Химера. Проект 15. Лабораторная работа. (25)

ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА.

Дмитрий с Виктором уже собрались уходить, но тут к ним подошёл Владимир Николаевич.

- Дмитрий Анатольевич, Виктор Валерьевич, куда это вы собрались? - спросил он преградив им путь своим не маленьким животом.

- Готовиться к завтрашнему дню. - ответил Дмитрий. - Подготовить журналы проведения опытов, препараты.

- Нет, нет. - запротестовал Владимир Николаевич. - Вы нам должны показать все помещения, которые будут завтра задействованы.

- Так ведь уже показывали. - пожал плечами Дмитрий.

- Ещё раз. Мы же не расписали маршруты. Виталий! - позвал он молодого человека, который стоял возле висящего экрана и что-то переписывал на бумажный лист, закреплённый зажимом на планшетке. - Подойди к нам! - парень подошёл. - Сегодня ты уже проходил с нами маршрут, но у нас не было с собой плана помещений и я попросил тебя распечатать несколько схем расположения боксов и модулей центра. Ты это выполнил? Карты центра с собой?

- Да, здесь. - парень поднял планшетку и перелистнул несколько станиц показывая чертежи плана исследовательского центра.

Владимир Николаевич бросил взгляд на схемы. - Хорошо. Сейчас снова пойдёшь с нами и будешь размечать маршрут нашего передвижения. Для каждого подопытного свой.

- А как их обозначать, испытуемых? Имён у них нет.

Владимир Николаевич на секунду задумался. Почесал подбородок. - Завтра мы эту проблему решим, а пока пусть будут просто под номерами.

- Тогда пойдёмте. - предложил Дмитрий. - Начнём с бокса номер один. Как вы помните у нас там стоят пять клеток с заключёнными в них заражёнными, которых наши ловцы сегодня привезли. В центральной клетке... В центральной клетке находится подопытный на котором мы вчера провели испытания штатной вакцины. И на нём, заметьте Владимир Николаевич, мы завтра опробуем улучшенный препарат, то есть завтра мы его трогать не будем. Проследим сколько времени будет действовать вакцина. Вместе с привезёнными у нас сейчас пять заражённых. Получается что все клети заняты. Одна из заражённых женщина. Она в пятой клетке.

- Виталий отметь пожалуйста на схеме пятую клеть буквой Ж и цифрой пять. - распорядился Владимир Николаевич. - Отметил? - Виталий кивнул. - Отлично, так. Теперь отметь третью клетку буквой М и цифрой один. Это у нас, если так можно выразится, первый реципиент. Да-а. - протянул Владимир Николаевич. - Действительно нужно им придумать какие-то имена, иначе у нас получится путаница.

- Пошлите уже в первый бокс. - сказал раздражённо Дмитрий поглядывая на наручные часы.

Они ходили четыре раза, продвигаясь по маршруту вывода "больных" из бокса и проведения мероприятий с ними. Засекали время перемещения, время процедур, если можно так назвать опыты над бешеными. Всё это отмечали на картах-схемах. Нужно было уложиться в пятьдесят пять минут с каждым чтобы вернуть подопытных обратно в клетки. По продолжительности маршрутов выходило, что заражённым требовалось бы вводить по второй дозе. Третий маршрут был самый длинный. После МРТ инфицированного нужно было провести в четвёртый бокс для дальнейших испытаний. (Бокс №4 или ГКсВФ что расшифровывается как газовая камера с вытяжным фильтром. Специальное глухое помещение, лишённое окон, с сильной вытяжкой, идущей через специальный многоступенчатый задерживающий фильтр. Имеет один герметичный вход. Предназначена для испытаний отравляющих газов на зараженных. В небольшом сообществе учёных тут же получила название "Освенцим".) После проведения всех мероприятий нужно было доставить бешеного обратно в первый бокс, но перед этим требовалась полная дезактивация "больного" с последующим вводом в него препарата. Тут уже подключили ловцов. Те должны были войти в модуль (естественно в костюмах хим.защиты) и применить пневмопистолет чтобы опять подчинить заражённого. После чего, прямо там произвести дегазацию. Тут они, репетируя маршрут, провозились долго. Лишь поздно вечером разошлись по своим лабораториям готовиться к завтрашнему дню.

