок и слухов. Но мы их так и не увидели никогда. Зато наша команда путешественников во главе с Сэмом сумела наладить контакты со многими поселениями, передавая весточки с перелётными птицами, или летая в гости на орлах.

Рации, как и прочая подобная техника давно не работали, а наш штаб «Перевальный» превратился в нечто между мемориальным комплектом-музеем и помещением школы, где историю можно было пощупать в буквальном смысле. Кроме раций там ещё хранилось как музейные экспонаты различное огнестрельное оружие. Оно было вполне исправно, но кроме как быть экспонатом музея больше ни на что не годилось – патроны от него или кончились, или срок у пороха вышел, в общем, стрелять было просто не чем и не зачем, нам хватало луков или для тяжёлых случаев – арбалетов. У Бабыргана и Сэма уже появились собственные дети, т.е. наши внуки, которым мы долгими зимними вечерами рассказывали истории о старом мире, и как мы его похоронили.

И вот, прошло 47 лет с тех пор, как мы уничтожили последнего координатора в этих краях. Я уже настолько состарился, что не смог даже заточить наконечник для стрелы, и стало понятно, что кроме обузы для своих детей и внуков и правнуков, а так же клана ничего из себя не представляю. Ну разве что живая легенда о давно прошедших временах. Ко мне приехал на пони Эльф и Гоблин, и продолжили сделать увлекательную прогулку-путешествие на перевал, посидеть, подумать, пообщаться. Что нам, старикам ещё делать? На перевале я уже давно не был, как и они, потому что сил туда зайти уже не хватало, а напрягать молодых не хотелось – и так со мной возятся, вместо того чтобы заниматься полезными для всех делами. Но сейчас особый случай. Эльф привёл особенных поней, которые из уважения к нашим заслугам (не знаю как, но Эльф донёс до них правду о прошлом) согласны были тащить нас туда. На нормального коня мы уже влезть не в состоянии, да и на этих – нам помогли. И вот мы двинулись вверх, с интересом рассматривая, что стало с той тропой, которую мы же первые и протаптывали почти полвека назад, когда бегали по ней на «Вечерние и утренние сводки». Она изменилась. Сала словно вымощенной камнями, аккуратно уложенными. Но казалась уже, из-за плотно стоявшей вокруг неё растительности, которой тогда не было.

Перевал на встретил ветром и внушительным тотемом клана, закреплённым между камней. Красивый узор, какие-то уже непонятные нам предметы, чьи-то рога… Но на самом перевале кроме травы и нескольких небольших деревьев ничего нет, поэтому открылся замечательный вид как на Долину, так и те места, что когда-то звали пустошью, пустыней, а теперь мы видим сплошной зелёный ковёр до самого горизонта, иногда прореженный голубыми пятнами образовавшихся озёр и нитками речек, теряющихся в густой зелени.

Мы молча смотрели, как над всем этим великолепием парят Орлы, и ниже в ветвях суетятся точки птиц. У меня, не смотря на возраст, осталось очень острое зрение, поэтому видом можно насладится в полной мере.

Уже давно никто не слышал ни о каких городах и машинах, ни тем более каких-то государствах или что-то подобном. Людей и таких как мы было достаточно мало для этого, да и хищники, болезни, и суровая природа не давала сильно разгуляться численности. А природа земли окончательно зализала раны, как те что нанесло человечество в прежние времена, так и те, что оставались как напоминание о пережитых катастрофах. «Чёрные клыки», которые ещё можно было рассмотреть когда я тут был лет 20 назад, теперь не видны совсем, на их месте только какой-то невзрачный зелёный бугорок, который ещё через лет 40 будет сильно удивлять нашедших его путешественников и охотников своей начинкой. Над нами пролетело звено небесных охотников на орлах – при такаих огромных крыльях они уже могли перевозить взрослого охотника и его небольшой груз. Крылатые прошли низко, и кто-то из всадников приветствовал нас пронзительным «О-ое-уО-й!!!».

Мы втроём присели на камень, похожий на скамейку, и переглянулись. Я показал на место восточнее бугра, где были «Клыки».

- Да Беркут, там…

- Там… - ответил я глядя в след удаляющимся со снижением летунам. – Ну что, братва, кажись, мы своё дело сделали?

