Проект Катарсис. Серия рассказов "Застава 343".

Юрэй. Рассказ 1. Эпизод 2. "Загнанный"

Крохотный городок засыпал. В окнах, тут и там гас тусклый свет, запоздалые жители неспешно расходились по домам. Для них подходил к концу еще один не простой день. Прохладный вечерний ветер гнал по опустевшей улице куски баннеров с рекламой пива и фильмов. Письмами из прошлого они разлетались по всему городу, напоминая о том, чего уже нет. Немногочисленные магазины и лавки, все кроме одной, были уже закрыты. Последней закрывалась лавка старого барахольщика по прозвищу Кощей. Дряблый, тощий старик с длинными серыми волосами до плеч, бешенными косыми глазами и кривым носом. В полумраке его образ выглядел особенно зловеще и полностью оправдывал прозвище. Напевая скрипучим тонким голоском что-то цыганское, он запер деревянную дверь своей лавки и вытащил трясущейся рукой из наплечной сумки бутыль с мутной жидкостью. Кряхтя в нетерпении, выковырял из неё пробку и присосался к горлышку. Кадык старика нервно задергался, опустошая содержимое бутылки. Напившись, кривыми пальцами он впихнул пробку обратно и аккуратно спрятал бутыль в сумку. Облизнув губы, старик осмотрелся и засеменил к переулку напротив. Пристроился к ближнему углу и, с облегчением выдохнув и откинув голову назад, окатил струёй стену. Прямо над его головой, в холодном черном небе, одиноко висела огромная полная луна. Старик презрительно посмотрел на неё, скривился в гримасе, начал выть и гнусно хихикать. Справив нужду, старый псих пуще прежнего закатился в жидком смехе, оголяя беззубый рот, затем снова вытащил бутылку. Шатаясь и напевая что-то невнятное, его одинокий силуэт побрел по главной улице в сторону центрального блокпоста города.

Тем временем в помещения блокпоста входила группа солдат. Во главе отряда шёл старый матерый майор со шрамом на половину лица. Завидев майора, молодой лейтенант вытянулся по струнке и поспешил его приветствовать, – Товарищ майор! За время несения боевого дежурства происшествий не было! – выпалил молодой офицер и уже набирал в легкие воздуха для продолжения отчета, когда старый волк прервал его легким жестом. – Все тихо? - спокойно спросил майор. – Так точно! - отчеканил в ответ лейтенант. – И что, ни одной твари не сунулось? – На милю вокруг - никого! – подтвердил лейтенант. Майор заглянул в глаза пареньку, после чего медленно пошел по лестнице к дозорному пункту. – Странно всё это, лейтенант, – он выдержал паузу, всматриваясь во тьму на горизонте. – Еще неделю назад, парням двух ящиков с боеприпасами на пост не хватало, а за всю прошедшую неделю - ни единой стычки. Не к добру это, чую я, не к добру… Майор замолчал. Облокотившись о бетонный заслон, он всё так же упорно пытался разглядеть что-то во тьме. – Ты вот что думаешь, лейтенант? – вопрос был ожидаемым, но молодой солдат не знал что ответить, и, не дождавшись пока тот сообразит, старший продолжил, – Ладно. Скажи парням, чтоб собирались. - Включить дальнобои! - гаркнул через мгновение майор. Мощные прожектора вспыхнули в ту же секунду, а старый волк попятился назад от увиденного. На расстоянии в половину километра из мглы на людей мчалась смерть. Тысячи голодных монстров стремительно вырастали из тьмы. Застучали пулеметы. Над городом поднялся вой сирен.

Уже через полчаса бои шли по всему городу. Всё заволокло дымом от горящих домов и машин. Людей охватила паника, многие пытались спастись бегством, но твари были повсюду. Они не щадили никого, убивали стариков, женщин, детей… всех кто окажется на пути. Это были свирепые хищники, которые жаждали лишь убивать.

