Последний приют

Последний приют

«Время рождаться и время умирать»

Екклесиаст

Две серые мешковатые фигуры сидели перед грубо вырезанным в скале тёмным провалом, в глубине которого сомкнутыми челюстями скрывались широкие двустворчатые стальные ворота. Рейдеры, наконец, нашли эту затерянную в тайге военную базу, слухи о которой, услышанные ими в Рудном, были столь противоречивыми, что оставалось надеяться только на удачу.

- Повезло же нам пережить Последнюю Войну, - сказал Дэн, с любопытством рассматривая сорванную травинку.

- Надолго ли? - раздражённо отвеил Тим, - Мне надоело четвёртый год бороться за выживание вместо того, чтобы жить, – рейдер сплюнул и вытер тыльной стороной ладони перепачканное грязью блестящее от пота лицо.

- Это борьба и есть наша жизнь…

- Хреновая, однако, жизнь: еды нет, дома нет, родных не осталось (да и к чёрту их), два года так вообще в полярников играли.

- Мы ведь рейдеры - всё это для нас лишнее, - беззаботно ответил Дэн, не отрывая от травнки взгляда.

Тим снял с пояса флягу, сделал два больших глотка и, поморщившись, прижал ко рту рукав куртки, - Тёплая. Гадость! Будешь?

- Давай.

Отхлебнув немного, Дэн поживал травинку и сплюнул. Терпкая теплота, разлившаяся по груди напомнила ему одну девушку, оставшуюся в Рудном. Высокая, стройная, хотя, немного исхудавшая, со смеющимися глазами, и тёмными растрепанными волосами. С ней Дэн провёл не один вечер, глуша водку и предаваясь забвению, окутанный бархатом её очей и согретый теплом нежных губ. Он не осуждал Лену за то, что приходилось платить, и оставил девушке намного больше запрошенного в благодарность за искренность взгляда и не позабытое ещё смущение.

Дэн поймал себя на мысли, что тоскует по этой нежной девушке, и тут же поспешно прогнал из головы эти думы. Он многих лишился в Последней Войне, а к потере близких людей невозможно привыкнуть. Тогда он и решил впредь ни к кому не привязываться, пока мир не очнётся от полученного шока. «Чтобы ничего не терять нужно ничего не иметь» – иногда повторял он про себя чью-то запомнившуюся мысль. Поэтому всё, что нельзя унести с собой он без сожаления оставлял позади.

- Что делать будем? – прервал Тим размышления друга.

- Обычно стучат. Только вряд ли нас кто-то услышит.

- Может рвануть её к чёрту? – рейдер покосился на вход в подземелье.

- Сомневаюсь, что получится: скорее обрушится вся скала. Давай сначала поищем другой вход. У этой норы должны быть, по крайней мере, вентиляционные шахты.

- О, смотри-ка, тут что-то накарябано. «Это место… проклято… Уходите», - прочитал Дэн, разбирая слова, и усмехнулся.

Тим никак не отреагировал.

- Ладно, пойдём искать другой путь внутрь, - согласился Дэн.

Некоторое время рейдеры безрезультатно прочёсывали плато, натыкаясь то и дело на кучи строительного мусора. Дэн снова предложил попробовать взорвать центральный вход, а заодно избавиться от груза в несколько килограмм тротиловых шашек. Наконец, среди огромных валунов, на границе плато прилегающей к скалам обнаружился низенький бетонный куб с заросшей мхом крышей, решетчатыми окнами и стальной дверцей. На удивление эта дверь оказалась приоткрытой.

- Странно, - пробормотал Тим, заглядывая внутрь. - Ну что, полезем туда?

- А зачем мы сюда, по-твоему, пёрлись? Пока всё не обследуем – не уйдём, я всё ещё рассчитываю на хорошую наживу.

Очутившись на влажном бетонном полу, рейдеры осмотрелись – тоннель вёл куда-то под гору и обрывался метрах в тридцати. Тишина забивала уши словно ватой. Они медленно продвигались вперёд, прислушиваясь к звуку своих шагов, который тут же тонул в вязком воздухе, не образуя никакого эхо. Тоннель повернул и через несколько десятков метров вышел в небольшую комнату с широким вентиляционным отверстием в потолке, закрытым решёткой из толстых прутьев. Следующее пустое помещение упиралось в запертую дверь.

- Может быть, попробуем через вентиляционный люк? – предложил Дэн и повернулся назад, - О, смотри-ка, там на стене какой-то рычаг…

Прежде чем его товарищ ответил, Дэн сделал два шага к торчавшему из стены красному штурвалу и навалился на него всем своим весом. Колесо, поддавшись, провернулось, и раздался скрежет механизмов. С довольным видом Дэн стал наблюдать, как с шумом открывается преграждавшая вход дверь. Потом он заметил, что Тим продолжает смотреть в его сторону, куда-то чуть влево, а лицо его застыло в выражении тревоги и беспокойства. Одним движением Дэн крутанулся, следуя взгляду друга, присел и вытянул перед собой пистолет, но дуло упёрлось в закрытую дверь, преградившую коридор, через который они только что прошли.

Вслед за оборвавшимся грохотом механизмов воцарилась тишина, и в комнате повеяло сухим затхлым воздухом, вытекавшим из глубин подземелья.

- Дерьмо, откуда она тут взялась?! – спросил Дэн, недоуменно уставившись на отрезанный выход.

- Из потолка опустилась, когда ты рычаг дёрнул! На кой чёрт ты это сделал?! – раздражённо артикулируя, произнёс раздосадованный Тим.

