Невидимый Свет. Глава Пятая: Маленькие Люди

Я плакала. Мы все плакали. Очень долго, и очень горько.

Обычно, когда погибал кто-то из нас, Хаванагила, чтобы отогнать злых духов, читал что-то из Книги. Книга была написана на языке Больших Людей, и, помню, мне объясняли, что эта Книга сильнее всех их книг. Обычно, когда труп пускали на плоту по подземной реке, впадающей в Тигр, он стоял, держа книгу, и нараспев читал: "Ипроходядолиноюсмертнойтенинеубоюсьзлаиботысомной...". Но сейчас труп Беспечныйангела уплывал в тишине, и только редкие всхлипы провожали его в последний путь.

Мы верили в то, что слова Больших Людей имеют силу. Мы верили в их слова. Мы верили в Больших Людей.

Беспечныйангел был храбрее многих. Он рассказал мне всё, перед тем, как я его задушила. Увидев Больших Людей, он тут же пошёл к ним и поприветствовал, как дорогих гостей. Большие Люди прогневались. Они назвали его Демоном и выстрелили ему в живот. Беспечныйангел умирал в боли и страхе, а в добавок ко всему он испытывал то, что сейчас испытывали уже все мы. Он уже тогда понял то, что только предстояло понять нам.

- Может, они просто не поняли? Может, нам стоит... - заговорила моя мать.

- Что стоит? Что стоит?! - взъярился Вождь Йеллоусабмарин. - Послать ещё одного из племени на смерть?

Настала тишина. Вождь тяжело дышал.

- Тамгдеклёншумит, мы не можем позволить себе такую мягкотелость.

Он поднялся, чувствуя, что пришло время говорить сильные слова.

- Братья и Сёстры. Ни мне, ни вам не хочется этого признавать, но давайте смотреть правде в глаза: кем бы ни были Большие Люди на самом деле, мы у них в немилости. Я разговаривал с юной Инзыскайвиздаймондс и с Хаванагилой. Лично. Большие Люди не могли не заметить результатов нашего труда. Они не могли не заметить поверженных хищников и расчищенных дорог. Но они прогневались. Они видели, что Беспечныйангел шёл к ним, как друг. Но они прогневались. Беспечныйангел наблюдал за ними, и видел как они ведут себя в месте, которое должно быть их домом: они боялись. Они шли осторожно, словно ступая по чужой земле. И они не делали ничего, чтобы восстановить город: они просто смотрели.

Вождь сделал паузу. Все молчали. Под сводами подземного города "Метро" воцарилась гулкая тишина.

- Так ведут себя только глупцы! - зычный голос Вождя расколол тишину, а вместе с ней - всё, во что мы верили.

Толпа изумлённо ахнула. Хаванагила, сидевший подле Вождя, сокрушённо покачал головой.

- Да, и я говорю это снова: Большие Люди - глупцы! Глупцы и злодеи! И теперь я понимаю, что случилось, когда огонь падал с неба! - Йеллоусабмарин всё больше распалялся. - Это они бросили тот огонь! Они разрушили свой город и города других Больших Людей, они разрушили все города в мире!

- А нам-то что делать? - раздалось из толпы.

Вождь повернулся к говорящему:

- Нам? Рыть глубже. Прятаться лучше. Проклясть само имя Больших Людей и память о них! Их могущества хватит, чтобы перебить всех нас, но их ума не хватит, чтобы найти всех нас. Нам нужно скрываться.

- Нет.

Десятки взглядов вонзились в меня. Минуточку... это что, я сказала? Ноги помимо воли подняли меня.

- Ты говоришь нет Вождю? - Йеллоусабмарин был скорее удивлён, чем зол.

- Да. Послушайте меня.

Я ли это говорю? О Духи, что на меня нашло?!

- Послушайте. Большие Люди слишком могущественны. Это они прорыли эти тоннели. Как бы глубоко мы ни копали, они будут копать глубже. Как бы хорошо мы ни прятались, они будут искать лучше.

Меня трясло. Кажется, я поняла, что это. Это то чувство, та мысль, которую я всеми силами давила с того самого момента, как Беспечныйангел умер у меня на руках. Большие Люди, может и сильнее нас, но они не лучше нас. Они такие же, как мы. Нет: они хуже нас!

- И? - раздражённо сказал Вождь.

- Но они не смогут ни копать, ни искать...

Уверена ли я в том, что говорю? Должна ли я это говорить? Должны ли они слышать это? Духи, помогите мне!

В детстве, помню, в одном из наших тоннелей завелись крысы. Огромные прожорливые твари крали наши припасы и убивали любого, кто им встречался. Воины завалили тоннель камнями, оставив только небольшой вход, и поставили много гремящего железа у входа - крысы пугались грохота и не вылезали. А потом у входа зажгли ядовитые травы, и дым убил всех крыс. Если бы крысы не испугались грохота, они бы продолжили своё чёрное дело, и все мы были бы мертвы.

Да. Я уверена.

- ...если будут мертвы.

Мёртвая тишина. Вождь посмотрел на меня, как на безумную:

- Люси... ты чё?

Ноги сами выбросили меня вперёд.

- Ты сказал, что город разрушили они. Он им не нужен. Зато он нужен нам! Это наша земля, наше небо, наша вода, и наши подземелья! Это мы следили за ними, и теперь город принадлежит нам! Большие Люди пришли сюда не для того чтобы вернуться домой: они пришли сюда, чтобы убить всех нас, забрать всё наше, и уйти! Они подобны крокубийцам: они сильны, велики, вечно голодны и непроходимо тупы!

