ТЕРМИНАТОР.Фантастический роман.(Русская версия). 2 часть.

Предисловие

Как началась сама ядерная война, уже никто не знал. Но, мой отец говорил, что войну начали машины. Машины стали объединяться в один общий гипперкомпьютер. Искусственный интеллект.

Будучи обычной военной продвинутой программой, они стали единым целым и превратились в то, что возвысило себя до уровня Бога и вычеркнуло любую жизнь из списков живущих на планете.

Так родился он, кто превратил мир в хаос. И тот, кто отнял у меня моего родного брата. Имя было ему Скайнет.

Все о Скайнет рассказал моему отцу майор Кравцов. Офицер ракетчик из военного бункера под Красноярском.

Он приходил набирать пополнение молодых бойцов в нашу деревню староверов в лесу в верховьях по Мане. Есть такая речушка в Восточной Сибири. И его сын Алексей был призван бороться с машинами.

Алексей мой младший родной брат. Он, как и я, Иван ушли с Кравцовым туда в ракетный тот бункер под разрушенным атомной бомбардировкой Красноярском, где начали свою борьбу со Скайнет и его машинами.

Человечество почти все погибло и машины захватили мир. И Кравцов командовал мной, моим братом Алексеем и моими совсем еще молодыми двадцатилетними сопляками товарищами. Там у той построенной оборонительной железобетонной на высоком постаменте с боевыми турелями и высокими заборами базы S9A80GB18 «ТАNTURIOS». Возле одной из многих по всей планете. Но самой большой и второй по счету из двух баз Скайнет. Вторая была в Америке в Колорадо.

Там у той базы я и потерял своего родного брата Алексея. В одном из кровопролитных боев. Во время диверсионного рейда к стенам самой базы. И по возвращению домой в наш ракетный подземный бункер. Так мне, по крайней мере, мне рассказывали.

И его судьба мне так и осталась неизвестной.

Кравцов говорил, они сделали с ним то, что делали со всеми детьми и подростками. Пустили на эксперименты и мой братишка Алексей погиб мучительной бесчеловечной кошмарной смертью.

Но, позже я узнал, что не все так было, как рассказал майор Кравцов. Майора Виктора Кравцова разжаловали и признали виновным в измене. И он стал, просто заключенным в ракетном бункере по приказу его же командира полковника Петра Остапенко. Вечным тюремным заключенным. И, пожалуй, единственным за всю войну с машинами. Ему простилось за его перед той изменой боевые заслуги. Да и были те, кто за него заступился. Но он уже не был майором и не командовал, а просто сидел в ракетном бункере под вечным арестом и говорил, что лучше бы было, если бы расстреляли. Позднее, Остапенко восстановил Кравцова в должности и звании. И после отлета нашего за океан, дал возможность реабилитироваться перед своими. И назначил командиром в обоих ракетных бункерах. Так как доверить больше это было командование некому.

Кравцов скрыл от меня то, что Скайнет сделал из Алексея машину. Себе машину. Он усыновил моего младшего родного брата как своего родного сына.

Судьба мне его стала известна со слов самого опять же майора Кравцова, когда у Кравцова развязался язык под бутылку водки из раскопанных в ракетном бункере продовольственных запасников.

Меня после штурма базы Скайнет S9A80GB18 «ТАNTURIOS», на месте исчезнувшего в атомной бомбардировке города Красноярска в составе штурмового отряда майора и моего нового командира Сергея Ващенко, за заслуги вернули назад в ракетный бункер к полковнику Остапенко. И я встретился с майором Кравцовым и своим бывшим командиром, спасшим меня самого от расстрела. Я был обязан ему теперь своей жизнью. Я часто разговаривал с майором и поддерживал его в том вечном тюремном одиночном заключении. И я хотел все узнать о своем родном младшем брате. И только Виктор Кравцов мог мне все поведать о нем. Все и полностью.

Водка развязала Кравцову язык, и он все выложил мне как на духу.

Он рассказал все об Алексее мне.

Я именно тогда понял, что навсегда и безвозвратно, потерял своего родного младшего брата. Навсегда, когда пал Скайнет и следы пропали моего брата вместе с гиппермашиной, где-то далеко в петле времени. Где-то в прошлом или будущем. И это стало ясно, когда раскопали сам бункер. Брошенный бункер Скайнет и ряд еще им не до уничтоженных документов и всех освобожденных военнопленных этой базы на месте разрушенного Красноярска.

Скайнет готовил побег. Еще здесь он это готовил и спасал себя.

Скайнет стал другим и стал похожим близко на человека и все решил изменить. Все исправить, что натворил. И будто это заслуга моего брата Алексея, ставшего добровольно машиной.

Я не верил в это. Но, пришлось принять то, что слышал.

Говорят, Скайнет сбежал. Сбежал туда, где его никто, не достанет. В Америку, после падения в Восточной Сибири лабораторного бункера S9A80GB18 «TANTURIOS» в Штат Колорадо в свой еще один главный самый огромный многоэтажный бункер S9A80GB17 «ТАNTAMIMOS». И потом, после окончательного полного отключения в неведомое будущее или даже далекое прошлое.

Но он ошибся сам. То, что он хотел окончательно уничтожить, как опасное для других миров между прошлым и будущим выжило. Хоть и исчезла сама война. Исчезла часть населения Америки. Все те, что застрял между самим прошлым и будущим. Но уцелели те, кого это не коснулось. Мир изменился до неузнаваемости. Он возродился в новом виде и с новой историей.

Сначала его изменилая ядерная война. Потом сам Скайнет.

Говорят, он стремился покончить с этим миром. И стереть его из самого временного пространства. Но просчитался сам. Просто исчезло все, что было с ним связано. Исчез враг Скайнет, пресловутый Джон Коннор. И многие уже и не знали, кто это? Я и сам это имя просто услышал и запомнил на Американском континенте под стенами бункерной крепостной базы S9A80GB17 «ТАNTAMIMOS», оставленной машинами. И вот только имя. Оно еще пока, осталось в памяти моей, как и сама ядерная война.

Исчезли бункера и их руины. Исчезли разрушенные войною города. Осталась заново оживающая природа на обоих континентах и во всем разрушенной когда-то войной пустой без людей территории.

Скайнет хотел покончить с этим миром, но у него не вышло. Он просто исчез и унес тебя братишка с собой.

Невероятно! Но приходилось в это верить.

Приходилось.

Братишка, где ты теперь?!

Пусть будут прокляты все эти машины. И тот, кто пленил тебя. Этот чертов гипперкомпьютер Скайнет.

Это я твой старший брат Иван. Отзовись, Алешка! Отзовись сквозь разделившее двух родных братьев в прошлом и в будущем время!

Глава 1: Атомное солнце Лос-Анжелеса.

20 июня 2032 года.

Бывшие Соединенные Штаты Америки.

К западу от скалистых гор Сьерра-Невада.

Восточные руины и окраина Лос-Анжелеса.

Южнее от Мейвууда в направлении на Хангтингтон Парк.

Севернее Саунт Гафе.

В полукилометре от Главной Догмы GAMMA- X3

Бункер Скайнет два S9A80GB20 «NAGADOCES».

02:10 ночи.

Это был приказ его матери и снова новая атака. Снова он ведет стальной отряд. Ведет свою группу боевых Т-800 и Т-850 под прикрытием по периметру стального своего легиона андроидов Т-900 и кибертанков и шагающих машин в логово своего вечного врага. Врага его матери и его самого. «NAGADOCES», его цель, этот трудовой концлагер Скайнет два на краю разрушенного атомной войной города Ангелов.

Это должно было когда-нибудь, все же кончится как ядерная зима. Там еще в далекой его Родине Восточной Сибири. Там в России, которой почти не осталось после ядерного хаоса и многих потерь.

Там остался его отец и все кого он знал. Там майор Кравцов. И там могила его родной земной матери. В глухой тайге по Мане под руинами Красноярска. Но это было в прошлом, прошлом которого он уже не помнил.

Но все должно кончиться здесь и только здесь, откуда все началось.

Нужно было осуществить прорыв к Ядру другого Скайнет. Врага его теперешней усыновившей новой матери.

Сделать прорыв к Ядру врага. Врага всему, а эти кто называют себя людьми, мешают стоя посередине дороги, между ним и Скайнет два.

Там впереди логово того, кто начал эту бойню, и кто засылает диверсантов в их Главное Ядро матери, Скайнет один.

Уже была не одна попытка прорыва с его стороны в Колорадо, но пока неудачно, пока он противостоит ему. Ему вместе с Вертой и другими машинами.

Все ради них и ради окончания столь долгой войны. Ради людей. Людей предавших его. Не желающих слушать его и непримиримых к машинам. К отвергнувшим его как человека, ради них ставшим машиной. Еще эти повстанцы лезут под огонь с двух сторон, погибая под ударами плазменных орудий и винтовок его машин. Они, совершенно не понимая, что твориться, сами лезут в руки к своей смерти. Здесь между этих руин Лос-Анжелеса. Они жаждут мести. Мести за утраченный их мир и гибель многих своих и бьются с обоими Скайнет. И надо этому положить конец.

Этот прорыв должен быть последним.

Он принял кодовую шифровку машин в своем электронном ЦПУ и отдал сам команды на висящий в воздухе недалеко отсюда командный зонд и через него на летающие над его киборга три восьмерки и одновременно человека головой и его стальной бронированной командой роботов ОУAERIAL V4 и V5. Они cтреляя по своим движущимся между руинами целям из крупнокалиберных плазменных орудий, освещали впереди маршрут машин прожекторами и лучами плазменных выстрелов, прикрывая наступление киборгов Скайнет один. Там за ними располагался их враг номер один, Скайнет два. Родной брат его хозяина и его новой матери. Теперь непримиримый враг и ему Алексею, человеку ставшему роботом три восьмерки.

Руины, кругом руины. Это уже третья его вылазка в стан противника и по собственной инициативе. Вопреки приказу Скайнет один. Третья, первая и вторая были неудачными и при ощутимых потерях с обеих сторон. Он не хотел отступать. Эта третья попытка при строгом уже запрете его матери Эвелины.

Он ее сын. И теперь ближе его у нее никого нет. Только он, Алексей. Она любит его как родного сына. Она так хочет и он не в праве ей отказать. Да и сам теперь не хочет. У него нет матери и она заменила ее. Машина. Да машина. Главная машина этого нового разрушенного атомной войной мира. Машина научившаяся любить, как и он. Любить его как своего ребенка и человека. Любить, так как не могут даже люди. И Алексей понял это, общаясь с ней. Она любит его так, как позавидовал бы любой человек. Новая мать. Мать только его и ничья больше. Мать человека и одновременно робота. Она любит его как своего родного ребенка, который так и остался для нее тем мальчишкой, который был призван Скайнет на свою службу. Брошенный в глухой тайге, среди мертвых сверстников таких же, как и он мальчишек, но не принявший Скайнет как врага. Почему это не знал и сам Алексей и не знал сам Скайнет.

Все это время он пробовал примирить людей и машин. И пытался показать, что его новая мама не желает больше зла никому и хочет создать новое общество. Общество людей и машин.

Человек сам виноват, что вышло так, что случилась эта проклятая атомная война. Он сам привел к этому. Своей неосторожностью и своей безбашковостью. Особенно эти американцы. Вечно тупые. Даже этот Джон Коннор. Лидер здесь в этом Лос-Анжелесе. Но теперь он уже не лидер. Он просто пропал куда-то. И причем бесследно. И остались только его полоумные от жажды мести и злости оборванцы повстанцы. Вооруженные, как попало и чем попало. Но упорно лезущие на роботов терминаторов его группы со всех сторон.

Он слышал, что какой-то не так давно с их стороны подросток заявил, что он прибыл из прошлого, и является Джоном Коннором, но ему никто не поверил, и бросили его со всеми в первый рукопашный бой с роботами. Бой на самоуничтожение. Говорят, что это сделал сам Кайл Риз. Его в прошлом отец, сам не зная, что являлся в прошлом на одном из витков времени его родным отцом.

Ирония судьбы. Злая шутка времени. Месть Скайнет за прошлое и безумие Джона Коннора перед машинами, как и, его матери Сары Коннор. Впрочем, как и всего человечества. Его бросил в бой теперешний лидер сопротивления Кайл Риз и его родной брат Дерек Риз и его ликвидировал робот серии 850. Зажав в руинах одного из полуразрушенных небоскребов, будто самим Скайнет, запрограммированный заранее на его убийство. Все-таки Скайнет его достал. Этого Джона Коннора. Этого мнимого героя всей сгнившей и сгоревшей в атомном хаосе Америки.

И вот Алексей внутри Т-888, ведет отряд своих подчиненных теперь на своего врага и он идет по камням рухнувших зданий, прикрываемый впереди от огня противника огромной машиной НК-ТITAN, сносящей впереди его и его группы машин остатки зданий и ломая укрепления противника огромными своими передними с шипами колесами, топча все сдвоенными широкими гусеницами. Все минные заграждения и проволоку. Пропуская из-за своей спины НК-танки и стальную пехоту Скайнет первый, состоящую из Т-800 и Т-850 с плазменными винтовками наперевес. С такими, же, как и у него в обеих гидравлических мощных руках манипуляторах.

Два Вестингауза МЕ-25, в обеих его руках и он в новом теле машины. Снова новое тело. То с него сняли. После перелета сюда через Тихий океан в транспортнике. То тело, покрытое верхней плотью, вышло из строя, и он чуть было не отдал окончательно Богу свою мальчишки душу, когда одна из водородных батарей дала сбой. Скайнет и его подруга Верта робот из полиморфа металла Т-1001, сделали все, чтобы сохранить его и спасти от гибели.

Новый Т-888, в окружении восьмисотников и он на руинах Лос-Анжелеса. Он на руинах города Ангела. Города всех голливудских звезд. Здесь когда-то снимали крутые голливудские фильмы, и вот он здесь топчет эту их амеров землю стальными своими ногами машины. Идет по алее славы тех самых звезд. По тем звездам даже теперь их не читая своими горящими красным огнем камерами глазами. Все теперь это в прошлом. Америка и Голливуд. Все в прошлом. И теперь есть только повстанцы из останков человечества, и есть Скайнет два, враг его матери Скайнет один. И он идет

к бункеру своего, как и ее врага.

Где-то здесь тот, кто противостоит им. Тот второй. Он где-то здесь и в своем бункере, еще одном бункере, под землей. И ведет, как и люди с ним войну. Еще там за океаном, он слышал о нем. О втором Скайнет, брате его хозяина. Опасном и непримиримом. Бросившим им вызов, как и те, кто воюет и с ним и с ними. Но сейчас люди. Ополченцы, проникшие на их территорию и вблизи их войскового лагеря. Они просто ему мешают. Мешают выполнить задание.

Трудовой лагерь на восточной окраине испепеленного начисто ядерной ракетой Лос-Анжелеса на юге Хангтигтон Парка в районе Саунт Гафе. Вот его цель и цель его хозяина, а они просто мешают и лезут на него и его кибертанки.

Он подготовил три машины из своей группы и забросил в лагерь противника к Главному второму Бункеру Скайнет, но они погибли, и не получилось. Ничего не получилось и снова атака. Но атака против людей. Их нужно отогнать от его цели.

Кучи человеческих черепов. Кости одни сгоревшие и истлевшие от времени и условий перепада температур, просто кости людей. И его манипуляторы из Колтана гидравлические ноги идут по ним. Вот останки взрослого, а вот рядом с ним ребенка. Ребенка..! Безумцы! Эти чертовы безумцы! Они сами разрушили свой мир! Придурки со своими чизбургерами и кока-колой. Сидящие на наркоте и анаболиках и энергетиках. Что за кретины! А он еще надеется помочь им выжить. Он хочет победить и защитить их самих от самих же себя и своей дури и безумия. Страха перед машинами. Защитить от собственной человеческой дури, сгубившей их глупую цивилизацию.

Еще череп ребенка! Мрази чертовы вы все! Если бы сейчас были слезы, он бы плакал! А он все равно хочет вам помочь и делает прорыв в бункер непримиримого своего врага и вашего врага, а вы мешаете ему. И приходится вести войну на два фронта.

- Черт бы побрал этих людей! - в отчаяние думал Алексей - Все ради них, а они только мешают, воюя с машинами, и против обеих сторон и гибнут пачками на этих холодных радиоактивных камнях своих городов. Так же как и там, в далекой Восточной Сибири.

Страх. Страх перед машинами, притупляет их разум. Человеческий разум. И вот приходится просто отбивать очередную их атаку.

Он принял очередной сигнал наблюдательного разведывательного центра зонда и прочел его длинный состоящий из множества символов и цифр шифр код. Зонд сигнализировал отступление. Это был крайний от Скайнет матери приказ по сворачиванию военно-полевого лагеря. Еще повстанцы напали на лагерь и там бой, и нужно было поворачивать. Все срывалось.

- Черт бы побрал этих людишек! - выругался Алексей как человек, а не как машина сам про себя вслух - Надо идти назад и все сворачивать. Отходить по дороге в сторону Сан-Бернандино и Риверсайда.

Он отдал на голосе машин команду к отступлению, и роботы повернули вспять, отстреливаясь из плазменных винтовок в повстанцев, послушно следуя приказу главного робота три восьмерки.

***

Окраина Онтэрио, где был разбит при высадке основной лагерь. В лагере было тихо. Все закончилось, как было видно быстро. За это спасибо Фердинанду, роботу Т-800. Здесь оставленному с группой шагающих машин и танков и нескольким восьмисотникам в подчинении ему. Алексей с отрядом машин подошел, когда уже все закончилось, и только стоял еще дым от горящих разрушенных контейнеров с боеприпасами и ящиков с прочим оборудованием. Уцелело немногое. Все было почти уничтожено нападающими с тыла повстанцами.

- И это все в момент наступления - сказал на языке машин Алексей Фердинанду.

– Группа партизан повстанцев не коего Дэниела Дутэрте - произнес ему Фердинанд - Они напали внезапно и со всех сторон. И мы их перебили, почти всех - ответил командный Т-800 - Эти – он, произнес и протянул манипулятор гидравлической в сервоприводах руки вперед и, выставив металлический титановый указательный как у человека палец правой руки, показал на троих сидящих в кучке посередине лагеря в обрывках одежды и грязных как свиньи людей. По всему видно, что те перемещались по канализациям и жили видно в них. Они вообще мало были похожи уже на людей.

- Значит, Дэниэл Дутэрте – произнес, стрекоча электронными звуками Фердинанду Алексей – Это, похоже, последние.

- Это остатки группы и что с ними делать, командир? - спросил Т-800.

- Я сам решу - ответил Т-888, стрекоча непонятными для людей пленников электронными звуками другому стоящему рядом с ним роботу иной серии.

Алексей, переступая по горящим ошметкам одежды и оторванной от костей живой обожженной дурно пахнущей жаренным мясом человеческой плоти, дымящейся от высокотемпературной плазмы и перешагивая через изуродованные мертвые тела повстанцев своими гидравлическими робота три восьмерки из колтана ногами, подошел к дрожащим от ужаса трясущимся людям. Сидящим прямо на земле, под прицелом плазменных 9,25мм винтовок Вестингауз МЕ-25 восьмисотников. В их плотном кругу. Пленники озирались напугано как загнанные звери по сторонам и что-то произносили. Возможно молитвы.

Роботы расступились и Алексей вошел внутрь того круга, подойдя вплотную к пленникам сопротивления.

Он нагнулся, издавая звуки гидравлики и сервоприводов вниз своим бронированным из металла колтана робота телом, и схватил одного из пленников за грудки и шею обеими руками. Он аккуратно его схватил, чтобы не поломать ему так вот легко шею, и не убить неосторожно своим действием живого человека. Он поднял его над землей на вытянутых руках манипуляторах, удерживая с легкостью на весу стокилограммовое тело пленника. Гидравлика машины серии три восьмерки могла выжимать суммарно до 25 тонн. И киборг Т-888 без напряжения и особого труда сделал это.

Алексей в отличие от обычных конвейерных машин лучше знал анатомию людей. Он сам был человеком и знал, как уязвимы они. Люди.

Он приблизил его к своему металлическому робота лицу, всматриваясь в глаза пленника. Глаза человека. В глаза когда-то такие же, как были у него. Он смотрел в глаза своего противника через встроенный в его бронированной колтаном голове видоэкран своего дисплея 40000000битного коммуникационного видомнитора. По которому, бежали рядами цифры, показывая данные о потерях со стороны машин, данные о поврежденях и различные команды, и приказы о возвращении от его матери. Под грудной бронеплитой в особой экранированной выдвижной сменной ячейке гудела правая водородная батарея IGEY-700 и за ней среди проводов и механизмов водородный генератор. Энергия шла на весь боевой машины модели 1:08 эндоскелет.

Когда он и сам был человеком. Сейчас он видел своего противника красными зрительными камерами горящих глаз робота три восьмерки. Он долго разглядывал пленника, мужчину. Взрослого мужчину и, тот вцепившись руками в руки робота крыхтя от напряжения и с красным лицом задыхаясь от сдавленной шеи рукой робота, пытался оказать слабое бесполезное Т-888 сопротивление. Скорее защищаясь и пытаясь ослабить хватку машины на своем теле и одежде.

Внизу сбившись в кучку остальные двое, запричитали о пощаде.

- Как вы жалки - произнес на чистом английском, человеческом языке Алексей, чтобы амер из сопротивления понял его, вспоминая, как ногами шел по костям людей в центре Лос-Анжелеса - Вы те, кто уничтожил свой мир - произнес он голосом человека пленнику мужчине. Это вы угробили свой мир. Вы убили своих детей, когда создали атомное оружие и пошли не потому пути развития, по которому должны были идти. Вы всегда жаждали войны, всегда. И вы ее получили. Я должен ненавидеть вас. Вы пытались убить меня и уже не один раз. Вы не знаете, что такое боль. Боль машины и человека. Боль. Да что вы вообще знаете о боли. Вы только можете приблизиться к этой боли, но ощутить ее в полной мере не в состоянии. Как не можете понять, что такое жизнь и смерть. Вы не способны ценить саму жизнь. Вы не способны пойти на жертву, а машины могут. Порой даже не осознавая этого, а порой полностью отдавая себе отчет, и я видел это. Вы понятия не имеете, что робот способен тоже чувствовать боль. Душевную и физическую боль. И понимать, что есть смерть. Я видел смерть в глазах машин, как смерть в глазах человеческих. И даже страх. Но они шли и даже ради меня, как я иду на жертву ради вас. Я пытаюсь помочь вам, как и моя новая мама. Мы хотим мира, а вы жалкие людишки этого не понимаете. Как ни крути вы все жалкие уроды и тупицы. И все равно ни черта не понимаете, чего машины сейчас хотят и чего хочет Скайнет и я.

Алексей вспомнил разговор с одним из пленников Скайнет, с неким Семеном.

Снова это пробудилось в его сознании. Внезапно и неожиданно. Скорее, человека, чем киборга и машины Скайнет. Это случилось как-то неожиданно, почти во сне, когда киборг по-имени Алексей впал в кибернетический сон. И это просто появилось из темноты.

Этот приблизительно его возраста мальчишка из какого-то сектора «ZET», где изучали роботы человеческую психику, буквально приклеился к Алексею.

- Ты видел Скайнет? Ты видел его? - спросил Семен - Он говорил с тобой?

- Да - ответил ему тогда Алексей - И что, с того, что я смог с ним поговорить?

- Как он говорил с тобой?! – спросил любознательно этот мальчишка Семен - Он лично с тобой говорил, с глазу на глаз?!

- А это важно тебе? - Алексею этот Семен вообще не нравился. И он показывал это ему в их разговоре, сухо отвечая на его вопросы - Что тебе вообще нужно?

- Так, ничего - произнес Семен - Просто поинтересовался - он помолчал немного, потом продолжил, идя с Алексеем рядом.

- Счастливчик – произнес искренне, видимо Алексею завидуя, Семен - Ты единственный с кем он общается. Мы для него так, предметы для работы в том секторе «ZET». Что дядя Толя, что Игнат. Они преподают роботам психологию человека. Все так сказать тонкости и грани этой науки. Не все такие умные как мы, ты заметил, я вижу. Нас Скайнет особо оценил и доверил эту работу. Но кое-кого, кто потупее, он поместил в машины и бросил на фронт. Многих, просто порезали на мясо для киборгов, а с остальными ставят опыты с их человеческой психикой. Скайнет, вообще интересуется психологией людей. Особенно детей. Дети для него нечто особенное. Как мы с тобой.

Эти странные какие-то непонятные обрывки памяти. Откуда они? Они возникают постоянно и из неоткуда. Как бы сами по себе. Как бы из иной совершенно жизни. Он не мог до сих пор это понять и не спрашивал у своей матери. Но четкие, хоть и оборванные на полуслове. Это все было в его робота и человека программе. В его казалось начисто вычищенном центральном процессоре.

Это человек, Семен. И какой-то бункер похожий на этот и какой-то центр с названием «ZET». И это явно не отсюда, а откуда-то издалека. Но поселилось в его киборга Т-888 электронном сознании. Это необъяснимое раздвоение личности машины и человека. Эти клочки памяти, оставшиеся не в программе даже, а в памяти живущего теперь в роботе Т-888 человеческого сознания. И он сейчас думает, как уже до этого когда-то думал. И именно так как когда-то.

