Эффективность «божественного ветра»

Следующая глава будет состоять из моих выводов Э. А. Блер

Сколько американских кораблей потопили камикадзе?

Ну что, камикадзе-сан, не получилось палубу протаранить? Ну так вымой её хотя бы.

8 апреля 1942 года в небе над Мурманском был жаркий воздушный бой. Лейтенант Алексей Хлобыстов бросился на двухмоторный Ме-110 и смело «ткнул» его крылом своего «Киттихоука». Резкий рывок вправо, страшный треск… Алексей машинально выровнял машину и осторожно взглянул на крыло – правая плоскость была порядочно ободрана. «Мессер» куда-то исчез. Испытать чувство радости не дали подоспевшие немецкие истребители – в завязавшейся «карусели» Алексей изловчился и поврежденным правым крылом «срезал» хвост еще одному «Мессершмитту». В этот раз пришлось сложнее – ударом оторвало половину плоскости. Только благодаря исключительному мужеству и мастерству летчика, «Киттихоук» смог вернуться на аэродром Мурмаши. Ну еще и потому что прочный был, зараза…

Алексей Хлобыстов как бы намекает, что камикадзе воевали неправильно

Самоубийственные атаки практиковались во всех без исключения воюющих странах. В каждой армии были свои Гастелло и Матросовы, бросавшиеся грудью на амбразуры пулеметов и падавшие огненным метеоритом на голову противника. Кому то везло – как, например, Алексею Хлобыстову, который за свою короткую жизнь совершил 3 успешных воздушных тарана (но случайно погиб, столкнувшись в воздухе со своим ведомым). Кто-то, оказавшись в безвыходном положении, отчаянно бросался на врага, скрипя зубами от ненависти - зная, что он в последний раз видит это небо и землю. Но всем превратностям вопреки, люди любили жизнь и не хотели умирать! Жизнь сделала выбор за них.

Но только в Японии самоубийственные атаки из последних решений героев в экстремальной ситуации, превратились во всенародное развлечение с особыми ритуалами и театральными представлениями. Камикадзе заранее «приговорили» себя к смерти, жизнь потеряла для фанатиков всякий смысл, главное – красиво умереть в бою. Вдоволь налюбовавшись собой, они, помахивая мечами, садились в кабины самолетов (как вариант – в кабины управляемых торпед-«кайтэнов») и мчались навстречу врагу.

Бытует мнение, что камикадзе – необученные юнцы на дряхлых истребителях «Зеро» с выработанным ресурсом. Это не совсем так - для самоубийственных атак японцы использовали все, что могло летать: истребители «Зеро», «Оскар», «Абдул», «Ник»; бомбардировщики «Вэл», «Кейт», «Джуди», разведчики «Гекко» и «Бэбс»; поплавковые гидросамолеты «Джейк», «Пол», «Эльф»… Новые и старые, морского и сухопутного базирования, боевые и учебные, с подвешенными бомбами и без них. Для камикадзе создали даже специфическое средство – реактивный самолет-снаряд «Ока», подвешиваемый под фюзеляжем носителя – бомбардировщика G4M «Бетти». Лютое оружие. Хотя и неуклюжее - связка из двух самолетов была лакомой мишенью для американских истребителей. Чтож, в отчаянном стремлении остановить флот противника все средства были хороши (вернее - плохи).

"Мицубиси" G4M с подвешенным реактивным самолетом "Ока"

Как показывает статистика, две трети камикадзе были сбиты воздушными патрулями и автоматизированными зенитками или бесследно сгинули на просторах Великого океана. А от тех, кому все-таки «повезло» разбиться о палубы вражеских кораблей, ущерба оказалась отнюдь не так много, как надеялось японское командование. Особенно если учесть масштабы самоубийственных атак - 3913 японских летчиков стали «божественным ветром» (без учета строевых летчиков ВМС, кто самостоятельно принял решение разбиться о борт корабля).

Камикадзе удалось потопить несколько десятков кораблей и судов, суммарным водоизмещением порядка 150 тыс. тонн.

Для сравнения – подлодки под командованием Отто Кречмера потопили 40 судов – 208 тыс. брутто-регистровых тонн (с учетом того, что транспорт весит примерно столько же, сколько его груз – Кречмер пустил на дно: 208 х 2 ≈ 400 тыс. тонн) + 4 военных корабля, один транспорт был захвачен и около 10 повреждены. Сам немецкий ас благополучно пережил войну и разбился на автомобиле в 1998 году.

