"Кажется, завтра будет дождь" Часть 4

- Как думаешь, далеко они уехали? – Спросил Димка спустя час после того, как нас покинули визитеры.

Почему-то в погребах чаще всего попадалось смородиновое варенье. Или это у нас его было больше всего. Как ни странно, но на вкус оно было одинаковое, хоть и доставал я его из разных дворов. Мы доедали литровую баночку этой самой консервации, запивая травяным чаем.

- Чем дальше, тем лучше. Это ж надо было додуматься: разъезжать на джипе, сжигать бензин и при этом еще и в воздух палить из калашей. – Возмутился я. – Либо у них этого добра навалом, либо они уже с ума сошли. Что, в принципе, многие и сделали.

- Что? С ума сошли? – Переспросил Димка, слизывая упавшую бордовую каплю варенья с ладони. – И кто же эти «многие»?

- Все те, кто мне встретились за последнее время. – С ехидным выражением ответил я.

- Ну, я-то не в счет? – Скорее спросил, чем утверждал он.

- Кто знает. Может, мы уже давно все сошли с ума и весь мир катиться коту под хвост…

- …Жизнь – фигня и все должны мы умереть. Какой ты нудный. Тебя послушаешь, аж на душе тяжело становится. – Димка встал, вытирая руки о шорты, затем глянул на меня оценивающим взглядом. – Слушай, откуда у тебя штаны военные? Мне бы тоже не помешало найти нормальную одежду.

И тут я вспомнил, что в углу комнаты лежат та самая багажная сумка и кулек из машины. Как я о ней раньше не вспомнил?

- Тащи сюда нашу добычу! Сейчас будем делить трофеи! – Сделав последний глоток чая, я вскочил на ноги и с порцией энтузиазма принялся вместе с товарищем копошиться в чужих вещах, добытых нелегким трудом, как это ни странно звучит.

Как для первого раза, улов оказался неплохим. Сумка оказалась упакована с расчетом на длительную поездку. Скорее всего, хозяева возвращались с отдыха, и, судя по плавкам и купальникам, – с моря. Кроме одежды нашлись и средства гигиены, как то мыло, всякие крема от и против загара, шампунь, две зубные щетки и паста. В общем, все то, чем мы не пользовались последние пару недель и, вряд ли, воспользуемся в скором времени. Из одежды, практичной на наш взгляд, оказались мужские брюки болотного цвета с множеством карманов на всех возможных местах и носки в количестве пять пар. Димка проверял – свежие. Бельем мы побрезговали, и так перекантуемся до следующей стирки. Брюки, конечно же, Димка взял себе. На него они были чуть великоваты, но в сумке также предусмотрительно оказался и ремень, который, исправив предыдущую неприятность, тоже перекочевал к Димке. Себе же я оставил маленькую сумочку-барсетку с ремешком через плечо, в которую идеально помещался ПМ. Дима так и не попросил его обратно, видать, решил не отказываться от своих слов. Но зато с насмешкой добавил, что в таких «барсэтках» только «сэмки» носят. Завернутый в полотенце фотоаппарат оказался бесполезной безделушкой, которая была тут же определена в кучу под названием «фигня», а вот аккумуляторы из него мы оставили себе. Не могли нас не порадовать мультитул «Лизермен», в котором имелись даже плоскогубцы; а также денежки, сложенные в конвертик и заботливо спрятанные в подкладку днища. Что с ними делать мы пока не знали, но по привычке оставили их себе, авось пригодятся.

- Не мешало бы мне сменить футболку. – Подняв руки и понюхав подмышки, Димка скривился. – Подай-ка мне вон ту серенькую! Еще бы помыться не мешало…

В кульке же были пляжные коврики, подстилка, пару женских романов и разные сувенирчики из Крыма, на которых красовалась надпись «made in china».

- Черт! Знал бы, что в нем этот мусор, – не тащил бы! – Выругался я.