Главный бой проходил на центральной площади города. Именно здесь и сейчас, в неравной схватке между людьми и смертью решалось – сможет ли человек удержать очередной хлипкий оплот своего существования. Автоматные и пулеметные трассеры разрезали огненными полосами неведомых тварей на куски. Гончие – обезображенные псы преисподней, бросались стаями, разрывая на части рассредоточенных по всей площади солдат. Взрывы гранат поднимали кровавые фонтаны брызг и ошметков. Полчища чудовищ валили со всех сторон. Все звуки слились в один тошнотворный хрипящий вой. Один из отрядов уцелевших удерживал на западной стороне площади вход в старое двухэтажное здание с колоннами. По лестнице, ведущей к зданию, сыпались гильзы, лилась ручьём кровь, на ступенях валялись кровавые фрагменты тел, различить, кого именно - людей или тварей, уже было невозможно. Со второго этажа по монстрам валили из тяжелых пулеметов. В свете вспышек выстрелов круглые колонны обнажали трещины и сколы до самого козырька. На крыше здания, на фоне пепельного диска луны, преклонив колено, стоял уже знакомый силуэт. Теперь, в зареве пожара, можно было его рассмотреть. Невысокий молодой человек. Крепкое тело заковано в легкую разведывательную броню, на правом бедре пистолет, на левом – танто, поверх брони потрепанный плащ. Капюшон, накинутый на голову, отбрасывал тень на лицо, но даже так было видно, что оно не выражало никаких эмоций, словно отлито из стали. От него веяло холодом, и лишь глаза горели пламенем ярости, что полыхало внутри. Человек встал и, отступив несколько шагов назад, растворился во тьме. Через несколько секунд его силуэт появился на крыше соседнего здания. Словно не зная преград, тень человека неслась вперед на фоне зарева охватившего город; перемахивала с крыши на крышу, исчезала и снова появлялась, когда местность озарял очередной взрыв. В какой-то момент, острый глаз бегущего успел заметить несколько человек сбившихся в кучу. Голодные монстры, скалясь уродливыми клыками, кружили вокруг своих жертв. Медленно сжимая кольцо, они выбирали момент для броска. Когда ноги человека в плаще уже коснулись бетонной крыши следующего дома, раскатистым треском грянула короткая очередь, оборвавшаяся сдавленным криком. В следующий миг переулок наполнился многоголосым утробным рыком, а за ним хрустом костей и сухожилий. Еще через секунду пальцы одного из несчастных разжались, и стиснутая в них граната покатилась по алому асфальту. Взрыв обрушил на улицу стену и кусок крыши, с которой только что соскользнула знакомая тень. Кувыркнувшись и вскочив на ноги, беглец замер. Простояв несколько секунд неподвижно, он так и не решился обернуться туда, где только что были люди. Звон от взрыва стоял у него в ушах. Все звуки померкли среди ужаса и тошноты. Только одна мысль гудела в голове, – Быстрее! Только она эхом ударялась о стенки мозга. Черные подошвы ботинок вновь застучали по бетону. – Я должен успеть! – задыхаясь, рычал он себе под нос. Перед глазами представала семья, снова и снова. Он будто наяву видел, как мать протягивает ему навстречу руку, остается совсем немного, но он не успевает… Что есть сил, он пытался гнать от себя все мысли о том, что может случиться, но они подобно тем тварям сжимали в кольцо бьющийся в лихорадке разум.

Оборвав навязчивые мысли, он перепрыгнул очередную преграду. В этот раз внизу уже не было живых. Оставался еще один квартал, когда заглушая всё, раздался свирепый вопль.

