Новогодняя история

Новогодняя история.

Автор иллюстрации Светлана Батурина http://www.proza.ru/avtor/steflinn

Черт! Вход на станцию занесло снегом! Придется искать другой. Мужчина вздохнул, поплотнее запахнул теплую, белого цвета куртку, поправил рюкзак и покрепче сжал в руках автомат, окидывая взглядом заснеженную местность.

Где-то бродит зверь. Ничего особенного. Обычный мутант, то ли собака в прошлом, то ли волк. Хотя, если подумать, откуда волкам взяться в городе?

Сталкер четко помнил только это. И то, что ему срочно нужно попасть в метро, разрушенный свод вестибюля которого был занесен снегом. А вот зачем - не помнил. Что или кто его там ждет? Зачем ему это нужно? И вообще... Почему именно метро? Неужели заснеженного мира вокруг мало? Вон сколько домов, ощерившихся темными провалами окон. Разве негде спрятаться? Развести костер, оборудовать, в конце концов, из найденной вокруг мебели более-менее сносное жилище и жить там, не зная печали.

Почему же метро? Да еще в канун Нового Года? Может во всем виновата тварь, бродящая вокруг и желающая полакомиться свеженьким сталкером? Может из-за нее метро оценивается, как реальное укрытие? Сложно сказать, а еще труднее выудить из памяти прошедшие события. Вернее, невозможно. Как будто их вовсе не было. Ни семьи, ни друзей, ни врагов, ни имени. Ничего. Только эти окружающие здания, заваленный снегом вестибюль какой-то станции метро и тварь, вынюхивающая мужчину где-то рядом.

Сталкер вновь огляделся. Обильно выпавший недавно снег мягким покровом застилал все вокруг. Обломки разрушенных зданий, дорогу с раскуроченными автомобилями, хилые деревья, покореженные и завернутые неведомой силой в замысловатые фигуры. Надо идти. Не ждать же здесь встречи с тварью?

Мужчина еще раз огляделся и пошел вдоль дороги. Если верить здравому смыслу, то второй вход в метро должен располагаться где-то рядом, а конкретнее на перекрестке. Видимое пересечение дорог было только в одном направлении, туда-то сталкер и направился, стараясь передвигать утопающие в снегу ноги быстрее.

Антон? Иван? Может, Федор? В голове чисто, словно там недавно прошел снегопад, будто метелью вымело мысли. Не за чего зацепиться. Абсолютно.

И еще кто-то за ним следил. Нет. Не зверь. Его бы он почувствовал сразу. Это едкое чувство, мурашками начинающееся в районе затылка и волнами распространяющееся вниз, вдоль позвоночника, не спутать ни с чем. Каким бы сталкер смелым не был, чувство опасности, со временем вырастающее в инстинкт, появлялось всегда и заставляло мужчину ощущать себя неуютно, нервничать.

Здесь же нечто другое. Этот взгляд следил за мужчиной отовсюду. Даже с неба. Казалось, некто невидимый и огромный скрывается за этими глубокими небесами, полными мягкой белоснежной ваты, и периодически рассматривает сталкера.

Кто это? Бог? Дьявол? Или же нечто иное, порожденное давно Катастрофой и людьми, ее сотворившими? Трудно было сказать. Ведь он даже имени своего не помнил. Так, как, в таком случае, мужчина может знать о своем существовании, значении или о цели, с которой идет в метро? И почему, собственно, в это подземелье? Зачем? Одному богу известно...

Сталкер на секунду остановился посреди заснеженной улицы. Посмотрел вверх, где необыкновенной пушистости облака расползались по небу, обещая скорый снегопад и скрывая от него небесный купол и того, кто, возможно, за всем этим стоял. Под "всем этим" мужчина подразумевал свою необычную амнезию, которая и мешала ему вернуться... Но, куда, он не знал.

Ничего так и не рассмотрев, но почувствовав с новой остротой на себе любопытный взгляд, сталкер махнул вверх кулаком и побрел дальше.

До перекрестка оставалось чуть-чуть, и мужчина за минуту преодолел это расстояние.

