"Помнить": даже тогда когда нас заставляют забыть

Тогда мы думали, что всё кончено.

Захватчики из космоса смяли и уничтожили большинство крупных государств. Всё произошло не так как в голливудских блокбастерах и армии гуманоидов не маршировали по нашим улицам и не превращали землян в послушных зомби.

Вторжение стало хорошо подготовленной и блестяще исполненной военной операцией. Сначала с помощью орбитальной бомбардировки они уничтожили все крупные города, военные базы и средства ПВО. Огромные кратеры вместо улиц и домов, выжженная пустошь вместо парков и скверов. Затем наводнили наше небо летающими аппаратами-убийцами открывающими огонь по любой движущейся мишени, и подчиняющейся безжалостному искусственному интеллекту. Не нуждающиеся в отдыхе и сне машины тысячами убивали выживших после бомбардировок людей и животных, разрушали технику и инфраструктуру. И только после этого с небес спустились сами захватчики, которые начали тщательно и скрупулёзно зачищать территорию от местного населения. Вот только в первую очередь инопланетяне уничтожали не отчаявшихся и испуганных людей, а нашу культуру.

Со странной одержимостью разрушались и выжигались дотла архивы, библиотеки, места хранения цифровой информации и объекты культуры. Опыт захвата предыдущих миров научил пришельцев надёжному алгоритму действий. Они точно знали, что лишив противника культуры и традиций, а значит надежды и будущего, легко смогут одержать победу.

Через пятнадцать лет после вторжения, сопротивление оказывала только часть территорий Китая и разрозненные субъекты когда-то огромной и богатой страны, а ныне опустошённой и разграбленной России.

Русские на оккупированной территории действовали, так же как и их предки во времена Второй мировой войны. Мелкие мобильные группы хорошо вооружённых и подготовленных бойцов наносили удар по противнику, а затем бесследно растворялись на бескрайних просторах. В случаи необходимости десятки и сотни таких отрядов объединялись для совместных действий.

Первые десять лет войны такая тактика приносила результат, но потом пришельцы научились противостоять ей и вот уже пять лет войска Сопротивления несли огромные потери и теряли территорию за территорией. Люди уже не атаковали, а только защищались, прятались и спасались бегством. Главной целью стала безопасность наших детей и сохранения того немногого из наследий культуры, что годами пряталось от захватчиков. Зауралье было одной из немногих территорий, худо-бедно контролируемых остатками Сопротивления. Именно сюда стекались все выжившие и способные держать оружие в руках.

Михаил Воропаев, которого подчинённые называли - Полковник, был самым настоящим ветераном и живой легендой этой войны. Никто не мог сравниться с ним в количестве уничтоженных инопланетян. Бойцы обожали его, гражданские побаивались.

Но больше всего этого старого, иссечённого шрамами вояку, любили дети. Они собирались вокруг солдата по вечерам, во время его коротких передышек между рейдами и разведоперациями. Особенно привязался к нему подросток по имени Вадим, родители которого погибли четыре года назад при налёте «Шершней» на лагерь. После смерти близких мальчик, вместе с другими детьми, жил на секретной базе Сопротивления, последнем оплоте человечества в этой части света.

Как только выспавшийся Полковник выходил из своей комнаты на улицу, Вадим первым бежал к нему. За эти годы они крепко сдружились, и Воропаев даже доверил мальчугану своё самое главное сокровище. Этот исцарапанный серый чемодан, с металлическими уголками и замочком, хранил в себе нечто подороже золота и драгоценных камней – он был заполнен книгами, которых так мало осталось. Несколько десятков больших и маленьких, толстых и тонких разноцветных томиков, в хорошем состоянии и не очень, Полковник приносил с заданий. Он самостоятельно, своими руками, приводил их в порядок, проклеивая и сшивая, а затем по вечерам читал вслух. Слушать его собирались не только дети, но и взрослые. А по праздникам они все вместе пели песни о войне, о любви, о дружбе, а также о вещах и событиях, непонятных даже некоторым взрослым, но от этого не менее родных и нужных.

Вадим страшно гордился своим статусом «хранителя чемодана» и в один из осенних тёплых дней, узнав накануне о прибытии Полковника на базу, он дождался появления своего кумира после отдыха и выволок драгоценную ношу на улицу, предвкушая несколько приятных часов проведённых среди книг, в обществе старшего товарища.

- Сегодня ничего не получится Вадим. Мы уезжаем.

Мальчик замер на месте от удивления, но не смог скрыть разочарования и досады.

- А когда вы вернётесь?

- Ты не понял. Мы все уезжаем. База эвакуируется. Они знают, где мы.