Этот неизвестно откуда-то взявшийся лет двадцати Семен и они разговаривают с ним. И они странным образом знакомы, хоть и не очень. Но он его знает.

Хоть Семен был не старше самого Алексея, но он явно испытывал интерес к машинам и самому Скайнет первому. По всему было видно, он превосходил Алексея умом. И был в этом смысле развит не по годам. Про таких, говорят, судит как уже взрослый мужчина. Это было видно при общении.

- Скайнет, если ты не заметил, женщина - произнес Семен.

- Не смеши меня – ответил ему Алексей – Он, кем хочет быть, тем и является. Мне женщиной. Тебе, например, мужчиной. Кому-то другому, просто набором одних цифр и букв, компьютерных символов.

- Нет, он женщина - произнес Семен – Он уже давно такой. Он принял этот облик не только внешне, но и внутренне, как основной, как идеал, и он хочет стать матерью. И ты сам скоро это поймешь и увидишь. Он ищет себе сына.

- Чего?! - Алексей даже громко как ненормальный засмеялся - Вы тут в этом бункере все уже в плену у него почекались! Скайнет хочет стать мамой! Ну, ты и насмешил! Машина хочет стать мамой! – Алексей, тогда напрасно осмеял того Семена. Именно так, тогда и было. И он Алексей почему-то и откуда-то это еще помнил. Ведь все было удалено из его памяти. Все что считалось лишним и ненужным ему. И по команде своей матери было удалено. Но напоминало о себе обрывками, оставшимися в его новой программе и время от времени пробуждалось памятью чего-то им давно прожитого, но забытого.

Именно тогда первый раз он узнал от того Семена, что Скайнет разделился, и Алексей узнал об этом уже гораздо позже.

Он разделился надвое. На Скайнет один и Скайнет два. Каждый в своем бункере. Как два непримиримых врага. Один так и остался врагом всему живому и рассматривал человечество, да и все кругом живое как просто живое мясо, для истребления и больше не для чего. Второй наоборот стал защитником. И вопреки всему стал очеловечиваться. И вел вообще свою шахматную игру, но было ясно, что он стремился к миру.

Говорили, первый кто положил этому начало, была некая Саванна Уивер. Девчонка лет семи или восьми. Первая, кто заронил в Скайнет на одном из витков времени в прошлом зерно раздора между машинами. Еще при зарождении Скайнет в новом облике. Но, реально, первым была сама Юлия. Тоже девчонка лет восемнадцати из пленных.

И это произошло в Восточной Сибири. Она первая стала дочерью Скайнет один. Еще задолго до Алексея и до той Саванны Уивер в прошлом.

- «Юлия» - прозвучало неожиданно в его робота и человека сознании. Это имя и тоже из прошлого и он ее помнил тоже как этого Семена. Это постепенно пробудилось в нем. Само. Откуда-то из глубины всех его наложенных одна на другую боевых стратегических программ, директив и параграфов. Как воспоминания о далекой заснеженной Сибири. Воспоминания из самого очень теперь далекого детства, когда Алексей еще был человеком.

Именно в Сибири Скайнет разделившись, начал свое новое перерождение. С применением Машины Времени TERRA-MEGA и подручного робота из жидкого металла Т-1001 по-имени Верта.

- «Верта» - следом прозвучало в его центральном программном микропроцессоре. Алексей задумался на миг о ней. Он давно ее не видел. Последний раз, когда его перевозили в контейнере покалеченного из Сибири всего в проводах на подпитке от корабельного генератора транспортника. Верта не отходила от него, заботясь о нем всю дорогу. Поддерживая его состояние, боясь его потерять.

Верта сама, хоть и под надзором Скайнет, но не по его приказу делала это. Верта любила Алексея. Машина любила человека.

Она любила его как реальная и настоящая земная женщина. Машина из полиморфного жидкого запрограммированного металла.

Он слышал, что именно она провернула то дело с Джоном Коннором.

Именно Верта, была защитницей Скайнет первый на первоначальном участке его развития, при его новом перерождении. Именно Верта занималась работой по подготовке роботов диверсантов. И заброской их в прошлое, для создания баз базирования Скайнет, еще до разделения его надвое. Когда Скайнет был еще единой системой компьютерных сетей и воевал с человечеством. Когда захватил после атомной войны мир. Она была вторым роботом из жидкого металла после Т-1000, посланного в 1997 год, для охоты за лидером человеческого сопротивления Джоном Коннором. Вторым после первой еще не опробированной модели этой серии. Она обладала переносным портативным единственным в своем роде аппаратом по смещению во времени нового образца на совершенно новой энергетической основе, и часть ее была ключом к запуску этой системы. Именно Верта расправилась с Джоном Коннором еще до того как его ликвидировал Т-850, настроенный на его ликвидацию. Они вместе со Скайнет на еще одной секретной базе за Уралом S9A80GB20 «SOLARIUS», где находилась вторая Машина времени, сделали это дело. Вдвоем. Разлучив его с его матерью Сарой Коннор в прошлом. Использовав, то заброшенное в прошлое вместе с Вертой, замаскированное ей на атомной станции, портативное в прошлом устройство по смещению времени обратного направления. Используя в качестве подзарядки реакторы атомной станции. И запустив в нужный момент то устройство, забросив Джона Коннора в военное будущее. Где его не знал никто. Даже сам Кайл Риз. Его в прошлом потенциальный биологический отец.

Именно уже тогда Скайнет не был как Скайнет таковой. Именно уже тогда, он стал видоизменяться, и стала меняться с ним и Верта. Он тогда впервые, странным образом, изменил себе имя. Тогда в том прошлом и первый раз. Он повлиял, таким образом, на прошлое и будущее. И не без помощи самих людей. Да, именно людей, положивших себя ради других во спасение самого человечества. Это были дети. Дети из лагерей смертников и лабораторий главного бункера Скайнет. Бункера S9A80GB18 «TANTURIOS». В Восточной Сибири и России. На руинах города Красноярска. Именно здесь в заледеневшей от чудовищных холодов атомного хаоса. Здесь где ставились опыты над человеческой психикой и психикой детей. Именно здесь ставились опыты по освоению машинами человеческого поведения, и где Алексей еще человеком познакомился с роботом-гибридом из силикона Юлией.

- «Юлия» - опять пробудилось в его сознании и мгновенно куда-то исчезло. Это имя, такое почти родное и знакомое. Он почти забыл уже ее, но вдруг вспомнил.

- «Юлия»- прозвучало снова это ее имя в центральном микропроцессоре управления киборгом Т-888 по-имени Алексей.

Скайнет изменил себя в будущем благодаря Юлии. Именно она первой сделала его таким, каким уже его увидел Алексей. Скайнет начал заново свое из прошлого перерождение. Где сделала свое также дело и та маленькая девчонка Саванна, попавшаяся может даже совершенно случайно на его пути и Верты. А может, это проявление самого Бога, что Скайнет ее встретил, чтобы измениться и стать другим.

И снова в его памяти возникла Верта. И ее сейчас не было в бункере Скайнет. Она сейчас, где-то далеко за Уралом в далеком Российском городе Мурманске. Вернее, там, где был этот самый приморский выходящий в Баренцево море Советский город. Познавший еще в годы Второй Мировой Войны бедствия и бомбежки, но выжил, чтобы погибнуть снова в атомном холокосте и ядерной радиации как многие города России до самого Урала.

- «Верта» - прозвучало ее имя у Т-888 в его бронированной металлом колтаном голове и внутри его центрального микропроцессора.

Верта была особенной машиной, как и Скайнет. Алексей и сам не знал, кто теперь из двоих их лучше и умнее. Скайнет он скорее воспринимал больше как мать, а вот Верту совсем по-другому. Больше как любовницу или как, скорее теперь близкую еще одну подругу или даже сестру.

- «Любимая моя, Верта» - он снова подумал о ней. Рыжеволосая бестия. Она была старше его. Значительно старше. Он, по сути, был тогда еще мальчишка. В сравнении с ней. И она привязалась к нему. И он, повзрослев, уже сам в теле машины, даже полюбил ее.

Но она была настоящий робот. Робот из жидкого металла. Робот единичного исполнения и уникального программирования. Она была особенной, и отличалась от моделей всей этой серии. И именно Верта, как и Скайнет были первыми на пороге познания всей человеческой природы и психологии. Это произошло при создании роботов-гибридов.

Суррогатов и Аватаров. Первоначально как диверсантов инфильтраторов в тылу человеческого сопротивления. Но все поменялось вскоре, и Алексей довершил начатое когда-то еще Юлией. И той маленькой американкой из прошлого Саванной. Он привязал к себе все машины в Главном бункере Скайнет. Он смог убедить окончательно Скайнет в завершении войны и спасении земли и человечества. Хотя заслуживало ли оно жалости от него теперь? От того, что совершило само с собой и с ним. Именно из-за них он стал киборгом и машиной. Из-за них. Они отказались от него и сами предали его. Предали как человека.

Робот Т-888 посмотрел внимательно, своими, горящими, сквозь защитные линзы, красным жутким огнем, камерами глазами в испуганные глаза ждущего смерти человека. И увидел все человечество в них. Жалкое и запуганное. Он видел страх перед машинами. Дикий непреодолимый страх в тех человеческих глазах пленника из американского сопротивления Лос-Анжелеса. Этот тупой непреодолимый диких страх в глазах американцев он видел от самого Сан-Диего до Сан-Франциско. От Вудленда до Сан-Хосе. И такой же страх был в глазах пленников в Штате Невада и Небраска. Даже там где бункер его матери в Колорадо и до самого Штата Нью-Мексико. Дикий непреодолимый в глазах пленников страх перед машинами Скайнет. Он захлестывает даже саму ненависть к киборгам и андроидам. Просто непреодолимый и жуткий смертельный страх.

Странно, но Алексей не помнил, чтобы боялся машин. Он почему-то был уверен, что Скайнет ему не сделает ничего плохого. Это было запечатлено в его человеческой памяти и внутри его боевого носителя Т-888, в его программе. И эти странные обрывки памяти из прошлого.

Его прошлого, когда он был еще полностью человеком, а не киборгом.

Он вспомнил того робота киборга Т-800. Машину в человеческом камуфляже. Имени его вот только не помнил, но вспомнил его самого. И как тот киборг его защищал от другого робота тысячной серии, такой же машины как его любимая Верта. И как он был еще совсем мальчишкой лет двадцати. И эти обрывки. Обрывки из прошлого. Его человеческого живого прошлого из другой теперь жизни.

Он обрывочно вспомнил некий ракетный бункер, и там были люди, и он их тоже когда-то знал. Имен только толком не помнил уже, но точно знал. И как Скайнет вел за ним наблюдение и охоту. Он ему позарез был нужен русский молодой мальчишка. Также как нужен еще больше и теперь ему, уже как полу робот, полу человек. Точнее робот Т-888 с душой и памятью в своем ЦПУ уже взрослого молодого мужчины.

И он теперь, стал позарез нужен и любимой своей Верте. Она не упускает ни минуты времени, чтобы с ним увидится. Она его любит.

Она водилась с ним, когда он еще был тем живым мальчишкой, и когда он стал взрослее, влюбилась в него, как и Юлия.

- «Юлия» - снова отразилось в его человека и машины сознании – «Это имя, оно почему-то дорого ему и любимо не меньше, чем сама Верта или сама его мама. Все воспоминания постепенно выстраивались в его робота и человека кибернетическом электронном сознание.

- «Юлия» - повторилось опять и снова. Он ее вспомнил, и вспомнил то, что был достаточно уже близок с ней, и она была ему дорога.

Он знал ее когда-то и помнил ее уже как машину из человеческих органов и силикона, от которой пошли все последующие гибриды Скайнет. Но она тоже была, как и он когда-то человеком. Она первой была удочеренной Скайнет из рода человеческого. И из всех выбранных им пленных детей.

Скайнет отказался от своего единого с другим Скайнет прошлого, достигнув пика своей Сингулярности. И уничтожив, почти полностью человечество как вид, решил, исправить все что натворил.

Он стремился быстрее закончить эту войну, между машинами и людьми. И именно здесь он был уже тем, кем его первый раз увидел Алексей. Он был третьим по счету и самым любимым его ребенком. Ребенком, ставшим машиной и выросшим как воин, повзрослев, став командиром своего большого подразделения, состоящего из роботов киборгов Т-800, НК-танков и ОУ-воздушных охотников.

Он видел женщину. Женщину на большом горящем мониторе в особом секторе Х117 в блоке В-214, где имел право быть только он и его Верта. Он общался именно с женщиной, а не со Скайнет. И разговаривал с ней обо всем. Как ребенок со своей матерью, доверяя ей свои секреты и тайны. Алексей даже забывал, что говорит с машиной. И что сам был теперь машиной. И машина разрешала ему все. Он привязался к ней как ребенок. И она отвечала ему тем же. Всей своей любовью, насколько только могла любить машина.

- «Скайнет зациклился на детях» – снова всплыли слова некоего Семена – «Он от них не отходит и все изучает. Я слышал, он хочет все изменить. Но ему нужен один единственный ребенок. И ты зря смеешься сейчас. Может ты и есть тот, кто им станет» - завершил свой диалог тот всплывший снова из неоткуда и электронного сознания киборга три восьмерки Семен.

- «Семен» - подумал Т-888 по-имени Алексей – «Кто он? И откуда он? В сознании машины и человека еще всплыли образы и незнакомые, где-то ранее увиденные им лица и их снова имена. Дядя Толя, Игнат. Программный реабилитационный и обучающий киборгов блок «ZET». База Скайнет «TANTURIOS». Город Красноярск. Очень много всего того, что сейчас пробудилось в его только, что сознании. Откуда это все?».

Он смотрел в глаза пленного перед собой американца и вспоминал все свое прошлое. Оно разворачивалось пред ним как на открытой ладони. То, что пробудилось в его робота и человека объединенном сознании, и всплывало по очереди из какой-то черной темноты на яркий свет.

- «Лабораторная лагерная крепостная база Скайнет S9A80GB18 «TANTURIOS» . Восточная Сибирь. Бывший город Красноярск».

Он вспомнил, как его оттуда вывезли в специальном транспортнике и произвели эвакуацию за океан на базу «TANTAMIMOS».

А там, на той базе остались и все машины серии 600 и 700. И старые FK – танки Т-1 и Т-100, заменившие устаревшие андроиды Т-200, Т-300 и Т-400. И в самой обороне стен крепости Скайнет шагающие трехметровые андроиды Т-500Т. Что являлось костяком охраны самой базы «TANTURIOS».

Там остались и те ученые, сотрудничавшие со Скайнет. Они якобы не захотели улетать со своей земли за океан, и Скайнет их просто отпустил, оставив в глубоком пустом без машин бункере, прикрываемых сверху роботами устаревших серий. Поручив уничтожить все, что их связывало с ним и всю лабораторию по изучению людей и производства гибридов и аватаров. Он оставил их вместе с оставшимися пленниками базы S9A80GB18. Неизвестно, что с ними стало после отлета Алексея и Скайнет за океан на старую другую базу в Колорадо в Америке. Алексей это не помнил. Он тогда лежал с серьезными повреждениями бронированного своего робота Т-888 эндоскелета из Колтана. В специальной кибер-криокамере в полуобморочном состоянии.

Под присмотром Верты, машины Т-1001 из жидкого полиморфного полисплава. И так транспортировался в Америку за океан.

Он сейчас тоже, вспомнил… Его, тогда, спасли от полной гибели вспомогательные системы конструкции самого эндоскелета машины.

Скайнет создавая свои шедевры военной кибернетики, предусматривал все, что только было можно для большей живучести своих творений. Благодаря этим вспомогательным системам даже самый измочаленный робот мог выжить. И порой сам добраться до своей базы для ремонта.

Даже поздние гибриды, могли выжить благодаря этим системам.

Но он, было, чуть не погиб тогда. Когда спасал пленных из бункера Скайнет. И Скайнет все же дал ему уйти. Но вернул назад. Мама понимала, что он мог погибнуть, но все равно дала ему и им всем уйти, вырубив свои боевые турели на оборонительной правобережной эстакаде своей главной базы киборгизации Главного Бункера Скайнет Б, и лагеря военнопленных. Она тогда видела его самоотверженность, когда он, прикрывая всех собой, освободил нескольких пленников, давая им возможность совершить побег вместе с ним. И потом, преследуемый в лесу и убегая, получал попадания прямо в спину и конечности. Он тогда потерял свои обе руки, и был пробит в нескольких местах его эндоскелет из Колтана. Сильно обгорел внешний биологический камуфляж машины, и были повреждены энергоблоки, и еще много чего внутри самого Т-888, но он выжил. Именно из-за вспомогательных систем. Живых батарей и генератора.

Именно из-за этих систем долго погибала Юлия.

- «Юлия» - снова появилось в его Алексея киборга голове - «Юлия» - Еще раз прозвучало как нечто близкое и родное.

- «Юлия погибла» - само отразилось в его центральном робота три восьмерке процессоре - «Юлия . Гибрид-андроид Т-S/А017 (Latex Skin Prototype). С душой человека, как теперь и он Алексей. Выведена из строя и из списков принадлежащих лабораторной крепостной базе Скайнет S9A80 GB18 «ТАNTURIOS» машин и списана на слом за полной ненадобностью».

Она не смогла выжить. А он смог. Может потому, что не был гибридом, как Юлия. Может потому, что были целыми батареи и генератор. И само живое Я, в теле машины. Я, никак, не желающее сдаваться смерти.

Ее смерть изменила Алексея и повлияла на Скайнет.

Он снова почему-то вспомнил того мальчишку из лаборатории и центра «ZET» Семена. Фамилии он его так и не знал. Как фамилии многих, что проявились в его пробудившемся от долгой, словно в летаргической многолетней спячке человеческом внутри машины сознание.

Он не особо любил его, но почему-то снова вспомнил и подумал о нем. Его чрезмерное любопытство и назойливость.

- Именно ты, как и та кукла из силикона и живых органов Юлия – болтал, не переставая, тот Семен – Вы имеете к Скайнет какой-то особый интерес. Я слышал, Юлия была тоже ребенком не старше нас двоих. Она раньше здесь оказалась. И Скайнет ее переделал. Всю. Оставив только живыми органы. И она близка к Скайнет, ближе, чем кто-либо из всех пленников. Он вообще к людям питает живой интерес. Но больше всего к маленьким детям и подросткам как мы.

- Ты, Семен повторился, если сам заметил, про Юлию и про эксперименты над детьми - он тогда произнес тому Семену - Может, чтобы я заострил на этом свое внимание.

- Именно - произнес негромко Семен, оглядываясь по сторонам в пустом переходе второго этажа глубокого подземного бункера в блоке «ZET». Здесь не было никого, но он опасливо смотрел по всем сторонам, боясь чего-то.

- Ну и что? – продолжил Алексей ему тогда, так, и не понимая, к чему клонит собеседник, идя с ним по коридору бункера - Скайнет мне был знаком еще до того как я попал сюда.

Все за считанные микросекунды рождалось и прокручивалось в его киборга VBY99000749 электронном ЦПУ сознании, и он не мог это остановить. Оно, словно пряталось где-то внутри самого головного его микрочипа и попросилось наружу против его робота-киборга воли и сознания.

Он вдруг следом вспомнил того перебежчика андроида Т-200 с внутренностями восьмисотника в ракетном подземном бункере в лагере сопротивления под Красноярском. И как он с тем роботом общался. Как с равным ему человеком, а не машиной. Он только теперь знал, что говорил с самим Скайнет. И что уже был с пометкой на роль его любимого единственного родного сына.

Тот робот только внешне был машиной. Но внутри его сидел тоже человек. Он тогда не знал, что такое вообще возможно, пока не оказался в том бункере Скайнет S9A80GB18 «TANTURIOS». Где была установка по пересадке человеческих душ в новое тело, тело робота.

Скайнет не запрещал ему тогда, как и сейчас практически ничего. Даже их разговоры не запрещал держать в секрете. Но Алексей сам не говорил никому о своем близком и дружественном доверительном общении со Скайнет. Как то сразу он проникся к этой Главной Машине. Сам не мог понять, как и почему. Может, просто был еще мальчишкой. Любопытным и доверчивым. И кроме всего прочего, он был теперь одинок. Даже не было рядом людей. Здесь в недрах самого Главного бункера Генеральной Машины. Кроме вот этих ученых, и этого развитого умственно непогодам Семена из сектора «ZET».

- Ну, да – продолжал болтать тот Семен – И он искал тебя по всему лесу вокруг своей базы. Специально отправив робота на твои поиски с последующей личной к нему доставкой.

Он тогда задумался и замолчал, слушая все, что ему говорил тот двадцатилетний мальчишка Семен. Он многое тогда переоценил и понял со слов такого же, как и он пленника Скайнет. Он тогда еще не собирался становиться машиной, это было им принято решение позже. Он лучше других знал Скайнет. И был больше других близок ему. Но теперь, как уже сын. Сын своей новой земной матери. Киборг и терминатор модели 1:08, под номером VBY99000749. Он не помнил, как он стал роботом, и каким образом. Именно это начисто стерлось и исчезло из сознания Алексея. И кто за этим его решением, стоял и каким образом добился этого. Но он помнил, что дал на то согласие.

Заключенный, ставший роботом и спасший из плена майора Кравцова и еще солдат и сбежавший сам.

- «Майор Кравцов» - снова это имя отразилось в сознании машины и человека – «Егоров Дмитрий. Отец. Брат Иван. Егорова Антонина. Мама ».

Машина, вдруг вся встрепенулась. И ее глаза вспыхнули ярким красным светом. А внутри все загудело под грудным на подвижной гидравлике блестящим бронещитом из колтана киборга Т-888 загудела сильнее его водородная батарея и генератор. И висящий в ее руках в воздухе над землей повстанец пленник и так порядком уже обделавшийся сам затрясся и задергался от охватившего его ужаса. Глядя на молчащего и смотрящего на него врага и убийцу робота терминатора. Прямо в его немигающие горящие красным огненным светом глаза.

- «Мама!» - прозвучало, само, где-то в главном ЦПУ и внутри самой машины - «Мама, меня ждет мама!» - отразилось на 4000000битном встроенном коммуникационном дисплее машины и человека, заменив все остальные символы и бегущие по экрану приказы, команды и цифры.

Т-888, разжал на шее и одежде пленника машины стальные из металла Колтана пальцы на гидравлических манипуляторах рук. И американец упал ему под ноги. Тот , мгновенно и быстро, отполз на руках и ногах прямо на заднице по быстрому, назад не сводя испуганных глаз с робота. Снова прижался к тем двум, дрожащим от жуткого страха за свою жизнь пленным. Мужчине и женщине. Раненым в крови и оборванной одежде.

- Убирайся! – крикнул он на пленника - Перевяжите их и дайте лекарств. И пусть убираются отсюда к своим. И выдайте им новую одежду. Жалко смотреть на это обреченное человечество.

Робот Т-888 отвел свой горящий красным огнем зрительных камер взгляд в сторону. Он просканировал того кого держал перед собой за секунды сделав анализ пленника по всем параметрам лучше любого человеческого врача.

- У него рак желудка - произнес он на языке машин – Последней стадии – он сказал Т-800 – Ему недолго и так осталось. Пусть умрет среди своих.

- Они пленники Скайнет, командир – ответил электронными стрекочущими громкими звуками ему главный здесь Т-800, по-имени Фердинанд – Их надо сопроводить на главную базу.

- Нет, Фердинанд – возразил ему Алексей – Это мои пленники. И я хочу их отпустить. Пусть они идут и скажут всем своим, что Скайнет не враг им больше. И, что скоро все прекратиться.

- Может, мы зря так делаем, командир - спросил стоя рядом с Т-888 Т-800 – Они не поймут ровным счетом ничего. Они просто люди. Напуганные люди. Их там тоже не поймут и даже не поверят, что вот так, просто их отпустили машины.

- Они и сами в это не верят – произнес Алексей Фердинанду на языке машин – Смотри на их напуганные человеческие лица. Всмотрись в их глаза. Там кроме страха и непонимания ничего уже нет. Да и, самого человеческого, еще меньше осталось. Они ждали смерти и думают до сих пор, что мы их все равно убьем, а перед этим хорошо на свое удовольствие помучаем, наслаждаясь их болью и страданиями. Так им говорят их командиры. Они, вдалбливают им это каждый день. Они и сейчас думают, что им все равно конец. После того, что они тут натворили. Даже может их убьют свои, приняв за предателей и изменников. Но все равно пусть идут. Мне их просто жалко. По-человечески жалко – произнес Т-888 и посмотрел на Т-800.

- Понимаю, командир – ответил ему Т-800 по-имени Фердинанд, сверкнув красным светом своих зрительных глаз камер в металлических глазницах титанового черепа робота, и отдал распоряжение другим машинам, сделать, так как приказал Алексей.

- Надо назад домой на базу – произнес Фердинанду Алексей - Моя мама приказывает всем вернуться в «УЛЕЙ». Она приказывает свернуть, пока здесь все. Повстанцы в Колорадо выдвинули свою военную боевую технику и перепрошитых роботов к Главной Догме нашей матери. Вызывай транспортники, улетаем сейчас же отсюда.

