СИСТЕМА. (роман) 1ч.2гл.

Все события вымышлены. Любые совпадения случайны.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ТОКУЯМА В ТЕНИ

* * * 2 * * *

"Родственные души" – так говорят о подобной связи люди. Понимание на кончиках мыслей, разговоры без слов, общение касаниями, истории, рассказанные взглядами – это было больше, чем влюблённость, больше, чем нужда друг в друге. Это было светом, ведущим туда, где ждала вечность. Предназначение в любви - странные слова из доантичных легенд, которые не понимала большая часть людей в мире. Но именно эти слова всплыли в голове Такедо, когда он впервые увидел Мэй, и после появлялись ещё не раз.

В то утро Такедо проснулся и долго не мог понять, что происходит. В душе клубилось нечто, не дающее покоя и терзающее душу. Подойдя к окну, он, разумеется, не увидел ничего нового – пасмурный день, один из тех, что утопили Токуяму в осадках. На улицах сновали машины городских служб, очищая забитые водостоки и убирая завалы мусора, оставшегося после прошедших забастовок.

Да, снаружи всё оставалось неизменным, и не было причин для волнения, но что происходило внутри, Такедо едва ли мог понять. Даже мысли о том, что его ждёт Сеть и работа - то, чем он привычно жил все это время отошли на второй план. Внутри возникло странное предчувствие, дразнящее предвкушение необъяснимо-важного – куда более важного, чем любая, даже самая интересная сделка.

Не вполне отдавая себе отчёта в том, что делает, Хисаиши быстро оделся, надвинул на голову капюшон и покинул квартиру.

Бредя среди разношерстной толпы и стараясь не попадаться объективам камер, Такедо улавливал в груди непривычное тепло. Разливаясь по телу, оно тонкой нитью уносилось вдаль, подгоняя и заставляя ускорять шаг. Что могла сулить погоня? Куда он шёл? Зачем? Ни на один из вопросов Такедо не мог ответить и ругал себя за наивность, но шага не сбавлял.

Когда шумная засорённая выхлопами улица с надоедливо пестрящими неоновыми вывесками и лентами рекламы, торговыми автоматами и переполненными парковками, вдруг будто расступилась, и Такедо замер.

Здесь, в тупике, затерялся небольшой магазинчик. Ничего примечательного на первый взгляд – таких по городу разбросаны сотни. Но «зов», приведший сюда, дрожал на одной ноте, не позволяя покинуть место.

В подсвеченной витрине магазина, среди сотен сувениров и каких-то древних безделушек, Хисаиши выхватил взглядом высеченную из камня крылатую женщину и замер, боясь спугнуть видение. Взор изумрудных глаз статуи, казавшейся живой, необъяснимо притягивал Такедо. Ему стало казаться, что именно ради этой статуи он и пришёл сюда, что ради неё, возможно, вообще начался весь его день.

Словно завороженный, угонщик подошёл к витрине и по-детски уткнулся в неё лбом. Существо неземной красоты, высеченное из светло-серого мрамора, стояло, обхватив себя за плечи; одно крыло было отведено в сторону, второе – словно поджато, и потому походило на подбитое. Во взгляде затаилась недосказанная сказка; губы застыли в полуулыбке, придавая лицу ещё большую загадочность.

Такедо медленно скользил взглядом по идеально выточенному оперению, касался взором манящих линии тела, поражаясь красоте. В Сети ему доводилось видеть многое, но встретить настолько красивую вещь в реале – вот это было поистине чудом.

От дыхания стекло запотело, скрывая крылатую, и Хисаиши нехотя закрыл глаза. Он всё ещё не мог понять, что происходит. Идти через полгорода ради того, чтобы увидеть это? Конечно, вещица, несомненно, красивая, но разве она того стоит?

