Полураспад. Глава 12. Долгий путь домой.

Темнота сентябрьской ночи нехотя сдавала позиции солнцу нового дня. Сзади и чуть слева от трассы ярко-красным пламенем полыхал рассвет, заливая озябшую и сонную природу багровыми тонами. Впереди же, чуть правее трассы раскинула по небу свои лапы тьма, жалобно поджимаясь к горизонту под натиском выглянувшего солнца.

Сан сидел на капоте рядом с заправкой, жевал купленную там сосиску в тесте, запивал все это дело горячим кофе и смотрел на окрестности. «Да, в определенной степени, Хром был прав: есть в этой природной дикости своя красота, какая-то трудно осознаваемая, но завораживающая», думал Сан, вглядываясь на залитый красным и подернутый легкой утренней дымкой лес на другой стороне трассы.

До КПП «Бурачки» они с Леной не доехали буквально три-четыре километра. Дальше была сплошная пробка – очередь из желающих пересечь границу. Сану и Лене повезло: они уперлись в хвост очереди в пятидесяти метрах от заправки. Просидев без малейшего продвижения вперед больше часа, Сан сходил в магазин, купил перекусить. И теперь он, оставив свою девушку в машине, с сосредоточенным видом восседал на капоте своего железного коня, разглядывая окрестности.

- Может быть, следовало бы попробовать через другой маршрут? – поинтересовалась Лена, приоткрыв окно передней пассажирской двери.

Сан промолчал, пожав лишь плечами в ответ. Он уже понимал, что они опоздали и границу, скорее всего, закрыли, но признаваться себе в этом не хотелось. Это признание веяло безысходностью и тягучим страхом. Если до этого Сан прекрасно знал и понимал, как и что делать, придерживаясь плана, то сейчас, в отсутствии возможности пересечь границу, даже ближайшее будущее становилось смутным и неопределенным. Через несколько часов они должны были бы быть в гостинице в Резекне, оставив где-то за спиной тот (или все же «этот»?) российский бардак. Бардак постоянный, лишь периодически ослаблявшийся, а иногда усиливающийся. За спиной неуверенность в завтрашним дне, опасения за свою свободу, жизнь, имущество… Через пару-тройку дней Сан сидел бы в небольшой съемной квартирке в Оломоуце, работая над заданием девелопера из США Лео, попутно работая над своим проектом, который в будущем, пусть и отдаленном, обещал принести неплохую прибыль. Лену можно было-бы пристроить администратором в какой-нибудь отель или что-нибудь подобное. В сложившейся ситуации никакие деньги лишними не были бы. Но у них с Леной было бы будущее…. Сейчас сорваться и попытаться проехать через Убылинку или Лудонку? Бесполезно. Там уже весь Псков и треть Питера околачиваются. Стопроцентно. Плюс как всегда на десяток километров дальнобойщики растянулись….

Очередь постепенно увеличивалась в длину. За Peugeot Сана уже пристроилось с десяток машин. Судя по всему, последние новости и разраставшиеся слухи всколыхнули многих. Встречная полоса, ведущая от КПП, была абсолютно свободна и безжизненна. За время стоянки Сана еще не одной машины не проехало навстречу. Зато буквально пару минут назад, пока Сан допивал кофе, по встречной пронесся огромный черный минивэн с мигалками, в сопровождении двух черных внедорожников.

Народ начал постепенно выходить из машин, выказывая недовольство криками в адрес «блатных», сигналами клаксонов, кто-то даже запустил вслед кортежу камень с обочины, который, естественно, цели не достиг.

- Какого хера? – возмущался полноватый мужик средних лет, с чуть одутловатым щетинистым лицом, вылезший из-за руля Nissan Navara. – Мы здесь, значит, в очереди тухнем, а эти скоты с мигалками….

- Да когда ж уже их повесят, сволочей! – визгливо крикнула стоящая рядом со среднеклассовой Audi женщина лет тридцати.

- Бегут крысеныши, поняли, чем дело пахнет - довольно хмыкнул высокий худощавый мужчина, своей осанкой похожий на кол. – Впереди всех, только пятки сверкают!

Мужчина сплюнул и мягко хлопнул дверью своего Touareg’а.

- Ой, а что в Москве-то творится! – запричитала одна из женщин, среди успевшей сбиться небольшой кучки народу на обочине. – Война там, говорят! Самая настоящая! Танки по домам стреляют! Самолеты бомбят!

