Химера. Проект 15. Эксперимент (3)

Было уже за полночь, когда по окраине города, не останавливаясь на светофорах, с гулом прошла небольшая колонна. Впереди двигался милицейский УАЗ с включенными мигалками без сирены, за ним шёл автозак, за автозаком тентованный УРАЛ с автоматчиками и замыкал колонну УАЗ, уже армейский. Вереница перевалила через мост и выехав на загородную трассу повернула в сторону химического комбината. Впереди идущая машина включила дальний свет с сиреной. Редкие автомобили сворачивали на обочину давая путь. Колонна не останавливаясь прошла проходную и въехала через открытые ворота во двор огороженного цеха. Ворота закрылись, через задний борт УРАЛа начали спрыгивать солдаты с собаками на поводках выстраиваясь от автозака к воротам цеха. Из УАЗика вылезли два офицера среднего звена и подошли к ожидавшим их сотрудникам агрополигона.

- Здравия желаю, - полковник козырнул отдавая честь. - Получите груз.

Подполковник подошедший вместе с ним передал кейс Громову. - Здесь личные дела осуждённых, - сказал он. - И документы об исполнении приговора.

- Их как бы нет? - сухо спросил Валерий Иванович беря чемоданчик.

- Да. Они уже не существуют. С вами, согласно регламенту, останутся двое человек, тоже офицеры и они сами понимаете откуда. Именно эти люди будут отслеживать проведение эксперимента. - Полковник махнул рукой старшему лейтенанту стоящему у автозака.

Старлей несколько раз кулаком стукнул по обшивке будки. Дверь открылась. Оттуда стали спрыгивать на землю люди в арестантской чёрной робе. На них были надеты специальные наручники, от которых тянулась тонкая цепь к ногам и сковывала щиколотки.

- Смертники! - вырвалось у Дмитрия.

- Возьмите себя в руки, - как можно спокойнее сказал Валерий Иванович, хотя у самого от вида обречённых на мучительную смерть внутри похолодело.

Арестанты под крики солдат и лай овчарок пригибаясь, мелкими шажками засеменили к воротам цеха. Там их встречали ассистенты направляя через цех на агрополигон. Зэков расположили в комнате четыре на пять метров с уже установленной решётчатой дверью. (По проекту в этом помещении должны были храниться яды и удобрения, где их надлежало смешивать, тем самым создавая комбинации для конкретных целей, например повышение стойкости растений к заболеваниям). Туда поставили пять двухъярусных кроватей. По санитарным нормам работ с ядами в правом углу комнаты находилась раковина внушительных размеров, похожая на корыто для стирки белья, сделанная из оцинкованного листа с краном холодной воды, рядом с ней стояло пара вёдер для справления малой нужды. Профессор наблюдая через решётку как заключённые заторможено расстилают кровати заметил.

- Их хорошо подготовили. Отобрали из сотни подрастрельных. Обратите внимание Дмитрий, все они в подавленном состоянии. Распорядитесь чтобы им в еду не забыли положить нейролептик. Начало эксперимента послезавтра. Нам нужны безвольные люди. Публика сами понимаете какая.

На следующее утро два товарища, сами понимаете откуда, заставили всех сотрудников изучать уголовные дела осуждённых. Профессор с майором, чтобы им не мешали, решили расположиться в вольерной. Притащили туда два стула и сели за стол на котором стояла клетка с Нюркой. Хомячиха начала выказывать недовольство путём наскакивания на прутья клетки, издавая, при этом шипение с фырканьем.

- Валерий Иванович, они дышат? - спросил Дмитрий глядя на выкрутасы Нюрки.

Профессор оторвался от изучения дела: - Кто? - переспросил он.

- Ну эти. - майор кивнул на клетку. - Инфицированные.

- Не знаю Дим, на знаю. - Валерий Иванович перевернул страницу. - Не было времени подробнее изучать объекты. Я уже говорил что нас сильно торопят?

- Да. - кивнул майор. - Но судя по звукам...

- Судя по звукам, должны дышать, но, - доктор поднял вверх указательный палец. - Они не дышат, - чуть ли не шёпотом произнёс он наклонившись к Дмитрию.

- Как такое возможно? - тихим голосом спросил майор.

