На счет три

- Так… На счет три, - произнес он предупреждающим тоном.

Все остальные встали на свои позиции. Кто-то в обнимку, кто-то скорчил глупую рожицу, которая никому, кроме её автора, не казалась смешной. А кто-то лишь улыбнулся.

- Раз… - продолжал всё тем же голосом фотограф, - два… три!

Раздался щелчок. А через секунду только что сделанный снимок очутился на небольшом дисплее цифровой фотокамеры. Все сразу ринулись смотреть, кто как получился.

-Черт, опять я глаза закрыл, - недовольно произнес кто-то из них.

- Зато я вот хорошо вышла, - радостный женский голос. – Скинь потом эти фотки на мыло, хорошо?

- Да нас тут даже не видно. Я же говорил, что нужно было вставать напротив солнца.

- Ты прав. Давайте ещё один снимок.

Группа людей, в ней, кстати, было 4 человека, переместилась на другое место и встала около высочайшей ели.

- Вот так.

- Теперь мне солнце в глаза светит, - опять всё тем же недовольным голос произнес один из них.

- Оно всем светит. Терпи. Зато снимок лучше будет.

Солнце в тот день светило особенно ярко. А термометр показывал 32 градуса. И это только в тени. Можно тогда представить, что было на открытой местности. Иначе, как парилкой, это не назовешь. А ведь ещё накануне обещали облачность. И ни о каком пекле речь даже не шла. Но в который раз он уже убеждался, что метрологам верить нельзя. Если они называют какую-то температуру, то смело расширяй этот диапазон до десяти. Простая математика. Парень, державший в руках фотоаппарат, усмехнулся.

- Готовы? – спросил он.

-Да. Все влезаем?

- Угу.

- Отлично. Давай быстрее, а то уже сил нет смотреть на солнце. У меня сейчас глаза сгорят.

- Не ной.

- На счет три, - как прежде повторил он.

Все приняли позу. Фотограф начал отсчет.

Щелк.

Все облегченно вздохнули.

***

Марат подключил камеру к компьютеру. Вскоре на мониторе высветились фотографии, которые он когда-то делал. Он пролистнул список. Их было не менее ста. Он открыл первую.

- Так, эту я уже переписал.

Нажал на удаление, перешел к следующей.

Так он просматривал все подряд. Пока не дошел до той, которую делал на опушке, когда он с друзьями ездил на пикник. Ему показалось, что с того момента прошла целая вечность, хотя на самом деле только неделя. Первую можно было сразу отправлять в корзину. Фотография получилась нечеткой, а половину лиц так и вовсе не видно. Зато вот вторая была куда лучше. На ней красовались четыре человека: два парня и две девушки. Этот снимок вызвал улыбку на лице. Стал пролистывать дальше. После шло ещё несколько фотографий с пикника.

Он скопировал их к себе в папку. После выделил все оставшиеся и удалил вслед за остальными. Затем отключил фотоаппарат от компьютера.

И тут что-то его дернуло проверить. Он взял камеру и нажал на кнопку просмотра фотографий. Загорелся экранчик, а через секунду высветилась фотография. На ней была изображена девушка. Она улыбалась.

- Почему я её не заметил? – спросил он сам у себя. К тому же, я же вроде удалил все снимки.

В голове сразу всплыли воспоминания. Так отчетливо, как будто это случилось вчера.

Он вспомнил, как впервые пригласил её к себе. Они ужинали, и как-то между слов она предложила ему сфотографировать её.

- Извини, но у меня нет фотоаппарата.

- Нет фотоаппарата? – удивилась она. – Как это?

- Ну, вот так. Всегда как-то без него обходился. А зачем мне вещь, которой бы я не пользовался?

Она ничего тогда не ответила. Просто перевела разговор на другую тему. Зато на утро потащила его в ближайший магазин цифровой техники. Там-то он и выбрал эту камеру, которую держал сейчас в руках. Не без её помощи, конечно. К его удивлению, она неплохо разбиралась в них.

- Бери этот, - сказала она и указала на камеру. – Или этот. Он тоже хороший.

В конце концов, он выбрал тот, который больше подходил по цене (она, к счастью, ему не предлагала самые дорогие, а наоборот, выбирала приемлемые).

- Поздравляю с покупкой, - сказала она, когда они покинули магазин.

- Спасибо, - без эмоций ответил он, теребя коробку в руках.

В этот же день он и сделал свой первый снимок. По дороге домой она вновь задала свой вопрос:

- Ну, так ты сфотографируешь меня?

- Что, прямо здесь?

- А почему бы и нет.

На улице было прохладно. Кое-где ещё не растаял снег. Некоторые деревья так и вовсе были покрыты им.

- Почему это для тебя так важно?

- Так я смогу быть с тобой всегда. Даже, если мы расстанемся. Ну, и наконец, чтобы ты запомнил этот день на всю жизнь, - она улыбнулась.

Он так и не понял этого ответа, а стало быть и своё любопытство не удовлетворил.

Они подошли к скамейке. Он положил на неё коробку и стал раскрывать. Удалось ему это не с первого раза, но со второго он её открыл. Вытащил фотоаппарат, включил его. Зарядки оставалось совсем немного, как раз, чтоб хватило на один снимок.

- Отойди чуть-чуть, - посоветовала она ему.

Он подчинился. Сделал несколько шагов назад, навел на неё объектив.

- Там есть кнопка, - начала она, но он её прервал.

- Да, знаю. Ну, готова?

- Да.

Она поднесла руки, которые были окутаны в варежки, к своей белой шапочке и поправила её. Так он ёё и сфотографировал. Улыбающуюся и поправляющую свою шапку.

После ему предстояло сделать ещё много фотографий, но эта уже была самая лучшая, самая любимая и самая красивая. Так ему, по крайней мере, казалось на тот момент.

- Ну как я вышла? – спросила она, направляясь к нему, когда всё закончилось.

- Прекрасно. Мне нравится.

Она взглянула на экранчик. Но ничего не сказала, а лишь легонько, едва заметно, кивнула пару раз головой.

- Проводишь меня?

- Да, конечно.

Он приобнял её за плечо, и вместе они пошли, шурша ногами по белому снегу.

Стоит также отметить, что это была единственная её фотография, которую он сделал. И это несмотря на то, что вместе они были ещё около двух месяцев. Но рано или поздно всему ведь приходит конец, верно? Как-то раз он должен был встретить её после работы и вместе они должны были отправиться в ресторан. Но не сумел. Точнее, он просто забыл. На работе в тот день у него был завал, а потому свидание совсем вылетело из головы. Как оказалось позже, она прождала его около часа, затем поехала в ресторан, но когда не нашла его там, отправилась домой, расстроенная и ужасно злая на него. Весь вечер она пыталась дозвониться до него, но всякий раз ей отвечали заезженную фразу, что «абонент выключен или находится вне зоны действия сети». Под конец ей уже хотелось убить и эту женщину из трубки.

На следующий день Марат долго не мог понять, почему она сердится на него, пока она, в конце концов, не сказала ему. На что он просто ответил: «Извини».

