Ираклий. Небо забвения Глава 1

Артемий Орвин

Ираклий. Небо забвения.

Пролог

Как миром правило добро, забыли люди на Земле.

Как жили там, при свете звёзд, давным-давно забыли.

Их не пугала тишина, во тьме пришедшая извне,

Здесь вечный лёд, всегда зима, а на поверхности ОНИ… (С)

2821 год от Рождества Христова

Бывшая территория России,

а ныне единого континента

Объединённой Территории Света (ОТС)

Было время, когда люди беззаботно жили на планете Земля, и не задумывались о будущем. Но этот период остался лишь в преданиях и легендах, никто уже не помнил, как это, жить под солнцем. Теперь в мире царила вечная зима, а города находились подо льдом, точнее в нём.

За века во льду были прорублены тоннели, связывающие города и поселения. Некогда построенные людьми дома теперь охватила вечная мерзлота, а человечество давно находилось на грани вымирания, голод, холод, эпидемии лишь ускоряли этот процесс. Солнечный свет стал недоступной роскошью. Океаны почти полностью замёрзли. Лишь там, где остались здания на более высоких местностях, торчали изо льда полу обрушенные кровли и части домов и вышек. И всё потому, что на поверхности ледяного наста властвовали страшные зомби.

Эти испытания свалились на головы людей по независящим от них причинам: в результате встречи Земли с кометой Фриора ось планеты сдвинулась. Само тело кометы при ударе в атмосферу распалось на несколько частей, самая большая из которых упала на территорию бывших Соединённых Штатов Америки, а остальные упали в океан, вызвав сильнейшее цунами, что уничтожило население на других континентах. Евразии же досталось чуть меньше, хотя ударной волной задело и её.

Мировой катаклизм, что начался после, оставил в живых не более одного процента населения Земли. Уровень воды в океане резко поднялся, а температура понизилась, превратив воду в лёд. Тем, кто выжил, пришлось уйти вглубь. Там вирус, что принесла комета, не мог долго существовать, его поддерживал солнечный естественный свет. Часть выживших, заполучивших вирус, стали зомби. Океаны почти полностью замёрзли. Лишь там, где остались здания на более высоких местностях, торчали изо льда полу обрушенные кровли и части домов и вышек.

Бесстрашные Солдаты Света на свой страх и риск устанавливали солнечные аккумуляторы, дабы обеспечить энергией подлёдные города, и беспрестанно гибли от рук зомби-монстров. А с веками зомби эволюционировали и стали изощрённее, ведя настоящую охоту за теми, кто выходил на поверхность.

Мир разделился на две половины – светлую и тёмную. Но на этот раз всё было наоборот: на светлой обитали тёмные ледяные зомби, ожидающие новых жертв, а на тёмной – влачили жалкое существование обособленные кланы людей. А вот как они жили, мы и посмотрим поближе, переместившись в их страшную реальность…

Глава 1

Пустая асфальтированная парковка едва озарялась тусклым светлячком, закреплённым где-то под самым ледяным потолком. Макс неспешно шагал по длинному тёмному тоннелю по направлению к своей машине. Он не слишком-то радовался новому вызову. Работка предстояла нелёгкая, а обещанные выходные накрылись. Сегодня было тоскливо, почему-то снова и снова всплывали в памяти неприятные моменты.

Макс Антипов жил один уже много лет, детей у него не было, а жена погибла от рук, а точнее зубов, ледяных зомби на одном из заданий. Самая заурядная семья: работали вместе пять лет, познакомились на работе, поженились, да так и жили. Жили чаще на работе, чем в своей тесной, но такой родной и уютной квартирке на самой окраине Города. Ремонты генераторов требовались постоянно. Это была самая опасная и востребованная работа. Потому что желающих стать Солдатом Света всегда не доставало.

Во тьме коридора раздался шорох, от стены отделилась тень, и навстречу ему шагнул худощавый невысокий мужчина лет тридцати пяти. Руки его были испещрены шрамами, которые хорошо вырисовывались даже при этом тусклом освещении, а налысо побритая голова и тонкое лицо выделялись яркими светящимися глазами.

