24 февраля. Совместное продолжение.

Привет всем! Ох долго же я тут не писал! Да и нечего пока, если честно. Вот так вот глупо нет времени, зато идей и набросков набралось... Много, в общем. Надеюсь скоро порадовать(???) первыми главами "Обреченные на жизнь. Казань постъядерная. Повесть вторая." Пока медленно, но работа идет. А сейчас предлагаю Вам немного видоизмененный похмельный бред под названием "24 февраля". Спасибо за помощь и развитие идеи моему коллеге по работе (http://www.proza.ru/avtor/adsoft). И удачи всем!

24 февраля

Я проснулся от того, что кто-то стучал по моей голове. Нет, словом «проснулся» назвать это было нельзя, я, скорее, очнулся. Мышцы за ночь просто одеревенели, и каждое движение давалось с трудом. Я кое-как открыл глаза и понял, что стучат не по моей голове, а где-то рядом. Облизнув распухшим языком сухие губы, я попытался определить свое местонахождение. На ощупь понял, что лежу в какой-то металлической емкости абсолютно голый и замерзший. Я в морге? Первая мысль меня настолько напугала, что я нашел в себе силы, чтобы присесть. Затылок уперся во что-то металлическое, это что-то на поверку оказалось водопроводным краном. Я пошарил руками вокруг и столкнул с полки несколько пластиковых бутылочек. Я поднял одну из них и открыл крышку. В бутылочке оказался шампунь. Блин, дома!!! Эта радостная мысль теплом растеклась по всему телу, но голова все равно продолжала отчаянно болеть. Нет, она просто разрывалась на части, напоминая о вчерашней гулянке. Я нащупал вентиль с холодной водой и сделал два оборота. В открытый рот оттуда сползла одинокая капля. И все. Горячей воды тоже не было. Я снова откинулся на спину, не в силах приподняться. Стук в дверь снова возобновился.

- Чего тебе? Я сплю!!! – крикнул я, подозревая, что это сестра в бешенстве пытается попасть в ванную комнату. Странно, что она еще не кричит, но мне хватило и своего окрика: от него голова просто разорвалась невыносимой болью. Нет, нужно выбираться. Нужно вылезать, а то я тут просто помру от сушняка и головной боли. Превозмогая слабость в затекших конечностях, я просто-напросто перевалился на пол и тут же вскочил, забыв обо всем – копчиком я ударился о горлышко пустой бутылки, а головой об ободок унитаза.

- Хоть свет включила бы!!! – крикнул я, облокотившись об раковину, и повернул носик крана к раковине. Блин! Я же забыл, что воды нет! Сестра что-то невнятно промычала и ударила всем телом в дверь.

- Да подожди ты! Сейчас выйду! – я злобно выругался на нетерпеливую сестру и пошарил вокруг в поисках очков. Хотя какой от них сейчас толк? Все равно ничего не видно, тут надо одежду искать. Я сделал неуверенный шаг назад, и тут же подпрыгнул. Под ногой что-то подозрительно хрустнуло. Мобильник! Я поднял его с пола и на ощупь понял, что ничего страшного с ним не случилось.

- Свет включи!!! – еще раз крикнул я сестре, которая уже просто выла за дверью. В ответ я услышал только толчок в дверь. Телефон был отключен, я зажал нужную клавишу и подождал, пока экран не включится, выдавая заставку. Черт! Черт! Сколько времени-то? Мне ж на работу! Меня охватила паника, судорожно освещая пространство кругом неярким светом экрана телефона. Электронные часы на нем показывали уже четверть одиннадцатого утра. Это уже не опоздание, это – прогул! Одежда оказалась рядом и была аккуратно сложена в пластиковый тазик. Даже носки аккуратно сложил! Ну, даешь, алкоголик! Я сел на пол, и начал натягивать на себя джинсы, боясь, что стоя просто не смогу этого сделать. Это мне уже почти удалось, как пришлось их снимать – трусы-то я одеть забыл! Все началось заново. Локтем я опрокинул еще две бутылки, одна из которых упала со звуком, который мигом вселил надежду в мою отравленную душу. Да! Вот она!!! Полная бутылка живительного пива! Да и черт с ней, с работой. Я мгновенно открыл бутылку и одним глотком опустошил половину, заливая разгоревшийся в организме похмельный пожар. Сидя на холодном полу в наполовину одетых джинсах и прислонившись спиной к ванной, я наслаждался последними глотками. Сестра перестала ломиться в дверь и теперь грохотала чем-то на кухне.

Допив пиво и почувствовав небывалое облегчение, я быстро оделся и выскользнул в коридор. Нет. На работу сегодня я уже не пойду. Катись оно все к черту! Из кухни в прихожую вышла сестра. Ну и вид! Косметика размазана по лицу, прическа в стиле «я у мамы вместо швабры», страшные, нет, бешенные глаза… Даааа… Видимо, у нее вчера тоже была еще та вечеринка. Она скривила рот и с рычанием бросилась на меня.

- Ты чего??? – крикнул я и бросил ей навстречу свою куртку. Сестра на мгновение остановилась, что позволило мне толкнуть ее в ванную и закрыть за ней дверь.

- Если тебя очередной жених бросил, то это не повод на мне отыгрываться. Хотела в ванную – сиди там теперь! – крикнул я, щелкая выключателем, одновременно зажигая свет и ванной и в прихожей. – Видишь, я не зверь, как ты. Свет тебе даже оставлю.

Только тут заметил, что свет не зажегся. Несколько раз щелкнув выключателем, я спросил сквозь закрытую дверь:

- Света тоже нет что ли? – ответом стал яростный толчок в дверь.

- Дура! – выпалил я и побрел на кухню. Кухня была разгромлена. На полу валялись осколки битой посуды, рассыпаны крупы, сахар, что-то разлито. Я надел сестрины шлепанцы и осторожно прошел к распахнутому холодильнику.