- Извини? Извини?! Это всё, что ты можешь сказать?

- Мне очень жаль, я не хотел тебя обидеть.

- Зачем ты выключил телефон? – ещё немного и она заплачет. – Зачем тебе вообще телефон, зачем ты носишь его с собой, если даже ответить не можешь?

Он не знал, что ответить. Не знал, как извиниться перед ней. А потому вместо этого сам сорвался на крик. Вскоре посыпались оскорбления в адрес друг друга. До рукоприкладства разве что не дошло. Они и раньше ссорились, но так серьезно – ещё ни разу.

В конце концов, она сказала:

- Я думаю, нам лучше расстаться.

- И прекрасно. Это самая лучшая идея, которую ты только могла озвучить. Вали к себе.

Она молча собрала свои вещи, оделась и ушла не прощаясь. Он, впрочем, тоже с ней не попрощался. Это был последний раз, когда он её видел. Позже он сожалел об этом, но попыток всё исправить уже не предпринимал. Что было, то было.

И вот сейчас, держа фотоаппарат, он смотрел на эту единственную фотографию, а все случившееся разом промелькнуло у него в голове. Ссора эта случилась за несколько дней до того, как они должны были поехать на пикник. И она должна была ехать с ним.

Он положил фотоаппарат на стол, откинулся на спинку кресла и протер лицо руками. Так он сидел несколько секунд. Затем вновь взял камеру в руки. Прошло ещё несколько секунд, прежде чем он сделал следующий шаг. А следующий шаг был такой: он нажал на кнопку и стер фотографию. Теперь уже навсегда.

***

Ему часто снились странные сны. Точнее, ему они либо снились, либо не снились вовсе. Чаще всего он их не запоминал, когда просыпался. А вот этот запомнил, хотя в нем не было ничего особенного.

Он бродил по незнакомой ему комнате, но где-то в глубине души он был уверен, что уже бывал здесь. В углу стоял его стол, только компьютера на нем не было. Он сразу его узнал. Единственная вещь, которая лежала на столе – это цифровой фотоаппарат. Его фотоаппарат. Он взял его. Повертел в руках, как будто убеждаясь, что он принадлежит ему. Убедился. Стал осматривать другие вещи. Все они так же казались знакомыми, хотя и никогда ему не принадлежали.

Тут он увидел табуретку. Она выделялась на общем фоне. У неё были четыре коричневых ножки и ярко-зеленая седушка. Ему почему-то сразу захотелось её сфотографировать, и ей даже не пришлось его об этом просить. Он включил фотоаппарат, навел объектив на табуретку и щелкнул.

- Вот и славно, - после добавил он.

На этом сон закончился, а оставшуюся часть ночи ему уже ничего не снилось.

***

Он встал рано утром. Его разбудила надоедливая мелодия будильника. Через два часа ему нужно было встретиться со своим другом, и вместе они отправлялись в четырехдневную командировку. Быстро оделся, отправился в ванную комнату, чтобы умыться. Затем приготовил себе завтрак. В общей сложности у него на все это ушло минут тридцать-сорок. Перед выходом взглянул на часы.

6:50.

«Пока не опаздываю».

Вдруг зазвонил мобильный.

- Слушаю.

- Привет. Звоню сказать, чтобы ты не забыл билеты.

- Уже взял.

- Хорошо. А ещё можешь свой фотоаппарат взять? А то я свой разбил. А он может пригодиться.

- Ладно, - Марату не хотелось тащить его с собой, но раз попросили, ему пришлось его взять. – Мне пора. До встречи.

Он повесил трубку. На том конце тоже.

На улице безлюдно. Дует ветер. Спустя пятнадцать минут он добрался до метро. А через час уже встретился со своим другом на вокзале.

- Давно ждешь? – обратился он к Вадиму.

- Нет, сам только приехал. Билеты, надеюсь, взял? – уж очень он переживал по этому поводу.

Он достал из внутреннего кармана два билета, протянул один ему.

- Едем.

В середине дня, когда солнце было высоко в небе, они сидели в душном помещении. Помимо них было ещё человек сто. Это была первая конференция из двух, которые они должны были посетить. Время от времени Вадим просил Марата сфотографировать происходящее на сцене и людей, стоящих за кафедрой. Сам же он постоянно что-то записывал. Спустя три часа, самых долгих и нудных три часа, по мнению Марата, они отправились в номер.

- Ну и жарища, не правда ли? – выдохнул Вадим, когда они пришли.

- Да. Мне кажется или кондиционер реально не работает?

- Не знаю.

Марат подошел к выключателю. Начал нажимать кнопки. Он мало что в этом понимал, но надеялся разрешить свою проблему методом «тыка». Вадим безучастно наблюдал за ним, а потом вставил:

- Извини, друг, но я в душ. Желаю тебе удачи.

Марат кивнул, но тыкать по кнопкам не перестал. После десятого раза кондиционер, наконец, заработал.

- Наконец-то, - облегченно выдохнул он.

Сверху на него подул свежий ветерок. Подошел к холодильнику, достал оттуда минеральную воду и жадно выпил половину бутылки. Включил телевизор. Однако ничего интересного не нашел. Вскоре к нему присоединился Вадим. В итоге они выбрали наиболее подходящую передачу, которую хоть как-то можно было смотреть. Лишней радости, правда, это не доставляло.

Внезапно мысли Марата прервал голос:

- А здесь можно просматривать фотографии?

Он перевел взгляд на друга, тот разглядывал его фотоаппарат.

- Да, нажми на кнопку, которая над дисплеем находится.

Вадим так и сделал.

- А почему именно «Сони»?

- Что, прости? – не понял Марат.

- Почему решил выбрать именно эту модель – «Сони»? – пояснил Вадим.

- А, ты об этом, - Марат задумался. – Это не я. Это Лера выбрала.

Тут у него промелькнула мысль, что если бы не работа, которая свела их вместе, он бы никогда не стал с ним общаться. В коридоре, скорее всего, прошел бы мимо, даже не пожимая руки. А в столовой предпочел бы сесть за другой столик. И плевать, если б обедать пришлось в одиночестве. Он никогда особо не любил шумные компании. Доверять предпочитал только проверенным друзьям. А таких можно было пересчитать по пальцам одной руки. И потому ему сложно было поверить в то, что они сумели подружиться.

- Что за Лера?

- Да так… Не хочу об этом, если честно.

Марат поднялся с кровати и вышел из номера. По пути он попросил Вадима, чтобы тот, когда закончит просмотр, положил камеру рядом с телевизором.

- А ты далеко собрался?

- На край света, - сказал он, а после добавил, - надо проветриться.

Следующие два дня мало чем отличались от предыдущего, разве что большую часть дня небо покрывали серые тучи, и время от времени накрапывал дождь.

