Проводник Ада. Продолжение.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

Савелий открыл глаза. Он лежал в полумраке на правом боку с неестественно подвёрнутой под себя рукой. Она сильно затекла и онемела. К тому же ещё и голова раскалывалась на части. Студент с трудом высвободил конечность из под себя и вытянул её за спиной. Пальцы начало противно покалывать. Он пошевелил ими, кровь стала приливать вызывая неприятные ощущения. Глаза немного привыкли к темноте и студент увидел перед собой лежащий на боку стул, одна ножка у него была сломана. Страшно хотелось пить. Савелий попытался облизать пересохшие губы. Он открыл рот, но тут же почувствовал резкую боль. Он языком дотронулся до них. Они были все в запёкшейся крови, ко всему опухли и покрылись маленькими язвочками на повреждённых местах. В воздухе стоял запах сырости и гнили. По комнате гулял холодный ветер, врывающийся через разбитые окна, производя неясный, гудящий шум. При каждом новом порыве одна из фрамуг скрипела и стукалась о раму, создавая хлопающий звук, отдающийся в больной голове. С улицы доносились шелест листвы с мерным стуком дождя.

Студент попытался оглядеться. Он поводил глазами из стороны в сторону, но ничего не увидел. Савелий протянул руку к стулу и взявшись за ножку пододвинул его поближе. С помощью стула он поднялся на ноги. Теперь можно было осмотреться. Судя по всему он находился на первом этаже заброшенного дома в большом зале. По свету, проникающему через окна он догадался что было уже раннее утро. Кругом царил невообразимый хаос. Всё что могло быть опрокинуто, валялось на полу. К тому же вся мебель была переломана и перебита. Даже картины, висящие на стенах были разодраны и свисали клочьями из рам. Гипсовая отделка с прекрасными позолоченными фресками и лепниной кое-где была отбита от стен. Кругом валялись какие-то тряпки всевозможных расцветок. Ветер гулял по комнате шевеля лоскуты картин и тяжёлые, разодранные шторы тёмно-коричневого цвета. Савелий вспомнил разговор произошедший накануне с диаконом.

- Ничего себе - подумал вслух студент - не тронули усадьбу. Но что же здесь со мной произошло?

Савелий попытался вспомнить как он оказался здесь, на полу с разбитым лицом, но не смог, только голова разболелась сильнее, да и пить хотелось. Может, когда он вошёл, его кто-то ударил? Но кто? Может ночевал какой-нибудь беглый? Если это так, то его, Савелия, должны были ограбить. Он полез в карман, в другой, нет всё на месте. Даже зажигалка, уж её бы точно украли, как ни как позолота с серебром. Что же всё-таки произошло? В тяжких раздумьях студент шатаясь поплёлся к дверям. Подойдя к ним он огляделся, но ничего не увидел что могло прояснить его мысли. Савелий толкнул дверь рукою, но она не поддалась. Он толкнул её сильнее. Тот же результат. Сразу вспомнились вчерашние разговоры об этом месте. Страх стал заползать в душу. Ему показалось что кто-то крадётся к нему за спиной. Он ухватился за ручку и дёрнул дверь на себя. Она к его удивлению легко открылась. Сзади ветер стукнул пустой фрамугой о раму. Сава в страхе пулей кинулся вперёд, пробежав пару десятков метров он остановился и обернулся. В тёмном проёме дверей студент ничего не увидел.

- Вот дурак! - сказал вслух Савелий - Дверь сразу на себя надо было открывать, а то испугался сам не знаю чего.

На улице моросил мелкий дождь, ветер раскачивал тяжёлые от влаги ветви деревьев. Он снял фуражку, поднял лицо к небу и открыл рот. Мелкие капли оросили его кожу и язык. Боль немного стихла. Прохладный ветер приятно обдувал больную голову. Так он постоял немного, затем надев головной убор и подняв воротник кителя пошёл в сторону села через луг увязая в глинистой почве. Вот вошёл в рощу. Дождь барабанил по листьям деревьев, стекая по ним тонкими струйками. Всё вокруг выглядело серым и унылым. Кроме шума дождя и ветра не было слышно ни каких других звуков. Казалось что эта дорога ни кончится ни когда. Саву начало знобить. Он натянул фуражку до самых ушей, застегнулся на самую верхнюю пуговицу, засунул руки в карманы брюк и прибавил шагу.

Вот закончился лес. Студент вышел на заросшую тропинку, которая вилась через поле. Перед ним в утреннем тумане терялось село. Капли сильнее начали барабанить по фуражке стекая на козырёк и капая с него на замёрзший нос. Савелия начала бить крупная дрожь. Он пошёл быстрее. Впереди замаячила луковка церкви. Справа от неё начали проглядывать презиместые домики крестьян. Ветер донёс до него звуки просыпающейся деревни и запах человеческого жилья. Несмотря на унылую погоду и такое же состояние настроение у него начало подниматься. Спор Савелий выиграл, и теперь шёл бодрой походкой в предвкушении того какой он произведёт эффект своим появлением. Вот кончилось и поле. Он прошёл околицу, свернул в сторону церкви и вошёл в церковный двор. Студент бодро, как только мог, подошёл к хибарке и толкнул ногою дверь.

