Битва лабораторий, продолжение (Пока есть надежда - 17)

- Спустимся и обсудим.

Александр кивнул Кате, нагнулся вниз под бардачок, поправляя голенище берца, и показал оттуда "ноги", бегущие по полу [113]. Чичагов едва заметно кивнул.

- Да, Саша, и мозговая атака плюс к этому, - палец подполковника коснулся циферблата часов. Время поджимало. - Кто с тобой?

- Один медик с золотым дипломом Самарского, женщина, младлей санзащиты.

- Я её знаю? Можно её к нам?

- Так точно, Михаил Васильевич! Это моя невеста, из хорошей семьи. Химик потомственный, врач, с опытом работы для следствия. Отец - кавалер медали Ломоносова за среды с управляемой решёткой.

- Так, я даже знаю, кто это. Берём! - не дожидаясь Курносова, Чичагов ногой открыл дверь и, уже вылезая наружу, призывным жестом махнул рукой в сторону своего вездехода. Вылетевшая с заднего сиденья, как мина из миномёта, Хелена уже стояла навытяжку перед ним, и в её холодных голубых глазах отражалось мерцание значка "Выезд" над опустившимися гермоворотами.

- Здравия желаю, товарищ подполковник! Младший лейтенант общевойсковой медслужбы и санзащиты штаба Южфронта Шерер Хелена к работе по Вашим указаниям готова!

- Здравия желаю, товарищ Шерер! И не краснейте так, Хелена Александровна, заслужили. Все врачи товарища заслужили, не спорьте, всё равно на всех вас работы на передке не напасёшься, башку под пули совать. С естественными науками, я подозреваю, у Вас порядок?

- Скорее с прочими непорядок, - Хелена запнулась, не зная имени-отчества визави.

- Ломоносовский тёзка я, не стесняйтесь. Тем более, я магистр, а Вы уже докторант.

- ... Скорее с прочими непорядок, Михаил Васильевич! Устану после операции, как сатана, так на немецком с ошибками пишу, а то и на русском.

- Это проблема второго порядка малости, Хелена Александровна. Вы в АВИИ или на договоре в ЦВГ?

- В АВИИ, Михаил Васильевич! В ЦВГ я внесписочным преподавателем-добровольцем.

- Замечательно. Готовьте метку [114], я Вас оформляю, и пройдём в удобное место для сложных разговоров. Катерина, ты тоже готовь ...

... Шум тягового двигателя лифта в шахте главного входа, дававший целую минуту свободного времени, настроил Чичагова на размышления. Второй раз за последние сутки он собирался воспользоваться особой командирской меткой СКР, позволявшей проводить людей на объект. Первый раз - для Кати в ракетной части, второй - сейчас, сразу для двоих - снова для Кати, плюс для Хелены Шерер. И оба раза противодиверсионный контур допустил людей, на которых он готовил пропуска, сразу после ввода их фамилии-имени и годов рождения, точно угадал его намерения, причём во второй раз - в помещение особого режима без камер и прослушки, с датчиками только выстрела, открытого огня и дыма. Даже времени на проверку запроса не потребовал. Впрочем, кто знает, что там решают БИМы внутри своего мира. Внутри странного мира вероятностей и многозначных сигналов, движущегося по трактам потоков исполнения и управляемого семафорами условий-задатчиков, перекрытого со всех сторон мощными стенами шифраторов с отводными стрельницами [115] пропускных пунктов, выпустившего через потайные ходы дозоры СОРМ-шлюзов [116]. И, наконец, связанного с миром обычных людей, то есть не программистов-операторов, а с его, Чичагова, миром через секретные консульства "чёрных кабинетов" [117] и набатные колокольни командирских консолей? Если у Вас мания преследования, это не значит, что за Вами не следят.

Хорошо, однако, то, что БИМ - творение рук человеческих, и потому подчиняется приказам создавшей его страны и жёстко заданным математическим законам. Хорошо потому, что будь Ланкастеры сверхразумными БИМами, восставшими против живых людей, как в фантастических романах, то в точности такую Всемирную империю они бы и строили. АСПК во всемирном масштабе, командующую самой собой, без каких-либо консолей, и решающую за людей всё самостоятельно. Без участия всяких "чёрных кабинетов", фикция которых, однако, нашла бы себе применение для внушения коллаборантам восторга от личного контакта со "сверхчеловечески разумным божественным правителем" ...

Впрочем, разве не подобное общество начали строить Ланкастеры ещё до Катастрофы - идеально подчиняющийся всемогущим, всеведущим и неприкасаемым наследственным владыкам механизм из жёстко стандартизованных взаимозаменяемых деталей, вроде живых винтиков и шестерней? Из безропотных нерассуждающих слуг, с детства отрихтованных железной машиной пропаганды, где не прошедшие обработку доводятся до кондиции плахой, петлёй, костром, газовой камерой, а в лучших случаях - дыбой и вечной каторгой в колониях на положении рабов? Разве не является даже тот самый их, Ланкастеров, "демократический" ордонанс о самоуправлении колоний, разрешивший назначать на властные должности в префектурах потомков чистокровных католиков из метрополии до четвёртой степени родства, вместо ранее принятой второй, лишь временным отступлением для удержания этих самых колоний? Отступлением, вызванным чудовищными потерями от ответной волны Катастрофы, хлестнувшей по "белым" сити Дели и Бомбея, по Сиднею, Канберре и Георгтауну убийственным градом русских ракет? И насколько разительно отличается этот "порядок" от нашей организации общества, которая у нас сначала стихийно, а потом - направляемая совместной волей правителя и служилого народа, даже в условиях нашей российской бедности и неустроенности, сегодня стократ усугубленных Катастрофой, работает на то, чтобы дать подданным знания и надежду, их жизни - наполнить смыслом, а отношение к ним - уважением? Уважением если не прямо к их личности, то хотя бы к труду - одно только всенародное восстановление зданий Университета на Моховой и в Сокольниках чего стоит ...