В Город они вернулись на четвертый день, когда солнце уже начинало прятаться за горизонтом. Домой же Марат вернулся и вовсе, когда стало темнеть. Уставший, он еле добрался до своей комнаты и завалился на кровать. Ноги еле держали его худое тело. Раздеваться он не стал, так как решил, что спать пока не будет, а лишь немного отдохнет. Провалявшись двадцать минут, он с трудом поднялся и побрел на кухню. Там заварил себе зеленый чай. После вернулся в комнату. Достал из сумки камеру и подошел к компьютеру. Над монитором располагалась полка, на которой был принтер. Рядом с принтером лежало множество шнуров и кабелей. Он взял один и присоединил его к камере, другой конец предназначалось вставить в разъем компьютера. Но для начала его нужно было включить.

Он потянулся к кнопке включения, нажал её. Сразу послышался характерный шум. На экране стали появляться надписи. Вдруг в эту самую секунду изображение на мониторе исчезло, шум пропал. А во всем доме погас свет.

- Черт, - то ли сказал вслух, то ли выругался про себя Марат.

Вырубился, однако, всего на секунду. Но этого хватило, чтоб компьютер больше не включился. Когда он снова попытался включить питание, ничего не произошло. Не было ни шума, ни огоньков, ни изображения на мониторе.

- Прекрасно, просто прекрасно, - это он уже совершенно точно сказал вслух.

Попытался ещё раз, но каждый раз результат был одинаков.

Из коридора донесся странный звук, который постепенно перерос в жужжащую мелодию. Марат не сразу обратил на неё внимание, а когда всё же услышал, поспешил в коридор, к тому месту, куда он вешал свои вещи. Звук доносился из внутреннего кармана куртки. Ощупав её, он наконец выудил мобильный телефон.

- Алло! Да, я слушаю, - быстро выговорил он.

- Привет, это Вадим.

- А, ты.

- Что с голосом? Ты как будто недоволен чем-то? – произнес он это как шутку.

- Да не, просто устал немного, - небольшая пауза. – Ты что-то хотел?

- Да. Не мог бы ты распечатать фотографии с конференций? Или переслать их мне, я сам всё сделаю?

- Не получится. Похоже компьютер сдох. У нас в доме был скачок напряжения и, видимо, там что-то не выдержало и сгорело. Придется теперь либо в ремонт сдавать, либо мастера вызывать. У тебя, кстати, нет никого знакомого в этой области?

- Жаль. Никого знакомого нет, к сожалению.

- Что ж, тогда буду искать. Ладно, мне пора.

Марат не стал дожидаться ответа от своего друга, а сразу же положил трубку и вернулся в комнату. Хотел лечь спать, но, как и в прошлый раз, что-то заставило его взять фотоаппарат в руки. Он включил его и стал просматривать фотографии. Первой высветилась последняя сделанная фотография. Её он не видел. На ней был изображен Вадим. Его вытянутое лицо было на всей фотографии. Видимо, он сделал её сам, когда Марат покинул номер и отправился гулять. Далее уже следовали знакомые ему фотографии. На одной из них красовались люди в строгих костюмах, увлеченно рассказывая что-то. На следующей плакат с новым прибором. Опять люди. Так он прокручивал одну за другой фотографии. Некоторые получились хорошо, некоторые смазано.

Внезапно он остановился. Его глаза расширились. Стал внимательно разглядывать снимок.

- Что… как…

От недоумения он даже поднес фотоаппарат поближе к глазам.

- Не может быть такого.

На снимке была изображена небольшая табуретка с коричневыми ножками и ярко-зеленой, как трава в летние дни, седушкой. Он был готов поклясться на что угодно, что именно её он видел во сне. И, если ему не изменяла память, то именно её он и сфотографировал!

- Но ведь то было во сне. Разве не должно было там и остаться? Исчезнуть, стереться, как будто этого никогда и не было? Да как такое вообще возможно?

Он не отводил взгляда от снимка. Ещё около минуты он пробыл в ступоре, затем отправился на кухню. Там он налил себе стакан воды и промыл лицо холодной водой. Когда вновь вернулся в комнату и взглянул на снимок, понял, что ему не показалось. Внезапно разболелась голова. Он сел на кровать. К горлу подкатывал комок. Опустил голову на подушку, закрыл глаза. Стало полегче. Теперь к голове ещё подкатывал сон. Не в силах больше сопротивляться, он уснул. Снов ему в эту ночь не снилось. И он был этому чрезвычайно рад.

На утро он не сразу заметил, что изменилось в его комнате. Потому что иначе вряд ли бы смог позавтракать. Когда же после завтрака он вернулся в свою комнату, чтобы застелить кровать, то с трудом удержался на ногах. Впоследствии, вспоминая это, он так и не понял, как сумел удержаться. Сказать, что он был ошеломлен увиденным, значит, ничего не сказать. Он недолго постоял в проходе, а после ринулся к компьютерному столу, по пути больно ударившись об угол шкафа. Боль, однако, он почувствовал не сразу, его гораздо сильнее тревожило кое-что другое. Схватил фотоаппарат и судорожно стал искать снимок, который так сильно его вчера поразил. Когда нашел, легче не стало. Скорее даже наоборот. Тут уже ноги перестали выполнять свою прямую функцию и пошли под откос. Он свалился на стул (а если б такого здесь не оказалось, он, наверно, очутился на холодном полу). Перевел взгляд обратно к стенке комнаты. Точнее, к нижней её части.

У стены на полу стояло то, что он меньше всего ожидал увидеть. Та самая табуретка, которая привлекла его внимание во сне, и он решил её сфотографировать. Он смотрел на неё, не сводя взгляда. Кажется, как иногда выражался Вадим, его мозг только что «взорвали». Изменился и снимок на камере. Там, где раньше рисовалась эта злополучная табуретка, была голая стена. На полу больше ничего не стояло. Всё выглядело так, как будто её там никогда и не было. Марат сглотнул. В комнате вдруг стало очень душно и жарко.

- Надо выпить, - только и вымолвил он.

***

Вадим стоял рядом и внимательно слушал его. Почему он решил рассказать всё именно ему, загадка даже для него самого. Ему просто необходимо было поделиться мыслями с кем-нибудь, а Вадим был ближе всех.

- Подожди, ничего не понимаю, - остановил Марата Вадим. – То есть, ты хочешь сказать, что умудрился вытащить из своего сна предмет?

- Да, - голос Марата звучал слегка раздраженно, хотя в то же время он понимал его. Неизвестно, как он бы отреагировал на подобную историю, если бы ему её рассказал его товарищ.

- А ты уверен, что она не стояла там раньше. Может, тебе давно подарили эту табуретку, а ты забыл? Или просто никогда не обращал на неё внимания. А она всплыла у тебя в подсознании и приснилась.

- Да нет же. Мне точно её никто не дарил. К тому же не мог я её не замечать столько дней. У неё слишком яркий цвет.

- Тогда я всё равно ничего не понимаю. С каких это пор люди могут вытаскивать из своих снов различные предметы?

- Да это даже не я. Мне кажется, это мой фотоаппарат.

- А, ну это многое объясняет, - на лице Вадима появилась длинная улыбка.

Марата это, однако, не развеселило. Он с упреком посмотрел в сторону друга.

- Говорю же, я сфотографировал табуретку во сне. А через пару дней она оказалась в моей комнате.

Вадим вдохнул теплый воздух.