Дэн не ответил, а посветил фонарём на злополучный штурвал и стал его рассматривать. Потом он попытался вращать колесо согласно нарисованной на стене стрелке, но, не встречая заметного сопротивления, оно прокручивалось оборот за оборотом без видимого эффекта. Часто дыша, Дэн сел, упёршись рюкзаком в стену, поднял глаза, взглянул в ничего не выражавшее уже лицо Тима и, оправдываясь, прошептал:

- Сломалось…

Лучи света очертили широкий коридор, уходящий внутрь подземных помещений и теряющийся в сумраке, рассеять который мощности фонарей не хватало. На потолке висели длинные лампы дневного света, поодаль располагались боковые двери и проходы, вдоль стен стояли горшки с высохшими палками каких-то растений и аккуратные лавочки. У самой двери белые стены были измазаны чёрными пятнами и разводами. Подойдя поближе, Тим посветил, поразглядывал, поковырял их пальцем и, саркастично улыбаясь, произнёс:

- Похоже на… Микеланджело. Работа кровью.

Дэн усмехнулся, но сразу же посерьёзнел, отчётливо представив себе истекающего кровью человека, который, пробираясь к выходу и теряя последние силы, прислонился в этом месте к стене. Затем возникшее на мгновение видение исчезло.

После осмотра первых же помещений стало ясно, что это не военная база, а обыкновенное убежище. Аварийный выход, через который проникли рейдеры, находился в рекреационной зоне. Выключатели в коридоре и комнатах не работали – приходилось довольствоваться скудным светом фонарей. Судя по всему, место было заброшенное, но раньше использовалось по назначению, об этом говорили наполовину открытые двери, разбросанные в детской комнате игрушки, прогнувшаяся под весом блинов штанга в спортзале и оставленная одежда. Везде было очень грязно и неубрано: пол был завален мусором, тут и там валялись всевозможные предметы, начиная от чьих-то разбитых очков и заканчивая компьютерными платами.

Дальше по коридору располагалась комната связи. При первых же шагах внутрь помещения раздался звон, и по полу покатились автоматные гильзы. Тим поднял пару штук и повертел их в руке.

- Это многое меняет, - произнёс он загадочным тоном и отбросил гильзы в сторону.

Терминал связи был прострелен во многих местах. Без особого энтузиазма Дэн щёлкнул тумблером питания, и в это мгновение вспыхнуло несколько светодиодов, и звонкий детский голос пронзил тишину под звуки жизнерадостной мелодии. Из динамиков терминала лилась старая всеми забытая песенка. Через минуту голос стал искажаться и растягиваться, а затем окончательно растворился в тишине.

- Остаточный заряд в конденсаторах, - несколько поспешно высказал своё объяснение очнувшийся, наконец, Тим.

- Да я чуть не обделался, - поёжившись, ответил Дэн.

- Давай не будем забивать голову ерундой, а займёмся делом.

Они вышли из комнаты и через несколько шагов оказались у места, где сходились проходы в служебную, жилую и рекреационную зоны. Вдоль по коридору служебной зоны располагались закрытые двери серверной, мастерской и склада. Следующая дверь обратила на себя внимание рейдеров красной надписью «реакторная» и знаком радиоактивной опасности. Она была заперта, но вышибить деревянное полотно не составило большого труда.

Тоннель из железобетонных тюбингов, с полом из листов армированной стали и лампами в толстых герметичных плафонах уводил далеко вперёд, где упирался в массивный гермозатвор. Замка не было, поэтому рейдеры просто начали отворачивать запирающие вентили. Изрядно попотев, они навалились на весьма толстую и тяжёлую круглую створку, и та с трудом открылась внутрь. Тут же завоняло едкой гарью.

Дэн, было, сунулся вперёд, но сделав за порог первый шаг, замер. В лучах фонарей он увидел несколько почерневших тел посреди комнаты управления. Тела напоминали высушенные мумии в одежде. Стулья валялись опрокинутые, пол покрывало битое стекло, а в противоположной стене зиял чёрный проход к самому реактору. Преодолев отвращение, он медленно зашёл в это царство хаоса и смерти. В это мгновение раздался тревожный сигнал индивидуального счетчика Гейгера, от чего Дэн вздрогнул. Он достал из-за пазухи приборчик и удивлённо уставился на него. Осознав, насколько высок уровень радиации, оба рейдера пулей вылетели оттуда и стали торопливо запирать гермозатвор. В коридоре фон оставался приемлемым, хотя и значительно выше нормы.

- Похоже, основного питания нам не видать, - констатировал Тим, - Должно быть тут случилась авария, поэтому люди и ушли. Будем искать резервное.

Пройдя левый коридор до конца, рейдеры так и не обнаружили ни выхода, ни генераторов – лишь одни подсобные помещения. Когда уткнулись в стену с висевшей на ней коробкой пожарного крана, Тим обратил внимание на разбросанные в углу кости. Он остановился возле них и поморщился.

- Гильзы, трупы, кости… что дальше? Даже не сомневаюсь что кости человеческие. Подержи, - он протянул свой фонарик, - Посвети, я отолью.

- Куда?

- В угол.

- И не жалко тебе этого бедолагу?

- Это не «бедолага», а просто груда костей, причём не комплект: черепа два, а всего остального определённо не в соответствующем количестве.

Дэн улыбнулся – ему было не привыкать к цинизму друга. В последнее время это качество стало скорее положительным, или, по крайней мере, полезным, так как помогало легче справляться с теми ужасами, которые наводнили мир, преодолевать страх и просто оставаться живым. Дэн знал, что под маской цинизма Тим умело прячет свои эмоции. Возможно, не лучший подход к самоконтролю, но порой единственно эффективный. Раньше считалось циничным смеяться над смертью, но Тим говорил, что это лучше нескончаемого страха и трепета перед ней. Если смотреть опасности прямо в глаза, то она перестаёт быть страшной.

- О, смотри, как я этому черепу мозги через глаз промываю!