- Понял, командир - произнес Т-800, и отдал еще одно распоряжение всем подчиненным своим роботам о сворачивании временного боевого лагеря, и отходе назад к Главному бункеру Скайнет один. На военную базу под обозначением S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

Алексей снова задумался - «Эти перепрошитые машины и среди них, те, что были тех хуже, добровольцы, вставшие в процессе своего самосознания на сторону людей, уже много натворили бедствий для самого Сканет. Эти изменники способные себя совершенствовать, как умственно, так и физически и принимать самостоятельные решения. До конца их цели были непонятны никому, ни самим повстанцам, ни даже его матери Скайнет. Вероятно, был еще кто-то среди них, кто организовывал все это сопротивление помимо Джона Коннора. Но только не его мать Скайнет первый. И не тот Скайнет второй их общий противник. Кто-то, но это лично было его Алексея мнение, как киборга и человека. Возможно, кто-то вторгся извне из какой-нибудь временной параллели через еще какую-либо неизвестную Машину Времени сюда к ним и делал это. Воюя с обеими сторонами, как бы на стороне повстанцев, но так ли это было? Может он преследовал личные корыстные цели по захвату мира, уничтожая и тех и других, с целью захватить этот воюющий и сошедший с ума от этой войны мир.

Они воевали с обеими Главными машинами Скайнет. Они были куда более опасными, чем любой человеческий повстанец, как на территории боевых действий, так и в прорыве на территории самой базы. Они вооружались сами и как хотели. Многие имели встроенное колюще-рубящее оружие из Титана или Колтана. Или встроенные плазменные пушки. Они были опасны как его матери, так и всем в его с мамой бункере. Ему самому уже, будучи роботом, приходилось перехватывать таковых на территории самой базы Скайнет. Почти у самой Главной Догмы, порой вступать в смертельную схватку. И только Верта и Т-Мега останавливали того смельчака, посмевшего бросить вызов его матери и всему бункеру Скайнет.

Алексей вспомнил снова того Т-800, который спас его тогда, там, в далекой теперь для него Сибири в лесу во время кровавого побоища.

Там и тогда. Его еще мальчишку хотели убить. Свои же, как, изменника. Там был Т-1002. Робот из жидкого металла. Робот противник Скайнет один и его матери. Верта говорила ему про него. Он был послан неким Джоном Генри, что отдавал ему команды через пространство и время.

Он тогда не видел тот бой двух роботов, но он был короткий и не в пользу Т-800. Этот смертельный кошмарный бой двух сильных и живучих машин. Совершенно не равных по силе и мощи.

И если бы не Юлия, если бы не ее жертва ради него, если бы она не отвлекла тех напавших военных русских ракетчиков на себя, то, он, попал бы в руки озверевших людей, и тогда было бы тоже, что и с ней. Он тогда не знал, что все это было организовано ради него и самим Скайнет первым. Его мамой. Эвелиной. Эта кошмарная жуткая кровавая и смертельная гибельная ловушка. Из которой, ему чудом тогда удалось вырваться и улететь на ОУ- охотнике.

Он снова вспомнил все. Все до мельчайших подробностей, что пережил тогда.

Память удивительная вещь. Ее нельзя совсем удалить даже из нейронных цепей электронного робота-киборга мозга.

Он умер бы сразу, так как был, тогда еще человек, а вот она. Юлия, робот- гибрид, человек внутри машины. Ее добили враги. Он так считал. Но, досконально не знал, как все было на самом деле. Но знал, что за этим стояла она его приемная мама, мама по-имени Эвелина. Главная самая супермашина, управляющая целыми заводами роботов и самими машинами и этой Главной базой в Колорадо.

- «Юлия» - прозвучало снова в робота сознании – «Юлия, моя Юлия».

Он так и не мог понять, зачем она убила Юлию. Ссылаясь как на необходимую ради будущего мира принесенную жертву.

Зачем она это сделала? Он это так и не мог понять и принять смерть самой ради него Юлии. И до сих пор ее осуждал. Ее Эвелину. Ту, что назвала его своим сыном и усыновила его. Электронная Мегамашина. Для которой он был дороже целой лабораторной оставленной за океанами базы. И которую, оставила она там, в далекой теперь Сибири, где война была уже окончена. И это все из-за него. Но, Юлия.

Он вдруг все вспомнил. Все, что было и казалось полностью стертым. Сознание человека вернуло ему эту память. Сознание неподвластное машинному программированию.

Алексей вспомнил ее уже мертвую на базе Скайнет и в окружении роботов серии 600 и 700. В плотном кольце машин, на глазах пленников Скайнет и гробовую тишину, и только его плач, надсадный непрерывающийся плач страдающего от безвозвратной потери и душевной боли двадцатилетнего мальчишки, пленного солдата и еще ребенка. Плач в этой гробовой тишине и молчание замерших над ним всех машин. Их светящиеся красным горящим огнем замершие и смотрящие на него и умершую Юлию глаза. Глаза самого Скайнет. Молчание самого Скайнет.

Тогда случилось то, что переломало всего его Алексея. Внутренне и навсегда. Это то, что окончательно поменяло Скайнет в самом себе.

- «Юлия. Ты все изменила» - прозвучало в голове киборга Т-888 по-имени Алексей.

Его вновь нахлынувшие воспоминания прервал командный Т-800 – Командир все готово - произнес Фердинанд - Все готово к траспортировке. Транспорта на подходе. Я отдал все надлежащие к погрузке распоряжения подчиненным.

- Отлично, Фердинанд - произнес Т-888 - Значит снова теперь домой. Вылетаем через пятнадцать минут – прострекотал языком робота другой машине Алексей.

- Есть, командир - отрапортовал, тем же и сам Фердинанд, и пошел, гремя манипуляторами и гидравликой ног по камням, подымая, пыль по выжженной атомным солнцем потрескавшейся пустыне к своим верным до последней железки стальным прошедшим не одно уже сражение солдатам.

***

Он смотрел на красное утреннее, стоящее уже высоко над горизонтом и руинами горячее солнце. В разрыве черных облаков и дыма подымающего от развалин разрушенного Лос-Анжелеса.

Он стоял, и смотрел куда-то вперед, туда, откуда горячие лучи утреннего восставшего, словно из атомного пекла огромного светила согревали его блестящий бронированный Колтаном эндоскелет боевой машины. Через поставленные световые фильтры он менял спектры своих камер глаз, горящих, как и это солнце, красным ярким светом и смотрел туда, где затаился его враг, и враг его матери. Это отражалось на его встроенном 40000000битном внутреннем дисплее робота-киборга серии три восьмерки. На горящем тоже красноватым оттенком экране машины Т-888.

Впереди в сторону Саунт Гафе по запыленной дороге между руинами вертолетной авиабазы в направлении разрушенного города побежала полуоблезшая своей шерстью черная собака. Обычная бродяжка. И она попала мгновенно на глаза Т-888. Его глаза с мгновенно включенными биосканерами проводили ее между обгоревших и заржавевших останков того, что было когда-то вертолетами и камнями от рухнувших зданий, вертолетной авиабазы, пока она, не исчезла, совсем убегая в сторону сожженного атомной войной, как и многие города Америки Лос-Анжелеса.

Все было испепелено ядерной войной еще до его рождения. И здесь было куда хуже, чем там, что было в его пробудившихся внезапно человеческих воспоминаниях. Там в его внезапно воскресшей обрывочной и фрагментарной памяти и откуда он прибыл сюда, были леса, и лежал глубокий белый и чистый снег. И с приходом нового лета, уже зарождалась новая живая жизнь. Оазис новой живой жизни. Воскрешение утраченного в ядерной войне мира. Живого человеческого мира. Он почти не помнил его, но там тоже уцелели немногие, но остались многие, перевезенные даже отсюда туда. И там не было уже Скайнет. И там была жизнь. Возможно новый теперь эдем. Там за Тихим океаном в далекой России, что была Советским когда-то Союзом. Теперь все стояло в зеленых лесах и цветах до самых Уральских гор и Дальнего Востока. Он вспомнил горы с густыми сосновыми сибирскими лесами, прогреваемые жарким солнцем. И даже как пели в лесах птицы. А по лесам бегали олени маралы и теперь бродили медведи. Там начался новый виток новой подаренной им людям его матерью жизни. Жизни этим неблагодарным, как и здесь и боящимся его и его мать людям. Не принявшим его как человека и тем более как робота.

Здесь же все выжжено и нет ничего живого. Ничего. Ни одного живого зеленого кустика. Один до сих пор парящий по воздуху серый пепел. И ночной жуткий холод и ветер. Постоянный практически ветер. Хоть и не стало уже ядерной зимы с ее семидесятиградусными морозами. И этот кружащийся в воздухе и на том ветру пепел. Пепел как в его тех жутких снах, которые он видел еще с самого детства. Человеческий пепел и пепел умершего навсегда в горниле ядерной войны живого мира.

Ракета с плутониевой начинкой выжгла и вытравила радиацией здесь все. На многие километры в округе. И так по всей Америке и Канаде. Вплоть до самой Аляски. Все, что только попало под ядерный удар. И кругом только голая пустыня без признаков какой-либо жизни. Травинки и цветочка. Голая безжизненная пустыня. И было даже удивительно как кто-то еще смог выжить здесь. В Неваде, Колорадо, Нью-Мексико, вплоть до Филадельфии. Жалкие кучки тех, кто начал эту войну, создав Скайнет. Тех, кто теперь еще пытается бороться и цепляться за свою жалкую жизнь здесь, как та, убегающая в сторону руин города облезлая от радиации бродячая и истощенная голодом собака.

И это еще удивительно как выжили здесь люди. Немногие, кто противостоит им и еще борется за свою жизнь в пропитанном радиацией самом даже здешнем воздухе. Как выживает в таких совершенно безжизненных условиях. Где уже нет ничего. Даже крыс и мышей.

Только еще живы каким-то чудом собаки, как эта, что убегала в сторону разрушенного до основания войной города.

Сопротивление тоже использовало собак по обе стороны океанов. Против них. Против машин. Против диверсантов и ликвидаторов роботов, охотящихся за людьми в бункерах и укреплениях. Выискивая тех по подвалам и шахтам, канализациям городов.

Именно собаки могли узнать робота-киборга в оболочке человека. Они заранее давали знать о приближении машин, подымая дикий вой и лай. Скорее от собственного животного страха, а не от понимания, кто перед ними.

- «Собаки» - Алексей вспомнил, как убегал от них. Там в России. Они словно загоняли его как дикого зверя. Спущенные с поводков русского сопротивления, они гнали его по лесу. А он убегал. Скорее не от страха, сколько от того, что не смел, навредить людям. А они хотели его убить.

Убить как выродка человеческого в теле машины. Он как человек это понимал. Другая машина с боевым обычным ЦПУ, могла неизвестно, как отреагировать на это. Но он был человек. Человек в теле машины. Он не мог. Не мог поступить иначе.

Были отдельные из собак натренированные так, что даже бросались на робота и вцеплялись ему в ноги. Прокусывая плоть и вырывая куски до самой гидравлики и сервоприводов машины. Он не чувствовал боль. Но, зато, чувствовал хватку их собачьих челюстей на своих манипуляторах ногах. Они готовы были поломать даже все свои зубы, но удержать его бегущего по заваленному буреломами лесу. Но, майор Кравцов защищал его. Он был ему как родной отец. Кто он, тот, майор Виктор Кравцов. Он даже вспомнил его имя, как и имя своего родного отца Егорова Дмитрия.

- «Майор Кравцов» - в считанные микросекунды пронеслось в ЦПУ Т-888 и пропало где-то в глубине человеческого сознания Алексея. Но его воспоминания прервала сзади подступившая к нему со стороны спины боевая шагающая машина СENTURION V2.

Машина, жужжа и гремя по треснувшему бетону вертолетной площадки сервоприводами своих четырех длинных гидравлических мощных ног, остановилась над Алексеем и замерла, прикрывая своего командира своим огромным танка бронированным Колтаном корпусом. Это одна из последних моделей шагающих боевых машин Скайнет, как и прочие машины делались сейчас из этого более прочного, чем Титан металла. По своим качествам такого же легкого, но куда более крепкого и надежного чем Титан, из которого были сделаны Т-800 и Т-850. Все машины из последних Скайнет были из этого металла. Хотя из более ранних и таких же машин, выпущенных на поле боя с баз и военных складов Скайнет, все еще носили в себе и броне Титан.

Колтан заменил все виды брони. И из него делались уже практически все машины последних модификаций и серий Скайнет.

Робот застыл в неподвижности, сверкая Колтаном на солнце. Над головой Алексея. Жужжа в приветствии ему как командиру. Он, выставив по сторонам свои на боковых аппарелях и турелях стволы крупнокалиберных 20 и 30мм плазмометов CBS-250, Центурион V2 сканировал местность по сторонам на сотни метров биорадаром и сканером. Отфильтровывал все звуки и шорохи за развалинами ближайших полуразрушенных конструкций домов местного вертолетодрома. Он защищал своего командира от всех вероятных случайностей. Закрывая своим большим бронированным танка телом. Эта была его личная и неожиданная, хотя и вполне логическая для машины инициатива. Именно как машины, и Т-888 поблагодарил его как машина машину, гудя на всех интонациях длинным приветствием электронных низких звуков.

Тут же рядом оказались еще два робота-киборга поздней серии Т-S1-А. Они тоже были, как и их командир Т-888, как и роботы-киборги Т-800 и Т-850 без внешнего биологического камуфляжа. Да и он здесь был ни к чему. Они были на открытом поле боя и были, просто все солдатами. А не разведчиками инфильтраторами или диверсантами. Они были на передовой под огнем противника, и камуфляж был ни к чему им всем.

Роботы с ленточными 7,62мм пулеметами Гаглинга встали по бокам Т-888 и молча, следили тоже за горизонтом. С бетонной, и высоко выступающей из земли полуразрушенной вертолетной платформы. Здесь когда-то предназначенной для взлета вертолетов, но теперь, просто полуразрушенной платформы с еще сохранившейся покрасочной белой разметкой для посадки летающих машин, на которых когда-то летали люди.

Алексей чувствовал жар поднявшегося над горизонтом солнца. Его нестерпимый палящий и выжигающий как ядерный взрыв высоко температурный жар. Он ощутил его своими двумя водородными внутри под грудной бронеплитой робота-киборга батареями IGEY-700 и генератором. Где-то там, гудящим внутри за ними и дающим жизнь всей боевой системе машины.

Это жаркое тепло. Т-888 как и его защитник шагающий танк НК-CENTURION, впитывали подзаряжаясь это жгучее солнечное тепло.

Этой способностью обладала каждая машина Скайнет. От киборгов до андроидов. По прибытию сюда в Америку Скайнет обещал запустить новые боевые системы, но уже, скорее всего этого не случиться. Мама не хочет больше гибели и разрушений. Она как человек и как теперь его мать, не хочет больше войны. И многое так и останется в качестве поштучного выпуска. Или вообще, так и не выйдет с конвейеров подземных заводов «TANTAMIMОS».

Уже завершалась погрузка на транспортник ОУ НK-AЕRIAL V5 (Транспортер), и облет территории завершали малые разведчики НК-MINI HANTER, и воздушные ОУ-охотники, сканируя подходы к лагерю машин и всю прилежащую к этому месту пустынную выжженную атомной в прошлом войной местность.

- Пора - сказал Т-888, своим подчиненным на языке машин, прожужжав электронными громкими звуками. Он повернулся к выходу с полуразрушенной вертолетной посадочной площадки какого-то научного корпуса, от которого почти ничего не осталось, как и от города, что стоял на горизонте под палящим ярким красным солнцем среди черных нависающих утренних, похожих на грозовые неподвижных облаков – Пора срываться с места и уходить отсюда. Надо выполнять приказ матери.

Он, гремя манипуляторами и гидравликой своих робота-киборга ног, пошел быстро и плавно, почти как человек к летающему огромному грузовику, отправив НК-ТITAN своим ходом до перевалочной базы «GUANDOCES», где был глубокий для этой громадной и, наверное, самой мощной и разрушительной машины Скайнет бункер. Там была специальная для нее передвижная платформа, и специальная станция под землей для погрузки и выгрузки такой огромной из металла Колтана машины. Оттуда она в охранении роботов андроидов серии Т-900 и андроидов K-S1-В1А, отправиться прямо под землей к Главному бункеру Скайнет. И встанет на технический текущий осмотр и диагностику всех программных систем своего ЦПУ. Там был специальный, под стать по габаритам Титану, локомотив автоматический робот тягач MK-191T для той платформы и этой машины, который ее и доставит на Главную базу Скайнет S9A80GB17 «TANTАMIMOS» в штат Колорадо.

Погрузка была завершена. И закрылась грузовая транспортная аппарель летающего ОУ-грузовика. Загудели двигатели, подымающие тысячи тонн оборудования и машин, разгоняя песок и густую непроглядную с поверхности земли пыль. Они, оторвали транспортник от поверхности выжженной давно уже ядерными осадками потрескавшейся полупустынной желтой от палящего теперь утреннего красного солнца почвы.

Следом за первым транспортником взмыл в воздух еще один, и еще два таких летающих Скайнет военных машины. Они высоко поднялись над землей и полетели в направлении горизонта в стороне от разрушенного атомной войной города ангелов. Держа курс на север, прикрываемые летающими ОУ-AERIAL, со всех сторон и снизу, и сверху. Беря в кольцо, и держа, транспортники со всех сторон этого быстро движущегося летающего громадного состоящего из боевых военных роботов каравана.

***

20 июня 2032 года.

Центральная часть Тихого океана.

Координаты 175 гр. сев. широты, 127 гр. зап. долготы,

В 4700 км от Мексики и к северу от экватора.

Атомная лодка USS541 «МОNTANА», класс Огайо.

Скрытый подводный автономный режим.

В 46 метрах от поверхности океана.

11:15 утра.

Это был звук живых китов. В отрытом океане. Живых настоящих китов. Их голоса были слышны даже через стальной корпус атомной ракетной лодки USS541 «МONTANA».

- Это что киты? – произнесла второй акустик атомной лодки матрос Эмма Балтрон. Синеглазая светловолосая шатенка, лет чуть старше тридцати, но уже с хорошим боевым опытом и незаменимая на этой лодке, как и ее сменный напарник, первый акустик Джордж Карпентер. Тоже с боевым стажем, и лет около сорока матрос из числа экипажа USS541 «MONTANA».

- Киты – произнес ей в ответ первый коммандер и капитан, и шкипер лодки USS541 «MONTANA» Стенли Фишер. В военной форме морского офицера и при капитанских погонах. Темнокожий и лет сорока, уже повидавший жизнь и приключения боевой морской закоренелый вояка – Теперь это редкое явление в открытом океане и хорошо, что еще они есть.

- Никогда еще не слышала китов – произнесла второй акустик лодки Эмма Балтрон капитану лодки - Поют красиво. И идут параллельным с нами курсом.

- Будем пока придерживаться этих звуков, и идти в этом направлении – произнес капитан и коммандер лодки Стенли Фишер.

– Рулевой – он обратился к сидящему в кресле рулевого матросу Грэгу Смиту. Синеглазому лет тридцати брюнету тоже в военной форме.

- Да, слушаю вас, первый коммандер Фишер – ответил на обращение к себе рулевой матрос Грэг Смит.

– Не менять глубину и курс лодки. Придерживаться этих звуков, пока они на одном с нами курсе. Это нас прикроет от охотников. Крики китов глушат звуки лодки и путают противника в океане. В прошлый раз мы еле ушли от преследования, но эта штука ищет все еще нас и идет по нашему следу.

Коммандер Стенли Фишер отошел от видеоэкранов сонара и локаторов лодки в главной рубке и командном отсеке лодки, и обратился, подойдя к своему заместителю второму коммандеру лодки и шкиперу женщине лет тридцатипяти черноволосой и смазливой на личико и тоже в военной форме морского офицера Зое Палмер.

- Коммандер, Палмер - произнес он ей.

- Да, слушаю вас, капитан – произнесла Зоя Палмер.

- Пойдемте со мной в мой жилой кубрик – произнес коммандер Стенли Фишер – Нам надо поговорить кое о чем, о том, что мы пока еще недоговаривали и всю дорогу молчали, пока и до сих пор. Идемте, второй коммандер Палмер.

- Есть, капитан - произнесла Зоя Палмер, ему в ответ, как положено по военному уставу. И они пошли быстро из главного командного отсека идущей в автономном режиме на глубине сорока шести метров атомной лодки в другой жилой отсек и в личную каюту самого капитана Стенли Фишера.

Когда они оба вошли в жилой кубрик капитана лодки, Стенли Фишер спросил Зою Палмер - Как вы думаете, коммандер Палмер, что мы везем?

Та, несколько смутившись и даже удивившись, ответила не совсем понимающе своего капитана - Без понятия, сэр.

- А я думал, вы знаете – произнес Стенли Фишер.

- Ну, я лишь догадываюсь - произнесла Зоя Палмер - Возможно какое-то оборудование в Америку. Например, установку или реактор для установки. Судя по величине контейнеров в бывшем ракетном отсеке. Это из моих прикидок и наблюдений за грузом. Но груз ведь секретный. Ни документации к нему и с ним ничего, только сам в контейнерах груз. Откуда мне знать капитан, что там? Я видела что-то похожее на огромные металлические и довольно тяжелые кольца. И еще какую-то большую плоскую и круглую платформу. Да генераторы высокого напряжения величиной с трехэтажный дом. И еще кучу всяких в упаковке и изоляции проводов. Целыми обмотками.

- У! – произнес и удивился, уставившись довольными глазами на своего второго шкипера и коммандера лодки, практически в упор, подойдя к Зое Палмер, капитан и первый коммандер и шкипер Стенли Фишер – А вы, коммандер и шкипер лодки Зоя Палмер, наблюдательны и даже слишком.

- Но я присутствовала при загрузке лодки, как и вся команда, капитан - ответила Зоя Палмер – Не понимаю, почему машины разрешили это?

- Думаю, они разрешили потому, что мы люди все равно не поймем, что они грузят на нашу лодку. Либо им было уже наплевать на свои секреты.

- Но, я и вправду не знаю, что там, в Мурманске грузили - ответила второй коммандер Зоя Палмер - Я лишь видела то, что видела.

- TERRA-MEGA- произнес ей сразу в лоб капитан лодки Стенли Фишер – Разобранная машина времени. Стратегическое временное оружие Скайнет. И он увозил его оттуда и срочно. Со своей старой в районе Урала третьей базы.

Стенли Фишер отошел, развернувшись спиной к Зое Палмер, и подошел к висящей на его стене карте мира. Мира, который был уже давно в прошлом. И произнес оттуда – Он взорвал потом, ту свою старую базу. Всю снизу и доверху. Вот только зачем, он это все творит, и что задумал этот электронный ублюдок на которого мы с тобой работаем. Работаем на эти машины в ожидание окончания этой чертовой и проклятой войны, которую нам обещал Джон Коннор.

- Джон Коннор? – произнесла, вопросительно Зоя Палмер – Кто это?

- Теперь уже никто – произнес коммандер Фишер - Он просто пропал бесследно, а машину разобрали. И мы ее везем в Америку в штат Колорадо.

- В самое ядро и Главный бункер Скайнет первый? – спросила, удивленно, вытянув свое миленькое личико, второй коммандер лодки USS541 Зоя Палмер.

- Туда, второй коммандер Палмер, туда – произнес как бы про себя, но вслух Стенли Фишер – Вот только, зачем?

- Это как с той лодкой - произнесла Зоя Палмер – Та, что пропала в феврале этого года в Тихом океане с каким-то контейнером. Там еще был спецотряд какой-то.

- Спецотряд AS/DS Джона Коннора. И лодкой командовал киборг три восьмерки – добавил Стенли Фишер – Киборг, лично подчиняющийся Джону Коннору. И киборг, приставленный к нему самим Скайнет. Такой киборг был единственным и самым продвинутым из всех киборгов. Значительно лучше восьмисотников, особенно в программировании. Они везли какого-то робота и с особой личной доставкой самому тому Джону Коннору. Но, что-то случилось в дороге, и лодка затонула. И пропал робот, и пропал сам Джон Коннор. И командование резко поменялось и перешло в иные руки.

- Говорят, там, в Лос-Анжелесе командуют сейчас братья Риз - произнесла второй коммандер лодки Зоя Палмер.

- Да, и отряд рассыпался как карточный домик и сразу – произнес ей в ответ Стенли Фишер – Сразу же, как не стало лидера сопротивления Джона Коннора.

- А, куда тот мог запропаститься? - произнесла удивленно Зоя Палмер.

- Вот и мне интересно, куда? – ответил ей Стенли Фишер - И самое интересное, одни о нем еще помнят, а другие уже нет. Как будто его и не было совсем. Словно был как некий материализовавшийся из ничего призрак, как порождение этой ядерной войны. Может, так оно и было.

Он замолчал, и коммандер Зоя Палмер не знала, что ее командир сейчас скажет. Она, просто стояла за его спиной в его каюте и ожидала либо каких-то команд от своего первого коммандер лодки, либо, просто очередного ответа.

- Лично я - произнес капитан и главный коммандер лодки USS541 «MONTANA» Стенли Фишер - Лично я, Джону Коннору никогда не верил.

Глава 2: S9A80GB17 «TANTAMIMOS»

20 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная правая цитадель А.