- Знал бы, где упадешь, – в мире бы солома закончилась. – Пробубнил Дима себе под нос.

Дележка закончилась ровно в восемь пятнадцать. Об этом сообщил мне товарищ, глянув на гламурные женские часики красного цвета, висящие у него на запястье. «А что такого? Разве сейчас приходиться выбирать? Мы должны довольствоваться тем, что имеем. Такое время настало…» - оправдывался он. И я его понимал.

- Слушай, а, может, пойдем еще раз пройдемся по окрестностям, полезные вещи и еду поищем. Или людей встретим. – Искоса глядя на меня, предложил Дима.

- А как твоя нога?

- Если б ты вчера меньше водки на нее лил, может, было бы лучше. – Попытался отшутиться он.

- Ну, тогда давай, собирай шмотки и выдвигаемся! – Я уже было сам хотел предложить что-то подобное. Ну не верилось мне, что так мало людей выжило и никого вменяемого больше не осталось.

Под словом «шмотки» Дима подразумевал полуторалитровую бутылку воды и немного свежих огурцов и моркови. Также он отсыпал чуток соли в герметичный целлофановый пакетик из-под чего-то маленького. Все это он сложил в монтажную сумку, найденную в бытовке строителей. На плече у него висел мой калаш.

- Не возражаешь? – Он мотнул головой на торчащий из-за спины ствол.

- Конечно же, нет! Знаешь, как обращаться?

- Да. Видел, как ты стрелял по псинам, да и на ДПЮ у нас был один, правда, нерабочий.

- Хорошо. Только не забывай подкручивать подачу шаров на магазине, вон там снизу, ага. Каждые двадцать-тридцать выстрелов.

- А ты, это… ну… с пистолета стрелять умеешь? – Как-то нерешительно поинтересовался Димка.

- Да, на военке по мишеням стреляли. Так что справлюсь.

- Ты же в людей не стрелял?

- Не-а! – Я испугался, что Дима сейчас скажет, что ему приходилось уже это делать.

- Ну, тогда, если что, я с калашом буду брать на понт, а ты, если что, подстраховывай. Если вдруг и завяжется бой, то вся надежда на тебя. Надеюсь, не найдется дурака, который попрет на автомат. – Он мне сейчас напомнил старшего брата, которого у меня никогда не было.

- Вроде все. Двинули?

- Ого! Глянь-ка! – Вскрикнул Дима и указал пальцем мне за спину.

На противоположном конце поселка поднимался столб черного дыма. «Пожары все еще не угасли?» - пронеслась в голове первая мысль. Клубы гари взлетали ровно вверх, казалось почти ощутимые на ощупь. Было ощущение, что они вот-вот упадут обратно на землю, не в состоянии больше подняться выше от собственного веса. Это напоминало сценку из мультика про индейцев, где таким вот методом с помощью дыма подавали сигнал SOS.

- Давай быстрее спускайся. Нужно посмотреть, что это там. – Поторопил я своего товарища и сам подошел ближе к лестнице.

- А ты не думаешь, что это может быть какая-то ловушка? – Спросил тот, уже находясь на земле. – Не одни мы можем заметить и придти на этот дым. Не хотелось бы так лопухнуться.

- Не боись. Пошли, а на месте уже сориентируемся!

