Новое время — Глава 02

Глава 02 - Квартира

Смотря на одутловатое лицо Энрике, Влад достал из внутреннего кармана куртки металлическую флягу с чистой дождевой водой. Открыв её и сделав глоток, подумал: "У него кожа почти расползается по швам, я почти вижу тонкие кровавые борозды..."

Ощущая во рту кислый привкус влаги, Влад наконец обратился к типу со странным именем:

- Знаешь, я тут вообще-то в бегах. Слишком долго в округе торчать нельзя.

- Брат, я помогу тебе выбраться, сам знаешь - я ведь мастерски путаю следы. И, хотя это моё мастерство передать так запросто невозможно, но всё же я дам тебе одно средство... Сам увидишь. Только помоги в одном деле. Обещаю - не кину.

Влад понимал - решать соглашаться, или нет, нужно немедленно. Прозябать слишком долго на проспекте Гаврилова при таких обстоятельствах - смерти подобно. И кстати - а ведь нарк прав. Однажды вычислив, акониты пойдут по следу. Придётся помочь и взамен получить шанс выбраться незамеченным.

- Хорошо, что от меня требуется?

- Вот это уже лучше, вот это я понимаю, - знакомым хриплым тоном произнес нарк, улыбнулся и борозды на его бледном лице растянулись, норовя треснуть, обнажив подкожный слой кровоточащего мяса. - Не ссы. Идём ко мне, расскажу всё подробно, только не здесь. Открытое пространство, твари, сам понимаешь. А у меня на хате спокойно поговорить можно. Это не долго - отвечаю. Спустя час ты будешь свободным.

- Пошли - сухо произнёс Влад, после чего поспешил с Энрике, который повёл его, путая следы, к месту своему обитания.

Влад сам не знал почему, но он доверял этому типу. Шагая между домов и грязных закоулков, перешагивая через мумифицированные останки, он следовал за Энрике, как апостол за мессией, сулящим спасение. А мессия ступал в своём болоньеовом плаще китайского производства, кашлял и харкал тёмной слизью, двигаясь по только ему известных зигзагах. И вскоре они пришли к нужному дому.

Четырёхэтажный дом совковых времен. Полностью возведён из серого кирпича, никакой штукатурки. Похож на тюрьму. В районе - ещё с дюжина подобных домов, лабиринт чертов. В доме, к которому приблизились двое, на первом этаже - аптека.

- Ты не будешь против если я пойду, прихвачу некоторые медикаменты? - спросил Влад у Энрике и, посмотрев на его лицо, покрытое бороздами, подумал, что и ему не помешает заглянуть...

- С какого такого перепугу? - устало поинтересовался нарк.

- Хочу взять в дорогу медикаменты.

- Ты это брось, лишнее время потратишь - ответил Энрике. - У меня в доме есть всё. Я сейчас говорю про нужные в путь медикаменты. Неужели ты думаешь, что, живя в доме с аптекой, я там ещё не рылся? Я тебе подарю свой коронный набор препаратов. Зуб даю. И поверь старому наркоману - во всяких там шприцах-ампулах я толк знаю. Только пошли по-быстрому в хату, мужик.

Сплюнув на тротуар тёмной жижей из соплей и слюны, Энрике повёл Влада в своё убежище.

Нора. Странная сюрреалистическая нора-убежище постапокалиптического психа- наркомана - вот, что подумал Влад, когда оказался на "хате". Всюду хлам, какая-то аппаратура. На столах - развернулась почти что лаборатория из пробирок и колб. Сам варит реактивы, бадяжит наркоту? Торгует? Да в прочим - хрен с ним с этим наркоманом Энрике: Влад уже был не рад, что вообще встретил этого отморозка. Но давать заднюю было как-то не хорошо.

- Присаживайся - сказал Энрике, указав на грязный диван.

Влад присел, скинув рюкзак возле ног.

В углу на аккумуляторах тихо играл магнитофон, где на авто реверсе гоняла запись Иглесиаса-джуньйора. "Bailamoоооs ..." - тихо звучал напев из динамика. "По ходу этот тип, убиваясь наркотой, любит слушать данного певца. Уезжает под сальсу. Теперь ясен секрет его погоняла" - подумал Влад, рассматривая мерцающие мониторы.

- Здесь вся аппаратура на аккумуляторах у тебя?

- На аккумуляторах, на генераторах - не важно, - ответил нарк, присев напротив Влада в мягкое кресло. Он достал из кармана стеклянную трубку, сыпанул туда "вещества" кристаллического и мелкого на вид. Поджёг, разок затянулся. Подержал дым в лёгких, медленно выдохнул. Стеклянные глаза обрели цвет мраморной белизны.