- Ну что, не ждали?!

Но в ней ни кого не оказалось.

- Странно - подумал вслух Савелий - ведь договаривались.

Студент прошёл внутрь помещения, заглянул под топчан. Там он нашёл бутыль с недопитым самогоном. Заглянул под стол. Ага, вот и корзина с едой. Всё это поставил на стол. Взял глиняную кружку с полки, открыл зубами бутылку, налил почти полную кружку и залпом выпил. Боль обожгла израненные губы. Морщась и передёргиваясь студент откусил огурец, жуя присел на топчан. В голове начало всё упорядочиваться. Он доел огурец, закинул ещё пару слоёных кусочков сала в рот закусив куском ржаного хлеба и убрал всё обратно на свои места. Решил сходить во флигель полагая что все они там. Так и оказалось.

- А вот и я! Ну что, не ждали?! - заорал он вваливаясь в хату.

- Чего надо добрый человек? - приподнявшись спросил диакон.

- Это же я! - оторопел Сава.

Гавриил сел, протёр глаза.

- Ступай мил человек, обознался.

- Как обознался? Это же я, Савелий!

- Какой ещё Савелий?

Начали шевелиться валявшиеся на полу его провожатые.

- Кто это? - сипло спросил Иван.

- Да это я, Савелий. Мы ещё спорили что я в усадьбе графа Полецкого переночую.

- Ты мил человек наверное рехнулся ночевать в усадьбе. Да и рожа вон вся побитая. Никак напился с кем-то, так они тебя и разукрасили. Постой, так ты городской? Вон и форма на тебе учебная. - продолжал Иван.

- Да вы что братцы? Это же я, Савелий.

- Слышали уже. Васька, покажи где умыться-то можно. Негоже ему с такой харей здесь рисоваться. - распорядился диакон.

Василий увёл возмущавшегося студента к колодцу, а Иван с Гавриилом пошли в хибарку. Через некоторое время пришли Васька со студентом.

- Проходи мил человек. Как тебя звать? - спросил диакон - Ах да, Савелий. Что-то имя знакомое очень. Не припомню кого так звали. Ну да ладно, садись.

- Да я вас всех знаю. Вы что, до того напились, что ничего не помните?

- О чём это ты? - удивился диакон.

- Ну мы с вами вчера тут сидели за этим вот столом. Ещё потом договорились встретиться здесь же.

- Э, крепко тебя видать по голове хватили. - сделал заключение Иван.

Савелий махнул рукой, спорить было бесполезно. Прикидываются теперь чтобы его в заблуждение ввести. "Сейчас выпьем, а там они сами скажут что так мол и так, мы над тобой пошутили чтобы ты с ходу на нас не стал нападать." - думал Савелий садясь за стол. Они выпили по первой, молча закусили.

- Савелий - обратился к нему диакон - расскажи-ка нам откуда ты, куда путь держишь?

- Да вы что?! Я же вам говорю...

- Слышали уже. - перебил Иван.

- Ладно, пусть расскажет. - махнул рукой Василий.

Студент изложил всё что произошло с ним за эти дни.

- Да. Занятную ты историю рассказал. - подвёл итог Иван - Что в усадьбе-то было помнишь?

- Нет, не помню. Только я утром в ней очнулся.

- А мы со вчерашнего дня тут сидим, ни кого не ждём. Да ты не серчай. Такое уже бывало у наших мужиков. Одного у чужой бабы утром жена нашла, так он её сначала не узнавал, а когда она его ухватом вдоль спины оттянула, тут память к нему и вернулась.

- Но это же другое. - возмутился Савелий.

- Может и другое. Говорят есть болезнь такая. Как же она называется? Скелет, склемент...

- Склероз. - поправил студент.

- Да. Так человек ничего не помнит, даже себя.

- Как ты сказал? Даже себя?

- Да. - кивнул Иван - А что?

- Так, ничего.

- Вот скажи нам, если ты нас всех заешь как нас зовут? - спросил Савелия диакон.

Сава удивлённо осмотрел присутствовавших. А ведь точно он не знал как их зовут. - Можно я тут у вас немного побуду, а потом уйду.

Савелий и в самом деле стал сомневаться не болен ли он. Про склероз ему было известно, но возможно у него дежавю, психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в подобной ситуации, однако это чувство не связывается с конкретным моментом прошлого, а относится к прошлому в общем. Выяснять был ли студент здесь вчера или нет бесполезно. Толку будет ноль. Вот уже выпито почти всё. Сава почувствовал сильную сонливость, голова его качнулась, он завалился на бок прямо на диакона и тут же заснул.