Среди потопленных камикадзе кораблей нет ни одного крупного артиллерийского или авианосного корабля. Все жертвы – эсминцы, катера, вспомогательные корабли и четыре эскортных авианосца. Точное количество уничтоженных неизвестно до сих пор – в открытых источниках и регистрах можно найти информацию по любому кораблю ВМС США, другое дело, что нет четкой классификации поврежденных, потопленных или не подлежащих восстановлению кораблей.

Например, эскортный миноносец «Оберрендер» (USS Oberrender, оперативный код DE-344) – поврежден самолетом-камикадзе 9 мая 1945 года (какая дата!), но добрался до берега. Не восстанавливался, был потоплен как мишень в ноябре 1945 г.

Еще пример – эсминец «Хатчинс» (USS Hutchins, оперативный код DD-476). Поврежден катером- камикадзе у Окинавы. Потери в личном составе отсутствуют, эсминец смог вернуться в Портленд 15 июля 1945 г. Не восстанавливался, был продан на слом в 1948 году.

Что стало причиной отказа от восстановления «Хатчинса» и «Оберрендера»: слишком тяжелые повреждения, или глобальное сокращение флота после окончания войны?

Если виной всему серьезные повреждения, то почему, например, был восстановлен разрушенный от носа до кормы эсминец «Лэффи» (USS Laffey (DD-724), в которого врезались подряд шесть камикадзе?

Чтобы в дальнейшем исключить манипуляцию фактами, предлагаю следующую схему – считать уничтоженным тот корабль, который после рокового похода уже никогда не использовался в качестве корабля (пусть даже он не затонул сразу и смог вернуться на базу). В соответствии с этой логикой, мне удалось достоверно установить 64 случая гибели американских кораблей и судов от действий летчиков-камикадзе (названия кораблей, их оперативный код, фотоматериалы, краткая история гибели, дата и координаты места затопления). В архивах наверняка скрываются еще дюжина неучтенных случаев – в итоге их количество может перевалить за семь десятков … хотя, это уже имеет мало значения. Считать катера и баржи глупо хотя бы потому, что их стоимость меньше, чем у самолета.

Идем далее:

На счету человеко-торпед «Кайтэн» три трофея – танкер «Миссинева», десантный катер и эскортный миноносец «Андерхилл». Используя «Кайтэны» японцы в конечном счете навредили сами себе – подлодка с закрепленными на корпусе «Кайтэнами» была особенно уязвима в момент подготовки к запуску человеко-торпед. Как результат - японцы лишились восьми субмарин, еще 15 человек погибли при испытаниях «чудо-оружия».

Еще 7 американских кораблей уничтожили скоростные катера, управляемые смертниками – один эсминец (тот самый «Хатчинс»), катер-охотник и пять десантных барж. И это при том, что к атакам на Окинаве готовились 400 катеров-камикадзе, нагруженных взрывчаткой!

Катер самоубийцы. На борту 2 тонны взрывчатки.

Наконец, самая мистическая часть проекта «Камикадзе» - боевые пловцы-смертники. С закрепленным на спине 9-кг балластом и двумя баллонами со сжатым воздухом, эти чудики должны были подходить по дну к стоящим на мелководье американским кораблям и подрывать их 15-килограммовой бомбой, привязанной к длинному бамбуковому шесту. Официальный результат всех усилий – поврежденный десантный катер LCI-404.

Всего в результате атак камикадзе (самолеты, человеко-торпеды, скоростные катера) было уничтожено 74 американских корабля. Учтены корабли ВМС, Береговой охраны и армии США. Вкратце эта история выглядит следующим образом:

- 4 эскортных авианосца - «Сент-Ло», «Оммани Бэй», «Сэнгамон» и «Бисмарк Си». Особенно тяжело погибал «Бисмарк Си», чей экипаж потерял 300 человек убитыми. На «Сент-Ло» и «Оммани Бэй» погибших оказалось меньше - 113 и 95 человек соответственно.