Что-то было не так. И снова мурашки побежали по телу в ожидании какого-то подвоха. Скорее уж неприятного, чем наоборот. По-другому в этой «загробной» жизни не бывает. Если сюрприз, то точно плохой.

Сталкер несколько раз протер стекла противогаза, пытаясь понять, что его так сильно насторожило в открывшемся виде. Даже попытался проморгаться, решив, что что-то с глазами, а не старыми окулярами резиновой маски.

Прямо там, где должен был начаться перекресток, ничего не было. Светофор - вот. А перекрестка нет! Как будто все, что должно быть дальше, отсекла стена. Нет. Стена была бы видимой. А здесь... Стекло? Или нечто похожее. Но очень огромное!

Мужчина в очередной раз почувствовал себя снежинкой, которой играет ветер, мотая, вопреки ее настроению, из стороны в сторону.

Что происходит?

Напротив, вместо перекрестка была огромная стеклянная стена, отрезающая путь.

Сталкер еще раз проморгался, но ничего не изменилось. Вот светофор, а вот его еле различимый двойник. Вот дорога, уходящая... обратно! А вот и он, мужчина в теплой одежде и противогазе, с оружием на плече, смотрящий на себя же. На расплывающееся впереди собственное отражение.

Мир словно перевернулся. Интересно, как чувствует себя мотылек в стеклянной банке? Наверное точно так же. Ничего не понимает и боится. Чего? Наверное неизвестности...

На ватных ногах мужчина пошел вперед. Отражение, не желая уступать и повторяя каждое движение мужчины, приближалось, пока, наконец, сталкер не подошел к невероятному стеклу вплотную. Теперь не было никакого сомнения в происходящем. На сталкера смотрел он сам. Такими же испуганными глазами, которые были еле различимы за заиндевевшими с краев стекляшками.

Не веря до конца себе и правильному восприятию, мужчина поднял руку и осторожно дотронулся до гигантской стеклянной стены, уходящей круто вверх. Каких она должна быть размеров, если не видно, что на той стороне? Сталкер различал лишь далекие мутные образы, двигающиеся где-то там... за огромной толщей невероятного стекла.

Разум отказывался верить в то, о чем говорили чувства. Это не возможно. Так не бывает. Что же случилось, если такие галлюцинации начали преследовать его, вроде бы нормального и здорового человека? Хотя если судить по сумасшедшей реальности, что окружала, то вряд ли он здоров.

Сталкер медленно повернул голову влево, затем в другую сторону. Теперь невозможно было скрыть правду от увидевшего ее взгляда. Словно мираж растаял, морок прошел, а стена из стекла осталась, будто была одним целым с этой сумасшедшей реальностью давно изувеченного людьми мира.

Потом мужчина глянул вверх. Там стена растворялась в мягких снежных тучах, из которых вот-вот должен пойти снег. Опять? Вроде недавно был...

А что дальше? Сталкер развернулся, предчувствуя очевидное. Так и случилось. Там, за разрушенными зданиями, в квартале от этого злосчастного перекрестка тоже была стена. Еле видимое искажение поверхности, которое теперь было сложно не заметить. А выше в небе темнело обширное пространство. С такого расстояния оно казалось оком в космос, линзой в другой мир или окуляром чужого бога. Почему раньше мужчина этого не замечал? Может по той же причине, по которой не помнил и всего остального?

На мгновение сталкеру почудился глаз, мелькнувший в черном пространстве за стеклянной стеной. Зрачок сфокусировался на мужчине и морок растаял, растворившись во тьме. Человека передернуло, как будто некая божественная сила действительно коснулась его. Таким образом, боец потратил еще несколько мгновений, застыв в оцепенении и вглядываясь в иной мир, надеясь, что галлюцинация больше никогда не повторится. Ибо, если будет иначе, то точно можно прощаться с разумом и рассудком.