***

Утро началось с подготовки к эксперименту. Все участвовавшие надели специальные маски с углеродным слоем, заглушающие вонь от разлагающихся тел в боксе. Вентиляция не справлялась и тогда решили подвести трубу небольшого диаметра (другой в наличии не оказалось) нагнетающую воздух с улицы, но это слабо помогло. Владимир Николаевич поинтересовался как это у Дмитрия Анатольевича с Виктором получается не обращать внимания на запах, на что тот ответил, что они уже принюхались и практически его не замечают. В эксперименте приняло участие одиннадцать человек. Три профессора, два доцента, два старших научных сотрудника и четыре младших. На руководителях нужно остановиться поподробней, каждый вёл свою бригаду учёных, Дмитрий Анатольевич главный над всеми, по образованию был эпидемиолог, он занимался всей работай центра, но упор в его работе был на изготовление и улучшение препарата, Виктор был его заместителем. Владимир Николаевич, вирусолог, на большой земле изучал штаммы вирусов в лабораториях, здесь ему, кроме испытательных работ, предстояло выделить и изучить штамм переносящий болезнь. Лидия Михайловна инфекционист-токсиколог, здесь задача её отделения приготовление на месте сильнейших комбинированных антибиотиков и всевозможных отравляющих веществ.

В боксе перед клетками, в которых находились заражённые, установили две видеокамеры на треногах. Приготовили восемь флаконов с препаратом поставив их в ряд на столе. Рядом положили два пневмопистолета.

- До начала исследования у нас есть полчаса свободного времени. - начал Владимир Николаевич. - И я хочу внести предложение. По общепринятым правилам, в любом опыте над живыми организмами, по понятиям экспериментальной этики, объектам исследования запрещено давать имена. Нашим подопечным мы присвоим коды. Присваивать мы их будем по группам в которых будет по пять объектов. Поэтому первую партию из пяти заражённых я предлагаю именовать первой буквой греческого алфавита, то есть альфа. Женщин и мужчин мы поделим по хромосомам на икс и игрек. Порядковый номер римскими цифрами. Например перового, которого поймали, будем именовать альфа игрек один, в записи будет выглядеть так - он вывел на листке бумаги лежащем на столе αYI . - У нас из заражённых есть молодая особа женского пола, её будем именовать альфа икс один, или вот так - профессор рядом с первой надписью черканул αХI . - Разумеется следующие пять будут обозначаться уже под бетой. Или вот так - он опять царапнул карандашом на бумаге βYI, βXI. Владимир Николаевич распрямился над столом. - Теперь о том как мы их будем различать. После введения препарата на каждого мы наденем специальные жилеты. Я предлагал куртки, но идею сочли не рентабельной, зато одобрили сигнальные жилеты, те в которых дорожные рабочие ходят, мы жилеты тоже привезли. Пятьдесят штук салатового цвета. На жилетках на спине, мы напишем чёрной краской новые "имена" наших подопечных, а на груди с правой стороны будем наносить вертикальные полосы тоже чёрной краской сколько раз их вакцинировали, одна полоса, одна вакцина. Для этих целей у нас есть специальные широкие маркеры, на подобие тех, которыми отмечают места повреждений на коллайдерах, но наша краска устойчива и не стирается. Кто согласен поднимите руки.

Согласились все.

- Вот и хорошо. Не зря я вчера отдал распоряжение на первых пяти жилетах сделать соответствующие надписи. Сейчас их принесут.

В бокс вошёл сотрудник неся на руках стопку сложенной одежды ярко зелёного цвета. Владимир Николаевич взял верхний жилет и расправил его демонстрируя "αYIII" на спине безрукавки.

- Видите, всё сделано аккуратно, через трафарет. - он глянул на надпись. - Это у нас будет третий, мужского пола. Отражающие полосы расположены как обычно, но мы, ещё когда были на "материке", дополнили декор эмблемой. Вот она. - и он повернул жилетку другой стороной показывая большой круглый шеврон чёрного цвета с жёлтой окантовкой, сантиметров пятнадцать в диаметре, пришитый на груди с левой стороны. На нём был изображён жёлтый знак биологической опасности с аббревиатурой "СЦКЗ" из белых букв чуть ниже середины знака, подчёркнутой тонкой белой линией.