- Совсем замаялся. Давай его Василий переложим на топчан. Бери его за ноги, а я за руки. - Гавриил взял Савелия за руки, но тут же отдёрнул.

- Ты что? - испугался Василий.

- Холодный как лёд.

- Берись. Небось он всю ночь на болоте пролежал. Перекладываем.

Они положили его на топчан, накрыли рогожей. Посидели ещё немного обсуждая случившееся. Перед тем как расходиться договорились собраться здесь же вечером.

Уже смеркалось. Холодный северный ветер гнал по небу тяжёлые низкие тучи. Завывал между домами гоняя клочки сена по воздуху. Столбы пыли гуляли по улицам деревни распадаясь на небольшие облачка, чтобы потом снова, захватив с собой всевозможный уличный мусор закрутиться где-нибудь в переулке, поднимая всё это вверх и бросая на редких прохожих.

Диакон Гавриил, кузнец Иван и его подручный Васька сидели в хибарке в ожидании плотника Игнатия. Тот обещал зайти под вечер и принести на пробу своей настойки, но что-то задерживался. В тесной каморке царил полумрак, но света не зажигали ввиду экономии керосина, который надо сказать, был дорог, а свечи перед каждым уходом считал поп. На топчане из-под рогожи мирно похрапывал Савелий. Все молча сидели вокруг небольшого стола поглядывая на дверь.

- Что-то Игнат не идёт. Уж пора бы. Да и погода, смотри как испортилась. - ни к кому не обращаясь сказал Иван.

- Да, погода нынче не очень. В этом году совсем не то что в прошлом. Осень наверное рано наступит. - ответил диакон.

- В позапрошлом вроде бы как осень тоже рано наступила. Но в этом... Ну где же его черти, прости Господи, носят. - сказал Иван.

- Не богохульствуй. - буркнул диакон зыркнув из подлобья на кузнеца.

Дверь скрипнула. Все разом напряглись и устремили свои взоры на неё. Она немного приоткрылась, но сразу же захлопнулась.

- Ветер шалит. Ну и погодка. В такую хороший хозяин из дома собаку не выгонит. - констатировал кузнец.

Вдруг с болота раздался многоголосый, жуткий протяжный вой.

- Никак волки воют? - спросил испуганным голосом крестящийся Васька.

- Что-то не похоже. - ответил Иван - Я волка знаю.

- А кто ж тогда?

- Ведьмы! - гаркнул диакон. Василий испуганно стал креститься в два раза быстрее. Все захохотали над его робостью.

- Не бойся! - Гаврила хлопнул его по плечу. - Это я пошутил. Волки это, кто же ещё.

- Смотрите, наш гость зашевелился. - заметил кузнец.

- Точно. Вставай, садись с нами. - позвал его диакон.

Савелий сел за стол на предложенное ему место.

- Ну как голова? Не болит? - поинтересовался диакон.

- Болит. - ответил Сава.

- Сейчас подлечишься. Прийти товарищ должен, кое-что принести.

Тут дверь опять скрипнула, приоткрывшись сильнее, заставив всех повернуть головы в её сторону, резко распахнулась. Вошёл Игнат со словами: "Ну и погодка. Ветер холодный, аж до костей пробирает." Все, кроме студента, оживлённо приветствовали плотника. Тот прошёл к столу, держа перед собой котомку, сел рядом с Савелием, положив суму себе на колени. Оттуда он извлёк четвертину с тёмной жидкостью, поставил на стол. Следом поставил вторую с рубинового цвета напитком.Иван взял ёмкость с тёмной настойкой, открыл, понюхал.

- Рябиновая. А другая какая?

- Вишнёвая.

Плотник бросил котомку на пол рядом со столом и повернувшись к студенту спросил.

- Что-то я тебя раньше не видел. Как зовут?

- Савелий.

- Игнатий, будем знакомы. - он протянул ему руку - Да ты никак барин?

- Наверное. Вообще-то я сам не знаю кто я.

- Как так?

- Помяли его лихие. Видать в голове что-то повредили. Пускай ночует. Утром в город его отвезу, может в полиции помогут. Поедешь? - спросил Гавриил.

- Поеду.

- Снова воют. Аж мурашки по коже. Это точно волки? - подал голос Вася.

- Наверное. Хотя может и не они. - ответил Игнат - Савелий, может ты знаешь кто... Что с тобой?

Все посмотрели на студента. Вроде как он, но что-то изменилось в лице. Диакон зажёг керосинку, подкрутил фитилёк. Савелий повернулся к свету и улыбнулся. Но улыбка была похожа больше на оскал, злая, кривая. Гаврила присмотрелся получше и прошептал.