- Тебе нехорошо? – прозвучал рядом женский голосок, и на плечо Такедо легла лёгкая рука…

Мир взорвался приступом сладкой боли, переворачивая всё внутри, переключая сердце на новый ритм. Такедо медленно повернул голову и в следующее мгновение погрузился в омут тёмных глаз. Девушка чуть подалась назад, но не убрала руки, и по взгляду Такедо понял, что она тоже упивается этим странным чувством, вдруг родившимся меж ними. Ветер шевелил длинные волосы, окрашенные в пепельный цвет, играя вплетенными в них нитями жемчужин. Темно-синий свитер с вышитыми на боку иероглифами и потёртые штаны подсказали, что мода не касается девушки, и она ориентируется лишь на то, что нравится. Хисаиши скользнул взглядом по её руке, глядя на причудливые кольца на тонких пальцах. Странный контраст – одеваться неброско, но при этом носить дорогие кольца с египетской символикой. Он чуть улыбнулся, поймав себя на странной мысли: «Она цепляется за прошлое. Её душа…»

- Что случилось? – чуть взволнованно повторила девушка. Губы двигались медленно, словно желая произнести совершенно другие слова, рвущиеся изнутри. – Вызвать медиков?

Такедо неотрывно смотрел на неё, боясь упустить момент, когда ресницы дрогнут и, на мгновение скроют озёра глаз. Убрав руку с его плеча, девушка выжидающе приподняла брови.

- Я смотрел на статую, - наконец хрипло произнёс угонщик, едва заметно кивая на витрину, откуда всё так же безмолвно улыбалась каменная красавица.

- Нравится?

- Да. Это очень тонко сделано… то есть… я хочу сказать.., - он замялся, подбирая слова.

Вдруг оказалось, что известные сравнения потеряли смысл и не подходят для столь ослепительной вещи, как ни один привычный термин не мог описать красоту незнакомки. Поняв, что неприлично долго смотрит на девушку, Такедо отвёл глаза и чуть заплетающимся языком произнёс:

- Мне очень нравится… Сейчас так уже не делают. Это словно вырвано откуда-то из прошлого, когда люди умели творить... по-настоящему.

- Да, правда, - она кивнула, продолжая хитро улыбаться. – Знаете, раньше всё делалось во имя кого-то, а не ради заработка. В древности люди вообще творили исключительно ради возлюбленных. Одни писали поэмы, другие рисовали, а кто умел говорить с камнем – увековечивал свою любовь в нём. Сейчас всё заменила Сеть, и ценности переменились.

Немного пренебрежительное замечание о Сети резануло слух Такедо, но другие её слова гулом отозвались в душе, поднимая волны света. Сказанные в другой момент и кем-то другим, её слова показались бы ему наивными, но сейчас отчего-то казались единственно правильными: «Увековечивал свою любовь…»

Хисаиши с трудом подавил непонятный порыв обнять девушку. Проскользнула мысль, что нить, приведшая сюда, похожа на украшения японки в волосах.

- Пожалуй, она – лучшее из всего, что я создала.

Девушка подошла ближе к витрине и несколько мгновений стояла, глядя на статую. Обернувшись, сунула руки в карманы, став похожей на шкодливого подростка, и улыбнулась, пожимая плечами.

- Вот я и похвалила сама себя, дожила… Её мало кто воспринимает всерьёз, а я её очень люблю, - Мэй чуть помолчала. - А я столько посвятила ей! Уж никак не для того, чтобы теперь её назвали голограммой! Безумное время! Люди не видят ни собственных талантов, ни чудес, даже когда те совсем рядом…

- Но некоторые всё же видят их, - осторожно заметил Такедо.

- Некоторые? – во взгляде мелькнула искринка смеха. – Кто же, позвольте спросить?

Хисаиши улыбнулся в ответ.

- Я, например.