- Что значит СЦКЗ? - просил у него Дмитрий.

- Собственность Центра Карантинной Зоны. - ответил довольный вирусолог. - Это придумал не я. Предложили на заседании за пару дней перед тем как нас сюда отправить.

- А что, здесь есть другие центры? - озадачился Виктор.

- Конечно нет. Но вдруг если кто-то из инфицированных по каким-либо причинам сбежит, то мы его легко найдём.

- Я так понимаю что вы пока не в курсе куда попали. - нравоучительным тоном начал Дмитрий. - Здесь кроме нас и двух моблабов из учёных больше никого нет. Кто нам кроме них про сбежавшего сообщит? Да, я согласен, среди заражённых в городе могут быть в таких же жилетках, хватило бы надписи на спине. Зачем эмблема? - закончил он вопросом.

- Эмблема находится спереди для того, что если какой-нибудь наш подопечный всё же сбежит, чтобы его не подстрелили, а сообщили нам о его месторасположении. Конечно эта информация касается только карантинных заграждений. В городе скорее всего его уничтожат выжившие. Хотя в штабе поговаривали, что по старой санитарке проводят небольшие рейды. Возможно начнут сужать кольцо блокады с последующей зачисткой города. - Владимир Николаевич посмотрел на часы висящие на стене. - Ну что же приступим. Время уже девять ноль ноль.

Начали эксперимент. Включили камеры. Дмитрий Анатольевич снарядил пневмопистолет капсулой, в которую намедни добавлял солей тяжёлых металлов. Попросил Артёма произвести выстрел в бешеного, который находился в центральной клетке, что старший спецназовец и выполнил. После выстрела засекли время. Заражённый уже слабее среагировал на попадание в его шею. Просто вытащил шприц и бросил его на пол. Потом взялся за прутья и стал разглядывать присутствовавших, иногда производя хриплые звуки похожие на вопли.

- Этого сегодня не будем трогать. Виктор, останешься с ним. - распорядился Дмитрий. - Проведи тесты, которые мы вчера с тобой подготовили. Как только он перестанет на них адекватно реагировать, засеки это время. Нам нужно знать продолжительность действия препарата. Я улучшил его и по моим подсчётам вакцина должна действовать в два раза дольше.

- Дмитрий Анатольевич, давайте уже их по кодам называть. - сказал вирусолог.

- Хорошо. - Дмитрий слегка скривился, считая затею с кодами излишней блажью Владимира Николаевича. - Альфа игрек один сегодня не тревожим. Артём, снарядите пистолет штатным препаратом. Владимир Николаевич, в клетке, которая по схеме первая как обозначим "больного"?

- Альфа игрек два.

Дмитрий почесал маску в том месте где находился нос. - Может как-то покороче их называть. Например первый, второй. А эти коды оставим для отчётов.

- Конечно можно и так. А если мы будем работать с разными группами, из альфы и беты например?

- Там что-нибудь решим. Артём, произведите выстрел во второго. - Дмитрий представил себе на секунду, что клетки идут под одними номерами, а инфицированные совсем под другими, что точно создаст путаницу и подумав сказал. - Нет, наверное лучше по кодам их называть.

- Ну вот вы сами и приняли правильное решение. - сказал вирусолог.

Артём подошёл к первой клети. - Стрелять? - громко спросил он. Эпидемиолог кивнул. Раздался хлопок. Зомби дёрнулся, схватился за прутья, потом потрогал шею. вытащил из неё шприц-контейнер и осмотрев его уронил на пол.

Оба профессора тут же подошли поближе.

- Ты меня понимаешь! - громко спросил Дмитрий. "Больной" кивнул. - Сейчас начнёт паниковать. - констатировал он.

- Почему? - удивился вирусолог высоко подняв брови.

- По моим предположениям у него просыпается разум и он начинает осознавать что с ним что-то не так.

- Значит они не безнадёжны?

- Не знаю. По моему мнению, возврата у них уже нет. Судя по томографии альфа игрек один, слишком всё в организме изменено. Сейчас сами убедитесь. Артём, командуйте своими. Ведём альфа игрек два на МРТ.