- Ты вообще с катушек съехала? Ты что тут натворила? – в ответ снова лишь вой и рычание. Весь возможный завтрак лежал на полу, холодильник был пуст. Нет, без дополнительной дозаправки я долго не протяну. Надо идти в магазин.

Мы с сестрой вообще нормально общаемся. Как нормально? Я ей не мешаю, она мне не мешает. Пересекаемся редко, и если бы не требование родителей, я давно бы сам снял квартиру, хотя в последнее время был согласен с ними: зарплату урезали, и на самостоятельный съем у меня уходило бы треть заработка. Я быстро переоделся и вышел в прихожую. Ботинки, согласно закону подлости, остались в ванной и охранялись обезумевшей сестрой. Пришлось надеть кроссовки. Напоследок я открыл защелку в двери ванной комнаты и крикнул напоследок, уже убегая из квартиры:

- Умойся! – и тут же подумал: «А чем умываться-то?».

Громко хлопнувшая дверь не позволила расслышать ответ сестры. Лифт как всегда не работал, да и стоило ли ожидать от него каких-либо результатов, если света все равно нет. Все равно, спускаться – не подниматься, но я умудрился несколько раз споткнуться по пути вниз, еще толком не соображая. Ноги вытащили мое тело на улицу, которая встретила меня снегопадом. Я поднял лицо к небу и с наслаждением почувствовал, как большие хлопья снега падают на разгоряченное лицо, принося желаемое облегчение. В кармане нащупал банковскую карту и бодрым шагом направился к ближайшему супермаркету. Блин! Света же нет! Как деньги-то снять? Я стоял, и вертел бесполезную на данный момент карточку и внезапно заметил, что улицы абсолютно пусты. Сегодня же не первое января! Куда все делись? Ни машин, ни людей. Хотя возле здания банка толпилось несколько десятков человек. Опять пикетируют, небось, требуя вклады вернуть. Ну-ну, удачи! И только тут до меня дошло: сегодня же суббота!!! Обрадовавшись тому, что никакого прогула нет, я даже подпрыгнул.

Пошарив по карманам, я нашел пару купюр и кучу металлической мелочи. Решив, что этого вполне хватит, зашел в полумрак небольшого супермаркета, располагавшегося в подвале моего дома. Странно, но он был абсолютно пуст. Только в дальнем углу, где располагались стеллажи и холодильники с алкоголем, слышался звон бутылок. Я быстро прошел по рядам, укладывая в корзинку по очереди майонез, пару «дошираков», баночку тушенки и вышел к заветным холодильникам. У стеллажей с водкой стоял бомж и резво нагружал тележку дорогой водкой, отхлебывая при этом из открытой бутылки с коньяком. Я тихонько кашлянул, бомж от страха подскочил, выронил бутылку и заорал:

- Ааааааа!!! Не ешь меня!!! Аааааа!!!!

Как только бомж сделал небольшую паузу, чтобы набрать в легкие воздуха, я протянул вперед руки, желая показать на свои мирные намерения, и только успел сказать «Ээээ…», как он заорал еще громче и бросился наутек, не забывая при этом толкать перед собой тележку с набранным добром.

- Сегодня что? С ума все посходили? – в сердцах крикнул я, когда входная дверь за убегающим захлопнулась.

Оставшись один, я несколько раз обошел весь супермаркет, ища хоть кого-нибудь, кому можно отдать деньги, но супермаркет был пуст. Но я же честный гражданин. Дождусь. Я сел на стол рядом с местом кассира и открыл одну из банок пива. Незаметно для себя, я выпил еще три банки и почувствовал себя, наконец-то, человеком.

- Не хотите денег – как хотите! Я пошел! – громко крикнул я и уже направился к выходу, как вдруг меня осенило: Что ж я бомж-пакетами буду питаться? Развернувшись, я довольный своей мыслью направился вдоль полок с товарами.

Выйдя на свежий воздух, я решил, что домой я не пойду – дождусь, пока сестра успокоится. Бодрым шагом, подогреваемый изнутри пивом и мыслями о том, что три литра коньяка – достойное продолжение утра, я направился к Саньку. Благо, жил он недалеко, а выпил вчера не меньше моего и наверняка страдает сейчас. Идти пришлось как раз мимо банка, где толпились люди. Они о чем-то негромко переговаривались, ходя взад-вперед прямо возле стеклянных дверей банка. Заметив меня, несколько пикетчиков отделились от толпы, и пошли в мою сторону.

- Мне пофигу, у меня вообще вкладов нет! Отвалите, не буду ничего подписывать, а тем более стоять тут с вами. – весело крикнул я в их сторону и ускорил шаг. Толпа загудела, и все поспешили ко мне.

- Вы чего? – испугался я и ускорил шаг. Толстая тетка в синем пальто, проявив недюжинные способности в скоростном передвигании ногами, оторвалась от основной толпы и кинулась ко мне. Я перешел почти на бег, но толпа не отставала. Спустя полминуты с невнятными выкриками и рычанием, она уже неслась за мной. На повороте меня занесло, и кроссовки не справились с гололедом: я рухнул на пятую точку, ударив пакетом с коньяком и закуской об угол дома. Раздался звук бьющегося стекла, которой привел меня в состояние бешенства.

- Уроды! – крикнул я надвигающейся толпе и с сожалением вытащил разбитую бутылку. Остальные на мое счастье были целы, но мешкать я не стал. Запустил разбитой бутылкой в ту самую тетку и побежал. Раздался дикий вопль: с отвращением и ужасом я увидел, что бутылка ударилась в лицо тетки, и ее кожа местами просто-напросто стала облазить, открывая ужасные язвы. Я посмотрел на донышко расколотой бутылки с остатками коньяка, которую еще держал в руках, и запустил ее в толпу. Алкоголь, разбрызгиваясь на лету, устроил в рядах пикетчиков настоящую панику: брызги, попадающие на их кожу, тут же делали на ней ужасные ожоги.

