Послание, окончание (Пока есть надежда - 14)

... Унтер-офицер Луиза Петровна Сухтелен, быстро распихав по столам отдыхающих офицеров боевой смены яства и напитки, снова обратила свой взор к капитану воинства Господнего отцу Георгию, угнездившемуся с Катей Чичаговой за крайним столиком перед "зелёной зоной" из пухлых асфоделий. Похоже, такой ракурс на законы природы, которым их к ней сейчас повернули, ещё ей не был знаком, несмотря на крепкую, основательно вложенную в её голову фундаментальную подготовку Владимирско-Ахтубинского общевойскового училища.

- А теперь посмотрим, уважаемая Луиза Петровна, что нам Мартин Фёдорович говорит. Мы ведь про невидимую звезду только и знаем по учебнику физики, что её поле притяжения, часто искажённое и сплетённое с другими полями, имеет такую плотность, что ближе некоторого расстояния до неё не выпускает наружу ни тела материальные, которые имеют массу инерции ненулевую, ни невесомый свет, который такой массы не имеет, но суть переплетение полей электрических и магнитных. При этом рождается противоречие.

С одной стороны, поле притяжения может и должно удержать только тело материальное. С другой стороны, на свет оно действует как на тело материальное тоже, пусть и с некоторыми ограничениями. Это наводит на мысль, что световой поток не существует сам по себе, как некоторая самодостаточная сущность, но встречает на своём пути, на всём пути, подчеркну особо, некие материальные частицы, которые передают его друг другу в направлении его хода, как вода передаёт силу волны подводного землетрясения на море. И единственным разумным объяснением тут является то, что эти частицы - условные пары электронов и их обратно заряженных копий, порождаемые фотонами в ходе обратимых поглощений. Тогда становится понятным, что условные пары вверх через горизонт возврата не проходят, и порождаемое ими поле - не проходит тоже.

В то же время, Мартин Фёдорович прямо говорит о том, что материальный объект значительного размера может без разрушения перескочить через горизонт возврата вниз, и счёт его собственного времени при этом не прерывается. Это на самом деле разумно - почему бы должно прервать своё существование тело, которое проходит сквозь слои вещества, отнюдь не спрессованного мощным притягивающим полем до вдавливания электронов в ядра? Ведь приповерхностные газовые слои невидимой звезды всего в миллиард масс Солнца [102] - а такие небесные тела есть - лишь пятикратно плотнее воздуха вокруг нас. И запрета на обратное перемещение нет. Значит, единственным даже не запретом, а математическим условием невидимости, являются ограничения движения этих самых условных пар. Невозможность для них добраться до некоей подвижной границый раздела их прошлого и будущего. По сути - такая граница досягаемости может располагаться в некоторой зоне раздела, верхний край которой на колоссальных астрономических расстояниях воспринимается приборами как горизонт возврата.

А раз нет этой чёткой границы, то функция Ломоносова-Лавуазье для собственного состояния частицы непрерывна для математических преобразований по условиям профессора Фурье. И решения для вывода из неё, функции, вариантов собственных значений [103] координат, непрерывны как по обе стороны от границ зоны раздела, так и на пути через эту зону, образуя общее для них решение. Это значит, что большие ансамбли элементарных частиц, бывшие ранее единым целым, после ухода по разные стороны зоны раздела могут какое-то время оставаться связанными общей, как мы говорим в патетических сочинениях, исторической судьбой. То есть, если в них были взаимно зацепленные состояния с дискретными уровнями энергии, они могут остаться таковыми. Явно измерить их, определить присутствие состояния зацепления, тем более перешагнув зону раздела, не получается. Но сравнить поведение больших групп таких состояний, управляемых человеком по обе стороны, можно - на то Господь голову человеку, собственно, и приделал. Беда только в том, что Мартин Фёдорович в своей, я бы сказал так, замечательной научной провокации, на тему - как это сделать, кроме проведения исторических параллелей методом максимального правдоподобия и проверки статистики на больших группах, никаких зацепок не даёт, а вернее - не ищет, поскольку полагает, что такое решение, по причине проницаемости зоны раздела, заведомо должно быть. И способов определить сохранность режима зацепления - тоже не находит.

- Снимая таким образом вопрос "кто виноват" - ехидно улыбнулась Луиза Петровна. Теорию под чудо подвёл - и концов никаких ...

А точно ли никаких ? ...