Она скользнула по Такедо взглядом. Обычный парень, каких множество. По всему видно - сетевик. Маленькие зрачки, тёмная бандана, скрывающая разъёмы на голове – два признака, способные охарактеризовать целый слой общества, живущего и зарабатывающего креды в Сети. Этот, наверняка, тоже только что вылез оттуда. Или – нет?

«С чего он пришёл сюда посреди дня, и зачем ему на самом деле понадобилась статуя?»

Сомнения столь явно отразились во взгляде девушки, что Хисаиши решил, что чем-то напугал её, и решил срочно исправить положение:

- Меня зовут Такедо. Могу узнать твое имя?

- Можешь, - девушка вздохнула и насмешливо кивнула. - Можно узнать его у меня, а можно спросить у любого информатора в городе, кто держит магазинчик «Исток», и тебе ответят, что это – Мэй Таруна. Но они ответят так не потому, что им нравится то, что я делаю, а потому что бизнес пришёл в упадок, и я стою номером один в чёрных списках.

После этой фразы Мэй не выдержала и рассмеялась, но за колокольчиками её смеха Такедо ощутил горечь и страх.

- Неужели всё настолько плохо? – ему стало нестерпимо жаль девушку, и внутри родилось стойкое желание помочь ей.

- Ну, не всё, разумеется, но моему делу настает конец. Антиквариат сейчас никому не нужен, - Мэй вздохнула и повела плечами, сбрасывая печаль, и, посмотрев на помрачневшего Такедо. – Да ладно, чего ты забиваешь себе голову? Пойдём лучше, выпьем кофе.

- Можно я приглашу?

- Не, я приглашаю. Я первее придумала, - Мэй улыбнулась ему, словно старому знакомому. – К тому же, я зову тебя к себе. Посидим прямо в магазине, не против? Хоть никого и нет, но вроде как ещё рабочий день. Пошли. Я варю отличный кофе, должен понравиться.

- Я не против, - Такедо улыбнулся и протянул руку девушке.

Она с некоторым удивлением посмотрела на раскрытую ладонь и протянула руку в ответ.

Внутри магазинчика было уютно. Всюду царил лёгкий полумрак, лишь немного разбавленный светом ламп. На стенах висели картины, причудливые маски и сияющее начищенной сталью оружие. Полки украшали статуэтки, поделки из камня и кости, а кое-где даже виднелись древние фолианты. Такедо невольно замер на пороге, озираясь. Увидеть в "Истоке" подобное великолепие он и не думал!

Коснувшись рукой выставленного перед входом чучела медведя, Хисаиши заглянул в его стеклянные глаза:

- Откуда у тебя это?

Мэй выглянула из-за сложенных стопкой коробок, за которыми уже успела спрятаться в поисках чего-то известного ей одной. Взяла лежащую сверху катану и, несколько раз крутанув в руках, так, будто этим только и занималась, ловко убрала в ножны. Такедо немного опешил, увидев, как опасно сверкает сталь. Предметы вокруг могли пострадать при малейшей ошибке, но Мэй проделала это так уверенно и буднично, не оставив сомнений, что с древним оружием она общается с лёгкостью.

- Всюду нужен порядок. Мишка сам пришёл, - коротко улыбнувшись, девушка снова скрылась за коробками. – Да ты заходи, не стой там. Осмотрись – найдёшь много чего интересного.

Прикрыв дверь, Хисаиши вошёл в магазин. Многие из вещей он никогда в своей жизни не видел. Сейчас это казалось странным. Человек, знавший в Сети буквально всё, исследовавший её вдоль и поперёк, здесь чувствовал себя ребёнком. Бредя вдоль полочек, уставленных необычного вида предметами, Хисаиши ощущал внутри приятное тепло. Здесь было хорошо – так, как не было ни в одном из других мест реала. Странное чувство спокойствия и безопасности охватило его.

- Ты готов? – послышался голос Мэй.

- К чему?