- Мама моя! А я же это пить собрался! - вырвалось из меня, но тут же я обратил внимание, что вся моя правая перчатка и рукав пропитаны алкоголем, но никаких последствий я не чувствовал, кроме запаха коньяка. Для верности я снял перчатку и осмотрел ладонь. Обычная ладонь, только мокрая.

- Вы больные, да? – со страхом спросил я, глядя на опешивших преследователей. Несколько человек корчились на тротуаре, истошно подвывая. – У вас болезнь какая-то? Извините, я же не знал!

Толпа, оставляя лежать своих товарищей, с ревом рванула за мной. Понимая, чем мне теперь грозит попадание в их руки, я изо всех сил помчался прочь.

Оторваться от преследования не составило никакого труда. Еще бы! Захочешь жить, и не так побежишь! Впереди показался дом Санька. Я, пытаясь отдышаться, набрал номер на домофоне. Никакой реакции. Наверняка еще спит, скотина! Тут я заметил, что гараж Сашки открыт, а его «четырнадцатая» стоит наполовину выгнанная. Скорее наоборот, наполовину Санек смог загнать ее только наполовину. А ведь я говорил ему, что проще на такси доехать, а машину оставить возле кафе. Я подошел к ней и увидел, что Санек спит, свернувшись клубком, на переднем сидении.

- Эй, вставай, пьянь! – крикнул я, открывая дверь автомобиля со стороны пассажирского сидения. Санек отвернулся от меня и что-то проворчал.

- Доктор пришел! Просыпайся. Где у тебя стаканчики? – звук открываемой бутылки подействовал на Санька волшебным образом. Он приоткрыл глаза и медленно встал, глядя не на меня, а на бутылку.

- Дай! – прохрипел он и потянулся к бутылке.

- Стаканчики давай! – ответил я, убирая бутылку подальше.

- Даааай! – жалобно простонал Санек, требуя лекарства.

- Да на. Держи. Только… - Санек выхватил бутылку из моих рук и присосался к горлышку. После нескольких длинных глотков, он поднял на меня мутные глаза и вернул бутылку.

- Ну что, легче? – рассмеялся я, протягивая ему кусок ветчины.

- Ох! – удовлетворенно выдохнул он и снова лег на опущенное сидение.

- Эй, ты чего? Опять спать?

- Нееее. – протянул Санек и извлек откуда-то из-за моего сидения стопку пластиковых стаканчиков. – Наливай!

- Держи! – сказал я, протягивая стаканчик, и увидел, что машину окружают. Одетые и раздетые люди группами стягивались к машине, глядя на нас дикими глазами, многие были измазаны кровью.

- Это что? Зомби? – подавившись от удивления, спросил Санек. Тут до меня дошло, скорее не дошло, а доползло маленькое чудовище - Мимино, любимый мопс Санька. Видимо все это время он крутился где-то рядом с машиной, а как только я открыл окно, чтобы выгнать удушливый перегар (даже я его чувствовал очень хорошо) пес прыгнул внутрь и теперь полз по моим ногам.

Вид у него был еще тот - и без того сплющенная морда казалась расплывшейся в вечной улыбке из-за отсутствующих ушей и порванной пасти, из которой торчала чья то рука.

- Ааааа! - заорал я и инстинктивно выплеснул содержимое стаканчика в морду мопсу. Шерсть и плоть которого на глазах стала превращаться в какую то бурую массу.

- Ходу! - заорал я, подымая опущенные стекла и синхронными движениями колена и локтя выбрасывая то, что осталось от Мимино. Тут надо отдать должное Сане, который хоть и с большого похмелья, но верно и точно понял команду, заведя свой драндулет и включив, нужную для нас в тот момент, заднюю скорость, вылетел из гаража сквозь толпу зомби как шар в боулинге сквозь кегли. Затем последовал резкий разворот, который в народе зовут "полицейским", да такой, что плохо прикрытая дверь водителя распахнулась, и из под сиденья Санька на улицу посыпались пусты пивные бутылки, разбиваясь вдребезги и осыпая мелкими осколками близлежащее пространство.

- Ё-мае!!! - наконец то, из ступора вышел Саня, - что за "Обитель зла?"

- Сам в шоке!!!! - с квадратными глазами ответил я ему. - Но кажется они все из общества трезвости, - сказал я и на автомате отхлебнул их початой бутылки, которую я оказывается крепко сжимал всё это время...

- Тогда едем в вино-водочный.... - если что, отбиваться будет легче, подытожил мои слова Саня.

Лихо вырулив из арки, Санек направил свою колымагу вдоль по пустынной улице, борясь с гололедом и лысыми покрышками. С последними он, конечно не боролся, а громко материл, равно как и все вокруг происходящее.

- Стой! - рявкнул я ему, когда мы уже проскочили магазин со звучной вывеской "Вино-Водка" ООО "Алко-трест".

- Давай сюда. Тут они нас не достанут!

- Это точно! - подмигнул мне уже изрядно захмелевший друг.

- А вот Мимино ты за что так? - Санек неожиданно понурил голову и издал всхлип.

- Ээй, братишка, ты чего? Твои Мимино ща бы нас мигом в одного из этих упырей превратил. Да и не нравился он мне. Какой-то он у тебя озабоченный был. Все ботинки мои изнасиловал. Из-за него я к тебе в гости стал побаиваться заходить.

- Да я... - договорить он не успел. Мы только вышли из машины, как из открывшися дверей магазина в нашу сторону вылетело несколько пузырей. Через миг весь мокрый и пахнущий дешевой водкой я обнаружил, что это летающими пузырями были обычные презервативы, наполненные спиртосодержащей жидкостью.

- Не подходите! - раздался звонкий девичий голос из-за двери. Затем оттуда донеслось тихое "Ик!", затем "Ой!" и громкий топот обозначил, что наш противник скрылся в глубине магазина...