- Не знаю Дима, - Валерий Иванович распрямился на стуле. - Не было возможности изучить сей феномен. Не отвлекайтесь.

- Так как не отвлекаться. Нюра шумит. Да и запах от неё...

- А мне она не мешает. Ладно, уберу её отсюда, - профессор встал и вынес клетку из вольерной. Вскоре вернулся.

- Куда вы её дели? - полюбопытствовал Дроздов.

- Убрал в сейф, - улыбнулся полковник. - Не бойтесь, не в ординаторской, не дай Бог Нюра непостижимым образом выбриться из клетки, она же там всё сожрёт. У нас есть ещё один сейф небольших размеров и он пустой, вот туда я её и спрятал. Ну что, теперь приступим к изучению уголовных дел?

- Приступим, - Дмитрий взял со стопки лежащей на столе верхнюю папку.

Примерно через час майор со вздохом мученика произнёс. - Дело номер... Зачем нам их номера? Осужденный по статье... Может сразу с приговора начинать? - недовольным голосом сказал Дмитрий.

- Вы наверное не внимательно слушали указаний. Нам только их деяния прочесть нужно, - спокойно ответил Валерий Иванович. - Вот слушайте. - "После распития спиртных напитков, потребовал у своей сожительницы денег на продолжение. Получив отказ, нанёс кухонным ножом удар ей в живот. Это увидел малолетний сын сожительницы, который пришёл на шум на кухню. На глазах раненой женщины, осуждённый нанёс три удара ножом в грудь ребёнку, после чего, пытаясь скрыть следы преступления, поджёг дом, где так же находилась парализованная мать потерпевшей". Коряво, но лаконично. Или вот. - "Поздно вечером, находясь в наркотическом опьянении, осуждённый, применяя грубую силу, заставил двух маленьких девочек..."

- Хватит с меня этого дерьма! - с негодованием воскликнул Дроздов. - Не могу больше. Я их уже сейчас готов расстрелять, - майор швырнул дело на стол.

- Вот для этого и дают нам их дела, чтобы эти люди не вызывали у нас сочувствие. Давайте-ка выпьем, - предложил доктор.

- Так запрет, - пожав плечами и разведя руки в стороны сказал Дмитрий.

- А мы немного. Я думаю что читать это ни мне ни вам большого желания нет. Так сделаем вид, что изучаем материал за чашкой кофе. У меня в заначке отличный коньячок.

- Что ж, не откажусь, - усмехнулся майор.

***

На следующий день, в семь утра началась подготовка. Экспериментируем подмешали в пищу препараты, которые сделали из них безвольных животных. В семь тридцать на полигон занесли огнемёт, огнетушители и АК. Автомат положили на тумбу поставленную возле входа. В тумбочку поместили коробки с патронами для пистолета и автомата, и специальный щуп предназначенный в криминалистике для измерения входных пулевых отверстий. В оперблоке подготовили столы, около каждого поставили баллон с отравляющими веществами разного назначения. Всем участникам согласно регламенту выдали оружие, пистолеты Макарова и по две обоймы. Эксперимент начался в восемь тридцать. Цель эксперимента, проверить воздействие пулевых ранений и отравляющих веществ на человеке находящимся под действием вакцины. Смертников из комнаты начали выводить по одному сразу сопровождая в процедурную. Там каждому ассистенты делали внутривенную инъекцию. Первых пятерых отправили на полигон, остальных в операционный блок. В оперблоке на подготовленные столы положили смертников и притянули их ремнями. Оператор прильнул к окуляру киноаппарата стоящего на треноге и захватывающего в обзор все столы.

- Начали, - сказал суровый особист.

Застрекотала камера, один из хирургов произнёс вслух.

- Сейчас каждому из подопытных мы наденем маску. Пустим газ, дождёмся биологической смерти, после чего засечём время, чтобы узнать когда произойдёт реанимация, если произойдёт.

Приступили к умерщвлению подопытных. Надели маски, открыли вентили пустив газ. Ассистенты отметили в блокнотах начало эксперимента.

