Невидимый Свет. Глава четвёртая: Большие Люди

- Ты чего? - сочувственно спросил Абдул.

Сочувственно, потому что уже догадался, "чего".

- Я думал, что... только у рейдеров... а это... - замямлил я.

То, что я видел, и впрямь было не очень приятным сюрпризом.

- Ну-ну, Басир, ты же уже большой мальчик. Мог бы и догадаться, что тут есть невольничий рынок.

Хуже всего было то, что невольничий рынок Сапфира стоял у самых ворот. То есть не проехать через него было невозможно. Рабы в клетках - вот первое, что встречало всякого, решившего заехать в Сапфир, и последнее, что он видел, выезжая за ворота. Город умел оставить впечатление.

- Эй, богатый господин, в дороге, поди, скучно, а? - закричал торговец, обращаясь к Абдулу.

Рядом с ним стояла клетка с полуобнажённой девушкой, да и тон его не оставлял неясностей. Даже не остановив верблюда, Зульфия критически осмотрела наложницу, а потом кинула на работорговца такой взгляд, что тот сразу же заткнулся.

- Папа-папа, а почему они в клетках?

- Закройте глаза. Оба. - строго отчеканил Абдул.

Я бы и сам с удовольствием закрыл глаза. Но я слишком хорошо помнил, что делают люди, привыкшие закрывать глаза: они забивают женщин камнями. У нас в Соке это редко, но случалось. Мне было пять лет, когда я это увидел: и с того самого момента я поклялся себе ни за что на свете не закрывать глаза (в метафорическом смысле, конечно), чтобы видеть этот мир таким, какой он есть. С того самого момента я твёрдо верю, что если не всё, то уж точно большинство зла в мире происходит из глупости и незнания.

- Блин, О'Фарелл, и тебя сцапали?! - внезапно воскликнул один из наёмников, возглавлявших строй.

Рыжебородый великан, не испытывавший видимого неудобства от своего положения, улыбнулся старому знакомому.

- А я и не жалуюсь. Я, видишь ли, штучный товар. У меня всё в норме, только скучно пиздец.

Даже не само зрелище рабов в клетках поражало меня, хоть и было жалко смотреть. Обескураживал сам факт присутствия здесь работорговли.

- Один из лучших воинов Пустоши! - не теряя надежды продолжал работорговец.

Но караван шёл мимо.

- Интересно, кто всем этим заправляет? - шёпотом спросил я у Абдула.

- Местные шишки. Большие Люди... - глубокомысленно покивал караванщик.

Я-то, дурак, думал, что такими делами промышляют только рейдеры. Я думал, что здесь - цивилизация. И не ошибся: вот она. Цивилизация - одна штука, получите, распишитесь. Тьфу! Как бы самому не оказаться в одной из этих клеток...

Так и пребывал бы я и дальше в своих невесёлых мыслях, но тут моё внимание привлёк широкий манеж. На нём - без клетки, но в цепях - стояла... стояло... эм-м... существо.

- Подходите, подходите! Только сегодня... - зычно орал очередной жирный работорговец, - только у нас! Ужасный монстр из самого Багдада!

Существо было чем угодно кроме того, что представляет себе средний человек при словах "ужасный монстр". Ростом оно было от силы метр-двадцать и выглядело очень похоже на человека... ах, ну вот опять я закрываю глаза! Это и был человек! Девушка - драные лохмотья изредка открывали взгляду едва обозначившуюся грудь. Девушка была неестественно бледна, во многих местах её кожа сильно обгорела. Монстром её, скорее всего, называли из-за того, что на ладонях и ступнях у неё виднелся тонкий серебристый мех. Девушка подняла на караван ненавидящий взгляд: её глаза были очень большими, тёмными, немного раскосыми; короткий нос с неестественно широкой переносицей был словно аккуратно вдавлен в лицо, а уши были заметно больше человеческих, и из-за этого лицо девушки скорее напоминало кошачью мордочку. Всё это - черты ночного существа, поэтому на ещё не слишком ярком рассветном солнце она уже щурилась. Но продолжала смотреть.

Она не закрывала глаза. Это как раз мой подход.

- Алее-е-ей-оп! - работорговец щёлкнул кнутом.

Я вздрогнул: было такое ощущение, что это огрели меня. Девушка взвизгнула и подпрыгнула аж на три метра.

- Видите, какая прыгучая? - довольно констатировал он.

У манежа уже собиралась толпа.

- А на хуй она также вскочит? - раздался мужской голос. - Гыгыгыгыгыгыгыгы!

Толпа дружно загоготала.

Девушка громко обругала торговца на малопонятном суржике из арабского, английского и ещё пары языков, которых я не знал. Машка тихо зарычала.

Наконец ужасное зрелище закончилось, потому что мы наконец-то начали удаляться вдоль по улице.

- Мутант? Из Багдада?! Совсем страх потеряли... я понимаю, скупать у рейдеров, но лезть за товаром аж к Невидимому Солнцу? - Абдул покачал головой.

Верблюд подо мной взбрыкнул, и только тогда я понял, что слишком сильно сжимаю холку. Караванщик перевёл взгляд на меня.

- Ой, я вас умоляю! Ты что, думаешь, в сказу попал?