- Ай, да не придумывайте вы! – отмахнулся водитель небольшого грузовичка Ford Transit, рядом с которым народ начал кучковаться. – Всякую ерунду собираете!

- А чего ж ты сам-то в очереди стоишь? – парировал худощавый мужичок, опираясь локтем на крышу своего паркетника.

- Работа у меня такая, - ответил водитель Transit’а. – Я, вообще-то по работе здесь. Вон, - он кивнул на фургон, - целый кунг какого-то утеплителя химического. Надо доставить в Латвию.

Водитель Navar’ы удивленно посмотрел на хозяина Transit’а:

-Братан, ты что? Реально не в курсе?

- Не в курсе чего? - поинтересовался водитель Transit’а.

- Революция, братан! – чуть восторженно или взволнованно ответил хозяин Navar’ы. – В Москве и области – там война идет! Танки на Красной площади, часть кремля взорвали!

- Не смешная шутка, - отмахнулся от него водитель Transit’а.

- А кто шутит? – вступил в разговор худощавый из Touareg’а. – Вы, уважаемый, похоже, просто не в курсе событий…

- Да бросьте вы! – не верил водитель Transit’а. – Что вы несете? Какая революция? Об этом уже все радио кричали бы, да и по телеку тоже…

- …Я вам больше скажу: аналогичная ситуация сейчас в Белоруссии, и, говорят, в Украине, - продолжил худощавый. – Все это – спланированная акция. Спланирована, скорее всего, за рубежом…

- Да за каким рубежом? – возмутилась и наконец влезла в разговор женщина из Audi. – Просто народ устал жить в дерьме, извините за выражение. Устал кормить это ворье и восстал…

- А что же вы, дорогая моя, тогда не на передовой? – язвительно спросил худощавый.

- Я что-то вас тоже на защите Кремля не наблюдаю! – не менее язвительно парировала женщина, кину дерзкий взгляд на оппонента.

- Вы, милочка, патриотизм с самоубийственным идиотизмом не путайте, - чуть замялся владелец паркетника.

Сан сидел на капоте, допивал уже чуть теплый кофе и наблюдал, как вполне невинная беседа вот-вот перерастет в склоку, а то и драку.

Справа, со стороны границы, послышались стрекочущие вразнобой хлопки. Со стороны границы показался черный внедорожник, один из того кортежа, что пролетел мимо очереди чуть раньше. Набрав крейсерскую скорость далеко за сотню километров в час, водитель открыл окно и что-то кричал в него.

-…закрыта! Бегите! Уе… - донесся хриплый голос водителя сквозь шум покрышек, обтекаемого воздуха и басовитый рык двигателя, когда внедорожник проезжал мимо Сана.

Через несколько секунд вслед за внедорожником потянулся другой разномастный транспорт, легковушки, небольшие грузовички. Примерно пятой или шестой машиной ехал УАЗ Патриот пикап с символикой погранслужбы ФСБ на борту. Из окна задней двери торчал рупор громкоговорителя и искаженный голос зачитывал на окрестность текст:

- Пограничный переход закрыт. Пожалуйста, разверните личный транспорт и проследуйте в обратном направлении. У вас есть ровно десять минут, что бы покинуть данную территорию, после чего трасса будет перекрыта, прилегающая территория оцеплена.

Далее сообщение зачитывалось заново.

Склока в компании случайных попутчиков, успевших отскочить от внедорожников на обочину, стихла, народ неуверенно начал разбредаться по своим машинам.

Сан бросил картонный стакан из-под кофе на обочину, прыгнул за руль своего Peugeot. Поворот ключа, звонкое жужжание малообъёмного, но высоко оборотистого и довольно мощного двигателя. Сан вывернул руль влево, но идущий от границы поток транспорта не давал развернуться на встречную.

- Что произошло? – поинтересовалась с пассажирского сиденья Лена. – Куда они все?

- Границу закрыли, - коротко ответил Сан, вглядываясь вдаль встречной полосы. – Народ разворачивают…

Метрах в ста ближе к границе минивэн в наглую высунул «морду» на встречную полосу, приступив к развороту и затормозив тем самым поток машин. Сан не растерялся, взвинтил обороты двигателя, и машина, просвистев резиной по асфальту, резко развернулась поперек трассы. Сдав чуть задом, Сан доразвернул автомобиль полностью, вдавил педаль акселератора, и машина понеслась в обратном направлении границы.