В это же время на полигоне заключённых завели в клетки, закрыли за ними дверцы на навесные замки. Иван Васильевич расписался на лиске лежащем на тумбочке возле АК в получении патронов. Достал коробки из тумбы открыл пистолетную и начал снаряжать обойму. Дмитрий, слегка трясущимися после вчерашнего "изучения" материалов руками вскрыл конверт. Прочитал задание. - "Расстрел каждого производить интервалом в пять минут. После опросить каждого по специальному тесту. Всё фиксировать на киноплёнку. После этого произвести повторный расстрел и зафиксировать реакцию." - Включили дополнительное освещение. Иван Васильевич закончил снаряжать автоматный рожок и пристегнул его к АК.

- Начали, - сказал особист.

Заработала камера. Два помощника застыли с блокнотами. Рядом с Дмитрием встал хмурый гэбэшник.

- Командуйте. - распорядился он.

- На линию огня! - громко сказал майор.

Палач подошёл к огневому рубежу, белой полосе начерченной на полу в пяти метрах от клеток. Встал напротив первой клети. Расставив ноги и заложив руки за спину он сжал в правой руке пистолет.

- Приготовиться! - скомандовал Дмитрий - Цельсь в сердце!

Иван Васильевич вскинул руку с оружием.

- Огонь!

Грянул выстрел эхом отозвавшийся в огромном помещении. В наступившей тишине нарушаемой только стрекотанием киноаппаратуры послышался звон упавшей на пол гильзы. Человек в клетке дёрнулся, на секунду обмяк, но тут же выпрямился схватившись за прутья решётки и посмотрел ошалевшими глазами на стрелявшего. Помощники отметили в блокнотах время и характер ранения. В соседних клетях узники безучастно наблюдали за происходящим. Выдержав пятиминутный интервал майор скомандовал.

- Следующая цель. Готовьсь. Целься в голову. Огонь.

Ещё выстрел. Смертник откинулся назад, осел, потом медленно поднялся держась за прутья. Выдержав временной интервал Дроздов отдал распоряжение.

- Третий. Готовсь. Целься в живот. Огонь.

Выстрел. Человек сложился пополам, присел на корточки, но через несколько секунд медленно встал. Прошло пять минут.

- Приготовиться к стрельбе из автомата! - громко скомандовал Дмитрий.

Палач взял с тумбочки Калашников. Передёрнул затвор.

- Четвёртый! Очередью грудь и ноги! Огонь! - отдал приказ Дмитрий.

Полетели сверкая отработанные гильзы со звоном отскакивая от пола. Человек в клетке начал дёргаться и извиваться в такт попаданиям. Узник рухнул на пол, но через двадцать секунд зашевелился, потом медленно поднялся. Пауза в пять минут.

- Пятый! Очередь от плеча до пояса! Огонь!

Дым от пороха рассеялся. Майор подошёл к тумбочке стоящей возле входа в которой лежали патроны, взял из неё специальный щуп и подошёл к первой клетке. Осмотрел рану.

- Время и характер ранения? - спросил он у ассистента подошедшего следом.

- Десять пятнадцать. Сердце. Смерть должна быть мгновенная. - доложил он.

- Оператор и один из подручных, ко мне. Вы снимайте, а вы проведите опрос на адекватность.

Оператор встал напротив расстрелянного захватив в кадр помощника с блокнотом.

- Ваше имя? - спросил ассистент.

Человек в клетке поднял на него затуманенный взор. Повисла пауза.

- Ваше имя?! - громче переспросил сотрудник.

- Николай.

- Фамилия?!

- Кочетков.

- Отчество?

- Михайлович.

- Какой сейчас год?

- Тысяча девятьсот восемьдесят восьмой.

- Число, месяц?

- Двадцать первое сентября.

- Сколько будет дважды два?

- Четыре.

- Палку нужно распилить на двенадцать частей. Сколько потребуется распилов?

Небольшая пауза, - Одиннадцать.

- Вы заходите в малознакомую комнату, которая затемнена. В ней есть две лампы - газовая и бензиновая. Что вы зажжете в первую очередь?

- Газовую.

Ассистент подчеркнул в блокноте слово "СПИЧКА" и отметил галочкой "НЕВЕРНО". Задал ещё несколько вопросов.

На опрос хватило три минуты. Майор подошёл ко второму.

- Время и характер ранения?

- Десять двадцать. Голова. Смерть должна быть мгновенная.

- Опросить.

Тест выявил неадекватность больше пятидесяти процентов. Подошли к третьему.