МРТ показало то же что и с первым испытуемым. Такое же новообразование в головном мозге в районе гипоталамуса, от которого отходило утолщение в спиной мозг и от спинного мозга много ответвлений. Взяли пробу жидкости из разрезанной раны, рана тут же начала затягиваться. Пробу брали специальным ножом, похожим на серп, с желобком внутри лезвия. Нож по мере продвижения в теле испытуемого тут же делал забор слизи в специальный контейнер. Резали загнутым концом вперёд. После забора контейнер тут же отделили и унесли на анализ. После этого Дмитрий глядя на привязанного "больного" спросил.

- Сколько времени у нас осталось?

- Пятнадцать минут. - ответил ассистент.

- Успеем ли мы довести его до операционного модуля? - опять задал вопрос эпидемиолог.

- Да. - кивнул Артём. - По времени маршрута мы туда должны дойти за пять минут. Ещё у меня с собой заряженный пневматик. На случай форс мажора мои ребята, которые его поведут, прострелят ему голову.

- Хорошо, отвязывайте испытуемого. - распорядился Дмитрий.

Ловцы живо отвязали ещё находившегося под действием вакцины бешеного, заставили его встать и накинув на шею петли повели в операционный блок. Заведя его в операционную приказали лечь, после чего пристегнули его к столу ремнями. Два ассистента подвели с противоположных сторон стола большие экраны. Артём остался в блоке, отправив ловцов в первый бокс под руководство Владимира Николаевича, для проведения мероприятий над третьем испытуемым.

В боксе осталось четыре человека. Дмитрий, Артём и ещё два старших научных сотрудника. Они надели поверх своей одежды специальные комбинезоны в которые были вшиты проволочные каркасы выполняющие функцию клетки Фарадея. Надели на головы специальные шапочки чем-то напоминающие плавательные, маски и включили экраны. На экране обращённом к тумбе-пульту спроецировался лежащий на столе. Один из сотрудников покрутил ручки настроек на пульте, добавляя и убавляя частоту электромагнитных волн. Когда изображение контура тела стало чётким второй сотрудник нажал несколько кнопок. Контур поменял цвет с серого на молочно белый и в нём стали проявляться какие-то желтоватые пятна. Дмитрий стоя у пульта стал вращать красный шар, находящийся посередине тумбы, добиваясь резкости пятен. Наконец стала вырисовываться более менее чёткая картинка. Внутри тела заражённого находилось нечто, похожее на головастика с волосатым хвостом. Эпидемиолог покрутил ещё шар и остановился.

- Видите. - сказал он обращаясь к помощникам. - Вон то большое утолщение, это головной мозг, а то что похоже на хвост, это спинной мозг. Сейчас я добавлю излучение и мы должны будем увидеть то что находится внутри головного мозга. - он опять покрутил шарик. - Так. Видите? Внутри появилось тёмное пятно. Виталий, возьмите с инструментального стола шприц-нож и введите подопытному в затылок.

Ассистент подошёл к столу, взял оттуда большой шприц, больше похожий на стилет и подойдя к бешеному со стороны головы присел на корточки. Направил остриё в затылок "больного" ожидая приказа.

- Виталий, там на лезвии находятся деления. Рядом с ними цифры. Это шкала градуированная в сантиметрах. Введите лезвие до восьмого деления.

- Дмитрий Анатольевич. - сказал второй сотрудник которого звали Сергеем. - Время действия препарата истекает.

- Сколько осталось? - резко спросил профессор.

- Примерно пять минут.

- Виталий вводите.

Сотрудник с силой надавил на ручку вонзая лезвие-зонд в голову заражённого остановившись на цифре восемь.

- Ещё на два деления. - скомандовал эпидемиолог.

Зонд углубился в тёмное образование. Вдруг бешеный резко дёрнулся, начал вырываться и стал рычать как дикий зверь. Рычание чередовалось с хрипами.

- Делай забор вещества! - крикнул взволнованный Дмитрий.

Светло серая жидкость с синим оттенком начала поступать в полую прозрачную ручку. Вдруг зомби дёрнулся и обмяк. Виталий наполнил шприц и вытащил лезвие-шприц из головы. Из затылочной раны выбежала небольшая струйка, сделав на полу маленькую лужицу.

- Дмитрий Анатольевич. - сказал озадаченный Виталий. - Рана не закрылась.