Откидывая в сторону дымящийся остов машины, слева, из-за угла четырехэтажного здания напротив, вынырнул огромный нелепый монстр. Громадное чудовище высотой в два этажа принялось раскидывать солдат, поливающих его свинцом. У стрелков не было ни единого шанса. Расправившись с ними и разнося все на своем пути, монстр устремился дальше. Не успел беглец отойти от увиденного, как за его спиной с грохотом вылетел люк, ведущий на крышу, из которого одна за другой начали выбираться гончие. И снова тень стрелой устремилась вперед. Следующий дом был на несколько этажей выше предыдущих и стоял слишком далеко, чтобы свободно перепрыгнуть, но твари приближались. Их было четверо. Набирая скорость и роняя на бегу слюну, они нагоняли будущую жертву. Человек, не останавливаясь, сдёрнул рюкзак со спины, швырнул его в окно соседнего дома и прыгнул следом. От удара стекло разлетелось вдребезги. Осколки стекла, торчащие из рамы, встретили сгруппированное тело. С грохотом пролетев через оконную раму, он всем телом упал на бетонный пол и покатился к зияющему в полу разлому. Не удержавшись и свалившись в дыру, он все же успел ухватиться правой рукой за кусок арматуры, торчащей из бетона, и повис, раскачиваясь над сворой, пировавшей этажом ниже. Заметив нежданного гостя, морды гончих оскалились гнилыми зубами. Одна из тварей рванула вверх. В этот момент, сделав огромное усилие, он перехватился второй рукой за арматуру и подтянулся. Совсем немного отделяло острые клыки монстра от цели. Уцепившись левой рукой за край разлома, он подтянулся еще, перевалился наверх и замер. Сдерживая бешеный стук собственного сердца, пытавшегося пробить грудную клетку и вырваться наружу, человек пытался прийти в себя. Острая боль, словно спицами, пронзала правую ногу, - куски стекла все же вспороли прочную ткань. Из порезанных ран сочилась кровь. В глазах троилось. Вдохнуть удавалось через раз. Однако топот десятка лап по лестнице помог прийти в себя. Оторвав от пола голову, он начал шарить размытым и потерянным взглядом по комнате в поисках автомата. Ствол валялся в нескольких метрах от него, возле окна. Он попытался приподняться и рухнул как подкошенный. Скрипя зубами от боли и извиваясь как уж, он пополз, оставляя борозду из кровавых потеков. Гончие уже были близко. Из рваной раны на ноге лилась кровь, и каждый рывок к автомату сопровождался мучительной болью. Дотянувшись, наконец, до автомата, дрожащей рукой он сжал рукоятку и, вскинув ствол в сторону бегущих навстречу тварей, нажал на спусковой крючок. Пламя вырвалось из ствола наружу, превращая их морды в кровавый фарш. Через несколько секунд закончился магазин, щелкнул следующий, и комната вновь наполнилась звуком стрельбы и оглушающим рёвом. Он всаживал в тварей рожок за рожком, пока последняя из них не упала возле самых ног.

Стрелок, озираясь по сторонам, на всякий случай ещё раз обновил рожок. Водя стволом из стороны в сторону, он выждал некоторое время, и только удостоверившись, что рядом действительно никого нет, опустил голову на пол. Отдышавшись, он перевернулся и, встав на четвереньки, пополз к рюкзаку, валяющемуся рядом. Вытряхнув содержимое рюкзака на пол, подобрал аптечку и воткнул в ногу сразу два стимулятора и антишок. Всё тело начало жечь изнутри, словно кровь в венах закипела. Быстро затолкав разбросанное на полу обратно в рюкзак, он перебросил его через плечо и поспешно захромал вдоль стены к лестнице. Стоило ему преодолеть половину просторного зала, как снизу послышался топот и рычание - больше десятка гончих сбежались на звуки стрельбы и запах еще живого человека. Они ломились на первый этаж, быстро заполняя его. Человек стянул с пояса две гранаты и скинул в разлом, после чего, прихрамывая, отбежал в сторону. Взрыв окончательно заложил уши и разорвал нескольких тварей в клочья, остальные устремились к лестнице. Шатаясь, он добежал до лестничной клетки, и бросил еще одну гранату вниз, открыл окно и перевалился на пожарную лестницу. Еще один взрыв и тварей осталось всего две. Пусть и израненные осколками, они в несколько длинных прыжков преодолели последний пролет и их головы появились в окне. Моментально среагировав, человек всадил танто по самую рукоять в морду одной из тварей, вторая следом получила целый рожок в пасть. Стимуляторы начинали действовать. Силы возвращались. Кровь уже перестала так обильно течь, но стала слишком густой, как будто тело было наполнено тугой резиной. Сердце отказывалось проталкивать эту густую массу, а от участившегося дыхания во рту стало совсем сухо. Было такое чувство, что высохли даже глаза. Они начинали болеть, словно в них попал песок. В это время из недр здания нарастал топот и рёв уже целой стаи. Опираясь на поручни, человек стал взбираться по лестнице вверх. Каждая новая ступень давалась с невероятным усилием, лестница казалась бесконечной. Он ощущал спиной как смерть, идущая за ним по пятам, приближается. Преодолев последний поворот и поднявшись по оставшимся ступеням, он очутился на крыше. Здесь было относительно тихо. Прямо перед ним была открытая дверь в надстройку лестничной шахты. Рядом с дверью лежали останки истерзанного солдата сжимающего в руках автоматическую винтовку без магазина. В центре крыши стояла небольшая радиовышка. Быстро сообразив, человек в плаще подбежал к лестничной шахте, снял с пояса солдата гранаты и бросил их в лестничный пролет, из которого уже показались первые гончие. Захлопнув дверь, он забрал у мертвеца оружие и просунул ствол в ушко дверного замка, заблокировав выход. Раздались взрывы и вопли существ на лестнице. В следующее мгновение в дверь изнутри что-то с силой ударило, отшвырнув его назад. Встав, он подтащил труп, подперев им дверь. Затем выпрямился, осматриваясь и лихорадочно думая, что делать дальше. Удары участились и стали сильнее, твари визжали, рычали и скулили, пытаясь добраться до жертвы. Стало понятно, что дверь долго не выдержит. Человек попал в западню. Назад пути нет. Взгляд остановился на радиовышке. От неё шел длинный толстый провод к параллельной улице. Он проходил над крышей одного из домов в трех-четырех метрах, можно было попытаться спрыгнуть на неё. Так как больше выходов из ситуации видно не было, он бросился к вышке и начал взбираться вверх. Дверь позади вылетела наружу вместе с несколькими тварями. Разъяренные монстры бросились к упрямой жертве. Человек перебросил автомат через провод и, уцепившись руками за цевье и приклад, устремился вниз. Когда беглец уже покидал пределы крыши, одна из гончих бросилась вслед и тяжёлой лапой ударила по рюкзаку. Изношенные лямки не выдержали, и рюкзак полетел в сторону. Следом прыгнула еще одна гончая, однако промахнувшись, полетела вниз. Беглеца сильно качнуло от удара, но он удержался, и отпустил пальцы, только подлетев к краю дома, на который хотел попасть. Он попытался сгруппироваться и перекатится, но вышло неуклюже. Автомат, ударившись о жестяной водосток, улетел вниз. После многочисленных кувырков человек замер, лежа на спине.