Мы шли по кратчайшему пути – прямиком по чужим дворам и огородам, перемахивая через огарки деревянных заборов, обходя черные пепелища домов. К моему удивлению, некоторые сгорели прямо до основания, оставляя после себя застывшие лужи коктейля из стекла, резины, пластика, металла и прочего, вперемешку с пылью, как мне показалось, кирпича и бетона. Такие вот пожарища выстраивались в длинные цепочки, уходящие вдаль, насколько позволял увидеть глаз. Всех их соединял след из выжженной земли шириной метров двадцать. «Наверное, именно здесь прошелся один из тех самых лучей, о которых рассказывал Дима» - сообразил я. Мой товарищ на это не обращал никакого внимания, небось, приходилось уже видеть. Когда мы проходили через эту самую полосу выпаленной земли, в воздух поднимались клубы черной пыли. Грунт прогорел на десятки сантиметров вглубь, а то и на метры. Дышать в этих местах было тяжело, хоть пыль и не долетала до носа. Было ощущение, будто сам воздух выгорел вдоль этой выжженной борозды, а новый не заполнял освободившееся пространство. Когда мы доходили до средины полосы, в кончиках пальцев появлялось легкое покалывание, под ногами что-то похрустывало или потрескивало, а тошнотворный ком подкатывал к горлу. Мне абсолютно не хотелось знать, что именно было под пылью, но ноги точно ни на что не наступали. А еще мне на мгновение показалось, что по оборванным проводам на покосившемся столбе впереди пробежали белые искры электрического разряда. И тут я вспомнил, что такой же самый треск, только более интенсивный и громкий, стоял снаружи, когда я был заточен в погребе.

Мой сгоревший дом и новый – коттедж – находились на приличном расстоянии от рубца, поэтому те места не особо пострадали, если можно так сказать о сгоревших домах и постройках. Повезло? Еще бы!

Отдаляясь от пепелища, преград становилось все больше. Чаще встречались нетронутые огнем места, но все такие же закопченные. Вокруг деревьев лежали опавшие почерневшие гнилые листья. И это в средине августа. Иногда нам приходилось обходить подобные места стороной: Дима выдвинул идею, что это может быть от радиации.

- Смотри, какой пятачок уцелел. – Я указал товарищу на часть двора, где трава зеленела, будто на лугу, и пепла абсолютно не было.

- Ага. И листья на дереве почему-то не осыпались. Странно. – Ответил Димка, перелезая через забор.

На молоденькой черешне до сих пор сохранились плоды, в отличие от растущих рядом яблонь. Впрочем, растущих ли уже? Под ними земля была усеяна черными листьями, а ветви казались усохшими много лет назад.

Мы вместе, не сговариваясь, двинулись к оазису с одиноко растущей в центре черешней. Лишь подойдя ближе, увидели за ней собачью конуру высотой метра полтора, уцелевшую на этом пепелище, и поржавевшую цепь, ведущую от будки куда-то за дом. Точно так же мы вместе замерли, когда та самая цепь заскрипела, натягиваясь, а затем вновь ослабла, плюхнулась на землю, и из-за угла весело вприпрыжку выбежала большая лохматая немецкая овчарка рыжего окраса. Не понятно, то ли у нее шерсть обгорела, то ли она на самом деле была такая. Собака не лаяла, не скалилась. Просто вышла нам на встречу.

- Медленно пятимся к забору, - одними губами проговорил я, - ей хватит привязи нас достать.

Овчарка прождала еще мгновение, а затем громко взахлеб залаяла и бросилась на нас. В последний момент, перелезая через забор, я заметил, как она одним движением взмыла в воздух. Наверное, перескочила бы через ограду, но ее вернула назад натянувшаяся снова цепь. Зубы клацнули несколько раз в полуметре от моего лица, обдавая слюной.

Дальше мы шли вдоль улиц, стараясь держаться как можно ближе к заборам. Собачий лай доносился еще продолжительное время.

- Ну и шуму мы натворили. Хоть бы никто не услышал. – Сказал мне Дима, идущий по противоположной стороне улицы.

- А что такого? Мы ведь людей и ищем. Конечно, привлекать лишнее внимание не стоит, но все же...

- Да уж, лучше, чтоб не нас нашли, а мы кого-то. Потом и решим, стоит ли знакомиться с уцелевшими. Должны же остаться нормальные люди, кроме нас.

