Кондиционер.

Один и Одна.

- Сёма тебя проводит до самой площади. Дальше ничего сложного. Заходишь в подъезд, потом в квартиру. Хозяева в России на заработках. Аппаратура уже настроена и установлена на штатив. Рядом будет лежать рация. Всё ясно?

- Да.

- Включаешь рацию и ждёшь сигнала. Сигнал как мелодия у твоего мобильника. Мобильник, кстати, с собой не брать. Как получишь сигнал, врубаешь аппаратуру. Помнишь как?

- Да.

- Дальше откроешь окно и откинешь занавески. Аппарат хороший, штатовский, но рассчитан на применение в полевых условиях, кто знает, может занавеска или стекло его ослабят или собьют сигнал. В окуляр можешь не смотреть, уже навели куда надо. Тебе надо только включить подсветку.

- Олег, я не могу…

- Можешь.

- Почему я?

- Потому, что хоть и совещание по хозяйственным вопросам, на него приедет «Плотник». Будут повышенные меры безопасности. В прошлый раз Сёму перехватили ещё на подходе. Потом отпустили, но «Плотник» уже уехал.

- Олег, но там же будут не комбаты. Там поладминистрации женщины.

- Они не женщины. Они сепаратистки. И ты тоже не женщина. Ты солдат получивший задание, а когда солдат получает задание, он не человек. Он робот. Беспилотник. Терминатор. Он – киборг. Он ничего не видит кроме задания. И ты тоже. Даже если там, в актовом зале, будет не совещание, а торжественная линейка с участием всех детсадов и роддомов, ты всё равно должна выполнить задание. Потому, что если убрать «Плотника», то всё… Вся их народная республика сразу развалится. Ты одним разом спасёшь больше жизней, чем убьёшь. И это единственный шанс к нему подобраться. Если там соберутся комбаты с комбригами, то к администрации даже баб на пушечный выстрел не подпустят. Всё ясно?

- Ясно.

- Сделаешь?

- Да.

- Не слышу, солдат.

- Сделаю.

- И главное. Аппаратура штатовская, а ракета и блок наведения наши. Сопряжение кое-как настроили. И стрелять пилот будет с максимальной возможной дистанции. Ближе его сепарские ПВО не подпустят. У ракет ещё есть шанс проскочить, а у самолёта нет. Поэтому подсветку надо производить до самого последнего момента, пока ракета не попадёт. Не бойся, тебя осколки не заденут. У них разлёт максимум 20-30 метров, а до дома все пятьдесят. К тому же взрыв будет внутри здания, если ты всё сделаешь как надо.

- Я сделаю.

- Учти. Даже если ты не сделаешь или сделаешь не как надо, лётчик всё равно отстреляется, но тогда ракеты попадут куда придётся без подсветки цели.

- Я поняла. Я всё сделаю. Я- киборг.

Двое в джипе, а также водитель и охранник.

- Скажи «Сохатому», чтобы начали разминирование полей возле Хорунжевого. Колхозники на поля выходить боятся. Да… У телефона. Что? Когда? Так…Так… Не части. Понял. Скоро буду. Жди, постарайся дотянуть до моего приезда.

- Что случилось?

- Ребята «Джимми» взяли ДРГ. Ту, что вчера ночью Радостное обстреляла из миномёта и граников. Они кого-то из «Африки» завалили, так, что «Джимми» совсем крышу снесло. Грозится в расход пустить, либо местным выдать на расправу. Те уже там собрались перед штабом. Требуют выдать для суда. А ДРГ из батальона «Нахтигаль», те ещё отморозки. Их командир уже позвонил «Джимми». Пообещал, что если с его пацанов хоть один волос упадёт, то захватит батарею вояк, что рядом стоят и под угрозой оружия заставит их сравнять Радостное с землёй. Ну, ты же «Джимми» знаешь, его ничего не остановит.

- А откуда у комбата «Нахтигаля» телефон «Джимми»?

- Да он же сам ему звонил месяц назад, перед тем как на штурм пойти, предлагал ему сдаться. Позиции он тогда взял, но «Нахтигаль» почти в полном составе отойти успел. Сашок, давай, разворачивай и мухой к «Джимми» в штаб. Серок, звони в администрацию, пусть совещание без меня начинают.

Много на площади.

-… и тут я ему говорю…

- Опять цены выросли…

- … Оленька, доченька…

- … задрали они со своим майданом и новороссией…

-… ты чё думаешь, если ты…

- Оленька, смотри какие гули-гули…

- Алён, давай вечером…

- … а он мне такой отвечает…

- …уезжать надо, здесь жизни уже нормальной…

- Я не могу сегодня…

Одна в квартире.

«Не смотреть в окно. Не смотреть на улицу. Сигнал. Всё надо собраться. Так. Тумблер. Теперь занавеска. Окно. Вот здесь включается подсветка. Так неудобно… Надо прижаться к окуляру и обхватить руками. Точно, так лучше. Главное только не смотреть куда нацелилась. Там никого нет. И меня тут нет. Я далеко. Я не тут. И не сегодня. Я далеко. Я давно. Главное только не отпустить клавишу подсветки, иначе ракета собьётся с цели. Самолёт, самолёт, забери меня…»

Двое на крыше.

- Чё мы тут торчим?

- Да, «Плотник» на совещание приедет. Типа, вопросы городского снабжения и обеспечения решать будет.

- Увидеть бы его… Я б ему высказался, как нас кормят.

- Лучше «Поварёшке» выскажись. Это ж надо? Два неубиваемых продукта - макароны с тушёнкой испортить, да так, что есть их нельзя.