- Время?

- Десять двадцать пять. Смерть не наступила.

- Смерть не наступила. - Дмитрий на секунду задумался. - Возможна через десять минут, - майор ткнул щупом в рану, отверстие оказалось сквозным. Он пошевелил щупом в ране. - Слабая реакция на боль. Ждём, - Дроздов начал вытягивать щуп, как вдруг почувствовал что щуп выходит с натягом. Вытащив его майор попытался снова втолкнуть обратно, но щуп уже не проходил сквозь тело. - "Похоже на процесс ускоренной регенерации тела," - подумал он, а вслух сказал с усилием вытягивая щуп. - Четвёртый, что с ним.

- Десять тридцать. Смерть не наступила.

- Ждём. Пятый.

- Десять тридцать пять. Смерть не наступила.

- Тоже ждём. После наступления первичной смерти проведите опрос третьего, четвёртого и пятого на адекватность.

Через полчаса, когда зэки прошли первую стадию смерти, начали проводить повторный расстрел. Всех подопытных заставили снять рубахи. Ассистенты отметили в блокнотах что полученные ранее ранения зарубцевались. Дмитрий подошёл к первой клетке и повернувшись к палачу снова взявшему в руку пистолет сказал.

- Иван Васильевич стреляйте. Я буду находиться рядом. Хочу посмотреть на процесс регенерации.

- Дима, я не имею права. Это грубое нарушение инструкции. Вдруг рикошет от прутьев или рука дрогнет. Нет, - сказал как и отрезал палач.

- Тогда поставить камеру рядом. - распорядился Дмитрий.

Установили аппарат на треногу. Включили. Майор подошёл к палачу. - Вы готовы?

- Да. - жёстко ответил Иван Васильевич.

- На рубеж! - громко скомандовал Дима. - Целься в грудь! Огонь! - грохнул выстрел. - Целься в сердце! Огонь! - снова выстрел.

Человек в клетке только покачнулся от попавших в него пуль. Дима подошёл вплотную и посмотрел на ранения. Крови почти не было. Раны прямо на глазах от краёв начали покрываться коркой, пока она полностью их не закрыла. Корка тут же сгладилась, оставив на теле тёмно-коричневые пятна. У майора от увиденного пересохло в горле, а на душе стало тревожно и жутко.

- Ты меня слышишь. - тихим голосом, плохо скрывающим волнение спросил Дмитрий.

Узник поднял голову и посмотрел в глаза майору. - Да.

- Как тебя зовут?

- Николай. - не отрывая взгляда сказал зэк.

- Ассистент ко мне. Опросить испытуемого. Второй помощник принесите воды, - распорядился Дима отходя от клетки.

Его мучила жажда не только от волнения, но и от выпитого накануне. Он чувствовал на себе взгляд смертника глядящего ему в спину. Похожее чувство майор испытал однажды в детстве, когда большая собака шла за ним следом по лесу. Она не нападала, а как будто следила за ним. Уже потом, когда Дмитрий подрос, ему сказал знакомый лесник что это была не собака, а волк и волк обычно на детей не нападает. Но взгляд смертника был гораздо тяжелее.

Принесли холодную воду в большой алюминиевой кружке. Майор припал к вожделенной ёмкости утоляя с утра мучившую его жажду. Приступили к следующему смертнику.

- У этого ранение в голову. По регламенту его нельзя дальше использовать, - сказал один из помощников. - Его нужно живым или в каком он сейчас состоянии, переправить в институт исследования головного мозга под видом охотника получившего случайное ранение из карабина.

- И что теперь, мы прерываем эксперимент? - растерянно спросил майор.

- Нет. Вы что, не читали регламент?

- Читал, - у Дмитрия в голове всплыли смутные воспоминания второй половины вчерашнего дня. Всё началось с чашечки профессорского кофе с коньячком, когда они изучали дела заключённых. Потом Валерий Иванович принёс папку с руководством проведения эксперимента и ещё бутылочку хорошего армянского коньяка. Дмитрий взял в руки папку, прочёл заглавие, основные пункты содержания. Выпили по одной. Потом ещё, ещё. И всё... Дальше память ничего не выдавала. - Может что и упустил. Много работы. Вы для чего здесь находитесь? Чтобы помогать, напоминать, подсказывать. Давайте к третьему. Иван Васильевич, готовьтесь.