Дэн усмехнулся, но тут же замер, встревоженный далёкими неясными звуками, доносившимися с другого конца коридора. Он стал пристальнее вглядываться во тьму, но так и не заметил ничего подозрительного и списал всё на игру испуганного воображения. Тим застегнул молнию, забрал свой фонарь и оба пошли исследовать оставшуюся с другой стороны часть убежища, где располагалась жилая зона.

Вскоре обнаружили генераторную, дверь которой была выбита и валялась в коридоре. Внутри царил жуткий беспорядок. Всё было перевёрнуто и разбросано, полки и шкафы лежали на полу, усыпанном множеством гильз. Среди мусора было несколько истлевших тел в военной и гражданской форме.

Пришлось потратить некоторое время, прежде чем разобраться в технике. Пока Тим ковырялся в дизелях, Дэн лишь наблюдал за его работой, исполняя роль осветителя и пытаясь понять, что тот делает.

- Дэн, кончай играть с гильзами.

- Что?

Тим повернулся и пристально взглянул на Дэна, несколько мгновений они так и смотрели друг на друга, потом почти одновременно повернулись в сторону дверного проёма. Сколько они не светили – ничего нового, кроме царившего там бардака, разглядеть не удалось.

- Чёрт, я точно слышал бренчание гильз, как если бы кто-то перекатывал их в ладони, или как когда мы по ним шли.

- Да я тоже заметил, но я думал, это ты шумишь…

- Будь начеку, сейчас попытаюсь завести эту бандуру.

Дэн снял свой пистолет-пулемёт с предохранителя, выставив режим автоматической стрельбы, и остался смотреть за проходом, водя лучом фонаря по тёмным углам помещения. От напряжённого внимания у него уже резало глаза. Вдруг в проёме с выбитой дверью, вдоль по коридору мелькнула какая-то бесшумная тень. Остановив блуждания фонаря, Дэн посветил туда. В это время заурчал, разгоняясь, генератор и в коридоре начали вспыхивать одна за другой лампы аварийного освещения. Откуда-то из глубины убежища раздался холодящий сердце вопль. Дэн поёжился, а Тим снова выругался. Не успев разогнаться, двигатель закашлялся и опять заглох. На этот раз выругались оба.

- Косяк. Горючего в баках почти нет, нужно найти хотя бы несколько литров. И запасов здесь не осталось. Можно посмотреть в мастерской, или на складах, или ещё где, - раздражённо заметил Тим.

- Кто это там выл так? – не обращая внимания на рассуждения товарища, испугано спросил Дэн.

- Не знаю, но кто бы там ни выл, лучше ему не показываться, - с этими словами он торопливо достал из рюкзака свой автомат, прикрутил глушитель, вставил магазин, снял с предохранителя и злобно передёрнул затвор. Потом Тим достал и установил прицел ночного видения. Тут из коридора донёсся сдавленный крик Дэна:

- Стой! Стрелять буду!

Со стороны перекрёстка медленно приближалась голая человеческая фигура, шаркая ногами по полу. Это существо даже трудно было сравнить с человеком: грязное, почти чёрное тело, лысая голова, совершенно нечеловеческое выражение лица и дикий взгляд. Его глаза были широко раскрыты и, не щурясь от света, смотрели куда-то в пустоту.

- Здесь живёт смерть, - прошептало существо, продолжая шаркать вперёд.

- Стой, я тебе говорю!

- Мы давно мертвы. Отсюда нет выхода. Вы все умрёте, вы умрё…

Раздался хлопок выстрела, и тело рухнуло на пол. Дэн обернулся и увидел, как Тим опускает автомат.

- Мне показалось угрожающим его шарканье, - сказал Тим, и пожал плечами.

Где-то в другом конце коридора снова раздался вопль, и послышались удаляющиеся шаги босых ног.

Свет фонарей уже тускнел, и один решили выключить, оставив про запас. По мере продвижения стал слышен звук похожий больше всего на плач. Он доносился из-за двери в медкабинет. Рейдеры подкрались к ней и прислушались – кто-то тихо скулил и всхлипывал. Тим взял дверь на прицел, и Дэн пинком открыл её. Плач стало слышно отчётливо. В комнате на одном из стульев сидела сгорбившаяся фигура – это был старик в перепачканном халате медслужащего.

- Эй, - окрикнул его Дэн.

Но тот никак не реагировал и продолжал всхлипывать, уставивши в пол.

- Ты кто, как тебя зовут?! Отвечай или пристрелю! – заорал Тим, но результата это не дало.

Дуло автомата поднялось, но Дэн положил на него ладонь и сказал:

- Оставь его, патроны дороже…

В это мгновение в глазах Дэна вспыхнул свет, кабинет преобразился, пожилой мужчина сидел напротив маленького мальчика и смотрел у него горло, молодая медсестра искала что-то в белом застеклённом шкафчике. Тим захлопнул дверь, и плач снова приглушился.

Коридор снова разветвлялся: помимо центрального, в обе стороны уходило два ответвления. Левый проход вёл к непонятному помещению. Вместо двери тут тоже торчали одни петли. Стены были укутаны переплетением труб всевозможных диаметров, тут и там виднелись вентили. Большая часть площади этой котельной, как обозвал её Тим, была огорожена и зияла чёрным квадратным колодцем. Воздух здесь был другим – немного пьянящим, но не таким затхлым, а ещё на пределе слышимости раздавался какой-то монотонный звук.

Долгое беспрерывное «а» неслось откуда-то из глубин колодца. Забыв об осторожности, рейдеры подошли к поручням и стали вслушиваться в это проникающее в душу пение. Звук словно холодными потоками омывал всё в груди.