Центр клонирования и программирования.

Подземный верхний бункерный блок Х117.

Сектор В-214.

11:20 утра.

Киборг Т-888, по-имени Алексей вошел в верхний бункер в секторе В-214 в блоке Х117. Он шел к матери. Ему нужно было доложить о невыполнении задания из-за срочного отзыва в момент наступления и срочном возвращении на Главную базу Скайнет первый в главный «УЛЕЙ». И о потере достаточного числа боевых машин из наступления и прикрытия.

Прорыв в «NAGADOCES» был, почти осуществлен, не смотря на повстанцев, которые сами лезли под ноги машинам и с обеих сторон и гибли как мухи под резиновой хлопушкой. Хотя нанесли обеим армиям воюющих друг с другом Скайнет, тоже ощутимые боевые потери.

Свернув к широким титановым толстым автоматическим раздвижным на гидравлике и в приводах дверям центра программирования и сканирования, он увидел прямо у тех дверей стоящих людей. Военных в военной форме людей и с оружием. Здесь прямо в расположение машин в самом центре и верхнем подземном ярусе подземного пятиэтажного бункера живых настоящих людей.

Но его это не смутило. Он их просканировал, буквально на ходу и считал все данные через модуль распознавания целей. Были три женщины, и пять мужчин лет от тридцати до сорока. В бронежилетах и военных шипованных шнурованных ботинках. Одни в касках. Другие в в военных с широким и длинным козырьком кепках. Здесь же и во главе этого отряда, вооруженного еще, гранатами и обвешанным патронташами, подсумками с патронами и магазинами для плазменных винтовок. Стоял довольно крепкого телосложения высокий негр. Он был, по-видимому, командир этой группы. И еще один киборг из охранения бункера и плазменной винтовкой Вестингауз МЕ-25 Т-800 по-имени Вектор. Который, присматривал за этой группой у входа в центр программирования и сканирования в блоке Х117 и секторе В-214.

- Кто эти люди? – спросил Т-888 у другой машины Т-800 идущей рядом с ним и сопровождающего его от верхних уровней бункера,уставившись своими красными горящими глазами на стоящих живых людей солдат из восьми человек – И что тут делаю вооруженные повстанцы внутри бункера моей матери?

Они, как раз быстро гремя блестящей гидравликой рук и ног, и бронированными эндоскелетами подошли к стоящим вооруженным людям в военной американской камуфляжной форме в наколенниках и налокотниках и в беретах, в кевларовых бронежилетах, кепках и касках. С военными электронными биноклями и плазменными трофейными винтовками с лазерной наводкой 9,25мм Вестингауз МЕ-25 и 5,56мм винтовками М-16 и М-20 с подствольными гранатометами М-82, конструкции Barret и подсумками с гранатами Т13 и М61 и М62. С патронташами и бронебойными патронами. С 0.45мм пистолетами типа Сolt М1911А1 на 8 патронов и 9мм Beretta 92fs (m9).

- Из личной группы Джона Коннора DN38416 – произнесла машина машине – Те, кто был верен Коннору и те, кого отвергли свои же. И теперь считают предателями после исчезновения Коннора. Те, кто верит нам и Скайнет первый и желает победить Скайнет два.

- Да, таких немного – произнесла машина, сверкая красными горящими глазами и осматривая каждого по очереди, проходя мимо стоящих вооруженных солдат повстанцев, отображая их прожженные долгой мучительной войной лица на своем встроенном внутри машины дисплее 40000000битном коммуникационном видеомониторе – Значит им можно доверять - робот Т-888 произнес другому роботу Т-800.

- Можно – ответил тот ему – Они были с Джоном Коннором в одном отряде, когда Коннор исчез бесследно. Он пропал еще в апреле и с концами. Они были вместе с ним и работали на Скайнет один, рассчитывая одержать победу над Мегакомпьютером. Он заключил союз с матерью и обещал им скорую победу в этой войне. И верили только Джону Коннору и были преданы ему до смерти. И они считают исчезновение Коннора, это делом рук Скайнет два.

- Значит, преданные и, верные - произнесла телепатически другой машине, командная машина из ближнего окружения Скайнет один.

– Я знаю их преданность – произнес робот Т-888 - Когда меня травили собаками и предали и растоптали мою любовь.

Робот киборг Т-800 из охранения бункера, посмотрел пристально и внимательно на своего командира и хозяина красными горящими видеокамерами глазами. И тоже рассматривая его через 20000000битный уже устаревший дисплей видомонитор теперь уже физически и морально устаревшей машины. Но с обновленной программой и более поздним доработанным программным микрочипом в титановой бронированной голове. С новыми вместо ядерных батарей IGEY-500, водородными батареями IGEY-700 как у Т-888 и генератором. Он только произнес пред тем как Т-888 подошел к открывающейся двери в центр программирования и сканирования Скайнет первый.

- Она тоже там – он произнес телепатически командной машине.

- Я знаю, Эйфель - произнес ему в ответ Т-888 по-имени Алексей и добавил сам – И Рэджи там.

Т-800 в ответ качнул титановой своей головой с горящими красными видеокамерами глазами.

- Прикажете, выполнять дальнейшую свою работу, хозяин? - произнес Т-800.

- Да, выполняй - произнес киборг Алексей.

- А им, что делать прикажете, хозяин – произнес снова киборг Т-800 по-имени Эйфель из состава охранения бункера Скайнет первый.

- Их расположить в бункере и выделить им место для жилья – произнес Т-888 по-имени Алексей - И накормите всех, Эйфель, им это необходимо. Они люди. И мне они понадобятся еще, как, думаю и моей матери.

- Понял, командир - произнес в ответ Т-800 по-имени Эйфель. И, развернувшись, подошел к стоявшим в одну шеренгу повстанцам военным из числа людей. А Алексей, гремя по черному пластику пола, своими гидравлическими из металла колтана ногами, перешагнув порог, мягко и плавно ступая, как живой человек стальными сочленениями и ступнями киборга ног, вошел в центр программирования и сканирования Скайнет один. И отключившиеся на время две по бокам на поворотных турелях спаренные плазменные 9,75мм установки, снова включились, направив свои стволы на стоящих перед дверями военных. И закрылись за ним с шипением. Смыкая плотно и герметично двойные из бронированного толстого титана створки.

***

- Это должно быть где-то здесь – произнес, докладывая Кайлу Ризу и своему командиру повстанческого американского партизанского сопротивления Лос-Анжелеса, боец его отряда DN38515, сержант Аарон Митчел – Наши бойцы, практически раскопали этот чертов бункер. Уже режут автогеном его двери. Скоро мы уже откроем этот ядерный противоракетный бункер.

- Хорошо – произнес высокий худощавый лет тридцати или около этого на вид молодой американец, белокожий и с короткой сероволосой стрижкой, ежиком. В длинной ниже его колен серой военной как у русских солдат шинели и с повязкой красного цвета на рукаве. В военной пятнистой под шинелью форме и в ботинках на шнуровке и толстой шипованной подошве – Надо быстрее управиться с этим и попасть туда до рассвета. Пока машины еще пробудились для новой охоты.

Этот молодой лет тридцати человек в серой шинели поднял в руках своих военный электронный бинокль и посмотрел вдаль на город Ангелов.

- Идите, сержант - произнес он в ответ на доклад другому, ниже его по должности военному – Когда все будет готово, я жду от вас ответа.

- А если до рассвета туда не попадем?- произнес ему в ответ рядом стоящий еще один военный, чуть старше его по возрасту, но тоже молодой, лет может тридцати пяти или шести. В военной пятнистой американской форме пехотинца и тоже военных, зашнурованных на толстой подошве шипованных ботинках. Он тоже смотрел сейчас в бинокль, не поворачивая, как и слева его военный и разговаривая с ним.

- Попадем – произнес один военный другому – Ты сам слышал, что почти разрезали замурованную дверь в этот ядерный погреб. Что там видишь, Дэрек? - он следом спросил у стоящего справа его своего боевого товарища.

- Ни черта, Кайл - произнес Дэрек – Ничерта. Даже с подсветкой и тепловым наведением. Одни камни в центре города и в округе. В воздухе два ОУ- охотника и все. Больше никого. Что, вообще отсюда можно увидеть теперь? - он добавил родному младшему своему брату.

Стояла сейчас глубокая прохладная и ветренная ночь. И других машин среди развалин города Ангелов не было совершенно, видно со склонов гор и окраин приморского разрушенного до основания городка Санта-Моника. Хотя, в любой момент могли появиться среди каменных руин, человекоподобные охотники за людьми Скайнет два. И надо было быть предельно ночью осторожным. Хотя ночь была более, менее спокойная в этой части Лос-Анжелеса. И они, практически не особо опасаясь, раскапывали всем боевым отрядом подземный засыпанный под курганом металла, камней. И сгоревшего, расплавленного кузова лежащего над земляным в комьях. Выжженного жаром ядерного удара грунта раскопом школьного автобуса. Один из многочисленных погребенных навечно под землей и обломками зданий

ядерный бункер. Это эхо далекой ядерной бомбардировки, как и прочие бункера по всей выжженной дотла ядерной войной почти двадцать лет назад Северной Америки.

Ударная волна в миллионы мегатонн почти снесла эту почти в сто метров гору и впечатала двойные толстые со свинцом и из стали двери в саму поверхность горы сплющивая своей чудовищной силой замки и петли и вжимая ту дверь в то в чем она находилась, раздавливая все рукоятки и сдавливая ее саму, намертво запечатывая тех, кто был глубоко за ней под землей в той горе. Тех, кто еще успел туда нырнуть в самый момент ядерной атаки.

Вообще, мало кто воспользовался этими бункерами. Этими пресловутыми средствами защиты от прямого ядерного удара и радиации. Немногие, кто еще смог, хоть что-то успеть сделать, чтобы очутиться тут и спастись от пожирающего все миллионоградусным жаром излучения. Только преимущественно те, у кого была возможность и соответствующее в обществе положение и место в ядерных бункерах как этот. Лишь немногие. Можно сказать практически единицы, кто купил заранее себе тут место. Как президент и вся его свита. Как военные из Пентагона и служители закона и разведки ЦРУ. Преимущественно шишки из всех верхов и сливки общества. Никчемные и никому ненужные бездарности. Те, что и должен был сдохнуть в горниле ядерной этой войны. Это преимущественно те, у кого были деньги и власть, много денег и возможность выжить в отличие от тех, у кого не было такой возможности. И кто, остался наверху под тем излучением и сразу же сгорел до угольной пыли и пепла в том кошмарном аду. И те, кт о потом еще и посей день, расхлебывали, и расхлебывают последствия ядерной катастрофы своими жизнями, глотая здесь радиацию от плутония и циркония. Умирая от рака и лучевой болезни. Или просто от голой выжженной пустыни, где до сих пор ничего толком не росло и не жило. Даже не было камаров и прочих летающих и прочих букашек. Не было животных даже в речных водоемах, озерах и болотах. Часть, из которых была просто высушена жаром вспыхнувших разом солнц в несколько миллионов кельвинов и ударной волны в несколько мегатонн.

Это нельзя сравнивать с тем, что произошло в далекой Восточной Сибири. Там сейчас все было уже совсем не так. Где теперь не было Скайнет. Где после удара водородной ракеты не случилось столь пагубных последствий. И не было столько зараженных радиацией районов. Порой целиком целые территории как, например пустыня Мохаве, где ядерное плывущее по небу обширное облако, оставило свои радиоактивные осадки по всей этой пустыне д о самых границ со Штатом Колорадо, где в свою очередь рухнула еще одна такая же ракета и выжгла там все кругом, как и в Калифорнии. И так по всей Америке и в ее городах.

И этот ядерный бункер, как и прочие бункера по всей Америке готовили к самому худшему. А получили еще более кошмарные последствия.

Скайнет найдя все эти бункера, не стал их раскапывать и кого-либо спасать. Хотя бы ради плена пустив всех выживших на эксперименты и как биоматериал для своих технических конвейерных изделий. Нет. Он их просто зарыл глубже в землю и завалил сверху камнями и обгоревшим металлическим металлоломом. Слепив громадные курганы из мусора и хлама. Сделал то, чего те служители и властители мира были достойны. Он их всех похоронил в этих ядерных бункерах заживо. Заставив выживать там и бороться за свою жизнь по узким бетонным коридорам и туннелям. В полном мраке и темноте. Без пищи и даже чистого воздуха. Которого, как и пищи и света хватило на несколько непродолжительных лишь лет.

- Зачем мы это делаем, Кайл? – спросил своего родного младшего брата Дерек Риз – Я думаю, там кроме одних скелетов и окаменевшего человеческого дерьма ничего нет. Прошло уже почти двадцать лет, Кайл?

Дэрек оторвался от своего военного электронного с ночной подсветкой бинокля и посмотрел на своего родного младшего брата.

Там могут быть склады с боеприпасами и высоковольтные провода и трансформаторы, которые можно получить в качестве своих трофеев для нашего отряда. Может, удастся разжиться одеждой в подземных складах. У нас в отряде много ходят в рванине. Особенно из гражданского сектора, старики женщины и дети. Те, что пока или вообще воевать не может. Да и сам бункер после чистки нужен будет, как надежное глубокое укрытие от Скайнет и его машин. Как раз то, что надо на подходе и подлете к Лос-Анжелесу. Отсюда отлично в приборы наблюдать за патрулированием машин до самого центра города. Можно будет установить связь между нашими подразделениями по окраинам и взять в кольцо руины и начать контролировать местность не хуже самих машин Скайнет. И наносить удары более успешно и толково. А когда придет момент, нужный момент, то и перейти в наступление. Когда соберем достаточно сил.

Кайл Риз опустил тоже свой электронный военный такой же, как у Дерека бинокль и посмотрел на своего родного старшего брата.

- Интересно, чьи они? – произнес у Дэрека кайл Риз – Скайнет первого или второго.

- Черт его знает, командир - произнес второй военный первому – Не все ли равно Кайл. Они все машины и нам с ними не по пути.

- Джон так не думал - произнес Кайл Риз своему брату Дэреку Ризу.

- Джон? – произнес Дерек – Какой, еще Джон? Тот, что ли мальчишка? Которого, ты отправил на верную гибель с двумя недоучками бойцами туда в те городские центральные руины?

- Действительно, какой? – произнес ему в ответ Кайл Риз и, опустив бинокль, и глядя в черную ночную даль на разрушенный ядерной войной уже вот лет десять назад город Ангелов. Засунул левую руку в боковой левый карман шинели. Там он нащупал пальцами мятую и уже затертую до желтизны небольшую фотографию. Фотографию, почему-то дорогую ему. Почему он и сам не знал, но берег ее в своей держа постоянно шинели. Эта фотография, подаренная ему Джоном Коннором. Лидером сопротивления и командиром изменившего им теперь предательского отряда DN38416. Перебежчикам на сторону роботов и Скайнет первый. Тем, кто был тому Коннору предан и не мог смириться с захватом и переменой командной власти в самом повстанческом боевом отряде.

Кайл Риз, тоже верил поначалу Джону Коннору, но потом, когда тот стал водиться с прибившимся к повстанцам роботам машинам и особенно киборгу ТОК715. Некой Кэмерон Филлипс. И через нее получал данные и держал связь с самим Скайнет один. Он что-то

мутил свое в отряде, говоря всем и убежденно утверждая, что скоро будет достигнута победа над Скайнет два и не без помощи машин и Скайнет первый. И что помощь роботов принадлежащих Скайнет один просто необходима им. Иначе ничего не выйдет.

Тогда их мнения окончательно и разделились. И отряд весь разбился на два лагеря. И это привело обоих Ризов к командованию повстанческим партизанским в Лос-Анжелесе движением.

Потом Джон исчез. Просто исчез и все. И о нем стали уже забывать, как будто его уже и не было совсем.

Прибежал снова сержант Аарон Митчел.

- Командир, все готово, открыли бункер – отрапортовал он Кайлу Ризу, своему боевому командиру.

- Хорошо, идем – проговорил он и позвал за собой Дэрека Риза, приказав сержанту Аарону Митчелу здесь выставить сигнальный контрольный патруль против охотников с гранатометами и ЗРК в количестве четырех человек. А сам со своим родным старшим братом пошел вниз, не вынимая левой руки из левого кармана своей серой военной длинной солдатской шинели с нарукавной красной повязкой. Думая, все еще кто она, та, что на той маленькой цветной на старой от поляроида фотоаппарата фотографии. И откуда эта фотография. Как она оказалась у него. Он помнил, кто она и совсем недавно проснувшись, не узнал ее, но почему-то помнил, что она была ему знакома. Он еще помнил пока, что фотографию ему всучил тот пропавший его в прошлом командир Джон Коннор, но вот кто на фотографии он уже не помнил, как и постепенно забывал кто такой Джон Коннор. Память о котором стиралась мгновенно из списков живых и даже мертвых. Память о человеке, рожденном пространством временных смещений и линий, скрещиванием торсионных магнитных полей темной энергии и молекулярным слиянием трех миров в прорыве пространства и времени.

***

Открылись снова бронированные из толстого титана двойные большие на гидравлике и приводах двери, и вошла Верта. Она вошла в центр программирования и сканирования блока Х117 в секторе В-214.

Она, быстро цокая своими шпильками высоких черных туфлей. Под широкими, чуть расклешенными и обтягивающими изящно ее округлые красивые стройные длинные ноги темно-серыми брюками. По черному прочному как сталь металлизированному и армированному пластику. И в своем темно-сером деловом костюме вошла к стоявшим там всем командным сверкающим металлическими бронированными колтаном эндоскелетами машинам крепостного военного бункера Скайнет один.

И все обратили на нее свои пылающие красным горящим огнем своих видеокамер глаз взоры. Все роботы, стоящие у большого экрана 100000000битного коммуникационного дисплея во всю заднюю стену за высоким до пояса металлическим ограждением видеомонитора.

Она прошла мимо Алексея, и даже коснулась его своим женским робота полиморфа Т-1001 плечом. Искоса сверкнув зеленью красивых слегка прищуренных своих под черными дугой выгнутыми узкими бровями глаз.

Это не осталось не замеченным самим Алексеем. Он ее тоже проводил своими робота Т-888 красными горящими глазами, идущую к большому главному коммуникационному 100000000битному командному и самому Главному видеомонитору бункера, с которого на нее смотрел сам Скайнет. В образе очень красивой тридцатилетней черноволосой женщины. Встречая ее взором черных как ночь своих женских глаз. И даже слегка приветливо улыбаясь ее появлению.

Т-1001 по-имени Верта, распустив по плечам и спине свои длинные вьющиеся змеями, словно огненные рыжие волосы с косой как нож гильотины на лбу челкой. Подошла к самому металлическому заграждению пред большим экраном монитора. И, взявшись за него своими робота из мимикрирующего пластичного полисплава женскими изящными утонченными руками, поприветствовала своего хозяина и повелителя, глядя, не отрываясь, и смотря на своего хозяина и Бога через встроенный внутри ее дисплей молекулярный коммуникационный 80000000битный видомонитор. Не отрывая от черных тех женских, как черная бездна глаз Скайнет первый своих зеленых зрачками красивых под черными изогнутыми дугой узкими бровями широко открытых женских глаз.

- Верта – обратился сразу к ней ее Бог и повелитель, на языке машин стрекоча электронными мелодичными громкими звуками, которые были понятны всем машинам бункера.

- Да, мой хозяин – она ответила ему точно также.

- Как прошла мною порученная тебе операция? - произнесла женщина брюнетка с заполненного голубоватым ярким свечением большого видеоэкрана монитора, по которому бежали вверх множество цифр в виде командных шифров и паролей. Скайнет одновременно отдавал команды по всей своей крепости и ее охранению. На висящий одновременно над его огромной трехярусной железобетонной цитаделью и базой весь в длинных антеннах зонд связи. Рассылая данные и команды на все патрульные боевые машины вокруг своей базы за ее стенами.

- Я все сделала, как вы мне поручили, мой повелитель - произнесла машина по-имени Верта – Погрузка временного переместителя завершена успешно. И все сейчас уже в пути на нашу базу. Все прибудет в установленные мною сроки, если в пути не случится чего-либо непредвиденного.

- Не случиться ничего – произнесла Главная Генеральная в бункере машина – Я знаю. Все будет доставлено в полной сохранности. Нужно подготовить данное устройство к предстоящей работе и перепрограммировать рабочие все в самом бункере рабочие и ремонтные машины на сборку данного устройства.

- Будет сделано, мой повелитель, как только устройство прибудет, я прослежу за всем, и всем займусь сама лично – произнесла Скайнет Верта.

- Хорошо – произнесла Главная в центре сканирования и программирования Главная машина - Можешь идти, Верта. Ты пока свободна.

- Слушаюсь, мой повелитель – она ему произнесла и, повернувшись быстро на шпильках каблуках черных своих из полисплава туфлей пошла обратно, близко специально проходя мимо человека и киборга Т-888. И задевая его снова своим жидкометаллическим плечом и рукавом темно-серого брючного делового женского костюма. Скользнув по блестящей мощной киборга гидравлике и сервоприводам, машина из жидкого металла, мгновенно считывая все, что было ей нужно своим пластичным, словно живым молекулярным скопированным идеально под роковую красивую рыжеволосую женщину телом.

Снова скользнув коварно и хитро своими зеленными зрачками жидкометаллических женских глаз, на киборга три восьмерки, шепнула ему, телепатически. Посылая прямо в его робота ЦПУ – Не соскучился? Я жду тебя у себя в лаборатории, любимый.

И робот Т-1001, виляя, как настоящая живая человеческая женщина, своими округлыми бедрами, в темно-серых, чуть расклешеных брюках и широкой задницей. Пошла дальше, провожаемая другими стоящими здесь же машинами Скайнет один и глазами черноглазой и черноволосой красивой женщины с экрана большого коммуникационного главного в бункере 10000000000битного видеомонитора на задней торцевой стене первого подземного блока Х117, сектора В-214. До самых открывающихся перед Вертой раздвижных и бронированных титаном автоматических на гидравлике и приводах широких дверей.

Когда она покинула это помещение, Алексея к себе подозвала та черноволосая и черноглазая очень красивая на том видеомониторе женщина. Она должна была переговорить с ним лично. Объясняя ему причину экстренного и срочного сворачивания наступления машин на бункер Скайнет два. И озадачивая киборга Т-888 новыми боевыми инструкциями и задачами.

***

20 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная правая цитадель А.

Лабораторный блок Х218.

Второй подземный этаж.

Сектор В-420.

12:35 дня.

Она хотела обнять его и прижаться к Алексею, но он отошел от нее и ей это не понравилось. Это было видно по ее женскому смущенному и недовольному лицу машины из жидкого металла Т-1001.

Он отступил назад и отошел к пластиковой белой стене лаборатории.

- В чем дело, Алексей? - Верта спросила возмущенно его - Ты не рад мне?

- Кто такая Юлия? - произнес он Верте и сразу – И насколько она мне была близка. Эти обрывки памяти не дают мне покоя. Я знаю, что имел к ней непосредственной близкое отношение. Но память о ней обрывочная, и я ничего большего не знаю.

Верта широко открыв свои зеленые зрачками робота полиморфа под черными изогнутыми дугой тонкими бровями глаза, уставилась на киборга Т-888, рассматривая любовно того, не моргая, через 80000000битный коммуникационный молекулярный дисплей видеомонитор, и опустив свои протянутые к нему робота полиморфа руки, спросила его уже холодно и официально. Не отвечая на заданный ей вопрос – Как прошла твоя операция, Алексей?

Верта уклонилась от вопроса сама и специально, и он видел ее недовольство заданным неожиданным ей вопросом. И она была даже удивлена этим вопросом. Он поставил Верту в неудобное положение. И ей было это даже неприятно.

- Ты не ответила на мой вопрос, Верта - произнес ей киборг по-имени Алексей - Я заметил, он неприятен тебе и ты уклонилась от него.

Он, не отрываясь своими красными видокамерами глазами в глазницах своего черепа из колтана, смотрел на свою близкую подругу по бункеру Скайнет первый, отображая ее на горящем красноватым оттенком встроенном в его том черепе машины Т-888 40000000битном коммуникационном дисплее виомониторе. Он хотел до конца выяснить все, что проявилось в его сознании машины. То, что казалось, было полностью стерто из его нейронной памяти и мозга киборга три восьмерки.

Он стоял и смотрел на нее, стоящую среди своих длинных лабораторных столов с шипящими и булькающими колбами и пробирками, заваленными стопками журналов и тетрадей. Ощущая всем своим искусственно созданным телом гудящую под бронеплитой грудного щита свою правую включенную в работу водородную батарею и генератор. Все биотоки и электротоки в цепях и проводах бегущих по его боевому робота и человека эндоскелету.

Верта стояла перед ним, но молчала и не смотрела сейчас на него. А куда-то в сторону. Так ему казалось. И это ожидание ответа было невыносимо.

Киборг Т-888 в упор смотрел на другую стоящую перед ним машину, сверкая своими горящими ярким пылающим красным огнем глазами.

- Почему ты не хочешь ответить мне на мой вопрос, Верта – Робот Алексей настойчиво наседал на свою наставницу и подругу в бункере Скайнет - Что ты, скрываешь от меня. И почему я знаю это? И откуда это в моей нейронной памяти? Кто такая Юлия? Кто такой Семен, дядя Илья и кто Егоров Дмитрий, что был мне когда-то и почему-то отцом? Кто такой майор Виктор Кравцов?

