Sacrifice

Жара стояла невыносимая. Железобетонные коробки зданий раскалились до предела. Дышалось тяжело, медленно и с усилием. Знойный воздух с трудом входил в легкие вязкой массой. Тело заполнила дурманящая слабость. Мокрая от пота одежда липла к коже. Разум же превратился в расплавленную жижу, в которой с глухим всхлипом тонули все мысли. Все живые чувствовали себя рыбами, выброшенными из прохладных глубин на обжигающую сковородку улиц.

На крыше бара соорудили навес. Гуляющий над зданиями ветерок хоть немного охлаждал. Рада лежала на скамье, чувствуя себя растаявшим мороженным и наслаждаясь секундами облегчения. Полминуты назад официантка принесла ей покрытый инеем бокал, заполненный на треть соком, и на две трети льдом. Девушка задрала мокрую, хоть выжимай, майку, до груди, и поставила бокал себе на живот. Ощущение прохлады освежило и взбодрило, словно глоток хорошего виски сырой промозглой порой.

Тонкое плетение льда на стенках бокала таяло. Капельки воды стекали вниз, попадали на кожу девушки, а потом медленно, в такт с ее дыханием, сползали по худой талии вниз. Рада ни о чем не думала всецело, наслаждаясь чувством прохлады. Стараясь пропустить его через каждую клеточку своего тела.

На лестнице послышались шаги, кто-то стал подниматься на крышу. Вначале девушка даже не хотела глаза открывать, но потом пересилила дурманящее отупение, и повернула голову. По лестнице поднимался Клин, один из самых пронырливых и хитрых сталкеров. Ирокез у него промок от пота насквозь, и как-то измученно сдвинулся на одну сторону. Бритые бока головы выглядели лучше, и девушка подумала, а не побрить ли себе голову? Не так жарко будет, и возни намного меньше.

Клин с невозмутимым видом прошел к девушке, и аккуратно, боясь то ли самому рассыпаться, то ли скамью развалить, сел на соседнее от Рады место. Вытащил из кармана пачку сигарет, закурил. Рада почувствовала запах ментола. В такую жару ментоловые курят только совсем чокнутые.

- Что делаешь? Загораешь? – спросил парень, выпуская дым из носа.

- Да хоть бы и так, тебе какое дело? Да и вообще мог бы девушке тоже сигарету предложить.

- Так ты же вроде бы бросила – удивился Клин.

- Все равно предложить мог бы – поддела его девушка – но ладно, говори зачем приперся в такую жару.

- Ты «панциря» когда-то настраивала?

- Было дело пару раз. Но небольшие модели, на малый объем и массу.

- Вот и прекрасно. Нужно груз небольшой доставить, и «панцирь» настроить, чуть внутри закрытых секторов. И платят очень хорошо, пятьдесят штук твои.

Рада задумалась. Жестом попросила у парня сигарету, подкурила, затянулась. выдохнула, не беря бокал в руки отпила сока со льдом. Калькулятор в ее голове работал в усиленном режиме. Пятьдесят тысяч деньги неплохие, тем более в настройке «панциря» нет чего-то слишком сложного, на пару часов работы от силы. Рискованно правда даже чуть в закрытые сектора заходить, но на этой планете вся жизнь один сплошной риск.

- Ладно, я согласна – озвучила девушка своё решение.

- Чудесно. Я знал, что ты меня не подведешь. Тогда пошли.

- Стоп, как пошли, сейчас? - возмутилась девушка, и ей стало понятно почему такая большая плата за работу.

- Да, сейчас. Потолок к утру нам нужно быть на месте.

- Ты совсем спятил? Голову солнцем напекло? Завтра вечером будет оборот, а после него может и буря случиться, да и всё что угодно.

- Поэтому и выезжать нужно сейчас, чтобы завтра к вечеру успеть на базу.

- Та пошел ты знаешь куда… - девушка хотела было продолжить, но Клин ее перебил.

- «Панцирь» нужно Скитальцу настроить, и это он нас ждет. Он даже у Молнии ее вездеход как-то выдурил, притом, что повезет нас даже не она, а Ковбой. Можешь представить, чего ему это стоило.

Девушка встала чтобы лучше осмыслить картину. Скитальцу отказывать не годиться, себе дороже. И покататься в машине Молнии соблазн большой, о тем чем она напичкана легенды ходят. Но ехать перед самим оборотом? Риск очень большой. Все сталкеры знают байки о том, как мир пред оборотом сходит с ума, реальность дает сбой, а мутанты устраивают безумный гон снося всё на пути. Она сама эти жуткие рассказы сто раз слышала пока сидя в баре чинила кому-то оружие.

