Заложники разума. Часть 1.

- Если ты сейчас в Сети, отключись!

Уилл резко обернулся, но не увидел никого, кто мог бы это произнести. Точнее, людей вокруг было много, слишком много - взгляд утыкался в сплошную стену из спин, плеч и голов. Но того, кто только что шептал ему прямо в ухо, видно не было. Однако голос... Голос показался очень знакомым, вызывал в памяти ощущения тепла и легкой грусти.

Уилл стоял, мучительно размышляя, что делать дальше и никак не мог собраться с мыслями. Вокруг растекался людской океан, охватывая его со всех сторон, сжимая и толкая, недовольный внезапным препятствием на своем пути.

Наконец Уилл решился. Глубоко вдохнув и закрыв глаза, он отключился от Сети. Выход в оффлайн всегда был для него стрессом. Все равно что содрать с тебя одежду и впихнуть на деловое совещание. То же острое чувство незащищенности, уязвимости и острой нехватки чего-то крайне нужного. Он начал медленно выдыхать, постепенно открывая глаза. Внезапно он почувствовал, как его руку сжали, словно клещами, и потащили куда-то в сторону. Уилл повернул голову, но увидел только высокую и худощавую фигуру, закутанную в темный плащ. На голове – обычная черная шапочка, нижняя часть лица скрыта широким шарфом. Но разглядывать было некогда. Уилла тащили, разрезая толпу вдоль и поперек, прямо сквозь плотно сомкнутые ряды людской массы, и было совершенно непонятно, как незнакомец отыскивал ходы в этой лавине, строго упорядоченной для каждого внутри ее, а со стороны больше похожей на молекулы в беспрерывном броуновском движении, ограниченном лишь руслом улицы.

Наконец, толпа выплюнула их к гладкой и серой стене дома. Но отдышаться и осмотреться Уиллу снова не дали. Чуть впереди в ровном ряду зданий виднелся проем, и они устремились к нему. Впихнув туда Уилла, незнакомец прижал его к стене и рывком сдернул шарф.

-Ты? - изумленно выдохнул Уилл. - Джон, какого...

- Нет времени на объяснения. Слушай меня внимательно. Слушай и запоминай.

Джон снова натянул шарф и воровато огляделся. Затем продолжил, скороговоркой, проглатывая окончания и предлоги.

- За мной придут. Совсем скоро. Она уже вышла на мой след, я чувствую. Но я успел кое до чего докопаться. Она не даст времени, чтобы я объяснил, просто уничтожит. Но ты сделаешь за меня. Только осторожно. Потому что это для нее угроза. Но главное - для нас тоже.

- Да кто она?! - не выдержал Уилл. - Какая угроза? Где ты пропадал? Ты не болен?

Джон отступил на шаг и покачал головой.

- Нет, Уилл, я не болен. Она - это Сеть. Она - угроза для всех нас, но и ей угрожают.

- Джон, хватит говорить загадками! Тебя послушать - так ты стал вылитым анархистом!

- Может и стал. Не в этом дело. Послушай, разве ты не заметил, как все изменилось за последние годы? Лайнеры падают, суда тонут, станции взрываются. Преступность снова пошла вверх, а детей рождается все меньше. А стихийные бедствия, природные аномалии, климат? А ведь это самое малое из того, что происходит на самом деле! И знаешь, что все это значит?

- Что? - переспросил Уилл.

- А то, что Сеть не справляется! Она зависает, словно древняя машина! И не сама по себе. Ей мешают, ей не дают нормально работать.

- Бред...

- Слушай дальше. Сеть тоже это поняла. Но обвинила во всем анархистов. И решила их уничтожить. Всех до единого, Уилл.

- Как уничтожить? Ведь по Кодексу их могут только отправить на принудительные работы!

- Убить. Без суда и следствия. Сеть объявила на них самую настоящую охоту. Она даже не решила довериться только роботам, привлекла людей. Но и это не все. Сети нужен стопроцентный результат. Поэтому она истребляет нейтралов тоже.

- Нейтралов? Но это значит, что тебя...