- Ладно, поехали к тебе. Убедимся, что это мистическая табуретка всё же существует и стоит в твоей комнате.

Доехали они где-то за полчаса. Когда вошли в квартиру, то снимать обувь не стали, а сразу проследовали в комнату. Дверь за собой закрыть тоже забыли.

- Ну, показывай, где она?

Марат указал пальцем на табуретку. Вот она, никуда не исчезла, не оказалась чем-то другим, не оказалась лишь плодом его воображения. Вот оно – неоспоримое доказательство того, что он ещё не выжил из ума.

- Хорошо, допустим. Тогда покажи мне фотографию.

Марат подошел к столу, взял камеру, включил её и нашел снимок. Затем протянул её Вадиму. Тот недоуменно смотрел на неё какое-то время, потом бросил непонимающий взгляд в сторону Марата.

- Как бы тебе это сказать, - неловко начал он, - на этой фотографии, которую ты сделал, как утверждаешь во сне, как бы, э-э-э, ничего нет, - он пожал плечами.

- Конечно, нет, - удивился Марат. – Она теперь находится в моей комнате, - он снова указал рукой на табуретку, как будто Вадим мог забыть, где она стоит.

- Ещё немного, и я перестану тебя понимать, - Вадим сделал задумчивый вид.

- Ещё вчера табуретка была на этом снимке. А теперь она оказалась в моей комнате. Она словно… словно… - видно было, что Марат искал нужные слова. – Словно, переместилась со снимка сюда, ко мне в комнату.

- Послушай, это конечно всё замечательно, но ты уверен, что правильно выбрал профессию?

- Да причем здесь профессия? - теперь Вадим начинал бесить его.

- Из твоей истории прекрасный бы рассказ вышел. Подумай об этом.

- Твою мать, я не шучу, - теперь он уже злился. – Почему ты не хочешь мне поверить?

Вадим развернулся и направился к выходу, по пути объяснив:

- Не то чтобы я не хотел тебе поверить. Скорее, мне сложно в это поверить. Надеюсь, ты меня понимаешь.

«Да пошел ты, кретин хренов»

- Но я надеялся, что ты мне поможешь. Дашь совет что ль какой-нибудь.

- Единственное, что я могу тебе посоветовать, - Вадим внимательно посмотрел своему товарищу в глаза, - это обратиться к врачу. Возможно, это единственный выход.

Марат пытался понять, серьезно ли он сейчас всё это говорит. Пытался найти изъян в его твердом лице. Изъян, который выдал бы его, но не находил. Тогда он уже не смог сдержать себя:

- Да пошел ты! Вали из моей квартиры к чертовой матери.

- Марат… - Вадим хотел было объяснить, что не имеет в виду ничего такого, но он ему не давал.

- Вали, сказал!

Он захлопнул за ним дверь и ещё раз сто мысленно послал его в далекое путешествие. Каким я мог быть глупцом, что решил обратиться за советом к нему, к этому неудачнику, думал он про себя. Тогда он ещё не знал, что эта встреча была последней в их жизни.

***

Марат пил чай, пока мастер в соседней комнате возился с его компьютером. Казалось, это длилось бесконечно. В конце концов, Марат сам отправился в комнату проведать, не случилось ли чего.

- Боюсь, мне придется забрать ваш компьютер. Сгорела материнская плата. И её нужно заменить. Мы можем сделать это, но за отдельную стоимость.

Марат понятия не имел, о чем ему толкует мастер, поэтому он лишь кивнул:

- Да, конечно. Забирайте. Вы мне позвоните, когда почините его?

- Да. Я думаю, где-то через неделю всё будет готово. Может, даже раньше. Смотря сколько работы выпадет на нас.

- Ясно.

Мастер взял системный блок и потащил его с собой. Марат выпроводил его и вернулся в комнату. Стал оглядывать комнату.

- Бумага, мне нужна бумага. Много бумаги. И ручки с фломастерами.

Он подошел к столу, вытащил из ящиков стопку бумаг. В соседнем ящике валялись ручки, их он тоже достал. Стал что-то записывать.

- Теперь осталось проверить только свою догадку.

Он отправился на кухню. Там над столом висела полка. На полке в небольшой коробочке лежали таблетки и разные лекарства. Стал перебирать их, пока не нашел то, что ему нужно. Он налил себе из-под крана стакан воды. Кинул две таблетки в рот и запил их водой. Эффект был быстрый. Он добрел до своей кровати и свалился на неё. Через пару минут появилась сонливость. Глаза стали слипаться сами собой. Он зевнул, а после погрузился в глубокий сон.

Проснулся он через шесть часов, когда только-только начинало светать. Он быстро поднялся с постели, подбежал к столу и схватил фотоаппарат. От волнения чуть не уронил его, но всё же сумел удержать в руках. Включил и стал ждать. Прошло всего каких-то две секунды, а его сердце уже чуть не выпрыгнуло из груди, такими долгими они показались. Наконец, на экранчике он увидел то, что одновременно хотел увидеть и боялся. Это был белый кролик. Настоящий живой белый кролик. Он попытался вспомнить, что ему снилось, но воспоминания были размыты. Кажется, он гулял на какой-то поляне. И увидел под деревом этот пушистый комок. Фотоаппарат, конечно же, висел на ремне у него на шее. Он помнил, как потянулся к нему, чтобы запечатлеть это милое создание. Что было дальше, уже понятно.

Он включил лампу, стал вновь что-то записывать. Кое-что он уже стал понимать. Он понял, что снами он не управляет, то есть, он не мог пожелать, чтоб ему приснился мешок с деньгами. Или машина, или особняк, или и то, и другое вместе. Нет. Понял он ещё и то, что он может управлять в этих снах собой, но лишь частично. Иногда руки как будто сами собой тянутся, чтобы сфотографировать тот или иной объект, как это было в случае с табуреткой. Но так не было с этим кроликом. Он точно знал, что мог сфотографировать и что-нибудь другое, дерево или куст, например. Но разве не интереснее было сфотографировать кролика, который мирно щипал травку. Заодно можно будет проверить, как живое существо перенесет переезд из одного мира в другой.

Марат улыбнулся. Пока понятно не всё, но многое. Вскоре он во всем этом разберется, он не сомневался. Сейчас ему нужно было отправляться спать дальше. А если на утро кролик всё же окажется в его комнате, значит, эксперимент удался. Поэтому он решил так и сделать. Лег в свою постель. Закрыл глаза. Но через секунду вновь их открыл, потому что ему в голову пришла безумная мысль.

- Интересно, если можно переносить вещи из того мира в наш, то, возможно, получится сделать и наоборот? Перенести, к примеру, кровать или стул, или телевизор, или холодильник на ту сторону, - он задумался. - Надо будет попробовать.

Он сомкнул глаза. Оставшаяся часть ночи пролетела незаметно.

Утром он проснулся от странного звука. Ему показалось, что кто-то грызет то ли ножку шкафа, то ли ножку кровати. Он быстро поднялся с кровати и увидел белого кролика. Того самого, из сна. Живого и здорового. Он тихонько подошел к нему, взял в руки, стал гладить. Он чувствовал, как у кролика билось сердце.