Эти усилия нескольких поколений были не напрасны. Сколько есть на свете тёплых земель, куда как более пригодных для жизни, - а именно она, Россия, стала тем ковчегом, в который бежали ещё до Катастрофы, пытаясь спастись и сохранить свой род и культуру, обитатели терзаемой Ланкастерами Европы, а затем и колоний, брошенные на произвол судьбы своими горделивыми правителями и воинственными элитами с многовековой родословной, как только английский меч взметнулся над их головой. Высмеиваемая островитянами страна бездорожья и караульных медведей в ушанках с орлом, с карабином за спиной и шкаликом в кармане ... и она же - царство нескончаемой тайги, бездонных недр, бескрайних просторов и легендарных ратоборцев, не привыкших отдавать свою землю никому и никогда, - оказалась тем самым единственным местом, где человеку, не желающему оставить свой облик и принять облик звериный, можно было выжить в этот страшный час.

Именно эта беспощадная тяга к идеальному обществу по своим лекалам, обществу, в котором нет места реальным народам с их чаяниями, преданиями и мечтами, - и есть слабое место, неизгладимое родимое пятно на шкуре ланкастерского леопарда. Мысль и действие таких народов, спасшихся от Зверя в ковчеге России, а по сути - уже наших, русских народов, думающих и воюющих вместе с нами, станут теми обжигающими семенами правды, огненный посев которых уже заставил, и заставит ещё сжаться эту шагреневую кожу. И не готовая ли иллюстрация этого факта - сидящая перед ним маленькая живописная группа единомышленников, способная собраться ночью, по одному его звонку, без приказа?! Русоволосый, стройный русский капитан-лейтенант с флотской ленточкой на груди и серо-зелёными глазами хищника с прицельным взглядом, сын матёрого поморского инженера-корабела екатерининского призыва и гречанки-корректировщицы с говорящими позывными Мойра [118], Таис [119], Айшат [120], вырванной нашими морпехами из лап турецкой военной полиции под Севастополем. Изящная своей утончённой холодноватой красотой, молодая, крепкая, светловолосая женщина-офицер, положившая руки на плечи каплею, готовый тип скандинавской воительницы, со змеёй Асклепия в петлице, явно из хорошей семьи, привычной к нежданному воинскому труду, хоть и без ленточки - но всё впереди, с неё не убудет. Один вид их вместе - лучшая иллюстрация близкого родства русских и народов старой Германии, которое приводит в бешенство ланкастерских святош и заставляет их, дабы спрятать правду, сочинять нелепые сказания о мифических Нибелунгах, проливавших реки славянской крови! Рядом с женщиной - откинувшаяся в операторском кресле миниатюрная восьми-, но если не знать - то и десятилетняя темноволосая девочка в курсантской форме, но уже с ленточкой, типичная южанка с глазами, светящимися не по-детски светлым умом, недетской же решимостью и готовностью ради долга, если надо - убить. Его приёмная дочь, Катя, Катрин-Екатерина, провансальянка, француженка, упорно называющая себя тулузианкой, родство с которой у него навсегда скреплено кровью карателей-норманнов из 105-й Королевской Гасконской бригады и жизнями его ребят, которых она, обдирая свои тонкие пальцы о шершавый подбой доспехов, помогала тащить к спасению через бортик десантного люка ...

Да, победа ради таких людей не будет напрасной. Множество их, повязанных с русскими родственными узами, кровью убитых врагов, необходимостью выжить, а значит, победить, - соединяя свои усилия, подточили, ослабили кажущуюся несокрушимой броню леопарда. И русский Геракл уже скоро, очень скоро по самый стопорный флажок пробьёт её смертоносным копьём освободительной противоколонизаторской войны, поддержанной бесчисленными невольными союзниками по борьбе за выживание. А потом - перевернёт Зверя брюхом вверх, и без долгих церемоний вонзит ему в горло острый меч Русской Императорской Армии, чтобы завершить вакханалию кровавой бойни и дать народам шанс открыть во всемирной Истории новый лист, более чистый и светлый! Да будет так !...

...

- Итак, я Вас собрал с тем, чтобы решить, что мы будем делать дальше в новых создавшихся условиях. - Подполковник оглядел слушателей, чтобы убедиться, что все готовы. - А условия таковы. Вчера в 16:09, под Енакиево, неустановленная мобильная система ПВО атаковала наш борт. Как она проникла через фронтовую и пограничную зоны на нашу территорию - неизвестно. Место атаки прочёсывали ночью, на местности был обнаружен только элемент конструкции ракеты, разрушившейся на неустановленной высоте. - На экране такона завертелась запись с нашлемника Чичагова, где Сабуров извлекал обломок кольца из зарослей.

- Всё, что мы имеем, кроме этих данных - записи самописцев атакованного борта, с отдельным журналом по системам РЭБ, и предполагаемый тип ракеты. Это плохо. Но и сама по себе эта ситуация имеет ряд теневых аспектов, о которых некоторые из Вас знают или догадываются. Тем не менее, я всё это сейчас повторю, чтобы не было неясностей.

Во-первых, атакованный борт был оснащён новым специзделием индивидуальной обороны, разработанным для маскировки прорыва фронтовой ПВО разведывательной и транспортной авиацией в одиночных вылетах, и это изделие на момент атаки работало. Это не панацея, конечно, но для захвата такой цели на сопровождение нужно либо поистине чудесное везение, либо точное знание маршрута, соединённое также с точным знанием, - именно знанием, а не представлением или оценкой - слепых зон изделия и тактики его применения. То есть, нельзя исключить активного крота или жука.