Но особенно бредовая история случилась с эскортным авианосцем «Сэнгамон»: в мае 1945 в него врезался одиночный камикадзе. На полетной палубе возник крупный очаг возгорания, погибло три десятка моряков. На помощь авианосцу устремился один из эсминцев эскорта – но лучше бы он этого не делал. Авианосец неловко развернулся – и краем полетной палубы снес эсминцу всю надстройку. Все бы ничего, но в это время с «Сэнгамона» матросы в панике стали сталкивать в море горящие самолеты – один из них рухнул прямо на палубу несчастного эсминца. На эсминце что-то взорвалось – в результате оба корабля получили жестокие повреждения. «Сэнгамон» сумел добраться до берега, но был исключен из списков сразу после войны - в октябре 1945 г.

Гибель эскортного авианосца St. Lo

- 26 эсминцев различных типов. Столь большое число погибших эсминцев объясняется тем, что они зачастую выполняли задачи радиолокационного дозора на самых опасных направлениях, и на них в первую очередь обрушивалась ярость японских летчиков.

Собственно на этом заканчивается список достойных побед. Все остальные трофеи выглядят как насмешка над камикадзе. Шесть специальных транспортов ВМС США (переделанные из устаревших эсминцев 20-х годов), двадцать десантных кораблей, три малых корабля огневой поддержки, торпедный катер, два транспорта боеприпасов, три катера-охотника, два танкера, госпитальное судно и плавучий док!

Кстати, далеко не все они являются честной добычей камикадзе – например, танкодесантный корабль LST-808 был сперва поврежден японской авиацией, лишился хода, и лишь затем был добит тараном самоубийцы.

Еще одна великая победа камикадзе - советский катер-тральщик КТ-152, он же бывший рыболовный баркас «Нептун» водоизмещением 62 тонны. Был потоплен тараном двухмоторного японского истребителя в районе Курильской гряды 18 августа 1945 г.

26 уничтоженных эскадренных миноносцев – много это или мало? С одной стороны, это больше, чем количество эсминцев в составе Северном флоте на протяжении всей Великой Отечественной войны. С другой стороны, в апреле 1945 года у острова Окинава действовала эскадра из 1200-1300 (по разным источникам) кораблей союзников … камикадзе могли пикировать с закрытыми глазами – промахнуться было просто невозможно.

Разрушительной мощи самолета-камикадзе было явно недостаточно, чтобы потопить крупный боевой корабль. Поэтому большая часть пострадавших от японских самоубийственных атак были «всего лишь» повреждены. Количество поврежденных кораблей, по разным оценкам колеблется в пределах 200 – 300 единиц, сами американцы признают 288 кораблей и судов, поврежденных ударами камикадзе.

Авианосцу "Рэндолф" повезло - всего лишь пробита полетная палуба

В оценке масштабов потерь отлично помогает закон Гаусса – большая часть пострадавших получили повреждения «средней тяжести» - проломлен настил палубы, выведен из строя ряд механизмов, два-три десятка пострадавших членов экипажа.

Меньшая часть кораблей, подчас по вполне объективным причинам, крайне тяжело переносила удары воздушных самоубийц – например, в битве за Филиппины было повреждено 22 авианосца. На «Франклине» в огне сгорело 33 самолета и 56 моряков. Не менее сильными оказались повреждения «Белло Вуд» - на этом авианосце погибло около сотни человек! Но особенно страшная участь ожидала тяжелый авианосец «Банкер Хилл» во время битвы за Окинаву: в результате двойной атаки камикадзе тот потерял все авиакрыло (80 самолетов) и почти 400 человек экипажа!

Самоубийственным таранам подвергались и британские авианосцы «Индомитэбл», «Викториес» и «Формидейбл». Этим повезло больше: камикадзе как орехи раскалывались об их толстую полетную бронепалубу, не причиняя вреда внутренностям корабля. Досталось и австралийцам – их флагманский крейсер «Австралия» был шесть раза атакован безумцами, увы, без особого успеха.

Наконец, редкие счастливчики – корабли, чьи повреждения, по разным причинам, ограничивались косметическими дефектами и ободранной краской. Например - линкор «Миссури», для которого таран смертника был лишь забавным происшествием без человеческих жертв и разрушений.