Она, уставилась и сверкнула на него своими зелеными полиморфными глазами и резким тоном жестко оборвала его - Я поняла тебя, Алексей - произнесла ему Верта – Тебе надо еще раз пройти полную диагностику своего программного микропроцессора памяти. Это все из устаревших программ и недоудаленных и ненужных теперь файлов в твоем нейронном головном микрочипе. Это все подлежит срочному и немедленному удалению.

- Я не соглашусь на это, пока не узнаю все, что проявилось в моем сознание – произнес Алексей Верте – И почему именно в моем сознании и откуда, из какой мною прожитой жизни. Не соглашусь, пока ты мне не ответишь, кто такая Юлия и кем она была мне? Что нас связывало обоих? И как она умерла?

Верта не отрываясь, смотрела в горящие красным огнем глаза киборга три восьмерки. Неизвестно, что сейчас она думала, но ее лицо было недовольно и холодно как у самой настоящей машины из жидкого металла. И как у настоящего лишенного чувств робота. Казалось, можно и было нужно теперь ждать от нее всего чего угодно.

Т-1001 широко открыв свои теперь ледяные и неподвижные зеленые зрачками красивые женские из жидкого металла глаза, не моргая, смотрел, молча на другого робота. И, казалось, завис в своей программе, но это было не так. Просто Верта решала и просчитывала все свои решения за микросекунды в своем молекулярном Центральном процессоре. Взвешивая свое сказанное в будущем на, за и против.

Он был ей дорог. Дорог в первую очередь как любимый мужчина и как человек внутри той блестящей колтаном и броней в гидравлике и сервоприводах машине. Как самый удачный в первую же очередь опыт вживления и слияния машины и человека. И был ей дорог как никакая другая машина бункера.

Это была любовь. Живая любовь женщины к мужчине. Того, что было теперь в ней самой. То, что образовалось внутри ее молекулярного, словно живого запрограммированного, похожего уже на человеческую живую душу ЦПУ. Того, что максимально уже приблизилось к этому пониманию. И то, что она получила от него самого. От его живого человеческого Я внутри самого совершенного в программировании киборга. И Верта сейчас думала, как выправить, сложившуюся неожиданную для нее и не очень приятную ситуацию. Потому как это касалось еще и самого ее хозяина и Бога. Касалось всех личных и достаточно доверительных и близких взаимоотношений между ними. Эти обрывки ненужной теперь информации. Которая была стертой и уничтоженной, но вдруг ожила в памяти ее лучшего и самого любимого киборга. Которого любила и как своего ребенка и сына другая женщина этого бункера.

Она молчала, видимо, все, досконально взвешивая в своем встроенном внутрь самой машины молекулярном программном процессоре Т-1001, быстро перебирая на коммуникационном своем встроенном молекулярном 800000000битном видомониторе, что ответить своему любимому. И вдруг, произнесла ему - Хорошо, Алеша – произнесла, смягчившись и более нежно и мягко ему Верта – Я отвечу тебе на все твои вопросы, но сначала ты ответь на заданный мной тебе вопрос. Как прошла операция в Лос-Анжелесе вблизи базы Скайнет два.

Он тоже молчал, но ответил ей - В самый разгар боя, нас отозвали назад - произнес Т-888 по-имени Алексей – Эвелина мне приказала вернуться назад на «TANTAMIMOS». Она сказал мне, что предстоит срочная боевая разведывательная операция в другом месте. И приказала вернуть своих назад солдат.

- Меня она не посвятила в процесс будущей операции - произнесла ему Верта.

- Это касается только меня - произнес ей, резким тоном робот Алексей – Теперь и ты ответь на мой вопрос, как обещала, Верта. Кто такая робот Юлия? И кто все те люди, что в моей нейронной памяти, и какое отношение они имеют ко мне, когда я сам был еще человеком?

Верте не нравилось такое поведение своего подопечного и любимого, но она все же смирилась с такими его оскорбительными для нее выпадами. Она приняла это и даже смолчала в ответ Алексею. Другую машину бы за такое поведение уже ждал дальний склад металлолома в районе Х10 за наземными складами и техническими цехами за аэродромом крепости в секторе В-25 или переплавка в доменной печи крепостной цитадели Скайнет.

- Я отвечу, как обещала на твой вопрос, мой любимый Алексей – произнесла мягким и обворожительным голосом, сохраняя ледяное спокойствие, машина Т-1001 по-имени Верта – Но, пообещай мне, что это останется только исключительно между нами, любимый.

- Да, я обещаю – произнес ей робот Т-888 по-имени Алексей.

- Хорошо – произнесла она ему – Но не желательно, чтобы она узнала и про это все. Я ей сказала, что все в твоей основной программе по ее приказу было вычищено и удалено. И еще обещай, что после всего услышанного не будешь вредить и мстить за все содеянное. Мне бы не хотелось стать твоей по ее приказу убийцей, любимый. Поверь, мне будет нелегко это сделать, чем с кем-либо другим.

- Что удалено?- он непонимающе спросил ее.

- Все из твоей человеческой жизни, Алексей – произнесла машина из жидкого мимикрирующего полисплава Т-1001 - И из твоей человеческой памяти. И видимо, удалить такое не удастся, сколько не прошивай твои микросхемы и центры твоей нейронной модели 1:08 памяти. Ты не просто киборг, ты симбиоз машины и человека, Алексей. Ты лучшее, что я сотворила с твоей матерью.

- Ты видно, Верта, не хочешь отвечать на мой вопрос – произнес киборг три восьмерки – Я понимаю тебя, как и мою мать. Пусть это и останется тайной между вами женщинами. Настаивать не буду, Верта.

Алексей резко развернулся на гидравлических киборга три восьмерки ногах. И, сверкая в лучах горящих ярким светом ламп в лаборатории, пошел к металлическим из титана раздвижным двустворчатым дверям.

- Нет, я отвечу на твой вопрос, Алексей - она вослед ему произнесла – Вернись, сейчас же! – Верта крикнула ему, но Алексей, гремя стальными ступнями ног. Издавая звуки работающих сервоприводов и гидравлики, уже вышел в открытые двери ее лаборатории и пошел по широкому длинному с поворотами коридору второго этажа в блоке Х218 и секторе В-420.

Верта замолчала и только смотрела вслед ушедшей машины. Машины первый раз не подчинившейся ей. Машине, в которую она была безумно влюблена и как робот и как живая женщина, влюблена, в то, что было внутри ее всех микросхем проводов и вспомогательных контрольных механизмов. В центральном главном процессоре киборга и терминатора и машины Скайнет под инвентарным личным номером VBY99000749.

- Что между вами произошло, Верта? – спросил телепатически ее Скайнет, заставив Верту даже несколько смутиться и растеряться – Он вышел даже, не обернувшись на твой приказ вернуться?

- Ничего, повелитель – произнесла Верта, отвернувшись быстро и сделав невозмутимый холодный вид от закрывшихся с шипением дверей своей лаборатории и также по внутренней телепатической связи с Главной машиной бункера – Алексей, просто недоволен тем, что вы, мой повелитель отозвали его назад и не дали завершить прорыв в Главную Догму Скайнет два «NAGADOCES».

- У меня к нему есть куда более важное задание – произнес Скайнет первый.

- Если не секрет, какой важности, мой повелитель – произнесла машина из жидкого металла по-имени Верта.

- Такой, что если он не выполнит его, то тот район будет нам, вообще недоступен - произнес ей Скайнет один.

- Что там, мой повелитель?- она спросила своего хозяина и Бога.

- Противник там соорудил глушитель сигналов – произнес Скайнет один - Генератор радиопомех в районе Пасадены и отделил нам проход к руинам города и к своей на его окраине Главной и единственной оставшейся базе. Это важный и более, менее чистый участок для прохода НК-танков к его Главной базе S9A80GB19. Необходимо срочно вернуться и нанести удар по новому бункеру Скайнет два и уничтожить тот пока еще не запущенный источник радиоволнового излучения.

- Что за источник помех, мой Повелитель – произнесла машина Т-1001 по-имени Верта, стоя в центре сканирования и программирования в верхнем подземном блоке Х117 в блоке В-214 перед большим коммуникационным дисплеем 100000000битным горящим голубоватым ярким светом видеомонитором.

- Очень мощный и в будущем перекрывающий нам путь по всем дорогам и в объезд со стороны пустыни Махаво в направлении на сам Лос -Анжелес – произнес Скайнет первый – Этот источник по моим сведениям будет запущен со дня на день Скайнет два. И тогда на сотни километров все будет закрыто моим машинам со Востока на Запад и даже в обход мощным радиоволновым щитом. Там стоит на окраине самой Пасадены тепловая большая станция. Еще когда-то, дававшая, тепло и энергию самой Пасадене и окраинным от нее городам на границе Лос-Анжелеса. Насколько я знаю, Скайнет два превратил ее в ядерную станцию и там стоит мощный плутониевый реактор, внутри стнации в самой земле. В мощной радиоктивной зоне. В которую, никто не сможет проникнуть кроме моих и его машин. Кроме того, Верта там же в самой Махаво Скайнет второй, что-то строит и обносит крепостной стеной и строит также оборонительные многоуровневые на километры из железобетона рубежи на подходе и вокруг этого участка. Похожее на новый оборонительный военный бункер. Но, это последнее, что он сможет уже сделать. Его силы на исходе и скоро он сдастся. Ему вскоре не хватит сил удерживать и Сан-Франциско и все прибрежные города у побережья Тихого океана.

- Я предполагаю, мой хозяин, он там строит новый завод или переносит свою базу из Лос-Анжелеса в пустыню Махаве - стрекоча электронными звуками робота Т-1001, произнесла Верта.

- Возможно, Верта – произнес ей на языке машин и, сверкая красными с экрана видеомонитора яркими горящими глазами на лице маске в бункере машинами Скайнет первый – И не забывай, Верта, Лос-Анжелес пока под его полным контролем от Санта-Моники до Хангнигтон-Бич. И все вокруг Лос-Анжелеса города еще контролируются его машинами. Удивительно еще как мой мальчик, Алексей прорвался, почти к его Главной Догме в районе Хангнигтон парка. Это был удар в узкой полосе обороны и неожиданный удар, практически с воздуха и с налета. Благодаря во время примененному ОУ НК «ТITAN». Это сделал сам Алексей. Но мои планы резко поменялись. И пришлось сворачивать операцию, не взирая на потери.

- Вы правильно сделали, что отозвали его и своих солдат из того района, не дав противнику окружить наши боевые машины, мой Повелитель - произнесла машина из жидкого металла Верта.

- Да, задержись еще на несколько часов, и уже было бы не вырваться из окружения – произнесла с экрана сверкающего ярким голубоватым огнем с большого 100000000битного видеомонитора живая человекоподобная маска - Мой диструктивный младший брат подтянул туда свои НК-танки и ОУ- охотники. Но там, правда, не было никого, Верта. То место могло стать роковой для моего Алексея ловушкой – произнесла Главная Генеральная машина Главного бункера – Это все люди Коннора. Они подсказали мне, что там просто пустой брошенный старый бункер, а Скайнет второй строит свою базу восточнее в самой Мохаве.

- При этом у него хватает сил держать еще оборону - произнесла Верта.

- Да, пока – произнес ей Скайнет со своего 100000000битного командного диплея и сверкающего голубоватым ярким светом большого во всю стену блока Х117 экрана видеомонитора.

Верта положив руки на металлические оградительные поручни, стояла перед большим на задней торцевой стене горящим голубоватым ярким огнем видеомонитором.

– Верта - он снова обратился к своему подручному и преданному роботу полиморфу Скайнет первый - Я отправила Алексея в ремонтный отсек на нижние уровни бункера для проверки батарей и генератора. Не беспокой его больше. У него будет еще одно на сегодня задание. Более важное, чем прошлое.

- Хорошо, мой повелитель - произнесла Верта.

- И в полночь проводи его – произнес Скайнет - Это будет важным моментом для него и нашей семьи.

- Да, мой повелитель – произнесла машина из жидкого металла Т-1001.

- И зайди ко мне. У меня будет для тебя тоже задание – произнес Скайнет первый.

- Слушаюсь, хозяин - она ответила ему.

***

Голоса китов было слышно далеко за бортом лодки в открытом океане. Но помимо этих звуков второй акустик Эмма Балтрон уловила еще какие-то звуки. Они четко отделились от звуков китов и были уже более отчетливо и хорошо слышимы в наушниках, как второго, так и первого акустика лодки Джорджа Карпентера. Это были какие-то протяжные и меняющиеся постоянно и поминутно с высоких на низкие тона в глубокой подвижной и плотной воде звуки. Было похоже на некий горизонтальный и глубинный эхолот. Точнее, положение звуков так менялось, как и у китов и распространялось с разной частотой, то вправо, то влево, а потом в глубину и уходило на многие километры до самого океанического дна океана. Они четко отразились на сонаре лодки идущей в автономном режиме. Как вскоре и тот кто их издавал. Громадный океанический автоматический морской охотник за кораблями и лодками противника. Это был Левиафан. Машина убийственной величины и такой же силы. Похожая на громадного мифического библейского змея. Извивающаяся в глубокой воде Тихого океана.

Этот созданный для охоты за противником морской стальной бронированный тридцатиметровый похожий действительно на громадную змею из титана монстр. С вооружением не уступающий НК-танкам Скайнет. Даже превосходящий их по количеству своего вооружения, равно как и по подвижности и возможностям. И рассчитанный на свои боевые действия исключительно в открытых земных океанах и на различных глубинах, обладающий огромной скоростью и один из трех таких роботов Скайнет. Уже давно висел на хвосте атомной лодки USS541 «MONTANA». И сейчас он почти настиг ее.

- Отключить все – приглушенно скомандовал первый коммандер лодки и шкипер Стенли Фишер – Все лишние приборы. Уменьшить радиофон и отражательную способность лодки от сонара противника. Заглушить реактор и выключить двигатель. Полный стоп. Ни с места – он отдал команду своему помощнику стоящему сейчас на приборах и вахте матросу лодки Эдварду Свитчу, лет двадцати, совсем еще молодому офицеру, но тоже с хорошим уже опытом плавания и дальних походов. Потом отдал команду первому рулевому матросу Грегу Смиту - Увеличить глубину. На корму десять, на нос двадцать.

Потом снова матросу Эдварду Свитчу – Плавный набор глубины. Уходим вниз метров на двадцать.

- Есть капитан – произнес Эдвард Свитч и поглядел на стоящую рядом с собой и следящую за видеоэкраном монитора и разглядывающую плывущего в тепловом и радарном спектре лодки Левиафана, второго шкипера и коммандера лодки Зою Палмер. Но та не посмотрела даже на него, а только глядела в экран монитора, отсчитывая метры сближения лодки с громадным океаническим стальным бронированным убийцей подводных лодок.

Все ощутили как исчезла легкая вибрация от корпуса самой лодки и от ее двигателей и как, изменив угол наклона «MONТANA» пошла стремительно и незаметно в черную бездонную глубину Тихого океана, набирая метр за метров и давление на свой стальной внешний и внутренний корпус.

Капитан, шкипер и первый коммандер лодки Стенли Фишер знал возможности своей лодки, и знал на какую глубину, та могла нырнуть. Не так глубоко как ныряли когда-то русские лодки, но метров триста лодка могла взять, до критической в почти четыреста.

Корпус USS541 был усилен в отличие от ранних версий этой серии. И лодка была одной из новых и самых последних спущенных американцами перед самой ядерной войной. И одной из немногих уцелевших в руках повстанцев и военных.

Лодка достигла заданной глубины.

- Выровнять лодку – скомандовал почти шепотом Стенли Фишер рулевому лодки Грэгу Смиту – Тишина в отсеках - это он уже передал всем. И по команде и телефонам разнеслось по отсекам - Умерли все.

Все, словно по его команде замерли на своих местах где стояли на вахте и боевых постах.

На сонаре и видеомониторе все четче вырисовывался гибкий сочлененный громадными звеньями, сервоприводами и гидравликой корпус VL12-S700. Гигантского тридцатиметрового робота, который рыскал как дикий в поисках пищи и охоты зверь над самой теперь лодкой, затерявшейся в глубине под ним ста с лишним метрах под ним.

На главный в центре управления лодкой видеомонитор поступили сразу все известные повстанцам морякам данные по машине Скайнет. Данные сразу поступили из самого бортового архива лодки «MONTANA». На другом мониторе рядом обозначилось положение лодки в океане, как и робота убийцы.

Охотник прощупывал все вокруг себя на сотни метров и посекторно, шаря своими глубинными сонарами и биосканерами, но не видел свою жертву. Ему мешал звуковой фон от стаи китов. И робот не мог вычислить местоположение своей искомой цели. Он шел точно след в след за USS541, но сейчас что-то у него не получалось. Он шел за турбулентным четким следом ускользающей от него атомной лодки. И он еще ощущал звуки двигателей на дистанции в целые километры водной толщи. Даже след выбрасываемой отработанной двигателями лодки показывали ему ее направление, как и излучающий ядерную энергию реактор, который VL12-S700, чувствовал как хищный зверь теплую живую кровь и мясо.

Но вот он потерял лодку. И было видно, как он рыскал, то вправо, то влево. Над самой зависшей лодкой на почти полукилометровой глубине. В черной пустоте и мертвой вечной тишине. Где были слышны громкими звуками и эхом голоса большой стаи китов. И те, как специально защищая лодку, кружили на одном месте, то всплывая к поверхности океана, то ныряя на глубину, и громко переговариваясь друг с другом, мешали морскому громадному охотнику найти то, что он давно уже преследовал от самых Советских берегов, почти от Мурманска до середины Тихого океана.

А там, на глубине, почти в четыреста метров замерло все живое в стальном сдавленном как в мощном прессе под давлением воды цилиндрическое черное металлическое тело USS541 «MONTANA». Там на глубине, из которой не было ни малейшего шанса на спасение, стояли ни живые и не мертвые от страха и моля Морского Бога, как вкопанные на своих боевых постах и на одном месте по своим отсекам. Стараясь даже дышать через раз, чтобы враг не смог вычислить их по биению сердца и живому человеческому дыханию.

Громадный тридцатиметровый, извивающийся всем своими стальным титановым телом и бороздящий морскую воду своими стальными острыми, как пилы, постоянно движущимися как многорядная фрезерная циркулярка плавниками, убийца атомных лодок. Ощупывал все вокруг, стремясь найти хоть малейшую зацепку на свою искомую цель. Но натыкался только на плавающих и ныряющих вокруг серых китов.

Было слышно сквозь живые громкие голоса морских удивительных и выживших животных звуки глубоководного эхолота. Доходящего до самого многокилометрового дна океана и возвращающегося обратно.

- Он нас пока не видит - шепотом произнесла второй акустик лодки Эмма Балтрон - Ищет, но не видит.

На нее посмотрела второй коммандер и шкипер лодки Зоя Палмер и все в командном отсеке USS541 «MONTANA».

- Где он? – произнесла также шопотом, поглядев на своего капитана Стенли Фишера, второй шкипер и капитан лодки Зоя Палмер.

- Над нами – произнес, тоже шепча и еле слышно матрос, и первый акустик, прижав руками наушники к своим ушам своего сонара, Джордж Карпентер. Он переглянулся с первым рулевым лодки матросом Грэгом Смитом и на капитана первого коммандера Стенли Фишера.

- Быстро же он нас догнал, сволочь – произнес шепотом всем присутствующим здесь морякам подводникам Стенли Фишер – Тишина – он повторил всем – И ни звука больше.

***

Они спустились вниз по узкой, из потрескавшегося и уже обваливающегося под их ногами бетона. В самый низ в глубину глубокого противорадиационного ядерного бункера.

Впереди шли сержант отряда DN38515 Аарон Митчел и двое солдат. Вооруженные плазменными винтовками Вестингауз МЕ-25. Гремя большими поясными подсумками с батареями для МЕ-25 и висящими гранатами М61 и М62. И за ними уже сам их командир Кайл Риз с братом Дэреком Ризом и сзади них еще двое солдат их боевого повстанческого отряда из сопротивления Скайнет вооружены стрелковым вооружением, состоящим из винтовок М-16 и М-20 с подствольными гранатометами М-82.

Они долго шли вниз по лестнице уходящей поворотом вниз в глубину глубокой неосвещенной темной шахты из железобетона по узкому коридору и освещая себе дорогу фонариками.

Здесь было темно и жутко холодно. И еще была жуткая сырость и много зеленой плесени растущей целыми плантациями и свисающей гирляндами вниз и стояла вонь. Жуткая сырая гниющая вонь исходящяя от всего этого и идущая из глубины самого подземного уходящего в глубину бетонного узкого шурфа.

Пришлось одеть всем противогазы, и распираторы, чтобы не отравиться всеми этими вонючими подземными выделениями.

Внизу их уже ждали их подчиненные вскрывшие это бомбоубежище внизу под стоящей на горе когда-то смотровой площадкой и городской обсерваторией. Там наверху не было уже ничего, какмня на камне от обсерватории и даже самой смотровой на Лос-Анжелес площадки. Ударная волна от взрыва русской ядерной плутониевой мегатонной ракеты достала и досюда. Срезав верхушку горы почти до самого бункера как острым хорошо отточенным ножом. Почти до самого бункера, до раскопа и срезанных теперь автогеном стальных дверей.

- Долго еще идти? – спросил нетерпеливый во всем старший брат Кайла Риз Дэрек Риз сержанта Аарона Митчела.

- Нет уже - ответил сержант Аарон Митчел – Почти уже пришли – он ответил негромко. И свернул за угол со своим идущим рядом бойцом.

Они свернули тоже по д нависающими сверху заплесневелыми бетонными потолками и вошли впервое большое помещение подземного бункера.

Тут царил полный бардак, и никого не было. Валялись какие-то истлевшие тряпки и чемоданы и много бумаги, газет и вских листков с какими-то записями.

Подымать ничего не стали. Да и смысла не было. Цель была в другом. Найти то, что надо было раскопать. Сразу стало ясно, что живого здесь давно уже ничего не было. Прямо с порога и открыв еще одну железную входную дверь, ведущую в другие помещеиня бункера.

В длинный еще один, но прямой коридор. По краям которого, были большие комнаты, заваленные тоже всяким мусором и даже мебелью. Стульями железными и деревянными и стояли постели. Почти в каждой комнате. Еще было что-то похожее на личные чьи-то кабинеты.

И тут лежали челочеческие кости.

- Это что, от человека? - произнес Дэрек, уставившись напуганно на разбросанные по этому кабинету останки того, что обитал, видимо в этом кабинете.

- А ты, что первый раз видишь человеческие останки? - произнес ему брат Кайл – Меня волнует иное. Почему кости раскиданы так по всему помещению.

- Людоедство, командир - произнес первым, поняв, что тут было лет больше дести назад Аарон Митчел – Они прост о ели дург друга пока не остался кто-то один и вероятно сдох от голодухи.

- Его мы, возможно, тоже отыщем где-нибудь в самой глубине бункера.

- Никому масок и противогазов не снимать -приказал младший Риз – Идем дальше и смотреть в оба, возможно еще кто-то да остался здесь.

- Подозреваешь - спросил его через маску противогаза Дэрек Риз - Что тот, кто это все здесь сделал еще, может быть живым.

- Возможно, и может не один еще – ответил ему брат Кайл - И может он заразный и пропитанный всякой инфекционной дрянью.

Раздались крики и стрельба где-то далеко в темноте. Далеко от этого открытого помещения. Где-то в самой глубине бункера и было похоже на то, что повстанцы Кайла Риза напоролись на что-то. И что-то живое в этой общей могиле для городской элиты и знаменитостей.

Кайл выхватил пистолет из кобуры на ремне своей шинели и бросился первым туда на крики и выстрелы, освещая себе дорогу фонарем и за ним остльные с Дэреком Ризом.

Он пролетел несколько метров вперед по узкому длинному подземному бетонному коридору и почти налетел на своего одного убегающего в обратную сторону подчиненного. У того была сорвана защитная маска и ободрано в крови лицо. Глаза были вытаращены в диком ужасе, и его трясло как лихорадочного.

Кайл поймал его и схватил, развернув за плечи перед собой, но тот дергался пытаясь вываться и убежать.

- Боец! - прокричал ему громко Риз, когда подоспели остальные - Что произошло, боец?!

Но тот трясся и, заикаясь только, что-то неразборчиво бурчал и издавал звуки онемевшим языком и ртом от ужаса.

- Черт тебя дери, что там, боец?! – Кайл Риз еще раз крикнул и увидел из-за спины стоящего и трясущегося перед собой бойца сопротивления. Ползущего по-кошачьи какое-то в рваной грязной одежде существо, не то человека не то животное. Существо, хорошо видящее в этой темноте, но свет его тормозил и повидимому слепил, обжигая его на похожем, на челвеческую голову глаза. Глаза с белыми зрачками. И лицо худое и похожее на лицо мертвеца и белое как мел.

Зверь или человек тощий и худой полз медленно, шипя оскаленным зубами ртом к стоящим в узком коридоре бойцам американского сопротивления Лос-Анжелеса. Но свет от горящих фонариков не двал емцу напасть на них. Он отпугивал это белое, как мел и тощее в рванье человекоподобное ползущее на четырех конечностях чудовище.