... Из глубокой задумчивости Катю вывел писк тревожного сигнала в зале управления. Операция в Енакиево‑40 шла к своему финалу.

...

- Товарищ комбат, ЛГЗ пока ничего не фиксирует. Чужеродных подземных объектов нет.

- Продолжайте сканирование.

Чичагов смотрел сквозь ноктовизор на расстилающуюся перед ним пустошь с развалинами шахтёрского посёлка. Дождь стал ровнее, тише. Останки строений, изуродованных сначала рукотворными катаклизмами, а потом - силами природы, давали почти ровный тепловой фон. Когда окончится гроза и электрическая буря наверху стихнет, время будет упущено. Тем более, что кольцо облавы почти сомкнулось - до пары километров.

- Ищем следы присутствия. Они здесь. Батальон - обеспечить полный обзор носимым средствам наблюдения, проверить объективы нашлемников. Сапёрные расчёты - вторым номерам чувствительность тракта на максимум. Идём аккуратно ...

Зависший в паре километров борт усиленно трудился всем своим электронным мозгом, выхватывая и переваривая сигналы с камер, биотензодатчиков и собственных ЛГЗ. Его страховала пара аэроботов дозора с работающими каналами теленаведения, позволявшими, помимо наблюдения за обстановкой, при необходимости быстро садануть куда надо небольшой ракетой, подвешенной на пилон. Чичагова сильно раздражали, если это слово было применимо к ситуации, заросли ветлы и высоченной крапивы вдоль стен обвалившейся столовой - чрезвычайно удобная позиция как для огневой засады, так и для блокирующей минной ловушки против тех, кто пойдёт это уютное местечко проверять. Увеличив развалины на таконе, он пощелкал шипом-указателем боевой перчатки по чувствительному экрану, поставив марки целей на оконные проёмы и на обвалившиеся ступени парадного входа.

- Группа прикрытия, произвести имитирующую атаку с воздуха на цели по моему выбору. При огне со стороны противника поражать только живую силу и самоходные средства усиления. Начали!

Аэробот, выпрыгнув из-за террикона, подскочил вверх, точно его вёл живой оператор, набирая обзор. А потом - быстро свалился вниз и, повернув пушки на здание, понёсся к кустам, гудя парными электроприводами винтов.

Счёт пошёл на доли секунды. Поток воздуха от машины растрепал на стене кудри плюща и хлестнул по зарослям, озаряемым молниями. Маневровое отделение напряглось, ожидая залпа, но его не последовало. Аэробот, скользнув над развалившейся дорогой, снизился в овраг. Если в здании и есть кто-то живой, то нервы у него точно крепкие.

- Сапёрным расчётам проверить подходы!

Первые номера с собаками уже рванули в обход, заходя с тыла. Чичагов переключил ноктовизор на режим "Гроза", позволяющий использовать для освещения вспышки молний, и навёл фокус на бывший оконный проём, отстроившись от мешающей растительности. В углу очков мигнула красная точка - поиск цели совместно с БИМом борта ...

... Фокус отъехал назад на пару метров и вернулся обратно. Мощные стебли крапивы перед самым окном, в зарослях, были в полуметре от верхушки подрезаны острым предметом - так, что два из них надломились от ветра, созданного аэроботом, и свисали на зелёной кожуре с колючками вниз, раскачиваясь на ветру. Листья у макушки были свежими - могучий сорняк пострадал меньше суток назад.

- Комбат - второму отделению один-два [104]. На растительности у здания признаки проникновения. Всем беречься сюрпризов, входим предельно аккуратно!

Метки егерей пересекли проёмы окон на задней стене. Через тридцать долгих секунд последовал доклад.

- Медведь‑2 - комбату. Вошли в здание, всё чисто. Медвежата осматриваются. Предполагаемое место проникновения следов противника на конструкциях не имеет. Только на крапиве.

- Осмотреться у стен на наличие сюрпризов снаружи.

- Видимых признаков не наблюдаем.

- Сапёрный расчёт один, когда закончите внутри, подойти к комбату.

Из-за угла выскочили Яков Сабуров с Логосом.

- Обыскиваем растительность внимательно. Здесь могут быть ещё следы.

Сабуров подтолкнул Логоса и аккуратно пошёл следом. Рванувшись сперва к кустам, Логос вдруг отодвинулся к стене, на выступ фундамента. Шерсть на загривке поднялась дыбом, глаза горели. То, что было там, ему не нравилось.