- Эй! Сколько можно ждать тебя, Макс! Я уже замёрз! – мужчина дёрнул плечом и потёр руки.

- Извини, дела. Пришлось люк дома ремонтировать, - бросил Макс, двигаясь дальше по узкому тёмному тоннелю. Затем извлёк из одного из множества карманов, притороченных к тёмной куртке, пульт и нажал кнопку.

Помещение резко осветилось слепящим, бьющим в глаза светом фар. Мотор завёлся сам, рыкнул и равномерно затарахтел, напугав спутника Макса.

- Ничего себе! Сам сделал? – спросил он, рассматривая тюнингованный автомобиль нового коллеги. На рампах крепились дополнительные фары и приспособления, а с крыши угрожающе выступало дуло.

- Да, пришлось повозиться. Так хоть немного безопасней выезжать на поверхность, - проворчал Макс, открывая багажник. – Куда сегодня вызывают?

- Вот координаты, держи. Недалеко от Смоленска. Там есть выезд наружу. Два генератора перестали подавать энергию, а связь пропала.

- Опять зомби вырубили, - вздохнул Макс, извлекая из багажника лучевое ружьё. - Когда уже удастся перестрелять их всех?

- С чего ты взял, что это зомби? – вскинул тёмные брови мужчина. Он и работал-то здесь всего несколько дней. Дополнительные жетоны необходимо было вернуть за долги, да и паёк нужен был очень, для старых немощных родителей, у Солдат он был повышенный. Но встречи с ледяными монстрами совсем не прельщали.

- Глеб, ты и правда думаешь, что они сами выходят из строя? Это тебе полковник втёр, когда инструктаж проводил. Нас просто заманивают в ловушку, чтобы заполучить себе пищу…

Глеб недоверчиво покосился на ружьё, затем на Макса, и поплёлся следом к машине, набрасывая на худые плечи рабочую утеплённую куртку, доставшуюся ему от предыдущего Солдата.

Усевшись в бронированный, но порядком пошарпанный пикап и хлопнув дверью, Макс бросил под ноги рюкзак, вручил Глебу лучевое ружьё и нажал кнопку стартера.

Движок заревел, и машина рванула с места. Вперёд Макс и не смотрел – этот тоннель он знал наизусть: километров пятнадцать абсолютно прямой и однообразной дороги, затем развилка, после – ещё одна. Здесь постоянно был ремонт дороги, ведь крепления не выдерживали веса тысяч тонн, что были над ними.

За штурмана сегодня был Глеб, ему и карты в руки. Макс всё крутил ручку радиоприёмника, чертыхаясь и пытаясь поймать одну единственную волну, «Волну Света». Так, словно с издёвкой, назывался правительственный, а ныне единственный канал. Слушать там особо было нечего: поминовение усопших Солдат, не вернувшихся с поверхности, объявления о новом призыве, взывания к чести граждан и их совести, призывы к жёсткой экономии энергии и продовольствия... Но всё веселее, чем глядеть на постную рожу Глеба и его подрагивающие, сложенные поверх ружья руки. Вон, он уже и пристегнуться успел. Динамики кряхтели, шипели и плевались, но так и не желали выдавать нужную частоту. Макс вздохнул и бросил пустое занятие. Машина остановилась.

- Куда теперь? – повернул Глеб голову к напарнику.

- Через пятьсот метров направо, а там ещё километров десять, - ответил Макс, всматриваясь в стены, освещённые фарами. - А раньше где работал?

- В парниках. Осветителем.

- Боишься?

Глеб промолчал, но Макс заметил, как нервно дёрнулась жилка на его шее.

- Не бойся. Я по первости тоже робел. Там-то и работы: снял, заменил, смонтировал, закрепил и уехал. А что до зомби...Так может, и не встретим никого. А если и встретим, то нам бояться нечего: у нас ружьё. Это они пусть боятся.

- Ты их видел? – поёжился Глеб и вжался в сиденье. – Какие они?