- Возможно испытуемый погиб. Мы поразили его в уязвимое место. Виталий, отнесите пробу в лабораторию на анализ.

Ассистент быстрым шагом, чуть ли не бегом умчался сдавать пробу.

- Они умирают как акулы. - задумчиво сказал Сергей разглядывая лужицу на полу.

- Почему? - спросил у него Дмитрий.

- Акулу тоже можно убить только в небольшую точку между головой и спиной. - Сергей неуверенно улыбнулся. - Аналогия с затылком. - он подошёл к луже. - Похоже она застыла.

Рядом встал Дмитрий. Он посмотрел на затвердевшее пятно.

- Почему оно застыло? - спросил он. Потом поднял голову сказав. - Сергей, вызывай хирургов, пусть вскрывают, а я в лабораторию анализа. Возможно наша проба тоже пришла в негодность. Артём. - обратился он к спецназовцу. - Ампула не пригодилась. Выходит сэкономили один флакончик.

- Выходит. - ответил улыбнувшись спецназовец. - Мне что сейчас делать?

- Оставайся здесь, подстрахуешь вскрывальщиков. Не известно ещё погиб ли наш подопечный окончательно или нет.

Стоит поподробнее остановится на клинико-патологоанатомической бригаде. В неё входили как хирурги, работающие с живым материалом, так и патолагоанатомы, которые работают с мертвецами. Чтобы не ломать язык при полном произношении их специализаций, бригаду решили называть просто, вскрывальщики.

В лаборатории, при попытке извлечь из зонда вещество, оно тут же твердело. Ничего не оставалось как отправить остатки в холодильник.

В это же время проводили томографию альфа игрек три. После чего повели в "Освенцим". Вирусолог и три помощника встали у стола, на котором стояли три монитора и системный блок. Там же рядом со столом находилась труба с вентилем, которая шла под крышу помещения. Ловцы завели подопытного в камеру, сняли петли с шеи и закрыли за ним дверь, повернув штурвал на ней тем самым прижимая её к железному косяку. Включили мониторы наблюдая за бешеным. Через несколько минут прекратила действие вакцина. "Больной" тут же согнул руки в локтях и прижал их к груди, потом начал озираться по сторонам скаля зубы и резко поворачивая голову. Владимир Николаевич открыл вентиль запуская газ. В основе газа была синильная кислота, приготовленная на месте с растворением в ней цианидов и серной кислоты. Похожую смесь применяют американцы при смертных казнях. Наблюдения велись через три видеокамеры закреплённые специальных нишах, расположенных в разных местах камеры. Всё происходящее фиксировалось на видео. Когда пошло шипение из сопла находящегося в вернем правом углу от входа в комнату, он резко подскочил к источнику звука, стал тянуть вверх руки скаля зубы и что-то мычать. Добавили давление. Судя по химическим индикаторам находящимся внутри, концентрация возросла до такой степени что подопытный должен был уже давно умереть несколько раз, но он продолжал скалиться и тянуть руки.

- Странно. Дмитрий Анатольевич говорил что они дышат, не так как мы, но всё же... Может смесь слабовата? - засомневался Виктор Николаевич глянув на молодого сотрудника по имени Константин, ответственного за отравляющие вещества.

- Может у них срабатывает какой-то механизм защиты? - предположил младший научный сотрудник. - Многие животные тоже могут задерживать дыхание на длительное время, кашалоты например. Анализаторы показывают нормальный фон, значит "синька" в норме.

- Синька. - сказал задумчиво Виктор Николаевич барабаня пальцами по столу. - Что за вульгарщина молодой человек. - он оторвался от монитора. - Синильная кислота. И впредь при проведении производственных мероприятий никаких сокращений или замены терминов. Всё должно называться своими именами. Понятно?! Это всех касается.

- Виктор Николаевич строго осмотрел своих подчинённых. - А теперь Константин сходи-ка ты голубчик к Лидии Михайловне и её феям, пусть подготовят нам зарин с ипритом. Роман и Василий, включите вытяжку.

Константин ушёл. Ребята включили вентиляцию. Через пять минут воздух в камере очистился. Вывентив из стены крышки, поменяли газовые анализаторы вставив новые. Сняли блок фильтра и поставили на его место другой. Пришёл Костя.