- Этого... - начал было ассистент.

- Что опять? - испуганным голосом поинтересовался Дмитрий.

- Его из автомата. Остальных из пистолета.

- Приступим, - успокоившись сказал Дроздов.

***

Прошло два часа. В первой и второй клетках стали проявляться признаки перехода испытуемых в новое состояние. Они начали непроизвольно выпускать газы, бессвязно и быстро говорить, выкрикивать бранные слова, рычать и выть как какие-нибудь дикие животные.

- Плёнки достаточно? - спросил Дмитрий подойдя к кинооператору.

- Плёнки нам выдали будь здоров. Ещё на часов семь хватит, - ответил оператор перезаряжая камеру.

Прошёл ещё час. Все пятеро показывали явное возбуждение и неадекватность в поведении, у всех бессмысленность взгляда, изменение цвета радужки глаз на белый, остались только маленькие чёрные точки зрачков. При попытке ассистента дать подопытным пустую коробку из-под патронов, пытались схватить его за одежду издавая при этом громкие нечленораздельные звуки похожие на рыки и вой. Постоянно к чему-то прислушивались и принюхивались. Зашёл Валерий Иванович.

- У нас полный провал, - сказал он. - После вдыхания токсинов у испытуемых сразу же начались судороги, через пятнадцать минут у всех пошла носом кровь, а через десять все затихли. Мы подождали два часа, ни каких изменений. Возможно произошла реакция токсинов с нейролептиками нейтрализовав нашу вакцину, а возможно всё вместе. Согласно регламенту всех отвязали от столов. В пять вечера их утилизируем в крематории. А у вас я смотрю веселье?

- Так точно, - ответил Дроздов.

- В самом разгаре, - хмуро заметил особист.

Доктор посмотрел на испытуемых. - Поглядите на вторую клеть. Вот и у вас тоже сбой. Подопытный похоже умер по-настоящему.

Действительно, в клетке привалившись к прутьям, сидя на корточках застыл зэк. Профессор подошёл ближе.

- Это как раз тот, которого должны были отправить в центр изучения мозга. Ранение в голову. Судя по попаданию гипоталамус не задет. Почему же он тогда погиб? Нужно его осмотреть. Откройте, пожалуйста, дверцу.

- Валерий Иванович, по инструкции этого делать нельзя. Вы же сами её писали. Прекрасно видно, что испытуемый не получил смертельной для него раны. Значит нужно ещё ждать или перед осмотром добить наверняка, - сказал Дмитрий.

- Дима, поверьте, притворяться они в таком состоянии не умеют. Значит что? Значит с человеком всё протекает так же как с животными. Если мы сейчас упустим именно этот момент, то когда нам предоставится другой?

- Давайте я всё сам сделаю, - предложил Дроздов.

К ним присоединился Иван Васильевич. - Я отвечаю за ваших подопечных. Давайте я его вытащу наружу, а вы потом осматривайте сколько хотите, но только в моём присутствии.

- А меня ни кто не хочет спросить? - поинтересовался суровый гэбэшник. - Лично я запрещаю.

- Под мою личную ответственность, - сказал Валерий Иванович.

Особист на секунду задумался. - Хорошо, - кивнул он. - Осмотр проводить на расстоянии не ближе полуметра. Иван Васильевич во время осмотра будет держать осматриваемого под прицелом. В случае опасности отходите назад. Иван Васильевич, не промахнётесь? - спросил он у палача.

- С такого расстояния попасть в переносицу для меня не сложно, - сказал Иван Васильевич подходя к клетке.

Он открыл замок держа оружие наготове. Через прутья толкнул ногой тело. Реакции не последовало. Распахнул калитку, осторожно вытянутой рукой потрогал шею зэка, потом вошёл внутрь, поднял подопытного под мышки и выволок наружу. Положил на бетонный пол и задержался на пару секунд склонившись над ним, чтобы разглядеть рану на лбу. Но тут по ногам испытуемого прошла судорога, он слабо шевельнув головой открыл глаза. Палач, увидев такое, попытался отпрянуть, но зэк молниеносно схватил его за шею, притянул к себе и вгрызся в лицо. Иван Васильевич от неожиданности выронил оружие, начал махать руками пытаясь вырваться крича во всё горло. - " Уберите его! Уберите его!". - Все, кто там находился, беспомощно засуетились вокруг, только хмурый особист со словами. - "Я так и знал," - выхватил из кобуры пистолет и не колеблясь быстрым шагом направился к сцепившимся.

