Невидимый Свет. Глава вторая: Сапфир

- Я-а-а вижу зде-е-есь что-то на букву Пэ. - протянул мальчик.

Как выяснилось, мы сделали остановку в небольшом селении, но вновь забывшись, я всё пропустил. Сейчас уже стоял относительно прохладный безветренный вечер.

- Тупая игра. - ответила девочка.

Кроме Песка, Печали, нескольких Поселений и, вероятно, Пиздеца, на сотни километров вокруг не было больше ничего на букву П. Моя новая компания состояла из Абдула Скворцова, Зульфии Скворцовой, их двух детей, каракета по кличке Машка, нескольких угрюмых наёмников и десятка верблюдов.

- А во что ещё тут играть? - парировал мальчик.

- Очко.

Услышав новый женский голос, я обернулся. Двое замыкающих строй каравана наёмников ухитрялись вести своих верблюдов так, чтобы между ними помещалась небольшая столешница.

- Да ну тя в задницу... - ответил её соперник, бросая карты на стол.

Караван шёл на юг. Под ногами верблюдов в тёмно-охряном море песка изредка проскальзывали тёмно-серые островки асфальта. Счётчик Гейгера молчал. Люди, обменявшись несколькими репликами, снова надолго замолкали.

Говорят, до Войны верблюды были удобнее: у них тогда было всего четыре ноги; когда ты сидел между их горбами, тебе не мешала вторая пара лопаток, перемещающаяся где-то в районе твоих бёдер. Нынешние шестиногие верблюды ходили, конечно, быстрее и груза брали больше, но приходилось изменять конструкцию седла, чтобы не доставлять неудобств ни себе, ни животному. Да и посмотрел бы я на того, кто попытается пустить это в галоп. Хотя, надо признать, я впервые сидел верхом, так что специалистом меня назвать нельзя.

- Слушай, Басир, а ты вообще откуда? - Абдул поровнял своего верблюда со мной, надеясь развеять скуку разговором.

- Сок. - ответил я.

- Сок? Деревня?

- Да.

- Зуля, ещё один! - он рассмеялся.

Ну да, ну да... это проблема всех поселений такого типа. То есть придорожных поселений, основанных на развалинах бензоколонок. Они все похожи, и у каждой над въездом висит табличка "SOC"*, а каждодневная борьба за выживание не располагает к развитию фантазии. Вот и стоят в Иракской Пустоши десятка два поселений под названием "Сок". Говорят, севернее есть ещё несколько поселений под названием "Нок"**, и даже парочка "Лукойлов", но сам я их не видел.

Абдул понизил голос:

- Я даже не буду спрашивать, почему ты ушёл.

В его глазах я увидел сочувствие. Судя по внешности, Абдул был стар. Очень стар - лет тридцать или даже сорок. Человек, многократно объехавший всю Пустошь, и сумевший прожить так долго, наверняка мог похвастать опытом и мудростью. Именно поэтому - именно потому что Абдул был мудр - он не хватался за оружие, едва заслышав запретное слово: маг.

Таких, как я, ненавидят и боятся. До недавнего времени я торчал в Соке, вдалеке от больших событий: я не знал, были ли к тому поводы, каковы причины этой ненависти. Всё, что мне рассказывали о магах, было в лучшем случае сплетнями - в основном это были страшилки. Страшилки, которые селяне рассказывают вечерами, чтобы почувствовать себя лучше. За несколько часов до этого, днём, они до смерти закидали камнями девушку, за то, что она влюбилась в рейдера и хотела с ним сбежать: никто в здравом уме не будет иметь дела с рейдерами, но разбивать человеку голову буквально ни за что? И теперь они обмениваются ужасными историями: про шайтанов, похищающих души/младенцев/деньги (нужное подчеркнуть), про инквизиторов, сжигающих любого, кто косо посмотрит, и конечно про магов, наводящих чуму и лучевуху. И это заставляет их думать, что убийство женщины - чуть ли не милосердие.

И самое ужасное: по большей части все эти истории - правда.

Как бы то ни было, мне кажется, я знаю, откуда всё это идёт. Если коротко: полтора-два века назад, когда мир ещё был в порядке, люди и маги крепко повздорили - меж собой и друг с другом. Люди сбросили Бомбы (пёс его знает, что это: кого бы я ни спрашивал, это были просто "Бомбы"), маги ответили взаимностью и наколдовали что-то настолько же мощное (версии разных рассказчиков серьёзно отличались: от наведения чумы по всему миру - и до призыва огромных булыжников прямо с неба). Некоторые из тех, кто успел спрятаться, выжили - и теперь продолжают свою грызню. Как-то так.

Не знаю, что мы потеряли. Говорят, у нас тут и до Войны-то было не очень.

В любом случае: магов боятся и ненавидят. Поэтому до недавнего времени я соблюдал крайнюю осторожность, развивая свои врождённые способности. Но однажды вечером я не сдержался...

- Мне только интересно, где ты прокололся. - Абдул продолжать говорить тихо.

