Каст Варгас (3)

Когда последняя попытка предпринята, а единственный шанс упущен, когда не осталось сил противиться превосходящей силе, остаётся только одно. Этот мотив звучит ясно и отчётливо: «Выжить». Древний инстинкт окутывает разум, берёт в свои руки рычаги управления, подавая короткие сигналы. Доля секунды - и я на ногах, сквозь звенящий гул в голове, остаток секунды – и я бегу, в то время как чёрная пелена заслонила мои глаза. Честь, долг, слово, вера, дружба, любовь – всё сгорает в пламени атома, когда ты бежишь сломя голову, убегая от своей судьбы, оставляя всё что за твоей спиной на произвол судьбы, где по одному убивают твой отряд, твоих друзей, твою любовь.

От страха моё поле зрения сузилось до размеров маленького горизонтального овала. Ноги несут меня на выход из Ямы, вверх по подъёму, прочь отсюда подальше. Адреналин прибавляет скорости, да только моя броня, оснащённая Ускорителями, увеличила эффект.

Мгновение, и я уже у подъёма из Ямы. Мои ноги культивируют влажную выжженную землю, поднимая меня ввысь, руки в перехват подминают под себя всё, что попадается под них: камни, трубы, трупы, клочья, грязь; всё, лишь бы помочь ногам взбираться. Кровь мертвых зверей и мутантов сделала землю прямо под трупами мягкой и скользкой, и там я, поскользнувшись, рухнул на тело одной из тварей, и тяжесть моего веса потащила меня вниз. Комки этой грязи попали мне в глаза, и я ощутил острую боль. В слепых попытках остановить падение, я цеплялся за любую возможность ухватить что-нибудь, но к чему бы моя рука ни прикасалась, всё волочилось следом за мной. Однако мне помогла то ли прибывшая в мою кровь новая порция страха, то ли склон стал ровнее, но мне удалось замедлить скольжение и возобновить возвышение.

Всё моё человеческое умирало с каждым новым метром, рождая страх, который всё больше заслонял собой остатки рассудка. Я боялся за свою жизнь так как никто другой. В эти секунды я винил всё-всё что могло привести к тому, что произошло: фрагменты прошлого, а конкретно те, что подсказало ему увязаться за его опекуном в эту миссию, все пропущенные часы тренировок, те ошибки, допущенные его отрядом во время этого нападения и даже тот выстрел из снайперской винтовки в укравшего ящик припасов, рейдера.

Глубоко удалённый в свои мысленные истязания, я не заметил, как закончилась Яма и буквально вылетев из неё, тяжело ударился грудью о землю.

«Куда теперь?» Хотя странный вопрос… Куда глаза глядят! Жаль, что кроме разрушенного города перед моими глазами ничего не было. Постоянно оглядываясь, задыхаясь и боясь, я бежал. В моей голове я вновь прожил вчерашний инцидент:"е

- Варг, кончай торчать на пушке, я знаю, что ты там дрыхнешь! – прохрипел Кэнтон.

- Да я не спал, в общем то… - произнёс я с собравшимся в горле комком, после сна.

- В общем то и пост твой уже пять минут как закончился.

- Меня никто не сменяет, вот я и жду, - не унимался я.

- Ааа, ну тогда постарайся ждать с открытыми глазами, не то пойдёшь на обход!

- Да, дядя, - принял я своё поражение.

- «Да, капитан!» – исправил меня Кэнтон. – Повтори!

Пришлось повиноваться и когда бормочущий капитан ушёл, я услышал насмешливое «Мда-а», это был Тернер, скотина которая должна была меня сменять.

- Ты почему меня не разбудил?

- Хотел посмотреть, как кэп тебя отчитывать будет и на то как ты отмазываться будешь, - ухмыляясь, поднялся с табурета Тернер.

- Ну спасибо, дружище…

- Да ладно, не накаляй обстановку, я же тебе хорошие новости принёс.

- Ну давай, интриган хренов.

- Завтра пойдёшь в утренний обход с Элизабет. – он положил руку мне на плечо.

- Пфф, тоже мне новости.

- Ага-ага. Думаешь я не в курсе, что ты на неё слюни пускаешь?

- Давай не будем говорить о слюнях и тех, кто их пускает.

- Как хочешь, а теперь давай ты всё свалишь с пулемёта? – Его недовольный взгляд упал на меня. – Хоть бы спасибо сказал.

- Да, спасибо-спасибо. – Поднимаясь с пулемётного кресла проговорил я. А когда я уже почти вошёл в дверь Тернер меня окликнул: - Каст…

- Что?

- Не забудь парадные трусы простирнуть к утреннему событию, - засмеялся он.