- Но почему я? – спросила девушка.

- Потому что все другие уже отказались. Никто из тех, у кого место насижено рисковать не хочет. Остальные же соглашаются лишь на наш страх и риск и с «панцирями» они никогда дело не имели.

- Только ты будешь должен мне проныра, ой как должен – сказала девушка, хмуря брови, и поправляя темные как смоль волосы.

- Сочтемся потом как-то – ответил довольный Клин – а теперь пошли, у нас на сборы не больше часа, все остальное уже готово.

* * *

Матово-черный внедорожник грохоча толстенными колесами мчал среди руин, пустырей и скал. Он ехал очень быстро, заранее обходя все возможные препятствия. Машина, напичканная тьмой датчиков и сложной системой магических артефактов, была способна держать скорость в сто, там, где остальные едва бы ползли. Да и полу-киборг Ковбой один из лучших водителей. Пейзажи на мониторе мелькали удивительно быстро. Рада даже чувствовала себя слегка разочарованно, так как ждала от этой поездки опасного приключения. Мысль правда спешно ей отгонялась, она понимала, что в любое мгновение все может измениться к худшему.

В большей степени ее разочаровало еще и то, что ей не удалось заглянуть в святая святых «Пустынника» одного из самых легендарных транспортов планеты. Они с Клином ехали в отсеке для грузов и пассажиров, и ничего интересного на глаза не попадалось. Вначале она еще высматривала что-то странное на мониторе, а потом плюнула и на это.

Клин рассказал ей что время перед оборотом на самом деле одно из самых-самых тихих. Все мутанты прячутся по норам, нет ни рейдов военных, ни бандитов. Причина этого как раз в слухах. Сталкеры всеми силами поддерживают слухи что время перед оборотом самое опасное. Да, в большинстве случаев все проходит очень, прямо до неприличия тихо. Но в иные разы происходит настоящий ад. И чтобы потом сломя голову никого не спасать из этого ада, сталкеры и вдалбливают всем мысль, что время перед оборотом очень опасно. Чем больше народу будет дома, тем меньше возникнет возможных проблем.

Хотя отчасти Рада даже счастлива была, что всё пока так легко идет. Деньги не плохие получит, еще и прибавку к репутации. Разве плохо?

* * *

Девушка проснулась от того что машина остановилась. И сразу переполошилась, и схватилась за оружие. Мало ли что случилось. В отсеке работал кондиционер, плавный ход убаюкивал, и она сама не заметила, как уснула.

- Не пугайся всё нормально. Просто мы уже приехали – успокоил девушку Клин – одевай намордник, и на выход.

Девушка натянула закрывавший всю голову герметичный шлем, с большим обзорным стеклом чтобы не мешало работе. Подключила его к системам бронекостюма. Вдохнула отдающий синтетикой, какой-то не живой воздух.

Клин уже был готов к выходу, и увидев, что девушка закончила, открыл люк и полез наружу. Рада вышла за ним.

На улице, среди руин высоких домов их ждал сталкер в потрепанном, но хорошем бронекостюме, покрытом густым слоем засохшей грязи, пыли и крови. Сразу было видно, что он провел в пути не один день. Он уже успел перемолвиться с Клином парой слов, и Рада услышала в динамиках голос:

- Скиталец говорит, что здесь рядом пространственная аномалия «Петля Мебиуса». В нее зайти можно, а из нее выйти нет. Мы с Ковбоем сейчас груз вынесем, и к месту встречи за Скитальцем пойдем. Шагай за нами след в след. За мутантов и прочее не бойся, здесь два дозорных из группы Скитальца.

- Всё услышала. Всё поняла – ответила девушка.

Из кабины вылез Ковбой в своем легком бронекостюме. Он с Клином зашел в грузовой отсек, и они вынесли оттуда «панцирь» похожий на ребристый гроб с кучей кнопок и датчиков. На «крышке» гроба лежал черный кейс метр на метр длинной и шириной, и сантиметров двадцать высотой. Рада взяла этот кейс (он был на удивление легким), и они все пошли за Скитальцем.

Вначале девушка не понимала куда ведет их бывалый сталкер. Улица была густо усыпана руинами обгоревших и разрушенных зданий. Приходилось маневрировать среди них, машина тут не проехала бы. Уже на выходе из лабиринта девушка увидела относительно целое десятиэтажное здание, и у нее появилась уверенность что они идут туда. И сразу же как они миновали очередной поворот ее уверенность подтвердилась.

