Живой, мёртвый или инфицированный. Маленькая крепость.

Солнце уже перевалило за полдень к тому времени, когда подготовил мертвеца перетаскиванию к яме. Братской могиле для бедняг и сволочей окончивших свой путь у этой развилки. Руки мертвеца заправил за его ремень спереди. "Такой тощий, а обделался, как большой любитель киэфси!" Ноги у лодыжек туго стянул веревкой. Обмотал несколько раз и сделал петлю удобную для руки. Стараясь не трогать тело без необходимости, потащил его ещё дальше от дороги под подходящий куст, чтобы спрятать.

Возвращаясь к месту обыска, как можно лучше, скрывал следы волочения. Раскидываю ветки и разгребая прочий мусор . Чем меньше следов, тем лучше. Чем черт не шутит, даже, бурьян руками разворошил. В уме прикинул как всё это с дороги выглядит. Если не присматриваться - то, может быть, и не увидят. Если получится, то позже перетащу. Может, волки или собаки одичавшие унюхают, тогда их возня и аппетит скроет все следы пребывания тут меня.

Не выходя из полосы деревьев, я направился в сторону поста. Шел медленно и постоянно останавливался. Выстрел громкий, местность относительно ровная и если ветер приглушил звук, то это не значит, что его никто не слышал.

Несмотря на то что обстановка в округе спокойная, я очень сильно рискую отправляясь один на пост. Выбора у меня нет по многим причинам. Теперь у людей нет свободного времени и поговорка "летом день год кормит", в принципе, точно описывает нашу жизнь. Раньше, да, ходили по несколько человек каждый день. Дежурили и сменяли друг друга. А сейчас нет возможности да и большого смысла. И отрывать людей от работ в полях и огородах гарантированно чревато в будущем. Что-бы пасти наше небольшое стадо нужно постоянно. Дикие звери могут задрать скот или пастуха. А соседние сельчане в голодное время могут не побоятся умыкнуть корову. Пастухи теперь вооруженные и меньше 4-5 человек не уходят. Поголовье коров уже пасутся не одно десятилетие в этих местах и могут сами приходить в хлев. Сильно заматерев уже не мечутся в панике во все стороны от выстрелов. А послушно бегут за быком в сторону деревни. Но тем не менее за ними всё равно нужен глаз да глаз. А если уж Поехавшие объявятся, то уничтожат всё до чего дотянутся, если их не остановить.

А придут с этой стороны или нет, ещё не известно. Вот, сейчас пришкондыбал один. После каждой зимы Их всё меньше и меньше. Крайний случай был месяцев пять или шесть назад.

Сидели мы на этом посту втроём. Грелись попивая чай из трав, собранных прошлым летом. На улице погода стояла не понятная и неприятная. Порывистые ветра гонявшие сухой снег резко прекращались и снег падал медленно в тишине. Мы с соседом Алексеичем грелись сняв зимнюю одежду и обувь. И от скуки обсуждали, как лучше сделать повозку из брошенных машин. А самый юный паренёк с нашей улицы, рвущийся пострелять в "зомбей", торчал с биноклем у бойниц выше этажом. Но в такой холод и погоду мы расслаблялись чувствуя себя в безопасности. Надо сказать, что парень молодец. Не смотря на всю его энергичность, к дежурству относился он ответственно. И пока мы обсуждали очередную машину, парень исполняя наказ Алексеича "бдел во все стороны".

- Помнишь, газель у аварийщиков? Газель бортовая, метра три. Вот, только не помню точно на сколько у них человек кабина... Берём, короче, все не нужное и тяжёлое снимаем. Запрягаем коня колхозного и получаем универсальный транспорт! - Предлагал я проверяющему заварочный чайник соседу.

- Тяжёл, всё равно, будет для коня. Он себя-то еле носит. Айбль! Проверил, блин... Буханку потянет. Позови, малого, пускай чаю возьмет.

