Невидимый Свет. Глава девятая: Киямат

Третий ангел вострубил, и пала с неба большая звезда, горящая, как светильник, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя звезде сей - полынь, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.

Как всегда - аллегорично, но очень точно Инджиль описывает последствия Последней Войны. Звезда-полынь действительно пала, да ещё и не одна - отравила и землю, и воздух, и воды, и многие погибли. Коран, в свою очередь, детально описывает признаки наступления Судного Дня. Две огромные армии, исповедующие одну веру, сразились и понесли огромные потери - причём произошло это не раз и не два; лжецы, называющие себя посланниками Аллаха, побежали наживаться на людской тревоге - и было их куда больше тридцати; из-за них и из-за предчувствия конца людская вера слабела; земля затряслась от многочисленных ядерных взрывов. История человечества всё быстрее мчалась к своему концу, тёмный люд бунтовал на улицах, а богачи купались в роскоши и пытались оправдать себя благотворительностью - они сидели в своих высоченных башнях, бессильно наблюдая, как гибнет этот мир; как Невидимое Солнце восходит не Западе, на Востоке, на Севере и на Юге - во всех концах Земли, а живые начинают завидовать мёртвым.

Итак, Киямат наступил. Мир погиб. Но мы почему-то всё ещё здесь. Это точно не рай; это и не ад - хоть и похоже. Где последние пророки? Где те, кто обновит веру и построит новый мир на руинах старого?

Меня часто посещают эти мысли. А потом я вспоминаю, что мы - обычные смертные, слуги Аллаха, и нам завещано хранить покой жителей Междуречья. Нам завещано хранить то, что осталось от этого мира; что бы там ни было написано в Коране - кто-то должен защищать обычных людей.

Наученные горьким опытом наших предшественников, мы заранее подготовились. Я лично связался со штаб-квартирой и обрисовал ситуацию. Я рассказал имамам, что предыдущий отряд пал жертвой либо дикарей, либо кого-то, подделывающегося под них. Под моим командованием, помимо пилотов Чинука и медика, были ещё десять человек. Я приказал им разбиться по-двое и как можно незаметнее патрулировать местность вокруг лагеря.

В Коране также говорится о нашествии племён Яджудж и Маджудж. Там они описываются как великаны: сильные, зловредные и настолько ушастые, что способны использовать свои уши как плащ. То, что мы видели, никак не соответствовало этому описанию.

Уши существа действительно были немного больше и подвижнее человеческих, да и зловредность была на уровне - но на этом сходство заканчивалось. Ростом и сложением существо напоминало девочку лет десяти-двенадцати: низкое, поджарое, с едва обозначившейся грудью... и раз уж так, то лучше всё-таки говорить "она". Али сидел и тихо ругался: эта вредина оттяпала ему палец, но это всё же не повод говорить о ней как он животном. Лицо девушки было очень необычным. Как и докладывали наши коллеги, оно носило "кошачьи" черты: очень большие тёмные раскосые глаза, короткий нос с широкой переносицей; на кистях рук и ступнях был заметен тонкий серебристый мех, хотя брови, ресницы и волосы на её голове были тёмными.

Двое крепких мужчин едва удерживали её - девушка так и норовила выскользнуть у них из рук. Она металась, дёргалась, рычала, клацала маленькими острыми зубками и осыпала нас отборной руганью. Говорила девушка на странной смеси арабского, сорани, английского и русского, так что я мало что понимал, но судя по интонациям это была именно ругань.

Поймав её, мы тут же переместились обратно в вертолёт - судя по большим глазам, эти существа выходят на поверхность в тёмное время суток, а на часах уже было без пяти двенадцать. Её товарищи вполне могли напасть на нас, так что мы серьёзно рассчитывали на броню вертолёта.

Я медленно присел перед девушкой на корточки. Спокойно, не моргая, посмотрел ей в лицо. В моей карьере было несколько подобных случаев. Особо опасный преступник или обезумевший маг - всё едино: если тебе надо с ним побеседовать, нужно показать бесстрашие и спокойствие.

Девушка немного успокоилась. С минуту мы играли в гляделки, а затем она рванулась ко мне, громко зашипев и оскалив зубы. Зрелище, конечно, то ещё, но бывало и хуже. Я только улыбнулся, хоть за противогазом она и не могла это увидеть:

- Я тебя не боюсь.

Девушка, видимо, была не из робких. Она улыбнулась в ответ, снова оскалив зубы:

- Ана ласт хайяфанан, бальшой люди. - дерзко бросила она. По-моему это означало то же самое.

- Меня зовут - я приложил руку к груди, - Кадир ибн-Мутаз аль-Кальб-Аллессад.

- Инзыскавиздаймондс. - неохотно ответила девушка после небольшой паузы.