Перед глазами Дэна с огромной скоростью замелькали картинки жизни убежища: ярко освещённые коридоры, идущие по ним мужчины и женщины, детская комната полная смеха, Техники, снимающие показатели с исправного реактора, механики, ковыряющиеся в двигателе военного грузовика, столовая полная обедающих людей. Сотни лиц мерцали перед Дэном. Внезапно гудение, почти заполнившее собой весь мир, разорвал хриплый плач старика. Яркая вспышка, подобная разряду молнии, заставила рейдера вздрогнуть и очнуться. Казалось, что плач раздаётся прямо над ухом.

Увлекаемый неясным предчувствием чужого присутствия Дэн повернулся и встретился взглядом с выпученными глазами жуткого существа, стоящего на пороге и протягивающего к нему свои узловатые руки с длинными почерневшими ногтями. С шипением «умм-рии-тее» фигура бросилась на него, пытаясь сбросить вниз. Дэн рефлекторно поднял вперёд руку с пистолетом и нажал на спусковой крючок, выпуская в тварь длинную очередь. Существо упало обратно в дверной проём, истекая тёмно красной, совсем человеческой кровью. Но следом лезли ещё двое – их глаза горели безумием, а тела покрывала изодранная одежда.

Тим уже очнулся от звука первых выстрелов и теперь среагировал быстрее, помогая подстрелить обоих.

- Я уснул что ли? Сны какие-то видел, - сказал он, когда всё затихло.

Рассматривая убитых в жёлтых лучах умирающего фонаря, Дэн заметил, что смерть стёрла с лиц пелену сумасшествия. Это были два мужчины и женщина, два техника и та самая медсестра, что работала с доктором, хотя сейчас её молодое лицо изуродовали шрамы, а из одежды осталась только рваная юбка. Умиротворённые голубые глаза были широко раскрыты и напомнили Дэну Ленку. Он опустился на корточки, и закрыл девушке веки.

- Спи спокойно, - прошептал он.

- Давай ты не будешь устраивать тут погребальных церемоний, - окликнул его Тим, - Некогда!

Центральный коридор вёл к гаражу, где стояло несколько четырёхосных уралов и пара уазиков. Пока Тим прикрывал, всматриваясь в темноту через прицел ночного видения, Дэн с фонарём обшаривал машины в поисках топлива. В багажнике одного из уазиков, он нашёл наполовину заполненную канистру. Через несколько минут красноватый свет фонаря плавно потух.

- Где второй фонарь? – спросил Дэн в темноту где, маленьким пятнышком светился окуляр прицела.

Тим зашевелился, ощупывая себя рукой.

- У меня был… Но сейчас нету. Я его в котельной уронил, когда те трое напали.

Вспыхнуло маленькое жёлтое пламя зажигалки, осветившее несколько квадратных метров пространства и два лица рейдеров.

- Держи, и иди ко мне спина к спине, - Тим сунул зажигалку в ладонь Дэну – пламя потухло. Тут же раздались хлопки выстрелов. И крики:

- Получайте, твари! Вот вам.

Дэн дрожащей рукой снова зажёг огонёк, и стал вглядываться в уходящие вдаль контуры коридора, куда стрелял Тим.

- Тим, ты чего? По кому ты там палишь? Нет же никого!

- Как нет? Они прямо на нас лезли, этим мерзкие чёрные твари, я их убил!

Когда они прошли вперёд, трупов, как и следов крови, не оказалось, но Тим не унимался.

- Это бред! Это бред! – твердил он про себя, периодически делая одиночные выстрелы, - Вам не провести меня!

Всякий раз, когда Тим смотрел в прицел ночного видения, мир окрашивался в красно-серые тона, и в этом мире на него постоянно шли толпы безвольных людей с потухшими глазами. Их силуэты были не ярко-красными, как у всех живых существ, а походили скорее на чёрные дыры в материи стен и пола. Тени приближались, не обращая внимания на выстрелы, их руки прикасались к Тиму холодящими сгустками тьмы. Силуэты проходили мимо и тянули его за собой. Но когда он отводил взор от прицела, тёплый свет мечущегося в руке друга пламени прогонял этих призраков.

В этот раз генератор завёлся с первой попытки, и включилось красноватое аварийное освещение, которое по сравнению с пережитым нашествием мрака показалось рейдерам ангельским сиянием. Однако свет, рассеявший воображаемые страхи, со всей беспощадностью обрисовал картины окружающей реальности: смерть и разрушения царили в этом месте, некогда служившим Убежищем.

Тим сидел на полу рядом с работающим генератором и смотрел на свой автомат. Затем он медленно снял ПНВ и отбросил его в сторону.

- Зачем ты это сделал?

- Он сломался, - просто ответил Тим.

- Пойдём искать выход.

За гаражом находилась зона разгрузки – очень большое и длинное помещение с высоким сводчатым потолком. Оно было уставлено деревянными ящиками с одной стороны, а с другой оснащено ленточным транспортёром, идущим вдоль стены. Выход должен был располагаться где-то в дальнем конце этого подземного ангара.

Когда рейдеры пересекли зал и свернули за поворот, они увидели разбитый и сгоревший Урал, который стоял перед внутренними воротами убежища. Створки ворот были вмяты и немного разошлись, но широкую щель между ними засыпало обломками скалистой породы вперемешку с бетонными блоками и изогнутыми кусками арматуры. Даже беглый взгляд лишал какой-либо надежды воспользоваться этим выходом.

Снова пришлось возвращаться. В очередной раз проходя мимо жилых комнат, Дэн заглянул в одну из них сквозь приоткрытую дверь и тут же пожалел о сделанном. Окрашенная красными оттенками освещения комната была полна трупов, некоторые лежали в кроватях, другие на полу. На двери было написано «Детская спальня». Тут же вспыхнула картина, как матери укладывают спать своих детей, сидя на краю кровати, укутывая одеялом, целуя перед сном…

- Боже, - прошептал он одними губами, догоняя Тима.