Быстро ехать не получилось: по пути постоянно натыкались на другие автомобили, разворачивающиеся поперек дороги. Примерно через километр уперлись в затор окончательно. Стоял как ряд в обратном от границы направлении, так и встречный, разворачивающийся.

Сан приоткрыл окно и закурил и выпустил струйку терпкого дыма с привкусом ментола в свежесть утреннего воздуха, веющего прохладой. «Опоздали…» думал про себя Сан. «Ну, вот какого черта? На час раньше бы…»

Где-то в конце затора заговорил вновь громкоговоритель. Отрывистые короткие фразы, но смысл их было не разобрать – большое расстояние и шум двигателей стоящих вокруг автомобилей сливали речь в набор звуков.

- Ну? И чего стоим… - риторически проворчал Сан.

- Может, случилось что? – предположила Лена.

- Черт его знает… - ответил Сан, вытягивая шею, пытаясь вглядеться вдаль через затор.

Вдруг где-то спереди донесся грохот, потом рев мощного двигателя и какие-то крики.

- … дорогу! В сторону! – раздался сквозь рев двигателя голос, искаженный громкоговорителем.

- Саш, они машины сталкивают! – воскликнула Лена, выглянув в свое окно боковой двери. – Саша!

Сан увидел, как стоящий перед ним минивэн Opel резко дернулся назад, размолотив передний бампер Peugeot, передняя часть минивэна чуть подпрыгнула и машина скатилась под откос с обочины. Вместо Opel’а вдруг возникла задранная агрессивная «морда» БТР, который, душераздирающе скрежетав металлом окружающих машин и ревя двигателем, смял весь левый бок Peugeot, после чего машина оказалась рядом с минивэном в канаве под истошный визг Лены.

В салон брызнули осколки боковых каленых стекол и куски пластика наружного бокового зеркала. Мир сперва перевернулся вверх ногами, затем вновь все вернулось на свои места. Ключи от квартиры, денежная мелочь из консоли рядом с рычагом КПП, бутылка минералки, видеорегистратор и прочие мелочи разлетелись в свободном падении по всему салону.

Сан отпустил судорожно сжатый руль и огляделся. Крыша просела на стойках, боковые двери, особенно пострадавшая от удара БТР выгнулась наружу. Лобовое стекло, все покрытое трещинами частично ввалилось в салон, свисая с угла на триплексной пленке. Полка багажника переломилась «домиком», часть вещей из него вывалилась в салон. Сан в полете больно ударился предплечьем о соседнее сиденье, а осколком бокового стекла чуть расцарапало щеку. Сан осмотрелся и на секунду прислушался к ощущениям. Вроде, кроме плеча и саднившей щеки повреждений не было. Он рефлекторно выключил зажигание и приборная панель погасла.

- Ты как? – Сан повернулся к своей девушке на соседнем сиденье. – Разбилась? Болит что-нибудь?

Лена, выпучив удивленно глаза, посмотрела на парня. Похоже, она пребывала до сих пор в состоянии шока от произошедшего.

Сан мягко сдвинул с ее лица нависшие растрепанные волосы и снова спросил:

- Ты цела?

Лена, наконец, кивнула.

- Надо выбираться, - сказал сан и подергал ручку измятой двери.

Дверь заклинило. Сан отстегнул ремни безопасности себе и Лене и, протянувшись через колени девушки, дернул за ручку пассажирской двери. Радостно звякая, будто бисер, с одежды на пол посыпались осколки стекол. Дверь приоткрылась на десять-пятнадцать сантиметров, но уперлась низом в грунт, собравшийся под чуть проскользившей боком машиной.

- Твою мать! – выругался Сан. – Придется через окно.

Сан аккуратно, подсознательно стараясь не испачкать и не испортить панель, вытащил ноги из-под руля, уперся в ребро боковой поверхности сиденья Лены, вытащил голову и верхнюю часть туловища из окна, уперся руками в крышу и сел оконный проем. На улице стояли крики, плачь, кто-то выбирался из соседних столкнутых под откос машин. Сан чуть подтянулся и аккуратно поочередно вытащил ноги из проема.

- Саш я так не могу, - жалобно запричитала Лена.

- Зажало? – испугался Сан.

- Нет, мне не подняться так, как ты, - еще жалобнее, явно собираясь заплакать, запричитала Лена.

Сан просунул назад в салон голову и часть туловища и протянул руку:

- Руку давай!

С помощью Сана, чуть всхлипывая и ойкая при каждом неловком движении, Лена выбралась из машины.