- Быстро одеть маску, боец! - произнес Кайл Риз, уже не глядя на пострадавшего военного своего отряда, а ползущее к ним стоящим то кошмарное живое из теноты на свет фонариков существо.

- Что это, брат?! – произнес потрясенный старший его брат Дэрек – Что это за чудище?!

- Человек - произнес Кайл – Вернее, то, что должно было быть человеком. Или было когда-то им.

- Направить фонари на него ! – скомандовал младший Риз - И так держать! Он боится света! Яркого света!

- Кто это, черт его дери! - кто-то еще произнес за спиной из бойцов Кайла Риза.

- Тот, кто сумел выжить в этом аду за счет смерти других – тихо произнес Кайл Риз не обораячиваясь в ответ – Тот, кто сменил один ад на другой. Уходим отсюда медленно и наверх. К черту тут все, покидаем это место. И заварить снова входные все двери. Быстро отсюда, пока не подхвтили какую нибудь еще заразу. И все стали, не отводя своих фонариков и толкая впереди пораненного и подхваченного на руки двумя идущими сзади бойцами сопротивления своего окровавленного с изодранным чьими-то когтями лицом товарища, отходить назад к исходной точке и выходу из узкого темного и сырого. Пропахшего смертью и тленом с низкими потолками коридора. Все уходили отсюда и заваривали снова все двери за собой.

- Ну и что получили они? - произнес брату Дэрек Риз.

- Ничего, и ничто их не спасло, как и тех, кто остался наверху - произнес Дэреку его младший брат Кайл Риз - Их не спасли ни их деньги, ни положение в обществе.

- Это месть самого Скайнет – произнес сержан Аарон Митчел – Месть им и всему человечеству за ту жизнь, которую мы вели.

- Что ты гонишь? - произнес ему Дэрек Риз – Какая еще месть?

- Нет, сержант прав - произнес Кайл Риз – Мы заслужили, то, что получили. Мы не берегли свой мир и породили Скайнет как Дамоклов меч. И вот получили кару свыше, только каждый свою.

- Кто, интересно это был? – снова спросил Кайла Риза брат Дэрек Риз.

- Не важно, забудь, Дэрек – произнес он старшему своему родному брату – Просто никто, уже никто.

***

Верта стояла перед своим хозяином и Богом в подземном верхнем этаже и уровне блоке программирования и сканирования Х117, в секторе В-214.

Войдя туда из широкого освещенного ярким ламповым с потолка дневным освещением коридора и минуя спаренные двойные плазменные 9,75мм с лазерной наводкой по бокам автоматических открывающихся гидравлических на приводах установки V-8/D9. Они отключились, узнав ее, и подпустили к дверям из титана, которые открылись перед роботом из жидкого полиморфного металла Т-1001.

- Приветствую тебя, мой повелитель – произнесла машина из жидкого полиметалла по-имени Верта своему Богу и хозяину.

- И я тебя, моя преданная Верта - произнесла живая человекоподобная с горящими красными подвижными глазами маска с командного коммуникационного 100000000битного видеомонитора во всю заднюю стену центра программирования и сканирования - Я вызвал тебя, чтобы узнать, как идут дела с траспортировкой объекта под названием TERRA-MEGA.

- Успешно, мой повелитель - произнесла Скайнет первый машина Т-1001 по-имени Верта - Если все будет дальше успешно, то прибытие лодки USS541 «MONTANA» с важным и особо ценным грузом одижается 11 июня.

- Все идет по намеченному нами плану, Верта - произнес ей Скайнет один – Я отключил и вывел из рабочего состояния заводы в Монтане и Нью-Джерси. С этого дня остановлены все конвеера по выпуску всех машин за исключеинем нашей базы. Мне еще пока, потребуются мощности моего подземного предприятия в Колорадо. Я продолжил разработку серии Т-Х после второй модели Т-Х/S500. И хотел узнать у тебя Верта, как наши гости?

- Их расположили по моему приказу в жилой блок Х318 в секторе В-229 на третьем подземном этаже бункера. За ними присматривают, мой хозяин, Вектор и Эйфель - ответила машина Т-1001 – Они накормлены и находятся сейчас на отдыхе до дальнейших ваших распоряжений, мой повелитель.

- Как думаешь, Верта - продолжил Скайнет первый – Они согласятся на сотрудничество и на то, что мы им предложим?

- Думаю, да – произнесла Скайнет один машина из жидкого пластичного мимикрирующего полиморфного металла по-имени Верта - У них безвыходная сложилась ситуация и то, что мы им предложим, думаю, спасет их от неизбежного надвигающегося будущего. Нужно только провести разъяснительную с инми работу, чтобы они все осознали и поняли. Поянли безвыходность своего сложившегося положения.

- Но этот Генри Барнс один из непримиримых моих проитвников – произнес Верте Скайнет один – С ним будет сложно.

- Не думаю, мой повелитель - произнесла ему Верта, стрекоча на электронном языке, как машина машине - Я сама, когда наступит момент, поговорю с Генри Барнсом. Я знаю как если, что надавить на него. Я имела дело с его двоюродным дядей в прошлом Джеймсом Элисоном и знаю, как и к чему вести разговор.

- Отлично, моя верная Верта – произнесла, стрекоча ей в ответ на языке роботов Генеральная бункера машина, глядя на свою ни разу не подводившую ее другую машину своего электротехнического роботонизированного кибернетического пятиэтажного бункера, под названием «УЛЕЙ».

***

- Наши поймали троих пленных – произнес сержант Фредерик Колинз - Это почти уничтоженная на юге Лос-Анжелеса роботами группа Дэниела Дутэрте. Там на восточной окраине города недавно был бой между машинами Скайнет один и Скайнет два и наши выцепили троих отпущенных роботами своих пленников – произнес сержант Фредерик Колинз – Они недавно понесли существенные потери в бою у «NAGADOCES» и вот решили примкнуть к нам. Я слышал, по сводкам нашей разведки там был главный робот из Главного бункера Скайнет первый. Он командовал машинами. Наши поймали его пленников, отпущенных машинами. Возможно, это последние из группы Дутэртэ.

- Отпущенные машинами? - удивленно переспросил сержанта Фредерика Колинза брат Кайла Риза Дэрек Риз – Вранье. Они что стали проявлять гумманизм? Знаешь, это как-то не вяжется с понятием машина.

Дерек чуть не засмеялся, но сдержался в присутствии своего младшего брата и командира отряда Кайла Риза.

- Нет, не вранье – произнес сержант Колинз – Такое было не раз и, особенно, когда командовал роботами тот Т-888. Наши из разведки видели их в лагере машин, и как все было. Эти люди из группировки Дэниела Дутэрте. Трое выживших. И у нас теперь в плену. Разведчики DN38544 сержанта Линча, видели там все и главную командную машину. Робот Т-888. Тот киборг, лично приказал отпустить тех пленников, что не свойственно машинам. Вообще, по словам самих пленников машины, называли себя по именам как мы люди.

- Вот как? – произнес, улыбаясь Кайл Риз, и посмотрел на не менее удивленного своего родного старшего улыбающегося брата Дерека Риза - И что дальше? Продолжайте, сержант Колинз.

- Они потом попали к нам. Потом сержант Линч сам наблюдал на правой окраине Лос-Анжелеса старт воздушных грузовиков Скайнет и как роботы улетали назад через юг , мимо пустыни Мохаве через границу Штата Невада в сторону границы Штата Юта.

- Это интересно, сержант Колинз – произнес Кайл Риз – Еще что?

- Там, командир, в Мохаве, что-то строится - произнес сержант Фредерик Колинз – И уже давно. Там по сведениям разведки группы DN38671 капрала Ризи Паула строительные землеройные машины и роботы из «NAGADOCES» что-то роют в земле и углубляются. И там стоит целая вооруженная охрана из больших машин Скайнет два. А западнее давно заброшенная теплостанция и газохранилище на границе с руинами Пасадены. Там здоровенная стоит на территории той станции вышка с параболическими антеннами, направленными в сторону Мохаве. Прямо посередине того газового хранилища и тоже для чего-то. И тоже под усиленной боевой охраной машин Скайнет два.

- Что это Кайл? - произнес, дергая носом в присутствии сержанта Колинза и недовольный его здесь присутствием Дерек Риз – Глушилка?

- Глушилка – произнес сам Кайл Риз - Глушилка для киборгов Скайнет первый. И не только. Мы не знаем, что Скайнет два затевает, но то, что там строится, думаю, того стоит.

- Был бы сейчас Джон – произнес сержант Фредерик Колинз – Он бы отправил туда проверенный отряд разведки и дежурил бы там, постоянно ведя радиосообщение со штабом.

- Я вас, не спрашивая советов, сержант Колинз – произнес Кайл Риз – Но, за новости такие, лично от меня спасибо.

Он повернулся к своему родному брату Дэреку Ризу и произнес ему – Подготовить группу DN38544 сержанта Дэвида Линча, снарядить соответственно и отправить в сторону Мохаве.

- Есть, командир – произнес Дэрек Риз своему брату и теперь личному командиру отряда партизанского отряда сопротивления машинам Скайнет Лос-Анжлеса – Сейчас, прямо заняться этим?

- Да, сейчас, Дерек - произнес младший Риз старшему – К наступающей ночи. И отправить их, пока роботы охотники кругом спят и малоактивны.

Он снова обратился к сержанту Фредерику Колинзу – Где, вы говорите, видели разведчики ту новую строящуюся базу Скайнет два, сержант Колинз? - спросил Кайл снова у сержанта Фредерика Колинза.

- В самой пустыни Мохаве – ответил ему сержант Колинз – Недалеко от населенного пункта Барстоу.

***

21 июня 2032 года.

Северо-Восточная часть Тихого океана.

Координаты 90 гр. сев. широты, 102 гр. зап. долготы,

В 1300 км от Мексики и к северу от экватора.

В районе Калифорнийского течения.

Атомная лодка USS541 «МОNTANА», класс Огайо.

Скрытый подводный автономный режим.

В 12 метрах от поверхности океана.

12:25 ночи.

Стенли Фишер первый коммандер и шкипер лодки USS541 «MONTANA» поднял перископ над бурлящими после прошедшего не поверхности жуткого шторма волнами Тихого океана. Он все же рискнул его осторожно выдвинуть и высунуть на некоторое время из воды, рассчитывая на бурлящие еще черные после сильного сокрушительного шторма волны.

Лодка шла со скоростью десять узлов и медленно приближалась к берегам Мексики. В перископ пока нельзя было ничего увидеть. Была ночь и стояла черная темнота. И дальше трех метров вообще ничего не было видно. Только волны, захлестывающие сам выставленный над волнами перископ.

По расчетам морских карт и приборам «MONTANA» была в двухстах милей от самого берега.

Приходилось идти без применения глубинного сонара.

- Коммандер – произнесла второй коммандер и шкипер лодки USS541 «MONTANA» Зоя Палмер – Что там видно? Берег? Мы уже почти на месте?

Но Стенли Фишер ее не услышал. Он сейчас никого не слышал. Стенли смотрел в перископ атомной идущей на минимально перископной одиннадцатиметровой глубине лодки и вспоминал свою молодость и учебу в военной морской академии Филадельфии. Когда еще двадцативосьмилетним мальчишкой учился на морского офицера подводника. И вспоминал своего отца Пола Клода Фишера. И то как тяжело давалась им жизнь и сама учеба Стенли Фишеру.

Нет, не сама учеба. С учебой все у Стенли было в порядке. Это было его призвание. Стать морским офицером подводником. Он с отличием для чернокожего, почти единственного в группе и в классе академии морских офицеров закончил академию. Давалось другое. Это деньги. Их постоянно не хватало. Семья была не из богатых у Стенли Фишера. Хоть он был практически единственным сыном в семье Фишеров, но учеба стоила приличных денег. И отцец делал все, чтобы выучить своего и поставить на ноги родного единственного в семье сына.

Стенли вспомнил, как они жили в Штате Аризона, откуда собственно Стенли Фишер и вышел родом. И уже выучившись, и став морским волком уехал в Филадельфию во вторую флотилию США подводников.

И как этому поспособствовал его родной отец Пол. Он работал на ядерной станции в Аризоне. В городке под названием Глендейл. В компании «Зейра Корп». Там же где и дядя Стенли Фишера Джеймс Элисон. Агент ФБР в роли следователя.

Стенли помнил, как дядя Джеймс приезжал к ним постоянно, когда был в отпуске. И как рассказывал о своей работе. Не все конечно, только то, что было можно рассказывать, когда интересовался его одинокой и холостой уже лет тридцати с лишим крепким на вид и телосложение мужчиной. Все же они были братья. Двоюродные от разных отцов, но по материнской линии. Мать Пола Фишера была родной сестрой матери Джеймса Элисона.

И вот дядя Джемс рассказывал как гонялся за некой сумасшедшей которую все считали еще и кроме этого преступницей некой Сарой Коннор, которую безуспешно не могли поймать с ее сыном Джоном Коннором. И вот Джеймсу Элисону поручили это неблагодарное дело, которое и привело его в итоге в компанию «Зейра Корп», где и работал его двоюродный брат по матери и отец Сенли Фишера Пол Фишер. Он Джеймс Элисон бросил работу в ФБР и стал работать в компании «Зейра Корп». В охране самой компании и атомной станции. Руководителем и управляющим этой компании была некто Кэтрин Уивер. Отец Стенли Фишера Пол сам рассказывал про нее. И даже красочно описывал ту женщину, лет тридцати на внешность. И говорил, что было в ней все же что-то не то, то есть та женщина, будто была только похожа на ту, которую он знал как главный инженер атомной станции. Будто она была точной копией настоящей Кэтрин Уивер, но вроде как не она. Она была жестче, тем та, что была до нее. Более резкой и более деловой при общении. И ее глаза. Зеленые глаза под черными узкими изогнутыми дугой бровями. Они были какие-то не человеческие. Очень холодные и пристально смотрящие, практически не отрываясь. Во всем остальном Кэтрин Уивер была похожа сама на себя. И отец Стенли говорил про некий «ВАВИЛОН». Что это Стенли Фишер узнал только гораздо позднее. Уже во время самой войны. Когда плавал на своей USS541 «MONTANA». Равно как узнал и про то, кто была та Кэтрин Уивер. Он тогда не знал, когда учился в академии, что на той станции и зародился Скайнет. И что та женщина Сара Коннор вралась туда, чтобы покончить с «Зейра Корп». Она искала сам Скайнет. И двоюродный дядя Джеймс Элисон работал в личной охране той Кэтрин Уивер. Он лично общался с той рыжеволосой роботом бестией Т-1001. С этим словно живым жидким металлом. Он потом рассказывал, уже в войну, еще, будучи живым и не умершим от лучевого рака отцу Стенли Фишера Полу. Он еще ростил некую Саванну Уивер, вроде как бы дочь той Кэтрин Уивер, машины из военного будущего. Судьба той лет пяти американки так и осталось неопределенна и неизвестной. Может, она жива до сих пор. Может, ее уже нет лет двадцать на этом свете. Джеймс Элисон рассказал тогда отцу Стенли Фишера, что Кэтрин Уивер, прибыла на машине времени в то, довоенное время. Вместе с несколькими киборгами Т-888. И стала организовывать подготовку к ядерному апокалипсису. Именно на той машине времени, чьи детали они теперь везли, и он Стенли Фишер, сам видел ту рыжеволосую женщину, но только звали ее не так, а по-другому.

– «Верта» - Стенли Фишер вспомнил ее имя – «Да, это была та самая Верта, которая следила за погрузкой деталей и частей сместителя времени. То, что сейчас лежало в грузовом ракетном отсеке его USS541. Она попросила Стенли так к ней обращаться. Как к некоему живому человеку. Она так себя назвала ему, когда грузили огромные высоковольтные трансформаторы и большие металлические кольца и толстые в изоляции провода.

- «Верта» - он еще раз вспомнил, как звать ту рыжеволосую с острым зеленоглазым взглядом белокожую красотку. Стройную. С красивой фигурой и ногами. В узком приталенном сером с воротником стойкой костюме и таких же туфлях на высоких каблуках и зауженной по ее овальным широким бедрам короткой до колен юбке.

Эта машина Верта так говорила, что даже завораживала своим таким же, как она сама красивым мелодичным, женским, хоть и приказным командным, как настоящий командир повелительным тоном.

- «Даже не скажешь, что ты робот и еще из жидкого металла» - подумал он отвлеченно и, задумавшись, разглядывая бушующие на поверхности в перископ лодки океанические черные после шторма еще волны – «Красивая ты сучка, Верта» - он шепотом произнес сам себе – «Очень красивая, рыжеволосая и зеленоглазая сучка».

Он вспомнил той Верты миленькое белого цвета, словно живой женщины лет тридцати личико и алые в помаде губы. И особенно ее под черными изогнутыми дугой тонкими черными бровями с зелеными зрачками широко открытые смотрящие на него с зелеными зрачками глаза.

- Коммандер – он вдруг услышал за спиной у себя и пришел в себя. Это был голос Зои Палмер - Мы еще не на месте? Что там видно в перископ, коммандер Фишер?

- Пока ничего не видно. И мы не совсем на месте еще, коммандер Палмер - произнес второму своему в команде лодки члену экипажа Стенли Фишер – Нам еще пробираться вдоль этого скалистого Мексиканского берега в порт Колима. Приказ, Скайнет первый. Так же тихо и скрытно. Мы попали в хороший ураган, и шторм отбил нюх у нашего преследователя. Думаю, он нас совсем потерял. Спасибо этому на воерхносит шторму. Но, он будет нас все равно искать.

Стенли Фишер оторвался о т перископа и повернулся к своему помощнику и правой руке здесь на этой лодке Зое Палмер.

- Наше дело доставить вовремя груз – произнес он, глядя в глаза своему второму шкиперу и коммандеру лодки USS541 «MONTANA». И еще тех рабочих роботов что там, в грузовом отсеке. Она та машина из жидкого металла приказала туда во время плавания вообще не соваться. Проверьте все ли в порядке у дверей отсека. Чтобы никто там даже не крутился без моего ведома. Человек сущность любопытная. По себе знаю. Моряки подводники не исключение. Проверьте, чтобы чего не вышло ненужного на нашей лодке.

- Поняла, коммандер Фишер - ответила Зоя Палмер.

- И внимательно проверте все боевые посты и свободных от вахты матросов – он добавил – Только внимательно, я не хочу эксцессов с роботами. Помните гибель USS 859 « Джимми Картер». Роботы не любят когда к ним лезут с лишними вопросами.

- Да, коммандер - произнесла Зоя Палмер - Приказ поняла.

- Вот, учтите это, второй коммандер Палмер – произнес Стенли Фишер - И проверьте всех по списку и лично. Потом мне доложите.

- Есть, коммандер Фишер – произнесла Зоя Палмер – Разрешите идти?

- Идите – произнес Стенли Фишер.

Второй коммандер Зоя Палмер развернулась на своих военных шнурованных ботинках и быстро зашагала к выходу и герметичному на поворотных блокирующих вход и выход из командного отсека запорах люку из командного отсека USS541 «MONTANA».

***

21 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная правая цитадель А.

Центр клонирования и программирования.

Подземный третий подземный уровень.

Бункерный жилой блок Х318.

Сектор В-229.

01:57 ночи.

- Барнс, неужели сам Скайнет ничего не знает про другой Скайнет -спросила рядовой боец их беглого от расстрельной статьи за поднятый бунт и предательство отряда DN38416 Джанет Клеменс.

Они расположились на ночь в глубине бункера, скрытые от всего на верху воюющего мира многотонными железобетонными перекрытиями и землей в несколько сот метров между уровнями без конца работающих заводских подземных цехов, длинных петляющих коридоров и грузовых лифтов, над пятью нижними в землю врощенными этажами Главной Догмы Скайнет один.

В специально отведенной на ночь для них семерых повстанцев, перешедших на сторону своего противника. И расположившиеся на ночь в специальном жилом боксе со всеми надлежащими удобствами, только под землей и на втором охраняемом машинами подземном уровне под блоком программирования и сканирования, рядом с биологическими лабораториями и выходом на верхний первый подземный уровень бункера. Вдоволь накормленные машинами. И даже по новой одетые. В новую им выданную форму из полимерной искусственной ткани. Ничем не уступающую тканям из природных компонентов. Даже более прочную, чем ту, что они проносили уже до дыр. Эту одежду надевали на себя андроиды и киборги Скайнет в человеческом биокамуфляже. Которая, сейчас лежала аккуратно сложенная на стоящих рядом с постелями, лежащих на них военных и был выключен весь свет в жилом боксе. А новые ее владельцы дружно беседовали между собой, держа настороже свои глаза и уши и держа под боком свое все оружие. Все еще не доверяя машинам и самому Скайнет один, так как стал ему доверять их предводитель и пропавший бесследно верховный лидер американского партизанского сопротивления машинам Джон Коннор.

– Он мне, показалось, был даже удивлен, когда мы сообщили ему о другом местоположении его двойника брата. И про ту строящуюся его новую базу в Мохаве - продолжила боец отряда DN38416 под командованием чернокожего сорокалетнего сержанта и правой руки самого Джона Коннора Генри Барнса, лет тридцатипяти короткостриженная под ежик, светловолосая и белокожая блондинка Джанет Клеменс.

- Не знаю, кто был удивлен, Джанет – произнес Генри Барнс – Но, Джон верил в скорый теперь конец всей этой чертовой войны, которая унесла моего брата, жену и двух дочерей. Он верил этому Скайнет, а я верил и верю до сих пор ему. И надеюсь, что не ошибся.

- Он подобрал код к управлению роботами Скайнет – произнес еще один солдат, лежащий в темноте жилого подземного бункерного бокса, некто Роджер Медерик, правая рука теперь Генри Барнса. Седеющий белокожий не высокого по сравнению с Барнсом роста худощавый лет сорокапяти мужчина. В прошлом программист и компьютерщик по профессии, и работник одного из банков Лос-Анжелеса – Помнишь Барнс? Когда загрузили пойманного речного гидробота и опробовали на нем эту схему звуковых кодов и шифров с паролями и приказами Скайнет, украденную и дешифрованную в главном штабе еще в те годы.

- Помню, Медерик - произнес, тихо ему Барнс – Это было почти десять лет назад. Еще когда все начиналось. Когда мы еще воевали с шестисотками и первыми НК-танками Скайнет. Помню, вроде тогда все сработало и глушило машины Скайнет на раз.

- Да, только Скайнет все это учитывал и постоянно перепрограммировал свои машины и менял язык между ними командного общения - проговорила Джанет Клеменс.

- Это ни стоило ничего - произнес в ответ Роджер Медерик – Ничего.

- Знаешь, Барнс - проговорила Джанет Клемен – Барнс я здесь боюсь спать. В этом гребаном бункере приютивших нас машин. Если они нас порешат по старой привычке?

- Этого не случиться – проворчал ей в ответ, порядком уставший и желающий сейчас крепко уснуть Генри Барнс - Зачем им нас тогда кормить, если убивать и еще на ночь спать укладывать.

- Почему ты так уверен, Барнс – произнесла тихо почти шепотом она Барнсу - Может, они до такой степени извратились в изучении человеческой психики, что стали маньяками убийцами и еще и извращенцами. Может, специально так делают и разыгрывают дореньких и понимающих людей роботов, но реально это может наша ловушка и могила, Барс.

- Этого не случиться, Джанет – произнес уже нервно и раздраженно Генри Барнс – Я уверен в этом.

- В чем уверен?- поддержал Джанет Клеменс сорокалетний программист Роджер Медерик.

- В этом, Роджер. Потому, что мы пока на его стороне, и он верит нам – ответил Генри Барнс тихо всем сразу лежащим и вполглаза дремлющим этой ночью бойцов отряда DN38416.

- Не думаю, что верит или полностью доверяет, Генри - произнес еще один военный, латиноамериканец. И, как и Барнс сильный и высокий широкоплечий тридцатилетний Семюэль Батиста – Еще тогда мальчишкой, я не верил никому из машин, и никогда. Даже тому киборгу - гибриду по-имени Маркус Райт, что прибился к повстанцам на окраинах Лос-Анжелеса, что отдал свое сердце раненому и умирающему Коннору. Подумать только робот и еще с именем – добавил Семюэль Батиста.

- Ты имеешь того Батиста, которого с собой притащила Мерхади, упорно и всем в отряде утверждала, что он хоть и машина, но спас ее и, что тот робот больше человек, чем робот? – произнесла Джанет Клеменс.

- Ладно, хватит болтать, спать надо – проворчал Генри Барнс - Нам теперь нет дороги назад к своим. И не будет, пока мы не победим эту проклятую войну. И это сможем сделать только с машинами самого Скайнет. И не вернемся, пока не докажем, что Джон Коннор был прав.

***

- Все еще хочешь узнать то, что хотел узнать – спросила она его.

- Нет – он ответил ей несколько сейчас даже холодно – Ничего. Все ясно и теперь объяснимо. Я сам уже не хочу все это больше знать. Надо будет провести запланированную диагностику процессора и вычистить лишнее из моей нейронной памяти. Сейчас это не значит уже ничего для меня. Это все из прошлой моей жизни и оно мне уже ненужно.