Да я тебя ща порву! - вспылил не на шутку Саня и, сопровождая каждый свой шаг громкими ругательствами, направился к пластиковой двери магазина. Через пару шагов он не справился со своим телом, и плашмя рухнул в паре метров от входа в магазин. Хохоча, я решил его поднять, но сам тоже растянулся рядом. Оказалось, что мы оба не заметили припорошенную свежим снегом замерзшую лужу.

Мы так бы и лежали, заливаясь беспричинным пьяным хохотом, если бы не глухое ворчание за спинами, которое заставило нас замолчать. Как ужаленные, мы вскочили с места и увидели толпы зомби, которые с глухим ворчанием окружали нас, прижимая к стенам магазина. Оказалось, что они никуда не делись, а методично продолжали преследовать нас, медленно, но верно. К машине бежать уже поздно, да и две твари уже копались в пакете с оставленной закуской и громко чавкали. Санек замолотил по запертой двери магазина, оглашая окрестности громкими криками. Бросив косой взгляд в сторону окна, к которому я прижался, понял, что если даже его разбить, сквозь решетку целиком мне не пролезть. И тут меня осенило!

Окликнув Санька, я уцепился за прутья решетки и подтянулся. Эх, если бы я это попытался проделать еще час назад, то меня бы потом собирали по кусочкам. Но страх - великая сила. Через минуту мы уже оба сидели на крыше магазинчика. Санек как всегда громко матерился на толпящихся внизу зомби, но на этот раз за стянутый в последний момент ботинок, который так и остался со момента пробуждения незашнурованным.

- Хорош, Сань, материться. они тебя все равно не поймут. Уши уже скручиваются, чесслово -махнул я в его сторону рукой и начал рыться в карманах в поисках сигарет.

- Так нога же мерзнет! - воскликнул он и начал орать что-то уж совсем многоэтажное в сторону высокого лысого мужика в пижаме, который стоял прямо под нами и размахивал руками, пытаясь достать до наших свешенных с карниза ног.

- Опа! - воскликнул я, извлекая из внутреннего кармана плоскую бутылку армянского коньяка. - Как же я про тебя, забыл?

Мой взгляд встретился с восхищенным взглядом Санька. "Нет! Это добро мы на вас, тварей, переводить не будем! Ну, разве что капельку." - пронеслось в голове и несколько капель драгоценной жидкости я вылил на лицо тому самому зомби, что так донимал моего друга.

-Слушай! Я тут что подумал! - неожиданно вывел меня из оцепенения Санек. Я как раз уставился на небо, где сквозь свинец облаков еле угадывался диск солнца.

- Что ты подумал? - недоумевая, откуда у этого фарша из отрицательных качеств, именуемым моим другом, идеи из разряда открытиий (не считая открытий банок, бутылок и прочего).

- Ты смотри, дружище. Ты вчера в дрова был как и я, правильно?

- Ну? - не понимал я мысль друга.

- А Мимино не был в дрова! - его язык уже заметно заплетался, так что суть его доводов доходила до меня с трудом.

- При чем тут Мимино?

- А при том. Вон видишь, бабка в оранжевом китайском пуховике? Так это баба Нюра из восемнадцатой квартиры. Она всех синяков местных по округе гоняла. Алкоголь на дух не переносила. Или вон тот, в голубой майке. Семен из дома напротив. Его жена недавно "зашила", так что он не пил совсем. А! Вон и женушка его, у канализационного люка топчется. Вон, в халате с японским рисунком. В кровище все. Упыри!!! Неужели сожрали кого???

- Так ты, Вавилов, хочешь сказать...

- Да! Те, кто вчера пил - сегодня здоровы. Ну, то есть относительно здоровы, если не считать жуткого бодуна.

- Хе, а ведь мысль говоришь, товарищ Санек. А вчера-то у нас праздник был не абы какой. а самый что ни на есть государственный! - я почувствовал, как улыбка расползается у меня по лицу.

- Воооо!!! А значит если тебя, не протрезвевшего защитника отечества не сожрала твоя благоверная с утра, то скоро начнется такой сабантуй!!!

Только он это договорил, как по дорогу из-за ближайшего поворота вылетел милицейский УАЗ с включенными мигалками. Весь перед и бока машины были помяты и заляпаны бурой жидкостью. Из машины надрывался севшими колонками Зверев: "Чуваки попадают на D&G". Водитель резко затормозил, и машину несколько раз крутануло на месте. Песня прекратилась, из открытых дверей навстречу спешашей к неожиданно появившейся пище зомби вывалились несколько милиционеров. Именно вывалились, так как нормально на ногах никто из них не стоял. С криками "Ииии-хааа!!!" и "Ураааа!!!" они выпустили по зомби несколько очередей из автоматов и пистолетов, затем поспешили забраться обратно и так же резко укатили, оставляя за собой шлейф из слов песни: "Капусты не стало... капусты не стало..."

- Вот блин! Сабантуй начался! Сафари устроили! - Санек сидел на карнизе и растирал замерзшую ногу.

- А ты что? Сам бы не против был? - усмехнулся я.

Уже в который раз за утро ответить он не успел. Снизу кто-то спросил:

- Эй! А вы кто? Вы разве не эти, вы разве живые?

- Опа! Рыба моя очнулась! - хохотнул Санек и лег животом на крышу. - Ты где там, хулюганка! - спросил он, пытаясь заглянуть в окно.

- Так вы живые, да? - ответил ему дрожащий от страха девичий голос.

- Нееет. Мы зооомби. А говорит радиоприемник, который мой товарищ с голодухи проглотил.

Снизу раздались всхлипы.

- Э, Сань, хорош живых девушек пугать. Вон лучше над зомби поглумись. - остановил я его и тоже лег на крышу. Куртка задралась, и снег неприятно обжег открывшийся живот.

- Не плачьте, девушка. Мы живые. Стали бы мы на крыше сидеть, если были одними из них. - я выстрелил двумя пальцами окурок в копошащуюся и ворчащую снизу толпу. Где-то вдали послышалось несколько выстрелов и тут же все стихло.