- Саш, что теперь делать? – запричитала Лена, постепенно выходя из шокового состояния.

Сан огляделся. Вокруг царил хаос. Колонна из нескольких армейских грузовиков в сопровождении бронемашин растолкала всю очередь по придорожным канавам. Воздух был наполнен криками и плачем людей, звуками выбиваемых стекол, ударами рук и ног по искореженному металлу автомобильных кузовов. И паникой. Страхом… Страх накрыл трассу и прилегающую территорию, будто туман накрывает болото прохладным вечером после знойного дня. Сану было страшно. Он и понятия не имел, что делать. Организм выбросил в кровь колоссальное количество адреналина. Организм требовал действий. А мозг требовал бежать. Бежать что есть духу, что бы поскорее избавиться от ощущения опасности.

- Так, вот держи сумку с документами, - сан протянул Лене ее кожаную оранжево-коричневую сумочку и вновь нырнул по пояс в салон машины через разбитое окно задней левой двери. Найдя среди разбросанных по салону вещей свой небольшой рюкзак с эмблемой Rebook, Сан снова выбрался наружу.

- Пошли, - обратился он к Лене, - надо уходить, пока еще что не началось.

- Куда, Саш? А машина? – воспротивилась Лена.

- Какая машина, милая? – Сан чуть повысил голос. – Это металлолом! – Он взял девушку за руку и чуть ли не силком потащил за собой.

- Саша, вещи! – Лена резко остановилась и развернулась назад к искалеченной машине.

- Брось их! – Сан начал вскипать. – На это нет времени, я сказал! Уходим!

В стороне границы опять послышались рваные хлопки выстрелов, но теперь к ним добавились более громкие, почти взрывы. Страх, нависающий над новым придорожным кладбищем искореженных автомобилей, уплотнился до состояния вязкого киселя. Он спутывал мысли, сковывал волю и не давал организму, требующему действий, реализовать желание. Кто-то что-то кричал, кто-то куда-то бежал или шел, причитали женщины, плакали испуганные дети, матерились, глядя на свои искалеченные машины мужчины.

Сан судорожно соображал, что же делать дальше. В сотне метров от них прилегающее к дороге, заросшее сухим бурьяном поле заканчивалось, и начинался редкий смешанный лес, опушка которого, причудливо петляя, уходила вдаль, куда-то вдоль трассы в направлении Себежа.

Со стороны границы снова послышался голос, искаженный громкоговорителем. Слов было не разобрать.

«От власти и государства нужно держаться как можно дальше» всплыли в памяти Сана давние слова Хрома. Он вновь схватил Лену за руку и потащил к лесу.

- Бегом, Лена, - уже на бегу произнес Сан, закидывая за спину рюкзак.

Расстояние до опушки они преодолели меньше чем за минуту. Адреналин продолжал хлестать в кровь, что позволяло Сану бежать, почти не запыхавшись. Дальше – лес. Сан и Лена пробежали вглубь леса на два-три десятка метров, пока дорога практически не исчезла из виду.

- Саш, я больше не могу, - выдохнула Лена, опираясь на молодую осину, и выронила из рук сумочку.

Действительно, бегать по пересеченной местности в дизайнерских ботинках на трехсантиметровой платформе – то еще удовольствие.

Сан достал из кармана свой IPhone, запустил навигатор, порылся в картах. Выходило, что ближайший населенный пункт, какая-то деревуха, находился от них примерно в двух-двух с половиной километрах от них напрямую в направлении «дома».

- Надо двигаться, - начав тяжело дышать, парировал Сан. – Идем!

Лена, превозмогая усталость, подняла сумку и нехотя заковыляла за своим мужчиной.

В лесу было холодно и влажно, пахло прелыми листьями, травой, заливисто чирикали пичуги, прыгая с ветки на ветку, и настороженно вспарихивали, потревоженные шорохом, издающим бредущей внизу парой. Прошагав метров пятьсот, Лена и Сан уперлись в небольшую лесную речушку, метров шесть шириной, с пологими, но несколько топкими берегами, преграждавшую им путь. На противоположенном берегу раскинулась небольшая, метров тридцать шириной, поляна, тянущаяся вглубь леса вдоль реки. Из-за леса за поляной доносились звуки цивилизации, звуки моторов, визг болгарок, громкий металлический лязг. Источник звуков находился буквально в полутора сотнях метров от молодой пары.