Палач, увидев боковым зрением твёрдо идущего к нему гэбэшника с оружием в руке, судорожно начал шарить по полу. Найдя ствол, схватил его и приставив к виску подопытного выстрелил несколько раз. Все, кроме решительно шагающего особиста, пригибаясь стали разбегаться кто куда. Одна из пуль, пробив голову зэка, понеслась к выходу, срикошетила от приоткрытой стальной двери и жужжа вылетела в коридор и с цоканьем стукаясь о стены унеслась в неизвестном направлении. Испытуемый ослабил хватку, медленно раскинул руки и затих. Попытался приподняться истекающий кровью Иван Васильевич. Нос у него отсутствовал, оторванные щёки свисали оголяя челюсти с зубами. Подошёл кэгэбэшник, поднял руку с оружием, взвёл курок и несколько раз выстрелил в головы палача и зэка, перезарядился и опустошил вторую обойму превратив их черепа в кровавое месиво.

- Согласно регламенту, уничтожать всех непосредственно контактировавших, - сказал он обведя суровым взглядом окружающих и засовывая пистолет обратно в кобуру. Все энергично закивали соглашаясь со сказанным.

Неожиданно взвыла сирена. Женский голос из динамиков объявил, - Всем проследовать к эвакуационному выходу. Через пятнадцать минут начнётся герметизация лаборатории, после чего произойдёт последующая дезинфекция и консервация.

- Похоже вылетевшая пуля непостижимым образом включила аварийную сигнализацию! - сказал профессор и первым кинулся к выходу крича. - Бежим!

Сотрудники толкая друг друга кинулись в коридор.

- Валерий Иванович, мы успеем выскочить? - спросил Дима догоняя по коридору доктора.

- Главный вход уже заблокирован. Бежим к запасному, он должен автоматически открыться, - сказал задыхающимся голосом профессор.

Дмитрий прибавил ходу. Краем глаза он заметил как на оперблоке начала опускаться массивная дверь-заслонка, как оттуда выбегают хирурги с ассистентами и кинооператором, за ними особист с пистолетом в руке. Бегущий впереди Валерий Иванович в конце коридора не побежав до основного выхода несколько метров метнулся влево попутно толкнув массивную дверь оказавшуюся на его пути. Дверь распахнулась, и профессор заскочил в помещение. Все остальные за ним. Внутри слабо освещённой комнаты находилась массивная полусферическая крышка диаметром в метр с обрезиненным краем, прижатая сверху к полу телескопической тягой. Рядом стоял компрессор. Спасительный выход оказался закрытым.

- Не сработало! - выдохнул профессор стоя рядом с компрессором.

Люди столпившиеся вокруг обречённо смотрели на толстую обрезиненную по краю металлическую полусферу, плотно прижатую к полу гидравлической тягой.

- До герметизации осталось десять минут, - напомнил женский голос.

- Может через главный! - предложил кто-то.

- Входная дверь блокируется сразу, - со вздохом ответил Валерий Иванович.

- Давайте крышку чем-нибудь приподнимем, - предложил один из ассистентов.

- Здесь давление по гидравлике двести атмосфер, - сказал кинотехник указывая на манометр, ввинченный в компрессор. - Даже если найдём лом, мы его просто согнём.

- Должна же здесь быть аварийная кнопка, - предположил Дмитрий. - Ищите кнопку.

Все кинулись искать. Кинотехник начал усердно разглядывать компрессор, хирурги зачем-то полезли за массивный люк. Профессор вообще вышел из комнаты и стал изучать дверной косяк надеясь что и здесь кроме самоликвидационной кнопки находится и аварийная.Тут один из ассистентов указал на правую от люка стену, к которой почему-то все стояли повернувшись спинами. На ней, на высоте полутора метров от пола, действительно была прикреплена ярко-оранжевая коробочка с красной кнопкой-грибком посередине и табличкой под ней.

- Смотрите, это наверное она! - воскликнул он срывающимся голосом.