- Рано или поздно каждый Солдат с этими тварями встречается, - Макс сильнее сжал пальцы на руле. – Главное, быть начеку. Не дать подобраться. Чуть что – пали из пушки, не жди. Понял?

- Понял, чего ж тут непонятного... Палить из пушки, - Глеб пожал плечами, стараясь делать безразличный вид.

- Пользоваться хоть умеешь?

- Умею! Поворот не пропусти, - буркнул Глеб и снова уткнулся в карту.

После второй развилки Макс резко сбросил скорость и остановился:

- Вылезай, поможешь цепи закрепить.

Глеб послушно выбрался из машины. Как закреплять на огромных колёсах шипованные цепи, он знал только теоретически, из руководства «Молодого Солдата Света». Все эти несколько дней, что довелось проработать на новой работе, он протирал штаны в управлении, разнося по кабинетам бумаги и принося полковнику Астафьеву кофе. Согревая дыханием озябшие руки и следя краем глаза за действиями Макса, в полутьме он старался делать то же самое.

Когда цепи были закреплены, и Макс для надёжности проверил их ещё раз, напарники запрыгнули в машину. Теперь можно было включать турбины – путь наверх был скользким и довольно крутым. Разговаривать в таком рёве было невозможно, чему оба в глубине души были несказанно рады.

Как только мимо установленного в толще льда датчика пронеслась машина – бронированные ворота, до которых оставалось не более трёхсот метров, автоматически распахнулись. Это была ещё одна предосторожность от проникновения ледяных зомби, которые в прошлом году полностью выкосили небольшое поселение к западу от Города. Тогда пришлось немало потрудиться, чтобы выловить и уничтожить их всех, а затем проверить все ведущие на поверхность люки. А вот чтобы попасть обратно, необходимо было долго держать сигнал – от холода датчик иногда клинило, и он плохо реагировал на звук.

Через несколько секунд пикап уже был на поверхности. Турбины пока не понадобятся. Скрепя и врезаясь цепями в толщу льда, машина пробиралась вперёд. Сегодня метели не было, это хорошо. Серое, сумеречное небо поблёскивало далёкими звёздами.

Генераторная вышка виднелась ещё издалека, она высоко поднималась над верхушками торчащих изо льда полуобвалившихся зданий, что располагались на холме. Остановив машину и по технике безопасности не заглушив её, Макс натянул перчатки без пальцев, набросил капюшон и выпрыгнул на припорошенный снегом лёд, направляясь к багажнику. Глеб возился долго: тщательно застёгивал куртку, поправлял шлем и связанные матерью рукавицы – это был подарок, как раз к получению новой ответственной должности и предназначенный для выходов на поверхность.

- Ты где там? – недовольно крикнул Макс, взваливший на себя всё оборудование и набор необходимых инструментов. – Ружьё не забудь! Прикроешь, если что...

Глеб вернулся за ружьём, вешая его через плечо, и принял из рук Макса моток проводки и ящик с инструментами.

- Дверь не захлопывал? – уверенно зашагал Макс к ведущей на генераторную площадку лестнице.

- Не захлопывал. Хотя, мне кажется, это совсем небезопасно – ещё влезет кто...

- Хуже, если сами не влезем. Бывало, что замки заклинивало. На площадку поднимемся, посмотрим температуру. Вообще, сегодня тепло. Может минус пятнадцать всего-то, - попытался успокоить он напарника.

Поозиравшись по сторонам, но не заметив ничего опасного и подозрительного, Глеб зашагал быстрее. Вокруг простирался унылый пейзаж – голая ледяная равнина и занесённые снегом остатки строений. Приблизившись к вышке, Макс вдруг бросил на лёд всё оборудование:

- Глеб! Живо, пушку!

- А? Зачем? – не понял мужчина, вертя головой по сторонам.

- Делай, что говорят! Следы!

Глеб растерянно свалил на лёд свою ношу и снял ружьё. Рядом с площадкой снег был потревожен несколькими рядами следов, словно здесь тащили что-то.

- Думаешь, свежие? – сильнее сжал он пушку.

- Рисковать не будем, - Макс осторожно обошёл вышку и заглянул на лестницу. Там было пусто. Подняв оборудование, он принялся постепенно, в несколько этапов заносить его на площадку.