- Мужики, у него глаза волчьи.

Студент оглядел всех страшным взглядом, затем утробным голосом сказал. - Мне нужно идти.

- Иди мил че-человек. - заикаясь промолвил Гавриил.

Сава встал, прошагал к двери, открыв её потянул носом воздух. Постоял немного и двинулся на вой в сторону болота.

Пройдя через поле Савелий очутился в роще на поляне. К нему выбежала маленькая, скрюченная собачка, подняв кверху свою уродливую морду она издала мощный, как пароходный гудок, вой. Из за деревьев появилось десятка два неестественно перекошенных, непропорциональных человеческих фигур. К студенту вышел граф Полецкий. Он приблизился к нему и бросил в лицо горсть светящейся серебряной пыли. Студент зажмурился, но глаза сами открылись, как будто кто-то раздвинул веки.

- Веди нас в деревню! - приказал старик.

Студент, повинуясь приказу, повёл всех в село. Граф пристроился рядом с ним. Следом двинулись остальные. Ветер стих, только верхушки деревьев качались на фоне ночного неба, затянутого тучами. Рядом с графом бежала собака.

- Почему вы не можете идти без меня? - спросил Полецкого Савелий.

- Мы не видим вас, так же как и вы нас. Ты наш проводник, наши глаза. Если они у тебя закроются, то мы ослепнем. Пыль не даст тебе закрыть их. У нас есть посредники в ваш мир. Их называют по-разному медиумы, спириты, шаманы. Некоторых мы подчиняем себе, но с них для нас пользы мало. Они слишком верят в то, что они избранники в итоге сходят с ума и погибают.

- Но они по преданиям могут предсказывать будущее.

- Да, мы даём некоторым такие знания.

- Значит всё, что произойдёт дальше, тоже известно?

- Нет. Мы пытались несколько раз захватить ваш мир, но вы люди, слишком непредсказуемы. Многое мы можем предугадать, но до определённого момента.

- До какого?

- Когда наступит битва.

- Если есть я, значит есть другой с той стороны.

- Есть.

- Кто это.

- Ты. Мы приложили немало усилий, чтобы ты, когда мы теряем власть над тобой, не мог ничего вспомнить. Помнишь что было с тобой днём?

- Нет. Кто вы?

- Навь, нежить, демоны, падшие ангелы. Наш создатель, по вашему древнему поверью вы его зовёте Род, обрёк нас на вечную тьму. Но мы хотим света. Наш хозяин, Чернобог должен прийти на землю чтобы стать духовным пастырем всего живого, как это было с начала Времён. Самый древний знак через который люди поклонялись богам, была Сварга. Через неё они общались с нашим повелителем Чернобогом и творцом всего светлого Белобогом. Чернобога люди задабривали, чтобы получить от него покровительство перед важными делами связанными с разрушением, например с войной, считая что таким образом он будет помогать людям. Так же через Сваргу люди поклонялись и Белобогу, чтобы он тоже их поддерживал, но уже в созидательных начинаниях.

- Значит первые люди поклонялись двум противоположностям через один знак?

- Да, и ничего удивительного в этом нет. Но однажды Чернобог решил переманить к себе людей, дав им некий артефакт, несущий знания. Люди получили артефакт и применили его, но познание от артефакта дало людям только смерть и зло.

- Смерть и зло?

- Да. Ведь первые люди были бессмертны и не ведали зла. После этого произошла битва между Белобогом и Чернобогом. Наш хозяин проиграл, после чего отступил во тьму. Но он ушёл не один. За ним последовали его сторонники из пантеона богов. С тех пор нас называют навью, нежитью, бесами. Теперь, на протяжении веков, мы боремся за право управлять этим светом.

- То есть, вы выходцы с того света?

- Совершенно верно.

- Но с вами связывают все пороки?

- Это заблуждение. Артефакт знаний достался вам слишком рано. Первые люди не были готовы к принятию такого дара и пороки в вас самих развились до ужасных размеров. Подумай сам, зачем нам порочное общество, которое через определённое время погибнет. Вы физическая сила, созданная Родом для управления физической вселенной и наделённая духовной связью с нашим, потусторонним миром. Никакое живое существо на земле не связано с богами и нами, легионами тьмы, только люди.

- Легионами?

- Да. Потому что нас много.

Они вышли из рощи. Вдалеке, блестя тусклыми огнями, виднелась деревня. Савелия подвели к дереву, направили его голову в сторону села и верёвкой привязали к стволу. Искорёженные тела двинулись через поле. Из леса, следом за ними стали выплывать клубы белой дымки. Через некоторое время деревня исчезла в тумане. Всё вокруг стихло, ни ветра, ни шороха. Казалось что даже время остановилось, да и со стороны села не доносилось никаких звуков. Даже деревенские собаки почему-то молчали.