До источника дыма оставалось совсем не много. Он явно находился на перекрестке двух дорог – это я знал точно. Оставаться на открытом месте не стоило, и мы решили разойтись по разным сторонам, но так, чтоб не терять друг друга из виду. Дима зашел во двор еще метров за пятьдесят от перекрестка. Видимо, снова решил пробираться через руины. Я же перешагнул через остатки забора вдоль чьего-то огорода и двинулся по увядших грядках прямиком к дому, стоящему на том самом перекрестке. В какой-то момент я заметил Димку перелезающего через забор очередного двора. Он изрядно опережал меня, несмотря на свою рану, и я быстрее побежал, стараясь пригибаться ниже. По левую руку от меня была дорога, справа открытое пространство огорода, за которым начинался следующий и следующий. Добравшись до стены дома, я влез внутрь через окно. Это строение выглядело получше остальных. В некоторых местах на стенах остались куски обоев. Мебель была обугленная, но сохраняла свою форму. Можно было различить компьютерный стул и стол с прогоревшей насквозь столешницей. Над ним висела металлическая фоторамка с остатками самой фотографии. Передвигаться бесшумно было практически невозможно. Под подошвами то и дело хрустело стекло или ломались обугленные деревяшки. Я вышел в просторную гостиную, заваленную кучей мусора. Сквозняк носил по всему помещению все ту же черную листву. Лестница, ведущая на второй этаж, оказалась на бетонном каркасе, так что я без опасений забрался по ней наверх. Нашлась маленькая комнатка с окнами, выходящими прямо на перекресток и одним – в сторону дома, где должен был быть сейчас Дима. Я перелез через кучу мусора, образованную остатками рухнувших потолка и крыши, выглянул на улицу, увидел товарища, сидящего во дворе напротив на корточках и глядящего сквозь дыру в заборе в сторону перекрестка. Помахав ему, когда он взглянул в мою сторону, я сам повернулся к окну с видом на источник дыма.

Сквозь вязкие черные клубы дыма угадывался остов автомобиля. Он сгорел дотла, а дым все продолжал валить. Огонь трещал, будто туда подкидывали сырые дрова. Отсюда было плохо видно, но, кажется, машина во что-то врезалась. Да, я вспомнил, что на этом перекрестке стояли мусорные баки на подставках из двух сложенных одна на одну железобетонных плит. Наверное, в них и въехал горе-водитель. Осмотрев место аварии еще пару минут, я почувствовал чей-то взгляд: Димка наблюдал за мной и ожидал указаний. Ему явно было плохо видно местность и хотелось рассмотреть все поближе. Он кивнул, мол «Что будем делать?». Я указал на нас и жестом пальцев продемонстрировал шаги. Мы решили осмотреть это место с близи.

Как обычно, Дима первый вышел к точке встречи – под калитку дома, в котором сидел я.

- Вокруг никого нет. Или они тоже прячутся. – Доложил он обстановку.

- Хорошо. Машина врезалась в плиты. Я помню, они здесь посреди перекрестка лежали.

- Понятно. Но странно, что она загорелась. Такое только в фильмах бывает. Ее подожгли, однозначно… - Закончил он мою мысль.

- Подожди-ка! Как думаешь, что это был за автомобиль? – Я обошел его вокруг, присматриваясь к останкам сквозь клубы дыма. – Не тот ли это «Лэндкрузер», что мы утром видели?

- Да, тот. Вот смотри, зеркало боковое отлетело. – Дима толкнул носком деталь подальше от огня. – Оно тоже серебристого цвета.

- Ага. Подожди… Да стой же ты, не шуми, тихо! Ты слышишь?

- Что? Нет, ничего не слышу.

Дима стоял с противоположной стороны пожара, я подозвал его к себе.

- Теперь слышу. – Наклонил он голову вбок. – Это кто-то плачет. – Мои догадки подтвердились. – И, вроде, в той стороне.