Я в это время делал снегоступы. Брал покрышки и вырезал из них квадратные куски. Проделывал несколько отверстий и протягивал верёвочки или провода для крепления к обуви. Успел я сделать пар десять. Для себя, конечно, сделал из хорошей шипованной резины и с ремешками для фиксации к ноге. Получились, как сандалии.

- Ты примерь и выбери себе потом. - сказал снявшему с, опять же, самодельной буржуйки, чайник с кипятком Алексеичу.

Вышел в узкий коридор, разделяющий первый этаж ровно пополам. Сначала я хотел подшутить над пареньком по поводу "рьяного бдения". И что теперь там долго нельзя находиться. А тем более курить, во избежание детонации. Но не стал. А вместо этого вышел на лестницу и громко прокричал что-бы тот шел за чаем. А сам поспешил вернуться в тёплое помещение. Парень и вправду молодец. Не ныл когда мы по сугробам тащились и не наглел, когда ему сказали рубить дрова для печки. Поэтому подобный подкол на фоне его ответственного поведения могла его обидеть и испортить. "Хотя шутка хорошая." Улыбаясь самому себе я вошёл в комнату и увидел Алексеича, ходившего в моих снегоступах.

Во! - показывает большой палец.

Я уже собрался сказать, что это я для себя сделал, и что у Алесеича "ноги загребущие",но мне помешал выбивавший двери и влетающий в комнату Андрей.

- Там, зомбари идут! Погнали! - Прокричал и убежал. На лице Андрея я успел увидеть смесь эмоций радости, злости, и задора.

Мы даже ничего спросить не успели. Поспешили одеться в зимнее. Мне было легче чем Алексеичу. На футболку была надета толстовка из флиса и удобный охотничий жилет. Под плотные штаны рейтузы. Я быстро выскочил из naekовских кед и быстро надел зимние ботинки. Схватил ружье, куртку и помчался на верх. А Алексеич только прыгал пытаясь попасть второй ногой в валенок.

Главное, чтобы Андрей стрелять не начал. Не дай ему бог, выяснится, что это не зомбари а народ из соседнего села идет или ещё кто. Будет кошмар если мы устроим тут войнушку. А место было подходящим для обороны. Добротное здание предназначенное для работы с правонарушителями. Теперь здесь можно держать оборону долго, даже против вооруженного отряда. Само здание является самым высоким километров на пять в округе. Стояло оно на разветвлении двух дорог: прямой в деревни и объездной. Просматривалась округа хорошо. Новую многополосную не успели засадить саженцами и укрытий под деревьями было не найти. С тыла и с правого фланга была ветрозащитная полоса. Стены первого и второго этажа укреплены и все ненужные входы забаррикадированы. Везде пробиты в стенах бойницы. Второй этаж был до Теперешней Жизни оборудован для наблюдения за потоком машин. У панорамных стекол, идущих непрерывно слева направо, раньше стояли столы с компьютерами. Теперь окна сняты и от пола до потолка было укрепление состоящее из рамы сделанной из толстых бревен окружающих деревьев. Она делила окна на сектора. Эти сектора были заложены мешками,пакетами с землей и песком и скерплены местами сеткой рабицей, железными ставнями и досками. Бойницы расположены по всему периметру и имеются двух видов. Одни для стрельбы и наблюдения на расстояния дальше тридцати метров, вторые для стрельбы и броска гранат ближе тридцати и прямо у стен поста. Второй этаж и крыша были самыми важными в этом здании. Если согнать от сюда стрелков, то вся система обороны резко со всеми окопами резко просядет просядет.

Подбежал к окошку, некоторые бойницы мы расковыряли вставили форточные рамы со стёклами. Это мы сделали уже после того обосновались тут. Андрей сунул мне бинокль и ткнул пальцем в прямо на дорогу.

- Как только ветер успокоился я смотрю а там люди идут. Смотрю а они в крови и с оружием! А вон туда посмотри! - Он хватает за плечи и пихает меня куда-то в сторону выдыхая паром теплого дыхания мне в лицо.