Поставив чемодан на землю, Вадим вытер вспотевшие от волнения ладони о свитер и со страхом спросил:

- Всё так плохо?

- Да.

Эвакуация прошла быстро, без паники и забытых вещей. В конце концов, они делали это не в первый раз. Длинная колонна, состоящая из автомобилей разного калибра и назначения, быстро двигалась через степь, поднимая за собой столб пыли. Конечно, сверху их было видно как на ладони, и сейчас к ним, наверняка, спешило несколько десятков «шершней», тех самых вездесущих роботов-убийц, а может даже десантный корабль с «мародёрами» - пришельцами в бронескафандрах, вооружённых плазменными винтовками.

Полковник поставил перед своими людьми очень простую и в тоже время очень сложную задачу – добраться до заданной точки любым способом, не обращая внимания ни на потери, ни на погоню, которая наверняка появится. Скорость и точное выполнение приказов были их единственной надеждой.

Где-то там их ожидало новое укрытие, защищённое минными полями, радарами, электронными подавителями всех возможных импульсов и частот. Новый дом, до которого нужно было ещё добраться.

Впереди в окружении многочисленных автомобилей охраны двигались автобусы с детьми и гражданскими. Посередине колонны грузовики с вещами, продуктами и боеприпасами. Здесь же двигался белый броневик с красной полосой на боку, в чреве которого хранились книги, аудио и видео записи, фотографии, документы и другие культурные раритеты. Замыкали движение УАЗы и «хаммеры» с ракетными установками и тяжёлыми станковыми пулемётами.

Вадим подпрыгивал в чреве небольшого фургона перевозившего вещи офицеров, на каждой кочке больно ударяясь при приземлении. Он нарушил приказ и не сел в автобус вместе с детьми, так как хотел быть поближе к Воропаеву и его солдатам. К груди он крепко прижимал чемодан Полковника с книгами. Тот знал о его проступке, но колонну останавливать не стал, это было слишком опасно.

Ночью погоня так и не настигла их. Дети и гражданские радовались удаче, но солдаты всю ночь не сомкнувшие глаз, мрачнели всё больше. Движение ста двадцати транспортов не осталось бы не замеченным для пришельцев и то, что они ещё не напали, означало только одно – впереди их ожидала засада.

Задремавшего перед рассветом Вадима разбудил громкий хлопок и последовавшее за ним шипение. Всё ещё продолжая сжимать чемодан, он приник лицом к окну и стал свидетелем драмы разыгравшуюся вокруг него.

Десятки «шершней» разрезая воздух, пикировали на автоколонну. Линии ракет расчертили небо над целиной и с громкими хлопками рвали машины противника на части. Огненным дождём остатки корпусов осыпались на землю, поджигая степную траву. Пулемёты пунктиром заполнили всё пространство над головами высекая искры из корпусов роботов. Автомобили конвоя закрывали собой гражданскую технику и броневик, огрызающийся огнём из поворотной башни. На несколько минут подростку даже показалось, что атака пришельцев захлебнулась.

Всего лишь показалось. Машины быстрее ветра неслись по равнине, оставляя за собой лишь полыхавшую степь и безжизненные обломки. И вдруг в одно мгновение всё изменилось. УАЗы, «хаммеры» и бронетранспортёры словно по мановению волшебной палочки взмывали над землёй и превращались в огненные шары, уничтожавшие всё живое вокруг себя. В десяти метрах от фургона Вадима в огненно-красный цветок превратился УАЗ бойцов Сопротивления и ударная волна выбила все стёкла в его несущемся к спасению убежище. Жар дыхнул ему в лицо опаляя ресницы и брови. Вскрикнув от боли, подросток выпустил чемодан из рук. В следующее мгновение фургон швырнуло в сторону и, потеряв управление, машина, словно спичечный коробок закувыркалась по земле.

Открыв глаза Вадим увидел над собой небо испятнанное облачками чёрного дыма и льющиеся вниз потоки пламени. Голова болела, все звуки исчезли и даже пролетающие над головой «шершни» делали это в абсолютной тишине. Окружающий мир погрузился в странное безмолвие.

С большим трудом встав на ноги, подросток начал искать взглядом фургон. Жёсткая сухая трава колола руки и ноги, но он не обращал на это внимание, поиск чемодана был его единственной целью.

Но вскоре пропажа нашлась. Фургон или то, что от него осталось, зарылся носом в земляной холм. Из окон автомобиля валил чёрный смоляной дым, кабина полыхала в огне. Кашляя от едкого запаха подросток каким-то чудом сумел нащупать внутри солона горячую ручку чемодана и извлечь его наружу. Только прижав его к груди, он позволили себе осмотреться вокруг.