Сан еще раз сверился с навигатором. Темным пятном на карте Navitel впереди была обозначена какая-то промышленная площадка или стоянка...

-Нет, туда мы не пойдем, - произнес себе под нос Сан и сразу же поразился возросшему уровню собственной паранойи. Еще полтора часа назад у него и в мыслях не было бегать по холодному лесу, избегая любых крупных островков цивилизации. Но сейчас, когда его и его женщину прямо в автомобиле бесцеремонно просто столкнули БТРом с дороги какие-то солдаты, после чего вояки устроили перестрелку на где-то на пограничном КПП…. Сейчас все поменялось.

- Надо пройти вдоль реки, - сказал он Лене. Посмотреть ,может будет где уже, что бы перебраться.

- Саш, что происходит? – спросила уставшим и обреченным голосом Лена, переступая очередное трухлявое дерево, валявшееся под ногами. – Почему они так с нами?

- Я не знаю, - фыркнул Сан и сплюнул попавший в рот от кустов мусор. – Перекрыли границу. Ковер прав, информация из сети – не фейк. У нас, на Украине, в Белоруссии действительно меняют власть. Притом, меняют оружием, силой. Что это была за колонна, которая скинула пробку в канаву – я не знаю. Думаю, это какое-то усиление. Для охраны границы. Что касается второго пункта твоего вопроса… Почему? Да потому что власть никогда не церемонится, когда у нее начинает жопа пригорать. Жопу надо потушить и спасти любыми средствами. Мы для них даже не жертва. Мы – мусор, биомасса. Мешаемся под ногами.

- А нельзя было идти вдоль дороги? Зачем мы в лес премся? – Лена начинала психовать. – Машину бросили, вещи.

- Милая, - Сан чуть притормозил, что бы девушка догнав, поравнялась с ним, - ты в своем уме? Что до быдла в военной форме, то у них извилина одна, да и та прямая. Что бы приказ выполнять. Хрен его знает, по кому эти уроды там стреляли. Хочешь, что бы и нас пулями нашпиговали? Машина – хлам. Ее восстановить будет стоить, как аналогичная пятилетняя с рук. Вещи – хер с ними, жизнь дороже. По дороге идти? Хорошо если до оцепления дойдем, которое они собирались выставить. А дальше? Пропустят или нет? Напомнить, как эти ублюдки трассу перекрыли, а оставшихся в пробке, нас с тобой в том числе, спихнули в канаву? Типа, не успели – ваши проблемы. Что-то пересекаться с ними у меня желания нет… Еще призовут, чего доброго. Постоять за «Единую Россию», матушку, – Сан зло сплюнул.

- И куда мы теперь? – спросила Лена.

Сан пожал плечами:

- Посмотрим. Надо выйти за перекресток с дорогой, ведущий на Себеж. Думаю, перекрытие дороги оттуда начинается.

- Это далеко?

- Пара километров примерно, судя по карте, - ответил Сан. - Но это напрямую. Мне вот тот шум из-за леса не понравился. Хрен его знает что-там. Вроде, стоянку большегрузов мы проезжали. Так вот, не думаю, что там, на стоянке сейчас фуры прогреваются. Вояки что-то мутят. Поэтому придется обойти. Километров пять выйдет. Может чуть меньше.

Сан еще раз сверился с картой.

- Слушай, Лен, там впереди - железка. Километр до нее примерно, - Сан сосредоточенно скроллил карту, - а по ней километров пять-семь и вплотную к Себежской дороге выйдем. По шпалам в любом случае легче идти.

- Это очень далеко, - жалобно протянула Лена. – Ну, выйдем мы к трассе, а потом что? Мы что, пешком домой пойдем?

- Попробуем попутку до Себежа поймать, - пояснил Сан. – Заплатим, сколько надо. Большинство ведь еще не в курсе происходящего. Думаю, довезут без проблем. Из Себежа – либо на поезд, либо на автобус… В крайнем случае позвоним Коверу, может приедет за нами. Ну не в лесу же нам жить, дорогая! Надо же что-то делать! Пойдем.

Лена ничего не ответила, лишь перевесила сумочку на другое плечо и, понурив голову, зашагала рядом с Саном.

Солнце по праву сильного отвоевало у ночи окрестности, наполняя их своим светом и пытаясь согреть отпотевший росой лес. Чуть теплый ветер легко трепал деревья, сбрасывая с них остатки росы. Лес оживал, наполняясь шорохом листвы и пением птиц. Через триста метров лес отступил в сторону от реки, освободив место для узкой, но длинной поляны, заросшей высокой сухой травой. Пройдя еще примерно километр, Сан и Лена оказались на насыпи железной дороги, в трубу под которой ныряла река.