Во-вторых, процедура реагирования на такое достаточно угрожающее событие включает в себя сбор экспертной группы для изучения данных. С учётом потенциальной утечки - локализацию этой экспертной группы в защищённой совещательной комнате, с контролем подступов. Где находится сей объект, мне известно, и по нему можно было заранее подготовить обезглавливающий удар, вплоть до стратегического нейтротрансмутерного боеприпаса или большой дозы виксона, чрезвычайно затруднив работу штаба минимум на сутки. Что это значит с поправкой на известные планы - не надо объяснять. Это предполагаемая подготовка упреждающего контрудара, ожидаемого от противника по результату оценки наших действий как подготовки к нападению.

Элемент конструкции ракеты, который нашли на предполагаемой огневой позиции, я отправил на экспертизу в АВИИ Ставки с моим доверенным курьером. Он прибудет на исследование с некоторой паузой, скорее всего - сутки, двое. Если исходить из гипотезы утечки, с этого момента о раскрытии попытки нападения станет известно противнику, поскольку до этой временной точки электронные журналы можно подменить, а срабатывание бортовых систем - списать на действие короедов или на замещающую имитационную помеху. Кстати, в последнем случае встаёт вопрос о техническом уровне противника, поскольку имитационная помеха, способная закрыть активную излучающую цель, подразумевает ту технологию, с которой товарищ капитан-лейтенант знаком.

Если противнику станет известно о раскрытии такой информации, то последствия могут быть самые непредсказуемые. Но у нас есть преимущество во времени.

Во-первых, я изъял из образца неучтённую пробу, и её можно исследовать прямо сейчас. - Чичагов извлёк и положил на лабораторный столик гермопакет с добытым Гершензоном отколом кольца.

- Во-вторых, у меня есть неучтённая, а значит - неизвестная противнику экспертная группа из двух специалистов и ещё пары потенциальных квалифицированных помощников. - Чичагов снова посмотрел на слушателей. - Да, сами понимаете - расписок для РСО не будет. Если погорим или не успеем - может получиться плохо, для всех плохо. А управимся за сутки и предъявим Ставке результат - можно начать игру с источником утечки на раскрытие, и заодно продумать, как слить противнику обманку. Со всеми сопутствующими сладкими пирожками. А то раньше девушки ленту к свадьбе в косу вплетали, а теперь всё на грудь да в петлицу хотят, Хелена Александровна?

... В мыслях младшего лейтенанта медслужбы всё щёлкнуло, сошлось фланцами [121] и встало в логическую цепочку. Этот ночной вызов. Совсем не учебная "учебная тревога", которая вполне могла окончиться сверхурочной сменой в ЦВГ среди сотен обречённых, если не на том свете. Эти проблемы с питанием после двух часов - работа мощного источника помех стратегического масштаба или крота, озадаченного организовать проход РДГ через кордоны. Архивы, которыми они занимаются уже целый месяц, повторные оценки показателей медслужбы, пересчёт их для повышенных уровней санитарных потерь [122] - лишь часть плана, подтолкнувшего лавину. И надо срочно из-под этой лавины откапываться, причём делать это придётся как Фредерик фон Мюнхгаузен - методом самооткапывания, и немедленно!

- Давайте сразу составим план действий, Михаил Васильевич! Какую информацию нам нужно извлечь из имеющихся сведений и материала образца, чтобы Ставка приняла нашу версию и отменила, - именно отменила экспертизу, а не подменила результаты нашими, всё равно раскрыв находку? - Хелена решила брать быка за рога.

- Во-первых, точный тип ракеты и средств её доставки на огневую позицию. Как минимум, сведения, подтверждающие эту оценку. Во-вторых, объяснение, каким образом всё это чудо техники необнаруженным прошло наши кордоны фронта и пограничной стражи. Имея этот результат на руках, мы дадим командованию способ сорвать контрудар, как минимум.

- У Корнилова со вчерашнего дня МЗА [123] не разобран, - подпрыгнул Александр. Его руководство на нём отсутствие грязи в теплицах проверяет, к светлому завтра готовится. Пишем изотопный состав - раз, и у Сотникова карту отражения-пропускания решётки, с пересчётом в объёмную схему со структурой корпускулярно-спровоцированных паразитных вакансий - два. Вернее, первой пойдёт карта отражения-пропускания, потому что сколько мы в МЗА стравим вещества до накопления значимых величин составляющих - неизвестно.

- С записи внешнего вида сразу можно восстановить на "Крылатом топографе" объёмный чертёж, - влезла Катя. Если эта программа есть на командном языке для вождения аэроботов с такона, то мы просто назначим источником нашлемные камеры и уменьшим масштаб до нужного. А потом повернём элемент поверхности, простите, ракеты, надлежащими сторонами к координатным плоскостям и навесим реперы на нужные точки, чтобы тянуть размеры между ними, как в настоящих чертежах.

- Угу, курсантам нынче палец в рот не суй - с рукой откушают и справку через АСПК выпишут, что боевое ранение, - хмыкнул Чичагов. Создание изобретения карается назначением автора ответственным за его ввод в боевую работу. Тащи такон с библиотеками. С него и начнём. А Вас, Хелена Александровна, мне к Сотникову пускать неохота. Возраст у Вас не тот, чтобы тормозные излучения глотать. Саша, давай-ка ты срисуй полярограммы [124], а остальное - как быстрее.

- Так точно, Михаил Васильевич! Я побежал делать шлифы, а Вы пока отпишите дежурному, что я иду. Иначе у них в эту рань только РЭБ может работать, а меня так не пустят.