Проверил старый генератор. Норма. А провода перерезаны. Или перекушены. В любом случае – работы меньше, остаётся лишь заменить проводку. Надо бы какую защиту получше придумать. Разряды тока убивают одних тварей, но дают шанс другим. И тел нигде не видно – своих же сжирают, ублюдки.

Закончив с проводкой, Макс свесился вниз, чтобы просить напарника подняться за не пригодившимся сегодня тяжёлым оборудованием. Работы было не много, но вдруг знакомый шум заставил вздрогнуть и резко обернуться. Глеб ничего не замечал, уставившись в серое небо и рассматривая одинокие звёзды, которые видел впервые в жизни.

- Глеб! Сзади, твою мать! – закричал Макс, указывая на серые тени позади напарника. На фоне серого неба их было нелегко заметить, но чистый белый снег был на стороне Солдат, выделяя тварей на его фоне тёмными пятнами теней.

Глеб прекратил возиться с замком куртки, вскинул ружьё и обернулся, сразу не поняв, в чём дело. На него уже неслись, перебирая всеми четырьмя конечностями, три серые сгорбленные тени, напоминающие костлявых поджарых полулюдей-полусобак. Точнее скрюченных людей, ходячие полусгнившие скелеты, глаза которых светились радиоактивным мутно-зелёным огнём, который выдавал их ночью. Твари не знали пощады, не знали страха. Ими двигал инстинкт, что убивал людей. Животных на поверхности после той страшной катастрофы почти не осталось, а тех, кто даже умудрился выжить, давно сожрали ледяные мутанты.

Трясущимися руками Глеб направил лучевое ружьё, которое уничтожало и плавило на месте всю органику в радиусе нескольких метров, в полуоткрытые зловонные пасти, щедро утыканные острыми гнилыми зубами. Но толстая вязаная рукавица никак не давала нажать кнопку. Вытащив руку, Глеб принялся зубами стаскивать злополучный подарок, но было слишком поздно. В несколько мгновений преодолев разделяющее их расстояние, одна из тварей прыгнула всем телом на не успевшего сориентироваться Солдата и сомкнуло огромные зубы вокруг его горла.

- Глеееееб! – не своим голосом заорал Макс и галопом пустился вниз по лестнице, на ходу подхватив лежащее на площадке ружьё. Но тех долей секунд оказалось достаточно для того, чтобы напарника уже волокли в сторону полуразрушенных построек.

Глеб кричал не своим голосом и извивался, но цепкие лапы зомби крепко держали его. Макс преодолел это расстояние за несколько секунд. На миг он укрылся за бетонной колонной постройки, покрытой на неровностях грязным льдом. Потом осторожно выглянул, рассматривая, откуда может ещё угрожать опасность. Он воспринимал всю эту обстановку с холодом, что выработался в его душе за эти несколько лет. Повидав немало смертей, прирождённый Солдат Света действовал по отработанной схеме. Сделать всё возможное, чтобы спасти напарника, но и не погибнуть самому. Здесь уже действовали законы выживания.

По сторонам никого не было, а вот чуть дальше, в темноте, Макс заметил, как несколько серых теней метнулось меж бетонными развалившимися блоками. Рядом торчали остатки крыши, высокий парапет которой чуть развалившийся с веками, торчал изо льда, преграждая дорогу. Скрываясь за парапетом, пригнувшись, Макс пробирался туда, откуда ещё раздавался истошный крик Глеба. Умом Макс понимал, что скорее всего поздно что-либо предпринимать, но надежда на благополучный исход всё ещё теплилась в нём. Если бы его напарник был хоть немного шустрее, всё могло бы обойтись без жертв. Нужно было лишь вовремя выстрелить. В душе Макс проклинал себя за то, что не отправил на вышку Глеба, а сам не остался внизу на огневоё позиции, но с другой стороны, Глеб не мог знать тех нюансов, что могли задержать их надольше.

