Послание (Пока есть надежда - 10)

... За её спиной закрылась тяжелая гермодверь командного пункта. Только в этот момент Катя оценила стратегический инженерный шедевр, который являло собой это сооружение. Зал управления на сотню мест с укреплённым бункером для рехнеров "Заставы" под ним, столовая, санчасть, арсенал и периметр противодиверсионной обороны соединялись воедино, позволяя непотопляемому атомному линкору жить и вести сражение даже в Судный день. На потолке всех помещений располагались огромные короба автономных систем регенерации атмосферы, а во всех тамбурах стояли отсекатели, не дававшие никакого шанса штурмовым газовым гранатам, насчёт которых её успели просветить подчинённые отца. Наружные гермодвери тамбуров имели такой вид, точно они не только пуле‑ но даже и ракетонепроницаемы, несмотря на то, что легко открывались одной рукой. Во всяком случае, прошибать такое из обоих известных ей ПТРК в закрытой потерне с расстояния меньше полсотни метров Катя не решилась бы. Подходы к наружным галереям перекрывались потолочными турелями с пулемётами, по калибру больше напоминавшими скорострельные пушки; в камеру пламегасителя каждого легко бы пролезла её ладонь, и Катя с омерзением вспомнила летучих гадов с леопардом на борту, с нескольких очередей размолотивших доходный дом в портовом квартале Марселя. Высота подвески турелей не давала допрыгнуть до них даже крепкому егерю без робоскелета, втащить который втихую в КП было немыслимо, ибо количество телекамер, завязанных на БИМ периметра, просто зашкаливало: куда ни повернись - глаз. Да, оборона тут строилась людьми екатерининской школы, дело своё знавшими туго.

Переместившись в зал управления, Катя приземлилась за одно из многочисленных свободных мест с консолем - ночная боевая смена всё‑таки, не учения. Дежурный офицер БИМа, уже зафиксировавший её присутствие через тактический пропуск-метку, защёлкал по экрану справа, там, где висит обычно окно "говорилки".

- Товарищ Чичагова, можем временно включить Вам односторонний приём от необходимых Вам участников совещания и обзор с окружного дозора. Сделать?

Катя всегда восхищалась умными программами синтакс-разбора, исправлявшими порой в сложных русских текстах самые нелепые и неочевидные ошибки. Но такой скорости подбора фраз - тремя движениями руки за 4 секунды - она ещё не видела. Даже у старших курсантов-аналитиков, бывших с чувствительными консолями "на ты".

- Да, сделайте.

На консоль перед ней выскочил южный угол карты Киевского военного округа с диагональю от Екатеринослава до Ростова. На ней в направлении чуть южнее Енакиево перемещался значок вертолёта с полочкой и подписью принадлежности "свГБП ОРБ-ЮжФ" сверху и цифрами 4/100 - количеством летунов и высотой - снизу. Ещё 3 пары вертолётов в сочетании "транспортный - ударный" того же подчинения, прикрывая друг друга, выписывали круг по периметру южной промзоны Енакиевского меткомбината, высаживая подразделения наружного блокирования с тяжёлым оружием, готовые прийти на помощь ударному ядру ГБП - их отметки были подписаны 2/10, и мерцали несколько раз в секунду, так, что их перемещение по экрану казалось непрерывным. Да и частота обновления говорила о многом. Вращаться с такой скоростью механическая антенна не могла, даже в режиме секторного поиска; Катя, не особо напрягаясь, представила себе, как рехнер в пол-зала величиной перебрасывает на севере Хортицы чудовищные токи в "арфах" знакомой белой четырехгранной пирамиды, направившей сейчас один из своих лучей на восток, как гудят натужно, до кипения масла в радиаторах, индукторы Александровского гидрокаскада. Этот же рехнер одной из своих вычислительных плоскостей чистил и выправлял картинку. Простой летучий дозор, по хорошему, показал бы "землю", на которую готовились соскочить из чрева стрекоз противодесантные бронеходы-истребители, а не высоту 3‑х этажного дома, но при скорости больше сотни км/час и на явно непроходимой местности умный БИМ, понимавший логику штурман-пилотов, сделать это для такого типа цели не позволял. Без фокусов.

Режим радиомолчания давал время думать. Катя раскрывающим движением пальцев "натянула" на экран окрестности Енакиево, где сейчас перемещалась машина отца. Вот рассыпало строй ударное ядро, разворачивая ещё одно кольцо облавы - внутреннее. Теперь, пока не начнётся бой, или же пока группа не выйдет из операции, она ничего не узнает, а по движениям машин можно только гадать. Отец справится, несомненно. Тем более, судя по отсутствию активных переговоров дежурной смены и сигналов "Заставы", продолжения Катастрофы в большем или меньшем масштабе в ближайшие полчаса не предвидится. Она же будет грубо и конкретно нужна её России в целом и штабу Южфронта в частности - в любом случае, живой и здоровой. Поэтому, дабы не трепать себе нервы, Катя занялась полезным делом - открыла подсумок и достала распечатку статьи Бартельса, уже густо исчерканную карандашными пометками.

- Возлюбленная дочь Господня, Екатерина-свет-Михайловна, пошли тебе Господь здравия и сил на дела твои многотрудные! - неожиданно раздалось за её плечом.