- Сашка, давай скорее, я готовлю реагенты к активным средам. Тут алюмен есть? - Хелена натянула защитный костюм из гермошкафа, жёстко впихнув на его место офицерский плащ и швырнув на полку сумки с таконами ...

...

... С тех пор, как умные головы поняли, что способность простых веществ, иначе - химических элементов, - вступать в реакции можно полностью определить всего лишь по заряду ядра их атома, специалисты-аналитики упорно стремились этот самый заряд подцепить и измерить. Явно сделать это не получалось по объективным причинам, ибо в природе свободный заряд энергетически очень не выгоден. Например, чтобы раздеть атом железа от всех электронных оболочек, нужно вытащить этот атом из решётки в газовую фазу при очень приличной температуре электрическим полем, проще всего небольшой атомной бомбой. Но умные головы из секретных лабораторий не стали тратить ядерный арсенал, а воспользовались для измерения простым и доступным параметром - массой.

Масса легко и точно измерима, причём она одинакова в лабораторных условиях и в боевых - где пожелаете, и, что самое приятное - сопоставима с химическим составом, если таковой известен хотя бы приблизительно. Заряд носителей известен. Значит, вещество, содержащее лишь небольшое количество носителей заряда и вакансий, возникновение которых подчиняется известным и понятным законам, может дать информацию о своём составе, если привести его в электрическом поле в движение и это движение отследить. А если знать, как разделить вещество на чистые химические элементы, то можно определить и доли их изотопов, которые химическими методами неразличимы. Зато прекрасно различимы по массе.

Хелена в глубокой задумчивости смотрела на экран консоля, подключенного к МЗА, принцип действия которого уважаемый читатель только что узнал. Верно говорят: один ум - хорошо, а два - лучше. Сашка, её избранник, опять смотрел и видел глубже, чем она. На шлифе, который он готовил для дифрактометра, обнаружился скол многослойного лакового покрытия, которым исходное изделие защищали от атмосферной влаги. Если бы они сразу начали резать затравки для плазмогенератора, этот самый скол и сгубили бы, просто не заметив. Теперь перед ней был не один изотопный состав вещества, а целых два, но вопросов это не убавляло.

Образец состоял из лёгкого авиастроительного сплава, сильно напоминавшего алькумагну - растворённые в массиве алюмена 4% меди и 1,5% магния, плюс к ним 0,5% непонятного назначения смеси металлов 4-го ряда [125], среди которых доминировал хром, как и в нормальном заводском материале. Тяжёлые металлы были только в следовых количествах, причём посейдоний отсутствовал полностью. Но наиболее интересен был изотопный состав элементов, лежавших до 4-го ряда.

Все три стабильных изотопа магния давали засоренность решётки дефектами в своих вакансиях 78,7%, 10,2% и 11,1% в порядке возрастания массы, что почти в точности соответствовало природной концентрации этих же изотопов в теле месторождений. Наиболее удивительным было отсутствие избытка последнего изотопа. Этот "тяжёлый" магний рождался при распаде нестабильного алюмена с одним недостающим нейтроном, в избытке скопившегося в почве после ударов по стратегическим месторождениям в день Катастрофы. Здесь же такого "тяжёлого" магния не было полностью, и выбоин в решётке от распада, ставшего причиной его рождения - тоже. Сам же нестабильный изотоп алюмена, обделённый нейтронами, вообще никак не проявлял себя на массо-зарядной диаграмме.

Никаких следов. Точно вещество этого непонятного образца ни до его рождения, ни после вообще не соприкоснулось с пламенем ядерного пожара.

Но самый обескураживающий результат дал радиокарбоновый анализ лакового покрытия. Того самого. В нём обнаружилось целых 4 слоя, нанесённых неравномерно по времени, приблизительно 12, 14, 19 и 24 года назад. Дата нанесения самого раннего слоя, со всеми возможными погрешностями, попадала между 1797-м и 1800-м годами.

- Какие есть мысли, товарищи эксперты? - Чичагов, глядя на консоль, также не мог собрать вместе эту головоломку.

- Предположим, что образец выточили в 1800-м году из заготовки, подготовленной до Катастрофы, а потом сразу покрыли первым слоем защитного покрытия и ввели в боевую работу. Потом носитель образца дважды снимали с дежурства на плановое обслуживание с интервалом в 5 лет, и наносили новый слой взамен разрушенного после каждого вскрытия - на нём ведь прямо сверху, под обшивкой, лежат кабели, вот в этом пазе, - Александр показал на объёмную модель, уже прорисованную Катей до состояния вполне приличного чертежа, где предполагаемые недостающие части были обозначены пунктиром. Это никак не объясняет, почему его вдруг через 2 года после предпоследнего обслуживания вдруг перепокрывают лаком, потом 12 лет не трогают, а после вдруг без профилактики включающее его изделие вводят в боевую работу. Логично было бы увидеть возраст слоёв в виде ряда типа 2, 4, 9, 14 лет и далее. Так? - Александр пытался выстроить свою линию защиты.

- Носитель дорабатывали в 1812 году, и заодно проверяли. А потом не трогали, до последнего момента держали. - Хелена всё-таки склонялась к мысли, что должна быть некоторая маловероятная либо совершенно идиотская возможность, и потому ломилась напролом.

- Дорабатывали? По итогам Можайской операции, что ли?