- Успокойся и приди в себя! Чего ты истеришь?- я его с легкостью оттолкнул от себя.

- Я не истерю! - обиделся.

- Говори, куда смотреть Ориентиры давай.

- Да на Октябрьское смотри!

Правее, под углом под тридцать градусов, на большом расстоянии далеко виднелся черный густой дым над деревьями. Слева на право метров, наверное, триста или пятьсот. "Капец, всё село горит." Я вернул взгляд на дорогу. Там, в дали, еле различимые среди черно белого полотна дороги, шли люди. Сколько не понятно.

- Ну что там? - спокойным голосом спросил вошедший Алексеич.

Я молчал и рассматривал людей. А Андрей, уже менее взволнованно, объяснял ему, то что он обнаружил. Алексиеч подошел к другому окошку и внимательно смотрел.

- И как ты на таком расстоянии увидел, что это Эти? - также ровным и спокойным голосом.

- Так видно же! Вон, тот справа в зеленом! У него руки в крови и он, кажется, с лопатой идёт или ещё с чем.

Я напряг внимание и почти не дышал. Звуки притихли. Мне казалось, что я слышу хруст снега у них под ногами и чувствую запах дыма от их одежды. Их тяжелое дыхание. Некоторые шли одетые полностью, кто-то в одних свитерах. Шли медленно. Скученно, плотной кучей. Сколько их не получилось рассмотреть. "Не ужели, всё село сгорело? Так быстро, что негде укрыться и они вынуждены идти к нам? Кошмар."

Люди медленно приближались в бинокле. Я протянул его Алексеичу. Сам пошел к самому правому окошку. Если они идут в наше село, может быть кто-то идет через поля. Но там ничего нельзя было рассмотреть. Что-бы парень не прыгал без дела я его отправил к противоположному от себя окну.

Про себя думал: "Если это погорельцы, то больше половины их не дойдет, хотя-бы, до моей деревни. Уверен, что ещё половина умрет у нас на посту. Ещё часть будет долго умирать от воспаления лёгких, обморожений. А сколько их уже погибло, сгорело в огне или лежит окоченевшие в снегу, неизвестно. Если это сельчане. А если они заражены...

- Смотри, смотри! Бежит кто-то. - Алексеич, зовет меня и указывает на дорогу. Я подбежал к окну и увидел отчетливую фигуру человека. Он бежал прямо к нам. И видно, что он измотан и бежит давно. Он подбежал на расстояние метров семьдесят и невысоко поднял руки.

- Что-то кричит. Вроде-бы нормальный. - смотря в бинокль объясняет Алексеич.

Человек, мужчина, начал поправлять одежду ослабшими руками и поплелся в сторону правого входа на пост.

- Мы его впустим?! А если он зараженный?! А если он не один?! - Энергично интересовался молодой парень.

- Так, Андрюха открывает дверь и сразу за неё прячешься. Я хватаю гостя и валю его на пол. Ты, тут-же, дверь закрываешь, смотри чтобы прямо на засов. - я показывал руками, что дверь нужно захлопнуть И сразу хватаешь гостя за ноги и мы его тащим в правую комнату. Но, смотри, твоя главная задача это открыть, закрыть и свалить.

- Да, понял, я! Понял.

- Алексеич, бери мурку - я дал ему МР-133 - Контролишь его, до того момента как я его схвачу и потащу. Потом на проход и как мы скроемся за углом за него прячешься и слушаешь, чтобы никто нигде не ломился и не лез. Потом к нам.

- Я понял.

Посмотрел на людей. Минут двадцать у на должно быть до их подхода. Минут за пять мы его допросим. а дальше будем действовать по ситуации.

Мы спустились в прохладный коридор первого этажа. И стояли перед дверью.

- Ну, что? Давайте отрепетируем? Изображай, давай.

Андрей якобы открыл дверь. Я сделал рывок и ухватил воображаемого гостя. Шаг назад, повалил и уволок. открыл дверь в комнату с печкой и зафиксировал тело. Осмотрелся, положил моток веревки по правую руку.