- Гопота. Обычно мне удавалось избежать встречи с ними. Но однажды меня прижали. Я пригрозил их главарю, что его голова окажется там, где солнце не светит.

- Не помогло?

- Не помогло... - вздохнул я.

Пауза.

- И?

- Ну... я телепортировал его голову в его же задницу.

Даже верблюды вздрогнули: до того громко расхохотался Абдул.

- Что такое, муж?

- О-о-ой, не могу-у-у... а? А, да ничего, Зуль, просто неприличный анекдот.

Мне, впрочем, было не до смеха. Селяне не хотели иметь ничего общего с Инквизицией. Так что меня просто вышвырнули. Без оружия и припасов шансов у меня не было: я только знал, что маги в основном селятся в Уруке - поэтому направился туда. Пан или пропал.

- Уф... хих... извини, парень.

- Куда мы едем, кстати?

Надо было менять тему.

- А. В Сапфир. Небось, никогда не видел столько воды в одном месте, а?

Мои глаза действительно округлились от удивления. Ничего странного, конечно: торговый караван идёт в крупный город. Но город Сапфир - один из центров цивилизации в Иракской Пустоши: дело в том, что этот город построен на развалинах Эль-Хидра, то есть на берегах Ефрата. Есть только один город, способный соперничать с Сапфиром: Агат (в прошлом - Эс-Самава), тоже стоящий на Ефрате. Я слышал много историй о городе: все они в красках описывали богатство города, и то, что жизнь там кипит не только ночью, но даже днём. А ещё рассказывали о невероятном уровне защиты Сапфира: драгоценный камень Иракской Пустоши был обрамлён камнем, бетоном, кирпичом, колючей проволокой, жестью и кое-где даже настоящей сталью. Логично: город на самой реке - лакомый кусочек.

В Пустоши можно было найти много мест для поселения: несколько оазисов, развалины городов (а особенно - складов), метро (сеть рукотворных пещер под городами - до Войны люди путешествовали по ним на специальных машинах), немногочисленные рабочие оросительные каналы, и конечно - берега Ефрата. И если руины всегда оставались на месте, то оазисы и каналы имели привычку пересыхать и вновь наполняться водой, а берега Ефрата были настолько злачным местом, что там почти всегда шла война. Что творилось на берегах Тигра, никто не знал: он находился далеко на севере, путь к нему преграждало Невидимое Солнце, взошедшее сразу после Войны там, где раньше стоял Багдад. Понятия не имею, что обозначает эта метафора - "Невидимое Солнце" - но факт остаётся фактом: границы этой зоны неустанно охраняют, причём не столько от незваных гостей (никто в здравом уме туда не попрётся), а от того, что лезет оттуда.

Менее удачливые люди основывали селения типа Сока, воду им приходилось закупать у более везучих соседей. Многие таким образом прогорели, но дело того стоило: за безводные территории борьба почти не велась, так что умелый руководитель мог превратить задрипанную бензоколонку в хорошо защищённый рукотворный оазис.

Некоторые выбирали другой путь. От отчаяния ли, природной ли злобы, или просто из жажды острых ощущений они брали оружие, крали верблюда, ампутировали ему средние ноги, сбивались в банды и начинали трахать, грабить и убивать (необязательно в таком порядке) всё, до чего дотянутся.

И только Урук стоял в голой пустыне, отстроенный на очень древних каменных руинах, не привязанный ни к чему. Большинство селений были привязаны к какому-то месту: Урук сам был Местом. Никто не знал, откуда в Уруке берутся вода, еда, одежда, медикаменты, патроны и прочий фураж - все объяснения сводились к разведённым рукам и вздоху: "это магия".

После долгого молчания, Абдул снова обратился ко мне, понизив голос:

- Я так понимаю, тебе надо в Урук. На караваны даже не надейся: в Урук ходить - дураков нету. Если магам что-то нужно, они приходят сами и сами торгуют.

- И как мне тогда добраться из Сапфира в Урук?

- Как я и говорил: маги сами приходят в Сапфир, если им надо поторговать. Возможно, тебе повезёт встретить одного из них. Ну а если ты больше человек действия... можешь попытаться украсть верблюда, только я бы скорее к Невидимому Солнцу попёрся.

Вопрос о пешем переходе даже не поднимался. Иракская Пустошь - не то место, где можно доверять своим ногам. И конечно, без слов было понятно, что одного из своих верблюдов Абдул мне не отдаст: как бы ни помогли ему маги в прошлом, благодарность имеет свои границы, а он и так уже спас мне жизнь.

- Понял. Спасибо, Абдул.

- Ещё кое-что. В городе есть инквизиторы. Будь осторожнее.

Вскоре я увидел, как слева от каравана зарозовело небо. В первых лучах я увидел руины каменных домов и стоящую в отдалении самодельную стену. Караван медленно двигался по разрушенному проспекту, лишь кое-где припорошенному песком: тут частенько прибирались. Впереди нас ждали ворота Сапфира.

_____________________________________________________________________

*SOC - Southern Oil Company.

**Нок - NOC - Northen Oil Company.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 9

Быстрый вход