Неудобный рюкзак с ноутбуком, документами, планшетом и прочими мелочами больно оттягивал плечи Сана. Лена старалась стойко перенести это пешее довольно безумное путешествия, лишь изредка жалуясь на жажду. Пить хотелось очень. Сан уже сотню раз успел пожалеть, что не взял из салона раскуроченной машины початую бутылку минералки. Судя по картам навигатора, водоемов поблизости тоже не было. Но впереди, слева от железки, примерно через полтора километра была деревня. Скорее всего, там должна быть колонка, либо колодец. Решено было идти туда.

Разбитый полевой проселок, на который пара свернула с железнодорожной насыпи, петлял по полю между островками кустов и, наконец, вдоль опушки леса вывел путников в деревню. Возле одного из стареньких, покосившихся домов на окраине деревни Сан с радостью заметил колодец. Второпях набрав воды в ведро, пристегнутое к цепи на деревянном валу над колодцем, пара с наслаждением утолила жажду.

- А до Себежа далеко? – поинтересовалась Лена, вытирая мокрое от воды лицо выуженным из сумочки бумажным платком.

- Километров пятнадцать. Может чуть больше, - пожал плечами Сан и вновь повесил рюкзак за спину.

- Далеко… - задумчиво протянула Лена, представляя в уме озвученное Саном расстояние.

Пара вновь выдвинулась по дороге, идущей сквозь деревню. Пройдя половину деревни, Лена и Сан увидели, как возле одного довольно крепкого небольшого кирпичного домика какой-то мужчина что-то мастерил или же просто заготавливал дрова, лихо орудуя бензопилой. Рядом с домом был припаркован типичный символ успешного человека середины девяностых – «праворукий» Nissan Safari, чистокровный японец.

- Здравствуйте! – стараясь перекричать тонкий рев бензопилы, как можно громче крикнул Сан, подойдя вплотную к невысокому, едва достававшему до груди деревянному забору с калиткой и воротами.

Мужчина, услышав приветствие, заглушил визгливый инструмент и обернулся к гостям.

- И вам не хворать! – поприветствовал он пару.

- Простите, вы не могли бы нас до Себежа довезти? – спросил Сан, по инерции очень громко, почти криком. – Мы заплатим.

- Сейчас, что-ли? – уточнил мужчина, вроде бы заинтересовавшись предложением.

- Ну, нам чем скорее – тем лучше, - ответил Сан. – Пожалуйста! Нам очень надо.

- А вы сами откуда будете? – с подозрением или удивлением поинтересовался хозяин дома.

- Да мы тут машину разбили, - на ходу соврал Сан. – Сами живы-здоровы, но машина в дребезги, нам бы до Себежа… Эвакуатор найти…

- Как же вы так? – скорее из вежливости сочувственно протянул мужчина. – Ладно, штуку на топливо киньте и поехали. Но мне дела надо закончить. Минут тридцать. Проходите в дом. Чаю хотите?

- Спасибо, не стоит беспокоиться… - начала было Лена.

-… Галя! Галина! – крикнул мужчина в сторону дома. – Галь!

На крыльцо вышла полная женщина лет сорока.

- Ну чего тебе?

- Галь, угости ребят чаем! – ответил мужчина, снова подбирая в руки бензопилу. – Я сейчас закончу и в город их повезу.

- На кой? – спросила женщина, недовольно уставившись на мужчину, который, судя по всему, являлся ей супругом.

- Ребята машину разбили, попросили. Все, давай. Хватит лясы точить. Мне работать надо! – ответил супруг и дернул трос стартера бензопилы. Окрестности вновь наполнились заунывным ревом-визгом бензоинструмента.

Женщина чуть улыбнулась и махнула рукой паре, приглашая в дом.

Сан с Леной переглянулись, Сан кивнул в знак согласия, и ребята направились в гости.

Внутренне убранство дома не было самым современным, но и не типичным деревенским. Красивый, добротный ремонт десятилетней давности, чуть потертый линолеум на полу, не самые дешевые обои на стенах, красивая, чуть выцвешая, с точки зрения дизайна устаревшая мягкая мебель. Все аккуратно, чисто, убрано. Галина провела пару на кухню и усадила за обеденный стол. Кухня пахнула влажностью, жаром и вкусным запахом готовящегося обеда. В углу кухни, недалеко от печки что-то бухтел телевизор очередным

- Вы проходите, не стесняйтесь! – добродушно защебетала хозяйка. – Сейчас чайник поставлю, вот блины с утра напекла!

