Послание, продолжение (Пока есть надежда - 11)

... грехам оным невольно время и посвящаю, аки Сократ, от учеников игом общественным отлучённый, - продолжал отец Георгий. Что с Вами, Екатерина Михайловна?

- Я ... сейчас достану эту книгу ...

Буммм! Такон Кати звонко грохнул по ложному экранному полу зала, за ним последовали подсумок с канцелярской укладкой и сама Катя, не удержавшаяся за спинку поворотного кресла поста. Голова её кружилась - пробыв в нервном напряжении и беготне, и, самое главное, без воды и пищи, больше 10 часов, бешено растущий молодой организм, что называется, сорвался. Вцепившись в край операторского столика с консолем, она, наконец, не без помощи отца Георгия, встала на ноги.

- Товарищ унтер-офицер Сухтелен! Луиза Петровна! Хватит офицерской кают-компании рябчиков нажаривать и об астрономии языком трепать, тут командующего группой дочь, курсант в голодный обморок грохнулась! - гавкнул на весь зал, как самый натуральный "полкан", старший дежурный полковник, не прибегая к конференц-связи, поскольку дверь в зал общей столовой находилась как раз за его левым плечом.

В зал управления бегом ворвалась пухленькая дама под 40 в поварском халате поверх городского альтерфельдграу-калейдоскопа, с острым подбородком и плотным "голландским" носиком, перемещавшаяся между операторскими местами так точно и виртуозно, как ходит сапёр по свежеобезвреженному квадрату.

- Где тут голодающие, товарищ полковник? Ага, вот ты, девонька! Ишь, на войну собралась, уже юнга-сержант, а желудок голодовками гробишь?! Пример отца-диверсанта ничему не научил, драть тебя некому! - разносила Катю Луиза Петровна, уже подхватив за подмышки. - Уцепилась за меня и шагом марш дружно в столовую!

Уминая рябчиков в виде бульона с салатами на второе и сухпай на закуску к чаю с малиной тепличного производства, Катя вспомнила вопрос, который её занимал после произведения Бартельса.

- Луиза Петровна, а Вы по какой астрономии специализируетесь? Вы не с физфака? Мне нужно что‑нибудь по невидимым звёздам толковое, для старших курсов или докторантуры, но чтобы по библиотеке РСО не отираться. На такон с собой почитать.

- Не с физфака я, милая, а из простого училища офицерского - это точно, и придётся тебе самой высвечивания, температуры над- и подгоризонтные и моменты всякие искалкой библиотечной раскапывать. У меня расчёты все штурманские, со спутниками, их рехнер крутит: засечки, меточки временные, поправочки. Все перекосы околосветовые там даже на геостабильном сателлите на сотую в год не набегут, а в день, сама посчитай, сдвиг позиции чуть больше пальца. Да любой восходящий поток, Мальвинский минимум или грозовой фронт, тем более - взрыв на солнышке родимом дрейфа больше добавит, - Луиза Петровна села на своего любимого конька. - Эх, если бы не пироманы эти, изверги ланкастерские ... Мы бы сейчас тут не контрудары встречные готовили да наших мужчин-офицеров из облавы на шпиёнов супостата ждали. Подняли бы вместо этого в точки Брюса - де Риччоли с Петропавловска парочку телескопчиков двухметровых, привязали бы базу на орбите повыше и глянули поточнее на Эту Киля, змею затаившуюся.

- Всё так плохо, Луиза Петровна? У нас же вроде страшнее солнышка для техники ничего нету?

- Твои бы слова, милая, да Богу в уши. Если бы! За звёздочкой этой зловредной давно наблюдение идёт ... Её аж голландские штурманы в год рождения государя Михаила Фёдоровича впервые заметили, и была она тогда по звёздной величине четвёрочкой. Еле видимой острым глазом в безлунную ночь на море. Потом её ещё в правление Алексея свет Михайловича, Тишайшего нашего, в каталоги английские новые, с минутными долготами, королевский навигатор Галлей внёс, под величиной уже чуть ниже 3-й. Что она это - мы потому поняли, что для каталогов своих половину посекундных восхождений для звёзд островитяне у нас готовенькими украли, до третьего знака от градуса. Как о том царевичи, Тишайшего дети, узнали - гайки закрутили. Особенно Фёдор Алексеевич. Уже тогда был жёсток, в отца - не давал в обход государства боярам и дворянам товаром промышленным да умами заграницу обогащать. Не будь эпидемий - может он бы и поцарствовал, с Петром да Иваном Алексеевичами вместе, тогда Лефорт, генерал ещё молодой, их свару взаимную друг к другу унял бы.

И ладно бы это была инструментальная неточность! Галлей измерял яркость по свече эталонной с маской, а сама яркость росла.