- Получилось, - радостно объявил он. – Черт возьми, получилось.

Его глаза загорелись. Он оставил кролика в покое и пошел на кухню. Он точно не знал, чем питаются эти создания, но в холодильнике и без того было очень мало еды. Даже ему скоро нечего будет есть. В голове проскользнула мысль, что неплохо было бы сходить в магазин. Однако, это так и осталось всего лишь мыслью. Позже никуда он не пошел.

Пока он завтракал, ему всё время хотелось проведать длинноухого. Ни на секунду его не покидали мысли, что к тому времени, как он поест, кролик исчезнет. Или умрет. А может, его и вовсе там не было? Просто он сам внушил его себе. Внушил то, что больше всего хотел. На самом деле это была какая-нибудь старая игрушка, которая выпала из коробки, стоящей под шкафом.

- Стоп, - остановил он себя. – Что я, игрушку от живого кролика отличить не могу? – он усмехнулся.

Но он твердо решил, что не вернётся в спальню, пока не доест. Специально выжидал время, чтоб окончательно убедиться, что он либо спятил, либо всё ещё в своем уме. Хотя в последнем состоянии ему было находиться всё труднее и труднее.

Марат поставил чашку с допитым чаем в раковину, залил её водой и воодушевленный пошел по коридору в сторону своей комнаты.

Всё было на месте. Кролик по-прежнему неуверенно топтался на полу, а у стены стояла всё та же режущий глаз табуретка. С утра ничего не изменилось. Он сделал несколько шагов в сторону животного и наклонился над ним, а затем стал гладить. Кролик испуганно стал обнюхивать его ладонь.

Тут он вспомнил то, о чем думал перед сном. Он быстро встал и подошел к столу. Схватил фотоаппарат и навел на монитор. Через секунду раздался щелчок. Он окинул комнату взглядом, стал думать, что ещё можно сфотографировать. Помимо монитора в комнате ещё оставались стол, комод, шкаф и кровать. Немного поразмыслив, он решил сфотографировать шкаф, но перед этим вытащив из него все вещи (их он пока временно решил бросить на кровать). После отнес их в соседнюю комнату и кинул на диван. Потом сел на кровать и стал наблюдать за кроликом. Через шесть часов (всё это время он сидел и смотрел, время от времени вставая и прохаживаясь по комнате и помечая что-то себе, пару раз ещё звонил Вадим, но Марат каждый раз сбрасывал, говорить ему сейчас ни с кем не хотелось) кролик стал менее активным, если до этого его вообще можно было назвать активным. Но, тем не менее, Марат заметил, что что-то в нем изменилось. Так оно и было. Через восемь часов кролик умер и стал быстро разлагаться, издавая при этом зловонный запах. Он поморщился, но выкидывать тушу бедного кролика не стал. Причин таким действиям впоследствии он найти не сумел.

*

Вырезка из журнала «О необычном обычными словами»

от 23 июня 2008 года (стр. 4):

Вчера днем была обнаружена квартира, находящаяся в очень странном состоянии. Обнаружили её благодаря соседям, которые позвонили в милицию, так как им показалось, что их сосед, проживающий в этой квартире, давно не выходил из неё. На место прибыл также детектив Матвей Сапунов, который вел известное дело с «бесследными исчезновениями людей» (о нем мы писали ранее, см. №7 от 19 мая 2008 г). По заявлению одного из сотрудников, квартира была в разгромленном состоянии. Всюду стоял едкий запах. Из спальной комнаты главным образом была вытащена почти вся мебель, за исключением самой кровати и двух столов. А белые обои были сплошь исписаны маркерами. Некоторые места на стене были заклеены цветными стикерами со странными и малопонятными надписями. Один из столов был завален бумагой, другой же абсолютно пустой, если не считать мирно лежащую на нем цифровую камеру. Что на ней было записано, нам пока выяснить не удалось, но мы уверены, что это лишь вопрос времени. Постель, как утверждают, была смята, как будто на ней только что спали. Однако хозяина нигде обнаружено не было. Видимо он успел скрыться ещё до прихода милиции. В других комнатах был большой беспорядок. В основном благодаря тому, что в них решили перенести все вещи из спальной. Обои же в этих комнатах были ободраны.

Сам детектив отказался от комментариев. Однако нам удалось поговорить с Викторией Ставрович, проживающей в квартире напротив. По её словам, Марат Антонов, хозяин разгромленной квартиры, всегда был немного странен. Он никогда не общался со своими соседями, был замкнут в себе. «Я всегда считала, что ему нужна помощь квалифицированного психиатра, поэтому неудивительно, что он вдруг съехал с катушек», - заявила она.

Пока остается неизвестным, куда мог скрыться хозяин квартиры. Есть ли у него родственники или друзья в этом Городе. И самый главный вопрос: имеет ли какое-то отношение Марат Антонов к исчезновению людей. На данный момент милиция считает его главным подозреваемым, так как он знал всех похищенных (а так ли это?) жертв лично. И если это так, тогда сотрудникам доблестной профессии предстоит провести нелегкое расследование, чтобы найти его <…>

*

Проснувшись поутру, он смутно помнил свой сон. Вроде бы он был в каком-то странном месте, отдаленно напоминавшем ему собственный дом, однако это был не он. Зато он отчетливо запомнил, как заметил висящий на дереве и до боли знакомый ему фотоаппарат. Он подошел к нему. И вместо того, чтобы сфотографировать очередной объект, нажал на кнопку просмотра фотографий. Как он и ожидал, высветились последние сделанные им снимки: шкаф, а следом монитор. Он точно не знал, что нужно сделать дальше, поэтому просто разглядывал их какое-то время, перещелкивая с одной на другую. Затем положил фотоаппарат на землю (выключать он его не стал) и отошел назад. Прошло ещё какое-то время, прежде чем он, наконец, проснулся.

Открыв глаза, он схватился за голову, потому что та готова была расколоться на много маленьких частей. С трудом он поднялся и сел на кровати. Оглядел комнату. Теперь напротив кровати его приветствовала голая стена. На столе монитора тоже не было. Эксперимент удался, вот только радоваться сейчас ему совсем не хотелось. Опираясь о стены, он кое-как дошел до кухни. С полки достал аспирин, кинул сначала одну, а затем вторую, чтоб уж наверняка, таблетки в рот и запил их водой. Затем свалился на стул. Стал глубоко дышать. Мало того, что ужасно болела голова, так ещё и желудок выворачивало наизнанку.

Голову он откинул назад, глаза закрыл. А когда открыл их вновь, понял, что он задремал. Прошло около часу или двух с тех пор, как он поднялся с кровати. Он осмотрелся. Сначала ему показалось, что он находится в каком-то другом месте и уже хотел было испугаться, но потом понял, что это его кухня. Только сейчас он заметил, что всё это время был в одежде. Значит, и этой ночью он тоже не раздевался. Проанализировав своё состояние, он понял, что голова уже не болела, а признаки тошноты куда-то улетучились.