Галина выставила на стол широкую плоскую тарелку с приличных размеров стопкой ароматных блинов, поставила перед молодыми людьми кружки с горячим парящим чаем, выставила на стол сахарницу и баночку меда.

- Угощайтесь, мед свой, у нас пасека на краю участка, - продолжала щебетать гостеприимная женщина. – Кушайте, кушайте!

Сан и Лена испытывали определенное неудобство. Всю жизнь проведя в городе, молодым людям было непривычно столь радушное гостеприимство абсолютно незнакомых людей. «Деревня, что уж там!» подумал про себя Сан и принялся уплетать горячий блин, подавая заразительный пример своей девушке.

- А как же вы так? Сильно машину разбили? – заботливо спросила Галина.

- В хлам, - ответил Сан, отхлебывая обжигающий чай. – Колесо взорвалось. Под откос ушли. И вдоль деревьев всем боком…

- Ужас! – запричитала хозяйка. – Сами не сильно побились?

- Да нормально все, не беспокойтесь. У нас подушки сработали, ни царапины, - вынуждено соврал Сан. Врать ему было стыдно, но объяснять радушным хозяевам, что сейчас в Москве, Минск, Киеве идет война, вороватые наглые чинуши в страхе потерять власть, в страхе за собственные жирные задницы перекрыли границы, а тупые солдафоны, повинуясь их приказам размолотили несколько десятков машин вместе с их пассажирами, устроили перестрелку на КПП… Все это объяснять было страшно.

-Ну, слава богу, сами живы-здоровы! – ответила Галина. – А вот сестра моего Витьки с мужем как-то поехали в Тверь…

Дальше начался длинный и довольно утомительный для мозга мало связный рассказ Галины о том, как сестра супруга с мужем поехали к родне в Тверь, а по дороге сломались, потом замерзли, потом разбили машину, потом еще что-то… В принципе, мозг Сана начал отдыхать. Рассказ служил звуковым фоном к трапезе. Лена слушала рассказ довольно внимательно, а Сан просто воспринимал его, как фоновый звук.

Хлопнула входная дверь, и в кухонном проеме показался хозяин дома, Виктор.

- Ну что, горемыки? Перекусили?– он добродушно улыбнулся. – Сейчас ключи, документы возьму, и поехали.

Виктор вышел с кухни и через пару минут вернулся уже с небольшой сумкой через плечо.

- Ну? Поехали? – сказал он, обращаясь к Лене и Сану. – А это что за хрень? – кивнул он на экран телевизора.

Действительно, вместо сериала на экране висела надпись «Экстренный выпуск новостей».

- Случилось что, что ль? – заинтересованно протянула Галина.

Сан понурил голову. Он неплохо догадывался, о чем пойдет речь.

Статичная картинка сменилась моложавой круглолицей дикторшей, которая анонсировала экстренное выступление президента. Картинка вновь сменилась. Теперь на ней предстал глава государства на каком-то сером фоне, часть которого занимал российский триколор. Президент поприветствовал народ и зачитал обращение, в котором описывалась насильственная попытка смены власти в стране, призывал к сплочению перед лицом угрозы хаоса, к беспрекословному подчинению приказам комитета по чрезвычайному положению и т.д. После обращения вновь сменилась картинка, показали кадры боев на улицах столицы, кадры из Тулы. После этого включились интервью с различными политическими деятелями, вроде депутатов и членов правительства.

- Ну, твою ж мать! – возмущенно гаркнул, разорвав нависшую бессловесную тишину, Виктор. – Десять лет в себя приходили. Еще десять пытались хоть что-то наладить. И на тебе! Опять!

- Витя, ну чего ты начинаешь… - начала было успокаивать супруга Галина, но тот не унимался.

- Не, ну как так? Ты это видела? – переживал Виктор. – Тебе напомнить как в девяносто пятом у нас бандюганы квартиру спалили? А когда я ларек на трассе поставил, в долги влез, а в девяносто восьмом эта белобрысая пьяная гнида объявила дефолт? А долги в баксах были! Не, ну твою ж мать!

-Так вы нас отвезете? – аккуратно влез в монолог Сан.

