Химера. Проект 15. Сеанс общей связи. (24)

СЕАНС ОБЩЕЙ СВЯЗИ

Вертолёт пролетел над горящими машинами сделал неполный круг и приземлился рядом с цехом. Прилетевших уже встречали Дмитрий Анатольевич и Виктор стоя рядом с раскрытыми цеховыми воротами. Опустилась аппарель винтокрылой машины и по ней сошли двадцать один человек. Два руководителя мужчина и женщина подошли к учёным и поприветствовали их.

- Здравствуйте. Заждались? - сказал пожилой лысоватый мужчина пожимая руки встречавшим.

- Приветствую Виктор Николаевич, заждались. - ответил улыбающийся во весь рот Дмитрий Анатольевич пожимая ему руку. - Нам как раз не хватает людей. Здравствуйте Лидия Михайловна. - он слегка наклонил голову в знак приветствия. - Вы со своими дамами?

- Здрасте, здрасте. - Лидия Михайловна протянула кончики пальцев. - Конечно я со своею свитой. Надеюсь у вас для нас, я имею в виду женщин, всё готово для проживания?

- Конечно, конечно. - Дмитрий от неловкости покраснел, пожал кончики пальцев Лидии Михайловны и слегка заикаясь сказал. - Всё в лучшем виде.

- Тогда принимайте пополнение. - Виктор Николаевич отошёл в сторону и встал возле входа в цех. Напротив него встала Лидия Михайловна.

Рядом с ними построились их подчинённые. Около прибывшего профессора встали двеннадцать человек из закрытой лаборатории. Около женщины семь, из них две девушки. Из вертолёта вышли четыре грузчика с двумя деревянными ящиками и поставили их на землю. Потом стали таскать из вертолёта коробки с оборудованием и продуктами складывая всё около входа.

- Что это? - спросил Дмитрий указывая на ящики.

- Две новые центрифуги. Обе с увеличенными оборотами. - ответил Виктор Николаевич.

- Отлично. Что ещё привезли?

- Реактивы. Химические составляющие. Провизию. Еду для заражённых. Вы же просили?

- Да, да. Как раз то что нужно.

- Ещё оборудование для проведения видеоконференций.

- Видеоконференций?

- Да. Сегодня первая. Мы должны отчитаться о прибытии. Мобильные лаборатории доложить свои итоги о проделанной работе. Связь будет осуществляться сразу со всеми подразделениями находящимися в зоне поражения.

- Нас пока в зоне только три. Два моблаба и мы, научный центр. Или есть ещё?

- Пока только три. В моблабах есть всё для связи с штабом, не было только у вас. Сегодня техники всё подключат и вечером проведём первый сеанс общей связи.

- Интересно, через что будет осуществляться связь? Через скайп?

- Дмитрий. - пожилой профессор снисходительно посмотрел на своего более молодого коллегу. - Нет конечно. Через спутник, картинка правда будет не очень чёткая и чёрно белая, но это издержки шифрования данных при передаче. Кстати вам придётся немного подучится работать с нашей связью, вы как руководитель обязаны в случае надобности самостоятельно настроить аппаратуру.

Дмитрий на это только тяжко вздохнул и кивнул головой в знак согласия. - У вас специальные люди для разгрузки? - спросил он решив поменять тему разговора.

- Выделили четырёх. Дмитрий, куда всё что привезли складывать.

- Сейчас покажу. Виктор, покажи где расселяться прибывшим.

- Дядь Дим, может ловцов пока отправим за инфицированными? Ребята же передали где они находятся.

- Ты лучше сейчас займись расселением. Я сам их отправлю.

***

Вечером состоялась запланированная видеоконференция. В цехе, около столовой повесили экран. Включили проектор подсоединённый к компьютеру. Зажёгся экран. Экран разделился на четыре одинаковых прямоугольника. В верхнем правом отобразился большой двойной стол, за ним сидело много человек, сверху прямоугольника слева светилась надпись "ШТАБ". В правом верхнем появилась руководитель первой лаборатории Селезнёва Наталья Игоревна, так же сверху светилась надпись "ЛАБ 1". В нижнем левом углу появились два человека, мужчина и молодая женщина, сверху надпись "ЛАБ 2". В правом нижнем углу появились сами те кто сидел напротив экрана, с надписью "ЦЕНТР".