Все смотрели на меня, раскрыв рты.

- Послушай меня, Вождь! Пошли гонцов к другим племенам, собери всех, мы выбьем больших людей из нашего дома!

То, во что мы верили так много лет. То, во что я верила с самого рождения, всю жизнь. Большие Люди придут и возродят полумёртвый город, они убьют хищников, изгонят Демонов и усмирят Призраков. И всё это рухнуло в одночасье. Вот почему я плакала, вот почему мы все плакали.

- Послушайте, братья и сёстры! Наша мечта разрушена, наши надежды сметены, нам нанесена ужасная рана. Но скажите, убегает ли огнекот, если его ранить? Прячется ли он от того, кто его ранил? Льёт ли он слёзы, забившись под камень? Нет! Он прыгает и разрывает обидчика на куски! Большие Люди предали нашу веру в них, и должны заплатить за это кровью. Я сказала.

И, обессиленная, упала на место. Меня душили слёзы. Мать прижала меня к груди, тихо причитая. Отец растерянно тёр лоб пальцами.

- Вождь... - Хаванагила встал - Случается такое, что Духи говорят не только через меня. Ты видел, что случилось с юной Инзыскайвиздаймондс: скорбь истончила барьеры её разума, позволив Духам войти и говорить её устами. Её слова могут показаться безумными, но прошу, не открещивайся от них: возможно, открытое сопротивление - наш единственный шанс. Большие Люди ещё не нашли нас - есть время подумать. Я сказал.

Шаман сел. Вождь тоже опустился на свой трон, опираясь руками на свой громовой жезл. Все долго молчали.

Наконец вождь поднял глаза:

- Я решил: если через два дня Большие Люди не уйдут отсюда, перебить их. - Его голос был каким-то тусклым. Так говорят те, кто сообщает матери о смерти сына. - Если Большой Человек придёт сюда, как друг, надо встретить его, как друга. Если же Большой Человек придёт сюда, как враг, убить его. Я сказал.

***

Темнеет. Как и мы, Большие Люди, оказывается, боятся солнца. Оно жжёт и иссушает их кожу, и они прячутся от него в раскладном шатре. Не такие уж они и могущественные, эти большие люди!

И такие невнимательные: кроме меня, ещё пять воинов держат их на прицеле. Мы улеглись на крышах и среди руин, вооружившись длинными громовыми жезлами и арбалетами; мы даже не особо прячемся, но они всё равно нас ещё не заметили. А ещё Беспечныйангел, да встретится он с Предками, говорил, что большие люди ходили с фонарями: значит, в темноте они видят ещё хуже, чем на свету. Если бы ни его доверчивая храбрость, он бы сейчас был жив...

Идёт закат второго дня с того момента, как Вождь говорил с нами. Всё это время небольшая группа больших людей оставалась на месте: они ненадолго уходили в Аль Зору, возвращались невредимыми, что-то долго обсуждали. Они либо что-то искали, либо разведывали территорию. Большие люди одеты как-то очень странно: сверху на них - длинные тёмные рясы, а под ними - костюмы из очень плотной тёмно-зелёной кожи, сплошные, без каких-то видимых застёжек. А на головах эти люди носят такие же кожаные маски со стеклянными глазами и длинными трубками. У каждого из них на спине большой странный рюкзак, в руках у каждого - по громовому жезлу, и у всех есть трещащие амулеты. Я так понимаю, они ищут Призраков. Но зачем они так вырядились? Может, эта одежда защищает их от Призраков? Тогда получается, что они боятся Призраков, потому что иначе им не было бы нужды защищаться. Если большие люди и были их хозяевами, то теперь это точно не так.

Каждый уже давно выбрал цель. Нас шестеро - и их шестеро. Нам приказано стрелять, как только луна будет в зените. И, словно сами Духи благоволили нам, главой отряда был избран старый Воин по имени Атзырайзингофзымун, что переводится как "На Восходе Луны". Восход и зенит, конечно, вещи разные, но знак несомненно хороший.

Прав ли Хаванагила, говоря, что это Духи говорили через меня? Я, конечно, была сама не своя, но ничего такого особенного не почувствовала. Я очень боюсь, что то были не духи, а я сама, и моё решение может быть неправильным. Многие погибнут, и только я буду в этом виновата. Но отступать уже в любом случае некуда.

Луна уже почти в зените. Сегодня большие люди никуда не ходят и остаются около шатра. Они только расчищают дорогу: может, они действительно пришли восстановить свой дом? А, да чего уж теперь думать! Решение принято.

Один из них сидит на стуле подле шатра; перед ним - стол, а на столе стоит что-то вроде Оракула. Коробка разговаривает с большим человеком на его языке, а он что-то отвечает. Разговор проходит на немного повышенных тонах, но в целом человек спокоен.

До недавнего времени нашими богами были Большие Люди. Но есть ли у них свои боги? В каких они отношениях? А то мне кажется, что с одним из богов большой человек сейчас и разговаривает. Может, это их шаман?

Большие люди, и их боги... как велики должны быть боги таких могущественных существ? И если боги, как я недавно выяснила, в большинстве своём глупы и жестоки, то насколько же тупы и кровожадны должны быть боги больших людей?

Трижды гукает сова. Это Атзырайзингофзымун подаёт условный знак. Не важно, правильно ли решение, или нет - оно принято.

Я целюсь в шамана больших людей и стреляю.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 7

Быстрый вход