- Так, мы исходим сейчас из предположения, что носитель изначально изготовили Ланкастеры, - вмешался Чичагов. - Предположим, что носитель был изготовлен из частично похищенных, частично скопированных комплектующих, и озвучим ещё версию. Собран он точно там, поскольку не подтверждается информация о попавших к противнику исправных системах. Тем не менее, так боевую технику, которая готовится к неизбежному применению, не обслуживают никогда, Хелена. Александр здесь прав полностью. Сложность конструкции системы ПВО задаёт нам механизмы отказов, связанные с электрокабельным хозяйством. Поставьте себя на место островитян. Вы дорабатываете изделие, ставите в него новый блок, а потом старые кабели, разведённые в каналах под обшивкой, либо искажают Ваши сигналы, либо в них срабатывают накопившиеся от механических нагрузок и выпадения влаги скрытые каналы пробоя - те же трещины в лаковой изоляции. В последнем случае изделие просто выгорает, поскольку в нём имеются высокие рабочие потенциалы, скажем, в радиовзрывателе - целых 0,5% собственной энергии носителя [126]. У меня лично создаётся впечатление, что от изделия элементарно избавились после очередного цикла обслуживания. Спихнули в войска, внепланово проверив перед сдачей, зная, что идёт на склад, а оно вдруг пошло в бой. Не будь на верхнем слое коррозии от влаги и грибка, я бы посчитал, что часть слоёв моложе 1812 года просто сколота при ударе. Что желаете добавить, Екатерина Михайловна?

- Ещё одна нестыковка: с 1812 года прошло уже заметное время, а производительная база и наша, и противника после Катастрофы уже частично восстановилась. Серьёзное оружие за такой срок наверняка подверглось бы доводке под современные требования, и на основе данных разведки тоже. Первый напрашивающийся вариант - что мы подсунули это противнику в качестве последней разработки "чудо-оружия" - но тогда мы знали бы об этом. Второй вариант - многоходовая игра со стороны противника, но уж слишком много затрачено усилий при ничтожных гарантиях результата. Ракета в таком состоянии могла улететь, куда пожелает - в другую сторону, упасть в водохранилище, в болото, просто взорваться на старте. У меня всё.

- Как это ни дико звучит, Михаил Васильевич, правдоподобна именно идея списания негодной продукции. В этом случае у меня есть объяснение, зачем она нужна. - Взгляд Александра был кислым, если не сказать - нехорошим. - Изделие запустили в боевую работу для испытания системы малозаметности на основе плазменных экранов, как и у нас. Система малозаметности помогла пройти, а вернее - пролететь в узком месте через наши кордоны. И на земле - никаких следов.

- В этом случае надо проверить хотя бы происхождение изделия. Были ли аналогичные разработки у противника, если да - мог ли он вообще получить наши наработки по конструкции ракеты. Иначе проблем остаётся, как и было, две. Следовательно, надо проверить Дежнёвский ЗСТ [127] и Иркутавиа - все наработки по "Кобре", начиная с нулевого исполнения [128], лежат у них, больше некому. Саша, я тебе оформляю командировку, потому как в архив Генштаба тебя не оформишь, засветишь только, да и нет там всех знаний, которыми владеют на местах. Придумай, какую напишешь причину, но надо всё это провернуть максимум за 2-3 дня. Я, со своей стороны, попытаюсь задержать курьера с образцом на это время, такая возможность им предусмотрена ...

Поезд Екатеринослав-Москва, пятница, 24.09.1824, 23:40

Второй заместитель командира 1-й роты Отдельного разведбата штаба Южфронта, старший лейтенант Григорий Беклемишев, с документами на имя унтера Кононенко и в унтер-офицерской же форме, проснулся на своей верхней полке купе 2-го класса от ощущения приближающейся угрозы. Симпатичная девица, к которой он так и не решился подступиться более из соображений воспитанности, такта и условий задания, нежели по причине отсутствия напористости в характере, мирно и безмятежно спала внизу. Угроза шла снаружи.

Кто замечает вторых замов командования специальных подразделений СКР? Они вроде внесписочных лаборантов АВИИ - есть, потому что должны быть. Между тем, именно вторые замы становятся палочкой-выручалочкой старших командиров, когда нужно решить возникшие проблемы быстро, тихо и аккуратно. Быстро - потому, что второй зам владеет ситуацией ничуть не хуже первого, а загрузка командными задачами у него чаще всего меньше. Тихо - ведь отсутствие первого зама командира могут обнаружить не только сослуживцы по подразделению, но и посторонние лица, вроде инспекторов Ставки. Согласитесь, заметно, когда в отсутствие командира по должности, проходящего лечение сломанной на учениях руки, подразделение передаётся временно исполняющему егерю. А с учётом специфики работы разведбата, засвечивать отсутствие и перемещения командного состава, да и вообще любого боевого состава, нежелательно. Установить же личность второго зама документально можно только по воинскому реестру подразделения, доступ к которому - отдельная песня с участием РСО. Аккуратно - поскольку подготовка второго зама, как и всего командного состава, заведомо выше, чем у среднего егеря. Именно вторые замы часто становятся, наряду с первыми, фигурами "на вырост", из которых сколачивается командный костяк новых подразделений или происходит замена руководства старых, выбывшего безвозвратными потерями ...

... Итак, угроза обитателям купе, где находился старлей Беклемишев, шла снаружи.

Мягко соскочив вниз прямо в ботинки и затянув стропы, он нащупал за голенищем финку и встал у двери с той стороны, где она вдвигалась в стену. И в этот момент послышалось лёгкое шипение, подобное звуку спускаемой камеры автомобиля.

Не дожидаясь, пока неизвестный газ начнёт действовать, Беклемишев мощным ударом пробил дверь на уровне пояса и врубился ногой и ошмётками фанеры во что-то мягкое. Послышался характерной звук иииыыыыааа ... Беклемишев сквозь пролом выломал самопальный засов, сделанный из швабры, рывком задвинул дверь и вломил обломком "засова" в лоб бугаю, бросившемуся на него с ножом. Разбойник присоединился к сотоварищу, скорчившемуся на полу вокруг собственных причиндалов. Баллон с газом, с трубкой для состыковки с замочной скважиной, шипел там же.