Первыми заговорили из штаба: - Рады приветствовать вас и всю исследовательскую группу работающую непосредственно в закрытой зоне карантина. У нас сейчас непосредственно задействовано три подразделения этой группы с разными функциями. Сейчас мы выслушаем отчёты от каждой группы и составим план дальнейших действий. Первая давайте вы "ЦЕНТР".

Дмитрий пододвинул поближе микрофон: - Мы на сегодня провели незапланированный опыт. Испытали вакцину или сыворотку, ещё точно не определились что это. Время задержки агрессии и полного подчинения чуть больше часа. Точнее определить невозможно. Примерно один час и двенадцать минут. Нужны ещё подопытные. Я модифицировал одну дозу. Завтра испытаем. Ещё провели тесты на то что у заражённых условно считается кровью. Сделали полное МРТ. Но пока какие-то выводы делать рано.

- Хорошо. Молодцы, оперативно работаете. Теперь лаборатория один. Вы занимаетесь мониторингом поведения заражённых в естественной среде. Что у вас?

- У нас задействованно два дрона плюс спутниковое наблюдение. - начала отчёт Наталья Игоревна. - В течении двух месяцев нам удалось насчитать примерно сорок тысяч заражённых. Но это те, кто находится снаружи зданий. Ещё есть много животных и возможно птиц. И ещё. - Наталья помолчала. - Последнюю неделю они стали собираться в небольшие скопления. Таких сейчас три. Одна на юго-западе около промзоны, вторая почти в центре города на площади и третья на юго-востоке. Вот фотографии. Как видите самая многочисленная находится около промзоны. Сейчас там примерно двести больных и что интересно к ним постоянно присоединяются остальные. Другие скопления поменьше. Вот видео в записи с дронов.

На экране появились бешенные. Небольшая групка заражённых топталась на небольшом пятачке. Они медленно перемещались, задирали головы и тянули руки к дрону. К ним, за короткое время просмотра видео, присоединялась пара других. - Это юго-западное скопление. - прокоментировала Селезнёва. - По часам и календарю видно что это было два дня назад вечером. Теперь онлайн видео. - Моргнул экран. Скопление увеличилось примерно на четверть.

- Наталья. - сказал Дмитрий. - Мне кажется, или они ходят по кругу?

- Нет не кажется. Идут против часовой стрелки.

- По вращению Земли. Хотя это нам вряд ли на что даст ответ.

- Остальные группы так же вращаются. - сказала Наташа.

- Интересное наблюдение. - высказались из "ШТАБА". - Присутствует какое-то подобие коллективного.

- Да. И если вдруг мутация продвинет их к разумным действиям... - Дмитрий на мгновенье задумался.

- То теория Дарвина подтвердится. Что бы этого не произошло срочно разработайте противоядие. Работайте круглосуточно. Всё что нужно, специалисты, материалы, оборудование всё предоставим. - ответили из "ШТАБА".

- Хорошо. Но почему такая спешка. - задал вопрос Дмитрий Анатольевич. - Нельзя ли просто всё взять и уничтожить?

- Хотели проводить наземную операцию с помошью спецвойск, так как ядерный удар вероятнее всего не уничтожил бы всех заражённых, а радиоактивные инфицированные по расчётам наших учёных представляют ещё большую опасность, но пока решили от радикальных мер воздержаться. Просочилась информация что в Китае тоже произошла вспышка бешенства. Там всё секретно и поэтому мы не знаем связано это как-то с нашим случаем или нет. Сами понимаете что нам лучше самим перестраховаться, чтобы не было для нас угрозы из вне. Что во второй лаборатории? Вы работаете на вскрытиях.

- Отчёт буду давать я, руководитель второй мобильной лаборатории Антонов Валерий Юрьевич. - начал мужчина. - Мы применили комбинированные хирургические инструменты и нам кое-что удалось, правда только на мышах. Для настоящего вскрытия нужен препарат. Мы хотим попросить хотя бы четыре ампулы. "ЦЕНТР", дадите?

- Не раньше пятницы, а это через два дня. Проверим действие улучшенного, синтезируем новые дозы, тогда пожалуйста. - ответил Дмитрий.