На кухне больше делать было нечего, а потому он незамедлительно вернулся в комнату. Войдя, его лицо озадачилось. Теперь его комната казалась такой большой и просторной. Но тревожило его не это. Он развернулся и пошел в соседнюю комнату. Скинув всё с письменного стола на пол, он стал двигать его в сторону коридора, а после и в свою комнату. Времени на всё это у него ушло немного, тем не менее, он успел немного вспотеть. Стол он поставил на то место, где ещё вчера вечером находился шкаф. Затем он достал из ящиков все листы бумаги формата А4, которые у него только были, и кинул на этот стол. Около 400 листов разлетелось в разные стороны: какие-то остались лежать на столе, какие-то полетели на пол. Поднимать он их не стал, а схватил первый попавшийся и стал записывать:

У меня получилось. Я сумел перетащить вещи из своего мира в другой. Теперь я уже многое понимаю, но есть ещё кое-что… возможно ли пере…

Последнее слово он зачеркнул и задумался. Затем попятился назад и сел на кровать. Уставился на фотоаппарат, который никуда не делся со своего места.

- Нет, - запинаясь, произнес он. – Я не имею на это право. Я не такой.

Он обхватил голову руками и закрыл глаза. А после стал шептать только одно слово: «нельзя».

***

Но как бы он этого не хотел, это всё же случилось. И надо признать, ни о чем другом всё это время он думать не мог. Это настолько поглотило его, что все мысли были только об этом. Он пытался переубедить себя, пытался внушить себе, что нельзя так поступать, но любопытство брало над ним вверх. И когда, казалось бы, он сумел убедить себя, что делать этого не будет, командование взял разум, который во время сна особо слаб. И тут уж он ничего не смог поделать.

Он был в магазине, в том самом, куда когда-то пришел со своей девушкой. В том, где он купил эту камеру. Вот только ни девушки, ни продавцов, ни кого-то ещё здесь не было. Он был один. Товар стоял на месте, он ходил и рассматривал его. Здесь были и ноутбуки, и плееры, многое другое и, конечно же, фотоаппараты. Он внимательно разглядывал каждый. От всего этого у него разбегались глаза, так много электроники здесь было. Он взял один фотоаппарат, но тот не работал. Взял другой, тот же результат. Стал искать свой. Он быстро бегал глазами, но свой так и не находил. Он чувствовал, что он где-то здесь, лежит и ждет, когда его законный хозяин прикоснется к нему, иначе просто быть не может. Вдруг откуда-то донесся знакомый голос и тихо произнес:

(Лера?)

«Возьми вот этот».

Нет, не произнес, а указал. Он поднял голову и взглядом устремился на верхнюю полку. И тут он увидел его. Он сразу же потянулся к нему, для этого ему даже пришлось встать на мысочки, чтоб дотянуться. Кое-как он ухватился кончиками пальцев за ремешок и потянул. Фотоаппарат покачнулся и вдруг полетел вниз. И когда до земли оставалось всего несколько сантиметров, Марат сумел ухватить его и уберечь от падения.

- Уф, - выдохнул он.

Он не знал, что было бы, если б фотоаппарат, коснувшись пола, разбился. Но проверять ему не хотелось. Может ничего, а может он бы перестал функционировать, и тогда он – Марат – потерял бы свой уникальный дар.

Начиная с этой секунды, он больше не мог себя контролировать, как это было в некоторых других снах. Он просто действовал, не осознавая, что делает. Он включил фотоаппарат в режиме просмотра, и ему тут же высветился снимок, который он уже видел раньше. На нем был изображен Вадим, фотографирующий сам себя в номере отеля, когда они вместе ездили в командировку. Он долго и пристально смотрел на этот снимок. Внезапно что-то произошло, он почувствовал это. На экранах телевизора, которые непонятно откуда появились у стены напротив входа, загорелась та же самая фотография. Он посмотрел на них, затем повернулся в сторону ноутбуков. Те тоже радостно показывали снимок, как будто лишний раз напоминая ему, что он сделал. Ему стало страшно. Невольно он выпустил фотоаппарат из рук, но тот не разбился, а завис на середине полета в воздухе и растворился. Он попятился назад, чуть было не споткнулся. Затем развернулся на 180 градусов и побежал отсюда. Но как только он пересек линию, отделяющую это помещение от остальной части магазина, всё исчезло.

Проснулся он оттого, что упал с кровати. Не понимая, что происходит, стал оглядываться. Через секунду к нему вернулся рассудок, и он снова смог рассуждать и думать.

Комнату заливали яркие лучи солнца, отчего он поначалу морщился. Он никак не мог взять в толк, что произошло. А когда воспроизвел в памяти свой сон, быстро поднялся и побежал к телефону. Стал вспоминать номер Вадима. Набрав номер в первый раз, ему вежливо ответили, что он не туда попал. Тогда он вновь стал вспоминать и понял, что перепутал одну цифру. Набрал номер заново и стал ждать. На том конце никто не отвечал. Но через пять гудков ему, наконец, ответили. Только совсем не то, что он ждал. Теперь уже с ним разговаривал автоответчик. Сначала он хотел оставить сообщение, но потом передумал и повесил трубку. Затем позвонил ещё раз и ещё. Когда же он убедился в том, что ему никто, кроме записанного женского голоса, не ответит, он стал рассуждать, куда мог деться Вадим. На ум приходили разные варианты: что он отправился в очередную командировку или просто вышел подышать свежим воздухом. Или вообще сейчас находится в гостях. И всё это время он упорно старался отвергать ту мысль, что, возможно, его уже нет в этом мире. Он провел руками по лицу и направился в ванную. И только сейчас заметил, как жутко у него ноет голова.

***

На какое-то время он решил взять перерыв и ничего не предпринимать. И, как это ни странно, ему это удалось. Весь следующий день он просто записывал свои наблюдения, иногда в перерывах между этим он либо лежал на кровати, уставившись в потолок, либо проводя время на кухне за чашкой чая. Ночью, к его удивлению, ему тоже ничего такого не снилось. А на следующий день его разбудил звонок в дверь. Он подошел к двери и взглянул в глазок. На лестничной площадке стоял незнакомый ему человек. Он приоткрыл дверь и выглянул.

- Здравствуйте, - сразу же ответил незнакомец. – Меня зовут Сапунов Матвей. Я из детективного агентства, - он показал удостоверение.

Марат внимательно взглянул на него, но толку от этого было мало. Раньше ему не приходилось иметь с ними дело, а потому покажи этот человек хоть абонемент из библиотеки, на котором было бы написано, что он детектив, Марат бы поверил.

- Да, здравствуйте, - неуверенно ответил Марат. – Я могу вам чем-то помочь?

- Вы Марат Антонов? – похоже, детектив отлично знал, кто перед ним стоит, а вопрос он этот задал только чтобы лишний раз убедиться в своей правоте.

- Да, это я.

- Хорошо. Я пришел к вам поговорить о Вадиме Бронникове. Вы знаете такого?

- Да, мы с ним вместе работаем. С ним что-то случилось?

- Боюсь, что да. Я не мог бы зайти?

Марат знал, что в этом деле лучше не мешкать, иначе детектив обязательно заподозрит что-то неладное. Он набрал воздуха в легкие и отворил перед ним дверь:

- Проходите на кухню.