Преодолевая резь в глазах, Беклемишев схватил баллон, выбил стекло в форточке и высунул трубку наружу. Потом попытался закрыть клапан, но краем глаза заметил, как зашевелился второй разбойник с разбитым лбом. Решение пришло само собой - Беклемишев саданул его под дых, и, пока он извивался, засунул трубку с газом ему в рот и сжал челюсти. Мгновенно выкатившиеся глаза татя, напомнившие старые заграничные синема о воскресших мертвецах, подтвердили предположения. Концентрированный перец !

Клапан наконец-то закрылся.

Металлический канатик приковал наперченного разбойника к поручню справа от двери. Его товарищ расположился слева. Анна - так звали попутчицу - испуганно смотрела на эту баталию из купе, протирая слезящиеся глаза платком. Остальной вагон в грохоте от изношенного полотна даже не заметил произошедшего, поскольку остатки газа за это время вынесло в разбитую форточку.

- Значится так, уголовное быдло, - натягивая лёгкие тактические перчатки, закрывающие пальцы, молвил Григорий. Слушай сюда внимательно. Будете отвечать на мои вопросы - доживёте до суда. Не будете - всё равно ответите. Противогаз-то припасли, а, животные? - и залез в рюкзак первого разбойника. - Точно. Только после недобровольного ответа я поцарапаю себе руку твоей волыной, а потом тебя случайно ранит стёклышком. Вот тут - Григорий, аккуратно, чтобы раньше времени не прикончить "жертву", взял обломок стекла из форточки и коснулся им шеи второго разбойника около сонной артерии. Если будешь орать и звать на помощь - будет то же самое. Я унтер-офицер, моё образование стоит сто тыщ, был в состоянии обороны, мне ничего не будет. Дама подтвердит мою версию. А ты подохнешь с мыслью, что твою жену и детей загребут в катлаг, как родственников вражеского пособника. Навсегда. Без амнистий. А нет жены и детей - достанут родителей. Их-то может и простят, за седины, но со стыда тоже помирают, говорят. Что о тебе отец Богу скажет, подумай. Кстати, спасибо за средства дознания. - Григорий уже ловко состыковывал шланги баллона и противогаза липучим пластырем из походной аптечки. Не желаете ли вдохнуть, господа разбойники, восточных пряностей для просветления мозгов? О, я вижу, просветление наступило от свежего воздуха, без приправ !

Глаза татей, в мозги которых проникла наконец мысль о резко изменившемся их общественном положении и о предстоящем вкушении перцовых ароматов в почти летальной концентрации, выражали полное согласие и умиротворение.

- Всегда рад общению при положительном настрое собеседников. - Григорий достал такон и включил его на запись. - Кто? Когда? С какой целью? Откуда сведения? Ну ?...

Через несколько минут перед Беклемишевым была полная картина событий. Шайка состояла из продажного служащего-короеда, внедрившего жука в автоматическую кассу вокзала, разбойника-аналитика, который из потока сведений жука выбирал операции с большими суммами и проверял их, и недобровольных собеседников "унтера Кононенко", проводивших ограбления по наводке. Очередной жертвой должна была стать попутчица Беклемишева, Анна, снявшая наличными приличную сумму. Из беседы с Анной Григорий знал, что она подрабатывала медсестрой в военном госпитале, так что названным деньгам он не удивился - медики всех рангов, туго знавшие своё дело, в России, пережившей Катастрофу, ценились на вес золота.

Спустя всего час на станции Новый Воронеж-сортировочный, не имевшей вокзала, Григорий "подарил" собранное досье, разбойников и пришедшую в себя свидетельницу и несостоявшуюся жертву в одном лице понятливому местному уполномоченному, на лице которого так и было написано "хочу в ВШП" [129]. "Подарок" был не бесплатным - "унтер Кононенко" получил справку о задержании органами МВД для установления личности в связи со следственными действиями, с датой и временем освобождения из-под стражи 09:05 28.09.1824, под честное слово офицера в эти три с небольшим дня "не светиться" в списках билетов и в криминальных сводках. Впрочем, это и была цель "унтера", отбывшего на попутной машине в Москву.

Медсестре Анне не суждено было ни свести более тесное знакомство со старлеем Беклемишевым, ни носить когда-либо его фамилию. Ни даже эту фамилию узнать. Жизнь человечества, переступившего порог ада, устроена иначе, чем синема со счастливым концом. Даже если ты воюешь на правой стороне, выполнение задания - превыше всего.

...

... Мерный гул турбин в холодной забортной тьме над Енисеем, извивавшимся под крылом серебристой лентой, контрастировал с уютным полумраком пассажирского салона. Капитан-лейтенант Курносов вспоминал всё, случившееся с ним за эти трое суток. Это время он прожил в глубине страны, поднимавшейся, сжавши зубы, против и вопреки ополчившегося на неё ада. Зубодробительная тряска старых крестьянских грузовиков-попуток, гостиницы со скрипучими полами, холодной водой с подогревом от угольной печи и работающим сутки-через-трое светом, непролазная грязь таёжных дорог, препирательства по поводу прав допуска к документам на действующее оружие, чтение докладных, протоколов и служебных писем, иногда до сих пор даже не фотоархивированных, часто нацарапанных от руки на тыльной стороне порыжевших черновиков конструкторских расчётов в первые, самые страшные годы после Катастрофы, когда изношенные БИМы отказывались работать из-за нехватки запчастей ... Он размышлял.

Истерзанная Катастрофой и многолетней войной страна дала ему лучшее, что у неё было. Образование, питание, форму, оружие, машины и приборы. Даже Хелену - найти такую женщину случайно, не имея входа минимум в АВИИ штаба Южфронта, было немыслимо. Близилось завершение очередного витка судьбы, а значит - время в очередной раз платить по счетам.