- Объявите когда будут готовы мы пришлём дрон. Наталья Игоревна, дрон одолжите?

- Хорошо.

В квадрате с надписью "ШТАБ" из-за стола поднялся крупный, грузный мужчина, координатор работы всего карантина. - Теперь план действий. - начал он. - С завтрашнего дня "ЦЕНТР" займётся улучшением и испытанием новых вакцин. Через пять дней нужен препарат останавливающий или замедляющий инфицированных на длительное время - хота бы пять, шесть часов. Вторая лаборатория начнёт работать над проблемой массового внедрения в организмы заражённых препарата. Первая продолжит мониторинг. Наблюдения над скоплениями проводить круглосуточно. О любых крупных изменениях докладывать в "ШТАБ" по прямой линии. Видео сеанс считаю закрытым.

Потух экран. Люди стали расходиться. К Дмитрию подошёл Виктор и спросил.

- Дядь Дима. Я вот что думаю. Скоплений заражённых три и наших подразделений тоже три. Они все почти по нашим направлениям. Вы не находите это странным?

- Нет Витя, не нахожу. Мы по их направлениям будем если они пойдут именно на нас. А это мало вероятно, потому что у них направлений у самих много, если они вообще пойдут куда либо. Пошли лучше реактивы и химические препараты к завтрашнему дню подготовим. Завтра первый полный эксперимент. Задействуем всех четверых недавно привезённых заражённых. Того, которого испытывали первым, по отдельной программе.

http://deadland.ru/node/14965 <предыдущая часть следующая> http://deadland.ru/node/15296

Ваша оценка: None Средний балл: 9.4 / голосов: 37
Комментарии

На фотке "лаб.1" - Алиса, меелофооон!!!

Угадал:) Она же реально является одним из руководителей компании, разрабатывающей и производящей иммуноферментные тест-системы для диагностики ряда инфекционных заболеваний. В принципе, во время описываемого БП её бы в карантин и направили.

- Две новые цИнтрифуги.

- Химические состОвляющие.

Аффтар жжот, чё...

БЛЯ..Ь !!! ДОСТАЛИ всякие граммар наци !!! Читай внимательно в конце главы. Для тебя специально копирую то, что там написано - "часть в режиме редактирования".

Достали пейсатели неграмотные. Хоть через MS WORD текст прогнал бы,онлайн сервисов море. Одно слово - граммар-зомби.

Пошёл на х..й троль еба..ый. Одно слово граммар-пидор. Вот так и подписывайся.

Перечисляю ошибки А Сы Пушкена:

"Пошел на х..й троль еба..ый". Тут наш Достоевский не поставил запятую после "х..й", также цензурируемые буквы надо заменять троеточием, а не двоеточием. Кроме того "тролль" (сказочное существо скандинавских мифов) требуется писать с двумя "л".

"Одно слово граммар-пидор". Лермонтов тут допустил смысловую ошибку, т.к. "граммар-пидор" - это не одно слово, кроме того, после "слово" должно ставить дефис.

Ну и свой культурный уровень наш Толстой обозначил очень четко. Недалекий графоман, в недавнем времени троечник средней школы, использующий компьютер как печатную машинку, т.е. на 1% возможностей. Хотя это подчеркивает, что при написании сего романа, наш Хэминуэй явно задействовал 100% своего мозга. Заметен перегрев и закипание этого... калькулятора.

PS На явно напрашивающийся вопрос (цензурная форма перевода с зомбийского) "Вам, сударь, что - делать нечего???" отвечаю: Увы, да, нечего. Скучаю-с. Хоть какое-то развлечение, плюс просвещение, плюс электрификация всея страны.

PPS В защиту автора: Не стреляйте в пианиста, это танцор с мешающими ему яйцами.

Ты чё, мазохист? Тебе нравится когда тебя на х..й посылают? Тогда тебе не сюда, для таких как ты есть специализированные сайты. Ссылку не дам, так как таковых не знаю. Да и ещё, ПОШЁЛ ТЫ НА Х..Й!!!

Хе, не надо так кипятится из-за придирок по орфографии. Меня этим тоже цепляли, что ж поделать слов разных много, каждое со словарём сверять лень.

