Под одним небом. Глава 2

Даже в самой бедственной ситуации найдутся люди настолько предприимчивые, что, не успев потерять старое, они вовсю работают над новым. Для тех, кто хочет выжить такая практичность порой единственный выход. И, забыв о жизненных ценностях и морали, многочисленные циники торгуют остатками прошлого как рыбой на базаре. Если задуматься, то такую картину можно было увидеть в любое время. Просто сейчас в этом ни стало ничего постыдного. А когда приходится выбирать между моралью и жизнью, неправильный выбор всё равно оказывается правильным. Трудно ошибиться. Населённая часть Старого Севера мало чем отличалось от восточной. Те же разрушенные дома, воронки в асфальте, застывшие навсегда корпуса автомобилей. Только здесь были люди. Люди, будто неведомая сила, наполняли пустые дома жизнью. Как и раньше по улицам сновали прохожие, изредка проходили отряды законников, бегали дети. Дети как и раньше беззаботно носились друг за другом, прыгали по ржавым машинам, смеялись. По краям центральной улицы стояли торговые ряды, ассортимент которых был весьма обширный. Торговцы едой, оружием и многим другим зазывали покупателей зычным голосом. Возле некоторых из них стояли плечистые парни с суровым взглядом. Разумеется, каждому торговцу нужен охранник. И этот симбиоз обеспечивал защиту первому, и приносил неплохой доход второму. Именно поэтому развелось так много охранных организаций и группировок, промышляющих рэкетом. Разница между ними была сугубо принципиальная. И не смотря на неё и рэкетёры, и законники драли с клиентов неслыханный процент от дохода. Над дверным проёмом дома, у которого стояли торговые палатки, красовалась вывеска с надписью «…бар». Название стёрлось, и поэтому кроме как баром, его никто не именовал. Да и сравнительно крупных баров как этот в округе было не много. Открыв скрипучую дверь, Седой вошёл внутрь. В заведении было около 10-ти столов, и почти все места были заняты. Небритые лица тут же посмотрели на только что вошедшего Седого с нескрываемым любопытством. По многим было видно, что начинали пить они с раннего утра, а некоторые ещё со вчерашнего вечера. И хотя посетителей было много, а через накуренный туман было видно не дальше трёх метров, Седой смог найти Обреза сидящим за одним из столов. Это был невысокий щуплый брюнет лет 30-ти с бородкой и усами. Ноги он положил на стол, а в руке держал бокал пива. Голову он чуть запрокинул, и видимо находился в состоянии блаженства. Седой подошёл к нему со спины и бросил увесистый свёрток на стол. От неожиданности Обрез чуть не свалился со стула. Его взгляд резко поднялся в верх и встретился с глазами Седого. Он поставил бокал на стол. - О, Седой, это ты... ты принёс то, что я просил, да? Верно? - Как видишь. - Он указал взглядом на лежащий на столе свёрток, - где мои деньги? - Подожди, сейчас проверю, что ты принёс…,- Обрез начал развязывать бечёвку и разворачивать тряпичный мешок. Из мешка показалась блестящая металлическая деталь целиндрообразной формы со стеклянной вставкой посередине, - …да, это то, что мне и нужно…хотя погоди...,- он начал пристально изучать цилиндр со всех сторон. Затем указал пальцем на обод вокруг похожего на крепёж отверстия и посмотрел на Седого,- маркировка на боку не та, видишь? На нём должно быть R43, а тут T51..нет, это не то что нужно. Извини, конечно, но я не за то плачу такие…. Договорить он не успел. Седой схватил Обреза за горло, поднял и резким движением прижал к стене. Некоторые посетители с интересом обернулись. -Слушай, мне без разницы что за ерунду я тебе притащил. Ты дал мне координаты места, и сказал что это свёрток. Остальное меня не касается. Расклад такой: или ты мне платишь как договаривались, или я тебе сворачиваю к хренам шею и забираю всё, что нужно из карманов твоего трупа. Обрез сглотнул,- Хорошо-хорошо, вот они… - он полез рукой в карман -…забирай честно заработанное, – на стол плюхнулась пачка банкнот. Седой окинул её взглядом. -Где вторая половина?, - спросил он.

-Подожди, мы договаривались на 10, так что вот она, твоя десятка…, - Седой сдавил руку на горле так, что у Обреза язык наружу вылез. -…Мы договаривались на 20, и если я не увижу ещё 10, – он достал из-за пояса длинный блестящий нож, – то, глядя на тебя, все сразу будут знать, почему тебя называют Обрезом. Взгляд Обреза не отрывался от клинка. По лбу побежали морщины а брови встали домиком. - -Всё, ладно, держи, – сказал он дрожащим высоким голосом и кинул на стол ещё одну пачку денег, –теперь отпусти меня, слышишь?