При Елизавете Петровне уже, когда шведы с пруссаками на австрийцев попёрли, ну а мы в защиту их выступили миротворческими частями, королевский астрофизик Никлаус де Лакайль из Сорбонны к нам дёру дал от счастья ланкастерского. Его брат Джон, корабельный инженер, возьми да скажи, что папёжники его соотечественников скотами бессловесными делают. С их подачи Ланкастеры всю толковую знать на Островах повырезали, и в результате половина английских навигационных карт ещё при дедушке Елизаветы Петровны у русских украдена. Это при британском-то флоте и грузообороте. Ну его, не долго думая, в Дублине и сожгли за слова эти, а Никлауса от брата отречься в церкви заставили. Он же, заранее поняв, к чему дело идёт, свои крайние расчёты уничтожил и отсылать в Академию королевскую не стал. Но конспект на десяток страниц составил, чтобы в карман упрятать. Прямо с ним в кармане через Альпы в Австрию и махнул. Привёз же он нам золотое дно. Там график связи спектра, массы и светоотдачи был, с росписью моделей звёзд по всем веточкам, эталонные звёзды-свечи, и, самое главное, фотометрические расчёты и навигационная астрокоррекция, на которой мы с ракетами дальними Ланкастеров упредили. Причём он пересчитал старые эталонные свечи в электрофотометр, с учётом невидимой части спектра и радиоотдачи. Таким расчётам в те дни цены не было! Ну да ладно, что я всё про своё штурманское ...

Когда мы послали "Генерал-фельдмаршала Шереметева" в кругосветку, для подплава карты снимать, де Лакайль за Мысом Бурь добрался до Эты и измерил её яркость, что называется, на стрелку. И получил двоечку, если не выше. Я тебе этого не говорила, но в каталогах флота всё есть. Там целая звёздная система оказалась, просто раньше засветка мешала всё отснять с большим разрешением. Перед Катастрофой замеры дали яркость чуть тусклее полутора. Представляешь, что будет, если Солнышко увеличит светоотдачу в 10 раз, даже за столетие? О Катастрофе никто уже не вспомнит - некому станет ! А тут, судя по данным де Лакайля, масса звёзд - минимум в пару сотен солнечных. Такая система может десятилетиями, веками разгораться, и рванёт в итоге похлеще, чем при ящерах, пока мы тут планету у жёлтого карлика делим. Пол-галактики поджарит. Откапывать - некому будет !

- Супернова, Луиза Петровна ?

- Она самая, милая. И самое нехорошее, что Эта не одна такая. Есть ещё минимум пара-тройка кандидаток известных, и неопределённое количество - спрятанных за газовыми облаками. Судя по объёму, в котором расположились известные - в нашем Млечном пути таких не больше десятка. - При этих словах Катя чуть не поперхнулась чаем. - Но и этого для полного счастья хватит, уж поверь. Рады будут только основатели пресвятой инквизиции в аду - им такое аутодафе для всего мира станет лучшим доказательством. Если только ад заодно не сгорит ...

... В то самое время, пока Катя трапезничала под столь замечательные новости в обществе унтера Сухтелен, а отец Георгий читал статью Мартина Бартельса с названием на две строчки мелкого текста, пытаясь продраться через описание дискретного энергетического поля, в мире происходили события, в ход которых вмешаться никто из присутствующих уже не мог. Двигалась вперёд сквозь мокрую тьму часть её отца, сжимая кольцо оцепления. Летали туда-сюда сигналы на Хортицу, на орбиту и в полк дальних бомбовозов в Чернигове, чьи разведчики уже перепахивали небо от Карпат до Белгорода. И тихо, незаметно, без шума и пыли работали в бункере под полом БИМы, сводя невероятные массивы информации воедино и делая выводы. Ведь кто замечает БИМы, пока их выводы очевидны?

А что если выводы не очевидны самому БИМу? Бывает и так. Тогда никто, кроме живых людей, не поможет. И жертвы с разрушениями будут ...

Совершенно секретно (гриф присвоен 24.09.1824, 01:03, приказ N АСПК ЮжФ-2197/сс).

Лица, уполномоченные для ознакомления:

Зам. нач. ГУКР-2 (исполнение), НШ Ставки ВГК (контроль).

ПРИКАЗ N АСПК ЮжФ-2198/сс

(после доведения расшифровка подлежит уничтожению)

1. В течение кратчайшего времени, не более чем до 24.09.1824 01:58 С-П, произвести доразведку активности противника в позиционном районе "Майнот" базирования БРСД системы LGM‑18 "Мизеркордия".

2. Для выполнения использовать штатный состав подразделений ГУКР-2 со статусом легализации "Неполный".

3. Оптимальный сценарий легендирования - инициативные действия без приказа резидента, обусловленные личными амбициями исполнителя. Не допустить попадания исполнителей в руки противника независимо от степени осведомлённости.

4. Условия завершения операции - получение информации, достаточной для проверки статуса боеготовности позиционного района "Майнот".

5. По завершении операции результат исполнения довести до канала - инициатора АСПК Южного фронта.

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

РСО - режимно-секретный отдел

АСПК - автоматизированная система поддержки командования

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 11

Быстрый вход