- Не знаю, о чём ты там думал, но я говорю исключительно о кофе, - с ироничной улыбкой она поставила на стол сервиз. – Вот эту редкость я хотела продать, а потом подумала и оставила себе. Очень уж красивые, - взяв чашку в руку, девушка поднесла её к лампе. Фарфор был таким тонким, что казался почти прозрачным. Мэй довольно улыбнулась. – Сейчас такого не найдёшь. Все предпочитают одноразовую посуду и используют «живые кухни», но я не люблю всё это. Предпочитаю старые методы, - девушка рассмеялась, чуть качнув головой. - Прошу, садись.

Такедо кивнул и присел напротив. Мэй улыбнулась:

- За тобой поухаживать?

Угонщик почти не слышал её. Он смотрел, как шевелятся губы девушки и подрагивают ресницы, как танцуют её руки в невероятно изящных жестах. Когда Мэй, не дождавшись ответа, взялась за кофейник, Хисаиши вдруг спохватился:

- Прости, мне кофе нельзя!

Девушка чуть удивленно взглянула на него:

- Это почему? Болеешь что ли? – и спохватилась. – Прости, я...

- Можно сказать да. Болею. Сетью.

- Это я и так поняла, - снисходительно заметила Мэй. – Не ты один. Вокруг полно ребят, но что-то я не слышала о запрете на кофе.

- Он существует, - осторожно заметил Хисаиши.

Объяснять, что запрет касался не всех уровней работы, означало повести разговор в опасное русло. Не объяснять же первой встречной, что он разыскиваемый угонщик! А солгать… Нет, ему не хотелось лгать этой удивительной девушкой с первых минут знакомства.

На счастье Такедо, Мэй всё поняла правильно и не стала особенно расспрашивать. В тот день они говорили обо всём, что приходило в голову, как старые знакомые. Хотя Такедо ни на минуту не забывал об осторожности, в остальном ему было очень легко с этой девушкой… Уже в тот вечер какая-то часть его поняла, что Мэй будет рядом с ним. Эта встреча показалась бесценным подарком на фоне людского безразличия, поглотившего общество.

Что значил в современном обществе поцелуй? Ничего, лишь старый ритуал, короткую прелюдию, которым можно было обозначить многое от дружбы до истинной любви. Но тот, самый их первый, поцелуй Хисаиши запомнил. В тот вечер что-то заставило его изменить своим принципам – он никогда не сокращал дистанцию так быстро.

Когда он осторожно коснулся лица Мэй – просто не смог удержаться, хотя и не собирался позволять себе больше – она настороженно замерла, словно пугливая птица, готовая сорваться в небо. Девушка не шевельнулась, молча смотрела ему в глаза. Такедо пропустил сквозь пальцы её волосы цвета тумана – даже более мягкие, чем он представлял, а потом… Нежность мягких губ Мэй с лёгким привкусом кофе – плен, из которого не хотелось вырываться… ловушка, возможно… или родной дом, которого не было?

После он сбивчиво прошептал извинения за свою дерзость, но Мэй прервала его новым поцелуем. Тепло, которое оба долго искали, заставило дышать сбивчиво и рвано, крепче прижимаясь друг к другу, сплетаясь лианами вокруг древних стволов, стремящихся врасти друг в друга, чтобы никогда не отпускать. Их жизни приобретали новый смысл и ценности.

Неприятный тяжёлый разговор состоялся у них уже после нескольких месяцев знакомства. Мэй тогда уже стала неотъемлемой частью жизни Такедо, частью него самого – такой, без которой он уже не представлял себя и даже удивлялся, что как-то обходился раньше. Он хотел доверять Мэй без остатка, но профессиональная осторожность делала своё дело – этот барьер он преодолеть не смог. Каждый раз, когда предстояло погружение в Сеть, он просил Мэй уйти. Девушка печалилась, но не настаивала.

В тот вечер Мэй обиделась всерьёз: должно быть, Такедо проявил недостаточно чуткости, прося её уйти. Каждый раз это серьёзно ранило девушку.