Затем, расслабившись в кресле, нарк продолжил:

- Вот ты мне скажи, чем ты вообще думал? Чем руководствовался? Тебя запасли твари и куда ты собирался от них бежать? Ты что не знаешь, что им по следу тебя вычислить не сложно? Тебе повезло, что ты меня встретил.

"...Let the rhythm take you over, Bailamoоооs... " - продолжал хрипеть динамик.

- Понимаешь,- сказал Влад, осознавая, что Энрике прав, - я просто пытался бежать. Я считал, что, отойдя далеко от места моего обнаружения, я смогу оторваться.

- Может оно и так, но по следам могли бы вычислить, сам знаешь какие чуткие носы в аконитов, поздыхать бы им скорее. Я уже не один год им костью в горле стою со своим препаратом, - произнёс нарк со своего кресла и харкнул на пол тёмной жижей. После этого нарк залип на некоторое мгновение - безучастно смотрел в стену, словно размышляя о далёком.

- Каким препаратом? - спросил Влад, выводя Энрике из ступора.

- Понимаешь, есть у меня один. Но я его редко использую - экономлю. Все больше своим ходом следы путаю, научили меня когда-то, понимаешь... Но это время прошло. Сейчас вот что. Я тебе его отдам. Мне уже итак не много жить осталось. А тебе пригодится. И ещё одно - дам тебе дельный совет, куда уходить лучше. Беги в «убежище», мужик. Там люди, там - наши... В подземельных закоулках убежища найдешь моего брата. Передашь ему нечто от меня. А за это я тебе - пистолет, патроны к нему, аптечку. И ещё препарат в бонусном виде. Лады?

Когда-то у Энрике был родной брат-близнец. Они жили в этом городе до поры до времени - Энрике, которого в действительности звали Василий Петренко, завербовали спец. службы, а брат остался работать на местном заводе по изготовлению машин, ибо к механике имел исключительную склонность. Карьерный рост брата пошёл вверх когда начальник завода позвал его к к себе в кабинет и сказал: "Степан, будешь работать в инженерном цеху". Так Степана повысили и, хотя он не имел специального высшего образования и университетов не заканчивал, но все же имел на плечах голову с врожденным талантом к механике, - то быстро стал главным специалистом-рационализатором в отделе. У Степана была жена и дочь пяти лет.

Однажды Степан вместе со своей дочкой решили провести время вместе с Энрике - просто посидеть в кафе, покушать яблочного пирога, мороженого. В это время похождения Донована на планете были ещё не такими значительными, как в последствии. Силы Зла и секретные научные лаборатории уже стояли на пороге разрушения привычного человеческого уклада, изредка тестируя на людях различную аппаратуру. В некоторых городах жизнь текла как обычно, хотя люди были осведомлены о приходе к власти нового американского лидера-диктатора и испытывали страх. К тому же Донован успел на то время уже запустить свои щупальца во все страны. И действовал, с каждым днём набирая обороты.

Так вот, Энрике, он же Василий Петренко, сумел правдами-неправдами выкроить у себя на службе денёк и они вместе с братом и его дочерью очутились в небольшом кафе. Жена Степана была в то время больна и не могла к ним присоединится. В этом кафе работал один бармен - странный завистливый человек, который ненавидел Степана. Бармен, который оставался много лет гнить в дешёвом кафе, завидовал Степану его продвижению по службе. Есть такие людишки - это мелкие души. Степан знал про зависть бармена и презирал этого типа в засаленном фартуке.

И вот, сидят они, значит, в кафе, пьют кофе, девочка кушает пирог, играется с куклой. А в это время над этим районом пролетал секретный вертолёт корпорации Тима Донована. На борту вертолета имелся пси-излучатель и оператор. Этот оператор направил сигнал пси-излучения на два объекта в городе: мерию, милицию. Когда вертолет возвращался, оператор заметил небольшое кафе и выстрелил по нему излучением пси-пушки. В этом кафе отдыхал Энрике с братом и его дочкой.

Действие вибрации сигнала пси-излучателя типа "Дестроер 17" сводилось к усилению скрытой агрессии в мозгу людей, которые были им облучены. Усиление агрессии происходило путём раздражения вибрацией пси-сигнала участков коры мозга, где уже присутствовали "очаги ненависти". Раздражение и усиление происходило до максимально критической точки.