Детектив вошел в квартиру, огляделся, раздеваться не стал и сразу проследовал на кухню. Марат закрыл за ним дверь и присоединился к нему. Всё это время его мучил вопрос: «Что он знает?»

- Извините, у меня не часто бывают гости, поэтому здесь слегка неубрано, - стал оправдываться Марат, но затем решил уйти от этой темы и спросил: - Не хотите зеленого чаю?

- Спасибо, но я ненадолго. Мне только нужно задать вам пару вопросов.

- Что с Вадимом? – резко спросил Марат.

Детектив внимательно посмотрел на него, как будто изучая, а потом ответил:

- Дело в том, что ваш друг бесследно исчез. Причем все вещи остались на месте. Нам кажется это очень странным, чтобы человек отправился в долгое путешествие, не взяв при этом ни единой вещи.

- Что вы хотите от меня, детектив?

- Я хотел спросить, может, вы знаете, куда он мог отправиться? Есть у него в этом Городе ещё друзья, знакомые, родственники?

- Не знаю. Мы не настолько хорошо были знакомы.

- А когда вы в последний раз видели Бронникова?

Марат задумался. Этот вопрос по-настоящему вогнал его в ступор. Он так увлекся своими экспериментами, что уже давно потерял счет дней.

- Мм... Дня три-четыре назад. Точно не помню.

- Как это так?

- Просто последние несколько дней я неважно себя чувствовал, - стал оправдываться Марат. Он изо всех сил пытался держаться уверенно, но получалось не очень. – Я много спал, поэтому слегка потерял счет времени.

- И именно поэтому вы уже три дня не появляетесь на работе?

Черт возьми, Марат совсем забыл про работу. Он даже позвонить, предупредить, что его не будет, забыл. Да, теперь у него точно проблемы.

- Да, - неуверенно ответил он.

- Вы врача вызывали?

- Нет, я хорошо знаю свой организм. У меня это уже не в первый раз. Полежу немного, а потом отойду. Вот так, - он выдавил из себя фальшивую улыбку. Детектив, однако, похоже на неё не клюнул.

Сапунов немного поводил пальцами по своим коротким усам и встал:

- Спасибо, я наверно пойду.

- Хорошо, я вас провожу.

Марат прошел вперед и открыл детективу дверь.

- Я вам советую всё же вызвать врача. Эпидемия гриппа, знаете ли, или ещё какая зараза. С этим лучше не шутить.

- Обязательно так и сделаю, - пообещал Марат.

И когда он уже хотел закрыть за ним дверь, детектив снова повернулся к нему и протянул карточку.

- Возьмите. Это моя визитка. Позвоните мне, если что-то узнаете про своего друга.

- Хорошо, - он взял карточку и посмотрел на неё. – Всего доброго.

И Марат закрыл дверь. Теперь можно было дышать спокойно, кажется всё прошло успешно, и он отделался от него. Он кинул визитку на зеркало. Внезапно зазвонил телефон. От неожиданности Марат даже подпрыгнул на месте. Взял трубку.

- Марат, это ты? – женский голос.

- Да, кто это?

- Это Лидия. Начальник ругается, что ты не приезжаешь на работу.

Как все удачно складывается: сначала детектив, теперь ещё начальник. И всё это в один день.

- Говорит, - всё так же продолжала она, - сначала Вадим пропал куда-то, теперь ты. К тому же, скажу тебе по секрету, Андрей, похоже, метит на твоё место. Поэтому, я бы тебе советовала уже через минуту быть здесь.

- За минуту, конечно, я не успею доехать, но через час буду. Пока.

Он положил трубку. И что за день такой, спросил он сам у себя. Он пошел в комнату, где у него были свалены все вещи и стал искать свой костюм. Пиджак и брюки были слегка помяты, но ему было все равно. Галстук он не стал туго затягивать, а лишь слегка приспустил его. Так ему было проще дышать. Одевшись, он покинул квартиру.

А в то время, когда он ещё разговаривал с секретаршей начальника, детектив Матвей Сапунов вышел из подъезда и остановился. Затем достал из кармана куртки мобильный телефон и набрал номер. А через секунду произнес:

- Ярослав, не нравится он мне. Что-то здесь нечисто. Проверь этого парня, хорошо?

Он убрал телефон обратно в карман и скрылся в лучах послеполуденного солнца.

***

Только в метро Марат заметил, что у него на шее весит фотоаппарат. Зачем он его взял, он не понял. Видимо, всё произошло машинально. При выходе из квартиры схватил камеру и перекинул ремешок через голову.

Приехав на работу, он поднялся на седьмой этаж. Там его встретила секретарь начальника. Это с ней он разговаривал по телефону.

- Хорошо, что ты приехал, - объявила она.

Он что-то промямлил ей в ответ и прошел дальше. Открыл дверь и вошел. За столом сидел начальник. Перед ним на стуле ещё один сотрудник. Его звали Андрей. Редкостный придурок, по мнению Марата. Ещё один стул рядом был свободен, видимо, дожидался его.

- Здравствуйте, Валерий Александрович, - обратился он к начальнику.

- Ну, здравствуй, здравствуй.

- Вы меня вызывали?

- Да, черт возьми, вызывал.

Андрей с улыбкой наблюдал за происходящим.

- Где тебя черти носили? – продолжал Валерий Александрович. – Не выходишь на работу, не звонишь, никого не предупредил. Что ты себе вообще позволяешь.

- Извините, я неважно себя чувствовал все эти дни.

- Ах, неважно? Да у нас тут из-за тебя вся работа встала. Мало того, что Вадим куда-то исчез, не предупредив никого, так ещё и ты вздумал устраивать себе отпуск.

У Марата внутри закипала ярость. Главное, держать себя в руках, мысленно твердил он себе.

- Что молчишь?

- Думаю, что сказать, - тихо ответил Марат.

- А не надо думать. Я уже за тебя подумал. Ты знаешь Андрея, - он указал пальцем на собеседника напротив. – Теперь он будет занимать твою должность. А тебя я понижаю.

Марат переводил взгляд с одного на другого. И чем больше он это делал, тем больше убеждался, какие придурки сидят перед ним. Он засмеялся. Нет, захохотал. Валерий Александрович и Андрей с удивлением вытаращили на него глаза. Марат же продолжал хохотать. Затем постарался остановить приступ смеха. Взяв себя в руки, он сказал:

- Да пошел ты, - в его голосе не было ни капельки страха перед начальником. – Пошли вы оба.

Тут Валерий Александрович встал со своего места и грозно посмотрел на Марата. Он был ошарашен таким поведением своего сотрудника. Андрей же больше не улыбался. В его лице читался легкий испуг.

- Да как ты смеешь так разговаривать со своим нача…

Он не закончил фразу, потому что Марат перебил его:

- Замолкни, ублюдок.

На какое-то мгновение в кабинете воцарилась тишина. Валерий Александрович снова хотел что-то сказать, но Марат сразу перебил его:

- Пошел на х.р.

Больше начальник терпеть такого отношения к себе не мог.