- Ой, отец Георгий! Спасибо, и Вам того же! Ну и умеете же Вы удивлять. Вас в отпуск отправили неделю как назад, а Вы тут как тут.

- И сам не устаю удивляться, Екатерина Михайловна! Ангел-хранитель во образе интуиции вернуться нашептал. Супругу с детьми отправить успел от Киева в сторонку, для жизни пригодную, а сам - обратно к месту службы, едва не к шапошному разбору. И батюшка Ваш, да укрепит его силы Господь, уже на охоте, только что чертей по преисподней для штаба не ловит. А я, многогрешный, вот едва к делу пристроиться успел. - С лёгким ранцевым огнетушителем за спиной и раскладным пожарным багром-домкратом, подвешенным на поясе, точно дубинка, в короткой походной рясе, с восьмиконечным единоверческим крестом поверх разгрузки, полковой священник, капитан Георгий Александрович Светлов смотрелся как герой синема-катаклизма, получивший задание на изгнание нечистой силы методами телесного воздействия. - Вы, я который раз убеждаюсь, умом не по годам наделены свыше и без помощи воинства нашего. Силы молодые собираетесь на работу тратить, а не на терзания душевные о пока сокрытом, филейной частью в кресле сидя, - отец Георгий, широко улыбнувшись, кивнул на распечатки. Поделитесь со мной многогрешным, пристройте к делу, если это не секрет, ибо лень и безделье есть тяжкие грехи, а пока милостью Божией ничего не горит, я, набатом к бою призванный, грехам оным невольно время и посвящаю ...

... Звено разом рванулось вниз и рассыпало строй, разворачивая кольцо облавы. Чичагов машинально проверил на ощупь амуницию и, вцепившись в поручни, перескочил в десантный отсек.

- Штаб слушай меня, действуем по ордерному плану. Повторяю: поддерживаем готовность к построению мобильного рубежа обороны и блокируем периметр схождением рот с 1‑й по 3‑ю до визуального контакта. Я иду с манёвровым отделением 1‑й роты. Прочёсываем всё ночниками. При обнаружении искусственных препятствий и мин обезвреживаем их способом засечки по карте и обхода, физическое обезвреживание в крайнем случае. Крайняя рота прикрывает с тыла и при необходимости восстанавливает контакт с линией наружного блокирования. На бортах остаются мой зам, вторые биотензоразведчики и расчёты ЛГЗ. Им при обнаружении цели разрешено дать её позицию прицельной радиолинией в боевые порядки.

Ритм тяговых винтов изменился, борт тряхнуло. Чичагов бросил взгляд в обзорную бойницу поверх прицельного телескопа. Винтомоторные агрегаты повернулись ближе к вертикали, обозначая подготовку к зависанию, но машина ещё шустро неслась вперёд. Под ними была очередная пустая полузаброшенная станция, отравленная в дни Катастрофы ударами проникающих излучений и ядовитым пеплом сожжённых городов, забившим все стоки и подвалы, на сей раз - Зуевка-товарная 2‑я, посещаемая составами из Енакиево только с целью сбросить шлаки из вагонов-самосвалов в карьер на северную сторону, с отмывкой из брандспойта при возвращении. Начальная точка их маршрута в неизвестность. Ночной прицел показывал отсутствие всякого движения и живых существ крупнее крысы, как в будке обходчика на перегоне, так и к югу от железнодорожных путей.

Дверь десантного отсека поехала в сторону, открывая выход в заполненный дождём и громом филиал ада.

- Сапёрные расчёты вперёд!

Первые номера с мощными кавказскими овчарками Логосом и Брандером, каждая весом едва ли не больше егеря-разведбатовца в полном боевом облачении, зато с поразительным чутьём на взрывоопасные и ядовитые сюрпризы, не наделённые проводящими и магнитными деталями, соскочили из чрева стрекозы на негостеприимную землю истерзанной войной планеты. За ними шли вторые, с биотензоантеннами на ранцах и металлоискателями, бесполезными сейчас на железнодорожных путях, среди массивов стали. Ветрокоптер пополз над южным краем полотна вдоль дренажного рва, высаживая бойцов, тут же исчезавших из поля зрения так быстро и качественно, что через секунду сложно было понять, что здесь вообще кто-то мог быть.

Манёвровое отделение Чичагова со снайперами и расчётом ПТРК вышло предпоследним. Сапёры тут же соскочили с полотна и двинулись вперёд, выбирая путь, укрытый за редкими развалинами фундаментов пристанционных построек. Овчарки, вынюхивая угрозу, шли перед ними зигзагами, переходящими в спираль. Ротная цепь двинулась к востоку, обшаривая ноктовизорами все зазоры между станцией, непроходимыми терриконами отвалов и искусственным отводным озером.

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

ГБП - группа блокирования и поиска

АРФ, "арфа" - активная решетка Френеля, управляемая антенна из массива независимых активных элементов

ЛГЗ - локатор глубинного зондирования

ПТРК - противотранспортный ракетный комплекс

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 7
Комментарии

*ПТРК - противотанковый ракетный комплекс

Это в нашем мире так расшифровывается, а там всё иначе.

РС Видимо в этот раз очередная эскадра попаданцев "провалилась" во времени глубже обычного, вот у них там тех.прогресс лет на 300 с опережением и идёт...

Быстрый вход