Чичагов отступил за угол здания и выдвинул на штативе обзорную камеру-перископ. Сабуров молча снял с плеча металлоискатель, направил датчиком к земле. В нашлемнике Чичагова прозвенел тихий сигнал - присутствие металла.

- Похоже, арматура, товарищ комбат. Зашибло тогда кого-то обломками с верхних этажей, собака и нервничает.

- Источник сигнала извлечь. Аккуратно.

Сабуров обошёл по кругу заросли. На ловушку это было непохоже. Вынуть из земли живые дикорастущие сорняки и поставить на место, не повредив при этом ни корешка, ни травинки, немыслимо. ЛГЗ молчал - следы вскрытия грунта отсутствовали. Тогда сержант ещё раз присмотрелся к повреждениям растительности. Оба разреза располагались на соседних растениях с густыми листьями, один значительно ниже другого. Полотно нескольких листьев было надорвано.

Если это была одна и та же разрушительная сила, то она пришла сверху. И не от здания, судя по расположению надломов, а снаружи. Сержант мысленно проследил её путь и, включив фокусировку металлоискателя, осторожно провёл датчиком вокруг точки падения круг радиусом полметра. В двух местах зазвенело старое железо арматуры, искажавшее направление на магнитный север, но характерный тихий писк, свидетельствовавший о присутствии где-то массива металла с чистой проводящей поверхностью, продолжался.

Он направил датчик к центру круга, туда, где под землёй затаилось нечто, порубившее растения. Стрелка на автономном индикаторе массы, укреплённом прямо на штанге, поползла вправо, а шкала металлоискателя в нашлемнике наполнилась почти доверху красным. Тихий писк перешёл в громкое басовитое гудение. Сделав пару проходов, сержант нашёл максимум, воткнул щуп и аккуратно достал из чехла тяжелую и острую кераметовую [105] сапёрную лопатку, которую можно было пускать в дело, не боясь замкнуть подземный кабель или взвести магнитный взрыватель.

След от падения в мокрой почве, спутанной корнями трав, оказался небольшим и малозаметным. Сосредоточившись, Сабуров мысленно перекрестился, сделал первый надрез, обходя место падения по кругу, срезал верхний слой дёрна и отодвинул его в сторону. Потом, легко разворошив лопаткой грунт, смахнул перчаткой с находки корни растений с известковой крошкой и жестом подозвал Чичагова.

Перед ними был обломок кольца толщиной чуть меньше пары сантиметров из легкого серебристо-матового сплава. С аккуратными фасками на кромках, с небольшими уступами и широким поперечным пазом на внутренней стороне, радиус кривизны по которой был меньше 20 сантиметров. Излом, однако, прошёл не по пазу, вторгшемуся в тело кольца волей неизвестного фрезеровщика почти на треть его толщины, а по паре поперечных резьбовых отверстий, явно предназначенных для наружного крепления кольца к сплошной поверхности и шедших с шагом в шестую часть полного круга - между двумя расколовшимися отверстиями было одно нетронутое. Металл в местах излома был разорван и вывернут, будто кольцо ломали внутренним взрывом.

Чичагов, при его знаниях и непростом опыте работы, проходившей отнюдь не только в полевых условиях, не мог заблуждаться насчёт назначения этой конструкции.

Остатки внутреннего силового элемента, скорее всего - опоры двигательного узла, из корпуса зенитной ракеты, близкой по размерам к 14К105-1 для ЗРС "Кобра". Той самой 14В105. Кусок посланца смерти от умного, хитрого и безжалостного врага.

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

102. Миллиард масс Солнца - реальная масса вещества, сконцентрированного в галактическом центре, может быть в десятки раз больше, а плотность, соответственно - в сотни раз меньше

103. Собственное значение функции - в первом приближении, многомерный коэффициент (вектор или матрица) для достаточно простого пересчёта значения функции в точке в точную координату ближайшего корня (нуля) линейного уравнения общего вида с этой функцией

104. Один-два - обозначение нижестоящих подразделений, находящихся в непосредственном взаимодействии с руководством, идёт в порядке убывания иерархии: рота 1, взвод 2

105. Керамет - керамика со структурой решётки, подобной металлу, прочная и упругая, как металл, но имеющая низкую проводимость и намагничиваемость, свойственные керамике и неорганическим стёклам

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 12

Быстрый вход