Мы прошли с десяток метров вниз все по той же улице. Наверное, и не заметили бы под деревянной гнилой скамейкой возле покосившегося уцелевшего забора живое, перепачканное копотью и грязью живое существо, которое скрутилось там калачиком, и в тот момент, когда мы проходили рядом, тихонько пискнуло… Я аж отскочил назад, Дима, похоже, даже и не понял, что произошло. Оно походило на человека и даже всхлипывало так же. А когда два заплаканных голубых глаза блеснули в темноте, мне показалось, что в них промелькнул металлический отлив. Может, это и был металл: нож или что-то еще. Подойдя ближе, мы вновь услышали всхлипы и мычание, схожее с человеческой речью. Что-то вроде: «Не надо» или типа того. Лицо закрывали космы темных – то ли от копоти, то ли от природы – волос. Глаза только и можно было разглядеть. Я уже хотел назвать нашего нового гостя «оно», как Димка меня опередил:

- Ей сильно досталось. Так просто мы ее оттуда не вытащим.

Вот дурак я! Переиграл во всякие стрелялки на компе. Только сейчас заметил, что на одной ноге у нее был одет кроссовок, на пальчике – золотое кольцо. А сперва девушка показалась мне похожа на пришельца из фильма «Девятый округ». Или на бомжа. Уж очень вид был у нее убедительный.

- Думаешь, она – одна из тех, кто был в машине?

- Скорей всего. Интересно, что здесь произошло и куда делись остальные? – Я оглянулся по сторонам. – Не хотелось бы встретить тех идиотов с автоматами. Даже, если у них и закончились патроны. – В недавно ушибленном носу появилась фантомная боль.

- Они там… - Выдавила из себя девушка, будто говорила на вдохе, и вскинула руку, но скамейка помешала. И снова судорожно затряслась, забиваясь глубже.

Будто в подтверждение ее слов, каркас машины накренился на одну сторону – подломились колесные диски. Дверца свалилась на землю. Поразительно, на ней не осталось ничего горючего, а она полыхала, будто бензином облитая. Через несколько секунд из салона вывалилась почерневшая рука скелета, сжимавшая автомат с оплавленной фурнитурой. Затем провалилась и крыша джипа, будто стойки срезали болгаркой, и вся конструкция со скрипом опустилась на днище.

Пока мы наблюдали эту картину, девушка попыталась выбраться из-под скамейки. Я повернулся в тот момент, когда она старалась подняться, но вновь упала, потому что ноги ее совершенно не слушались и подкашивались в коленках.

- Тебе не надо нас бояться. – Димка взял девушку под руку и помог ей сесть на ту же лавочку. – Хочешь воды?

Я распаковал рюкзак и протянул бутылку нашей новой знакомой, но Дима ее перехватил.

- Сейчас откручу, погоди. Ух, сильно затянул крышку… - он усмехнулся, пыхтя, и девушка тоже улыбнулась ему в ответ. Лед тронулся.

Мы посидели еще пару минут молча. Я смотрел, как она дрожащими руками пытается поднести бутылку ко рту, но у нее выходило это неуклюже. То глотки получались судорожные, и она закашливалась, то непослушные пальцы сжимали пластик очень сильно, и вода выплескивалась на ее сиреневую футболку. Ни одной капли крови или раны я на ней не заметил. Значит, обошлось без насилия. Она просто была напугана. Если в машине сгорели ее друзья – оно и понятно. Но, как ей удалось спастись? Почему поджигатели не тронули ее? Или не заметили?

- Спасибо, не хочу больше. – Она вернула мне бутылку. Руки все еще тряслись.

- Меня зовут Дима, а это Сеня. – Представил нас новоиспеченный джентльмен с бандитским прошлым. – Мы увидели дым и решили проверить, что случилось. Заодно и поискать остальных выживших людей.

- Нас подожгли. Никита сидел за рулем. Он пьян. Был. – Запинаясь, рассказывала девушка, глядя куда-то в пустоту. – А выйти-то не как… Я убежала, но двери. Они заблокированы были, да и разве этого жирдяя с места сдвинешь? Он же не видел, что нас хотят поджечь. Вырубился, а они Лизу за руку потащили. А… а… я видела все. Потом вы. Кто вы?