А что до ненормативной лексики - зачем вообще её стеснятся? Ведь не романтическая история пишется - а суровый зомбячий ПА-треш-хоррор. Так что можешь брать пример с Автора саги про Патроны и Мясо, один из веселых кусочков которой приведу ниже:

"...– Хуясе! – присвистнул я, когда через распахнувшиеся двери в зал хлынул поток народа. – Требую свою долю с проданных билетов!

– К порядку! – снова треснул дед молотком, сердито зыркнув из-под седых бровей.

Стоящий возле клетки конвоир пихнул меня дубинкой в рёбра и довольно залыбился, получив одобрительный кивок с кафедры.

– Встать! – скомандовал крикливый молотобоец. – Суд идёт!

Заполнивший зал народ послушно поднялся со скамеек и замер в ожидании дальнейших распоряжений.

– Вставай, ты… – прошипел конвоир, просунув дубинку между прутьев для очередного тычка.

Пришлось кое-как приподняться.

– Садитесь, – благосклонно дал отмашку дед. – Сегодняшнее заседание суда, – продолжил он, после того как затих скрип скамеек и топот, – посвящено рассмотрению дела номер триста восемьдесят два о… Да много о чём. В числе прочего: убийства, грабёж, разбой, мошенничество, изнасилования…

– Вот только пиздеть не надо! – выдвинул я протест.

– К порядку, подсудимый!

На этот раз тычок пришёлся по затылку.

– …изнасилования, – повторил служитель Фемиды, – а также незаконное проникновение с целью посягательства на государственную собственность.

– Какое впизду незаконное?!

– Тихо, подсудимый! Не то прикажу вывести из зала! Так, – вернулся старый брехун к бумажкам, – а кто у нас подсудимый? Коллекционер. Подсудимый, вы подтверждаете, что носите кличку Коллекционер?

– Нахуя спрашивать, если вам Ткач – сука – всё уже расписал?

– Подтверждаете или нет?

– Подтверждаю.

– Вы осознаёте, что происходит, где находитесь?

– В ёбаном цирке я нахожусь.

– Подсудимый! – направил дед молоток в мою сторону. – Последнее замечание!

– Не нравятся мои ответы – нехер спрашивать.

Судья сокрушённо вздохнул, но дальше замечаний так и не пошёл. Видать, туго у них тут с досугом, чтобы такое феерическое представление лишать главного действующего персонажа. Вон зевак сколько собралось. Сотни полторы, не меньше, аж вдоль стен все места заняли. Того гляди бунт поднимут, если останутся недовольны.

– Подсудимый, – продолжил местный конферансье в мантии, – у вас есть право на защитника, но вы можете защищаться и самостоятельно, тем более что единственный наш адвокат вами убит.

– Протестую! – взял я с места в карьер. – Максимыч просто навернулся с нар. Не надо было ко мне в камеру старого больного человека подсаживать. Так что смерть его на вашей совести, и нехер валить с больной головы на здоровую.

– Протест отклонён. Но раз вопрос с защитой мы решили, слово предоставляется стороне обвинения.

После этих слов долговязый очкарик закончил наконец теребить бумажки в папке и, поднявшись со своего места, отвесил короткий поклон судье – «Ваша честь» – и собравшимся:

– Граждане Убежища. Хочу сказать несколько слов, прежде чем перейти к сути нашего разбирательства. Сегодня утром я встал с постели, оделся, умылся, позавтракал и отправился в суд. – Долговязый сделал многозначительную паузу. – Задумайтесь над этим. Кров, одежда, водопровод, канализация, пища и – самое главное – закон! У нас с вами всё это есть. И ответьте, благодаря чему у нас есть всё это? Благодаря нашей общности! Только она позволила нам не просто выжить после атомного апокалипсиса, но и сохранить оазис цивилизации в этом отдельно взятом убежище, ставшим домом для нас, наших детей и внуков. А теперь скажите, кто сидит перед вами, – указал долговязый на меня длинным узловатым пальцем. – Кто этот… пришелец из земель смерти и отчаяния? Он – одиночка! Одиночка, – развёл руками обвинитель, продолжая монолог с публикой в зале. – Кто стоит за ним? За кого стоит он? Сам за себя. И нет ничего, что было бы ему дороже собственных интересов. Его жизнь лишена смысла. Это и не жизнь даже, а существование. Животное существование. И нет в нём места ни любви, ни дружбе, ни взаимовыручке. Сегодня вам придётся услышать о чудовищных преступлениях, от описания которых кровь стынет в жилах. Но посмотрите на этого пришельца в клетке. Он ухмыляется. Для него злодейство – не преступление, а неотъемлемая часть собственной извращённой сущности. Он пришёл к нам издалека. Из заражённых земель на западе. Оттуда, где царит власть одиночек. Таких же, как он. Где сильный пожирает слабого просто потому, что способен. Где человек человеку враг. Он пришёл к нам, оставляя за собой смерть и разрушения. – Долговязый взял со стола бумаги и набрал в грудь воздуха, приготовившись оглашать длинный список моих злодейств: – Малмыж. Поселение несчастных, выживших неподалёку от сгинувшей в ядерном огне Казани. Страдающие немощные люди, пытавшиеся хоть как-то поддерживать порядок на руинах цивилизации, по роковому стечению обстоятельств оказались на пути подсудимого. Более чем для сотни из них эта встреча стала смертельной. Они сгорели, запертые в местном доме культуры.

Зал встревоженно зашумел.

– Ебануться.

– Безымянное поселение близ Перми, – продолжил очкастый сказочник, игнорируя мой пассаж, – где мирные люди добывали себе пропитание тяжёлым трудом и охотой в смертельно опасной тайге, было уничтожено подсудимым с особой жестокостью. Мужчины, женщины, старики и даже дети погибли от клыков и когтей, затравленные дикими зверями.

Зал потрясённо наполнил лёгкие воздухом в едином порыве.

– Но этого подсудимому показалось мало, и он надругался над трупами несчастных, без разбора используя мёртвые тела для удовлетворения своей похоти.

Зал полуобморочно выдохнул.

– Единственную оставшуюся в живых девочку семи лет от роду подсудимый сделал своей пленницей. Ребёнок страдал около полугода, прежде чем умер от постоянного недоедания, побоев и сексуального надругательства.

Одной из баб в зале сделалось дурно.

– То, что подсудимый творил в Березниках, иначе как геноцидом назвать язык не поворачивается. После кровавого набега на этот город подсудимый переместился в Соликамск, располагающийся по соседству, где зверски убил представителя одного из малых народов Севера, чтобы не платить за ритуальные услуги, а также выследил и угрозами склонил к сотрудничеству главного свидетеля обвинения – Ткачёва Алексея Ивановича, буквально чудом уцелевшего благодаря нашему с вами вмешательству. Дальнейший путь подсудимого пролегал по глухой тайге и уральским предгорьям. Но и в этих, казалось бы, безлюдных краях подсудимый уничтожал всё живое, что встречалось ему на пути. Первыми жертвами кровавого похода стали шесть девушек манси, которых подсудимый использовал в качестве ездовых животных. А когда несчастные стали измождены настолько, что не могли уже тянуть сани с поклажей, он хладнокровно убил их и… – рассказчик запнулся, словно борясь с приступом тошноты, – и употребил останки в пищу. Да-да, вы не ослышались. Он их съел. Следующей жертвой пала одинокая старая женщина, пустившая подсудимого на ночлег. За кров и пищу он отплатил ей пулей в голову, предварительно надругавшись. Но и это ещё не всё. Целое стойбище охотников манси было превращено подсудимым в братскую могилу, как всегда, безо всякой на то причины. И вот этот… монстр, людоед, настоящее чудовище с повадками бешеного пса, – указал долговязый на меня трясущейся от праведного гнева пятернёй, – приходит в нашу обитель мира и благоденствия с целью разграбить её, уничтожив всех, кто попытается ему помешать! Слава нашей сплочённости и нашему мудрому руководству, благодаря которым мы смогли обезвредить этого опаснейшего головореза и теперь имеем возможность судить его честным беспристрастным судом, как подобает истинно цивилизованным людям. У меня всё, Ваша честь.

– Прекрасно, – кивнул судья, то ли отдавая должное ораторскому таланту долговязого, то ли радуясь окончанию этой высокопарной хуйни. – Слово предоставляется защите.