Экспериментаторы моментально столпились возле этой коробочки. Помощник громко прочитал: - "Аварийное включение запасного выхода"!

Голос из динамиков известил. - До герметизации осталось пять минут.

- Жми! - скомандовал Валерий Иванович.

Ассистент нажал кнопку. На потолке закрутился проблесковый красный маячок. Загудел компрессор, открывая люк. Толпа ринулась к спасительному выходу. Но особисты встали на краю железной горловины колодца и один из них сказал.

- Все по очереди. Первым спускается майор Дроздов разведать обстановку, следом руководитель, потом все остальные, - сказал один из них.

- Все документы взятые с собой, киноаппаратуру и отснятые киноплёнки оставить здесь, - приказал второй.

Сотрудники послушно сложили на пол блокноты с записями, киноаппараты и сумки с катушками плёнок. Майор заглянул в люк. Вниз на несколько метров уходила бетонная труба со вбитыми в её стенку согнутыми в прямоугольные скобы арматурами выполняющими роль ступенек. В конце горел свет. Он резво спустился вниз и в конце спрыгнул на пол. Перед ним оказался длинный тоннель со сводчатым потолком, освещённый обычными лампами накаливания свисающими с потолка в прозрачных плафонах, похожих на литровые банки.

- Всё нормально! - крикнул Дмитрия задрав голову вверх.

Ассистенты помогли профессору забраться в люк. Наконец все спустились вниз столпившись под люком.

- Что дальше? - спросил один из хирургов.

- Нужно двигаться по туннелю, - ответил профессор.

- Я пойду впереди, - сказал кэгэбэшник. Он зачем-то достал из кобуры пистолет, прошёл вперёд несколько метров, остановился прислушиваясь. Потом оглянулся и громко скомандовал махнув оружием. - За мной!

Толпа двинула следом. Сверху зашумел компрессор опуская люк. Люди невольно ускорили шаг. Через пару минут что-то щёлкнуло, гудение прекратилось, послышался хруст прижимаемой тяжёлой крышки к горловине. Все непроизвольно ускорили ход переходящий в бег. Послышался неясный гул после чего потянуло встречным ветром.

- Что это? - задал вопрос Дима бегущему рядом Громову.

- Вытяжная вентиляция. Продувает тоннель каждые три часа. По двадцать минут. Чтобы не скапливались газы, - ответил прерывающимся отдышкой голосом тяжело бегущий профессор.

Туннель через несколько сот метров начал поворачивать вправо и вскоре закончился кирпичной стеной в которую так же были вбиты согнутые в скобы арматуры. Группа остановилась.

- Кода дальше, - спросил один из особистов у профессора.

- Вверх, - ответил Громов наклонившись и уперевшись в колени руками. Он опустил голову и часто дышал, от такого кросса его мучила отдышка.

Дмитрий посмотрел на верх. В полутьме угадывалась такая же бетонная труба. Особист спросил присутствовавших.

- Кто со мной полезет?

- Давайте я! - вызвался Дмитрий.

Офицеры по скобам добрались до трубы, потом до её верха, который заканчивался обычным канализационным люком.

Гэбист упёрся ладонями и макушкой в крышку. Напрягся, покраснел как помидор, но крышка не поддавалась.

- Ну майор, помогай, - кряхтя выдавил он из себя.

Они общими усилиями четырьмя руками и при помощи головы гэбиста, которая служила опорой когда офицеры переставляли руки, отодвинули тяжёлую крышку в сторону и выбрались наружу. С серого неба продолжал сыпать мелкий дождь, в добавок ко всему дул сильный с порывами холодный, пронизывающий ветер.

- Поднимайтесь! - крикнул вниз гэбэшник.

Первым появился профессор. Особист с Дмитрием помогли ему выбраться. Валерий Иванович выполз из люка на четвереньках, с трудом встал и посмотрел в сторону завода.

- Приличное расстояние. Около километра будет, - сказал он отряхиваясь.

Следом начали вылезать другие.

- Нас скоро заберут? - поинтересовался один из хирургов. - Холодно однако.

Действительно все были одеты только в костюмы и белые халаты.

- Уже едут, - ответил отдышавшийся Валерий Иванович. - После срабатывания сигнализации, сразу же должны были выслать автобус. А вон наверное наш едет. - показал он в сторону города.