- Не портит он их, а тырит. Взять бы с поличным и выгнать палками через строй.

- Да, ну, его к ляху. Ещё ловить. Пока поймаем, язву заработаем. Выгнать и всё. Можно подумать он в Держапрацу жаловаться пойдёт?

- Гля, Володь, баба нас на камеру снимает.

- Где? Точняк.

- Слышь, может ей стриптиз отмочить? А Вовчик?

- Да, ну, тебя. Увидит твоя Анна потом на Ютубе, сам на передовую попросишься, лишь бы подальше от неё.

- Эт точно. Володь, ты, постой один, а?

- Чё опять отлить?

- Ну, да…

- В следующий раз не выпрашивай компота. Ладно, иди, а то и впрямь в штаны нахезаешь.

- Я по бырому.

Один в небе.

- Семь три - Ясень.

- Ясень - Семь три.

- Семь три. Ясень. Через пять минут буду на позиции.

- Ясень. Семь три. Телеметрия в норме.

- Семь три. Ясень. Готов. Есть захват.

- Ясень. Семь три. Захват цели подтверждаю.

- Семь три. Ясень. Сигнал неустойчивый.

- Ясень. Семь три. Сигнал подтверждаю. Пуск подтверждаю.

- Семь три. Ясень. Сигнал неустойчивый.

- Ясень. Семь три. Сигнал подтверждаю. Пуск подтверждаю.

- Семь три. Ясень. Сигнал неустойчивый.

- Вы с дуба рухнули? Она ж не дойдёт до цели…

- Ясень. Семь три. Сигнал подтверждаю. Пуск подтверждаю.

- Семь три. Ясень. Прошу разрешения подойти ближе.

- Ясень. Семь три. Разрешения не даю. Отказано. Через две минуты попадёшь в зону действий локаторов. Приказываю пуск.

- Семь три. Ясень. Я не попаду.

- Ясень. Семь три. Я сказал пуск. Приказываю пуск.

- Её доведут до конца… до цели. Это не твоё дело. Сигнал подтверждаю. Пуск подтверждаю.

- Семь три. Ясень. Пуск.

- Семь три. Ясень. Пуск подтверждаю. Отрыв подтверждаю.

- Ясень. Семь три. Отрыв подтверждаю.

- Ясень. Семь три. Уходи. Приказываю уходи, иначе собьют.

- Семь три. Ясень. Подтверждаю возврат.

- Ясень. Семь три. Благодарю за выполнение боевой задачи.

- Задача ещё не выполнена. Сигнал слабый.

- Ясень. Семь три. Это не твоё дело. Возвращайся.

Одна в квартире.

«Меня здесь нет. Я далеко. Мне восемь лет. Пляж. Я бегу по горячему песку. Я подставляю лицо и плечи солнцу и ветру. Я смотрю в небо. Там летит самолёт, а у кромки пляжа стоит мальчик. Он смотрит на меня. Я ему нравлюсь. Он мне тоже. Я не знаю, как его зовут. Но я делаю вид, что не вижу его. Он мальчик, он должен подойти первым. Я бегу и кричу: «Самолёт, самолёт, забери меня в полёт, а в полёте…»

Один на крыше.

«Я смотрю на неё. Я не вижу её лица, даже фигуры. Зато я вижу пляж. Мне восемь лет. Я вижу бегущую по воде девочку. Она мне нравится, но она не обращает на меня внимания. Я прошу про себя, ну, посмотри на меня, обрати на меня внимание, дай хоть маленький знак и я помчусь рядом с тобой. Но она не смотрит на меня. Она бежит по речному прибою и кричит: «Самолёт, самолёт, забери меня в полёт, а в полёте…»

Испуганный хрип рации вырывает меня из небытия.

- Вовчик! Воздушная тревога! Вовчик, беги! Пэвэошники засекли летак. Он уже выпустил ракету. Вовчик, беги!

- Поздняк, Миха. Я её слышу. Она сверхзвуковая. Значит поздно. Миха – эта баба корректировщица. Я хоть с ней посчитаюсь.

Срываю с плеча СВД. Не обращая внимания на приближающийся рёв встаю на колено. Последняя женщина, с которой обнимается солдат перед смертью в бою – это его винтовка.

Одна в квартире.

«…, а в полёте пусто, выросла капуста, я капусту не люблю, только семечки грызу». Выстрел. Последняя мысль: «Я не удержала подсветку…»

Один на крыше.

«…, а в полёте пусто, выросла капуста, я капусту не люблю. Только семечки грызу». Последняя мысль: «Попал». Взрыв.

Одна среди многих на площади.

- Оленька, не плачь. Не плачь, Оленька. Сейчас мама твою ручку найдёт и мы пойдём в больницу. Оленька, не плачь, не плачь… Оленька, ты почему не плачешь? Оленька… Оленька! Оленька, плачь, плачь, Оленька, только не молчи. Оленька!!!!

(Постскриптум: Я не пилот и в ПВО не служил, а "служил писарем при штабе", по этой причине прошу не высказываться по поводу радиопереговоров и тому подобному. По другому можете высказываться, но не обещаю, что отвечу.)

Ваша оценка: None Средний балл: 4.1 / голосов: 18
Комментарии

Слишком отрывисто написано. Ни о ком и ни о чем, по большому счету. Плакать особо незачем, хотя на это был основной упор, как я понимаю.

Но хоть грамотно написано, спасибо автору) Только за это уже 8)

Быстрый вход