Слишком мне друг

Выглядел он неважно.

- Эй, гордая птица, запрыгивай, дело есть.

- Пошёл ты! Я с тобой дел больше не имею.

- Посмотрите какие мы неженки. Я можно сказать за него просил, на коленях перед начальством ползал, ботинки облизывал, что бы его на приличную работу взяли, а он...

Я не поддался. Его грузовик медленно ехал рядом.

- Хорош спектакль разыгрывать. Бабки нужны? Залезай, давай!

Меня покоробило, знает куда надавить.

- Какого чёрта!? Я неделю в Ямах стоял, как придурок, тебя ждал. Неделю в тюряге просидел. Воз забрали, еле свалил оттуда. Ни денег, ни грузовика, ни объяснений! И вот, что ты от меня теперь хочешь? Помощи? Ты со мной ещё с прошлого раза за помощь не расплатился!

Он издал наигранный смешок. О чём говорить с человеком для которого не существует неразрешимых ситуаций, всё легко и просто: не успеваешь - подождут, нужны деньги - займи, орут на тебя - стой как дурак и улыбайся, жизнь прекрасна и наплевать, что этот сценарий разыгрывается среди одних и тех же людей, заворачивая на сотый круг, по одним и тем же тропам. Все у него гладко прокатывает, как его совесть не мучает? Если она есть конечно.

- Да забудь. С кем не бывает? Руки ноги целы, а остальное приложится! Вон у меня с последней поездки голова раскалывается, в затылке бомба. Нужна помощь друга, а то не дотяну. Давай запрыгивай! Мне надо синтепон в Приморский отвезти. Не пыльная работёнка. Туда да обратно. Ты же все равно сейчас в отгуле, без дела шляешься, а я тебе на сладкое бабла отвалю, да и покалякаем по дороге. А?

- Я между прочим по твоей милости гуляю, неделю без минималки.

- Эх, от сердца отрываешь, - Он с наигранной неохотой протягивает пачку товарных карточек-денег, - Вот, половина с прошлого раза. Остальная по приезду сюда. Всё честно. Теперь ты согласен?

Санек достал бутылку и сделал пару глотков.

- Хороша... - протянул он хрипло и закрыл глаза.

Почему я всегда соглашаюсь помогать ему? Зараза та ещё. Сколько раз с ним связываюсь, столько раз попадаю в истории, не угадаешь чем очередная закончится. Сегодня хоть помалкивает. Видимо его все таки прижали где-то. Тем лучше. Если бы он начал очередную сравнительную болтовню типа: Приморский или Белгородский самогон, я бы ему засветил. Хотя с той истории, я думал, что как увижу эту тварюгу, сразу врежу ему, без разговоров. Видимо мягковат я для таких подвигов или же этот, слишком мне друг. Все таки он меня водить учил, с собой брал на дальняки через места где людей нет на сотни километров. Хорошие были тогда деньки, тогда я ему доверял, как себе.

Он ведь так и не объяснил где был эти пару недель пока меня в Ямах с грузом держали, до прибытия его машины со второй частью деталей, да нужно ли оно, объяснение сейчас? Хрен с ним, лучше пусть дрыхнет и молчит. Пару часов и будем на месте. Там на главный склад. Бумажки, ящики. Прогуляемся до столовки и обратно, пока разгружать будут. Я представил грузчиков выгружающих синтепон. Синтепон - забавное слово, откуда оно взялось интересно. Может конечно словосочетание питательная среда для растений, слишком долго выговаривать? Наверняка есть научное название для этого материала, только я его не знаю. Развозят его из нашего Каменного во все стороны, сколько есть поселений, по всем дорогам можно встретить автопоезд гружёный этим волокном. Стоит копейки, а выращивать растения больше не на чем, все пожгли пришельцы - собаки. Планету под себя переделали: небо в облаках темных, день как сумерки. Только на синтепоне все и растёт.

Червяк сомнения начал точить меня изнутри. Стал бы Санек браться за синтепон? Не разу не видел. За это платят копейки и везёт одной машиной, ещё и со мной хочет поделиться? Стоп, стоп. Чем это он хочет со мной поделиться? Откуда у него столько денег?