Свисающий со стены порванный лист ватмана, под которым лежали осколки стекла, оказался планом убежища. По схеме эвакуации следовало, что аварийных выхода у «Последнего приюта» всего три. Кроме того прохода, через который попали в убежище рейдеры, один располагался в хирургии, а другой в мастерских.

Мастерские являли собой не столь угнетающее зрелище, как остальная часть убежища. Здесь всё оставалось в относительном порядке. Шкафы и ящики с инструментами были закрыты. На столах лежали электромоторы, блоки неясного назначения, мотки и обрубки кабеля. Там же стоял телевизор со снятой задней крышкой. Дальше находился настолько большой цех, что аварийное освещение едва обрисовывало силуэты размещённых в нём станков и машин. Железная дверь с надписью «Аварийный выход» была в самом его конце.

Дэн подбежал к стальной двери и с силой навалился на штурвал.

- Помоги же, не повернуть что-то никак!

- Не старайся, она заварена.

- Что?!

Дэн пристальнее посмотрел на створку и с ужасом заметил, что во многих местах та приварена к косяку.

- Надо найти автоген, - тут же предложил он.

- Может сначала проверим выход через медпункт? – с сомнением предложил Тим, - Хотя, мне почему-то кажется, что не ждёт нас там ничего хорошего.

Рейдеры решили остаться пока в мастерских. Через полчаса тщательного осмотра они смирились с тем, что автогена там нет, зато Тим обратил внимание на лежавший посреди стола чей-то дневник. Он взял его, открыл на последней записи и прочитал вслух:

- Терпеть это больше нет сил: почти все умерли, большинство из оставшихся свихнулось. Мы с Коляном уходим наружу. Мы застопорим внешнюю створку шлюза, так чтобы внутреннюю нельзя было открыть со стороны убежища. Горите все в Аду! 5 марта 3-го года после Апокалипсиса.

- Нет, я так не согласен! - взбунтовался Дэн, осознав прочитанное, - У нас много взрывчатки, мы проделаем дырку в этом погребе!

- Не спеши, Дэн, надо подумать.

Думал Тим долго. Тем временим, Дэн стал листать дневник. С каждой прочитанной записью он всё больше запутывался, пытаясь понять происходящее.

«Какой дурак придумал назвать убежище «Последним приютом»?... Заселились, понаехало куча важных персон… Живём нормально… Военные ведут себя странно последнее время – ходят нервные и раздражённые, детям снятся кошмары… Люди плохо себя чувствуют, врачи не могут понять… Промёрз внешний резервуар с водой – будем мыться раз в неделю… Пришёл Полковник с ребятами и велел «из соображений безопасности» заварить два аварийных выхода из трёх … Ночью стреляли… Многие сходят с ума… Люди продолжают умирать… Едва успели заглушить реактор… Трупы сбрасываем в колодец… Свихнулся доктор Семёнов – постоянно твердит о том, что видит умерших людей… Соляры хватит ещё на пару недель… Всё, командиру совсем крышу сорвало – он взрывом завалил главный вход… Почти все офицеры бродят, пуская слюни. Трупы давно не выносят – от этой вони болит голова»

- Ну что вычитал?

- Потом сам почитаешь, я прихвачу с собой. Придумал, как нам выбраться?

- Попробуем через вентиляцию пролезть к той решётке, что была в потолке шахты, если не получится, возьмём пару кувалд и будем ломать стену у заклинившей двери.

Пошарив по ящикам, Тим выбрал несколько инструментов и свалил их в найденный тут же мешок. Также он отыскал пару работавших фонарей. Решили пробираться в вентиляционные трубы из тренажёрного зала, как наиболее близкого к выходу помещения.

Отыскав на потолке решётку, рейдеры поставили под ней две скамьи, а попрёк них сверху третью. Потом Тим раскрутил шурупы и открыл вентиляционный люк, сверху посыпались клочья пыли. Подтянувшись, он словно червяк втянулся в квадратный короб, судя по размеру, это была основная магистраль. Посветив вперёд, Тим пополз, стараясь не поднимать облако пыли перед лицом. Труба поворачивала направо и упиралась в лопасти огромного вентилятора. Протиснуться между ними Тим не мог, поэтому пришлось изрядно попотеть, чтобы отогнуть одну из них. Далее шёл вентиляционный коллектор, в который с трёх сторон выходили одинаковые трубы, оканчивающиеся вентиляторами. В полу коллектора была та самая решётка из толстых стальных прутьев. Она представляла собой люк, запертый на навесной замок.

- Всё ОК! – крикнул Тим.

- Отлично! – раздалось в ответ.

Тим поместил одну тротиловую шашку между замком и торчащей из стены петлёй, аккуратно присоединил детонатор, настроил частоту и пополз обратно. Спрыгнув с потолка, он достал детонационный пульт, ввёл нулевую задержку срабатывания и номер частоты, вжал голову в плечи, зажмурился и произнёс, нажимая кнопку:

- Бабах!

Раздался взрыв, и чёрная волна пыли ударила из отверстия в потолке. После повторного осмотра Тим радостно прокричал, что замок сорвало к чертям собачим, и решётка открывается. Вылез из вентиляции он уже весь чёрный от грязи.

- Ну что, Дэн, последнее дело у нас осталось с тобой, последний должок, так сказать.

- Что там ещё?

- Выполнить погребальный обряд над всем этим местом, - он потряс связкой тротила, - пойдём?

- О, это дело я люблю!

Рейдеры вновь зачарованно смотрели в засасывающую тьму колодца – их взгляды провожали летящий вниз свёрток из взрывчатки, обёрнутой одеялом.

- Вам почта, примите посылочку, - прокричал Тим вглубь колодца и плюнул вслед.

Перед уходом Дэн вновь взглянул в лицо застреленной им девушки.