Формально говоря, бурная деятельность Чичагова вокруг образца была сущей авантюрой - самочинной разведывательно-контрразведывательной операцией. Но, если говорить по сути дела, внутренняя логика таких операций, знание изощрённого ума подполковника и опыт работы с ним говорили Курносову - по-другому нельзя. Извлечённая ими информация - как тонкая, молекулярной толщины, титановая нить, которая в решающий день наступления направит стаи смертоносных зенитных стрел в брюхо вражеской крылатой засаде.

Он совершенно правильно начал с Дежнёвска. ЗСТ, мозговой центр промышленности ПВО, рождающий для армии новые разработки, преподнёс ему гору сюрпризов.

Прежде всего, ракеты с корпусом, в котором могло применяться такое кольцо, не выпускались для "Кобры" уже несколько лет, и возможности их доработки были почти исчерпаны. Последнее было для Курносова новостью - не соприкасаясь напрямую с разработкой систем ПВО, он полагал, что в данном случае можно "влить в старые мехи новое вино" без последствий, приложив определённые умственные усилия. Как выяснилось, без последствий не получалось. Конструкция ракет "нулевого исполнения" была до последнего болта заточена умными головами на случай дефицита на производстве запчастей, материалов и энергии в ходе большой войны. И сейчас - как раз потому, что наметившийся в ходе этой войны перелом развязывал руки и давал возможность создавать новую, более совершенную, умную и мощную бортовую аппаратуру, - эти ограничения уже не давали возможности впихнуть её внутрь ракеты. Такая аппаратура либо вообще не запускалась от старых источников питания, либо для неё приходилось вводить множество доработок - тянуть дополнительные сигнальные линии и волнопроводы, менять посадочные места, усиливать и утяжелять опорные элементы, корёжить процесс намотки обтекателя, регулируя его фактор преломления, а заодно - творить прочие чудеса, без соответствующего образования и опыта работы трудно понимаемые. Комментарии приёмки Армии по этому поводу из печатных выражений содержали только письма в ГВТК [130] с запросами на выпуск продукции с отклонениями от нормативов разработки, по результатам производственных и войсковых испытаний. В результате, вместо старых ракет в серию пошли новые, меньшего диаметра, с раздвижным оперением и новой системой двигателей, запускавшиеся из контейнеров. Они позволяли, при меньших размерах и зарядах топлива, почти на траверзе цели совершать прыжок в её сторону, сокращая круговой полупромах [131] едва ли не до дистанции прямого попадания и разрушая летящую бронированную машину боезарядом весом всего в десяток килограммов.

В старых ракетах в "нулевом исполнении" не было контейнеров, и они запускались с открытой подвижной пусковой. У них были мощное постоянное оперение, заметно больший заряд топлива, наружные воздушные рули и огромный - больше полусотни кило - боезаряд с управляемым осколочным полем. Масса этого чуда техники заметно превышала полтонны, и водрузить такое на летательный аппарат, не рискуя резко нарушить его аэродинамику, да и просто центровку, было бы настоящим инженерным подвигом. А если такой борт был бы закрыт системой типа "Шали", то до выхода ракеты из-под экранов пришлось бы, чтобы самим не подорваться, блокировать её радиовзрыватель, срабатывавший по классической схеме - на сближение меньше заданного расстояния. Чтобы навести такую ракету, надо было заранее нарушить радиомаскировку стартовой позиции, что воздушной, что наземной.

И, наконец, в конструкции старых ракет не было кольца, которое бы содержало участок, идентичный находке Чичагова. Единственной зацепкой был вариант кольца разработки 1801-го года, вычерченный в бумажном варианте, не дошедший не только до заводов Иркутавиации, но и даже до программной модели для обрабатывающих рехнеров Дежнёвского опытного цеха. Отклонённый, мёртворождённый вариант. И это вызывало сразу ещё больше вопросов.

Если ракета была тайно скопирована на стадии проекта, причём скопирована так, что идентичны сигналы подсветки цели, принимаемые ГСН [132], то почему использовано это странное кольцо, не сопрягаемое с конструкцией корпуса? Именно конструкция даёт на выходе аэродинамику - и оправдывающие такую подсветку манёвренные свойства, но почему она здесь не скопирована целиком, без отклонений?

Если это тот самый отклонённый вариант, то почему он, разработанный позже, попал в проектную документацию там, где ракету собирали? Даже жёсткие и неодолимые законы природы позволяют конструктору, способному восстановить чужой проект, идти разными путями, и добывание военных секретов противника - не самый простой и быстрый из них. Не является ли изделие, включавшее в себя образец, полностью самостоятельной конструкцией, вместившей в себя лишь электронную начинку от исходной? Кто и где вообще тогда ухитрился его спроектировать, пересчитав аэродинамику, и после довести до боеспособного состояния в заводских условиях там, у островитян?

И, наконец, на какое изделие вообще в этом случае - в смысле, на изделие с каким конструкторским номером - было нанесен первый лаковый слой, и нанесён никак не позже 1800-го года? Словом, мозаика в законченную и логичную картину не клеилась, и решения не подсказывала, словно какие-то её детали были заменены другими. Заменены намеренно. Или исходный посыл мозаичного полотна был иным, чем полагал наблюдатель.

Курносов ещё раз просмотрел текст донесения, шлифуя выложенные на бумагу мысли. Потом заложил донесение в шифроблокнот, вписал сверху одноразовый подменный адрес Чичагова, шедший очередным в списке переадресации [133], и щёлкнул на таконе кнопку отправки. Теперь зашифрованный канал связи, спрятанный внутри обычных сигналов коммуникаторов, синема и почты, всё сделает без него.