- Мне страшно. - сквозь всхлипывания произнесла девушка. голос ее отчетливо доносился из открытой форточки.

- Нам тоже. Погреться пустишь? - встрял в разговор Санек.

- А... А как? Они же прямо у двери! - ответил она.

- Хм... А сзади есть дверь? - я с надеждой посмотрел назад, где позади остановки должна была быть дверь.

- Н-н-не знаю.

- Погоди, а ты разве не тут работаешь?

- Нет, я тут проснулась. Сейчас я посмотрю. - послышался стук удаляющихся внутрь шагов,

грохот чего-то упавшего, и затем тишина.

- Эй, дорогая, ты там жива? - забеспокоился Санек.

- Да. Тут есть дверь.

- Отлично! - я вскочил на ноги одновременно с Саньком, который поднялся, издав что-то похожее на "Йоу!" или "Ё!".

За магазином на наше счастье никого не оказалось и уже через пару мгновений Санек дернул на себя задвижку и осветил подсобку фонариком мобильного телефона.

- Светка??? - выдохнул я, когда луч света коснулся ее лица.

- Фига себе! Вот так встреча! Ты что? Тут ночевала??? - хохотнул Саня и решительно направился в торговый зал.

- У меня сестра с утра лучше выглядела. А ведь она одна из этих! - кивнул я в сторону окна и отпустил жалюзи. чтобы не встречаться с дикими глазами, уставившимися на нас из-за зарешеченного окна.

- Спасибо, милый. Я всегда знала, что ты настоящий джентельмен. - вид ее действительно был ужасен. В очередной раз убеждаюсь в том, что на девушку с глубокого похмелья, не успевшую привести себя в порядок лучше не смотреть.

- Да ладно тебе. Свет. А что парень должен тебе сказать? Люблю, обожаю, прости меня за то, что ты вчера меня же бросила? Эка я длинно завернул. - Санек икнул и снова принялся уплетать вынутое из холодильника мороженое.

- Зря я вас пустила. - сквозь зубы процедила она и нырнула в подсобку.

- Что, дружище? Не ожидал? - запихав остатки мороженого в рот, прошамкал Саня.

- Уж кого-кого, но ее уж точно не ожидал. - вздохнул я и, прислонившись спиной к стене, сполз на пол.

- Да ты чего, братишка? Думаешь ей легче? Ты посмотри, как она вчера наклюкалась, что даже не помнит, как тут оказалась. Переживает. - последние слова Санек произнес уже шепотом, склонившись со стойки, на которой он лежал, к моему уху.

- А может ее наклюкали и тут.. И вообще, не дыши на меня своим перегаром! - отмахнулся я и отсел подальше. - От твоих испарений в аду черти загнутся.

- А что? Пусть загибаются. Мне не жалко! - он достал еще одно мороженое, перевернулся на спину и замычал очередную свою дурацкую песенку, болтая в такт известной ему одному музыке необутой ногой.

Я вытащил последнюю сигарету из пачки и нервно закурил. Несмотря на шумевший в голове алкоголь и остатки похмелья, я соображал вполне ясно. Интересно, братец, получается. Такое только в фильмах индийских случается. Девушка, с которой ты прожил три года в присутствии твоих друзей на вечере в честь праздника тебя картинно бросает. Даже кольцо на стол бросила. "Чао, - говорит - парниша!". Стерва. И тут первый живой человек, которого ты встречаешь после атаки этих уродов больных снова она. И не где-нибудь, а в каком-то магазинчике на какой-то остановке, где она ночевала. Эта типа вся из себя светская львица ночевала на разложенных коробках из-под подсолнечного масла? Нуууу, это чересчур. В это время вернулась Света. Изрядно посвежевшая и причесанная. Я бросил на нее косой взгляд и отвел его в сторону. Смотреть на нее я больше не мог.

- Что же все-таки происходит, Саш? - спросила она, пройдя мимо меня.

- А ты не понимаешь? - санек картинно поднялся на локте и уставил на нее полупьяные глаза.

Ты вчера при всех бросила моего друга, опустив его ниже уровня моря, а теперь вся такая непонимающая спрашиваешь: "Что же, Сашенька, случилось?"

- Да я... Да... - она не знала с чего начать. - Я не про это. Что вообще случилось??? Что там, за дверями происходит???

- Не знаю, поди - посмотри. - равнодушно ответил Саня. - И вообще по утрам пьют только аристократы и дегенераты. Так как ты, рыба моя, не принадлежишь в отличии от меня и сидящего на полу сиятельного графа к дворянскому сословию, то разрешу тебе пить только при условии признания самой себя дегенератом 4й крайней степени. - он выхватил у нее из рук бутылочку "Редса" и поставил ее к кассовому аппарату.

- Урод!!! Катитесь отсюда!!! - не выдержала Света, но осеклась, под моим спокойным голосом:

- Ща ты отсюда вылетишь. Заткнись. Сань, дай ты ей этот компот...

Дальше все молчали. Правильнее будет сказать так: мы со Светкой молчали, а Санек, напевая какую-то мелодию, деловито обшаривал магазин.

- Оп-па! Я буду жить! - крикнул он откуда-то из-под прилавка и оттуда сначала появились короткие штопаные валенки, а затем и сам Санек, держащий их над головой.

- Хорошая бабушка-продавщица, ножки у нее мерзли, и у меня мерзнуть не будут. - высунув зачем-то язык, он, пыхтя, натянул валенки.

- Валенки звездатые красивые, мохнатые. - пропел он и, соскочив с прилавка, выдал несколько па.

- Вот сколько я тебя, Сань, знаю, в тебе дури не убавляется, а наоборот только больше становится. Тебя же посадят. Ты магазин грабишь, и хоть бы что!