Я остановил машину. Разбудить его? Нет, он не расскажет, опять вывернется. Тут надо быть хитрее.

Я спрыгнул из кабины направился к кузову. Мне нужны доказательства чего угодно. В кузове может быть синтепон, а в Приморском у него может ещё одно прибыльное дело, возьмёт на обратный путь. Или в кузове не синтепон. Или он догоняет автопоезд с синтепоном. Или деньги с предыдущего заказа, а синтепон - от нечего делать. При этих событиях мой червяк сомнения успокоиться, а у меня просто появиться ещё один повод съездить Саньке по морде за скромные деньги на сладкое или дезинфу, смотря какой финал будет у этой истории. Я отцепил тент и ощупал содержимое кузова. Синтепон. Даже при таком тусклом освещении это ясно, как стакан. Санёк, зараза, зачем же ты поперся в этот Прибрежный с синтипоном? Хотя есть ещё вариант. Некоторое время я возился, отцепляя тёмную материю от бортов. Прошёл по длинным уложенным полоскам материала. Синтепон. Пять широких уложенных полос. Одна. Вторая. Третья. Стоп! Что это? Наступая на мягкую текстуру материала я чувствовал под ним предмет. Это определенно не выступ на дне кузова. Метра полтора в поперечнике, скорее квадрат. Контрабанда! Ох, Санёк, Санёк! Ох, зараза! Так я думал! Я попытался через узкие щели заглянуть под материал, но увидеть там что-либо было не возможно, передвигать синтепон в ручную мне не под силу. Вот хитрец! Проснётся, я ему точно врежу! Застёгивая тент я был доволен. Теперь всё становилось на свои места. Санёк занялся контрабандой, махинатор, чёртов, и не хотел мене говорить. Хорошо, хорошо. На это мы ещё посмотрим, как он будет изворачиваться при досмотре на подъезде к Приморскому.

Вскоре наступают минуты когда мысли остаются где-то на обочине, глаза привыкают к жёлтым пятнам движущейся асфальтированной дороги, начинает казаться, что одиночество поглощает тебя. Ты не движешься, ты стоишь в нём, а оно проглатывает тебя, обволакивая, проталкивая глубже. Словно транс. Шум двигателя, потряхивание на кочках, шум, кочка, шум... Монотонность убивает. Я не один. Вон Санька, как спит. Бледный какой-то. Тряхнуло и снова равномерный шум двигателя. Есть в этом мистика - ездить между поселениями. Сначала животный страх останавливает, нужно сознательно решиться зайти на территорию где не водятся люди, но страх вскоре заменяет одиночество, подобное скрипу единственной живой детали в огромном мёртвом механизме. К этому я до сих пор не могу привыкнуть.

- Какого чёрта?

Я вдавил педаль тормоза. В свете фар две красно-оранжевые фигуры в скафандрах с чёрными прожилками - пришельцы. Ну что ж настал момент сделать всё самому. Взял биту, она у Санька наготове лежит, для таких случаев. Вылез из кабины и подошёл к ним.

- Я в Прибрежный с грузом, чего надо?

- Один выставил руку ладонью вперёд - знак стоп.

- Я понял. Я итак стою. А сейчас залезу в кабину и поеду дальше, вам лучше отойти к обочине, что бы я вас не задел.

На кой чёрт им меня останавливать? Только время зря терять, говорить по-человечески они не умеют, показывают знаками, попробуй додуматься, что у них на уме. Люди если не понимают, что те пытаются объяснить жестами, делают проще - разгоняют их. Нужно помахать по ним чем-нибудь, как по отражению в воде, взбаламутить картинку, так сказать, и они тогда сами пропадают. Можно конечно чем угодно их отражение взбаламучивать, но что я баба руками махать, а вот монтировкой или битой по-мужски. Была пара случаев давили их машинами, на смерть, разводили руками, объясняли - эффект, как у крахмала в воде, при сильном сдавливании они становятся плотнее и на них действуют физические законы нашего мира. Почему так происходит? Другие измерения мол, нам не понять. Только вот смертельные исходы не способствуют мирному будущему. Убийство пришельца уголовно наказуемо.