– Эй, милашка, – обратился я к стенографистке, старательно отстукивавшей по клавишам всю дорогу, – сделай приписочку к той поебени, что ты настрочила: «Тут и сказочке конец, а кто слушал – долбоёб».

– Подсудимый! – раздул щёки старый пердун за кафедрой. – Держитесь в рамках приличий.

– Прошу прощения, Ваша честь, – перенял я манеру обращения долговязого, – но мне, как животному, чудовищу, людоеду и некросодомиту, не пристало следовать человеческим нормам поведения. Это было бы кощунством с моей стороны. Так что можно я уж по-простецки, как нашему брату некросодомиту полагается?..." /Из книги "Пол ведра студеной крови"/

Дислекси́я (др.-греч. δυσ- — приставка, означающая нарушение + λέξις — речь) — избирательное нарушение способности к овладению навыком чтения и письма при сохранении общей способности к обучению. Исторически так сложилось, что в западных странах в понятие Дислексия включают все проблемы, связанные с письменной речью:

проблемы с овладением навыком чтения;

проблемы с овладением навыком письма;

проблемы с грамотностью;

проблемы с овладением математикой;

проблемы, связанные с нарушением моторики и координации;

проблемы с поддержанием внимания.

Отечественная логопедия рассматривает все эти проблемы по отдельности, не связывая их между собой, как: дислексия, дисграфия, дисорфография, дискалькулия, диспраксия, СДВ(Г).

Существует ещё один вид дислексии — Dyslexia litteris (латынь — дислексия букв). Проявляется при наборе текста. Выявляется как смена местами рядом стоящих букв. Систематически проявление отследить невозможно, появляется только в словах, состоящих из более чем четырёх букв.

Как можно расценивать попытки "типа" брутального выживальщика свернуть всё на гомосексуальные темы? К тому же, завершаюшего все свои посты явным призывом к совокуплению к особи своего пола??? Зигмунд Фройд уже додумал за вас, ребятки:

Латентная гомосексуальность — влечение к людям своего пола, которое не переживается испытывающим его на сознательном уровне и не выражается в каких-либо открытых действиях. Это скрытое влечение может быть в силу различных причин подавлено, или же оно может не осознаваться человеком как гомосексуальность. Латентная гомосексуальность может впоследствии стать явной, но может так никогда и не проявиться, оставаясь скрытой и неосознанной.

Словосочетание «латентная гомосексуальность» было изначально предложено Зигмундом Фрейдом, который расценивал термин как причину невроза. В других случаях Фрейд отмечал, что латентная гомосексуальность присуща всем людям в силу всеобщей врождённой бисексуальности:

Я даже не читаю твой бред. Только начало и этого хватает чтобы понять кто ты есть. Ну что же, ты сам определился со своей ориентацией. Тебе не сюда. Да и вообще с тролями общаться себе дороже, тем более с тобой. И чтобы здесь не разводить твой срач я отвечать больше не буду. Иди Виноградова почитай, повторение мать учения, надеюсь ты понял намёк на твою безграмотность.

Зомб - педик.

Эхх, давно тут не был!)) Рад новой части,

жду следующую. На ошибки глаза

закрываю так как яснр написано что

часть редактируется :))) Удачи а

написании ;)

Спасибо Лёха за понимание:))

Народ смотрите на свои ошибки а на автора не наезжайте иавтор когда будет новая часть давно ждем

АФФФИГЕННА! ошибочки глаз колют, но и автор не комп, человеку свойственны ошибки.

Упрекать автора текста в неграмотности- поступок истинно тупого школьника.*тут я грустно улыбаюсь*Ну а строить из себя умницу, умеющую гуглить- это поступок понтовика (презираю этих самодовольных идиотов, знаете ли)*тут я презрительно хмыкаю, делаю глоток воды и слегка прикрываю глаза.*

Как насчёт проды? *задумчиво склоняю голову в ожидании ответа*

Скоро.

Думаю, так выглядел автор пред написанием сего рассказа :-)

________________________________________________________________

сверху сбоку светилась надпись

так сверху или сбоку?, может лучше будет "в правом-левом верхнем-нижнем углу"?

Точно. Надо исправить.

Жду не дождусь следующей главы!)

Быстрый вход