Британский авианосец HMS Indomitable после атаки камикадзе

Хотя даже высокозащищенные линкоры не были застрахованы от несчастных случаев: на «Нью-Мексико» камикадзе уничтожил надстройку в районе дымовой трубы, в результате, боекомплект стоящих поблизости зенитных автоматов оказался в машинном отделении, вышли из строя котлы, погибло 55 человек. На линкоре «Мэрилэнд» камикадзе разрушил полубак, искорежив 89-мм бронепалубу, взрывом повышибало все люки и двери в этой части корабля, в борьбе с пожарами погиб 31 человек.

И все-таки, несмотря на колоссальный ущерб, причиненный американскому флоту, эффективность тактики камикадзе была, мягко говоря, спорной. Чисто с военной точки зрения: уничтожение 30 кораблей третьего ранга (эсминцев и эскортников) и нанесение более-менее серьезных повреждений 150 кораблям (половина от общего количества поврежденных) взамен потери 3913 пилотов и порядка 2500-3000 самолетов (без учета сбитых G4M - носителей реактивных самолетов-снарядов «Ока», скоростных катеров, человеко-торпед «Кайтен» и погибших из-за них подлодок) выглядит тускло и неинтересно на фоне успехов немецких подводников или 30 бомбардировщиков капитана МакКласки, которые за минуту сожгли три тяжелых японских авианосца под Мидуэем.

В стратегическом масштабе успехи камикадзе вообще сходят на нет: потеря четырех эскортных авианосцев никак не отразилась на боеспособности ВМС США – у американцев было 130 таких кораблей.

26 эсминцев, уничтоженных камикадзе? Для сравнения: за годы войны ВМС США потеряли 81 эсминец, но нисколько не расстроились по этому поводу – у них было в наличии пять сотен.

Неужели американские стальные армады вообще не заметили храбрый японских парней? Заметили. Появление пилотов смертников заставало внести изменения в организацию боевой службы флота: появились радиолокационные дозоры, изменился состав авиагрупп авианосцев (3/4 - истребители), начались работы по созданию зенитно-ракетного комплекса Lark корабельного базирования.

Отражение и предотвращение самоубийственных атак (эшелонированные воздушные патрули, удары по вражеским аэродромам) отнимали немало времени и сил, действия камикадзе отвлекали моряков от основных задач огневой поддержки и удручающе воздействовали на психику экипажей – все-таки неприятно иметь врага, который в принципе не боится смерти.

Эпилог. Для меня гораздо ярче и трагичнее выглядит подвиг унтер-офицера Сакио Камацу, совершенный им 19 июня 1944 года. Его «Зеро» взлетел с палубы «Тайхо» как раз в тот момент, когда подлодка ВМС США «Элбакор» выпустила веером 6 торпед по тяжелому японскому авианосцу. Увидев смертельный пенный след в направлении своего корабля, Сакио Комацу в одно мгновение принял верное решение – «Зеро» ринулся вниз и исчез в облаке брызг, отведя беду от авианосца.

Сакио Комацу не носил на голове повязку-«хатимаки», он не пил перед вылетом ритуальную чашу сакэ, и его не провожали в полет школьницы с ветками сакуры. Но в экстремальной ситуации этот человек без малейшего колебания пожертвовал собственной жизнью ради своей Родины. Разве это не настоящий подвиг?

Как советские танкисты встретились с японскими "камикадзе" в 45-м

Приближается день Победы, и в эти дни принято вспоминать о славных победах наших героических предков, о том, как они воевали, как перенесли все тяготы военных лет, какие подвиги совершили. Всякое бывало на фронте. О многом уже рассказано, многое еще только предстоит узнать. И я продолжаю цикл заметок об интересных фактах и событиях той войны, рассказанных непосредственными её участниками.

Недавно, читая воспоминания советского танкиста, я узнал о таком любопытном эпизоде из истории боев с Квантунской армией на Дальнем востоке в августе 1945 года, как встреча с японскими "камикадзе". Мы привыкли к тому, что "камикадзе" применялись преимущественно против ВМС США. Есть множество всевозможных свидетельств этому явлению, но вот о том, что и нашим солдатам пришлось с ними столкнуться, я, честно говоря, читал только в общих чертах, мол, да, были случаи, но чтобы прочитать описание прямого боевого столкновения советских солдат с японскими "камикадзе", такого, честно скажу, не случалось.

Поэтому я решил сегодня поделиться с вами, уважаемые читатели, рассказом очевидца такого события, капитана – танкиста, Героя Советского Союза, Дмитрия Федоровича Лозы, который после победы над Германией, вместе со своей частью был переброшен на Дальний Восток для разгрома Квантунской армии императорской Японии.