Медленно, высунув лучевое ружьё за бетонный блок, Макс Антипов высунул голову. Никого. Он ловко перемахнул через преграду, подбежав к разваленной стене соседнего здания. Картина, что он там увидел, охватило его на миг страхом и отвращением. Глеб был уже мёртв, а несколько голодных тварей раздирали его тело на части. Рядом валялась та самая злополучная рукавица, что помешала напарнику сделать своевременный выстрел. Две твари, сидя на корточках, сгорбившись, вонзали зубы в оторванную ногу Глеба, а три другие склонились на остатками тела, не прекращая свой пир. Увлечённые пиршеством, они уже не видели, что Макс был совсем близко.

Никто до сих пор не знал, обладали ли эти твари хоть какими-то зачатками разума. Но однако охоту они вели на людей как профессионалы в своём деле, научились объединяться в своеобразные стаи, научились ломать солнечные генераторы, чтобы выманить Солдатов Света.

- Сукиииии! Ненавижу тварей! – закричал Макс, выпрыгивая из укрытия. Твари обладали неким инстинктом самосохранения, поскольку при виде угрожающего дула ружья они прыснули в разные стороны, оставив тело убитого и изувеченного Глеба в центре площадки. Противники попались не самые смелые. Бывали на веку Макса монстры и похуже, более агрессивные. Здесь же просто сыграл свою роль случай.

Синий луч плазменного ружья осветил площадку, словив сразу две твари в свой диапазон действия, тела которых зашипели, плавясь от RT-луча. Пару особей всё же успели сбежать, но Макс знал, что они вернутся, чтобы забрать свою добычу, которая доставалась им не так часто. Ещё двоих, забившихся в угол и разъярённо шипевших и сверкающих глазами, он с гневным криком, уничтожил. Потом осмотрелся, опустил ружьё и тяжело вздохнул.

Ещё один Солдат Света. Очередной напарник, решивший, что в работе на поверхности нет ничего сложного. Сколько их ещё будет. Тело нельзя было оставлять так, но и уходить тоже не стоило. В машине был специальный контейнер, предназначенный для таких случаев. Но Макс не думал, что оставшиеся твари сейчас посмеют вернуться. RT-лучи были самым действенным против них способом, которого они боялись. Выбор стоял небольшой: либо оставить тело здесь, чтобы его всё равно потом съели, либо рискнуть и сходить за контейнером.

Перенеся тело Глеба ближе к бетонному парапету, и собрав оставшиеся вещи бывшего напарника, Макс двинулся к машине, прихватив по пути инструменты. Дёрнул пару раз ручку, что успела примёрзнуть, потом двинул ногой. Дверь открылась с протяжным скрипом. Макс спешно забросил инструменты в багажник, и достал небольшую коробку, которая при вскрытии превращалась в объёмный герметичный пакет, в котором можно было доставить останки тела для захоронения. Хоронили во льду, в специальных азотосодержащих обеззараживающих камерах. Бывали случаи, когда после таких повреждений, труп мог преобразоваться в очередного монстра, хотя это происходило не каждый раз. Но рисковать было запрещено Уставом Солдат Света.

Когда тело было упаковано в контейнер, а вещи собраны, Макс вновь осмотрел вышку, вспоминая, что мог забыть сделать. Сигнал поступал, поэтому задача первостепенной важности была выполнена. Человеческие жизни не ценились так высоко, как та энергия, что поступала из генераторов для поддержания жизни миллиона живых людей, что обитали под сотней метров ледяной коры, покрывавшей Землю уже две сотни лет.

Некое движение вдруг смутило Макса, и он остановился, всматриваясь в даль. Это были не зомби, их силуэты он узнавал сразу. Но и не человек. Или всё-таки человек? Кто-то сидел за вышкой, свернувшись калачиком, укрытый меховой шкурой и тихо всхлипывал. Ребёнок? Неужели?

Макс спрыгнул со ступеней, включив тусклый прожектор, что осветил лёд вокруг вышки. Надолго включать прибор категорически запрещалось, но сейчас ситуация была экстренной. Малыш сидел, дрожа от холода, держал колени обеими худыми руками. Волосы его, несколько спутанные, достигали плеч. А сам он был одет в старую ободранную рубашку Солдата Света, каким они были много лет назад, старого образца.