- Вы к левой стене прижимайтесь. Не перегораживайте направление для стрельбы. - Поделился соображениями Алексеич.

Мы встали на условленные места. План простой и легкий в исполнении.

Раз... Я для слаженности я начинаю с в такт счета раскачиваться. Два... Я чувствую холод от двери. Лишние звуки уходят. Кровь вскипает. Я не о чём не думаю. Смотрю в глаза Андрею. Он готов. Три! Свет бьет в глаза а поток холодного воздуха чувствую отстранено. Вижу перекошенное лицо цели. Хватаю её за бушлат. Упираюсь ногой в порог, чтобы ноги не разъехались и затягиваю внутрь. Краем глаза замечаю, что дверь закрывается так быстро, что успевает столкнуться с ногами цели. Повалил на землю. Перехватываю его под правую руку. А своей правой хватаюсь за чуть выше кадыка и как мешок тащу его в комнату. Он не может дышать. Не может опереться. Он ничего не контролирует. Мы в комнате. Правым коленом сажусь ему на шею. Тут главное не перестараться. Контроль руки и тела. Он не сопротивляется. Нет сил даже дышать. Начинаю вязать. Доносится стон отчаяния и обреченности. Это плохо. Когда, человек в таком состоянии, что может биться до конца, пока не избежит опасности. Но он слишком слаб а я сильнее и контролирую его. Руки связаны. Присоединяется Андрей, наваливается на ноги. У Андрея, уже нет такой энергии. Человек, которого мы вяжем, в состоянии которое пугает неподготовленным. На это жутко смотреть. Это жутко слышать. Я не омоновец, я не умею задерживать так, чтобы люди не успевали понять, что произошло.

Уже связанного человеку, говорю, чтобы он делал всё как говорят и всё будет в порядке. Он судорожно трясет головой. И подвывает. Теперь главное, чтобы он в истерику не впал.

- Сейчас, мы тебя перевернем и осмотрим. Понял? Кивай если понял. - Он кивает. И начинает страшно хрипеть. А я пугаюсь, что повредил ему кадык или, что-то подобное.

Раны есть? Укусы? Ничего не сломано? - спрашиваю его. Он промедлил и отрицательно машет головой.

Показываю головой нервному Андрею, чтобы убрал ружье. Пристрелит ещё обоих.

Человек, дергается от каждого чувствительного прикосновения. Он весь в саже. Бушлат местами рваный. Спрашиваю, что есть в карманах.

Не... кххрр... знаю. - Вижу, что бушлат сильно ему велик. Может, не его. На ногах пара спортивных штанов, а обут в зимние кроссовки на шерстяные носки.

- Б"я, к вам за помощью... А вы хррр...

- Ты, не ерепенься, в такое время в гости не ходят. Сейчас, тебя на стул посадим. Понял? Понял? Блин, я тебя спрашиваю! Соберись. - кивком подтверждает.

Усаживаем на стул. Тело он своё почти не держит. Приходится придерживать. Бушлат изнутри мокрый и ледяной. В ледяном бушлате провести пару часов пытка ещё та. Молча зашел Алексеич.

- Воды. Кхмм. Дайте воды.- Просил человек.

Чай который мы собирались пить должен был немного остыть. Мы пододвинули его к буржуйке. И он телом начал тянуться к огню. Алексеич, отпил чай и аккуратно и почти ласково по чуть чуть начал поить нашего пленника. Тот после первых глотков поперхнулся и закашлялся а потом продолжил пить. Его кадык жадно двигался и видимо, каждый глоток причинял ему боль. Но он продолжал пить.

- Как зовут тебя? - я начал спрашивать.

- Лё-лё-ха.

- Так, Лёха, ты сейчас отвечаешь на вопросы. Мы тебя развяжем. Если, что дуплет тебе обеспечен. Отвечай нормально, не тупи. Я понимаю, что тебе плохо. Ты соберись.

- Я понял.

Мы развязали ему руки и он медленно потянул их к печке.