Но случилось совсем другое. Краем глаза сталкер уловил движение в белоснежных сугробах, откуда цепочкой вели его следы. Нечто серое и лохматое подбиралось к занесенному снегом вестибюлю станции метро, откуда недавно ушёл человек. На одно мгновение существо замерло, принюхиваясь, потом продолжило путь.

Поняв, что находится перед зверем, как на ладони, сталкер поспешно стал искать укрытие. Благо зверь его еще не заметил. Первым инстинктивным движением было спрятаться за светофор, как единственно возможное укрытие. И только спустя мгновение высунувший из-за тощего, слегка гнутого столба голову мужчина осознал всю комичность ситуации.

- М-да, что-то пошло не так... - пробубнил он себе под нос, оглядываясь и ругая себя, на чем свет стоит. - Ты сталкер? Или кусок дерьма? Думай. Думай!

Мужчина лихорадочно огляделся. Окна двенадцатиэтажного здания справа находились слишком высоко, подъезд же - ближе к чудовищу, так что не успеть, заметит определенно. А вот в месте, где здание разрезала гигантская стена, из-за обрушенной кладки от земли образовалась довольно широкая щель, куда мог свободно пролезть человек. Но и чудовище, скорее всего, тоже...

Времени не было выбирать себе укрытие. Тварь была в зоне видимости, хотя бойца еще и не обнаружила, но до этого момента оставались считанные секунды - кривой светофорный столб укрытие "так себе", поэтому, более не мешкая, сталкер "побежал" вдоль стеклянной стены к трещине.

Было трудно переставлять ноги в глубоком снегу, поэтому походку мужчины сложно назвать бегом. Скорее подпрыгивающий и перескакивающий шаг. Ноги вязли в сугробе, а теплое ватное одеяние и снаряжение сковывали движение. Один раз человек упал, чуть не выронив автомат и смешно завалившись в пушистый снег, скользнув противогазом и правой стороной тела по стеклу. Он, конечно же, быстро поднялся, используя все резервы своего тела, но время было упущено. Мимолетный взгляд в сторону входа в метро и стало ясно, что мохнатая тварь его заметила.

- Ну, екарный бабай! И зомби-Санта-Клаус! - С этим возгласом сталкер рванул вперед.

Хоть чудовище и передвигалось по снегу быстрее - четыре широкие лапы, но мужчина был ближе к щели в несколько раз. Мгновение, и он в здании и с удивлением таращится по сторонам.

Сталкер оказался в полуподвальном помещении. Выхода нет. Скорее всего дверь или окно осталось в отрезанной стеной части комнаты, а обратно возвращаться нет смысла. Тварь вот-вот юркнет следом. Боец попятился к стене, поднимая автомат и готовясь к схватке. Если мужчина сейчас промахнется, то зверь не упустит своего шанса. Кроме всего прочего, новый мир наградил животных огромной силой и ловкостью, разве что по стенам и потолку не умеют лазать, хотя и такие экземпляры встречаются. Так что у сталкера один-единственный шанс на точный выстрел, и он не собирался его упускать.

Зверь медленно и тихо вошел в комнату. Именно вошел и не иначе. Видимо, он был слишком уверен в своей победе. Возмущению человека не было предела. Как смеет новая жизнь, только что появившаяся на земле, оспаривать право на жизнь у старой? Беспредел какой-то!

Целясь в зверя, вальяжно вышагивающего по крошенному кирпичу со спокойствием и уверенностью победителя, мужчина закусил губу и нажал спусковой крючок.

Ничего не произошло.

Только тварь села на пол и улыбнулась. Широкая пасть, полная острых зубов, осклабилась в кривой, но неимоверно довольной ухмылке, после чего животное сотрясла мелкая дрожь, словно оно смеялось.

И так продолжалось некоторое время. Сталкер целился и пытался нажать курок, а огромная, мохнатая тварь, более напоминающая собаку, сидела на полу и смеялась. Даже больше - ухахатывалась, подняв одну лапу в направлении человека.