- Мы подарим вам всем упокоение, прощай! – мысленно прошептал он, а потом обратился к товарищу:

- Тимоха, я тут ещё кое о чём вспомнил, я быстро.

- Ты куда?

- Навещу нашего плаксу.

- А, ну давай. Я бы его и сам пристрелил с удовольствием, но раз тебе захотелось…

- Ты не понимаешь.

- Давай, давай. Только быстрее и осторожнее. Хоть чудиков больше и не видно, это не значит, что их нет.

Тим направился в спортзал, поигрывая с пультом взрывателя в руке. Добравшись туда, он разобрал автомат и сложил его в свой рюкзак, проверив предварительно пистолет на поясе. Потом стал дожидаться Дэна.

С предвкушением Тим снова достал из кармана взрыватель. Когда рейдер взглянул на дисплей устройства, его глаза округлились. От удивления крик застрял у него в горле. Взрыватель был активирован на предустановленную им частоту и отматывал истекающие секунды. В последний миг Тим успел проорать лишь одно слово:

- Дэн!!!

Откуда-то издалека, пробирался звук знакомого плача. Словно волнами, он то затихал, то снова набирал силу и слышался постепенно всё отчётливее. Дэн разлепил глаза, но ничего не изменилось. Он попытался поморгать, чтобы убедиться, что глаза действительно открыты, но это далось ему с большим трудом, отозвавшись эхом боли в голове. Рейдер никак не мог сообразить, что случилось, что происходит и где он – в мыслях царил какой-то бессмысленный шум, как будто его мозги взбивали миксером.

- Тим, ты тут? – услышал он свой хриплый слабый голос.

Дэн лежал на грязном холодном полу, и состояние было как при жутком похмелье. Он попытался встать на четвереньки. Накатила волна боли, идущая от руки – на ощупь она была распухшей, а рукав куртки затвердел от засохшей крови.

- Чё было-то? – Промычал он себе под нос, пытаясь встать на четвереньки.

Кругом стояла непроницаемая тишина, плач оказался лишь частью сна. Этот плач – Дэн вспомнил, где слышал его накануне, и тут же пришло осознание происходящего. Он понял, где находится, и всё тело бросило в жар, который сменился дрожью и ледяным потом. Воспоминания безжалостно вспыхивали в его памяти, почти разрывая сознание на части.

- Я скоро вернусь, я обязательно вернусь! – кричал Тим, бросив тщетные попытки разобрать завал, - Максимум четыре дня, и я приду с подмогой, мы вытащим тебя оттуда, братан, всё будет хорошо! Ты только держись!

В абсолютной темноте складывалось впечатление отсутствия какого-либо пространства. Рейдер стал обшаривать пол вокруг себя, чтобы сориентироваться. Через несколько минут его рука нащупала корпус фонарика, позаимствованного в мастерской. Дэн находился в коридоре перед заблокировавшим его завалом. Сев на одну из скамеек около стены, он посмотрел на часы и задумался о своём положении. С момента взрыва прошло около семи часов.

Рюкзак оказался где-то за завалом, и с собой у Дэна остался только пистолет, фонарик, и зажигалка Тима. За пазухой также оказался дневник из мастерской.

- Господи, всё заново, только ещё хуже, - прошептал рейдер и, прихрамывая, побрёл вдоль по коридору.

Убежище сильно пострадало при взрыве: некоторые стены были перечерчены широкими трещинами, потолочные плиты местами обрушились, несколько помещений было частично завалено. Когда по убежищу прокатился отчаянный крик Тима, и взрыв сотряс всю гору, Дэн находился в медкабинете и едва успел отпрыгнуть в сторону от обрушившегося потолка. Не смотря на это, несколько тяжёлых обломков всё равно зацепили его. Доктор Семёнов оказался где-то под завалом.

Когда Дэн приблизился к складу, располагавшемуся в служебной зоне, изнутри до него донеслись звуки, похожие больше всего на чавканье. Вздрогнув, он замер, прислушиваясь и оглядываясь. В углу коридора виднелись сваленные кости. Дэну сразу вспомнился Тим и его решительная непоколебимость. Расслабившись, рейдер удобнее сжал рукоять пистолета и медленно открыл дверь склада – повеяло трупным запахом. Среди разорванных коробок и пакетов, опрокинутых стеллажей, куч консервных банок и прочих припасов виднелась сгорбившаяся фигура, занятая, видимо, своей трапезой. Дэн уверенно зашёл внутрь, продолжая целиться в спину сидевшему человеку – тот, казалось, не обращал внимания ни на свет фонаря, ни на звук шагов. На окрик фигура тоже не среагировала. Подойдя поближе, Дэн разглядел, что, судя по обнажённой фигуре, это, скорее всего, подросток.

- Будь на моём месте Тим, ты бы уже валялся с дырой в затылке, - крикнул Дэн существу, сидевшему на корточках. То перестало чавкать и замерло. Рейдер стал обходить его сбоку, распинывая консервы и коробки. Существо повернуло голову и уставилось на Дэна, который от неожиданности увиденного запнулся и чуть не упал. Смотревшая на него хищная морда была перепачкана кровью, а в руках существо сжимало наполовину обглоданную человеческую ногу.

- Всё-таки Тим был бы прав, - сказал Дэн и выстрелил.

Стараясь не глядеть на остатки трапезы, рейдер отыскал несколько консерв, пакет орехов, сухофрукты и бутыль с водой, затем спешно удалился.