- Она к тому же пьяна. – Посмотрел я на товарища. – Говорят, что адреналин выводит алкоголь из крови. Либо адреналина оказалось недостаточно, либо алкоголя очень много.

- …Либо твоя теория – фигня! – Огрызнулся Дима. – У нее шок.

- Не спорю. А завтра еще и голова болеть будет. – Последнюю фразу я произнес отвернувшись в сторону догоравшей машины.

Вся жалость и соболезнования куда-то улетучились. А вот у Димки – наоборот. Еще утром он презирал тех людей, разъезжающих в джипе и палящих из автомата. А теперь вот привязался, если не сказать влюбился, что ли, в одну из них. Как-то быстро он меняет свое мнение о людях: о своих старых товарищах, обо мне, о ней. «Блин, у нее, наверное, глюки. На сто десять процентов уверен, что они успели перед аварией травы курнуть, а потом только нажраться» - думал я, обходя еще раз остов «Лэндкрузера» - «И машину такую где-то откопали. Небось, мечта тех троих гопников, покататься на тачке, как в сериале «Бригада»». Я словил себя на мысли, что думаю о покойниках с таким пренебрежением и ненавистью, будто сам желал им этой смерти. Меня аж передернуло от окрика:

- Сень, пошли! Кира говорит, что там еще были какие-то подонки, и, как я понял, они утащили с собой ее подругу.

Они уже стояли вместе, поддерживая друг друга. Или обнимались – кто знает? Меня эта картина умиляла: хромающий калека, дезертировавший из банды, и девушка-алкоголичка «в шоке», стоят в обнимку. Интересно, кто кого поддерживает и вести будет?

В этом мире я единственный был, кто еще не сошел с ума и хватался за жизнь, как за спасательный круг, пытаясь удержаться на плаву, в то время как многие, наглотавшись воды, выбрались на борт спасательного катера. Они ощущали себя в безопасности, считая, что все кончено, и даже не подозревают, что в борту этого судна уже давно зияет пробоина, и оно постепенно идет ко дну. А спасательных жилетов на всех не хватит, не говоря уже о шлюпках. В них уплыла команда матросов-спасателей во главе с капитаном, разбросав в воду круги, имитируя бурную деятельность. Вот когда первая волна хлестнет через борт – тогда и начнется настоящее сумасшествие. А я уплыву на своем спасательном круге. И, кто знает, может меня все же вынесет к берегам?

- …что-то орали. А потом начали бросать разный мусор по машине. – Я успел услышать лишь трагическую концовку их длинной беседы. – Наверное, тогда кто-то метнул в нас коктейль Молотова.

- А куда твою подругу утащили те отморозки? – Сухо перебил я Киру.

- Что?

- Куда увели ее? В какую сторону?

- Я… а, сейчас. Вроде в ту. – Она неуверенно махнула рукой наугад и указала на улицу, по которой мы с Димой сюда пришли.

- Понятно. – В сердцах плюнув на землю, я отвернулся от них.

- У нее шок, Сень. Она не отошла от него еще. Что тебе не ясно? – Вмешался ее защитник и тут же осекся. – Давай обыщем округу. Может, крики услышим или найдем их следы.

Спрашивать Киру о количестве и уж тем более о внешнем виде той своры я даже не пытался. Без толку. Она шла с трудом, все время норовя завалиться на Димку, но он держался молодцом. Даже перестал прихрамывать – геройствовал перед барышней. Эх, было бы перед кем. «Наверное, я переборчивый, - занятные мысли лезли в голову, - или ревную?». Нет, сущий бред. Я точно сойду с ума, если не избавлюсь от этих навязчивых идей. А ведь это просто: нужно избавиться от их источника…

- Ничего не слышите? – Решил я нарушить тишину, чтоб хоть чем-то занять свою воспаленную фантазию.

- Нет. А ты? – Отозвался Димка.