- И ты всерьез хочешь меня из этого застрелить? - низкий голос животного дошел до сознания мужчины медленно, словно сквозь вату в мыслях, которые никогда раньше не могли допустить того факта, что твари разговаривают. Сказать, что сталкер был ошеломлен, как минимум, покривить душой. Он был просто ошарашен. Не каждый день встретишь говорящего и при том еще смеющегося зверя. И на автомате он выдавил из себя, еле слышно:

- И чем это мое оружие тебе не нравится? - руки непроизвольно опустили ствол вниз.

- Оно пластиковое, - пожал плечами зверь. Он немного успокоился и теперь просто сидел, внимательно рассматривая находящегося в ступоре сталкера желтыми глазами. При ближайшем рассмотрении животное оказалось не таким уж и страшным, а отсутствие с его стороны агрессии делало его и вовсе не опасным.

- Как? – неуверенно протянул боец, осматривая свой автомат. Он ощупывал знакомое издавна оружие и ничего не мог понять. Как такое вообще возможно? И ведь действительно пластиковое, поэтому не стреляет. Но почему? Что вообще здесь происходит?

- Как и ты, как и я, как и всё вокруг. - ответил зверь. Он слегка наклонил лохматую голову вправо и, увидев, что сталкера зашатало, спешно добавил: - Ты только это… В обморок не падай!

- Не буду… - так же спешно согласился мужчина. – А присесть можно?

- Валяй!

Насколько быстро может рухнуть привычный мир? Для кого-то пройдут годы, месяцы, может целая жизнь. А для сталкера, который ничего не помнил и осознал себя у входа в станцию метро, на это ушло чуть больше часа. Он схватился за противогаз, пытаясь стащить его, так как воздуха не хватало, но не получилось. Оказывается, действительно – пластиковый. И он, и тварь, и мир вокруг. Теперь он не сомневался, что и стены этого здания окажутся ненастоящими. Он завыл. Его голос, сначала тихий, начал набирать обороты…

- Ты что! – зверь обеспокоенно подскочил к убитому горем бойцу и потряс его. – Тихо! Тихо. Нельзя нам.

- Чего нам нельзя? – удивление, вызванное высказыванием большой белой собаки, чуть успокоило мужчину, но вызвало новую волну любопытства.

- Нельзя им показывать, что мы знаем.

- Кому им? Тем, кто за стеклом?

- Да. Я вижу, ты тоже уже догадался, - пес довольно ухмыльнулся.

- А почему нельзя?

- Как только они узнают, что мы понимаем, тут же идет снег, и снова… Мы вновь теряем память.

- Но так нельзя! – возмутился сталкер. – Я сейчас пойду и…

- И что ты сделаешь? – зверь опять заржал. Ехидненько так. – Начнешь стрелять в небеса из своего пластикового автомата?

- Я… Я… - не зная, что на это ответить, мужчина вновь сник. – Но, что же делать?

- Успокойся для начала, - проговорило животное. Его лапа лежащая на плече сталкера действовала, как бальзам на душу. Все-таки он не один в этом проклятом пластиковом мире. Этот странный, говорящий пес-мутант с ним, и он не собирается на него нападать. Это уже хорошо. Может подружиться с ним? Глядишь, не так скучно будет время проводить.

- А что ты можешь сделать? – Пес присел рядом и неожиданно тихо запел, дико фальшивя и не дотягивая гласные:

У бабочки всего лишь день,

Последний день, чтобы влюбиться и умереть,

Но она сидит в закрытой банке,

Из неё можно только смотреть,

Как улетают далеко

Все, кто был с нею рядом.

Бабочка долбится в стекло:

Ей больше ничего не надо… (*)

- Слушай, - встрепенулся сталкер. – А может разбить это самое стекло?

- Ну во-первых, это вряд ли, - с умным видом заметил зверь. – Оно слишком толстое. А во-вторых, зачем?

- Как зачем? А свобода? Неужели ты хочешь сидеть в этой ловушке всю жизнь?

- А ты знаешь, что там? – пес махнул рукой в сторону стекла. Мужчина покачал головой. – Нет? Вот и я тоже. А вдруг мы были созданы для этого мира? Ведь, как и он, мы с тобой пластиковые. И наши создатели хотят, чтобы мы занимались своим делом.