- Мадам! - изображая голос Карлсона из мультфильма начал Санек. - Вы, видимо не видели фильмов про зомби. "28 дней спустя", "Земля мертвых", например. Ничего нет. Президента съела озверевшая охрана, Самого Главного Генерала с утра слопала любовница, а Михал Иваныч - начальник ближайшего отдела милиции - раскатывает в стельку бухой по району и расстреливает тех, кого еще вчера он защищал. Паняна? Кто меня привлечет?

В ответ Света лишь вздохнула. Я прислушался к звукам снаружи. Зомби не уходили. В окне я увидел, что они сбились в кучки и так прохаживаются вдоль периметра магазинчика. Нет, выбраться отсюда нереально, тут я заметил что-то, что привлекло мое внимание, и я захотел поскорее убраться из этого магазина.

- Сань! - позвал я друга к окну. - Глянь вон на тот перекресток.

- Ну? - не понял он меня. - Светофор, грузовик. И что?

- А за грузовиком? - заговорщицким тоном ответил я. - Ты хотел сафари?

На углу за припаркованным у тротуара грузовиком красовалась вывеска: "Охотничий рай".

- Держите меня семеро! - воскликнул Санек и тут же убавил пыл. - Командир, а как доберемся мы туда?

- План такой. Светлану мы скармливаем этим тварям. А сами, пока наши осаждающие наслаждаются теплым обедом, делаем ускорение в сторону магазина. Только вот как туда попасть? - я почесал в затылке и посмотрел на Свету. Она стояла, раскрыв рот не то от изумления, не то от ужаса. Вовремя уловив момент (по опыту общения с ней, я знал как предотвратить крик), я громко хлопнул ладонью по прилавку.

- Тихо!!! Никто тебя, дуреха, скармливать не будет. Если хочешь - оставайся тут, а мы пойдем. Я хоть и зол на тебя, но видеть, как ты боишься, мне гораздо приятнее, чем видеть то, как тебя разделывают челюсти зомби.

- Я... Я с вами. - ответила она и тряхнула волосами. - Ты всегда был скотиной, милый.

- А ты всегда была стервой, дорогая. Сань, собирай продукты и главное - алкоголь. Свет, собери все презервативы и сложи их на прилавке. Если вдруг найдешь - то какое-нибудь ведро или таз - тоже неси. А я пока придумаю какой-нибудь таран. - закончил я и пошатал стойку с рекламными буклетами у входа.

Все молча принялись выполнять мои указания. Через какое-то время мы стояли у задней двери.

- Слышь, может, я лучше останусь? Или давай вместе рванем. Водяры хоть залейся – отобьемся. – Санек укоризненно посмотрел на меня. – Может, хватит героя корчить, а? Ты не видел, что с такими обычно в фильмах происходит? Их, братишка, съедают одними из первых.

Неприятный холодок пробежал по спине, но я старался не подавать виду. «Действительно, ради чего тут геройствую? На черта нам это оружие? Ой, голова моя пьяная! Сиди в магазине, еды полно, воды тоже. Куда лезешь?» - от мыслей меня отвлекла рука Светы, которая легла мне на плечо.

- Может действительно, попробуем вместе? – негромко сказала она и заглянула мне в глаза. Я картинно фыркнул, отвернул голову и дернул плечом, отчего она убрала руку. Уняв мелкую дрожь в теле (а ведь я боюсь! Реально боюсь!), я громко и четко начал выдавливать из себя слова:

- Я сейчас открываю входную дверь в магазин. Как только я крикну, открываете эту дверь и бегите. Зомби идут за мной внутрь магазина, вы успеваете убежать. Сам я выхожу этим же путем. Как добежите, Саш, ты выбиваешь дверь охотничьего магазина. Как - не знаю. Загружаетесь в магазине. Стволов много не набирай. По одному хватит. Главное – патроны. Сам я в это время увожу толпу за собой. Хоть они и не медленно бегают, я убегу. Если не получится с грузовиком – успеете добежать и до Сашкиной машины. Мы с приятелями попробуем убежать как можно дальше.

- Да ясно все. – махнул рукой Санек. – давайте за удачу и присядем на дорожку. Он разлил по пластиковым стаканчикам водку, и выпил первым, громко выдохнув. Света лишь пригубила свой, я тоже махнул полный и почувствовал себя более уверенно.

- Давайте. Не забудьте меня подобрать. А то снова придется на какую крышу забираться. – улыбнулся я и медленно поднялся. Со стороны центральной двери доносился какой-то непонятный гул. Мы переглянулись, на мгновение мне показалось, что в глазах Светы мелькнула искра нежности и тоски, но я отбросил эту мысль (пьяному привидится всякое!) и бросился в торговый зал.

Не знаю, что произошло с зомби, но они стояли вплотную к дверям и окнам. Задние прижимали передних, отчего те недовольно выли и сами давили на дверь. Нажим нарастал, и пластик двери неприятно хрустел под массой десятков тел. Я остановился посреди торгового зала, не зная что делать: двери открывались наружу и никакого шанса их открыть у меня не было. Но зомби сделали все за меня: под немыслимым давлением петли и замок хрустнули и подались внутрь. Я уже стоял с приготовленным ведром, в котором плескался коктейль из всевозможных напитков. Новый совместный толчок зомби (Они разве могут думать коллективно???!!). Хрустнули раздавливаемые кости стоящих впереди, но и дверь тоже не выдержала. С грохотом она рухнула внутрь, открывая путь этим тварям. На мгновение я замер в оцепенении, но тело сработало само: содержимое ведра вылилось прямо на первые ряды нападающих.