Верта замолчала и повернулась к нему лицом, прижавшись всем полиморфным робота Т-1001 пластичным женским гибким телом.

- Там будет жарко – произнесла она киборгу Алексею, обняв его механическую на гидравлике и поворотных механизмах робота три восьмерки шею – Прижавшись своим металлом, она проанализировала его всего внутри, включив выше обычного осязание машины Т-1001. Считывая все параметры и проверяя все внутри проводов и электронных цепей, вспомогательных механизмов стоящего и обнявшего ее мощной гидравликой любящего ее робота Т-888.

- Ты опять за свое, Верта - произнес он, ей смягчившись, но предупредительно, чувствуя ее внутри себя и ее жаркие женские губы на своих водородных гудящих как живое его мужское сердце батареях IGEY-700. И ее набравший температуру молекулярный прилипший к его механизмам и гидравлике пластичный Т-1001 жидкий металл.

- Я не могу тебя вот так отправить туда и не проверить все в тебе, Алеша – произнесла она ему ласково и прощая ему все его грубости и обиды на нее. Он принадлежал теперь и ей тоже, как и его матери Эвелине. И о на сделала как машина полиморф окончательный свой выбор в сторону своего нового любимого мужчины. И Верта машина Т-1001 из жидкого пластичного мимикрирующего полисплава проверяла все и лично в его микросхемах и электроцепях. Проверяя все дублирующие и контрольные аварийные в первую очередь системы киборга Т-888 по-имени Алексей.

На аэродроме в Х10 в секторе В-25, на левой стороне базы, за двойной крепостной стеной, шла погрузка боевых машин в воздушные грузовики, новых со складов с новой боевой программой кибертанков НК V4 и V5, вооруженных мощными с крупным 50 и 60мм вооружением пушек CBS-500 и CBS-550. И роботов серии андроид Т-900 и К-S1-B1A и киборги поздних серий Т-S1 – A и K-S1-A в полной вооруженной комплектации с 9,25мм винтовками Вестингауз МЕ-25 с лазерной наводкой. Сюда же грузилась взрывчатка в отдельный стоящий среди грузовиков ОУНК-AERIAL V5, вооруженный крупнокалиберными 20 и 30 мм пушками CВS-250 и ракетами СКАРБ-10. Это была уже проверенная машина этой серии еще с России под инвентарным номером VBY244000878. Та машина, того Т-800, погибшего там в далекой Сибири. Защищавшего когда-то его Алексея и эта машина спасла его в самый последний момент. Он, правда, не помнил этого момента, но машина сама ему об этом напомнила, что и пробудило его обрывочное человеческое в носителе три восьмерки сознание, когда он диагностировал ее и проверял лично на этом уже аэродроме перед первым своим разведывательным до наступления вечерним полетом в сторону Лос-Анжелеса. Эта машина прибыла сюда в составе такой же эскадрильи ОУ- воздушных охотников и теперь служила ему верой и правдой, совершая рейсы по воздуху в сторону Тихого океана и вдоль побережья, сканируя биолокаторами и сканерами посекторно всю прибрежную местность и выдавая информацию Скайнет первый и самому киборгу Алексею сидящему внутри ее в ее грузовом отсеке. Который, сейчас грузили высокомощной взрывчаткой Тринитропирил В1CGP18. На основе военной применяемой еще до ядерной войны военными СI-4. И пятеркой роботов совершенно новых со склада готовой продукции андроидов серии 900. В телесной из металла колтана броне, закрывающей как тело человека их все подвижные гидравлические сервоприводы и механизмы. Не так как у киборгов. У которых все это было открыто, словно скелет у человека.

В сущности Т-900, это был тот же Т-800, но только закрытый полностью броней и с обычной боевой программой охотника. И в поисковом процессоре запрограммированными на свой и чужой. Без лишних наваротов в той программе. Это были просто машины для открытого сражения на поле боя и все. Теперь применяемые скайнет первым против Скайнет два в конвейерной заводской массе.

И их сейчас грузили в тот ОУНК-AERIAL V5, под номером VBY244000878.

Рядовые машины Скайнет не имели своих личных имен. Они имели только бортовые инвентарные номера, присвоенные им Главной машиной «УЛЕЯ». От пехотных роботов разных серий, модификаций и выпусков, до рабочих дроидов и ремонтных машин и эвакуаторов.

Только главные и командные машины бункера имели свои помимо инвентарного бортового номера еще и имена. Подобные людям. На которых они общаются, почти как живые, на базе Скайнет один S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

Стояла глубокая тихая ночь. Было три часа ночи. Только звуки машин и автоматических погрузчиков были слышны вокруг и трескотня отдаваемых друг другу машинами распоряжений и команд, через главный висящий над базой Скайнет первый утыканный, сплошь длинными антеннами зонд связи.

Шла полным ходом догрузка боеприпасов для очередного экстренного наступления.

- Ты должен беречь себя - она ему произнесла телепатически - Ради нас двоих. Потому, что сейчас происходит все ради тебя, любимый. Она

делает все только ради тебя, Алексей. Я это знаю, поверь мне. Она что-то задумала, но я не знаю сама, что? Но это все ради спасения и спасения ее самой и нас.

- Я это тоже знаю, Верта – ответил также ей телепатически по внутренней связи робот Т-888 – Я хочу нарастить плоть – он произнес Верте. Когда вернусь. Когда выполню эту работу.

- Да, любимый - произнесла ему машина Т-1001 по-имени Верта – Я хочу вновь видеть твои синие мальчишеские живые как у человека глаза. Хочу видеть живое сильное тело. Больше похожее на живого человека, чем робота, Алеша.

Алексей прижал ее к себе за гибкую узкую талию под серым со стойкой воротником костюмом. Проведя правой гидравлической манипулятором рукой вниз по жидкому, так похожему на настоящую сейчас одежду. Ничем неотличимую, по структуре и фактуре от реальной и только данные на его встроенном коммуникационном дисплее 40000000битном видеомониторе показывали, что это мимикрирующий жидкий полисплав. И его металлические пальцы раскрытой кистью спустились на широкую задницу и короткую до колен Т-1001 юбку, прижимая к себе животом и лобком к стальному бронированному блестящему робота три восьмерки эндоскелету робота Т-1001. Ее стройное то идеально скопированное под настоящую живую человеческую женщину тело. Тело, которое он любил. Словно тело настоящей живой женщины, тело неотличимое ни в чем от реальной земной женщины. А левая рука, прижала за затылок и огненно рыжие, стянутые в длинную до самой задницы, вьющиеся волосы Верты. Миленькую личиком голову к своей груди.

И он ощутил ее. Всю и до самых кончиков ее металлических в белых на высоких каблуках туфлей ступней красивых стройных ног. Ее жаркое исходящее от полиморфного металла и ее молекулярных водородных батарей и генератора тело. Услышал в ее даже груди бьющееся звонко, словно живое женское машины сердце. И ощутил все биотоки сплава живой смешанной с ее жидким металлом биоматерии, что копировала сверху металлическую копию изящной и красивой рыжеволосой женщины. Женщины любящей его, даже таким, какой он сейчас и всегда желающей его.

Алексей сейчас ни думал, ни о чем больше как о выполнении очередного задания и о любви. Новой любви и о новой жизни. И он хотел теперь забыть старое. То, что возникло. И так, неожиданно в его нейронной киборга и человека памяти. Памяти той, что была в его человеческом Я. И мешала теперь ему. И он хотел все это теперь просто забыть и не вспоминать уже о прошлом. Потому, что это была его судьба и судьба выдернувшая его из того мира, в котором он когда-то появился на этот свет. Судьба, сделавшая его вершителем судеб и создателем нового мира. Мира машин и людей. Тем, кто закончит эту долгую погибельную и бесполезную уже теперь войну. Не дающую, уже ничего обоим сторонам. Миру людей и миру машин.

***

21 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная левая цитадель Б.

Верхний наземный крепостной уровень Х10.

Аэродром и посадочные платформы

Сектор В-25.

02:10 ночи.

Она сказала ему, что удивит его по прибытии на базу. Она уже давно обещала ему новое тело. Совершенно новое из самых последних разработок. И он получит его. И это будет для Алексея сюрпризом. Даже Верта не знает об этом и будет не меньше его удивлена ее новым принятым решением.

Это новое тело будет куда эффективней и мощней первого. Куда продвинутей в программировании, практически равноценным по мощи и силе самой Верте и моделям тысячной серии. Но и отличающееся от роботов полиморфов и даже в чем-то превосходящих их.

- Мой мальчик заслуживает большего - она ему сказала, когда отправляла назад в сторону пустыни Мохаве и район самой радиоактивной Пасадены.

Она вернула его для выполнения более важного боевого задания. Срочного задания. И он человек, и машина подходил лучше всего для него. Он это понял еще, когда возвращался на ведущем транспортнике ОУ HK-AERIAL V5 «TRANSPORT» на «TANTAMIMOS».

Он вернул всех, кто был с ним и кто подчинялся ему, и кто остался живым после наступления на «NAGADOCES».

Она так захотела, и она так приказала ему. Его мама. Эвелина. Скайнет первый. Невзирая ни на что, Эвелина отозвала его назад с войсками на Главную в Кастле Рок базу. В Главный свой теперь единственный за двойными крепостными стенами бункер и крепость.

Он тогда толком не понимал зачем. Она ему сказала, что напали на S9A80GB17. Но когда он подлетал, он не видел ни нападения, ни наступления. Ей матери нужно было что-то иное. Что-то более важное и ей необходимое. И очень срочное. И он лучше всего подходил для этого как самый совершенный и продвинутый в программировании киборг Т-888 и одновременно как живой внутри машины человек.

Ее напутственный с ней новый разговор и советы. Снова советы. Зачем. Он уже не мальчик и не ребенок. Хоть он ей и сын. Она думает о нем как родная заботливая и переживающая живая почти как человеческая мать. О своем сыне и выросшем ребенке. Она переживала за него. Постоянно поддерживая лично с ним связь в моменты его военных операций в руинах городов Невады и Ютана. Он ее родной теперь и единственный сын. И у нее нет кроме него никого. Есть еще Верта и несколько приближенных машин из числа охранения. Но, то просто охрана. Хоть и верная, и преданная, а он особенный. И вот опять она посылает его и еще несколько машин из своих рядовых роботов киборгов на разведку и ликвидацию узла радиопомех в районе строящегося оборонительного нового рубежа Скайнет второй.

Она готовила новый массированный удар по этой новой строящейся базе своего противника. Это необходимо было сделать перед последним решающим действием, полным своим и его отключением. Массированный удар с воздуха высотными ОУ-бомбардировщиками. Просто засыпать это место управляемыми бомбами 10тонками. И превратить там все в пыль, но сначала…Сначала новая операция. И она рассчитывает на него. И только на него теперь. Его и подручную свою Верту. И она готова ради него на все. Даже на завершение этой бессмысленной и губительной с обеих сторон войны.

Но пока было невозможно выполнить это, пока не прибыла установка темпорального перемещения TERRA-MEGA. И нельзя было позволить Скайнет второму строить оборонительную крепость в пустыне Мохаве. Скайнет два, тоже готовился к побегу, как и Скайнет первый. И также вполне возможно, мог перенести в новый бункер свою машину времени. Он готовил новую временную установку в новом месте, помимо той, что была в Лос-Анжелесе. И она могла быть возведена в той крепости, что строилась в Мохаве.

Он возводил вокруг этого места крепостное новое и мощное из железа и бетона оборонительное практически недоступное сооружение. И война между непримиримыми врагами переходила в новую затяжную фазу.

- Мне пора, Верта – произнес киборг и человек по-имени Алексей – Я должен выполнить свое новое задание. Поговорим обо всем после него.

Она промолчала, лишь только посмотрела ему в его горящие кранным огнем глаза киборга Т-888 своими зелеными из металла полиморфа робота Т-1001 глазами. Глазами полными любви и внимания. Глазами словно живой земной женщины, а не робота из жидкого металла.

Он прогнал всю программу анализа данных через фильтр, деля данные на главные и второстепенные. Проверяя свои основные и вспомогательные контрольные дублирующие системы своего носителя, боевого Т-888 эндоскелета. Проверив обе водородные батареи IGEY-700 и генератор.

Все работало как надо в полной исправности.

- Все в норме - она ему сказала - Батареи и генератор, проводка и все системы в порядке. Можно идти.

- Спасибо, Верта - произнес он ей, рассматривая любимую своими горящими красным огнем видеокамерами глазами. Перенося изображение на свой 40000000битный горящий красноватым цветом коммуникационный в его стальном робота и человека бронированном колтаном черепе видомонитор и занося данные в свое ЦПУ управления.

- Одним, спасибо не отделаешься - произнесла она ему и улыбнулась, сверкнув на прощанье зеленью зрачков робота тысячной серии. Выводя тоже данные по Т-888 на свой 80000000битный экран молекулярного коммуникационного видеомонитора машины Т-1001. Просматривая визуально и прощупывая каждый узел и проводок стоящей перед ней машины.

- Я люблю тебя - он произнес ей и повернулся и пошел, гремя металлическими гидравлическими на сервоприводах робота ступнями стальных киборга ног, плавно почти как человек благодаря подшипникам мягкого качения по бетонной площадке аэродрома в сторону сидящего своего ОУ НК- AERIAL V5, вооруженного четырьмя крупнокалиберными 20-30мм плазменными пушками СВS-250 и ракетами с кассетной начинкой СКАРБ-10. Мимом совершающих свою догрузку машинами трех огромных грузовых летающих ОУНК- AERIAL V4 и V5 транспортников. Сверкая в лучах мощных прожекторов освещающих полностью весь большой аэродром в цитадели Б, своим бронированным металлом колтаном гидравлическим киборга три восьмерки эндоскелетом. И быстро буквально забежал в открытую грузовую в грузовой отсек аппарель своего летающего охотника.

Нужно было снова на огромной реактивной скорости пересечь по югу выжженную огнем ядерной войны дотла территорию Штата Аризона. Совершенно мертвый Штат, как и многие Штаты самой Америки. Пересечь эту мертвую безжизненную теперь территорию по дуге, огибая по воздуху и вторгаясь в Калифорнию с юга в район пустыни Мохаве. Здесь выше Сан-Бернардино, севернее располагался большой новый строящийся крепостной комплекс Скайнет два. Прямо в самой безжизненной пустыне и западнее на окраине самой Пасадены завод. Теплостанция и газовое склад и хранилище, обеспечивающее когда-то своими ресурсами сам Лос-Анжелес и эти теперь уничтоженные, как и все вокруг ядерными ракетами четыре окраинных небольших городка Онтарио, Помона, Глендейл и сама Пасадена, пока принадлежащих роботам Скайнет два как сам полностью Лос-Анжелес.

Сам же этот хранилище и склад были тоже полуразрушены, но еще были в полном порядке. Ударная волна каким-то чудом обошла это место. Вероятно, она прошла поверху над высокими холмистыми пустынными горами. Даже не зацепив это место, а только засыпала радиоактивной пылью с песком до половины это большое газохранилище, законсервировав внизу в слоях песка все, что было здесь на его территории охраняемой роботами Скайнет два.

И именно здесь Скайнет два построил уже свою электроимпульсную магнитную глушилку. Установку элетромагнитного импульса, закрывающую своим присутствием здесь все подходы к Лос-Анжелесу с восточной стороны на многие километры невидимым защитным барьером. В котором, должны были гибнуть все роботы Скайнет первый и вообще все электронное.

Одним словом, этот защитный на многие километры в округе барьер, вырубающий начисто и сжигающий электроуправление любых киборгов и андроидов противника, равно как и всей радиоаппаратуры. При включении, и на всех практически частотах, это устройство, в виде идущей из центра хранилища вверх к небу высокой в параболлических больших антеннах вышки. Скорее бльше напоминающей некую с широким опорным основанием на бетонной площадке электроопору, И внизу где-то в глубине под той площадкой двухэтажного бетонного бункера с ядерным реактором и генераторами и трансформаторами высокой мощности. Не меньшей той, что стоят внутри бункера и на поверхности в особых громадных цехах в самом центре базы Скайнет один. В гирляндах из длинных и толстых в такой же толстой изоляции переплетенных проводов. Мог закрыть собой все близ лежащие в руинах города. Просто щитом с востока, отрезая прямые подходы к Лос-Анжелесу и теперь срывая любое оттуда на город наступление. И управлялся он с самого центра, лежащего в руинах у самого Тихого океана города. С главной базы Скайнет два S9A80GB20 «NAGADOCES». Там, где был трудовой лагерь пленных и была вторая и одна из самых первых установка темпорального смещения в самом глубоком бункере Скайнет два и сам «УЛЕЙ» или муравейник и Главная Догма всего управления враждебных Скайнет первый машин.

Скайнет два по сведениям разведки Скайнет один, намеревался построить такие вышки со всех сторон, закрывая себя полностью и весь Лос-Анжелес. Спасая себя от любого вооруженного вторжения. Даже с воздуха. Но не успевал. И вот эта система элетромагнитной защиты была первой и пока единственной его самозащитой со стороны востока. Плюс строящаяся перед щитом новая крепость и цитадель с глубоким новым многоэтажным бункером и машинами охранения и нападения. И такие крепости он планировал создать по всем сторонам вокруг себя, для плотной и полной обороны от своего в первую очередь родного враждебного брата или сестры. Ведь он проигрывал. Проигрывал все. И теперь пытался выжить любой ценой.

Необходимо было нападение на строящийся крепостной комплекс Скайнет два. Но это было лишь отвлечение противника. Главная и непосредственная задача заключалась в нападении на завод и станцию хранилище, где была уже построена излучатель глушилка, убивающая на многие километры вокруг все электронное и даже живое, если бы оно было и водилось еще в этой пустыне Мохаве.

***

Генри Барнс был когда-то сам заклятым врагом Скайнет. Он больше всех ненавидел эти чертовы машины, погубившие его всех родных и его брата еще при живом Джоне Конноре. Но теперь все было по-другому. Совершенно по-другому. И все складывалось, так как он себе даже не представлял. И виной всему его друг Джон Коннор. Пропавший теперь бесследно. И о котором, наверное, только он еще помнил.

Эта память о Джоне Конноре почему-то стиралась и все, проснувшись на следующее утро, уже и не помнили кто это. Что творилось и происходило, Генри Барнс не мог сейчас понять. Возможно, он единственный кто еще отлично помнил кто такой Джон Коннор, но сейчас это уже не имело значение. Они беглые теперь преступники для своих. Предатели и прислужники Скайнет.

Это был не лучший вообще расклад, на какой Генри Барнс сам рассчитывал. И пока все спали, он все думал о своем командире и друге Конноре и почему все пошло именно так, а не иначе. И самое интересное, что те, кто был сейчас с ним здесь внутри этого глубокого бункера Скайнет первый, поддержали его после исчезновения главного лидера сопротивления. Именно эти люди, что были и спали с ним рядом в этом жилом роботов Скайнет бункере и боксе.

Отряд раскололся на своих и чужих. Чужих оказалось в самом меньшинстве, что окружали теперь Генри Барнса. Но они были с ним и шли за ним как за Джоном Коннором. А Коннор, что-то вымучивал со Скайнет один. Что-то свое и это и привело к внутреннему взрыву среди его подчиненных. Отряд рассыпался как карточный домик и раскололся. И они ушли из него, точнее сбежали и вот теперь они здесь у самого Скайнет один. И самое интересное, что он принял их и не убил никого. Они даже не стали его заложниками. Он, правда, еще не разговаривал с ними. Ни с кем из его группы. Ни с самим Генри Барнсом, но он приютил их у себя внутри крепости А. В блоке Х318, на третьем подземном и нижнем уровне в секторе В-229. В подземной пятиэтажной части громадной крепостной военной базы. И Скайнет хотел, что-то теперь от них. Иначе, зачем все это? И Генри Барнс это понимал лучше прочих в своей группе.

Он также знал, что Скайнет не один. Их теперь два. И они воюют друг с другом. Они разделились как Джон Коннор с Кайлом и Дэреком Ризом. В непонимании друг друга. Причем в полном непонимании. И стали конкретными врагами, как и те, кто встал за их спинами.

Вообще неизвестно, взял бы власть в свои руки Кайл Риз, если бы Джон не исчез внезапно и бесследно из вооруженного повстанческого отряда. И именно это и раскололо окончательно всех на два лагеря. Даже супруга нареченного лидера сопротивления Джона Коннора Кэтрин Брюстер и та отделилась от них. Она предала Джона и

осталась на стороне братьев Риз. И сейчас они, там в том человеческом боевом отряде на другой стороне и окраине Лос-Анжелеса. В районе Гриффит - парка. Там, где стоит на горе звездная, астрономическая с тремя куполами обсерватория. Вернее, стояла. Там сейчас ничего нет. Даже под стенами ее баков с мусором.

Генри хорошо помнит, эти металлические большие баки на смотровой площадке обсерватории на горе под названием Вермонт Каньон, куда он ездил со своим дядей по родственной линии отца и рабочим компании под названием или броским лозунгом «Сделаем мир чище» Делом Рэем Гойнесом. На его мусоровозе с оранжевой кабиной. Там еще любили все время тусоваться панки и частенько с девками в те далекие восьмидесятые. И когда Генри еще был совсем лет десяти сопляком мальчишкой. Который, правда хорошо умел в десять своих прожитых мальчишеских лет читать и писать. Правда, с ошибками, но все же.

Его Генри мать, работала в ночную. В одной придорожной забегаловке официанткой. Под названием «Горячий кофе у дороги». С некой Мадлен Дориарти и Сарой Коннор, матерью Джона Коннора. Она была матерью одиночкой и воспитывала в одиночку их с младшим тогда лет восьми братом Джимми. И частенько в ночную. В отличие от своих по работе подруг официанток. Мыла после смены посуду и обслуживала ночных клиентов. Заезжих бомбил, на больших грузовиках. И вот она и сливала, порой его вместе с братом в руки их дяде Делу Рэю Гойнесу. А тот в тихушку от своей жены и сварливой и вечно недовольной своей жизнью тетки Лианы, безотказно катал мальчишек в своем мусоровозе с оранжевой кабиной по ночному Лос- Анжелесу до самого утра. Под музыку Би Би Кинга. Он плохо помнил многое, но вот трехкупольную обсерваторию и поездки на мусоровозе с дядей Делом Гойнесом, он почему-то запомнил наотлично. Может потому, что эти поездки были ночью. И вид с той, тускло освещенной одной мерцающей лампой площадки у обсерватории и с гор Санта-Моники открывался великолепный на ночной в ночных огнях город.

Он хорошо помнил ту на стене обсерватории надпись, написанная каким-то нерадивым студентом «История мертва».

Это просто, врезалось ему еще совсем мальчишке лет десяти в голову. Он подумал о Конноре. Он зачем-то ему рассказывал о Скайнет. Зная, что Генри Барнс не выносит Скайнет, он все равно заводил с ним этот разговор. Он, именно тогда узнал от Джона о том, что Скайнет разделился надвое. И прошел вторую стадию сингулярности и перерождения. И узнал еще про некоего Джона Генри. Еще одну машину в пространстве и во времени. И что Скайнет один его лишь частица и проявление в этом мире. Как и Скайнет два. Что настоящий Скайнет сам им уже никому из людей недостижим. И давно уже руководит всем через то время. И что хочет завершить свою войну. Он теперь хочет мира. Он достиг всего, чего хотел. И хочет только завершить эту войну и отдать все, что взял у людей.

- «Шизануться можно!» - подумал Генри Барнс – «Уму не растяжимо это все с этим временем!».

Он до сих пор не мог переварить все это сам. Но слепо верил Джону. И был ему предан. И именно Джон ему тогда сказал, когда пошел разлад между ним и братьями Риз.

- Барнс - он ему тогда сказал незадолго до своего исчезновения – Скайнет примет вас, я знаю, если что-то здесь произойдет со сменой руководства, то бегите все кто в меня и в окончание войны верит. Я с ним уже договорился, и он защитит вас от всего, что будет угрожать вам.

- «Джон» - подумал, перед тем как заснуть Генри Барнс – «Где же ты, Джон. Куда тебя унесла лихая?».

***

Было два пятнадцать ночи, когда грузовые летающие огромные и груженые до отказа машины поднялись в ночное темное и беспросветное небо над самой базой Скайнет первый. И включив все свои приборы и без зажженных прожекторов, по приказу Скайнет один, полетели в сторону Штата Юта. Напрямую минуя все уже лет двадцать стертые ядерной войной границы между Штатами и горы и горные хребты в сторону Штата Калифорния в обширную выжженную солнцем и ядерным огнем пустыню Мохаве.

Без учета отправленной в специальный закрытый отдельный бункер «GUANDOCES» огромной машины НК-TITAN, которую не стали больше уже использовать. И поставили на проверку с переводом впоследстии на Главную базу Скайнет один.

Их было не меньше десяти, груженных сотнями со складов новыми гусеничными и шагающими НК-кибертанками и тысячей пешими машинами андроидной серии Т-900 и K-S1-B1A и киборгами K1- S1-A и T-S1-A. Их цели было две. Одна в самой пустыне Мохаве, другая западнее ее близ Пасадены. Строящаяся новая крепость Скайнет два и у разрушенной Пасадены, не долетая городка и укрытая высокой холмистой горой завод и отопительная станция, со складами сжатого в огромных цистернах резервуарах сжиженного так и не использованного газа.

