Половинка "Сникерса" (продолжение "Бремени Мертвых")

Ребенок снова закричал, и Лена поспешила взять его на руки. Вскочила, принялась ходить по трескучему полу, покачивая младенца. Она спела бы колыбельную, но, как назло, ничего кроме песен с танцпола клуба «Саншайн» в голову не приходило.

-О, Боже, какой мужчина, я так хочу от тебя сына…

Младенец закричал сильнее.

Димка, пытающийся снять кабель с ноги, взглянул на Лену, ухмыльнулся.

-Классная колыбельная.

-Тебя не спрашивают, - огрызнулась Лена. – Иди, лучше, проверь зомби.

Мальчишка шмыгнул носом, отложил в сторону плоскогубцы. Осторожно отодвинув край занавески, выглянул во двор сквозь зарешеченное окно. Старушка-зомби все также стояла у смородинового куста, едва заметно покачиваясь. За забором, в отдалении, маячил еще один мертвяк, кажется, мужчина.

-Ну?

Димка отпустил занавеску.

-Все те же. Две штуки. Других не видно.

Лена положила успокоившегося младенца в импровизированную люльку из старой одежды. Все эти платки, кофты и штаны-трико раньше принадлежали той старушке, что бездумно покачивается во дворе, дожидаясь человеческой плоти.

-Ну-ка, дай попробую.

Лена отобрала у Димки плоскогубцы и, вцепившись в сделанный Егором узел из кабеля на ноге мальчика, надавила.

-Давай же, - процедила сквозь зубы, напрягая последние силы. Плоскогубцы соскользнули, кабель еще глубже впился в красную кожу. Димка скривился от боли.

Лена размахнулась, чтобы швырнуть плоскогубцы на пол, но в последний момент сдержалась, с опаской взглянула на спящего младенца.

-Здесь мужик нужен, - со слезой в голосе проговорила она. – Понимаешь?

Димка кивнул, искоса взглянув на девушку.

-Ни фига ты не понимаешь, - вздохнула Лена.

Ей хотелось плакать, хотелось выскочить из этого ужасного дома и бежать, бежать, бежать без оглядки. Не останавливаться, бежать куда угодно – лишь бы подальше отсюда.

Вот и этот мальчик. Этот Димка. Мало ей было свалившегося на голову младенца, так еще и этот сопляк. Ведь если ему не снять с ноги кабель, нога опухнет, он не сможет идти. Что тогда? Тащить его на себе? Или … Или убить?

-Лена.

-А?

-Посмотри, что я нашел.

Димка держал в руках небольшую острую кирку с деревянной ручкой.

-В коридоре за веником стояла, - радостно сообщил он.

Лена пожала плечами:

-Она не поможет снять кабель с твоей ноги.

-Зато она поможет мочить их, - Димка кивнул на занавеску, на которой уже успело отпечататься пятно луны.

-Ага, поможет, - злым голосом отозвалась Лена. – Давай уже, ложись спать, истребитель зомби.

Димка опустил голову.

Лена свернулась калачиком на тряпье рядом с младенцем.

-Как же есть хочется.

-Да, - отозвался Димка и едва удержался, чтобы не заплакать.

Ребенок заворочался, засучил ручками-ножками и издал громкий, неприятный крик.

-Тоже голодный, - вздохнула Лена и, сев по-турецки, взяла младенца на руки.

Заметив, как отвернулся к окну Димка, девушка усмехнулась.

-Ты чего? Думаешь, я его буду из сиськи кормить?

Мальчик пробормотал что-то невнятное. Если бы в домике было светло, Лениным глазам предстала бы смущенная, покрасневшая, как небо накануне холодного дня, мальчишеская физиономия.

-Дурачок, я же не мать ему, у меня молока нет. Я вообще еще девственница. Знаешь, что это значит?

На Димкином лице можно было жарить картошку.

-З-знаю.

-Знаешь, - Ленка засмеялась. Впервые с того момента, как очнулась в этом долбанном ночном клубе «Саншайн».

Лена вытащила из кармана джинсов осколок бутылки.

-Что ты делаешь?

Если бы в желудке у Димки было что-то съестное, оно уже оказалось бы на полу: Лена поранила себе палец и засунула его в рот младенцу. Ребенок зачмокал.

-Ты кормишь его кровью? – леденея, проговорил Димка.

-А чем, по-твоему, я должна его кормить? – веселье Лены улетучилось, она снова ощущала злость на привязавшегося к ней непутевого мальчишку.

Димка не ответил.

Лена покормила младенца и вернула на место, в углубление из тряпья. Спрятала бутылочный осколок.

-Все, спать.