Скоро они вернулись. Отвязали студента и повели с собой. Они пришли на то место с которого начали свой путь. Старик подошёл к Савелию.

- Нам пора. Пока мы боимся света и ещё не можем действовать самостоятельно, но скоро окрепнем и проявимся как физическая сущность в вашем мире. До того момента ты будешь наш проводник. Потом ты займёшь достойное место в нашей системе вещей. - С этими словами граф дотронулся до лба студента. Глаза Савелия закрылись и он провалился в беспамятство.

Сава открыл глаза. Он лежал на полу в прихожей заброшенной усадьбы. В приоткрытую входную дверь врывался ледяной ветер шевеля на разбросанный на полу всевозможный мусор. Студент поднялся опираясь о стену. В голову ударила ужасная боль. Он приложил руку ко лбу. " Где я? Ах, да. Я же здесь на спор ночевал. Как голова болит." - подумал студент. Он постоял немного опершись о стену. Огляделся. В прихожей, корме мусора и пары сломанных стульев больше ничего не было. Недалеко, в куче тряпья, он увидел свою фуражку. Он поднял её, потряс и сбив по колышку ребром ладони, надел на голову.

Савелий пошатываясь вышел из дома и поплёлся в сторону деревни. Холодный ветер с мелким дождём заставили его поднять воротник кителя. Студент достал папиросу, пошарил по карманам, но не нашёл зажигалки. Он повернул обратно к усадьбе. Пройдя несколько метров студент остановился, покрутил папиросу в руке. Назад возвращаться совсем не хотелось. Сава с досадой выкинул папиросу и развернувшись пошёл в село. Скоро кончился луг, начался подлесок. Дождь к этому времени прекратился. Только с деревьев, стекая по листьям, продолжали падать на землю крупные капли воды. Погода была унылая, состояние ещё хуже. Голова не работала и отказывалась вспоминать что же было ночью.

- Думай, думай.

Сказал вслух Савелий и стукнул себя ладонью по лбу, но тут же почувствовал такую боль, что начисто забыл о чём вспоминал. Он остановился посреди леска, потому что не знал куда идти. Как вышел из-за брошенного дома Сава помнил, а вот куда направлялся никак не мог сообразить, потому что не знал куда идти. Как он не пытался напрячь мозги, ничего не получалось. Голова разболелась ещё больше. Он закрыл глаза, постоял так немного, а когда открыл их, то увидел перед собой старца. Дед был с длинной седой бородой и с длинными волосами. На нём был надет серый хитон с широкими рукавами, поверх его овчинная прямая накидка шерстью наружу. Всё это на поясе перетягивала верёвка. На ногах закрытые сандалии застёгнутые кожаными ремешками. В руке старик держал посох странной формы, в виде длинного цилиндрического стержня, метра два длины, с шарообразным набалдашником. Посох выглядел как стальной, но внутри его пульсировал холодный, голубой свет. От неожиданности студент чуть не сел на мокрую тропу.

- Кто вы?!

- Здравствуй Савелий. - старик слегка поклонился.

- Здравствуйте. Откуда вы меня знаете?

- Я знаю о тебе всё. Ты многое уже не помнишь. Скоро вообще всё забудешь.

" Странный дед." - подумал студент - "Одет как древний человек, знает как меня звать. Так как же меня зовут?" - он попытался напрячь свою память, но вдруг с ужасом осознал, что все события исчезают из его головы. Он хотел удержать хоть что-то, но не смог. Последние обрывки памяти поглотила пустота. Сава беспомощно посмотрел на старика.

- Кто вы?

Старец приподнял жезл и крикнул - "Изыди нечисть!" - Посох начал ярче светиться, поменял цвет на зелёный, по шарообразному образованию стали бегать маленькие фиолетовые молнии. Дед дотронулся до темени студента. И вдруг Савелий вспомнил всё, абсолютно всё, до мельчайших подробностей. Он схватился за голову и закрыл глаза.

- Кто вы? - в третий раз спросил он у старца.

- Я посланник Рода Белобог. Род определил меня на эту миссию. Я должен рассказать тебе что нужно делать и как поступать. Ты единственный, кто меня сейчас может видеть и ты единственный, кто будет знать что делать. Всё, что я тебе скажу, ты передашь людям в деревне. А теперь пошли, времени остаётся мало.

Они двинулись в сторону села. Мысли пытались выстроиться в логические цепочки, но тут же рассыпались столкнувшись с реальностью, которая меньше всего на неё походила. С неба начал падать крупный снег.

- Снег пошёл. - студент подставил ладонь под белую крупу, сыплющую с неба.

- Это знак того, что они уже близко.

- Кто они?

- Легионы Тьмы.

- Поясните. То что мне рассказывал с заброшенной усадьбы страшный мертвец, про первых людей и про всё остальное, это правда?