- Привет! – Макс несколько опешил, глядя на ребёнка. Своих у него не было, а чужих он воспринимал как-то отдалённо. Интересно, почему он молчал?

- Ты говорить умеешь? – повторно спросил он, рассматривая следы вокруг. Несколько кровавых пятен, впитавшихся в лёд, окружали его. Сразу, в темноте, он и не заметил их. Мальчонке на вид было всего-то лет пять. Хотя, может он просто выглядел худым. Лицо напряжённо подрагивало, губы пытались произнести слова, но он не мог сказать. Видимо то, что он увидел, наложило на него отпечаток.

- Поехали со мной. Здесь оставаться нельзя. Твоих спутников сожрали зомби? – спросил он напрямую, уже зная верный ответ.

Мальчонка лишь кивнул головой, поняв, о чём идёт речь. Потом попытался подняться, но не смог, обессиленный. Тогда Макс сам подхватил его, вместе с меховой накидкой, непонятно откуда взявшейся здесь, и понёс в машину, усадив на заднее сиденье. Потом завёл двигатель, еще раз развернулся, осветив фарами площадку и люк внутрь, туда, где было безопасно.

И автомобиль с рёвом двинулся вглубь, в люк, что закрылся за ними. Лишь тогда Макс вздохнул с облегчением.

- Что же мне с тобой делать, а? – спросил он, протягивая мальчишке свой паёк, зная, что сам теперь останется без дневной порции пищи. Тот неуверенно посмотрел на своего спасителя, потом резко схватил пакет, залез внутрь, и достал оттуда сухари, что входили в ежедневный паёк.

- Ешь, ешь. Приедем – получим ещё, – произнёс задумчиво Макс, вспомнив, что теперь паёк Глеба тоже достанется ему. – Что же мне с тобой делать? А?

С этими словами он крутанул ручку приёмника, который на удивление быстро словил «Волну Света», и там заиграл гимн, перекрикивая рык мотора броневика, что шёл вниз гораздо легче. Удивляться предстояло позже, а пока нужно было смотреть на дорогу, ведь двести километров пути подо льдом тоже не обещали быть самыми лёгкими.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 24
Комментарии

Прочитал, выскажусь:

По самой идее - получается, что планета повёрнута к Солнцу одной стороной.А единственный материк как раз на ней. Значит, на противоположной стороне - океан, где под действием круглогодичного солнечного света идёт сильное испарение, выпадающее снегом на теневой стороне. Значит, должен быть постоянный снегопад.

Идея, в общем, любопытная, но насквозь неправдоподобная. Подобного масштаба катаклизм выделит столько энергии, что кора расплавится.

По мелочам:

Туннели во льду между городами, упомянутые в начале, быстро разрушатся. Дело в том, что лёд подвижен, он медленно течёт. Это, кстати, помешало американцам в своё время построить в леднике Гренландии туннели для пусковых установок ракет. Так что, между городами придётся ездить по поверхности.

Курок у лучевого ружья....Хм...

"Прочитал, выскажусь:"

Прочитал, вступлюсь :)

"По самой идее - получается, что планета повёрнута к Солнцу одной стороной."

Это кажется нигде не сказано. Если вы про это "Мир разделился на две половины – светлую и тёмную. Но на этот раз всё было наоборот: на светлой обитали тёмные ледяные зомби, ожидающие новых жертв, а на тёмной – влачили жалкое существование обособленные кланы людей" то подразумевается, что зомби живут наверху, под Солнцем, а люи под землей, в темноте.

"А единственный материк как раз на ней. Значит, на противоположной стороне - океан, где под действием круглогодичного солнечного света идёт сильное испарение, выпадающее снегом на теневой стороне. Значит, должен быть постоянный снегопад."

Поскольку первоначальный вывод неверный, вероятно неверны и все остальные.

"Идея, в общем, любопытная, но насквозь неправдоподобная. Подобного масштаба катаклизм выделит столько энергии, что кора расплавится."