- Миссьёон комплит, - пошутил Эльф, и мы засмеялись старческим кашляющим смехом.

- Эх, значит не зря я вас 10 лет по пустыням-то… того, - добавил Гоблин, оттягивая кожу у глаза – его неважное зрение уже давно стало проблемой и для него, но оно стало не хуже, чем было.

- И Джош, тоже… не зря… - Эльф достал фляжку с крепким чаем, который был ещё горячим, и глотая прямо из горлышка мы его распили с сладкими кусками клановой выпечки.

- Похоже, нам пора?

- Всему своё время, Беркут.

- Я знаю. Номы же не будем нарушать традиции?

Назад я пошёл сам. Вниз – оно как-то проще, главное не упасть. Ближе к вечеру я добрался до стана, и проходя медленно по его центральной тропе, так же заботливо вымощенной и приподнятой над грунтом, чтобы поверхностные воды протекали свободно и не размывали тропу, я смотрел на бурлящую в своём не спешном ритме жизнь клана и стана. Кто-то возится заряжая ткацкий станок, уже пятый по счёту вместо сломанных,, кто-то разделывает чью-то тушу на клановый ужин, детвора носится с игрушечными луками и настоящими ножами на спине, пот навесом сидят дети постарше и вникают в какой-то науку, которую им преподаёт кто-то из учителей клана… а, ба, та это же Тиреа, просто с такой бородой не узнать. Где-то поодль играет музыка – барабанчики, дудки, камусы и свистульки и колотушки из дерева и глины – наверно свадьба или концерт. С другой стороны характерный стук – работает кузня. Что-то кому-то куёт. Мимо меня прошло несколько озадаченных коней с соклановцами – куда-то собрались. Я останавливаюсь и понимаю, этот мир уже живёт сам по себе, и в опёке не нуждается. А земля отвечает на это отношение тем, чем может – богатством свободы жизни, такой разной, красивой и бурной.

Но мне действительно пора.

Я поворачиваю к востоку, в лес, и медленно бреду в сторону, куда когда-то, в сезон дождей, ехал на коне с Бабырганом. Места узнать теперь не просто – где-то образовались завалы, которые мне уже не пройти, где-то поляны, но я сюда пошёл, потому что лес сам меня тянет сюда, соответственно давая проход. И вот я понял, что дальше не уйду. Да и не нужно – я пришёл, во всех смыслах. Сажусь у дерева с сильным запахом медвежьих меток, и открыв себя закатному солнцу расслабляюсь.

Когда я почуял, что пришёл медведь, я уже заждался. Тот некоторое время осматривался, не засада ли какая, а потом подошёл и без лишних церемоний отправил меня в страну духов.

Вот так и закончилась эта история долины Свободы. Но сама долина осталась, как и мир который она создала, я и мои друзья, соклановцы выполнили своё предназначение, и наша жизнь прошла не зря. Теперь за нас другие есть, и мы освобождаем им путь…

КОНЕЦ

Ваша оценка: None Средний балл: 6.9 / голосов: 12
Комментарии

ещё 2 главы продолжения

А мне сон про терминатора приснился в далеких 70-х задолго до выхода фильма. ;)

Терминатор хоть опознаваем, а тут вообще ни в один известный сюжет не вписывается...

Да и "Обливион" тут вообще боком, никак не связано, кроме ландшафта.

И да, ещё пара глав... :)

Это что правда сон? Да с такими снами в кино ходить не надо

Да,сон. Конечно текст рассказа не 100% описание сна - что-то приходится добавлять для связки, а что-то пропускать, чтобы не утяжелять текст деталями: там ветер, погоду, запахи многие ощущения. Там, внутри, полный комплекс ощущений, погружение абсолютное, но самое главное для снов - это финал. Без него фигня выходит. Тут он был. Но до него ещё далеко...

.

Ещё пара свежих глав "Суд" и "Загаворщики".

Эта книга напечатана в Канаде в издательстве Altaspera Publishing & Literary Agency Inc. и продаётся за $28 вот тут: http://www.lulu.com/shop/robin-couton/bunt-svobody...

Обложка правда не в тему совсем...

Быстрый вход