- Само собой, - подыграл я, решив, что это кое как снизит его пыл.

Зайдя внутрь, меня одолело желание проведать Торне, сидевшего на крыше, на снайперской позиции. Я поднялся по лестнице и как только моя голова показалась из-за проёма, заговорил.

- Скучаешь? – окликнул его.

- Не то слово… Слушай, ты как раз вовремя, терплю уже битый час, не заменишь на пару минут, а то чувствую не стерплю… - вреде взрослый мужик, а терпеть не умеет, ухмыльнулся я про себя в шутку.

- Да, конечно.

- Спасибо, приятель, а то ведь Кэнтона не попросишь.

Вот так я сам себя проблем нажил. Пару минут прошло, а Торне не возвращался. Я в очередной раз прислонился к оптическому прицелу винтовки и обводил взглядом окрестности. Спокойно. И всё так продолжалось, пока я не повёл прицелом к подъёму из Ямы. Человек. Тихо и спокойно он пробирался к подъёму, через овраги и крупные препятствия, не выдавая себя нашему обозрению, но вверху почти не чему было его укрывать, и он выдал себя. В своих руках он нёс ящик. Наш ящик с провизией.

- Твою мать, Торн, где ты? – начал мешкать я.

Стрелять из винтовки я умею, но это не моя специальность. Я оглянулся назад, видимо он не успеет. Собравшись с духом, я решил брать ситуацию в свои руки. Выстрелил я уже тогда, когда, он чуть ли не выбрался из Ямы, но упал он уже за её пределом. Пуля прошла сквозь бок и определённо не даёт ему шанса на выживание. Упал и ящик, который в отличает от его похитителя, покатился вниз. Снизу из поста кричал Торне: - Варгас, что там?! – и либо адреналин прилил мне в голову, либо его крик действительно был таким громким, что мне послышалось, что он разлетелся по всей Яме и даже за её пределы, я понять не мог. Через секунду я объяснял ситуацию. Меня, как ничем не занятого, отправили за похищенной провизией и телом мёртвого вора. Ящик оказался на месте, чего не скажешь о дикаре - его тело исчезло.

Эту ночь я провёл не смыкая глаз.

Воспоминая меня отпустили в тот, момент, когда я поравнялся с первые былыми небоскрёбами, ныне называемыми «Песочницей» *. Дорога впереди была завалена обломками этих зданий, но на столько легко преодолимыми, что я не понял, как смог это сделать. Перекрёсток. Направо (Сам не знаю почему). Улицы мелькали у меня перед глазами, пока в мою голову не прилетела такая мысль: «Каст, стой, прекрати бежать, ты далеко, с тебя хватит. Всё уже позади». И я остановился.

Буквально через секунду мой дух вернулся в моё тело, и я вновь стал его хозяином, но с этим пришла и отдышка, боль в боку, головокружение и адское жжение на лице, в месте удара. Около минуты я переводил дух стоя посреди улицы, пока не уверился в том, что на ногах мне уже не в силах устоять. Сейчас я уже чётко мог видеть окружающий меня город. Дорога была буквально побита, треснута, огромные дыры испещрили весь асфальт, и лишь одна бледно жёлтая прерывистая полоса украшала его. Грязные тротуары, мусорные баки, дорожные знаки. И чёрные от гари здания.

В ближайшей развалившейся песочнице я нашёл себя временное укрытие. Кое-как смог забраться по лестнице на второй этаж, где и упал, сползая спиной по ближайшей стене.

«Что мне теперь делать? Так. Что у меня есть из снаряжения?»

Я начал проверять карманные мини-отсеки своего экзоскелета, кобуру, ножны, потянулся за походным рюкзаком, но его на мне не было. Всё, что смог найти я клал перед собой и сразу переходил на поиски другого. Мой спец арсенал остался на посту, но то, что было при мне позволяло мне продержаться в живых пару дней. И вот чем я располагал: Пистолет Один-Зеро-Один* и три обоймы по 14 зарядов на него, мой собственный Трируб*, две обоймы на мой автомат, который остался в лагере и по одной упаковке мед пайка, АРП и ПРП.

«Ни еды, ни воды. Как мне выживать? Выживать…»

Это слово послужило сигналом тому, что буквально только что произошло в лагере.

«О ком выживании может идти речь, если я только что испугался вступить в бой с противником? На что я рассчитываю, будто я просижу здесь и меня вытащит рейнджеры как заплаканную девчонку, молящую о спасении? Стоп! «Вытащат рейнджеры». Как раз сегодня конец нашей миссии. В 15:00 вертолёты должны доставить груз в точку и эвакуировать наш отряд… Что это?»