Автобусы с детьми скрылись вдали, и их уже почти не было видно. Основное сражение развернулось на километровом участке безымянной степи, где остатки конвоя не на жизнь, а на смерть сошлись в безнадёжном сражении с «шершнями» пришельцев.

Резкий звук напоминающий органный гудок заставил волосы на затылке Вадима встать дыбом и пригнуться. Медленно и величественно по небу плыл прямоугольник десантного транспорта пришельцев.

Чрево его распахнулось и на землю посыпались человекоподобные массивные силуэты, которые оказавшись на земле вытянулись в частую цепочку и начали наступление на оказывающих сопротивление людей.

- Пригнись!

Звук так неожиданно ворвался в сознание Вадима, что он почувствовал себя оглушённым. Повизгивание пролетающих «шершней», раскаты взрывов и грохотание пулемётов и ракет вернули его в реальный мир.

Полковник отбросил тщедушного подростка себе за спину и длинной очередью из автомата изрешетил парочку вышедших к холму «мародёров».

- Спрячься за фургон и не высовывайся! Бегом!

Ползком мальчишка дополз до догорающего автомобиля и прижался спиной к его горячему боку.

Пришельцы тем временем окружили холм. На помощь Воропаеву подоспело ещё с десяток бойцов, которые поливали огнём наступающих противников, не давая им прицелиться. Чуть позади гремел последний оставшийся у них пулемет, установленный на стареньком УАЗе с облупившейся краской.

Небо расцвело несколькими разрывами, ударившими по корпусу десантного корабля инопланетян. Заскрежетав и выпустив облако серого дыма громадина начала клонится к земле.

- Командир мы его сбили! Сбили!

Солдаты закричали от восторга, но долго торжествовать им не дали «мародёры» пошли в атаку.

Захлёбывался раскалившийся пулемёт, гранаты летели в толпу нападавших расшвыривая их в разные стороны. Земля вокруг холма и корпус покорёженного фургона, словно сито покрывались всё новыми и новыми отверстиями. Половина отряда Полковника уже была уничтожена. Воздух наполнился гадким запахом горящей человеческой плоти и плавящейся брони пришельцев.

Молоденький радист, вжавшийся в землю в паре метров от Вадима убрал руку от наушников и радостно прокричал:

- Наши достигли цели! Они в безопасности! Мы...

Договорить он не успел так как в его тело угодило сразу несколько зарядов плазмы. Живой человек в одно мгновение превратился в сгоревший кусок мяса от которого поднимался белый пар.

- Отступаем!

Пулемёт позади резко замолчал, и «мародёры» радостно бросились на людей, оставшихся без прикрытия. Рискуя перевернуться, УАЗ сдал назад по склону, разбрасывая колёсами в стороны комья земли и камней. Схватив Вадима за шиворот, Полковник столкнул его с холма к замершему внизу автомобилю. Песок и земля плавились под ногами бойцов, пришельцы стреляли так часто, и их было так много, что всего через пару минут на склоне не осталось никого, кроме Воропаева.

Подросток, вцепившись в чемодан, замер за спиной ветерана в нескольких метрах от автомобиля. Водитель и пулемётчик продолжали стрельбу из штурмовых винтовок в спускавшихся по склону «мародеров», но патроны уже заканчивались. А враг отступать не собирался.

Меняя магазин на ходу, Полковник потянул за собой Вадима, и в этот момент под их ногами произошёл взрыв, швырнувший мальчика прямо на капот автомобиля, а Воропаева под ноги атакующим.

Правая кисть подростка была словно в огне, взглянув на неё с обречённым спокойствием, он отметил отсутствие мизинца на руке. Глаза заливала кровь, сочившаяся из глубокой раны на лбу. Вадима спас чемодан с книгами, принявший на себя основную силу взрыва. Сам чемодан валялся на земле ворохом бумажных листов, вывернутых наизнанку обложек и тлеющей обивки. В воздухе летали маленькие кусочки страниц с буквами.

«Мародёры» прекратили огонь, так как, наверное, посчитали бой законченным. Огромные головы в шлемах, как по команде, повернулись в сторону опускающихся на землю обрывков страниц, и десяток выстрелов последовал в остатки чемодана.

Вадим рыдал, забыв о боли и ранах, ведь именно он должен был отвечать за книги, но не справился с задачей. Слёзы и обиды душили его, и ему было уже плевать и на пришельцев, замерших в нескольких десятках метров, и на смерть. Полковник же, воспользовавшись заминкой, метнулся к своему чемодану, на ходу швыряя под ноги "мародёров" гранату, а затем ещё одну. Взрывы подняли в воздух пыль и песок, скрыв на время от пришельцев Воропаева судорожно разгребающего ворох обгорелых страниц.