Через несколько минут Лена захрапела. Димке раньше не приходилось слышать, как храпят девушки. Если бы кто-то спросил его, храпят девушки или не храпят, он точно ответил бы – нет, не храпят. И – ошибся бы.

Храп у Лены был тонкий, слабый.

«Как слоненок», - подумал Димка.

Мальчику вдруг вспомнилось, как однажды мать пришла откуда-то расстроенная, плакала на кухне в объятиях отца, а тот гладил ее по голове и твердил лишь одно: «Ну, будет». Твердым, спокойным голосом. И мать быстро успокоилась.

Димка всхлипнул.

Мама, папа! Я хочу к вам! Заберите меня отсюда!

Луна выползла из-за тучи, осветила спящих на полу девушку и младенца. Мальчик замер и, пока лунный свет снова не угас, смотрел на них, затем стер влажные полоски на щеках и, свернувшись калачиком, уснул.

Лена сидела на полу, настороженно прислушиваясь. Сквозь занавески проглядывало солнце. Димка приподнялся на локтях, сел. Всю ночь ему снились котлеты: целая сковородка поджаристых, сочных котлет. Димка хотел съесть эти котлеты, но – странное дело – никак не мог до них добраться, несмотря на то, что они просто стояли на столе.

-Ты слышал?

-Что?

Лена потянулась к сумке, достала бутылку с остатками лимонада, сделала глоток.

-Держи.

Димка отпил немного «тархуна». Вкусно, несмотря на то, что газ совсем выветрился.

-За окном женщина кричала, - Лена спрятала бутылку. – Ну, живая. Вроде далеко, а может, и близко.

Мальчик поежился, представив, как живой человек исчезает под грудой полуразложившихся тел.

-Хорошо, если далеко, - проговорил он.

Димка подкрался к окну, отодвинув занавеску, выглянул во двор.

-Лена!

-А?

-Мужик исчез! Одна старуха осталась. Посмотри!

Щека девушки невольно коснулась Димкиной щеки и этого касания хватило, чтобы лицо мальчика залила краска.

-Вон, за забором – никого, - охрипшим голосом сообщил Димка. – Раньше там мужик был.

-Да знаю я. А это пугало все стоит.

Старушка-зомби покачивалась у смородинового куста, над ней кружились вороны.

Лена отодвинулась: Димке стало легче.

-Как твоя нога?

Димка задрал штанину. Кабель за ночь еще сильнее врезался в красную, опухшую плоть.

-Больно?

-Да, есть немного.

Закричал младенец, Лена взяла его на руки.

-Лена!

-Чего тебе?

-Я выйду.

Девушка взглянула на Димку, пожала плечами.

-Как хочешь.

Мальчику стало обидно. Он думал, что инициатива будет воспринята, как проявление геройства. Не то, чтобы Димка ожидал: Лена бросится ему на шею, начнет осыпать поцелуями, но…

-Может быть, в том ларьке, что за дорогой, есть еда, - промямлил мальчик.

Лена снова пожала плечами, покачивая младенца.

Димка взял с пола полосатую сумку-баул, поднял кирку.

-Закроешь за мной?

Димка на мгновение замер перед дощатой дверью, отделяющей его от мира, где правят зомби.

«Ничего, старуха одна, а до ларька недалеко, я справлюсь».

Мальчик снял железный засов, передал Лене.

-Будь осторожен, - прошептала девушка.

Димка не ответил и, отворив дверь, вышел на крыльцо.

Расшатанная ступенька скрипнула под ногой – старуха подняла изуродованную голову с торчащими седыми волосенками. Одуванчик. Сердце мальчика заколотилось в образовавшейся в грудной клетке пустоте. Пустоту начал стремительно заполнять страх.

«Одуванчик» направилась к крыльцу, приволакивая сломанную ногу. Димка дернулся было к двери, но, услышав, как Лена гремит засовом, крикнул:

-Не открывай!

Мальчик переступил через ступеньку и поднял над головой кирку.

У «одуванчика» выпал из глазницы правый глаз и болтается на ниточке. Ну, подходи, же!

Димка изо всех сил опустил кирку. Острое лезвие легко пробило череп зомби: старуха дернулась и осела. Кирка осталась у Димки в руках. За спиной мальчика раздался торжествующий вскрик: Лена наблюдала за короткой схваткой в замочную скважину.

Мальчик криво улыбнулся, пытаясь унять громоподобные удары сердца: изуродованное лицо старушки все еще маячило перед глазами.

Перешагнув через синие ноги «одуванчика», Димка направился по тропинке к калитке, держа кирку наготове и настороженно озираясь.

Пошел дождь. Димка ускорил шаг.

Скорей добраться до ларька, найти еду, и назад – к Лене и младенцу.

На улочке – никого. Несколько домов сгорело, от черных остовов поднимается в небо едва заметный дымок.