Нет, разумеется. Какая уж тут сказка! Но я ничего не мог с собой поделать: меня душил гнев.

- Но это неправильно!

- Пф! Конечно это неправильно! Но тока не надо мне тут так смотреть, будто ты знаешь, что правильно!

Абдул поймал взгляд жены. Та молча призывала его к милосердию.

- Ты пойми, что с таким отношением ты тут загнёшься ни за хрен собачий! Знаешь, кто всё вот это вот устроил? - он обвёл рукой город - Знаешь?

- Ну...

- Умные Большие Люди. Те, кто знал, как правильно! О, они все знали, как правильно, вот только правильно у каждого было своё, и в результате вся Месопотамия превратилась в радиоактивную пустыню, а что случилось с остальным миром, я даже думать не хочу!

Пауза. Абдул немного успокоился.

- Короче, совет на будущее: если человек ни в чём не сомневается - убегай или убивай. В первом случае - спасёшься сам, а во втором - ещё и окажешь миру услугу.

***

Вскоре мы с Абдулом простились. Его помощь закончилась на том, что он купил мне ужин и ночь на постоялом дворе.

Ну что ж, это гораздо лучше, чем два дня назад. Тогда я был совершенно один, без денег, припасов и оружия посреди радиоактивной пустыни. Теперь я совершенно один, без денег, припасов и оружия, но уже в городе. Посреди радиоактивной пустыни, м-да... грех жаловаться, конечно.

В железной каморке, достаточно широкой и длинной для того, чтобы там уместился матрац, я лежал и проводил мысленную опись своего имущества. Руки - есть; ноги - есть; голова - есть; потроха - есть. Уже хорошо! Правда правая ключица продолжала ныть: быстро такие раны не заживают, а свежих бинтов поблизости что-то не видно. И даже если у меня будет оружие - как я буду стрелять левой рукой? Известно, как: плохо. Я и правой-то не очень владею. Большую часть своей сознательной жизни я не держал в руках ничего опаснее граблей: грабли, конечно, очень опасны, если уметь ими пользоваться, но всё же...

Вечерело. Та девушка всё не выходила у меня из головы. Нет, не так уж я и влюбчив - особенно, если речь идёт о чём-то вроде неё. Похоже, даже Абдул не подозревал, что в Багдаде ещё остались люди. Это, конечно, если торговец говорил правду, и она действительно из Багдада. Хотя логично, конечно: бывшая столица государства являлась приоритетной целью во время Войны - оружие людей и магия сошлись там, чтобы трахнуть физику и биологию бутербродиком, так что неудивительно, что выжившие мутировали.

Одна мысль заставила меня злорадно улыбнуться: неужели торговец не догадывается, как фонит от его товара? Существо, родившееся и выросшее в районе Невидимого Солнца, буквально купающееся в его лучах - Невидимый Свет, словно злой дух, делает своим источником всё, чего коснётся. Представляю, как он себя почувствует, достав из расчёски первую прядь волос!

Нет, не настолько же он идиот. Наверняка он держит её в свинцовом ящике...

О Аллах! В свинцовом ящике!

Я вскочил так резко, что стукнулся головой о потолок.

Нет. Нет, нет, НЕТ! Что бы там ни говорил Абдул, я должен что-то сделать! Сажать человека на цепь и выставлять на всеобщее обозрение как редкую диковинку - только потому что... потому что он и есть редкая диковинка, вообще-то, но это не важно! Мне плевать, правильно это, или нет: это просто отвратительно!

"Ага... - саркастически хмыкнул мой внутренний скептик. - А выставлять на всеобщее обозрение обычных людей, значит, не отвратительно? Или, может, менее отвратительно? Отдавать кому-то предпочтение только потому, что он - редкая диковинка. Это же лицемерие, милый мой, - вот, что отвратительно!"

Да, но они хотя бы знали, что такая опасность есть. А она?

"До-о-о, благородная дикарка! Наивная и прекрасная! Тили-тили-те-е-есто, жених и неве-е-еста!"

Скептик, это даже для тебя слишком.

"Ну ладно-ладно, признаю: ты не настолько идиот, чтобы совать туда, где счётчик зашкаливает".

Как именно её вытаскивать, сомнений не было: телепорт в клетку - телепорт из клетки - только нас и видели. Но действительно: почему она?

Внутренний диалог приостановился. Я долго искал причину. А потом вспомнил, что она не закрывала глаз. Да: она не боится видеть тот пиздец, что нас окружает.

"Во-о-от. - доброжелательно протянул Скептик. - Теперь ты наконец честен с собой. Можешь ведь, когда хочешь!"

Вскоре я уже вышел на улицу.

Ваша оценка: None Средний балл: 7 / голосов: 8
Комментарии

Глава хорошая, мне понравилось. Но есть один спорный момент:

Правильно ли я понял, что герой, от лица которого идёт повествование - тот самый уходящий от погони в самом начале? Тогда, если он владеет телепортом, непонятно его стремление уйти от погони на своих двоих.

Да и вообще, телепортация, на мой взгляд, не вписывается в общую картину.

Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции.

Телепортация требует энергии, которая к моменту начала повествования у гг на исходе.

Быстрый вход