Ниже, привожу его слова:

"Неожиданно послышалась команда: «Воздух!» Командиры орудий экипажей кинулись к зенитным пулеметам, которые вот уже много суток были зачехлены и установлены в походное положение, поскольку самолеты противника нас до этого часа ни разу не беспокоили. На горизонте появились шесть стремительно приближающихся истребителей-бомбардировщиков. «Западники» хорошо усвоили тактику действий немецких летчиков, которые, прежде чем сбросить бомбы на цель, делали круг над нею, выбирая точку прицеливания, и только после этого ведущий переводил свой самолет в пике.

Здесь же атака развивалась настолько стремительно, что экипажам даже не хватило времени на подготовку пулеметов к стрельбе. Первый самолет на малой высоте помчался к головному танку батальона и с полного ходу врезался в его лобовую часть. Куски фюзеляжа разлетелись в разные стороны. Искореженный мотор рухнул под гусеницы. Языки пламени заплясали на корпусе «Шермана».

Ударом был контужен механик-водитель гвардии сержант Николай Зуев. Десантники с первых трех танков кинулись к кирпичному зданию, чтобы укрыться в нем. Второй японский летчик направил свою машину в это строение, но, пробив крышу, она застряла на чердаке. Никто из наших бойцов не пострадал. Нам сразу стало ясно, что батальон атакован «камикадзе». Третий пилот не стал повторять ошибку сотоварища. Он резко снизился и направил самолет в окна здания, но достичь цели ему не удалось. Задев крылом телеграфный столб, истребитель-бомбардировщик рухнул на землю и сразу запылал костром. Четвертый самолет, спикировав на колонну, врезался в автомашину медицинского пункта батальона, которая загорелась.

Два последних «смертника» нацелили удар по хвостовым танкам, но, встреченные плотным зенитным огнем, оба самолета рухнули в воду недалеко от полотна железной дороги. Воздушная атака длилась несколько коротких минут. Шесть истребителей-бомбардировщиков превратились в бесформенные груды металла. Шесть летчиков погибли, и, что нас весьма удивило, в кабинах двух самолетов кроме летчиков находились девушки. По всей вероятности, это были невесты «смертников», решившие разделить со своими избранниками печальную судьбу. Ущерб от атаки оказался незначительный: сгорела автомашина, заклинило башню головного «Шермана», вышел из строя механик-водитель. Быстро сбросили с насыпи автомашину, за рычаги «Эмча» сел помощник механика-водителя, и марш продолжился".

Кроме свидетельства нашего офицера о самом бое, я хотел бы привести еще один любопытный эпизод. Это разговор автора воспоминаний с пленным японским офицером о тех самых "камикадзе". Он сможет отчасти передать то настроение, которое царило в Квантунской армии образца августа 1945 года и отношение наших солдат к такому явлению как "камикадзе".

"Профессиональное любопытство потянуло меня взглянуть поближе на японские танки. Я и другие офицеры управления батальона направились к месту их стоянки, захватив с собой японского капитана. Я обошел один из танков кругом. Этими танками можно было разве что папуасов в колониях гонять, для серьезной современной войны они не годились.

– Господин капитан, как вы собирались с такими танками вести бои с советскими «Т-34» и американскими «Шерманами»?

– Господин капитан, была бы война, было бы видно – на ваши пять тысяч танков у нас нашлось бы двенадцать тысяч солдат, готовых пожертвовать собой, – ответил японец, не скрывая своей огромной ненависти к нам. Мне подумалось, что в словах побежденного противника была пусть малая, но неопровержимая истина. «Смертники» – это безусловно сильное оружие, особенно при хорошей организации его применения. Нам совсем недавно на полустанке Бахута пришлось с ним познакомиться. Правда, их атака не принесла серьезного вреда, но готовность летчиков пожертвовать своей жизнью произвела впечатление".

Продолжение следует…

Дмитрий Борисенко

Главный редактор сетевого издания АМДН

При подготовке статьи использованы материалы из книги «Танкист на «иномарке»» Победили Германию, разбили Японию". — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 320 с. / («Война и мы. Солдатские дневники»).

Ваша оценка: None Средний балл: 5 / голосов: 8

Быстрый вход