Метро. Нерасказанные истории. Пролог

Еще в начале лета в голову пришла идея о написании фанатского рассказа во вселенной Глуховского Метро 2033. Написав первые несколько строчек пролога, я впал в творческий кризис, но под конец августа что-то внутри меня щёлкнуло и я буквально за один день дописал пролог.

Готовлю я рассказ о выживании людей на нескольких отсечённых от основного метро перегоном станций. Пока в голове роятся лишь идеи, но пролог уже готов, и я, собственно, прошу вас его заценить.

Встречайте: Метро. Нерасказанные истории.

Пролог.

Гроза разыгралась не на шутку – сквозь стеной идущий ливень то тут, то там раздавались её яростные вскрики. Окно большой комнаты тряслось, принимая на себя основной удар капель и флюиды грозовых разрядов.

Треск в голове синхронно с разрядами молний бил в виски, не позволяя заснуть. Перевернувшись на другой бок, я в n-й раз принял решение, что больше ворочаться точно не буду. Но передумал уже через несколько мгновений. Откинувшись на спину, я открыл глаза и уставился в потолок.

Отражения фар проезжающих мимо дома машин светлячками плыли по потолку. Наблюдая за их неспешным исчезновением в другом конце комнаты, я не обратил внимания на сонный голос, заглушаемый шумом грозы.

- Тоже не спишь? – наконец донеслось до меня.

Не поворачивая головы, я угукнул матери и продолжил созерцать перемещающиеся огоньки на потолке. Из-за ремонта в квартире, приходилось ночевать в одной комнате с мамой, что обернулось бессонными ночами и неожиданно возникшими головными болями.

После нескольких минут молчания, мать вновь заговорила:

- Антон, можешь прекратить винить себя в этом – ты сделал всё, что мог. И ни в чём не виноват.

Зачем она опять заговорила? Неужели нельзя было просто промолчать и сделать вид, что все заснули и всё хорошо? Я заговорил сначала тихо, потом всё повышая голос:

- Я не могу прекратить винить себя. И знаешь почему? Потому что я мог сделать гораздо больше! Несоизмеримо больше! Всё было в моих руках и..и…

Меня прервал звук сирены с улицы, тоскливо оглашающий весь район об одной только ей известной опасности. Несколько мгновений я непонимающим взглядом смотрел на маму, затем быстро вскочил с постели и подбежал к окну.

Гроза прекратилась так же неожиданно, как началась. Движение на дороге остановилось, люди выходили из машин и с непонимающим видом спрашивали у прохожих, в чём дело. Те лишь пожимали плечами и оглядывались по сторонам. Из магазина напротив торопливо выходили люди с тележками и пакетами. Окна в соседнем доме начали одно за другим загораться, а на балконы выползали полусонные москвичи.

- Что там? – спросил взволнованный голос матери из-за спины.

- Все вышли на улицу. Никто ничего не понимает.

Неожиданно на фоне заунывной сирены раздался душераздирающий женский крик.

- Что происходит? – мать уже поднялась с кровати и накидывала халат.

- Люди на улице заволновались, - продолжал конспектировать я.- кто-то, похоже, упал в обморок… Там куда-то указывают… О, Боже!

Запутавшись в рукавах халата, родительница подскочила к окну, и в глазах её застыл ужас.

На горизонте, только недавно чёрном, как смоль, красной кляксой растекалось зловещее марево. Где-то вдалеке прозвучали глухие раскатистые удары.

- Это со стороны центра… - почему-то шёпотом проговорила побледневшая мать.

Я, не обращая внимания на последние слова, продолжал наблюдать происходящее за окном. Улицы начали наводняться людьми, из соседнего подъезда выбежал мой школьный друг Васька Марков и, размахивая пакетами из «Перекрестка», побежал вдоль шоссе. За ним следом по мере своих возможностей быстрым шагом шли его родители, поддерживая старую бабушку. Этажом ниже разбилось стекло, и из него вылетело что-то чёрное и громоздкое. Крики доносились до окон 10-го этажа, перекрывая друг друга и сливаясь в один комок звуков.

- Вы это видели? Нет, вы это видели?

- Что там произошло?

- Бомбёжка?!..

- Это удары с воздуха, я вам говорю!

- Помогите! Человеку плохо!

- В укрытие. Скорее в укрытие!!!