Дождь усилился. Мальчик, наконец, добрался до ларька.

Хоть бы дверь была открыта…

Да! Димка почти вбежал в ларек и – отпрянул, громко вскрикнув.

На полу в черной луже лежала женщина. Если бы это был обездвиженный ударом в голову зомби, или изъеденный мертвяком выживший – мальчик не испугался бы.

Женщину убили не зомби. Ее убил человек – такой же теплый и живой, как Димка, но … Но вместе с тем он не был человеком.

Разве человек стал бы душить чудом выжившую женщину кабельным проводом, почти таким же, как на ноге у Димки, но не синего, а красного цвета? Разве стал бы человек…

Мальчик расширившимися от ужаса глазами смотрел на голые ноги женщины, грубо разведенные в стороны. В том месте, о котором иногда болтали мальчишки в школе, называя его матерным словом, торчала бутылка из-под шампанского.

Димка вжался в стенку ларька, спиной подвинулся к выходу.

Лена кормит младенца своей кровью. Лена хочет есть.

Усилием воли мальчик заставил себя не смотреть на труп женщины.

На прилавке – пустые коробки из-под шоколадок, жевательных резинок и желейных конфет. Ничего съестного здесь уже нет.

Димка заплакал, расшвыривая в стороны коробки и газеты.

«Сникерс»!

Среди разбросанных на полу шариковых ручек, ластиков и книг мальчик нашел шоколадный батончик. Подобных за свою короткую жизнь он съел немало – мать давала деньги на беляши и пирожки, а он тратил их на шоколадки.

Схватив «сникерс», Димка выбежал из ларька, не взглянув на труп женщины. Может быть, она была продавщицей ларька и, запершись в будке, скрывалась от зомби, поедая шоколадки и конфеты. Теперь уж не спросишь…

Поскользнувшись на размокшем от ливня газоне, Димка растянулся на траве, но тут же вскочил, подхватил выпавшую из рук кирку.

О, черт!

Зомби приближались к нему со стороны улицы. Димка побежал к калитке, перепрыгнув попавшуюся на пути небольшую лужу.

Лена уже ждала его, распахнув дверь.

-Скорее!

Димка влетел в коридор, звякнула защелка.

Через несколько секунд раздался стук – бум-бум-бум.

-Что там?

-Ты идиот, вот что, - Лена отстранилась от замочной скважины и схватилась за голову руками. – Привел трех зомби и поставил перед дверью. Теперь мы не выйдем отсюда!

Димка угрюмо молчал.

-Идиот! – заорала Лена и вдруг отвесила мальчику пощечину.

Слезы – долго-долго копившиеся – брызнули из глаз Димки. Кирка глухо ударилась об пол.

-Вот, возьми, – Димка сунул в руки девушки сумку с единственным батончиком. – Я нашел… Возьми.

Лена вытащила «Сникерс». Ее лицо исказила некрасивая гримаса. В доме закричал младенец, Лена швырнула Димке пустую сумку и скрылась в доме.

Когда Димка отважился покинуть коридор, наполненный звуком бьющихся о дверь голов – бум-бум-бум – Лена лежала, свернувшись на куче тряпья. Младенец посапывал рядом.

Димка, стараясь не шуметь, опустился на свое место. Рука угодила во что-то липкое: половинка «Сникерса».

Он не будет есть свою долю и завтра отдаст Лене. Да, так он и сделает.

Луна появилась за окном, бросив на пол тень от оконной решетки.

Луна похожа на круг сыра. Однажды дядя Сережа неожиданно приехал в гости со своего Сахалина и привез сыр. Мама все шутила, что ждали черную икру.

Димка никогда не пробовал черную икру. А вот щучью икру – пробовал. В синих баночках продавалась, отец намазывал ее на бородинский хлеб... Вкусно! А еще – печень трески. В желтых баночках…

Мальчик засунул в рот размягчившуюся шоколадку, начал быстро жевать, давясь слюной. Проглотив сладкий комок, Димка облизал сладкую руку и, заткнув пальцем левой руки ухо – так почти не слышно ударов в дверь - задремал.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 16
Комментарии

Уважуха..Очень просто,грамотно.Реальное понимание психологии!!

Спасибо! Старался изо всех сил)

Порадовал! И скоростью написания в том числе :)

Если честно, не вытерпел - выложил половину главы. Вторую половину еще не написал. В ближайшие дни начну писать.

Написал вот продолжение. http://deadland.ru/node/14772

Нормалек 10 жду продолжение

Ну! Я жду,блин с нетерпением!!

Готово) Надеюсь, интерес не прошел. http://deadland.ru/node/14772

Уже оценил!! Уважуха! Растешь,брат!!

Быстрый вход