Дэн лежал в мастерской на импровизированной кровати из чехлов, накрывавших раньше некоторые станки. Периодически он замирал, не дыша, и прислушивался, иногда включал фонарь и освещал закрытую дверь. Ему казалось, что за ней постоянно кто-то проходит, и доносятся какие-то голоса. Убежище существовало своей таинственной и непонятной жизнью. Уставившись в непроницаемую пелену мрака, Дэн пытался успокоиться и расслабиться, думая о хороших вещах: о прежней жизни, об их с другом приключениях, о наступившей, наконец, весне и о девушке Лене. Но каждый раз ход его мыслей прерывали ужасные картины из жизни убежища: сумасшедшие взгляды его обитателей, изувеченные трупы, разрушенные помещения… Измучавшись в конец, но так и не уснув, Дэн включил фонарик, достал записную книжку и стал перечитывать. Потом открыв на последней записи, он продолжил летопись убежища.

Часы ожидания тянулись незаметно, и Дэн стал постепенно привыкать к своему положению. Темнота и мерещившиеся ему звуки перестали так сильно пугать, и он выбрался из своего убежища в мастерской, чтобы развеять остатки своих иррациональных страхов. Он ходил из комнаты в комнату, смотря на печальные картины разрушений и натыкаясь тут и там на трупы. В конце концов, Дэн настолько привык к ликам смерти, что уже запомнил, где и в каких позах лежат тела, и перестал обращать на них внимание. Но легче ему не делалось, наоборот, постоянно мерещились какие-то тени и слышались туманные голоса. Порой Дэн различал даже отдельные слова и фразы, звучавшие особенно отчётливо, будто совсем рядом.

Часто Дэн смотрел на часы, и вновь начинал подсчитывать, сколько времени прошло, и сколько понадобится Тиму, чтобы вернуться с подмогой и инструментами. От безделья, но больше от беспомощности рейдер нашёл тяжёлую кувалду и стал пытаться пробить стену у последнего, не заваленного аварийного выхода в мастерской. В бешенстве он колотил по осыпающейся стене, но когда наткнулся на железобетонную плиту, удары стали с болью отдаваться в руки. Открылась и заныла недавняя рана, поэтому Дэн с неохотой оставил эту затею.

На следующий день видения стали отчётливее, это уже нельзя было назвать плодами перепуганного воображения, отыскивающего затаившихся среди теней монстров. Это были смутные силуэты, пролетавшие мимо рейдера, а иногда останавливавшиеся и зависавшие перед ним. Несколько раз Дэну показалось, что он видел доктора Семёнова, а однажды, проскользнувшая мимо тень сказала «привет». Хотя учитывая то, что видения не являли никаких признаков материальности, и накануне, чтобы уснуть, была принята небольшая доза наркотиков, Дэн списывал всё на галлюцинации. В этом океане безумия дневник служил единственным спасательным кругом, за который хватался разум. Дэн тщательно записывал, а потом перечитывал всё происходившее и привидевшееся ему, рассуждая о форме и природе этих явлений.

К концу второго дня Дэну уже было всё равно, что происходит вокруг него. Он распивал удачно найденную водку и рассказывал призракам разные истории из жизни вне убежища. Ему уже казалось, будто он родился в этих коридорах и провёл тут всю свою сознательную жизнь, а Тима никогда и не существовало. В тот вечер Дэн долго не мог уснуть, несколько раз возвращаясь к дневнику.

Утром, которое было столь же чёрным, как и весь этот маленький подземный мирок, умерла последняя батарея, и остаток дня рейдер провёл в темноте, закутавшись в тряпки и размышляя о том, чем он займётся, когда выберется. Огромных усилий стоило не дать ускользнуть едва тлеющей во мраке искре сознания. Когда казалось, что мир вот-вот исчезнет, рука тянулась к зажигалке Тима, и вспышка на миг озаряла реальность, приводя Дэна в чувства.

Под вечер усилием воли Дэн встал, нашёл в темноте на ощупь стул, и разломал его на куски, потом расщепил охотничьим ножом большие куски дерева на щепки и сложил нечто вроде костерка. Вырвав несколько страниц из дневника, он разжёг небольшой огонь, от яркого света которого стало резать в глазах, а тени разбежались по дальним углам. Потом он стал записывать те слова, которые лично мог уже никогда не сказать.

Следующее утро несколько отличалось от предыдущих. Дэн не ощущал больше прежней тяжести на душе и давления страха, зато тоска стала почти беспросветной. Полностью прошла боль в руке. Некоторое время рейдер шатался по остаткам убежища, пока не заметил, что его глаза привыкли ко тьме, и мрак уже не столь густой, как раньше. Контуры предметов были едва заметны и очень расплывчаты, но это позволяло ориентироваться в пространстве. Дэн так и не смог понять, что позволяет ему видеть в абсолютной темноте. Ожившие тени, наоборот обрели более отчётливые очертания, и теперь стали заметны элементы одежды и черты лиц. Их взоры останавливались на Дэне, но не задерживались надолго. Рука снова потянулась за зажигалкой, но так и не нашла её. Часы тоже куда-то исчезли.

Тем временем глаза всё лучше приспосабливались ко мраку, и теперь в сером мареве Дэн ощущал себя заметно уютнее. Раз за разом он проходил из одного конца убежища в другое, бесцельно заглядывая в помещения, и наблюдая за игрой теней. Даже таинственный колодец перестал внушать панический страх. В котельной теней было особенно много: они прятались среди труб, скользили вдоль поручней, вылетали из провала и снова туда ныряли. Снедаемый тоской по всему, что осталось снаружи, Дэн периодически возвращался к месту завала, отрезавшего убежище от внешнего мира, и стоял перед грудой обломков, вспоминая свою жизнь.

Дэн потерял счёт времени, забыл о пище и сне, он просто ждал, пока вернётся друг и освободит его. Наконец, в один момент, что-то изменилось, словно нарушилось в привычном течении вещей.

Затрепетав всей душой, Дэн бросился к аварийному выходу. Покорёженная стальная створка лежала на полу среди обломков стены. Сквозь образовавшийся проём наружу уходил длинный тоннель вентиляционной шахты. На душе стало очень легко, а изъевшая её тоска навсегда растворилась.