Один из солдат затянул Вадима в УАЗ и бросил его себе под ноги. Двигатель взревел, автомобиль резко развернулся и понёсся по степи. Буквально в последнюю секунду Полковник запрыгнул в машину. В них стреляли, плазма нагревала воздух вокруг, но они продолжали нестись вперёд.

В сотне метров от их холма догорал белый броневик с красной полосой на кузове. Его словно пережевал и выплюнул мифический монстр. Им не удалось сохранить наследие их культуры многие годы хранимые в убежище. Весь корпус был облеплен пришельцами, и они не обращали внимание ни на догоравший неподалёку десантный корабль, ни на проехавшую мимо них машину.

Что-то легко коснулось ноги Вадима, и, опустив глаза, он увидел бледное лицо Полковника, залитую кровью форму и книгу в синей обгоревшей обложке, протягиваемую ему. Не надо было быть врачом, чтобы понять, что Воропаев умирал. Крепко взяв подростка за плечо, он вложил ему в руки книгу и, собравшись с силами, произнёс свои последние слова:

- Надо помнить. Надо петь. Только так мы победим. Ты меня понял?

Взгляд его подёрнулся дымкой, и тело опустилось на пол автомобиля.

Прижав к груди единственное оставшееся у них сокровище, Вадим всю дорогу до убежища повторял про себя последние слова Полковника.

Во вместительном классе, со стеклянными стенами, залитым солнечным светом, пятьдесят пар глаз, затаив дыхание, уставились на рассказчика – древнего старика, недавно отпраздновавшего свой сто шестой день рождения.

- Так что же произошло дальше? – осмелился нарушить тишину десятилетний парнишка с непослушной копной светлых волос на голове.

Немного передохнув после эмоционального рассказа, старик опёрся руками о трибуну, около которой стоял, и продолжил:

- А дальше вы уже знаете. Война длилась ещё десять лет, но мы выжили и победили захватчиков. Нашли их слабое место. Отстроили города и наладили счастливую жизнь.

- А что было в книге?

- Это был сборник наших песен XX века, в основном послевоенных лет. Именно благодаря этой единственной книге мы и одержали победу. Эти песни, эти прекрасные стихи давали нам надежду и терпение, когда мы умирали от голода, силу и отвагу, когда мы шли в бой в меньшинстве. Ничто не вселяло в нас столько энергии как эти замечательные строчки, родившиеся во времена великих испытаний и войн, выпавших на долю нашего народа. Этот синий потрёпанный томик долгие годы, был единственной нашей книгой обеспечившей нам будущее и процветание. Слова и строки учили наизусть, переписывали от руки и носили у самого сердца. И, ведь, они защищали наших солдат лучше любой брони.

Раздался длинный пронзительный звонок, и толпа детей покинула класс. Старый учитель подошёл к стеклянной стене, за которой располагалась зелёная лужайка с аккуратно подстриженной травой, в центре которой находился памятник.

Дюжина мальчишек и девчонок в одинаковых пиджачках окружили скульптуру и во все глаза рассматривали её. На белом мраморном основании располагалась выполненная из сияющей на солнце бронзы задняя часть автомобиля УАЗ, в которой сидел щуплый подросток и раненный солдат, протягивающий парнишке книгу. Скульптуры были словно живые, и томик в руках война был упакован в пуленепробиваемый стеклянный контейнер, через который было видно даже цвет обложки. Обгоревшая и выцветшая она и сейчас собирала вокруг себя толпы людей, пришедших отдать дань уважения подвигу Воропаева.

Печально вздохнув и крепко сжав четырехпалой рукой, рукоять трости, старик тихо, одними губами произнёс:

- Видишь мы помним, и поэтому мы победили.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 17
Комментарии

С удовольствием прочел. Автор - молодец

"Тайчиут" пишет:

Благодарю. Будут ещё.

Понравилось...хорошо!!!

"Palych" пишет:
Понравилось...хорошо!!!

Спасибо.

Это не фантастика..Это наказ нынешнему жителю России.

"неандерталец Оп" пишет:
Это не фантастика..Это наказ нынешнему жителю России.

Понравилось?

У тебя дар, друже)))

Всего одна страница,а глаз не оторвать.

______________________________________________________________

силой ничего не докажешь, но во всем можно убедить

Сарказм?

Нет

______________________________________________________________

силой ничего не докажешь, но во всем можно убедить

Быстрый вход