Вот тут согласен. Если бы подобное "в результате встречи Земли с кометой Фриора ось планеты сдвинулась, и под воду ушли почти все материки." случилось, вряд ли бы это кто-то пережил. Но вдруг!

"По мелочам:

Туннели во льду между городами, упомянутые в начале, быстро разрушатся. Дело в том, что лёд подвижен, он медленно течёт. Это, кстати, помешало американцам в своё время построить в леднике Гренландии туннели для пусковых установок ракет. Так что, между городами придётся ездить по поверхности."

С какой стати? В Антарктиде и в Гренландии он сползает в море, но что мешает ему лежать неподвижно на европейской равнине?

"Курок у лучевого ружья....Хм..."

А что такого? Взводит конденсаторы в боевое положение! :) А если серьезно, автор похоже перепутал его со спусковым крючком. :) Мне честно говоря, тоже не нравится как он правильно произносится. Крючок какой-то. Вот спустил курок, это звучит ! :)

А может давайте все то же самое, но без зомбей? Чегой то достали они, окаянные...

"Гость" пишет:
"По самой идее - получается, что планета повёрнута к Солнцу одной стороной."

Это кажется нигде не сказано

Ну почему же. Есть в тексте слова: "Теперь же полярная ночь была повсюду –этой частью Земля больше никогда не повернётся к солнцу." Вывод напрашивается.

"Гость" пишет:
С какой стати? В Антарктиде и в Гренландии он сползает в море, но что мешает ему лежать неподвижно на европейской равнине?

Думаю, что та же сила, которая заставляет лёд течь вниз, вызовет деформацию туннеля. Хотя, возможно я ошибаюсь, и неглубоко под поверхностью туннель будет стабилен, но не уверен.

Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции.

Спасибо всем за конструктивную критику, я продумаю лучше по поводу мировой катастрофы. Но надо всегда учитывать, что есть авторская составляющая. Это же фантастика, в конце то концов, а не реальная история. Зомби тоже как бы несуществующая вещь. Мир всё равно останется таким, каким он описан. Добавил немножко продолжения, пока занимаюсь другим проектом.

"Ivan" пишет:
Теперь же полярная ночь была повсюду –этой частью Земля больше никогда не повернётся к солнцу." Вывод напрашивается.

Кажется, это убрал.

Давайте, помогайте с мировыми катаклизмами. Дальше идея книги вся разработана.

"Гость" пишет:
А может давайте все то же самое, но без зомбей? Чегой то достали они, окаянные

Не, в этой книге зомби будут.

Без зомби есть другая, выложил уже две главы, сейчас добавлю третью. Приглашаю почитать http://deadland.ru/node/15667

Так, продолжу высказывания, если автор не против:

"Вокруг простирался унылый пейзаж – голая ледяная равнина и занесённые снегом остатки строений." - слой льда достаточно тонок, чтобы из него торчали обломки строений.

И чуть позже: "миллиона живых людей, что обитали под сотней метров ледяной коры, покрывавшей Землю уже две сотни лет."

Нет ли здесь противоречия?

"orvin" пишет:
Давайте, помогайте с мировыми катаклизмами.

Насчёт катаклизма - достаточно, на мой взгляд,убрать уход под воду остальных материков или заменить его на "невозможность жизни на остальных материках" или на отсутствие информации по остальным материкам (можно упомянуть непроверенные слухи, что их вообще не существует, оформленные в виде баек перед сном).

Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции.

Прочитал. Возник ряд вопросов.

1. Непонятен итоговый результат удара кометы по планете. Было ли смещение полюсов, изменился ли наклон оси по отношению к плоскости орбиты (усилился или же исчез), изменилась ли скорость вращения Земли, и если да, то как? Отклонение от нормы любого из этих факторов приведет к кардинальным переменам климата - но разным и иногда весьма неожиданным. Хотелось бы больше ясности по этому вопросу.

2. Зачем устанавливать солнечные генераторы, если нет солнца? Судя по северному (полярному) сиянию, на поверхности или полярная ночь (полгода), или магнитное поле планеты пошло вразнос, но тогда встает вопрос радиации, а тулуп и варежки - не лучшая от нее защита. Проще сосредоточиться на более доступных источниках энергии - геотермальных, например. Ну и ядерную энергетику никто не отменял.