- Да. Они уже здесь, совсем рядом. Поэтому возьми вот это, - Джон достал туго перетянутую стопку исписанных от руки листов. - Спрячь у себя и прочитай. Обязательно прочитай, слышишь? Я все последние месяцы над этим думал.

- А потом? Что потом?

- Не знаю... Действуй сам, по обстоятельствам. - Джон замолчал, глядя, как Уилл прячет рукопись под мешковатой курткой грязно-синего цвета. Точно также выглядели и его брюки. Стандарт.

- Ну, прощай, друг, - сказал он наконец.

- Прощай...

Они тепло обнялись. Оба понимали, что видятся в последний раз.

Джон исчез так же стремительно, как и появился. А Уилл остался один среди голых стен, теряющихся в высоте. Джон умчался и, казалось, унес с собой спокойствие и упорядоченность. В мозгах проносились тысячи мыслей, но ни одной не удавалось оформиться до конца, и Уилл чувствовал себя совершенно опустошенным. Смутно осознавая, что оставаться здесь дольше небезопасно, он побрел назад, к улице.

Сквозь рокот толпы он не сразу различил тихое жужжание. Металлический мерный звук доносился сверху, плавая в пыльном воздухе мегаполиса. Уилл поднял голову и встретился с пристальным и бездушным взглядом "охотника". И прежде его вид наполнял Уилла безотчетной тревогой. Но если раньше к чувству страха примешивалась радость от осознания того, что все по контролем, что безумец, рискнувший покуситься на основы их благоустроенной жизни будет вот-вот наказан по всей строгости закона, что Кодекс по-прежнему остается незыблемой твердыней, а Сеть неукоснительно надзирает за его исполнением, то теперь все было иначе. Теперь остался страх, липкий и противный, к которому примешивалось нечто новое - острое чувство злобы к этому куску железа, спаянного с плотью. Серое вытянутое тело, похожее на сигару, внутри которого скрывалось богатое разнообразие смертоносных приспособлений, покачивалось на воздушных волнах, лениво перебирая щупальцами-ластами. На контакт с Уиллом у машины ушло несколько секунд, после чего робот потерял к нему интерес и принялся равнодушно изучать остальных людей, всех вместе и каждого по отдельности, и обшаривать окрестности линзами на тонких и гибких стебельках. Уиллу же эта пара секунд показалась целой вечностью, он успел покрыться холодным потом. Он вдруг осознал, что его мозг по-прежнему отключен от Сети, а это теперь подозрительно. Но пугало другое. "Охотники" не разыскивали возможных преступников, они уничтожали уже приговоренных. И Уилл знал, кого разыскивал этот робот - его старого друга Джона. А значит, тому и вправду осталось жить от силы несколько часов.

Словно отвечая на его мысли, машина вдруг резко развернулась, втянула глаза, прижала ласты к телу и ринулась в тот самый проем, в котором Джон передал рукопись. Сейчас рукопись лежала рядом с сердцем. Уилл чувствовал исходящий из нее жар. Ему нестерпимо захотелось избавиться от нее, забыть сегодняшнюю встречу и снова вернуться на пару часов назад, в зябкое и хмурое, но самое обычное октябрьское утро Сити. Такое, каким оно было, когда он перешагнул порог своей жилой ячейки. И хотя он еще отказывался поверить в происходящее, хотя еще надеялся проснуться от дурного сна, в глубине души уже созревало понимание жестокого, но простого факта: прежние дни, похожие друг на друга, будто клоны, ушли безвозвратно.

До работы Уилл добрался, так и не придя в себя окончательно. Его работа была простой и одновременно очень сложной - он переводил на современные носители старые архивные материалы - на бумаге, кинолентах, аудиокассетах, бабинах и даже перфокартах. Простая последовательность отточенных действий и вместе с тем - тонкость и наличие большого числа нюансов, учитывать которые роботов так и не смогли научить. Пресловутое творческое начало.