- Бегите!!! – крикнул я, не оборачиваясь, с отвращением глядя на разъедаемые тела. Но новые зомби лезли, переступая через корчащихся на полу собратьев. Я сделал несколько шагов внутрь и бросил в зомби несколько презервативов с водкой. Казалось, они обезумели, не замечая страшных язв, зомби шли на меня. Колени заходили ходуном, руки дрожали, во рту пересохло. Я бросал снова и снова свои «бомбы», пока не понял, что у меня осталось только одна. Я резко развернулся и в два прыжка достиг второго выхода, как столкнулся лицом к лицу с несколькими тварями. Выскочив на улицу, эта горе-парочка забыла прикрыть дверь! От неожиданности я упал, ударившись затылком о деревянный ящик с фруктами. В глазах мгновенно потемнело, но тут же я увидел, как огромного роста мужчина замахивается, чтобы ударить меня по лицу. Время как будто замедлилось, и я ясно видел, как чьи-то руки ухватили меня за правую ногу, кто-то тянул за капюшон куртки и этого громадного зомби, чья рука медленно опускалась на мое лицо…

Уже почти теряя сознание я сделал резкое но верное движение - закрывая лицо, забыл что в руке добрых пол-литра водки в тонкой латексной оболочке, которая от удара по моей физиономии беззвучно лопнула, облив меня родимой сорокоградусной... От резкого запаха водки мой организм вновь получил стимул к жизни, а грязные, изъеденные язвами руки зомби-трезвенников отшибло от меня на добрый метр

- Санек, Светка!!! - стал кричать я вдогонку товарищам по несчастью... - облейтесь водярой...!!!! Это отпугнет зомби!!!

Как же я оказался неправ! Зомби этот момент отпугнул лишь на пару секунд. Освободившись из лап схвативших меня тварей, я дернулся в сторону опустевшего дверного проема, но мощный удар зомби-здоровяка сзади не дал мне выбежать. Он буквально вышвырнул меня на улицу. Я уткнулся лицом в снег, который вместе с окурками и мусором набился мне в рот. Отплевываясь и ничего не видя перед собой, я вскочил на ноги, но новый удар, уже спереди сбил меня с ног. Над головой раздалось несколько выстрелов, от звука которых у меня зазвенело в ушах. Затем сзади что-то разбилось и послышался гул разгорающегося пламени и истошный вой зомби. Я чуть приподнялся с земли и обернулся. Магазин изнутри был объят пламенем, из которого выскакивали горящие, как факелы зомби, которых добивали выстрелы над моей головой. Посмотрев перед собой я увидел добротные армейские берцы заправленные в них камуфляжные брюки. Мой взгляд заскользил выше, пока я не встретился взглядом с усмехающимся мужиком с массивным подбородком, чей мощный торс на мог скрыть даже пуховик такого же защитного цвета, в руках его был держал помповый дробовик. Он достал из нагрудного кармана сигару и ловко прикурил ее от золотой "зиппо" (я почему-то был уверен, что она золотая).

- Вставай, парень, охота только начинается. - пробасил здоровяк и протянул ему руку. Встав, я увидел позади него небольшой грузовичок, возле которого стояли еще несколько вооруженных человек, а в кузове за высокими бортами я с облегчением увидел улыбающиеся лица Санька и Светы.

Я стоял у грузовика, потирал ушибленный при падении затылок и внимательно рассматривал очки, которые уцелели только чудом. Ко мне снова подошел здоровяк, чье лицо мне казалось до боли знакомым, но я не мог вспомнить откуда.

- Турчинский. Николай. Тебя-то как звать? - он широко улыбнулся, выпустил дым изо рта и во второй раз протянул мне руку, но на это раз для рукопожатия...

- Спасибо Николай, - ответил я ему, протягивая руку, - а меня зовут Павел, Павел Воля..

- Что? Остришь? - рассмеялся Турчинский. - Ну-ну, давай. хохмач. Да я за Пашку тебе ща глаза так далеко натяну, что тебе америку видно станет. Ты понял меня??? - глаза Николая налились кровью, он склонился надо мной как скальная глыба. Мне показалось, что сейчас он просто-напросто раздавит меня тяжестью своего взгляда.

- Я... извините, Нико... лай... Я... - промямлил я.

- Коль, отстань от парня, он-то не знает.

- Что не знает? - спросила просиявшая Светка, которая последовала за Саньком как только на меня начал повышать голос Николай. Сияла она не то от того, что я жив остался (это было в самом конце списка) или от того, что рядом с ней такой известный мужик стоит.

- Пашу еще с утра загрызли эти... урррроды!!! - Николай с ненавистью пнул по лежащей под его ногами оторванной конечности зомби.

В этот момент из грузовичка донесся дикий вопль Санька:

- Пашка! Вставай! быстрее, там Мимино!

Я только успел боковым зрением увидеть мелькнувшую из-за мусорного бачка тень мопса и почувствовал укус в лодыжку...

- Ёпрст..... успел выругаться я, и почувствовал как по ноге распространяется непонятная скованность - ногу сводило судорогой, в глазам моих помутнело, и я потерял сознание с мыслью:

"Не мешало бы коньячку дерябнуть, для профилактики..."

***

Сквозь сон я услышал грохот, тут же адски заболела нога.... я с трудом разомкнул глаза... было темно, жутко хотелось пить, голова раскалывалась на сотни маленьких кусков.

Я попытался вспомнить, что было накануне, и от этих воспоминаний покрылся холодным потом... - зомби, Турчинский, Светка, Санек... Аааа!!! Я зомби!!!

Я попытался встать и не смог, ногу свело судорогой... Вдруг вспыхнул яркий свет и откуда-то как сквозь туман я услышал искаженные голоса...

- Пашка, хорош прикалываться, открывай... - орал мужской голос.

- Пашенька, открой милый, все будет хорошо - лепетал женский, чем-то похожий на Светкин голос.

- Блин, хорош уже! Пошли за водкой! Пока не началось снова! - снова прокричал мужской голос.

Наконец то я смог сесть и осмотреться. Я находился на полу собственной ванны, рядом лежала моя одежда и пустая бутылка от виски, одна нога скрючилась в судороге, так как я умудрился засунуть её под ванну, где она благополучно застряла. Кое как, вытащив ногу из-под ванной, и накинув джинсы, я открыл дверь навстречу неизведанному, на всякий случай, зажав в руке бутылку из-под вискаря.