Кому вообще могла прийти в голову мысль назвать дочь в честь песни группы Битлз?! Ладно, это к делу не относится. Что было сейчас действительно важно - так это допросить её. Как это сделать, я ещё не знал, но какое-то взаимопонимание у нас с ней уже было.

- Хм... ты не против, если буду звать тебя просто Люси?

Я и не надеялся, что она поймёт. Однако, едва услышав имя Люси, девушка вздрогнула и отшатнулась: впервые за всё время нашего знакомства на её лице появился страх.

- Халь шаман?! Халь стил май исм?!

Я вопросительно взглянул на сослуживцев: они только пожали плечами.

Вот так задачка. Исм у нас значит имя собственное. Шаман - известно кто. Стил и Май - это, скорее всего, английские слова. Та-а-ак, дай Аллах памяти... стил... стил значит... "сталь"? "Всё ещё"? Нет, похоже тут уместнее "красть". А май... а, точно: "мой". И что мы имеем в итоге? Похоже, она решила, что я "шаман", потому что украл её имя. Значит, у этих существ по два имени: одно - официальное, второе - личное. Не знаю, слушают ли эти дикари Битлз, но судя по всему, официальное имя этой девушки - Инзыскайвиздаймондс, а личное - Люси. Официальное она мне назвала, а личное я угадал. Если я правильно понимаю, у них тут что-то типа культа карго, а именам приписываются мистические свойства - знающий твоё личное имя имеет над тобой власть. Поэтому она так испугалась. Логично.

Я кивнул. Её заблуждение могло помочь мне утихомирить пленницу.

- Да, шаман. - я аккуратно, но твёрдо положил руки на её плечи. - Люси. - кивнул бойцам, чтобы они её отпустили.

- Ты уверен?

- Да. Ты же знаешь, я хорошо лажу с буйными.

Бойцы неохотно повиновались: они отпустили руки девушки и отошли.

Люси смотрела мне в глаза и дрожала. Сложно было представить, что сейчас творилось в её голове. Я украл её имя, я имел над ней власть, я был для неё богом - и она ненавидела меня. И теперь в ней боролись страх и ненависть. Нужно быть с ней поласковее: там, под городом - целые полчища таких же, как она, и дело всё ещё можно решить миром.

- Люси... - повторил я уже с отеческими интонациями, ещё держа руки на её плечах.

Возможно, она участвовала в том побоище. Она убила одного из наших. Она откусила моему бойцу палец. Я пытался увидеть перед собой врага, преступника - но не мог. Я видел перед собой маленькую испуганную девочку, хоть и не знал, сколько ей лет на самом деле.

Некоторое время мы просто молча глядели друг на друга.

- Мая... - начала она тихо; голос предательски дрогнул, она запнулась и начала сначала. - Мая бойся нету! - выдохнув это, она с шумом втянула воздух сквозь зубы.

- Это хорошо. Всё хорошо. - что бы я ни собирался сказать, всё прозвучало бы лживо. Но я не врал. - Успокойся. Мы не причи...

- Молчи! - Люси стряхнула мои руки. Бойцы резко подняли оружие.

- Не стрелять!

- Молчи! - буря эмоций и почти полное незнание языка заставляли её выплёвывать слова с короткими паузами. - Твая... бальшой. Твая сильный.

- Люси, послушай... - я встал и начал медленно отходить.

- Твая... - Люси тихо зарычала, потирая лоб пальцами - она вспоминала слово. - Твая убийца! Твая плахой люди!

Сзади к Люси начал приближаться один из моих бойцов: он перехватил автомат поудобнее, намереваясь треснуть девушку прикладом. Я жестом остановил его.

- Твая - бог. Мая - маленький. Мая - слабый. Но. - Люси, до сих пор стоявшая пригнувшись, выпрямилась. - Мая - лучше. Мая бойся нету!

И одним резким прыжком она преодолела разделяющее нас пространство. Я упал. Кто-то рванул её за воротник - ещё немного, и она перегрызла бы мне глотку.

Все свалились в кучу.

- Чёрт!

- Держи её!

- Это чья нога?

Клац!

- Ай!

- Где верёвки?!

- Ах ты мелкая...

В конце-концов мы кое-как связали её. Едва бойцы встали, послышались выстрелы. Я выглянул в окно: десятка два этих существ, бежали к вертолёту, стреляя на ходу. Кто-то звал Люси.

- Закрыть люк! - заорал я, - Взлетаем, немедленно!

Ну вот... хотел, как лучше, а получилось - как всегда. Хорошо ещё, что мы успели похоронить братьев и забрать образцы.

Так войны и начинаются: кто-то кого-то не понял, кто-то дал волю эмоциям - и понеслась. Когда мы подлетали к штаб-квартире, уже светало.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.8 / голосов: 6

Быстрый вход