Первые мгновения девушка не поняла, что происходит. Подумала, что у нее дырка в маске, сквозь которую проникает отравленный воздух и вызывает галлюцинации. Раньше Рада слышала о «Петле Мебиуса» и даже видела ее. Но никогда прежде на месте этой петли не было очерченного круга самых разных цветов: красного, желтого, зеленого, синего. В том, что это аномалия девушка не сомневалась, так как на границе из цветов стояла фигура в дорогущей, просто баснословно дорогой броне. И только спустя секунды удивления девушка поняла, что странная граница из цветов — это краска. Видно тот, кто застрял внутри аномалии решил очертить для себя ее границы. Тогда сразу понятно, что он не сталкер, ведь они никогда не отмечают четкое место ловушки, а все держат в памяти, ведь отмеченную ловушку нельзя использовать против разумных врагов.

Догадка пришла внезапно и все решила. Судя по дороговизне брони это ученый. Видно случайно влез в эту дыру, и теперь вот самоубийственно думает ее поисследовать, а результаты спрятать в «панцирь». Выжить ведь он не выживет. Никто еще не выжил вне укрытия во время оборота. Девушка про себя отметила героизм такого поступка. Подобная самоотверженность многого достойна.

Когда маленькая процессия оставалась метрах в десяти от обведенной краской границы, Скиталец остановил всех жестом, забрал у девушки кейс, и показал, чтобы она начинала настраивать «панцирь». Потом он подошел к границе и поставил на нее кейс. Ученый по ту сторону взял и втащил его за край внутрь аномальной зоны. И затем Рада готова была поклясться между ними произошел какой-то невидимый разговор. Женское любопытство сильно задело девушку, ей хотелось бы узнать, что в кейсе. В происходящем нечто не укладывалось в голове. Это нечто совершенно не сходилось с картиной происходящего. Какая-то деталь была логически не целой. И женская интуиция Рады чувствовала ее просто всем сердцем, а найти не могла. А тем временем человек в дорогой броне забрал кейс, и скрылся в высотном здании.

Клин и Ковбой поставили «панцирь» на землю и девушке пришлось браться за работу. Вопросы нужно было отложить. Ошибки допускать совсем не хотелось.

Спустя несколько часов, когда все было закончено, и «панцирь» поставили внутрь аномалии, девушка уже на обратной дороге спросила:

- Клин, помнишь я говорила, что за мной должок?

- Дааа – протянули в динамиках, и Рада всем телом казалось ощутила самодовольство этого жулика.

- Хорошо. Я знаю, ты сам в курсе, хотя мне не сказал. Ответь мне проныра, кто этот человек, и что в кейсе, и считай, что больше ничего мне не должен.

С минуту в динамиках было лишь молчание, и девушка собралась уже подойти и ударить парня. Затем она услышала голос Клина с какими-то очень странными интонациями:

- Даже если я скажу, ты все равно, не поверишь.

- Говори проныра, или я за себя не ручаюсь.

- В кейсе краски, кисти, холст. Этот человек художник.

- Что? – удивлению девушки не было предела, он даже разозлилась что он надеялся ей скормить такую чепуху.

Вдруг Клин остановился, повернулся к ней, и ощутив идущую от него волну холода, она замерла.

- Не веришь мне, спроси Скитальца. Этот человек очень богатый художник. И он приехал сюда нарисовать несколько картин. Я не знаю всех подробностей, но дело обернулось так как ты видишь. Он остался один, без охраны, еще и застрял в аномалии. Скиталец столкнулся с ним чудом. Художник спросил у него каковы шансы выбраться и выжить? Скиталец рассказал ему все. И то, что из «Петли» выхода нет. И то, что на этой планете раз в годовой промежуток происходит то, что называется оборотом. Событие, когда эта планета проходит по орбите очень близко к другой. В результате возникает сумасшедшее аномальное поле. Доподлинно что происходит неизвестно, это явление еще не изучено, и никто из видевших его вживую не пережил. Есть некоторые записи, и на них можно видеть невероятно прекрасные вещи, но это лишь крошечные отрывки. Никакая техника не выдерживает. И этот художник решил, что он будет первым и возможно единственным кто нарисует оборот, если конечно успеет закончить и спрятать картину. Не веришь мне – спрашивай у Скитальца. Хотя вряд ли он будет так многословен – закончил Клин, и пошел к их бывалому проводнику, который ждал их всё время вместе с Ковбоем.

Девушка поплелась за ним оставаясь в шоковом состоянии от этой истории. Ее настолько поразила услышанная история, и мысль о том, каково же этому художнику, что голова просто разваливалась на части. Мозг грозил закипеть. И как обычно бывает в такие мгновения, на нее снизошло озарение, и она поняла, что насторожило ее раньше. Если бы человек в дорогой броне был бы ученым, ему помогали бы военные, а не простые сталкеры.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 6

Быстрый вход