- Тоже, – помедлив пару секунд, добавил, - я схожу с ума… - Это прозвучало так обыденно, будто я сообщил товарищу, что у меня разболелась голова или что-то типа того.

- Куда сходишь? – Выглядывая из-за Димкиного плеча, переспросила девушка, растягивая слова.

Нет, мне точно нужно кого-то пристрелить, чтоб успокоились нервы. И она – прекрасная кандидатура.

- Мы сегодня порядком находились. Ты устал просто. Давай отдохнем немного? Вон, смотри, там заканчивается поселок, в той зеленке можно сделать привал. Хорошо?

- Фиг с ним! Да, давай.

Как только мы присели на небольшой поляне, Киру снова начал пробивать жуткий озноб. Она отходила от чрезмерной дозы травы и водки. Уложив ее на свою куртку, Дима подсел ближе ко мне.

- Мы должны помогать друг другу, держаться вместе. – Начал он. – Да, пока что нам не удалось найти вменяемых людей. Но они точно так же могут искать и нас, с той стороны. Нужно не терять надежду.

- Давай вернемся домой. Мне на сегодня хватит приключений. – Мне не хотелось слушать треп о надежде и вере. Хотелось напиться вдрызг, как Кира, забыться и уснуть. Хотелось, чтоб этот кошмар прервался хоть не надолго. Мне вспомнились родители, о которых я ничего не смогу больше узнать. Опять перед глазами бежал тот парень в очках с пакетом по полю, крича что-то громко-громко. Может, Кира тоже не выдержала всего этого наплыва эмоций и решила свои проблемы так же, как и я хотел это сделать. Счастливый возглас парня нарастал все сильнее и сильнее, пока не стал материальным и не врезался в мое ухо уколом боли.

- …давай же! Мне и одной контуженной хватит, а обоих вас я со своей ногой не допру до убежища. – Я лежал на траве, надо мной склонился товарищ и дергал меня за ухо, что вызвало у меня приступ смеха. – Оклемался?

- Я что, заснул?

- Да. Усыпляюще подействовала на тебя моя тирада о любви к ближнему своему. Вырубился, брыкнулся прямо навзничь.

- И долго меня не было?

- Минут пятнадцать. – Димка все поглядывал в сторону песчаных холмиков, наваленных самосвалами для будущей площадки нового коттеджа, которому уже не суждено быть построенным здесь следующих лет десять минимум.

- Что там?

- Пока вы спали, там показались какие-то странные ребята. Они давно здесь тусуются, мы их не заметили. И знаешь что? Я слышал женский голос. Кажется, это та самая Лиза, о которой Кира говорила!

Размяв затекшую шею, я выполз между двумя кучами песка и попытался разглядеть и посчитать фигуры людей, маячившие между насыпей. Они там то появлялись, то вновь исчезали из виду. Все, кого мне удалось увидеть, были парни. Девушки среди них я не заметил, но женский голос был слышен отчетливо.

- Что делать будем? – Спросил Дима.

- Еще не знаю. Их там много? У меня не получилось сосчитать.

- Думаю, человек семь-восемь, не больше. У всех есть дубинки и, наверняка, ножи.

- Главное, чтоб огнестрельного не было. Не мы одни, красавцы, с пистолетом разгуливаем.

- Слушай, а может, на понт возьмем? Они ж не знают, что у меня автомат не настоящий. Я буду… это самое, как его?.. флиртовать… - Димка подобрал последнее слово так неуместное к его плану, что я упал и зашелся беззвучным хохотом. Пришлось закусить веточку в зубах, чтоб перестать смеяться.

- Ты… Ооох… Ты хотел сказать «блефовать»? Ха-ха-х… - Меня снова пробило на смех.

- Тише ты! – Зашипел он на меня. – Ну, так что, попробуем?

- Можно. – Совершенно спокойно уже произнес я. – Иди сюда, чтоб обоим видеть ту местность, где они находятся. В общем, слушай. Мы так в некоторых страйкбольных играх делали…

- Где?