Стоят в своих скафандрах, не двигаются.

- Я поехал дальше. Отойдите на обочину, вот сюда.

Опять руку протягивает, в локте сгибает и показывает 2 пальца. Что он мне таким образом пытается сказать? Говорят, это даже не сами пришельцы, а их проекции, но эта теория не объясняет их трупы. В целом они мирные, появляются - исчезают где хотят, ничего особо не делают. Надоело. Я обхватил биту руками покрепче, первый раз всё таки. Не перестараться бы. Неожиданный звук - шлепок позади заставил оглянуться на машину. А чёрт, яркий свет фар ударил по глазам. Они, что, синтепон растаскивают? - усмехнулся я. Отняв правую руку от лица до меня дошло. Санька! Шлёпнуло с пассажирского сиденья. Вероятно он вышел, но больше ни звука, это настораживало. Ну их к чёрту. Я побрел к кабине. Дверь открыта, Сани нет. Меня прошибло током. Я наблюдаю, как слева в дверной проем двое пришельцев затаскивают тело моего друга. Что-то щелкнуло в мозгу, ноги сами побежали в темноту здания. Я был готов размозжить любую попавшуюся на моём пути голову, что бы вернуть Саньку. Пробежав вперёд, я остановился в нерешительности. Куда дальше? Звуки капель. Моё дыхание. Вот шорох слева. Побежал на звук, прямо и налево. Длинный коридор. Света едва хватает, что бы различать зияющие прямоугольники черных дверей. Надо было взять фонарик. Поздно уже. Поздно. Куда я бегу? Я остановился. Моё дыхание и тишина вокруг. Не туда свернул. Я побежал, как мне казалось обратно, но коридор кончился железной лестницей вниз. Такого я точно не пробегал. Осторожно я начал спускаться. Куда они его потащили? Никогда не слышал, что бы пришельцы таскали людей, они же голограммы. Как в обще такое возможно? Для чего он им? Спускаясь я начал различать оранжевое свечение внизу. Внутри что-то подсказывало, я на правильном пути. Главное не шуметь, надо застать их врасплох. Хотя решительности убивать у меня уже поубавилось, её заменило сомнение. Прислонившись спиной к стене я выглянул в сторону света. Коридор идёт дальше и свечение в конце. Так, биту на изготовку. Вдох, выдох. Сейчас они у меня попляшут, пришельцы чёртовы. Я аккуратно пошёл вдоль стены с битой, готовый оглушить всякого кто попадётся на пути. Сладковатый, тёплый запах парного молока ударил мне в нос. С детства его не навижу. Шаг, ещё шаг. Я иду медленно, предполагая эффект неожиданности, но сам понимаю на сколько мои действия смехотворны, шаркающий звук моих шагов отчетливо раздается на весь этаж. Я заворачиваю за угол и вижу мягкий оранжевый свет исходящий из прямоугольного колодца в полу, рядом я вижу Саню, прислонённого головой к стене, никого больше нет. Надо рвать отсюда. Мгновенье, я бросаю биту и пытаюсь поудобнее схватить его тело руками. Реальность возвращает меня тяжестью ноши. Ну же Санёк, не будь таким трупом сейчас. Мешает, мешает, что-то. - пронеслось в голове. Я положил тело на пол и стоя на карачках начал шарить, по телу, за что он умудрился зацепиться. Нащупал тёплый, мягкий шнур сантиметров пять в диаметре, с костяными рёбрами. Я сразу не понял, точнее я смотрел на него, но мой мозг видимо отчаянно пытался сдерживать ужасающее открытие того куда ведет эта трубка. Из дырки в полу в основание черепа моего друга. От неожиданности и страха я отскочили к противоположной стене. Так. Стоп. Какого чёрта? Возьми себя в руки! Возьми себя в руки! Просто сваливаем!

На подгибающихся ногах я подошёл к Сане и без раздумий, что было силы рванул эту чёрную трубку из его головы. Освободил, теперь отнесу к машине. Неожиданно в голове оказалось знание, не подлежащее сомнению, усвоенное за секунду, посланное мне извне: если ты сейчас унесешь его, твой друг умрет. Ты хочешь что бы он жил? Вставь трубку на место.