Люди из кафе попали под невидимое излучение. Но не все из них таили в мозгу ненависть. Среди этих людей лёгкой мишенью оказался бармен, который ненавидел талантливого инженера Степана. И бармен потерял самоконтроль - в своём засаленном халате набросился на Степана с ножом. Но тот смог увернуться и нанёс ему вилкой удар в шею. Бармен скончался на месте.

Степану нужно было немедленно убраться оттуда и он поручил свою дочь брату близнецу, чтобы тот доставил её домой к матери. Сам же Степан подался в бега. Никто не знал где прячется Стёпа, прошло некоторое время, - Энрике по возможности ухаживал за семьёй брата, за его больной женой и малолетней дочкой, - но внезапно настал тот день, который убил большую часть жителей города. Вирус, который распылили, принялся молниеносно убивать жителей планеты, не наделенных иммунитетом. Среди тысяч погибших оказалась жена и дочь Степана, но его брат - Энрике - выжил. Будучи со Степаном близнецом, Энрике догадывался, что брат его тоже должно быть остался в живых, имея схожий иммунитет.

И это было правдой. Механик Степан во всем том хаосе, что творился вокруг, присоединился к группе выживших, которая спряталась глубоко под землёй - в одном из кромешных закоулков так называемого «убежища», которым являлся мерзкий подвал огромной городской больницы, а также её катакомбы. Эти катакомбы уходили лабиринтом под землю на глубину до ста метров. Энрике чувствовал, что брат жив, но искать его среди бойни, которую устроили военные и твари, было слишком опасно. Он похоронил жену и дочку Степана, а сам, задействовав свою сноровку, спрятался среди бесконечных домов мегаполиса. Со временем он присел на наркотик, так и не найдя брата.

*

От действия пси-генератора в тот далекий день, кроме кафе, не хило пострадала городская ментовка и мерия. Потеряв контроль от пси-излучения, озверевшие менты открыли двери СИЗО и начали забивать зеков, которых ненавидели, а те, в свою очередь, тушили ментов. Бойня была ужасной. Не лучше дела обстояли и в мерии. В тот злополучный день там происходило собрание депутатов, которые испытывали к друг другу почти животную ненависть, будучи сами почти звероподобными зажравшимися боровами. Оператор "Дестроера 17" знал куда палить своим прибором. Под действием вибрации ненависть депутатов к друг другу усилилась настолько, что в кошмарном побоище выжило только несколько человек. Депутаты голыми руками душили и убивали друг друга на разбросанной стопке бумаг - это было распечатанное предложение мера о необходимости сокращения городского бюджета, повышении тарифов и уменьшения денег для пенсионеров. Самого же мера в прямом смысле слова повесили за яйца над дверьми в мерию - его нацепили на крюк от железной вешалки из гардероба, подвесили и оставили болтаться до тех пор, пока мошонка не разорвалась и он упал, разбив об бетон голову. По-видимому излучение стимулирует в мозгу участки, отвечающие за преступный креатив. Это был настоящий ад. Все, кто в тот день попал под действие "Дестроера" и кто в мозгу скрывал вяло текущую ненависть - озверел, обезумел, окропил руки кровью.

- Ну ты подумай над моим предложением, мужик, тебе ведь итак нет куда идти, а я даю реальный совет куда свалить от тварей, выжить,- произнёс усталым голосом Энрике, и забил в свою трубку очередную дозу. Поджег. Глубоко затянулся. Медленно выдохнул. Уставился в стену. Залип.

Пока нарк так сидел в своём кресле, Влад размышлял над его словами, взвешивал. "А ведь этот тип прав - уходить особо некуда. В "убежище" можно пойти, скрыться, к тому же оружие мне просто необходимо."

- Ладно, - громко сказал Влад, Выводя Энрике в очередной раз из ступора, - я прислушаюсь к твоему совету. - Потом добавил - Выбора у меня особо нет. Иногда обстоятельства складываются так, что нужно или бороться за жизнь или — умирать. Придется поменять свой одинокий образ жизни, присоединившись к группе из "убежища", и попытаться заодно отыскать твоего брата. Что ты там говорил на счёт препарата?

- Это спрей моего изобретения... Посмотри на все эти колбы и пробирки. Ты думаешь я тут только наркоту дистиллирую? Короче, сейчас все принесу. Спасибо, что согласился, мужик.

С трудом покинув своё уютное кресло, Энрике поковылял в соседнюю комнату. Болоньевая куртка-плащ, которую он так и не скинул, помялась от сидения и придавала фигуре нарка сходство с отдаляющимся во тьму привидением. "Он угробил себя этой химией, уже осталось немного..." - подумал Влад, глядя на него.