- Мама-а!..

Переполох на улице завораживал и не давал оторваться от окна…

Твёрдая рука отца оторвала меня от окна и хлестанула пару раз по щекам.

- … Собирай вещи, слышишь?! Перестань стоять столбом!

Я, придя в себя, потянулся к рюкзаку и начал набивать его всем, что подвернулось под руку. В квартире уже царил хаос. Мать с отцом носились по комнате и запихивали самые ценные и нужные на их взгляд вещи в огромные «рыночные» сумки. Телевизор в соседней комнате шелестел помехами, сливаясь с треском радио, которые, судя по всему, безуспешно пытался включить отец. Звуки с улицы полностью сбивали с толку, да и странно было наблюдать за родителями в таком состоянии. Запихнув в карман мобильный телефон, я подошёл к орудующему на кухне отцу и, дотронувшись до его локтя, тихо спросил:

- Пап… Нам объявили войну?

Бросив на меня быстрый взгляд, он уже хотел продолжить вытряхивать ящик с серебряными ложками в сумку, но вдруг остановился. Взял меня за руку.

С улицы, перекрикивая какофонию звуков, доносился взволнованный голос из динамиков. Подскочив к окну, я увидел проезжающий мимо милицейский «бобик», медленно ехавший по шоссе. Высунувшись из окна машины, раскрасневшийся человек изо всех сил кричал в громкоговоритель.

- Внимание всем! Только что поступило сообщение о ядерной атаке на Россию. Лучшим убежищем Москвы являются станции Московского Метрополитена. Собирайте вещи и немедленно двигайтесь к ближайшей станции метро! Там вас обеспечат всем необходимым для жизни и позволят переждать атаку. В крайнем случае, попытайтесь скрыться в других убежищах, таких, как подвалы, подземные переходы, канализационные коллекторы. Еще раз повторяю…

Отец сорвался с места, таща меня за собой.

- Таня! Быстрее – у нас мало времени! Хватай, что успела, - бежим к метро!

Мама спешно последовала за ним. Выбежав на лестничную площадку, мы попали в огромное столпотворение. Соседи из 146-й с громадными чемоданами орали на соседей из 140-й, пытающихся протолкнуть коляску с ребёнком. Один ловкач, разогнавшись, перепрыгнул через предмет затора и устремился вниз по лестнице.

- Уберите чёртову коляску, - рычал всегда такой мирный и положительный добряк с пивным пузом дядя Володя. – она мешает пройти моей семье и верхним этажам!

- Подождите, сейчас спустим… Понимаете ли, мне очень тяжело тащить её несколько этажей… Если бы кто помог… - лепетала женщина невысокого роста. По-видимому, мать ребёнка, плачущего в коляске.

- Да убери ты эту коляску, возьми ребёнка на руки, чёрт тебя дери! – продолжал чертыхаться дядя Володя.

- Понимаете ли, в коляске находятся семейные ценности… Мы не можем…

Оттолкнув лепечущую женщину, дядя Вова протянул руку к коляске и вытащил оттуда плачущий розовый комок. Все охнули. Не обращая внимания на реакцию окружающих, мужчина впихнул ребёнка онемевшей женщине в руки, а коляску, приподняв, швырнул в открытые двери сломавшегося лифта.

- Пошли, - буркнул он своей жене, держащей за руку двоих детей лет семи-десяти, и двинулся вниз по сравнительно освободившейся лестнице.

- Но как же это…Что ж это… Люди!..

Кто-то сочувственно накинул на плечи женщины с ребёнком свою куртку, и уже через секунду о бедной маме все забыли.

- Вы спускаетесь или как? – сверху наседали какие-то новосёлы, которых я впервые видел.

- Да-да… Пойдем, Валера, давай же! – мать схватила отца за куртку и потащила вниз, - Антон, не отставай.

Проходя мимо женщины с ребёнком, отец неожиданно притормозил.

- Вам помочь?

Она лишь растеряно кивнула. Схватив свободной рукой ребёнка, папа улыбнулся женщине и жестом показал, чтобы она следовала за нами.