– Еще жив, – открыв глаза, чуть слышно произнес он. В глазах все плыло, сильно тошнило, пальцы не сгибались. Отдышавшись несколько секунд, измученный беглец приподнялся на руках, только чтобы убедиться, что на крыше кроме него больше никого нет. На крыше было пусто. Перевернувшись и собравшись, он медленно встал на ноги. Громко шаркая ботинками и тяжело дыша, подошел к краю крыши. Отсюда уже виднелась печная труба его лачуги. До неё оставалось метров сто, но сил бежать уже совсем не было. – Надо идти – уже в который раз прошептали растрескавшиеся губы. Глаза же оценивали расстояние до следующей крыши. Он точно знал, что перепрыгнуть не сможет. Зато у одной из стен дома, где он находился сейчас, стояли строительные леса. Спустившись по ним вниз и придерживаясь за стены, человек упрямо заковылял вперед.

Маленькая лачуга, сколоченная на скорую руку из досок, кусков шифера и железа поверх кирпичного остова дома, была уже совсем близко. Оставалось метров двадцать, не больше, как раздался уже знакомый оглушительный и протяжный рев. Вынырнув из подворотни, огромное чудовище неслось прямо на маленький дом. Оттолкнувшись от стены, человек попытался бежать, но, сделав несколько шагов, упал в грязь. Опершись на дрожащие руки, он снова поднялся. Вены на висках вздулись. Ноги не слушались, но шаг за шагом он упрямо шел вперед. Он чувствовал, как капли холодной грязной воды стекают по лицу. Ощущал, как изнутри накатывает паника, а пульс и дыхание учащаются. - Нет! – протяжно вырвалось из надорванных лёгких в тот самый момент, когда он уже почти подбежал к двери, но огромная тварь протаранила дом, разнося его в щепки. Человека откинуло на спину, он тут же поднял голову, но было поздно. Куски металла и камня разлетались в разные стороны, а тварь продолжала топтать и крушить, пока не заметила лежавшего у ног человека. И в эту секунду их взгляды встретились…

Автор рассказа: Григорий Божков.

Редактор: Рудольф Голубев.

Художник: Дмитрий Беляев.

Ссылка на проект "в контакте":https://vk.com/catharsis_facet_of_reali

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 9

Быстрый вход