- Правда. Первые люди действительно общались напрямую с богами. Сварга действительно предназначалась для связи с высшими силами. Она и сейчас работает, только люди её практически не используют, потому что не знают как это делать. За Чернобогом действительно ушли тысячи жителей пантеона, которые потом стали навью, демонами. Артефакт знаний нёс в себе мудрость, которую ещё рано было давать людям. Они были слабы и смогли познать только физическую смерть и такую вещь как зло. Ведь зла в дикой природе не существует. Зло само по себе относительно. Делая его другим, вы как бы делаете добро себе, но это всё оборачивается новым злом против вас же. И так до скончания веков. Вы скоро всё поймёте сами, но если к власти придёт Чернобог, то вы погибнете, уничтожив самих себя. Он даст вам знания, которые вам пока не нужны, даст вам ключ к открытию новых энергий, но как ими пользоваться ни он ни его сонмище сами не знают. Вы будете жить по триста, пятьсот лет, узнав некоторые эликсиры жизни, а стареть будете так же, как сейчас, и станете дряхлеть не двадцать лет, а гораздо дольше и это будет невыносимо. Они сами не всё знают. Вы можете погибнуть как физическая сила, вас поглотит тьма. Но свет победит. Ведь тьма порождение света, тени без света не существует. Надо сделать всё, что бы этого не произошло. Тебе нужно рассказать диакону Гавриилу что делать. Возьмите двенадцать девушек, оденьте их в белые одежды и пусть они вспашут вокруг села землю. Вдоль вспашки со стороны деревни разложите кострища и приготовьте факела, только не поджигайте. Когда навь прорвётся, разводите костры, это их немного сдержит до нашего прихода.

Они подошли к краю поля. Всё кругом покрылось снежным покрывалом. Старик знаком остановил Савелия и повернувшись к нему, снял со своей шеи тоненькую чёрную цепочку с кулоном тёмно-синего цвета. Надел ему на шею. Студент взял в руку кулон. На поверхности ромбика белыми точками был начертан знак с двумя противоположными спиралями входящими одна в другую. Ему показалось что они медленно вращаются вокруг центра.

- Бросишь это в Сваргу. - отвлёк его старец. - Тогда мы сможем прийти к вам с помощью их силы. Они этот предмет не увидят. Когда почувствуешь что он вибрирует, посмотри на знак. Он должен быстро вращаться. Значит настало время, мы уже близко. Бросай это в знак и мы сможем вступить в битву.

- Но почему я?

- Ты сам к ним пришёл, по своей воле. Ну а теперь в путь. Дальше пойдёшь один. Иди и ничего не бойся. Свет победит.

Савелий пошёл через поле. Дойдя до середины он оглянулся. За падающем снегом ничего не было видно. Он потрогал цепочку на шее, посмотрел на пасмурное небо, вздохнул и двинулся дальше. Мысли роились в голове превратившись в клубок шипящих змей. Ни одна из них не хотела жить самостоятельно. Стоило только подумать о чём-нибудь, как тут же всё смешивалось в невообразимый хаос. Он уже подходил к селу, как услышал людской гомон. Студент пошёл на этот шум. На площади собрался народ. Все что-то возбуждённо обсуждали и показывали на землю. Он подошёл поближе. В центре толпы стоял поп, рядом с ним диакон и успокаивали людей.

- Тише, тише! - гремел Гаврила - Успокойтесь! Сегодня съездим в город, привезём кого-нибудь из господ, пусть разбираются! А сейчас пока расходитесь!

Студент из-за спин попытался разглядеть что там на земле, но ничего не увидел.

- Савелий! - крикнул диакон - Иди сюда. Смотри что наделали!

Сава протиснулся через гудящую толпу к другу. То что он увидел, повергло его в шок. На земле, покрытой снегом, широкими бороздами была распахана большой знак Сварги. В её центре треугольником, одной вершиной на запад, лежали все деревенские собаки с перерезанными глотками. Кровь с их тел наполнила борозды до самых краёв, она стала почти чёрной. Снежная кромка вокруг них пропиталась и превратилась в корку розово алого цвета. Тошнотворный запах псины и начавшей разлагаться крови ударил в нос. Снежные хлопья сыпали с неба падая на чёрную поверхность знака и на мгновение, превратившись в красные точки, тут же растаяв пропадали. Люди толпились вокруг, говоря что-то друг другу и показывали на Сваргу.

- Ты куда пропал? У своих был что ли? - спросил диакон пожимая руку. - Хоть бы предупредил.

"Неужели они потеряли власть надо мной? Прав старик." - подумал Савелий ошарашенно глядя на знак.

- Надо ехать в город. Поедешь со мной?

- Поехали. - студент вышел из оцепенения - Только перекусить бы чего. Не ел вторые сутки.

- Сейчас подкрепимся и поедем.