Действительно, по грунтовке мчался ПАЗик, подскакивая на ухабах. Ассистенты закрыли люк. Через несколько минут подъехал автобус, закрутил вираж обдав всех мокрой землёй и остановился. Открылась дверь.

- Из лаборатории? - спросил суровый шофёр со шрамом через всё лицо. По виду он был больше похож на вояку прошедшего горячую точку, чем на гражданского водилу.

- Да. Оттуда. - ответил гэбэшник подошедший к двери.

- Залезайте, - сказал шофёр.

Грязные, измученные экспериментаторы забрались в салон и попадали на сидения. Дверь закрылась. ПАЗик лихо развернулся и помчался обратно в город.

В это же время в лаборатории, других помещениях и на агрополигоне, из-за задержки срабатывания люка не включилась обеззараживающая установка. Смесь так и не поступила в трубопровод. Компрессор благополучно загерметизировал проход, прижав крышку к металлическому ободу на полу. Через несколько минут везде погас свет. Только на шлюзовой двери капсулы оперблока светились контрольные лампы, да с полигона слышались возня, сопение и натужные стоны. Всё погрузилось во тьму на долгие годы.

http://deadland.ru/node/14854 <предыдущая часть следующая> http://deadland.ru/node/14857

Блог-сайты "Химеры. Проекта 15.": https://yangpavel.wixsite.com/chimeraproject15

https://chimeraproject15.wordpress.com

Ваша оценка: None Средний балл: 9.7 / голосов: 81
Комментарии

А вот тут не порадовал сюжет - ну не могли в такой лаборатории допустить подобную... халатность. Выглядит слишком наивно. Но если рассматривать это как предисловие к последующим главам, может и простительно:) Дальше ещё не прочёл, сейчас этим займусь

Да не могли. Надо отметить что была нарушена инструкция. Спасибо за замечание. Побольше бы таких замечаний по делу:)

Да в смысле инструкция нарушена? Типа никто не заметил, что хим.завод не превратился в пепелище? И никто даже не вернулся проконтролировать, не осталось ли чего? Такое могло произойти исключительно, если бы автобус со всеми участниками эвакуации навернулся в пропасть и сгорел со всеми доками и плёнками, а кураторы и все, кто был в курсе дела, либо застрелились, либо ещё как-то самовыпилились... Ну, типа у того, кто был в курсе абсолютно всего, случился сердечный приступ, вот и концы в воду, а сейф со всеми доками, в случае взлома, всё в себе уничтожал термитной смесью...

А так как-то реально наивно: самоуничтожение не сработало и за 30 лет никто не поинтересовался покинутой лабораторией, результатами эксперимента... Ну, в общем эту ситуацию надо было допилить.

Допиливаю с первой главы. Нет там секретной лаборатории. Полигон Агропрома для растений. Горбачёвская конверсия разваливает ВПК. Всё что можно спасти переносят в предоставленные строения. Всё полуподпольно. Система дезинфекции не сработает, но нужные люди помогут её запустить вручную выпилив всех, случайно) Они же не знали. Все причастные замолчат боясь последствий. Цех спешно приватизирует директор, пытаясь скрыть правду он консервирует его. В цех ни кто из посторонних не лезет. Что там делать?

Профессор и Дмитрий выживают. Они успеют свалить до эксперимента. Документы найдут в другом месте. Пока как-то так.

Да в смысле инструкция нарушена? Типа никто не заметил, что хим.завод не превратился в пепелище? И никто даже не вернулся проконтролировать, не осталось ли чего? Такое могло произойти исключительно, если бы автобус со всеми участниками эвакуации навернулся в пропасть и сгорел со всеми доками и плёнками, а кураторы и все, кто был в курсе дела, либо застрелились, либо ещё как-то самовыпилились... Ну, типа у того, кто был в курсе абсолютно всего, случился сердечный приступ, вот и концы в воду, а сейф со всеми доками, в случае взлома, всё в себе уничтожал термитной смесью...

А так как-то реально наивно: самоуничтожение не сработало и за 30 лет никто не поинтересовался покинутой лабораторией, результатами эксперимента... Ну, в общем эту ситуацию надо было допилить.

Быстрый вход