С улицы слышался набирающий силу монотонный шум. Я приблизился к окну и… Дождь!

С этой секунды я не смог двинутся с места. Меня вновь охватил страх. Но на этот раз это был страх иного рода. То было инстинктивное чувство, вызванное близостью смерти, которое брало над разумом верх. В то время как сейчас, я подвергся страху который не сделает за меня выбор, потому, что я оказался в западне.

«Мне необходимо вернуться обратно в Яму вовремя, иначе мне уже никак не спастись. Если я попаду под дождь я заражусь смертельной дозой радиации, которую уже ничем не вывести из организма. Но сколько он будет продолжатся? Сколько времени пока радиация проникнет в здание?»

Я смог перебороть оцепенение, только когда внизу раздался глухой, но достаточно тревожный звук. Через пару секунд звуковое разнообразие не оставляло сомнений. На нижнем этаже кто-то находится.

В городе обитают кучи разный мутантов, многие из которых реагируя на радио излучение, в страхе прячутся от неё и не исключено, что именно они стали моими надзирателями.

«Так, Каст, опомнись, вспомни чему тебя обучали!»

Время действовать. Надо проверить, с чем я имею дело. Но для начала нужно обезопаситься от излучения. После принятия АРП я вооружился по правилам, писанным моей специализации: огнестрельное оружие ближнего боя в левую руку, трируб в правую. Как можно тише я подошёл к лестнице и очень медленно стал делать шаг за шагом вниз, приглушая свои на столько, чтобы я и сам не мог их расслышать. Пригнувшись, чтобы можно было максимально быстро увидеть с их со ступенек, я вел свой долгий и тихий путь. Лестничная площадка находилась справа от главного выхода, впритык к стене, и была огорожена кирпичной стеной, закрывающей её, так что существа, как оказалось, находившиеся в противоположном углу помещения не могли видеть моего спуска. Мне пришлось аккуратно выглянуть из-за стены. Этими существами оказались четверо одичалых псов. Они копошились в куче мусора, вынюхивая что-то, по-видимому, съестное. Собаками этих тварей уже сложно было назвать, хотя внешние сходства ни чему не противоречили, но висевшие клочки шерсти, окровавленные лапы и рваные раны на боках говорили о вечных собачьих боях на выживание, на месте сгиба лапы чуть ли не у каждой виднелись выпирающие и счёсанные кости, а морды у них будто изрезаны, сбитые глаза, пасти порваны в уголках или вообще не имеют кожи, обнажая желтоватые клыки. При виде этих полумёртвых животных по моему телу пробежали мурашки. Я стал свидетелем того, как одна из одичалых раскопала из кучи банку, в которой, вероятно, остались недоедки, и все как один, без колебаний кинулись за той же банкой, но первооткрыватель, как и ожидалось, не пожелал делиться добычей и оскалился на собратьев, держа банку в пасти. Далее началась борьба за крохи, в которой, скорее всего, один погибнет, но я не стал наблюдать за исходом событий. Повернувшись обратно я стал прокладывать путь обратно на вверх, чуть быстрее, но всё же аккуратно, так как обвалившаяся на ступеньки краска хрустела под ногами, что сделало мой первый спуск почти невозможным. Для удобства сложил и убрал трируб во встроенные ножны на ноге моего костюма. В битве за банку я слышал только то, как оно копошатся, скалятся и постоянно пинаюсь банку. На середине лестницы я насторожился, так как звук бряцающей банки подбирался к правой части холла, где была лестница. И вот за моей спиной послышались звуки катящейся банки, я обернулся. Она ударилась в паре метрах от входа, но если я мог её видеть значит…

В это время две псины разом подбежали к банке в надежде первыми перехватить добычу, начали ворошиться около неё, через секунду подбежали остальные. В моей голове промелькнул короткий выбор: стоять на месте и попытаться переждать или попытаться убежать. Секунды три я стоял, испытывая судьбу, пока один из одичалых не поднял морду и, оказавшись в таком же недоумении, как и я, застыл на несколько секунд. Пасть пса медленно ощерилась, а в следующий момент он медленно переместил вес тела на задние лапы и голос моего первобытного инстинкта мне крикнул: «Беги!». Пёс перепрыгнул через своих собратьев и побежал за мной.