- Отец Агафон. - обратился к попу диакон - Я поехал с Савелием в город.

- Езжайте сыны мои. - ответил священник и крестя обоих.

Они пробрались сквозь толпу и пошли в хибарку. Через час лёгкая церковная бричка катила по дороге в сторону города оставляя за собой тёмное месиво из грязи и снега. Студент сидел на заднем сидении завернувшись в тулуп, выданный ему служкой и молчал. Слишком всё для него было нелогично. Он пытался что-то объяснить себе, но все его рассуждения заходили в тупик.

- Чего молчишь Савелий? - спросил диакон - Или из-за этого безобразия? Да, такого раньше не было и в помине. Что скажешь?

Вот уже небольшой подлесок, далее за ним поворот, а за ним железнодорожный разъезд. Бричка въехала в лесок. Упряжка проехала через него, стали поворачивать. Но студент продолжал сохранять отрешённый вид, потом сказал: - У меня к тебе серьёзный разговор, только как его начать я не знаю.

- Ну так начинай.

- В то что я тебе сейчас расскажу ты должен поверить и сделать всё что я посоветую.

Из-за деревьев уже должен показаться дом станционного смотрителя, но перед ними вдруг появилась деревенская околица.

- Что такое? - удивился диакон натягивая поводья и разворачивая лошадь.

- Сашка, они нас не выпустят.

- Кто они?

- Нави. По твоему разумению демоны. Я ночевал в графской усадьбе.

- Да ты Савка когда успел в ней очутиться.

- Поехали в село, всё по пути расскажу.

По дороге Савелий рассказал об усадьбе, о старце, которого встретил. Наступила пауза.

- Не может быть. - прошептал пораженный диакон.

- Может. Лучше заняться обороной. Сегодня ночью они придут и всё решится.

Гавриил стеганул лошадь, и они въехали в деревню. Ветер стих. Перестал идти снег. Заметно потеплело, с крыш потекли струйки талой воды. Воздух стал наполняться птичьим гомоном. В разрывы облаков выглянуло солнце. Бричка подкатила к церкви. Диакон со студентом забрались на колокольню. Гавлиил стал бить в набат. Первыми подошли поп и несколько служителей культа. Савелий рассказал всё священнику. Скоро на звон собралась вся округа.

- Братья и сестры! - обратился к народу диакон. - То что я вам сейчас расскажу, намедни случилось с моим другом Савелием! - он указал на студента. - Вот он, перед вами! Нам предстоит трудная ночь! Мы должны противостоять силам ада! Сегодня может решиться судьба мира!

Диакон рассказал о встрече Савелия со старцем. Студент объяснил что нужно делать. Распределили работу. За околицу вышли двенадцать девушек в белоснежных одеждах с лошадями запряжёнными в плуги. Старики грузили на подводы убитых собак. Женщины и дети раскладывали кострища. Поп со служками с молитвами засыпали Сваргу. Груженная собачьими телами колымага, скрепя колёсами подъехала к вспаханной полосе.

- Может собак закопать? - спросил кто-то из крестьян.

- Нет. Надо их сжечь. Я видел графа Полецкого, но это был не он. В его тело кто-то вселился. Если мы оставим собак, то возможно нежить войдёт в них. - пояснил студент.

Псов вывезли за пределы вспаханного рубежа и свалили в кучу. Обложили соломой, сверху накидали веток, поленья и всё это подожгли. Костёр начал разгораться. Языки пламени с треском стали вырываться наружу, белые струйки дыма крутясь поднимались к пасмурному небу. Уже занялись крупные ветки, через которые проглядывали горящие трупы собак. Запах горящей шерсти и мяса вызывал тошноту в горле. Вдруг над костром повис небольшой клочок тумана прилетевшего со стороны болота. Маленькое облачко превратилось в диск. Он выпустил тонкие длинные шевелящиеся щупальца и стал похож на медузу. Люди со страхом взирали на неё. Медуза медленно стала опускаться в пламя пока не исчезла в нём. Куча стала шевелиться. Вдруг из под горящих поленьев со страшным воем и рыканием стали выпрыгивать объятые пламенем собаки и бросаться на людей.

Диакон крикнул - "Отходи за пахоту!". Все кинулись за распаханную полосу. Псы злобно рыча крутились около вспашки, но переступить её боялись. Лапы и спины у них стали кривыми и скрученными. Сизый дым валил с их боков через которые проглядывали рёбра. Но тут из леса донёсся протяжный вой. Все собаки разом повернули туда морды и завыли в ответ. Потом развернулись бросившись в сторону болота.

- Смотрите! Барин с ними убегает! - крикнул кто-то.

За собаками сломя голову мчался Савелий.

- Всем приготовиться! - скомандовал Гавриил.