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

113. "Ноги" - на воинском языке жестов - знак перемещения к объекту атаки, разведки; в данном случае - тайный разведвыход

114. Метка - тактический пропуск-метка с дистанционной регистрацией и управлением, предназначен для контроля и учёта перемещений через системы ограничения доступа со стороны АСПК

115. Отводная стрельница - фортификационное сооружение, предназначенное для огневого прикрытия подступов к крепости и соединенное с ней крытым защищённым переходом, захабом или стационарным мостом через ров либо реку; наиболее известные примеры - Турель, предмостная крепость Орлеана, подвергнутая штурму войсками дофина Карла в 1429 г., и Кутафья Башня в Московском Кремле, также неоднократно подвергавшаяся штурмам в эпоху династического кризиса 1590-1613 г.г.

116. СОРМ - система оборонительно-разыскных мероприятий; применяется органами СКР и полицейского предварительного следствия, включает в т.ч. сетевые шлюзы - поисковые фильтры, построенные на основе БИМов и извлекающие из общегосударственных и специальных сетей информацию о готовящихся преступлениях

117. Чёрный кабинет - режимное помещение со звукопоглощающими пробковыми стенами, обшитыми светонепроницаемой тёмной тканью, изначально созданное Третьим Департаментом полиции Российской Империи для тайной перлюстрации всех видов почтовых отправлений и дешифровки дипломатической корреспонденции; впоследствии подобные помещения были применены как для конференц-связи в ходе секретных совещаний органов власти, так и для взаимодействия уполномоченных лиц с автоматизированными системами управления, типа АСПК

118. Мойра - греческое легендарное существо, отвечавшее за нить судьбы, а у особо зарвавшихся и обнаглевших представителей рода человеческого - задававшее её неизбежный насильственный обрыв

119. Таис - любовница Александра Македонского, участвовавшая в покорении им Малой Азии, Междуречья и Персии, сражавшаяся в рядах войска Александра, отлично владевшая луком и холодным оружием; по преданию, приказала в отместку за сожжённые Афины разрушить и сжечь дотла столицу Персии - Персеполис, богатейший в то время имперский город античного мира

120. Айшат - армянская народная героиня, участвовавшая в отражении персидской агрессии против Армении и бросившаяся с утёса, чтобы не попасть в плен; по преданию, не разбилась, а была взята живой на небо

121. Фланец - конструктивный элемент разъёма кабеля или соединителя трубопровода, содержащий плоские поверхности, прилегающие друг к другу с высокой точностью; иногда применяется для получения эффекта герметизации без прокладок, за счёт сил межатомного притяжения прижатых друг к другу поверхностей

122. Санитарные потери - временные (возвратные) потери личного состава вооружённых сил и приданных формирований в военное время

123. МЗА - массо-зарядовый анализатор, высокочувствительный измерительный прибор, позволяющий по реакции потока вещества образца на электромагнитное поле определить концентрацию в образце веществ с известной плотностью носителей заряда на единицу массы; для измерения часть вещества образца переводится в состояние заряженной плазмы

124. Дифракционная полярограмма - карта дифракции электромагнитного излучения в диапазоне длин волн порядка 10^(-10) м на решётке образца, построенная в полярной системе координат; является первичной информацией для построения объемной схемы атомной решётки твердого вещества

125. 4-й ряд - горизонтальный ряд в периодической системе химических элементов, начинающийся калием и заканчивающийся криптоном; первый по счёту ряд, в котором появляются "настоящие" металлы с крестообразными электронными облаками, участвующими в образовании классических металлических решёток с температурой плавления больше 1500 град. "водной" шкалы - титан (заряд ядра +22 элементарных единицы, температура плавления 1670 град.), хром (заряд ядра +24, температура плавления 1857 град.), железо (заряд ядра +26, температура плавления 1535 град.)

126. Собственная энергия носителя - полная энергия носителя заряда, определяемая как me ∙ c^2; за неимением именных единиц напряжения типа "вольт" величина U = E / (me ∙ c^2) служит ещё одним вариантом пересчёта электрической энергии E в измеряемый электрический потенциал, применяемым в прикладных целях в промышленности, для носителя заряда - электрона U = 0,5% составит 2600 В

127. ЗСТ - завод специальной техники

128. Нулевое исполнение - вариант конструкторского исполнения сложного изделия, с которого начинается последовательность модификаций и доработок изделия, отражающих требования заказчика в новых исполнениях; документация на нулевое исполнение сложных изделий чаще всего является самой объёмной из всех исполнений, поскольку содержит общую для всех из них постоянную часть конструкции

129. ВШП - Высшая Школа Полиции

130. ГВТК - Государственная Военно-Техническая Комиссия

131. Круговой половинный промах, круговой полупромах - величина промаха от цели в плоскости поперёк траектории снаряда, при которой вне круга, проведённого в этой плоскости вокруг цели через проекцию точки подрыва, остаётся 50 % вероятности попаданий

132. ГСН - головка самонаведения

133. Список переадресации - список одноразовых подменных адресов, выдаваемых уполномоченным доверенным лицам по защищённому от перехвата каналу связи (напр., рукописной записью в блокноте при личной встрече) и применяемых для сокрытия получателя корреспонденции; письма или донесения шифруются, прячутся в сигналах другого типа и отправляются на адреса, каждый из которых используется единственный раз, после чего все сведения об обмене через этот адрес и о самом адресе из системы стираются

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 9
Комментарии

С продолжением, уважаемые читатели!

________________________________________________________________

Стоят столы дубовые, сидят жлобы здоровые, все смотрят без понятия - идут политзанятия :)

Быстрый вход