Резко развернувшись, я бросился вверх, перескакивая через несколько ступеней. Те пару секунд, которые я кое-как помню, и те мгновения, которые тикали не в мою пользу, были направлены на то, чтобы молотить по ступеням как можно чаще и придумать, как мне использовать моё снаряжение, которое осталось этажом ниже… двумя этажами ниже… тремя этажами ниже. Приступ паники. И я сбился со счёта, на каком я этаже. Лестница закончилась в момент, когда пёс настиг меня. Он попытался вцепиться в мою ногу, но жёсткий каблук на моей пятке настиг его быстрее, отчего ему пришлось приостановиться, чтоб прийти в себя и поравняться со своими сородичами. Проход на следующий этаж завалило бетонными глыбами, которые преграждали мне путь, а потому я свернул внутрь офисов. Одно большое помещение, кучи пыльных, хаотично стоящих, столов и ломаных стульев, и лишь одна деревянная дверь в конце офиса, словно свет в конце туннеля, была моим ещё один шансом на спасение.

Когда я начал маневрировать меж столов, в дверной проём забежали одичалые. Вместо того чтобы бежать по моим следам, псы предпочли альтернативное решение - они стали прыгать с одного стола на другой, тем самым быстро настигая меня. И когда до заветной двери оставалось чуть меньше половины пройдённого пути, один из псов прыгнул на мою спину, толкая своими мощными лапами. Я упал на впереди стоящий стол и перекувыркнулся вместе с ним, а пистолет из моей руки укатился в неизвестном направлении. Лёжа на спине, я не сразу смог понять причину, по которой мне не удаётся подняться на ноги. Стол придавил моё плечо, старый офисный дубовый стол. Теперь псам не было нужды куда-то спешить, они медленно и грациозно, насколько это возможно для полумёртвых животных, спрыгнули со столов и начали подходить, окружая меня. А изуродованная лоснящаяся морда толкнувшего меня пса, приблизившегося ко мне впритык, уставилась на меня своими мертвенно-голубыми глазами, пасть скалилась всё сильнее и тут одичалый с утробным рычанием вцепился в мою свободную кисть. Пронзив мою пясть клыками, он стал рвать мою руку, постепенно отходя назад. В то же время второй пёс подбежал к моей ноге, ступая на неё лапами, ища не защищённое место моей брони, которого не было. Резко подогнув ногу и сильным рывком ударив его по морде, я отбросил его, заставив отлететь в сторону, обездвиженного и униженного. Наконец я ощутил, что одичалый, вцепившийся в мою руку, сам того не осознавая вытащил меня из-за стола, тем самым давая свободу в движении и доступу к трирубу на моём бедре. Как только я потянулся за ним, мне на грудь прыгнул третий пёс и сразу же попытался вцепиться мне в лицо, и только на полпути к задуманному я успел схватить его за горло. Помимо клацанья зубов возле моего лица и, наконец, адски ощутимой боли в кисти мне не хватало, чтобы ещё одна псина вцепилась мне в яйца, начал злиться я. Одним ударом колена я сбил одичалого с моего туловища и резким движением метнулся рукой к бедру, выхватывая оружие. Вложив в удар всю ненависть, я прошил собаке пол черепа, хватка её челюсти ослабла, и я вынул руку из её пасти, вновь поднимаясь на ноги, и с особой скоростью бросился к двери. По всей вероятности, дверной замок уже давно сгнил и не станет работать должным образом, поэтому я решил не тратить на него время и выбить дверь плечом. И в этот удар мне пришлось вложить всю силу так, что дверь вылетела наружу и в этот момент я вижу, что пол внутри этой комнаты провалился под сорока пяти градусным углом. Не в состоянии остановить силу инерции, я падаю на грудь и качусь вниз лицом вперёд. Оказавшись на краю обрыва, я заметил, что нижние два этажа так же провалились, но провалились они полностью и следующие два этажа я лечу головой вниз, прямо на бетонные плиты.

- Каст, я тебе последний раз повторяю, что командование ни за что не возьмёт трируба третьего ранга, да ещё с твоим списком заслуг. А до Джаггернаута тебе ещё лет пятнадцать воевать надо.

- Но ведь ты глава отряда и ты можешь сделать всё необходимое, ты же знаешь, что для меня это важно.

- Я могу предоставить командованию списки рекомендованных лиц и только они утверждают состав.

- Ну так порекомендуй меня.

- Ты себя уже сам зарекомендовал и не с самой лучшей стороны, Каст, так что давай поменяем тему.

- Дядя, я должен туда попасть.

- Ну и что ты собираешься там найти, их могилку? Они погибли, как и все остальные при бомбёжке. Там нет ни чего, что может связывать тебя и этот дистрикт.

- Это не так.

- Позже это обсудим!

Кэнтон никогда не понимал меня. Пусть он и взял меня под свою опеку и обучил всему, но это никак не способствовало нашему сближению.