Стараясь не отставать от родителей, я бежал по лестнице вниз мимо кричащих, ссорящихся, что-то волокущих людей, каждый из которых был с головой занят своим делом. Кто-то сетовал на весь этаж, как повезло его брату, который наверняка в это время ехал в метро с работы. Кто-то просил помощи у пробегающих мимо соседей. Кто-то просто в панике рвался к выходу. Наконец, преодолев первые этажи полупустого уже дома, мы оказались на улице. Крикнув «с дороги!», меня тут же чуть не сбил с ног пронесшийся мимо мужчина. Я заметил, как что-то блеснуло у него в руке, но меня уже увлекала за собой мать. Удаляясь от дома, я услышал позади выстрелы, но не рискнул даже обернуться. Поток людей нёс меня вдоль шоссе, и я рисковал каждым неверным движением отстать от родителей. Боковым зрением я увидел, как ехавшая по шоссе иномарка сбила перебегавшего дорогу человека, и, даже не притормозив, помчалась дальше.

Ощущение всеобщей паники охватило и меня. Сердце бешено билось в груди, отдавая в ушах; руки дрожали от волнения.

- Ну, вот мы и рядом, - облегчённо вздохнула мама. Мы были рядом с торговыми ларьками, окружавшими нашу станцию метро.

Я повернул голову и увидел отца с ребёнком на руках и бегущую рядом крохотную женщину.

- Еще немного, сынок, и мы в безопасности… Мы уже рядом, - без устали повторяла мать.

Подсвеченная красным неоном, буква М показалась мне светом над райской лестницей. Осмелев, я побежал быстрее, таща за собой родительницу.

А вот и они – знакомые стеклянные двери и виднеющиеся за ними кассы. Рядом с выходом из метро находилось множество людей, среди которых можно было разглядеть линию милиции. Сотрудники правопорядка пытались сдержать напор людей и дисциплинированно пропускать перепуганных москвичей, но это им слабо удавалось. Спустя минуту, я понял почему. Кордон был явно «самодельный» и состоял из четырёх милиционеров, двух молоденьких солдат, двух каких-то людей в гражданском и крикливого мужчины в фуражке. Последний, видно, был здесь главным, судя по фуражке и поведению человека, привыкшего к тому, что ему подчиняются.

- Давайте, поторапливайтесь! Осталось меньше двух минут до закрытия гермоворот! – его голос испугал и придал сил.

Я вклинился в толпу и начал, работая локтями, пробираться к стеклянным дверям. Крики родителей за спиной только придавали сил и, оттолкнув в сторону какого-то мужчину в кожаной куртке, я остановился перед милиционером кордона.

- Товарищ милиционер, пропустите, пожалуйста, меня и маму с папой! – неожиданно для себя смелым голосом проговорил я, жестом указывая на них.

Мужчина в синей униформе строго посмотрел на меня, затем на обнимающую меня мать, и отошёл в сторону.

- Проходите мимо турникетов, они уже отключены. Спускайтесь вниз и ждите дальнейших указаний, – сухо проговорил он и вновь занял свой пост.

Я радостно тащил вперед маму, как вдруг услышал за спиной вскрик и почувствовал, как мать остановилась на месте. Нетерпеливо обернувшись, я уже хотел поторопить родителей, как вдруг понял, в чём дело. Вместо отца нас сопровождал тот самый мужчина в кожаной куртке. А из-за стеклянных дверей, из-за налегавших друг на друга в ярости людей, сквозь заунывный вой сирены и раздающиеся где-то вдалеке хлопки, я увидел отца с крошечной женщиной и ребёнком на руках. Она лежала рядом с ним и что-то говорила, протянув к его лицу свои руки. Он внимательно слушал, взяв её руки в свои, как будто это помогало ему лучше слышать.

- Валера! Валера! Вале-ер!.. – в исступлении закричала мама и рванула к выходу. Её вовремя подхватил капрал в синей фуражке (а про себя я его прозвал именно так - Капрал) и, глянув на неё, крикнул прямо в лицо:

- Мать, тебе что – жить надоело?

Я был уже рядом и орал, обращаясь к Капралу, изо всех сил:

- Товарищ милиционер! Там наш папа! Он за дверью остался с женщиной и ребёнком! Его срочно нужно впустить! Вон он – его даже видно отсюда.

- Не могу, - пристально взглянув на меня, отчеканил Капрал, - по правилам, спустя шесть минут, мы должны закрыть гермоворота. Если вы сейчас же не спуститесь вниз, то вы рискуете нарушить эвакуацию мирных граждан по меньшей степени, а по большей - вынуждаете меня оставить всю вашу семью на поверхности или же применить оружие. Советую не вынуждать меня на крайние меры.