Вернувшись с пакетом, Энрике вручил его Владу.

- Там ты найдешь аптечку, баллон со спреем.

- Послушай, ты мне обещал ещё кое-что.

- Знаю, знаю, не кипятись.

Энрике вытащил из кармана куртки пистолет ТТ, отдал. Потом принёс два магазина с патронами внутри - тоже отдал. В углу стоял шкаф. Энрике вытащил из него фотографию, запечатанный конверт и небольшую пластмассовую куклу.

- Если найдешь моего брата - отдай ему это письмо и куклу, которая принадлежала его дочери. На фотографии - он. Узнаешь, когда встретишь.

- Послушай, а почему ты так уверен, что твой брат в убежище больницы и что он вообще жив остался? - спросил Влад.

- Я это знаю, чувствую. Наркота помогает увидеть нечто... Есть у неё такое побочное действие. Однажды целый день закидывался - случились видения. Я увидел своего брата, живого, он был в подвале городской больницы. Он живой и делает с помощью своего таланта удивительные машины. Подожди, найдешь его - сам убедишься. На счёт спрея - эконом его. Чтобы твари тебя не учуяли - его нужно распылять на всю одежду и обувь в том числе, поэтому расход, сам понимаешь, не малый.

Тучи, которые сгустились над городом, разразились дождём. Раздался гром.

- Дождь пошёл, как раз хороший момент уходить: следы твои смоет и спрей заодно сэкономишь, - стоя возле окна с толстой шторой и рассматривая сквозь щель запустение мокнущего города, обратился Энрике к Владу, который складывал в ранец пожитки. - Пойдешь дальше на север, если к вечеру дождь ещё не прекратится - это тебе подарок судьбы. Ты должен успеть достичь городской реки. Если дождя в это время не будет - пойдешь по реке, чтобы твари тебя не вычислили. Эконом спрей! Ступай в направлении центральной городской больницы, никуда не сворачивай.

Затащив рюкзак обратно на плечи, Влад поблагодарил Энрике и пообещал по возможности найти его брата. Если - выживет, конечно. Спросил может нарк захочет к нему присоединится, на что тот ответил, что ему уже жить осталось немного, а быть лишней обузой - он не намерен.

Когда Влад покинул жилище и под проливным дождем поспешил в направлении больницы, Энрике решил покончить с собой. В письме, которое он вручил Владу, Энрике написал брату-близнецу все, что хотел сказать, но не было возможности передать это лично. Всему виной этот изуродованный мир, в котором нормально жить было невозможно. Понимая, что ему осталось немного, он сделал себе укол в вену, специально превысив дозу - это должен был быть"золотой укол", которым наркоманы со стажем обычно заканчивают свою жизнь. Но эффект оказался не таким, как Энрике ожидал. От превышения дозы он не умер сразу, а впал в какое-то бешенство. Бросаясь по комнате из угла в угол, он ненароком задел свои колбы с разнообразными реактивами от чего произошло возгорание. Куртка вспыхнула, огонь распространился по помещении. В комнате был баллон с пропаном... Взрывом разнесло часть здания, дом загорелся.

Эхо от взрыва Влад услышал уже отойдя на приличное расстояние. Возвращаться было невозможно. Нужно было двигаться дальше. На мгновение он обернулся, чтобы определить место взрыва и понял, что в воздух взлетел именно дом Энрике, ибо маловероятно, чтобы кто-то еще жил в этой округе. Большое облако дыма и пепла медленно поднималось в далеке над пустыми домами.

- О Господи, да что же это творится такое... - тихо шептал Влад, продвигаясь все дальше и дальше опустевшими улицами города, омываемыми дождем.

Ещё недавно Влад бы все отдал, чтобы вот так, как Энрике - покончить со всем этим и успокоиться навеки, даже не почувствовать свой конец в каком-то взрыве... Раз и все. Вот только духу не хватало, просто тянул лямку. Но сейчас в нем пробудилась жажда жизни. В этой загаженной комнате, полной наркоты и пробирок, по велению рока оказалось два кардинально разных человека - один собирался жить, а другой, болтаясь на ниточке, смотрел в разрытую могилу, с каждым днём приближаясь к ней, и вот пришёл. Но Влад понимал, что ещё неизвестно кто из них двоих остался в лучшем положении - возможно, умереть в этом кошмаре было и не плохим решением...

Ваша оценка: None Средний балл: 4.4 / голосов: 11

Быстрый вход