***

Кремль. Кабинет Президента.

- Ну что, похоже, провалился наш грандиозный национальный проект по отрезвлению России? Сколько миллионов долларов мы затратили на эту машинку? - спросил премьер сидящий за монитором Президента.

- Так ведь наши ученые все просчитали! Были ведь эксперименты на людях и очень удачные! Ты только вспомни генерала Прокопенко! Как пил ведь - как лошадь! Ведрами! А сейчас? Трезвенник, каких мало, от кефира и то воротит!

- Хорошо, что мощности только на Москву и область хватило! А то страшно подумать, что делали бы! - перебил его премьер и бросил в его сторону холодный взгляд, от которого Президент как будто даже съежился.

- А что скажут наши доблестные ученые? - спросил вдруг Президент группу "ботаников" в белых халатах, которые сгрудились в дальнем конце кабинета у десятка плазменных панелей, где в переливаясь всеми цветами радуги, рисовались диаграммы, строились графики и показывались непонятные цифры.

- Товарищ главнокомандующий, мы не учли одного фактора действия позитронного психостимулятора Йота Зю "Антипохмелин", - отрапортовал самый главный "ботаник". - Который проявился при воздействии пси-поля с программой запугивания населения последствиями употребления алкоголя.

- Что за фактор? Почему вы его не учли? - наперебой спросили Президент и премьер.

- Это массовость! Если на малые группы и индивидуумы программа действовала безотказно, запугивая страшными видениями, иллюзией белой горячки и генетической коррекцией на противодействие заложенной тяги к алкоголю, то при воздействии на массовое сознание случилось непредвиденное. Глубокие корни российского народа, его многовековой опыт пьянства исказили программу настолько, что люди, накануне принявшие алкоголь до минимальной степени опьянения и испытавшие воздействие нашего поля, настолько прониклись видениями, что по мере перехода в нормальное состояние - наоборот ринулись в магазины, закупать спиртное.

- Это как?

- Не знаю, что им именно привиделось, но именно в алкоголе они стали видеть свое спасение.

- Нда, - задумчиво почесал голову Президент, - и каков процент таких людей?

- По последним данным с ликероводочных заводов и винных магазинов - почти 80%, робко отрапортовал один из ученых, и поправил очки.

- Вот мы влипли! - сказал премьер, и, достав из кармана плоскую бутылочку коньяка, налил себе и Президенту в граненые стаканы, стоявшие на столе.

- Ничего, прорвемся, - ответил Президент и залпом махнул коричневую жидкость с резким запахом, из-за которой теперь так кардинально и бесповоротно изменится не только его карьера и жизнь, но и жизнь целой страны.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 34
Комментарии

Дабы было вам изветно афтор, у русского человека и словян в целом, нету генетически заложеной тяги к алкоголю. Блин вы что все пересмотрели фильмов типа "Особенности нацианальной охоты". Вообще у словян имунитет к акоголю , тоесть оторжение его. (Науч. Факт.) И все что вы знаете о сегодняшнем образе русского с бутылкой водкой, балалаикой и калашниковым в руке, идущим на полчаща врагов все это навязаный западом образ (романтического пьяного героя) по средствам ваших же сми и кино.

У словян просто непереносимосьть алкоголя, а вот у французов наоборот с ихмного вековой историй виноделия, как и греков.

Так что уажаемый афтар агитации алкоголя в нашей жизни и так хватает, и это совсем не круто как кажеться.

Подумай...

Да ну что же, Вы, уважаемый Аквест, так жестоко? Никто ничего не пропагандировал. Иммунитет-не иммунитет, какая нация больше пьет, какая меньше, смысл этого "похмельного бреда" (а никак иначе я его не позиционирую) совсем не в том. Это просто стеб. Стеб над образом жизни, который ведут многие мои (да и, наверняка, Ваши) знакомые, и не больше того. Не надо искать тут какие-то глубокие, жизненные мысли, не здесь они, и появиться тут не могут. А с другой стороны, подумаем: для чего люди пьют? Многие видят в алкоголе спасение (от одиночества, от кризиса, от проблем, да от себя, в конце концов) и здесь это так же показано, только преувеличено во много раз. Вот, пожалуй и все.

ЗЫ: а чем плоха т.н. "клюква"? Мы ведь искренне смеемся над образом тупого амера, обжирающегося в маках и не знающего, где находится Москва. И ничего. Это все принимают, а вот если начинают шутить про "медведей с балалайками в шапках-ушанках, пьяных в дрова", так сразу в штыки.

Ну нащет алкоголя возможно погорячился. рекламы и пропаганды просто и так хватает в жизни, а тут еще и в рассказах читаешь.

Ну а нащет образа русского сбутылкой водки, ну если откровенно я не русский я вообще литовец. Но всеже мне это близко, и в какоито мере обидно что рисуют подобный образ, та и американцы не тупые как у задорнова , просто мы разные, и каждая идеология навязывает свой образы.

По моему Турчинского звали Владимир))

гыгы,весело вышло

Рассказ забавный, действительно стёб. Очень улыбнуло =)

Но, косвенно, это, всё-таки, пропаганда алкоголя. Задумайся, автор.

Было бы очень здорово делать пояснения до или после произведения.

А так...

Рассказ написан в хорошем стиле. Очень легко читается. Только есть моменты где непонятно от чьего лица ведётся рассказ: от ГГ или от третьего лица...

До читателя дошло. Смешно и заставляет задуматься. Держи 7.

А чо? Весело было :)

Так вот в чём наше спасение!!!

Шампанского!!!

Пропаганды алкоголя не углядела. Если человек пил, то он будет пить и дальше. А если не пил, то хоть запропогандируйся - он пить не будет.

А по сабжу - классный рассказ) улыбнуло)

Быстрый вход