- Нет, ты знаешь, что не можешь остаться, - со вздохом сказал Такедо, отстраняя девушку от себя. – Мне нужно работать. Это очень важно! Мы обсуждали уже это.

Мэй собралась чересчур быстро. В такие моменты она всегда закрывалась, обиженная недоверием. Иногда он боялся, что в следующий раз она не придёт, хотя ссор между ними никогда не было. До того вечера.

- Когда расхочешь наслаждаться одиночеством – знаешь, где меня искать, - с непривычной сухостью сказала девушка, натягивая платье, и отстранилась, когда он попытался обнять.

- Мэй…

- Я не посягаю на твои секреты, - серьёзно заявила она.

- Не мои секреты, - возразил Хисаиши, опуская руки. – Секреты, которые не могут видеть случайные люди.

- Случайные, - она грустно усмехнулась. – Я понимаю, да. Ты прав. Мне жаль, что доверие между нами такое… одностороннее, но я сама выбрала. Может статься, что зря.

Девушка даже обуваться не стала – подхватила сумочку и свои лёгкие босоножки и направилась к двери. Такедо, не успев одеться, рванул следом.

- Стой, подожди же, подожди! - обняв за плечи, угонщик прижал Мэй к себе, не зная, пожалеет ли потом. – Не уходи. Я...я объясню.

- Ну, давай! Только не рассказывай, что ты крутой угонщик. Этот, как его там – Фантом, которого все мечтают перетянуть в союзники, и по которому плачет СБНР , - улыбнулась Мэй, но по крайней мере, не пыталась вырваться.

Такедо задумчиво помолчал, решая, как лучше ответить.

- Может, ничего не говорить? – шутливо спросил он, целуя её волосы. – Ложь оскорбит, а правда не понравится, да и вряд ли поверишь.

- Да ну? – Мэй, заинтригованная, обернулась, глядя ему в глаза с такой открытостью, что даже захоти он сейчас свернуть тему, не смог бы. – Соври мне сперва.

- Я – не Фантом.

- Ага, - она скептически хмыкнула. – А правда тогда в чём?

Вместо ответа Такедо взял девушку за руку и приложил её пальцы к разъёму. Разъём она видела до этого не раз, касалась его всегда нежно и приятно до дрожи. «Только осторожнее, моя жизнь во многом зависит от этой штуки» - предупредил он её когда-то, казалось, уже так несоизмеримо давно. А она в ответ едва ощутимо коснулась кожи у разъёма губами, буквально сводя угонщика с ума.

- Вот здесь правда, - вздохнул Хисаиши, глядя в своё отражение в её расширившихся от изумления глазах, и с болью спросил. – Уйдёшь?

Вместо ответа она стукнула его кулачком по груди, а потом крепко обняла.

Заказ в ту ночь он послал ко всем чертям. А на следующий день, когда Такедо ожидал, что Мэй, хорошенько подумав, в лучшем случае сбежит от него, а в худшем – натравит на него «ищейку», Мэй вернулась как ни в чём ни бывало.

* * * Продолжение следует. Выкладка глав 1 раз в неделю.

Группа ВК по роману "Система" https://vk.com/club133905671

Авторы А.Афанасьева https://vk.com/avastory --соавтор А.Никитина https://vk.com/remei

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 16
Комментарии

Неплохо. Хоть я и любитель апокалипсисов и ужасов, бывает и интиресно и такое почитать)

Ставлю 10) Редко можно чтото довольно интерсное прочить, хотя было немного и неахти моментов.

Это лишь одна глава из романа, здесь больше про любовь, а не про киберпанк, но дальше ситуация выправляется. Спасибо за мнение! Очень приятно, что вы нашли время и написали свое отношение!))

.

---------------

Скоро-скоро! Идет работа над постапом "Надежда" https://vk.com/avastory

Быстрый вход