Крестьяне расположились вдоль всего протяжения новой границы. Кто с чем. У кого вилы, у кого топор, у кого сабля, у некоторых даже ружья. Детей с женщинами закрыли в хатах. Небо, затянутое тяжёлыми тучами, начало темнеть с востока. Из леса вышли переломанные люди, с ними были лесные животные такие же страшные и перекрученные, а так же только что убежавшие деревенские собаки. Двое уродов вывели к дереву человека и привязали его к нему лицом к деревне.

- Это же барин! - крикнул кто-то.

- Точно, Савелий. Ну нечисть поганая держись. - диакон сжал в руке топор.

Тьма быстро накрывала землю. Из чащи в их сторону полетели клочья тумана. Облачка приблизились к вспашке и остановились выстроившись вдоль границы, окружив таким образом село. Они стали соединяться между собой образовывая непроницаемую стену, на которой начали вырисовываться страшные рожи.

- Бей их! - закричал Гаврила нанеся удар топором по проявившемуся лику. Люди с яростью стали рубить и колоть эти жуткие морды. Там, где оружие поражало туман, он заворачивался мелкими барашками и опять сливался в образ. У рож начали открываться рты. Из них стали высовываться головы мертвяков, но тут же полетели отрубленными на землю. Люди ногами пинали головы обратно. Туман начал вытягиваться вверх накрывая деревню куполом. Лики растянулись и растаяли на этой непроницаемой, серой оболочке. Образовавшийся купол закрылся.

- Зажечь костры! - крикнул диакон.

Люди развели огонь и взяв в руки факела стали ждать. Вдруг над головами начали образовываться дыры из которых на людей посыпалась нежить. Монстры сыпались сверху и приземлившись тут же нападали. Крестьяне поджигали демонов используя пламя факелов как оружие. Чудища загоревшись падали на землю, из них тут же вылетал клочок тумана и сливался с куполом. От костров начали загораться постройки. Скоро вся деревня была объята пламенем. Живые сдавали под натиском нежити. От топоров и ружей не было никакого толка. Мертвецы убивали людей вонзая руки как мечи в их тела. Мёртвые животные нападали на домашнюю скотину. Уже нежить начала врываться в хаты. В тех живых, кто погибал, тут же входили лоскуты дымки оторвавшейся от купола. От этого их тела начинали с хрустом костей менять свою форму превращаясь в очередного мертвяка-урода, который сразу начинал нападать на людей. Детский плач, крики женщин, брань мужчин и вой монстров, страшные гортанные вопли нежити, всё смешалось в жуткую какофонию.

Савелий стоял привязанный к дереву и видел как деревню окружил туман, как к ней двинулись чудовища. Рядом с ним остался граф с ещё несколькими уродливыми мертвяками. Все стояли молча. Когда купол накрыл село и на него полезли чудища граф сказал.

- Пора. Теперь твои глаза нам не нужны. С каждым часом мы становимся сильнее.

Полецкий с уродцами пошли к куполу оставив привязанным Савелия. Студент видел, как маленькие фигурки забрались на купол и проваливались внутрь. До его слуха доносились приглушённые расстоянием крики. Потом всё стихло. Вся нежить исчезла в тумане.

Скоро все живые превратились в адские создания. Осталось только пять человек. Диакон в их числе. Их окружили. Чудовища молча стояли и ни принимали ни каких действий. Оставшиеся выжившие, кто с чем в руках, приготовились обороняться. Но тут толпа расступилась и ним вышел старик с усадьбы, убитый граф Полецкий.

Я Велес! - громко сказал он подняв левую руку. - Повелитель легионов тьмы и Верховный Главнокомандующий Нави. Вам, выжившим, выпала большая честь. Сегодня вы будете принесены в жертву. Это откроет путь для прихода нашего повелителя на Землю. Завтра весь мир падёт на колени перед ними.

Граф махнул рукой, и купол растворился. Высоко в небе засверкало солнце.

- Мы уже достаточно сильны. Нам не нужно бояться света. - после этих слов граф рухнул на землю, на его месте появился человек.

С виду обыкновенный, только очень высокий. Безбородый, темноволосый. Не молодой, но и не старый. В странной переливающейся одежде серебристого цвета состоящей из длинного плаща и хитона перетянутого широким чёрным поясом. На боку в ножнах короткий меч. На голове белый металлический обруч с большим красным камнем в золотой оправе. На спине закреплён круглый, отполированный до зеркального блеска, щит. На ногах высокие светло-серые сандалии. В руке он держал жезл в виде двух переплетённых, перевёрнутых относительно одна другой змей, пожирающих друг друга с хвостов. Символ адского войска.

- Связать военнопленных! - приказал Велес.

http://deadland.ru/node/14968 <предыдущая часть следующая> http://deadland.ru/node/14971

Ваша оценка: None Средний балл: 9.8 / голосов: 40

Быстрый вход