- Ты вернулся, дружище, ты выполнил обещание и вернулся, - шептал он, улыбаясь и не веря своим глазам, зачарованный открывшимся освобождением.

Словно загипнотизированный Дэн продолжал стоять в блаженном умиротворении перед порогом, отделяющим его от другого мира, не замечая ничего на свете. Потом была яркая вспышка и бесконечное падение во мрак.

«Зажигалка на исходе, мои силы и нервы тоже. Я соорудил небольшой костёр, чтобы сделать эту последнюю запись.

Тим, дружище, хреново конечно получилось, но это не наша с тобой вина. Если ты читаешь эти строки, это значит, что мне не повезло. Это место действительно проклято, и оно хотело забрать нас к себе навсегда. А теперь оно пытается добраться до меня. Я уверен, ты скоро придёшь, чтобы помочь мне спастись, но не знаю, сколько я ещё смогу продержаться. Я не хочу, чтобы вместо меня ты нашёл существо с обезумевшим взглядом, вроде тех бедолаг, что здесь укрывались. Но я обещаю, что буду бороться до последнего.

Я много думал о жизни. Если я не выкарабкаюсь, отдай мою половину сбережений Лене и позаботься о ней. Оставшись наедине с собой, я заглянул в своё сердце и понял, что не хочу погибнуть, так и не сказав никому «Я люблю тебя». Передай ей эти слова.

Ты был лучшим другом, о котором только можно мечтать, и ты спасал меня из многих передряг, но рано или поздно приходит время умирать.

Мне кажется, что сейчас пришло моё время.

Денис»

Дочитав, Денис закрыл потёртый дневник с пожелтевшими от времени страницами. Посмотрев на высокого мужчину с суровым небритым лицом, он спросил:

- Дядя Тимофей, а моего отца звали также как меня?

- Да Дениска, твоя мама назвала тебя в честь него.

- А что произошло в том убежище? Почему он… погиб?

- Я вернулся так быстро, как только можно. На четвёртый день мы уже были там, но… Но мы опоздали.

- А почему его могила здесь, на этом холме?

- Я не стал оставлять там его тело, и похоронил Дэна тут, возле вашей деревни, чтобы иногда навещать твою маму… и его.

Денис посмотрел на ржавеющее надгробие. Когда-то эта стальная плита была дверью убежища.

- А то убежище, оно все ещё там?

- Нет, теперь там только камни да лес, я уничтожил убежище. Кстати, вот тебе подарок от твоего папы, - Тим протянул мальчишке пистолет Дэна.

- Вау, вот это да! Это же целое богатство!

- Запомни, Дениска, богатство – это близкие тебе люди, а это оружие поможет их защитить.

Парень с трепетом изучал древнее оружие ушедшего мира, пистолет, который не раз спасал отца, забирая жизни его врагов. Глаза Дениса горели восторгом и азартом.

- Дядя Тим, а вы надолго у нас останетесь?

- Нет, я сделал то, что хотел, теперь мой путь лежит дальше.

- Но я не умею обращаться с этим оружием…, парень замялся, но всё же решившись, продолжил, - Дядя Тим, можно я пойду с вами? Я хочу стать рейдером, таким как мой отец, я хочу научиться защищать близких!

На хмуром лице Тима появилась хитрая улыбка, он посмотрел в столь знакомые глаза мальчика, глаза старого друга, которые снова сияли решимостью и жаждой приключений. Четырнадцать с половиной лет он не видел этого взгляда.

- Ну что ж, я ждал, пока ты спросишь, Дэн.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 172
Комментарии

Рассказ хороший, но вроде бы уже был...

______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Была просто аннотация рассказа со ссылкой от меня http://deadland.ru/node/38

А в этот раз сам автор выложил весь рассказ.

Да, зашёл на сайт - смотрю как он развился, думаю стоит выложить, тем более. что аннотация с битой ссылкой.

Может ещё чего напишу. По крайней мере очень надеюсь найти время и силы.

>> зашёл на сайт - смотрю как он развился

Скоро в космос полетим :)

Вообще мне твой проект изначально был очень интересен. Я бы даже на волонтёрских началах поучаствовал бы. Еси помощь в создании контента нужна.

Daniel Solo, при случае обращусь за помощью, спасибо.

Автор??? Последнего приюта???!!! Это один из тех рассказов, из-за которых я на этом сайте!!!

______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Спасибо,...

Спасибо, очень приятно, а я думал, что рассказик канул в лету на просторах Интернета. Может когда-нибудь напишу что-нибудь серьёзное в плане формата и качества. Это всего лишь мой первый рассказ.

Повтор...

Это!!... Нечто!!... +10

Занятно, хотя слог не ровный, но читается интересно!

Супер!Очень понравилось!Жалко Дена старшего.Читал с удовольствием! 10+!!

Идеально,чудовищно хороший рассказ. Daniel Solo продолжайте писать обязательно.

___________________________________________________________

Если бы не постоянное желание повесится жизнь была бы невыносимой!

10

Супер рассказ

Хорошо пишешь! Было интересно. Поставил 10. Не останавливайся на достигнутом.Пиши ещё.

Присоединяюсь к вышесказанному.

- Что вы чувствуете, стреляя в людей?

- Отдачу.

вроде хорошо, но факин то ли описки, то ли ошибки в самом начале не дают читать

Хороший рассказ . Читается легко и после него можно минут 10 о жизни подумать ! 9ка

Хороший рассказ. Но концовка немного не понятна. Дэн превратился в "зомби" и его убили, или что?

Замечательно!!! Читается легко, захватывает сильно. Один из моих самых любимых рассказов. 10ка

Быстрый вход