Виктор хмуро глянул на него и кивнул.

- Поехали. Галь, тащи сюда свою карточку, надо деньги снять все, - быстро сообразил Виктор. – А вы, молодежь – давайте к машине. Не будем терять время.

Старенький дизель присвистнул турбиной, выплюнул клуб черного дыма из глушителя и мелко залязгал цилиндро-поршневой группой и механизмом газораспределения.

Виктор приоткрыл окно двери и закурил. Сан, севший рядом с водителем, спросил его разрешения и сделал тоже самое. Плавно, будто нехотя, старенький внедорожник выполз с приусадебного участка и, поднимая клубы пыли, покатился в сторону трассы.

Через триста метров дорога внезапно закончилась. Т.е. закончилась она для понимания Сана. В этом месте грунтовка спускалась в низину, к протекавшему там ручью. Когда-то, когда еще были совхозы и колхозы, когда хоть что-то делалось для народа, в этой низине лежала пара водопропускных труб, миллиметров по триста в диаметре каждая. Со временем насыпь над трубами просела, осыпалась в ручей, и обломки этих самых труб, раскрошенных деформирующимся грунтом, давно покоились в грязной жиже ручья, образовавшем в этом месте искусственно созданное разрушенной насыпью и изъезженное колеями болотце.

Сан удивленно сперва взглянул на останки дороги, потом перевел взгляд на Виктора. Но тот и бровью не повел. Только выкинул окурок в окно, переключил рычаг раздаточной коробки в положение 4H и нажал на педаль газа, направив машину по одному ему известному фарватеру.

- Ты бы держался, - кивнул Виктор на ручку прямо перед Саном, установленную предусмотрительными японскими инженерами прямо наверху угловатой приборной панели, над бардачком. – Она здесь не для красоты.

Старый, но все еще мощный дизель взревел зверем, агрессивно свистнул турбиной. Угловатый внедорожник врезался в болотце, как голодный хищник из засады врезается в стадо ничего не подозревающих косуль. Грязь разлеталась во все стороны, оседая в том числе и на самой, машине, на элементах кузова, лобовом и боковых стеклах. Пару раз Сана подкидывала так, что он мысленно поблагодарил Виктора за предусмотрительный совет взяться за ручку. Если бы не ручка – Сан неизбежно прилетел бы головой в стойку или лобовое стекло. Лена жалобно вжалась в широкое заднее сиденье и, казалось, старалась даже не дышать.

- А другой дороги нет? – спросил Сан у Виктора, когда машина выбралась из болотца на более-менее ровную грунтовку.

- А откуда ж ей взяться? – ответил Виктор, стараясь не отвлекаться от ухабистого проселка. – Как лет пятнадцать назад размыло весной… Тогда еще снега было очень много. Половодье лихое. Так и все, кончилась дорога.

- А остальные как же? – спросил снова Сан.

- А кто остальные? Чахнет деревня, старики, умерли. Кого-то родня в город забрала. Три дома у нас – дачи. У двоих тоже внедорожники, а третий – бросает машину возле канавы, а потом – пешком. Остальные старики здесь. Да мы с Галей. Автолавка бывает до канавы доезжает. А бывает – на трассе останавливается, на перекрестке, когда дорогу заметет. Тогда пешком за хлебушком. Иногда я привожу продукты, когда в город мотаюсь… Почтальоны… Те когда пешком, когда на велосипедах, иногда на попутках.

- А в сельсовет, в районную администрацию? Надо же было обратиться! – удивленно возмутился положением дел Сан. - Как целая деревня без нормального транспортного сообщения? Власть же должна была что-то сделать!

- А что она делала, власть эта? – презрительно фыркнул Виктор. – Мы третий десяток лет крошки с барского стола жрем. Объедки. А эти твари жируют. Да писали, конечно! Но хер там. Отписки, типа «в планы внесены, но нет финансирования». И тому подобное. Знаешь, а может и не зря им сейчас жопу подпалили…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 10
Комментарии

Браво! Но слишком долгие перерывы между главами. Пишите хорошо, красиво, понятно. 10+

Хорошо,но слово "сан" через каждую строчку слишком бросается в глаза.Нужно или заменить,к примеру на "Александр","Саша" и тому подобное или стараться употреблять его поменьше.

Я уж думал не дождусь продолжения. Аффтар тормоз ;), жми на газ, и уйди с пониженной передачи!

классный рассказ

Быстрый вход