- Нет! - вскрикнул я.

Решайся.

Как я могу решить? Умереть или быть подключённым к чему-то инопланетному? Я не имею права решать чужую судьбу! Я не могу его убить! Я не могу его оставить тут! Мысли возникали в моей черепной коробке, одна была безумнее другой, я сам словно возился в какой-то жиже насквозь пропитанный сыростью этого помещения. Что они с ним сделают? Накачают какой-то жидкостью? Или откачают мозги? Для чего это соединение? Будет ли он потом нормальным или умрёт не придя в себя? Зачем им это? Но если я его не подключу, он умрет точно, я знаю это, а он любил жить. Да, он любил жизнь.

Дрожащими руками я взял пульсирующую трубку с вытекающей желтоватой жидкостью и подвёл её к голове Саши, чувствуя, как по моим щекам потекли слёзы. Хруст трубки и я сижу съёжившись у стены. Почему я сижу? Жду наверное. Правильно ли я сделал? Не хочу думать. Обнаруживал себя то сидящим обхватившим голову пальцами рук до боли впивающимися в волосы, то стоящим в неудобной позе, и получающим удовольствие от соприкосновения своей горячей щеки и прохлады стен, то в до рези в глазах смотрящим, не мигающим взглядом на бледное лицо друга. Ожидание убивало. Несколько раз мои руки сжимали черную пульсирующую трубку, но у меня не хватало решимости вырвать её вновь. Все, что угодно, лишь бы не думать о последствиях.

Я выволок его тело наверх. Усадил в машину. Пульс прощупывался. Он спал. Никаких указаний от пришельцев, пока я блуждал по зданию, пытаясь выбраться. Мне кажется я начал понимать, что нас вербуют. Втягивают во что-то. Скрытно. По-одному. Без паники. Каждого в своё время для завершения переделки планеты под себя. Меня не должно было быть рядом с Сашей сегодня.

Нашарил у него в кармане знакомую цилиндрическую форму. Достал. Прозрачная бутылка с прозрачной жидкостью и звонким бульканьем. Наверно спирт, а если не спирт хотя бы отравиться. Для меня тоже подготовлена порция инопланетного молока в затылок. Я спрыгнул на землю, сорвал крышку с бутылки, запрокинул голову, влил в себя содержимое. Глоток, ещё глоток, ещё и ещё. Яростное жжение наполняло желудок и достигнув предела начало подниматься обратно. Меня вырвало.

Время спустя обнаружил себя стоящим прислонившись к грузовику, как ставят при обыске. Руки за голову, ноги на ширине плеч. Лбом упираюсь в прохладный металл. Вот она, эта реальность, отделала меня и поставила. В каждый уголочек залезла, поскребла перочинным ножичком, как в куске деревяшки. Все, выскребла. Мерзко. Вязкая слюна, зараза, тонкой ниткой тянется, теряясь где-то посередине между моим ртом и полом. А если он не очнётся? Что я буду делать с трупом? А если вспомнит и спросит, Кирюха, какого чёрта ты меня им отдал? Ледяной холод по коже. А если не вспомнит? Рассказывать? Моя одежда намокла, смертельная усталость ударами сердца разливается от головы до кончиков пальцев. Зачем я это сделал? Как тихо, чёрт подери... Надо добраться до руля и гнать, гнать отсюда! Я уже вижу, как плюхаюсь в удобное кресло, как сжимаю руль. Меня отделяет лишь мгновение. Лишь мелкая крупица времени. Лишь единое движение. Просто опустить руки, повернуться и сделать шаг. Я боюсь. Я знаю, не смогу. Свалюсь грязным мешком к колёсам и буду пялиться в чёрную пустоту неба - потолка. Правильно ли я сделал? Упасть не страшно, страшно не вставать, пронеслось в голове услышанное где-то.

- Кирюха, ты чего? Хорош, газоны поливать. Поехали! Чего стоим то? - Услышал я знакомый голос из кабины, который, как током прошиб меня насквозь.

Я сглотнул, во рту пересохло. Вместо ответа я опустил руки, повернулся и потопал на место водителя.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.9 / голосов: 7

Быстрый вход