Седой с момент подумал, не отрывая взгляда от Обреза, и разжал руку, от чего тот с треском упал на. Затем взял обе пачки со стола и положил в подсумок. Посетители бара уже не обращали внимания ни на Седого, ни на его плутоватого знакомого. Видимо такие ситуации случались здесь не так редко. Но поскольку дело закончилось без крови, интерес зрителей быстро пропал. Потирая шею, Обрез сказал:

-Знаешь, с такими методами ведения переговоров далеко ты не уедешь.

-Переговоров мы с тобой не вели. Ты хотел меня обсчитать, причём по крупному.

Обрез скосил презрительную мину на лице:

-Не хотел…просто я не помнил, на какой цене мы условились. Знаешь сколько у меня сделок в последнее время? Много. Даже очень,- он отрешённо смотрел куда-то в пол.

Седой окинул взглядом сидящего на полу Обреза, посмотрел на недопитое пиво на столе, и развернулся к выходу. Он почти вышел из бара, как услышал хриплый голос из-за спины:

-Эй, ты Седой?

Седой остановился и повернулся назад.

Это был старик лет 55-ти с серыми вьющимися бакенбардами, закатанными по локоть рукавами и в фартуке. Видимо это был бармен. Он стоял за стойкой и тщательно протирал стакан. Взгляд у него был недоверчивый.

-Да, Я.

-Тебя тут искала одна парочка,- взгляд бармена вернулся к стакану.

-Кто именно? – Седой подошёл ближе, чтобы их разговор не стал достоянием всего бара.

-Не знаю. Они не представились.

-Что им было нужно?

-Не имею понятия. Но они оставили записку,- бармен достал из бокового кармана фартука клочок бумаги и положил его на стол.

Развернув сложенный пополам клочок, Седой прочёл: «Порт. Второй причал. 21:30. 15.09». Он сложил клочок и положил во внутренний карман куртки.

-Ещё было что-нибудь, что мне следует знать?

-Кроме записки ничего. Разве что ещё у них на железной броне под курткой,- старик показал пальцем себе чуть ниже ключицы, - была странная надпись. Не по-русски. Да и сама броня какая-то странная. Похожа на сваренные куски металла с дюбелями. Тяжёлая наверно.

-Хм,- Седой задумчиво смотрел на место, которое указал бармен, - спасибо.

Бармен кивнул головой.

Разного рода надписи делаются или для того, чтобы отличить человека от остальных, или наоборот, чтобы объединить с людьми, имеющими такой же знак отличия. Татуировки на теле могли означать принадлежность, к какой либо банде, или сообществу, как и бритая голова, повязки и прочие знаки. Но броню никто не разрисовывает и не клеймит. Дело не в том, что это вызвано какими-то техническими трудностями. Просто редко у какой группировки найдётся достаточное количество пластиночной брони, чтобы одеть в неё всех её членов. А надпись на непонятном языке делала ситуацию ещё более странной.

До назначенного времени было ещё несколько часов. Седому не мешало вздремнуть, и поэтому он решил остановиться в отеле. Пройдя пару перекрёстков по людным улицам, он упёрся в 5-ти этажное здание. От отеля тут было только название. Заколоченные окна на первом этаже, пробитая стена и следы от пуль. Но это гораздо лучше, чем спать на улице. Начал моросить мелки дождь, и Седой перешагнул порог.

Напротив него за столом сидела девушка приятной наружности. - Здравствуйте, - сказала она,- вы хотите снять комнату?

-Да, пожалуй.

-Снять комнату на сутки стоит 200 рублей. Если возьмёте на неделю, выйдет дешевле, всего 1000.

-Я возьму на сутки,- произнёс седой, доставая из кармана пару купюр.

Девушка взяла деньги, сделала запись на пожелтевшем от времени листе бумаги и выдала Седому ключ.

-Ваша комната номер 9.

Ни смотря на пережитую войну, деньги остались те же самые. Ведение новой валюты было лишней морокой, а в мире и так хватало проблем. Изменилось лишь отношение к ним. Хрустящие банкноты хранили с особой бережливостью. Хотя несколько печатных станков и оставалось, бумаги было не так много, и, в большинстве своём, использовался бартер, а деньги служили как посредник. Да и в публичных заведениях не гнушались взять в качестве оплаты обойму патронов или пару ботинок. Да и натура по-прежнему была в ходу.

Это была небольшая комната с тумбой, стулом и кроватью. Окно выходило на главную улицу Бывшего Севера. Седой поставил винтовку в угол возле кровати, аккуратно положил брезентовый плащ на стул, отстегнул подсумок, а сам сел на кровать. Затем достал пистолет из кобуры на голени и положил его под подушку. Дождь на улице усилился. На пол возле окна начало капать. Благо кровать стояла ближе к двери, и осенний холод ещё не доставал до дальних углов комнаты. Хотя 3 часа сна не смогут прогнать усталость без остатка, Седой лёг и мгновенно заснул.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 8

Быстрый вход