Я знал, что меня не возьмут в отряд, но в сотый раз попробовать стоило. Мичиган родина моей семьи и родина моих предков, и пусть нынче мельчайшие частицы их тел разлетелись по всему дистрикту, но я хотя бы отдам дань их памяти. Такой преданности меня научил сам Кэнтон, а теперь, осознавая свою неправоту, мучается сомнениями. Но я не собираюсь сидеть и ждать пока одна из редких экспедиций уйдёт без меня. И у меня есть план. Грубо говоря он звучит, так: я меняю в последний момент мастера трируба на хитрого трируба, то есть себя, и уезжаю на закате в сторону Мичигана. Это было рутинное дело: липовая документация, проникновения в систему данных, демонстрирование собственной не причастности, убедительные диалоги и притворство. В конце концов я еду в заднем отсеке транспортёра, где спит весь отряд Джаггернаут, и только на утренней высадке обнаружится, что вместо должного трируба - я, а так как отряд должен быть полный меня не пошлют обратно этим же рейсом.

Непонятно где я, непонятно, что со мной. Трудно было открыть залипшие от пыли глаза, но я справился. Следующим шагом предстояло проверить, шевелятся ли мои конечности, и оказалось, что одного моего желания мало. Несколько минут ушли на то, чтобы собрать силы и перевести их в руку, на которой я должен поднять туловище. Рука начала свой обычный ход, но как только я поставил ладонь в опору, резкая боль пронзила мою руку. Укус. Моя кисть изорвана напрочь. Другая проблема в том, что у полу мёртвых собак инфекция, которая может убить человека за пару дней, не считая лихорадки и прочей нездоровой херни. Кстати о собаках. Где они? Превозмогая боль, мне удалось усесться, опираясь об остатки стену. И только сейчас мне стало понятно, что мне сказочно повезло, не упасть на торчащие из кучи развалин пруты арматуры.

Кое-как, ковыляя по-над стенами, проползая под обломками и проёмами и постепенно приходя в чувства, мне удалось продвигаться дальше. Я не знаю, сколько времени я потерял. Я не знаю где собаки и тем более, не знаю, как мимо них пробраться. Не знаю, как мне действовать дальше.

Ни чего собственно не оставалось, кроме как посильнее сжать в руку трируб и шагать на встречу опасности. Этаж. Ещё этаж ниже. Тишина напрягала хуже грохота атомного взрыва, тишина – это стихия, в которой работает теперь вся природа, и работает она против меня.

Наконец мой этаж. Каково было моё желание вколоть себе обезболивающее и принять пару пилюль против инфекции. К сожалению, моей маленькой мечте не суждено было сбыться. Все мои припасы исчезли.

«Кто? Когда? За что? Собакам-то оно без надобности. За мной кто-то следил? ...» И подобных вопросов было ещё много, но ответа на них получить не выходило, как ни крути. Я обосновался на полу и погрузился в раздумья. За пару минут, мне стало буквально на всё плевать. Я обрёл спокойствие.

Как оказалось, это было лучшим решением из всех принятых решений за весь день. Развалившись у места нахождения моего бывшего снаряжения, я был отрезан от видимости с входного проёма парой столов, бывшим цветочным горшком, мусорной корзиной и прочим мусором, но с моего ракурса вход был виден превосходно. И по истечению пары минут, которые я провел в поисках так и ненайденных ответов, мне послышалось слабое, но нарастающее шарканье. Шаги. По мере усиления звука, в моей голове складывались ответы, сердцебиение участилось, но не страх был его причиной.

Наконец, из-за проёма появилась человеческая фигура. Он остановился и секунды две-три оглядывал офис. «Что он тут выискивает?». И исчез.

Я не успел разглядеть его лицо. Но силуэт запомнил. Из-под шапки торчат чёрные волосы, рваная куртка без рукавов поверх кофты, сумка через плечо и вроде как, джинсы. Вполне возможно, что именно он украл мои припасы, а отдавать их я не намеревался. Надеюсь я успею забрать своё имущество до трёх часов. Слава Богу, что хоть дождь закончился …

*Песочница – так называли многоэтажные здания нежилых и необследованных городов, в которых, вероятнее всего, могла обитать местная живность.

*Пистолет Один-Зеро-Один – новая модель оружия, выпущенная ещё в до времён глобальной катастрофы и адаптированное под специальный класс войск, уже после войны. Уменьшенная отдача и увеличенная мощность являются главной чертой этого оружия.

*Трируб – холодное оружие, специального класса войск с одноимённым названием. Имеет ручку с острым концом, в продолжении равномерно раздваивается образуя два лезвия. Открывается как складной нож. Идеально сбалансирован и удобно сидит в руке.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 9

Быстрый вход