- Откуда ты?

- Из Октябрьского. - он начал отогреваться. - Эти... Эти придурки рабов держали. Прикиньте? В погребе. Я так и подумал. Как иначе?! Больше не откуда. Я в туалет вышел. Блин. А смотрю, у них. У Вовчика, дебила, жена в исподнем бегает по двору и орет. Из погреба-то в дом забежала. А я без ружья не выхожу. Фух... дайте ещё отвара. Ссспасибо, хороший... Стучу им в дверь а у них грохот. Тупил, думаю, зайти или нет. Ну, думаю, какое мне дело до их дрязг. А потом слышу, что, что-то разбилось и вспомнил, что у них лампа масляная есть. Сожгут ещё, деревню. Ну, дверь открываю, зашел и говорю такой. Хозяйва, дайте соли... Ха!- он закашлялся. - Захожу на кухню, смотрю а эта тварь ему горло перегрызла. Меня как увидела, так и бросилась. С"ука, я её и приложил первым. Капец, надо мужиков звать, пока не сожрали меня. Выскакиваю и на меня из погреба что-то летит. Я вторым туда не целясь. И как вспышка, увидел рыл пять. Прикиньте?! Я к себе через забор. Дом обежал и в двери. Вроде провел гадов, они дальше побежали. А я в дом. Мои-то прочухались уже. Я говорю, деревню будить надо. Иначе кранты. Мля, но поздно было уже они по деревне разбежались и в дома лезть начали, а там у половины хлипкие из фанерки этой. А у меня добротный от бати достался... А? Да, да, да! Короче, мы пока снарядились я в окошко глянул а эти падлы уже дома поджигать начали. Вышли с Трофимычем. А там уже всё. Поздняк! Стрельба! Визги! Моя псина хвост поджала и спряталась за нас. Стоим, Таблом торгуем... Мы пытались. Мы правда пытались. Кому-то помогать, что-то делать. Я все патроны потратил! Но это был кошмар. Но такой скорости я не видел ещё. Так быстро! Первый, кто на нас выбежал, это Дементьев, который напротив. Бежит, улыбается и топор в руках держит. В крови весь. Ты прикинь, мы минуты две собирались! Всего две минуты. А он уже... - он сделал паузу. А я выжил! Выыыжил! Эти за мной бежали! Прям, через поля, и я оторвался. Ха! Сообразил, где я и к вам. У вас тут крепость. Тут место хорошее. Мне всегда нравилось. Ха-ха! Тепло! Так просто тут нас не взять.

- Пойдем-ка, В окошко глянешь.

- Что? А, зачем?

- Там идёт кто-то. Опознаешь погорельцев. Вроде как ты не один выжил.

Заставили его оторваться от горячей печки. Он взял с нас обещание, что мы его ближе всех к печке посадим. И не дадим его согнать. Накрыли сухим одеялам и повели.

Он взял бинокль пытаясь его не выронить из непослушных рук. Смотрит.

- Ха! Трофимыч! Родненький! - У нас всех как камень с плеч. Он оторвался от бинокля. - И Дементьев с ним, даже топор не потерял! Ха-ха-ха!

P.S. простите за орфографию.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.8 / голосов: 12
Комментарии

Как будет время, отредактирую получше.

нормально. Настоящий тауер дефенс. Давно что-то подобное хотелось почитать

Очень неплохо! Описания и герои понравились. Планируется продолжение или финал специально так оборван? Из замечаний (помимо орфографии:) - есть нестыковка времён. Герой рассказывает о том, что было, что пережил, т.е. прошедшее время, а вы пишите иногда так, будто он все онлайн фиксирует. Это бы надо исправить. Ну вот, к примеру: "Возвращаясь к месту обыска, как можно лучше, скрывал следы волочения. Раскидываю ветки и разгребая прочий мусор " - тут два предложения в разных временах. Нужно просто определиться, какого придерживаться. А вообще, повторю, хорошо! Желаю удачи!

Принял. Продолжение будет.

Быстрый вход