- Но вы не понимаете!.. Он же там – в десяти шагах от входа…

- Повторять не намерен, – рука Капрала угрожающе легла на кобуру. – Никольский! Убрать отсюда женщину с ребёнком! Немедленно.

Подбежавший к Капралу солдатик сгрёб меня с матерью в охапку и потащил вниз по лестнице мимо почему-то неработающего эскалатора. Я брыкался изо всех сил, но объятия солдата оказались неожиданно крепкими.

Мы уже подходили ко второму кордону, как я всё же умудрился исхитриться и вывернуться из объятий солдатика.

- Стой!

Игнорируя несущиеся вслед крики, я понёсся против течения спускающихся вниз людей. Избежав встречи с Капралом, который уже начинал уводить своих людей, я приложил лоб к стеклянной боковой стенке станции.

- Где же ты… Ну где же…

Наконец, в толпе пытающихся пройти внутрь людей я разглядел знакомый силуэт, державший на руках ребёнка. Я кричал, я бесновался – только бы он услышал меня. Заметившие меня милиционеры уже что-то говорили Капралу, но я не обращал на них внимания.

- Отец! Оте-ец! Я тут, отец!

О чудо! Наши взгляды пересеклись и он, выбравшись из толпы, подбежал к стеклу с другой стороны.

- Сын… Я всегда буду рядом с тобой, слышишь!

- Папа…

- Ага, попался!

- Не трогайте его, сволочи! Антон, всё будет хорошо, Антон, слышишь?

- Па-ап!

- Я всегда буду рядом, Антон, всегда, слышишь! Всегда…

Я открыл рот, чтобы крикнуть что-то еще, что-то важное, но почувствовал сильный удар по затылку и, качнувшись, упал в чьи-то крепкие руки.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 22
Комментарии

тяжело, но правдиво... (хотя ночью в метро эскалаторы работают, запаса энергии хватает на ....)

был эксперемент...

стрелковую дивизию в полном составе по команде отправили на станцию... с тремя работающими вниз эскалаторами...

точнее 12500 человек, на глубину 75 метров...

на время... они еще и по эскалатору вниз бежали...

19 минут... но!!! ЭТО СОЛДАТЫ - РАЗ!

ЭТИ ПО КОМАНДЕ И БЕЗ ПАНИКИ - ДВА!!!

... ГЕРМА закрывается через... по приказу! Но есть еще запасной вход, через тамбур...

......

А тут обезумевшая толпа, которая сама себе создает препятствия...

+10.Зацепило.Обычно мне не нравятся фанфики,потому что как правило они пишутся по одной схеме и из-за этого читать их скучно.Но вот этот пролог кажется началом действительного интересного произведения.В общем,жду продолжения и не бросай свое творчество,даже если йдей пока нет-вдохновение обязательно придет.

Хороший сказ

Удачи на конкурсе! Мне понравилось, жизненно))) Хочу читать дальше!

____________________________________________________________

Ошибки, которые не исправляются,

вот настоящие ошибки.

Хотя есть два минуса:

1)то что батю пустят в расход, я сно с середины текста.

2) Если книга в мире Метро 2033 (и метро московское) то ты должен знать, что по книге тревога и бомбежка началась в час пик, а не ночью.

а где истории-то?

начало интересное, но где сами истории?

>>то что батю пустят в расход, я сно с середины текста.

Да? А я сам не знал чем закончится глава, во время написания.

>>по книге тревога и бомбежка началась в час пик, а не ночью.

А можно указать точное место, где об этом говорится?

>>начало интересное, но где сами истории?

Спокойствие! Скоро начну выкладывать остальные главы (первые 3 уже готовы). Название имеет двусмысленную направленность ;)

ЖДЕМС!!!

молодец!выкладывай!у тебя всё получитсья!

По поводу час-пика согласен. Ибо удар, если таковой будут наносить, умнее всего нанести в час-пик, когда всё и все будут загружены. Это говориться даже в правилах поведения в случае часа Х.

>>Да? А я сам не знал чем закончится глава, во время написания

В книге, не могу точно сказать где. говорилось что старались бомбить в час пик, когда на улице народу было много. Ну и в метро.

Быстрый вход