- Ты уволен, слышишь, уволен, - заорал он так громко, что его было слышно даже на соседних этажах. – Убирайся отсюда, пока я не вызвал охрану. А уж я тогда позабочусь, чтоб они тебе все кости пересчитали.

Лицо начальника окрасилось в красный цвет. Марата это ужасно рассмешило. Тут он вспомнил про свой фотоаппарат. Он взял его, навел объектив на них, а затем произнес:

- Снимок на память.

И щелкнул. Вновь тишина в кабинете, а после непечатная речь в сторону Марата. Он же их уже не слушал, улыбаясь, он покинул кабинет.

***

Ему было плевать, что после этого у него жутко будет болеть голова. В нем сейчас кипела ярость, и он хотел отомстить. И это главное. А потому, когда ему снился очередной сон, в котором он бродил по желтой дороге, он решил во что бы то ни стало воспользоваться даром. Вокруг была пустыня, а дорога напоминала ему ту самую, о которой он когда-то читал в сказке про волшебника из страны Оз. Поначалу ему казалось, что он так и будет бесконечно бродить по этой дороге, пока не проснется. Но вскоре он, наконец, наткнулся на камеру. Она мирно лежала посреди дороги. Он взял, включил. Ему высветилась фотография, сделанная сегодня днем. На ней был его начальник с красным от гнева лицом и ничего непонимающая физиономия Андрея. Он снова засмеялся. В эту секунду он понял, что сделал своё дело. Идеальное убийство, идеальная месть. После этого он проснулся. Открыв глаза, понял, что не может сдерживать рвотные позывы. Быстро соскочил с кровати и понесся в туалет, а через секунду все содержимое желудка оказалось в унитазе.

***

После всего случившегося он больше не мог себя контролировать. Сны стали сливаться в один, путаться, меняться местами. Иногда поутру он смутно помнил, как сделал этот снимок. В его комнате стало появляться всё больше и больше непонятных вещей. Иногда это были какие-то предметы, которых он раньше не видел, а иногда живые существа. Поочередно его комнату заполняли насекомые, больше всего похожие на тараканов, но только похожие. Мухи, непонятные птицы с тремя глазами и пятью конечностями. И все они обязательно разлагались через восемь часов. А он продолжал писать, записывал все мысли, все наблюдения. Старался вспомнить сон, описывал его на бумаге. Каких-то особо экзотических существ коротко описывал на клеящихся бумажках и прикреплял их к стене, где ранее стоял шкаф. Экспериментов с людьми он больше не проводил.

Временами он и вовсе переставал осознавать, находится ли во сне или в реальном мире. Он как будто стал наркоманом, только дозой в данном случае был фотоаппарат – проводник из мира грез в наш мир. Фотоаппарат, который соединил эти два удивительных мира. Фотоаппарат, который полностью установил контроль над ним.

*

Я не уверен, но, кажется, прошло уже четыре дня, с тех пор, как миры слились воедино. С каждым днем <слово зачеркнуто> разом мне становиться всё сложнее и сложнее осмыслять происходящее. Но я постараюсь. В этот раз я постараюсь, потому что ДОЛЖЕН. Я натворил слишком много бед, слишком много зла. Я виновен в смерти троих людей. Я признаюсь в этом. Никто из них не заслуживал такой участи. Особенно Вадим. Но сделав это один раз, очень сложно не повторить снова. Это как глоток воды в жаркий день – сделав один, вам будет хотеться сделать ещё, а после вы и не заметите, как пьете эту воду залпом. Я не пытаюсь себя оправдать, нет. Я ни разу не встречали их в своих снах, после того, как они попадали туда. Скорее всего, это из-за того, что мир сна очень неустойчив, и каждый раз, как я просыпался, тот мир разрушался, уничтожая вместе с собой всё остальное. Это единственное объяснение, которое я могу найти. А своими действиями я каждую ночь создавал новый, не похожий на остальные, мир. Я чувствую, меня скоро возьмут. Не знаю как, но чувствую. Они знают, что именно я замешан во всем этом. Они придут за мной. И очень-очень скоро. Я этого нисколько не боюсь. Каждый должен отвечать за свои поступки. Возможно, мне стоило остановить это раньше.

<Далее написано неразборчивым почерком>

Почему я не пытался избавиться от камеры, если знал, к каким последствиям она приведет? Я просто чувствовал, что мне не удастся это сделать. Я мог бы пытаться её выбросить, мог бы пытаться её сломать. Но она всё равно бы вернулась ко мне, словно бумеранг. Именно это я чувствовал. Что-то внутри меня твердило мне это. И я не пытался.

Теперь остался только один вопрос, на который я вряд ли когда-нибудь найду ответ. Знала ли Лера, на что обрекает меня, когда предложила купить именно этот фотоаппарат? Знала ли она, чем всё обернется? Знала ли, какой силой он обладает? Увы, но некоторым вопросам так и суждено остаться без ответа. Но я не виню её. Она – лучшее, что было в моей бестолковой жизни.

P.S. Если кто-то нашел мои записи и сейчас читает их, то у меня к вам только одна просьба. Пожалуйста, не пользуйтесь фотоаппаратом. Уберите его в самый дальний угол, спрячьте туда, где никто не смог бы его достать. Но, ни в коем случае, повторяю, ни в коем случае не включайте его. Иначе вас постигнет та же участь.

Прошу извинить меня за всё содеянное. Я каюсь в своих грехах и понесу за это ответственность.

*

Он закончил писать. Листок он свернул вдвое и написал на нем своё имя. Рядом лежали таблетки снотворного и стакан холодной воды. Он положил одну на ладонь. Долго смотрел на неё и думал. Наконец, осознав, что пути назад нет, кинул её в рот. Запил водой.

Теперь у него было немного времени, а потому надо было спешить.

Он подошел к столу, сел перед ним на корточки, так, чтобы его лицо было напротив объектива. Включил фотоаппарат. Давить улыбку из себя не стал, решил, что обойдется без неё. Нажал на кнопку затвора.

Щелк.

Облегченно поднялся на ноги и добрел до кровати. Таблетки начали действовать. Лег на неё. Пару секунд смотрел в потолок.

На счет раз перевернулся на другой бок. На счет два он закрыл глаза, а на счет три уже уснул.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 21
Комментарии

Понравилось - 10-ка... Напонило манерой Кинга... Люблю триллеры)))

Понравился рассказ. 10. Люблю такие концовки)

Люблю мистику, отличный рассказ, спасибо!

--------------------------------

мне нравятся эти миры...но в них нам места не будет

Нестандартно . Особенно начало понравилось про девушку и про её фотографию.

А как по мне так вообще один в один с Кингом, там где из полароида какая-то нечисть вылазит. Не помню названия...

Если ты про "Несущий смерть", так у меня кроме фотоаппарата больше ничего общего и нет.. У Кинга было так: неважно, что фотографировал гл. герой, получалась всегда одна и та же фотография с изображением собаки, ходящей вдоль забора... И никто при этом не умирал...

У меня же, если ты внимательно читал, рассказывается совсем о другом.

Быстрый вход