Однако сегодня Уилл сам работал как машина - бездушно и механически. Руки работали, а мысли были далеко. Он поймал себя на этом и задумался: а для чего вся эта многомиллиардная армия рабочих рук, когда практически со всеми задачами могут справиться роботы, направляемые Сетью? Ладно он, его работа слишком сложна для роботов и не столь тяжела физически. Но зачем этот изнуряющий, ежедневный труд, например, строителей, который при этом гораздо более затратен? Ответ пришел сам собой и довольно скоро. Конечно, чтобы занять их! Чтобы люди не превратились в аморфные ни к чему неспособные существа, малейшие прихоти которых удовлетворяются даже не жестом - одной мыслью. Но не только это. Если у людей появится время, то они начнут задумываться. А отсюда недалеко до новых войн, революций, дележа собственности и власти и прочих кошмаров старых времен. От всего этого их избавила Сеть. Приняла все людские проблемы на себя, избавила их от какой-либо ответственности. Но... Но может быть, Сеть просто боится, что тогда человечество, каждый из двадцати миллиардов, просто-напросто выйдет из-под ее контроля? Снова начнет само управлять собой? Пусть подчас жестоко, пусть подчас неграмотно, но само? Осуществит то, к чему призывают анархисты, эти странные борцы за свободу, как они сами себя называют? Кстати, а с чего это вдруг Джон стал одним из них? Или не стал?

Джон никогда не был противником Сети, более того, постоянно пользовался ее услугами, правда, чаще по научным надобностям, чем бытовым и подключался к ней не напрямую через мозг, а посредством давно устаревших интерфейсов.

Таких как он, называли нейтралами. Они отказывались от единения с Сетью, но не были ее противниками, не были бунтарями. Просто они считали, что человек должен оставаться таким, каким его создала природа, а не сливаться со своим же собственным творением. Многие из них были интеллектуалами и занимались наукой. В отличие от анархистов, которых все считали отбросами общества, которые ютились вне городов или в давно заброшенных и полуразрушенных районах. Изредка анархисты совершали вылазки, столь же дерзкие, сколь и бессмысленные: захватывали и взрывали сервера и подстанции, нападали на ни в чем не повинных роботов, развешивали листовки с призывами отказаться от Сети. Впрочем, ходили слухи, что среди них есть и достаточно грамотные программисты, которые исхитрялись внедрять в Сеть вирусы и даже пытались распространять через нее свои идеи. И все-таки Уилл не понимал, что могло свести с ними Джона. Между хорошим и известным в своем кругу ученым и этими изгоями не было ничего общего. Ответ следовало искать в рукописи, ведь сам Джон толком ничего не объяснил. Не успел. Или не захотел. Уилл вспомнил, как беспокойно оглядывался Джон, как суетливо говорил, как протягивал эти листки, как всматривался в толпу "охотник", и почувствовал, что снова взмок. Уиллу очень давно не было так страшно. Страшно и любопытно.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 18
Комментарии

Начало интригует..

10 баллов.

Каждый раз с большим удовольствием читаю твои произведения(правда до конца кроме этого прочитал только "Почти-человек", но обязательно прочитаю и другие)

Как всегда написанно очень красочно, и что не менее важно - грамотно.

_________________________

Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвёртой будут использоваться палки и камни.

Альберт Эйнштейн

Спасибо.

Хотя, если до конца осилил только один рассказ, то это увесистый булыжник в мой огород)))

Особенно учитывая то, что сейчас я работаю над большой вещью. Все же стоящие вещи прочитываются от А до Я...

А так из своего посоветую "Два лика правды" - это мой любимый и "Пепел веков" - судя по отзывам, именно он понравился народу больше всего.

____________________________________________________

Вначале было Слово...

>>Хотя, если до конца осилил только один рассказ, то это увесистый булыжник в мой огород))) - на самом деле, это я слишком большой лентяй, чтобы читать что-то очень долго, тем более на компьютере)) Но я обязательно прочту, что ты посоветовал.

Кстати, если тебе не трудно, может взглянешь на мой последний рассказ, а то мне там двоек наставили без комментариев, не могу понять почему.

_________________________

Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвёртой будут использоваться палки и камни.

Альберт Эйнштейн

Bhattu, все никак не мог взяться за твой рассказ этот.... Уж извини =)

Начало понравилось, получилось, на самом деле, интригующе. Пока приберегу оценку. Поставлю общую, за две части разом.

достаточно неплохо написано +9

Быстрый вход