- Там, где с такими вот автоматами играют. – Тыкнул я пальцем на свою игрушку. – Дай бог только, чтоб стрелять по-настоящему не пришлось. В общем, план такой…

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 24
Комментарии

Идея случами которые все вижигали мне не понравилась только... все остальное отлично. Жду продолжения. 9.

Я кстати, тоже как то не очень среагировал на енти лучи, а если дальше еще и зеленые человечки попрут, то вообще читать не стану. А пока все круто, 10.

А надо было, как у всех - вирус/ядерная война/природный катаклизм (нужное подчеркнуть)? Это только завязка, народ. И обратите внимание, это рассказывал человек не особо одаренный интеллектом, бывший гопник. Он вообще думал, что на землю грешную бог сойдет, вот и приукрасил все. Это только одна сторона случившегося и далеко не последняя ;)

Нуууу.... не знаю что сказать... ты это, давай уже напиши что нафиг случилось)))

Женя - нормально написано, немного суховато, но в целом нормально и интересно.

Хочу тебе подкинуть капельку сценария.

По моему, пора вводить в расказ хозяина дома, в котором они поселились.

Пусть он приедет нежданно на большом камазе, затаренній всякими ништяками, оружием и прочими полезностями. И чтоб он спас того пса рыжего, (овчарку) что возле клочка зелени на цепи сидит. Такая псина будет и двор охранять в случ чего, и вообще, жало, что на цепи сидит - сдохнет ведь с голоду! Ну заодно и пусть раскажет героям главным что же всетаки произошло.

По месту действия рисую себе Софиевскую Борщаговку. Угадал?

С ув. КЕЛЬТ.

Согласен с автором, что получается суховато. Очень много мыслей в голове, все не успеваю записывать, а если еще и углубляться в детали... В общем, ставлю на динамику,а не на красочность. Увидим, что из этого получиться ))

Сорри, про хозяина дома уже не получиться по сюжету (дописываю следующую главу, и он туда никаким боком не влазит). На счет псины - я наверное именно ее и спасу, но предупреждаю сразу: она не выживет, такая задумка....

По поводу произошедшего. Не хочу открывать карты сразу. У каждого из ключевых персонажей будут свои домыслы и версии, приукрашенные конечно же. Попробую сделать, как, например, в сериале "Пропавшие", чтоб по ходу сюжета было все больше вопросов и все меньше на них подходящих ответов.

О месте действий. Я сам живу на Троещине (не надо так ехидно улыбаться, здесь тоже живут нормальные люди ;)). У нас здесь много коттеджных городков появилось в последнее время. И сам поселок Троещина остался, со старыми домами, сельрадой и клубом, хоть и считается теперь частью Киева. О них и пишу, т.к. знаю здесь все как свои 5 пальцев. Если есть желание - могу устроить экскурсию по местам из рассказа (как я понял, автор тоже житель Киева?)

Молодец -10ка. Предыдущий ответ гостя про хозяина я думаю в тему был бы. Порадовала фраза - Я буду… это самое, как его?.. флиртовать…

Если что, я буду флиртовать, авось все и обойдется))) Люблю юмор, даже когда все плохо - наш народ шутит, пессимизма и без нас в нашей жизни хватает.

Чувствую, все таки придется рано или поздно вводить в рассказ хозяина, раз публика просит )).

"Я буду… это самое, как его?.. флиртовать…" - обычно такое в голову лезет, когда из нее ничего не вылазит. На таких фразах заканчиваю писать, пока не придет новое вдохновение :)

ждем, ждем, ждем)) Пиши, пиши, пиши)))) И про юмор не забудь)) личная просьба (скромненько так попросила и покраснела))) Про экскурсию по Киеву, тоже прошу)) Не была там, но очень хочется)))

Все, насмотрелся Иерихона и Иеремии, снова заставил себя сесть за написание.

А экскурсию организуем для всех желающих! Приезжай!

Быстрый вход