3. Машины, работающие на бензине/дизеле. На дворе двадцать девятый век, лучевые ружья - а ездят до сих пор на ископаемом топливе? Нет конечно, понятно, что двести лет под землей особо прогресс не двигают, но в двадцать седьмом веке, до кометы, все же было нормально, так ведь? То есть за семьсот лет спокойной жизни люди так и не придумали ничего лучше ДВС? Налицо серьезная инерционность мышления автора.

4. Энергетический вопрос. Сначала демонстрируется мигающая тусклая лампочка в гараже - наверняка лампа накаливания, видимо автор не в курсе, что уже есть светодиодные, которые потребляют несколько ватт, светят ярко и не мигают. Это чтоб значит, показать читателю, как плохо у человечества дела с энергией обстоят - экономия, дескать, везде. И тут же у одного из "воинов Света" обнаруживается лучевое ружье. Энергетическое, мать его, оружие! На сотню мегаватт мощности, не меньше ("которое уничтожало и плавило на месте всю органику в радиусе нескольких метров")! Целый город запитать от такого ружья можно! Где логика, Карл?! Про "курок" тактично промолчу.

Больше всего интересует внятный ответ на первый пункт (остальные вопросы скорее риторические).

Слегка подправил текст. Если кто еще найдет ляпы - пишите, не стесняйтесь. Буду учитывать и редактировать, что будет возможно и не помешает сюжету.

"Ну почему же. Есть в тексте слова: "Теперь же полярная ночь была повсюду –этой частью Земля больше никогда не повернётся к солнцу." Вывод напрашивается."

Прошу прощения, невнимательно читал.

"Думаю, что та же сила, которая заставляет лёд течь вниз, вызовет деформацию туннеля.

Хотя, возможно я ошибаюсь, и неглубоко под поверхностью туннель будет стабилен, но не уверен.

Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции."

Ну я тоже не уверен, но мне кажется, лед в какой-нибудь котловине, должен быть стабилен.

"3. Машины, работающие на бензине/дизеле. На дворе двадцать девятый век, лучевые ружья - а ездят до сих пор на ископаемом топливе? Нет конечно, понятно, что двести лет под землей особо прогресс не двигают, но в двадцать седьмом веке, до кометы, все же было нормально, так ведь? То есть за семьсот лет спокойной жизни люди так и не придумали ничего лучше ДВС? Налицо серьезная инерционность мышления автора."

Странный вывод. А если кто-нибудь из римских авторов описывал бы седьмой век Европы, как грязные деревеньки и мелкие города без удобств, Вы бы возмутились "давно уже термы и проточная канализация в Риме придуманы, уж до теплого ватерклозета и джакузи за семьсот лет можно дойти"? :)

На самом деле среди известнейших историй (не обязательно книг) о постапокалипсисе встречаются абсолютно странные идеи. Вспомните хотя бы фильм "Водный мир" - вопрос, как они могли там жить вообще? Или нашумевший "Дивергент"... Подумаю, может просто убрать часть, как это вышло, оставить лишь упоминания в ходе рассказа, или представить это совсем иным миром. Пока пишу продолжение, потом выложу.

"На самом деле среди известнейших историй (не обязательно книг) о постапокалипсисе встречаются абсолютно странные идеи. Вспомните хотя бы фильм "Водный мир" - вопрос, как они могли там жить вообще?"

Э-э-э, а что с ним не так? Я хоть люблю его не за это, но вроде он относительно логичен? Нет, были конечно некоторые странности, вроде дедка живущего в трюме с нефтью (как он там не задохнулся) или почему рыба там ловилась только таким оригинальным образом :), но в целом, фильм более-менее разумен. Не то что у придурковатого автора "Метро-2033", где воздух на поверхности смертельно ядовит, и при этом, есть два открытых входа на станции.

" Или нашумевший "Дивергент"..."

А где он нашумел? :)

Быстрый вход