- Всё готово Владимир Николаевич. - доложил он. - Можно начинать.

Профессор открыл вентиль. Газ зашипел наполняя помещение. Через несколько минут концентрация превысила все мыслимые пороги. Тоже произошло и с ипритом. Профессор пометил что-то в журнале и вызвал по рации ловцов.

- Подходите ребята. Теперь ваша работа.

Но тут испытуемый в камере вдруг рухнул на пол и затих. Вирусолог удивлённо посмотрел на ассистентов, потом опять на мониторы.

Вирусолог понёс рацию к губам. - Ребята, пока отбой. - он выключил рацию. Потом перевёл на ней регулятор и нажал вызов.

- Дмитрий Анатольевич, вы сейчас где?

- Я в лаборатории. Что случилось?

- У нас похоже потеря одного объекта. Подойдите сюда.

Через пять минут эпидемиолог уже был рядом с ГКсВФ.

- Видите. - показывал в мониторы Владимир Николаевич. - Объект не двигается. Газы уже откачали.

- По регламенту мероприятий нужно ждать два часа, если не произойдёт ни каких изменений, проведём дегазацию и отправим на вскрытие.

У Дмитрия в кармане запищала рация. Он достал её и включил на приём.

- Дмитрий Анатольевич, подойдите в опер.блок. Срочно. - прохрипел динамик.

Эпидемиолог кинулся туда, гадая что же там могло произойти. Он практически вбежал в операционную. Перед ним предстала такая картина. На столе лежал вскрытый, практически распиленный пополам "больной", лишённый внутренностей. Вокруг него стояли четыре вскрывальщика. На полу в нескольких ёмкостях из нержавеющей стали находилось то, что было у него внутри. Артём, сидя на корточках, с интересом разглядывал то что было в лотках.

- Что случилось. - спросил Дмитрий.

- Вот. - один из вскрывальщиков поднял из первой ёмкости что-то странное.

- Что это?

- Это мозги нашего подопытного. Но ничего общего с мозгами я не нахожу.

Дмитрий подошёл поближе. Действительно то что было в руках у поталогоанатома больше походило на какое-то неведомое животное, головастика-монстра гигантских размеров.

- Он начинает затвердевать. - сказал вскрывальщик положив "головастика" обратно в таз.

- Несите это немедленно в холодильник морга. - распорядился профессор. - Артём пойдёмте со мной в первый бокс. Сейчас произведёте два выстрела в четвертого и пятую. С них мы возьмём соскобы с разных частей тел и кожные покровы.

Придя на место они ввели препарат в оставшихся "больных". Ловцы вывели заражённых из клеток и тут же положили их на столы-каталки пристегнув ремнями. Потом два ассистента стали брать соскобы с разных частей тела. Сначала с лица, шеи и ладоней. Потом с бешеных сняли ботинки и взяли соскобы со ступней и между пальцев ног. Все пробы учёные складывали в плоский ящичек из нержавеющей стали. Кожа у подопытных лоснилась как будто намазанная маслом источая неприятный запах испражнений. Похоже что маслянистая субстанция сочилась из пор, которыми было усеяно всё тело бешеных. Потом Артём срезал скальпелем несколько кусочков кожи у "больных" с разных мест, сложил всё это в пластиковую коробочку и передал её сотрудникам, которые тут же умчались в лабораторию. После этого заражённых отвязали и надев на них жилеты соответствовавшие их порядковым номерам и кодам завели обратно в клетки и закрыли на замки. На жилетах с правой стороны на груди провели по одной чёрной полосе, обозначив тем самым что "больные" уже вакцинировались один раз.

В шесть вечера все собрались в столовой на планёрку обсудить прошедший рабочий день. Уже появились первые результаты анализов проб и соскобов, тесты ДНК. Подготовила доклад о двух вскрытиях бригада вскрывальщиков.

http://deadland.ru/node/15000 <предыдущая глава следующая> http://deadland.ru/node/15411

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 39
Комментарии

Уважаемый,когда следующая часть?

Авотор молодец очень интересно выпусти продолжение поскорей

Вот я вижу в названии после слова Лабораторная работа число 25 что оно означает? Номер главы? И есть ли главы до 25

Все вопрос отпадает нашёл походу самую первую главу

Быстрый вход