- Каким?

- Как каким? – удивился пес. – Я должен охотиться за тобой, а ты спасаться. Это наша жизнь.

- Просто все как-то, - пожал плечами сталкер, - и скучно.

- Ну да, - протянул зверь, - вам людям все посложнее подавай. А просто так не живется? Глобальные мысли, такие же цели, которые и приводят в конечном результате к ужасной катастрофе, когда от вас остается лишь горсточка. А может нас создали, чтобы мы дружили? Просто так, вопреки всему?

- Чему именно? Мы же в клетке. В стеклянной банке.

- Да, вопреки им, создателям. Сам подумай, мы были созданы, чтобы охотиться друг на друга, а мы тут. Сидим вместе, разговариваем. Дружим… Почти.

- А давай! – вдруг встрепенулся мужчина. – Давай дружить вопреки всему. Может выпьем за дружбу-то?

- Как? – ухмыльнулся пес. – Фляжка-то пластиковая.

- А вопреки, - тоже улыбнулся сталкер, хотя за противогазом это заметно не было. – Что нам стоит это представить?

Два часа спустя пьяные и счастливые человек с псом-мутантом сидели обнявшись и распевали какую-то веселую песенку. Как говорил кто-то из великих: «Чтобы обрести свободу, не обязательно покидать то место, где ты родился». И они были свободны. В мыслях, в чувствах и в душе.

- Слушай, - встрепенулся пес. – А давай им покажем настоящую трагедию!

- В смысле?

- Ну типа, как я откусываю тебе голову.

- А может, не надо? – неуверенно проговорил сталкер. – Без головы как-то неудобно будет.

- Да ты че! Я ж не взаправду, а понарошку! Ты просто поместишь мне голову в пасть, а я типа ее откушу…

- Ну давай, попробуем…

Через минуту из здания выскочил сталкер, якобы отстреливающийся пластиковым автоматом от опасной твари, а та, якобы охотясь, мчалась за ним, преследуя.

***

- Мам! Мама! – Мальчик смотрел на новогодний стеклянный шар, что подарил ему папа на Новый год, в котором двигались пластиковые игрушки. – Он его сейчас съест! Что делать?

- Успокойся, Дениска! – Мать что-то подшивала на соседней тахте. – Никто никого не съест, это же игрушка. Мне бы твою фантазию, я б тогда без рук шила.

- Нет, ну правда! – обиженный мальчик наклонился ближе к шару. – Вон как он его гонит…

- Послушай, сын. У нас сейчас что?

- Новый год, - гордо заметил мальчик.

- Ну так помоги ему! Даже игрушкам иногда нужна помощь маленьких мальчиков. Встряхни шар, пусть метель не даст случиться страшному.

- Да, мам! Я сейчас! – обрадованный мальчик схватил стеклянный шарик, в котором разыгрывалась трагедия, обеими руками и затряс со всей силы. Внутри взметнулся снежный вихрь, смывая все плохое. А довольный Дениска потом еще долго наблюдал, как стихает снежная буря, вызванная им для помощи маленькому пластиковому сталкеру.

***

Черт! Вход на станцию занесло снегом! Придется искать другой. Мужчина вздохнул, поплотнее запахнул теплую, белого цвета куртку, поправил рюкзак и покрепче сжал в руках автомат, окидывая взглядом заснеженную местность, а в голове почему-то звучала странная песня:

Свобода придёт к ним лишь со смертью,

Хотите верьте, хотите не верьте,

Но ещё не поздно освободиться:

Разбить банку, сбежать из темницы,

Чтобы умчаться далеко

С теми, кто будет рядом.

И эта сладкая свобода!

А больше ничего не надо! (*)

* - в тексте использованы слова из песни группы Люмен «Бабочка».

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 24
Комментарии

Доброго времени суток. неплохая статья. C уважением, Игорь Витальевич. Кроме того, порекомендую интернет-магазин мебель лпа 74 . Пойду читать дальше.

Быстрый вход