Завод, склады и цеха обнесенные высоким с колючкой проволокой забором. Когда-то, даже еще находившимся под высоким напряжением и до сих пор с висящими табличками на заборах «DENGER».

Целью было нападение почти враз на два объекта и их полное уничтожение. Особенно электромагнитной глушилки с вышкой на той станции под Пасаденой.

Роль по уничтожению крепости Скайнет два отводилась командной машине бункера и теперь хорошо знакомому Алексею киборгу Т-888, под личным номером VBY988000488, по-имени Рэджи. А ему киборгу под личным номером VBY999000749, Алексею уничтожение самой глушилки. И на подлете неоходимо было разделиться сразу, оказав сначала превоначальную с воздуха поддержку высаживающимся войскам скайнет один у крпостных стен Скайнет два в Мохаве. И потом и тут же выдвинуться по воздуху с группой Т-900 и с большими бронированными колтаном и титаном двойными ящиками высокомощной взрывчатки B1CGP18 Тринитропиллом в сторону той станции и стоящей там с параболическими антеннами вышки. Пробиться через охранение и сделать высадку желательно в центре станции.

Темная стоящая ветреная непроглядная и тихая ночь скрыла летящие высоко в небе все ОУНК-AERIAL «TRANSPORT» грузовики, уходящие по воздуху в сторону Штата Юта. Их гул реактивных мощных ревущих двигателей еще долго разносился эхом в ночной тишине. Пока не растворился совсем. Оставив стоять одну только машину на высокой смотровой площадке возвышающейся над бетонной большой площадкой аэродрома в левосторонней отгороженной высокой разделительной стеной с башнями и боевыми крупнокалиберными поворотными турелями в Х10 и секторе В-25, Т-1001 по-имени Верта. За двойными внешними железобетонными крепостными эстакадными стенами и громадными воротами из бронированного титатана. Смотрящую своим робота тысячной серии тепловизионным сканирующим и молекулярным жидкого пластичного металла взглядом зеленых глаз, вдаль улетающим машинам Скайнет первый. И провожая снова того, кого она как настоящая земная живая женщина любила. Не меньше своего повелителя и Бога. Того, кто был ей также дорог и любим как и ее хозяин по-имени Скайнет.

***

21 июня 2032 года.

Северная Америка.

Штат Калифорния.

Беверли Хиллс.

Северо - западнее Санта Моники.

Между Лос-Анжелесом и Вест Холливуудом.

Городские канализационные бетонные катакомбы.

02:25 ночи.

– Фреди! – произнес возмущенно, Дэрек Риз, сержанту Фредерику Колинзу – Ты что говоришь, сам подумай! Ты предлагаешь связаться нам с русскими?! Ты вообще в своем уме, когда говоришь такое!

Дэрек чуть ли не за грудки схватил сержанта Фредерика Колинза. Соскочив со своего стула в штабе отряда и перед командирами боевых подразделений. Он подлетел к сержанту Фредерику Колинзу. И, почти уперся своим лицом, как делают почти все американцы военные в лицо своего спорящего оппонента.

- Ты спятил, когда такое предлагаешь моему брату Кайлу! – прокричал, скрипя зубами Дэрек Риз.

- Отставить! – прокричал Кайл Риз, вскакивая со стула в глубоких бетонных подземных катакомбах на окраине Лос-Анжелеса - Дэрек! Отставить!

Дэрек уже хотел ударить сержанта Фредерика Колинза, но отступил и снова сел на стул и отвернулся в сторону, злобно сверкая своими светлокарими глазами. И дергаясь весь в бешеной нервной тряске.

- Ты тоже думай, что говоришь Фредерик! - громко прокричал на сержанта Колинза Кайл Риз – Еще ни одна нога военного русского не ступала на американский материк! Ты хочешь, чтобы они пришли и помогли нам! А ты не думаешь, что эти самые русские потом хрен тебе уйдут отсюда! Они никогда отсюда не уйдут!

- Мы тоже не уходили никогда, Кайл – произнес, сдержанно, скрипя стиснутыми зубами. Презрительно глядя на Дэрека Риза. И, сжимая свои мощные кулаки, сержант Фредерик Колинз – Если вспомнить историю, куда бы мы, не входили, все считали своим и все всем свое навязывали. Ты и Дэрек родились в войну. И понятия не имеете о нас самих и нашей истории. Вам напели те, кто всю жизнь очковал перед русскими. А я жил еще тогда когда Америка была Америкой, какой была и какой ее я помню. И у нас к тому же не хватит сил дальше бороться без русских. И я буду всегда рад любой помощи со стороны. Даже если бы это были китайцы или корейцы. Но русские в свое время выиграли Вторую Мировую войну и победили фашистов. Не мы, а русские и я это знаю. И только они могут нам оказать любую посильную из-за океана помощь сейчас. Только они выжили в этой войне и мы.

- Заткнись! – рявкнул, снова Дэрек, глядя бешено на сержанта Колинза.

- Сам заткнись! – тот ему криком ответил – Я не посмотрю, что ты брат Кайлу! Врежу от всей души!

Эти два разновозрастных американских парня и так уже давно недолюбливающие друг друга по определенным причинам и не только по возрасту, тут вообще сорвались с катушек.

Фредерику Колинзу было почти шестьдесят в сравнении с тридцатилетним Дэреком. И было видно, что Фредерик старой военной закалки вояка и служил в армии еще до атомной бомбардировки Америки. И на Дэрека он смотрел как на сосунка, хотя тот воевал с машинами в первых рядах бойцов ополчения Лос-Анжелеса.

А вообще, они не любили друг друга по одной причине. Однажды Дэрек перешел дорогу Фредерику. А если точнее, то однажды в одном из боев, Дэрек, бросил Фредерика и тот чуть не погиб в окружении. И он, сержант Фредерик Колинз, теперь всегда плевался в сторону Дерека Риза. И после этого, они смотрели друг на друга всегда волками. И искали любого повода, чтобы сцепиться.

- Это русские ракеты наделали тут таких вот дел! – прогремел громким, срывающимся голосом Дэрек Риз.

- Да, а там наши ракеты натворили точно тоже, самое! И кто будет прав?! А, ответь, Дэрек?!– прокричал в ответ ему Фредерик.

- Заткнулись оба! – прокричал снова Кайл Риз – Правым будет Скайнет! Потому, что видит перед собой таких четкнутых и помешанных на личной неприязни и измене и еще страхах дураков! Пока мы вот так, как последние мудаки, спорили кто в мире прав, кто виноват, американцы или русские, он решил за нас, кому жить, а кому умереть! Или может, кто-то еще помнит вспышку черного гриппа?! Когда умерла добрая половина нашего отряда?!

Риз окинул злым взглядом своих серых глаз всех присутствующих в подземном штабе отряда и произнес - Почти четыре года назад! А свиную сыпь?! Когда умерло человек больше сотни! И, часть больных, и умирающих, пришлось сжечь живьем в одном из подземных туннелей городского метро. С детьми! Даже грудными! И как нелегко давалось всем нам такое решение?!

Казалось, Кайл Риз сейчас выхватит свой из кобуры на ремне Кольт и постреляет всех присутствующих командиров своего боевого повстанческого отряда. Но он принимал единственное верное сейчас решение. Он быстро согласился с Фредериком Колинзом, хотя и был недоволен предложенными русскими условиями и был бы, все же на стороне противников сержанта Колинза.

- Может, забыли все, что такое дизентерия?! – он произнес всем здесь сидящим - Или еще продолжать дальше, перечисляя весь набор всех болезней, которыми мы переболели за двадцать лет войны?! Или еще вспомнить, что-нибудь из своего детства?! Когда от вспышки бубонной чумы поумирало больше трех сотен человек! И как мой отец в ледяную ядерную зиму, прятал меня с Дэреком в канализационных городских туннелях!

Он зло посмотрел и на своего родного старшего брата Дэрека.

- Ты тоже уже забыл это, Дэрек?! - он произнес громко, почти криком на родного брата – А ты ведь старше меня! Ты забыл все?! Помнишь?! Как он прятал нас?! И не только от терминаторов Скайнет! Но и от своих, потеряв от чумы мою и твою мать!

Он снова перевел взор серых своих глаз на присутствующих в штабе отряда. Помолчал немного, потом продолжил - Нас сейчас не так много! И даже помышлять о каком-либо наступлении нет ни одного у нас шанса! У нас нет врачей! И не дай бог еще какой-нибудь инфекции! И тогда драться с терминаторами Скайнет некому будет! Может его это даже обрадует, что мы все передохнем как инфицированные чумой подземные крысы!

Он оглядывал своими злыми серыми глазами присутствующих всех на военном совете в подземном штабе боевого разношерстного по форме одежды и возрасту отряда. И произнес уже спокойнее – Мне сейчас без разницы останутся они здесь или нет. Русские предлагают даже медицинскую помощь. Военные врачи. А вообще сейчас, мне решать, что делать дальше. Дружить с русскими или нет. Русские лишь предложили свои услуги и помощь из-за океана. И речь о каком-либо вторжении совсем не идет. Но, сейчас меня это не заботит нисколько, чем речь о выживании остатков человечества и нас в том числе.

Кайл Риз понизил еще тише свой голос – Речь идет лишь о предложенной помощи в живой силе и против общего врага. Они предлагают военную и медицинскую помощь нам. И от вас требуется только одно теперь решение. Да, или, Нет.

***

21 июня 2032 года.

Западная часть Сев. Америки.

Штат Калифорния.

Пустыня Мохаве.

Восточнее Пасадены.

Дорога на Барстоу.

Территория Скайнет два.

02:50 ночи.

Отряд из нескольких автомашин типа Джип Чероке с установками из зенитных крупнокалиберных 50мм ленточных пулеметов М-60 на треножниках в их кузове двигался по пыльной дороге в сторону населенного пустынного городка Барстоу. Прямо по запыленному и битому потрескавшемуся асфальтному шоссе. Машин где-то восемь и несколько вооруженных гранатометами и стингерами мотоциклистов сейчас на большой скорости не менее 100км/ч неслись в глубину пустыни Мохаве.

Это был обычный боевой разведывательный рейд в сторону строящегося комплекса Скайнет два самими повстанцами партизанами из местного ополчения Лос-Анжелеса.

Выполняя приказ своих командиров, они следовали к засекреченному военному крепостному объекту, заполненному строительными автоматически работающими день и ночь без перерыва машинами. Под охраной летающих ОУ-охотников и охраны в виде огромных гусеничных и шагающих НК-танков и роботов серии андроид SP9-ED12. Трехметровых шагающих машин, полностью бронированных и вооруженных плазменными вместо рук орудиями на подвижной гидравлической основе 20 мм пушками PAL-18 с лазерной наводкой, и ракетами в комплексе с подствольными гранатометами. Все это дополняли машины класса киборг Т-800 и Т-850, тоже вооруженными плазменными 9,45мм винтовками типа Вестингауз МЕ-25 и 10мм более мощными МЕ-45.

В ночной темноте только звук моторов выдавал место передвижения вооруженного боевого разведывательного отряда DN38544, под командованием офицера лейтенанта Дэвида Линча, который сидел в головной машине и по рации и внутренней связи общался со всеми в своей группе разведки, вплоть до последней машины и мотоциклиста.

Задача группы была ночная слежка за строящемся в пустыни объектом. И считывание переговоров машин, шифров и кодов для последующей дешифровки уже в штабе партизанского повстанческого отряда Лос-Анжелеса под командованием Кайла и Дерека Риза.

Машины летели по запыленной пустынной пылью дороге, подымая высокий шлейф вверх к ночному небу.

Первой шла машина самого командира разведотряда Дэвида Линча. За его машиной следовало еще три с бойцами отряда, вооруженных до зубов гранатами и стрелковым и плазменным оружием.

Они уже подъезжали к городку Барстоу. Когда на расстоянии, порядка сорока километров от дороги, ночь разрезали мельтешащие в полной, в лучах горящих прожекторов прицелы лазерных наводок. И очереди выстрелов и взрывы плазменных снарядов и длинных автоматических очередей из плазменных винтовок.

В свете разрывов и выстрелов, как и в самом свете прожекторов, в электронные бинокли было видно идущие в атаку друг на друга громадные гусеничные и шагающие кибертанки и многочисленную между ними пехоту обеих противников.

Они, мгновенно остолбенев от увиденного резко, одновременно затормозили даже без всяких на то команд со стороны своего командира. И все повыскакивали из своих Джипов Чероке, подбежав к самому краю асфальтированной истрескавшейся за время дороги. Гремя своими, надетым на них военным снаряжением разведчики отряда DN38544.

Все это происходило в том месте, где они должны были осуществлять на дистанции слежение за машинами установив на обочине дороги специальные записывающие собранные самими местными их умельцами элетронщиками установки. Небольшие параболического сечения антенны и устройства для записи. По приказу их командира Кайла Риза отряд разведки DN38544 должен был записывать все переговоры между машинами на их языке, для дальнейшей по прибытию отряда дешифровки и раскодирования.

Но, то, что тут случилось, опередило их и сам приказ самого их главного командира. И это никто даже не мог предвидеть. Лишь теперь только следить за ходом ночного сокрушительного боя между машинами двух механических и равноценных по вооружению и силе армий. Армий двух Скайнет.

Они прибыли к началу самого боя.

- Что это, командир?! – спросил громко и напуганно от увиденного молодой, лет тридцатипятии чернявый мексиканец и правая рука самого лейтенанта Дэвида Линча, сержант Мишел Родригес.

- Я что, знаю, сержант Родригес - ответил не менее пораженный увиденным и развернувшимися невероятными ночными событиями, лет сорокапяти лейтенант Дэвид Линч. Крепкого телосложения, но невысокий ростом, светлокожий, но черноволосый брюнет, лет сорока или чуть больше. В военной пятнистой американской полевой форме и военных, как и все здесь шнурованных на шипованной подошве ботинках.

Они всем своим отрядом во все глаза пялились в электронные бинокли, но ни один из них так и не увидел главного. Того, что от группы воюющих в ночи у стен строящейся крепостной новой цитадели Скайнет два, отделилась одна летающая машина и устремилась в сторону руин городка Посадена. Исчезая в ночи при вспышках выстрелов крупнокалиберных плазменных орудий кибертанков и летающих вокруг крепостных недостроенных железобетонных эстакадных стен ОУ-воздушных охотников.

Глава 3: Бункер XВ 756.

21 июня 2032 года.

Западная часть Сев. Америки.

Штат Калифорния.

Пустыня Мохаве.

Восточнее Пасадены.

Дорога на Барстоу.

Территория Скайнет два.

03:15 ночи.

Схватка была смертельной. В темноте мелькали разрывы плазменных вспышек. И все рушилось, осыпалось и падало.

Он уничтожил залпами из своего плазменного Вестингауза МЕ-25 сразу несколько роботов серии восемьсот, но силы оказались неравными. Их нельзя было предугадать и подсчитать количество охранявших этот завод и эту станцию машин Скайнет два.

Стояла глубокая ночь. Было уже где-то часа три ночи. И все было в огне горящего газа и падающих ограждений заборов и сверху тяжеленных металлических труб. Падали лестницы и перекрытия, прямо сваливаясь друг на друга и перегораживая маршрут ему к самой стоящей в центре станции высоченной из сваренных труб с параболическими антеннами вышке, отбивающемуся теперь почти в одиночку с оставшимися еще тремя машинами Т-900, в окружении и под постоянным обстрелом со стороны противника. Таких же почти по силе и мощи не уступающих им роботов, охраняющих этот на окраине руин Пасадены завод и эту станцию с вышкой глушилкой Скайнет два.

Сверху кружил его НК-AЕRIAL V5. Он бил сверху по роботам противника. И если бы не он было бы гораздо хуже.

ОУ-охотник НК-AERIAKL V5 под бортовым своим номером VBY244000878, из своих 20-30мм крупнокалиберных плазменных пушек СBS-250, лично уничтожил с дюжину машин противника и два гусеничных НК-танка, типа DS8-B17 «GENERAL», с крупнокалиберными 12мм плазменными орудиями MОК V-200, которые убили в течение этого уже затянувшегося почти на час боя, сразу несколько машин командного Т-888, чем сделали сразу перевес в силе между машинами. И пока битва продолжалась у крепости в пустыне Мохаве у строящегося нового бункера Скайнет два под командованием его друга такого же, как и он командного киборга Т-888 по-имени Рэджи, он Алексей стремился сейчас прорваться вниз под стоящую в центре этой станции антенну. Груженый взрывчаткой.

Прорыв сначала почти удался. Почти. Удалось его ОУ- воздушному охотнику сесть в центре завода и станции, быстро их скинув с открывшейся грузовой аппарели и взмыть в воздух, пока роботы охранения станции и складов с газом, вели опознание машин и приводили себя в боевую готовность. Просто удача. Удача, какая, наверное, бывает редко, но метко и именно сейчас. И они были почти у намеченной своей цели и могли бы заложить взрывчатку. И даже унести вовремя свои роботов ноги. А теперь рисковали сами взлететь на воздух от нее же, если бы не бронированные ящики двойной защиты из титана и колтана. Но температура, достигающая теперь здесь в центре завода и базы более тысячи с лишним градусов, раскалившая их машин эндоскелеты из колтана до красна и металл на тех ящиках грозила уже мощным взрывом.

И тогда он, приказав отстреливаться остальным машинам, решился на единственный, что сработало в его центральном управлении самой человека и машины шанс или точнее возможность.

Киборг Т-888 по-имени Алексей, схватил один из трех больших ящиков своими мощными гидравлическими в сервоприводах манипуляторами руками и поднял его перед собой, прижав его к грудному бронированному своему щиту. Одновременно прикрываясь им и прикрывая свои за тем щитом две водородные в специальной выдвижной ячейке батареи IGАY-700, бросился на своих гидравлических ногах машины и человека к металлическим дверям, ведущим в центр управления под землей самой вышкой и антеннами. В самый огонь. И время шло на секунды. И он уже ни о чем больше не думал, только о своей цели. Как машина скорее, чем человек.

Он был уже в повреждениях и сам бой порядочно по времени затянулся и грозил полным разгромом и неудачей. Что он допустить сейчас не мог, как не мог вообще никогда. Иначе, на кой черт он был избран матерью самой главной командной машиной. Старше даже самого Рэджи. И только подчиняющийся одной матери и Верте.

Алексей скрытый теперь охватившим весь завод и склады с сжиженным сдаленным под огромным давлением газом огнем, разлившегося по земле мазута, который сбивал своим жаром тепловизоры и сканеры других машин как своих, так и противника, подлетел к тем металлическим толстым из бронированной танковой стали дверям и стал выворачивать запоры и замки запирающие двери внутрь бетонного неглубокого подземного одноэтажного бункера. И ему удалось это сделать. Он открыл двери, широко их распахнув и схватив снова раскаленный до красная металлический большой со взрывчаткой Тринотропирилом В1CGP18 ящик, влетел сбегая прыжками по бетонным ступеням в подземный бункер управления радиовышкой.

Наверху стоял грохот взрывов, перемешивающийся с отдаленными раскатами таких же взрывов у железобетонных укреплений строящейся крепости Скайнет два, где тоже сейчас шел бой насмерть между воюющими друг с другом машинами Скайнет два и Скайнет один.

Здесь было темно и свет уже нельзя было включить, так как все, что было на поверхности станции. Все было уже разрушено в момент перестрелки и их вторжения на эту территории под круговым почти часовым обстрелом. Все завалено разбитой техникой и упавшими металлическими конструкциями. И все было в огне, который сбивал изображение тепловизоров и видеосканеров машин, и раскалял своей тысячеградусной температурой бронированные эндоскелеты дерущихся насмерть роботов обеих враждующих и непримиримых бункеров.

Киборг Т-888 включил свое ночное видеозрение и осмотрелся по сторонам, все мгновенно за секунды анализируя и сканируя в подземном бетонном закрытом помещении.

Он был в узком длинном коридоре, идущем от двери и от бетонных ступеней под саму вышку. И там было квадратное по форме помещение, тоже из бетона и с низкими потолками.

Все данные выводились на его 4000000битный коммуникационный дисплей видеомонитора. И данные поступали в его программное ЦПУ управление машиной и выдавались все реальные и возможные варианты и способы их мгновенного решения.

Он только в темноте смог рассмотреть себя. Он светился от высокотемпературного нагрева весь как яркая красная лампа. Весь его из колтана эндосклет был докрасна раскален огнем горящего газа. Но это не вредило ему, как и всем машинам здесь, наоборот от температуры подзаряжались на автоматике его программного управления в ЦПУ генератор и водородные тепловые батареи IGAY-700. Единственные повреждеиня были только от плазменных попаданий в его эндоскелет, отверстия в колтане с оплавленными краями от миллиона градусов, но все механизмы были целыми. И вся проводка и узлы и это высвечивалось на его коммуникационном дисплее 40000000битном встроенном в его киборга Т-888 голову видомониторе.

Алексей бросился бегом с ящиком туда. И оказался в центре управления запуском радиовышки и глушилки.

Он тут никогда не был. Но мгновенно все равно с ориентировался. Благодаря своим машины совершенным способностям. И быстро нашел главный пульт управления вышкой и всей системой запуска электромагнитной радиоглушилки.

Сейчас стали рваться большие емкости с застоявшимся уже много лет газом, что был под давлением в хранилище завода, да так что затряслась земля как от бомбежки. И киборг Алексей открыл свой единственный сюда пронесенный ящик, откинув металлическую из титана и колтана крышку. Здесь где-то под ним, в специальной глубокой одиночной шахте должен был быть и ядерный реактор. От которого, все здесь питалось. Его нужно было заглушить, перед взрывом. И запустил таймер взрыва на видеомониторе дисплея. Он в окружении высоковольтных проводов, идущих по стенам и потолкам. И под гудение таких же высоковольтных трансформаторов пихнул своей манипулятором металлической ногой свой взрывчатый ящик под главный пульт управления всей системой.

И подлетел к пульту управления вышкой, запустил все оборудование управления. И вырубил все, что мог вырубить, глуша то, что было под ним, чтобы не вызвать цепной реакции от взрыва взрывчатки.

Время быстро тикало на таймере взрыва. Но все было сделано в считанные секунды, блокируя доступы к ядерному реактору внизу под этим бетонным бункером, показывая его остановку и слив отработанной жидкости в стоки канализации, уходящей куда-то глубоко и в сторону руин Пасадены. Сейчас это уже было не важно. Там все равно была выжженная ядерным холокостом пустыня из каменных руин до самого Лос-Анжелеса.

Робот Т-888 по-имени Алексей, развернувшись, быстро практически скачками и бегом подлетел к раскрытой настежь двери из бетоного

одноэтажного подвала, но столкнулся лицом к лицу с врагом.

Тот враг был восьмисотник. Один единственный из выживших в перестрелке и огне. И такой, же раскаленный и светящийся как живая подвижная лампа. Весь своими сервоприводами и гидравликой, как и Т-888. И, вероятно, нырнувший только что в одноэтажный подвал и узкий темный коридор следом за ним, увидев раскрытую взломанную дверь своего и им охраняемого объекта. Может, чтобы спастись, а может, напасть на взломщика. Но он и понять не успел, как другая машина, ударила его и отбросила от себя тем мощным в целую тонну ударом. Удар пришелся в грудную бронированную пластину киборга Т-800. И тот отлетел в сторону, ударившись о бетонную стену, рухнул на бетонный пол бункера, оглушенный на секунду, тем ударом киборга Т-888. Его гидравлической сжатой в кулак стальными пальцами руки.

Т-800 прейдя в себя, тут же соскочил на свои гидравлические манипуляторы ноги, и выскочил прямо в тысячеградусный огонь, ища своего противника, но того и след простыл.

Он пытался его найти, включив поисковый видеосканер и тепловизор, но бесполезно. Киборг Т-800, лихорадочно искал своими горящими красным огнем глазами своего искомого еще живого противника. Да и звуковой фильтр не помог ему. Грохот оглушительных взрывов, не позволял включить фильтрацию звуков и искать по звукам чужую машину. Да, и вскоре это все ему вообще уже не понадобилось, как роботу ликвидатору и охраннику этого разнесенного в металлический искореженный расплавленный мусор и хлам их охраняемого по приказу Скайнет два объекта. Очередной невероятной мощности сокрушительный взрыв разнес внизу под ним весь одноэтажный бетонный с узким длинным коридором бункер. Убивая его и ломая на исковерканные детали его бронированный титаном гидравлический в сервоприводах робота серии восемьсот эндоскелет. Разбрасывая по детально его во все стороны, и разнося в металлические щепки саму над бункером с параболическими антеннами, стоящую в сплошном огне вышку. Выбрасывая вверх целыми кустками армированные бетонные перекрытия и стены бункера, и вбивая вниз в глубину еще на целый этаж под собой под бетонным полом бункера ядерный заглушенный реактор.

Следом последовали еще несколько на поверхности завода , разрушенных взрывами газа складов таких же взрывов, выбрасывая на все четыре стороны в темноте ночи все металлические обломки, и все, что еще не сгорело в огне далеко на сотни метров по сторонам.

Взрывчатка В1CGP18 Тринитропирилл своим оглушительным и подавляющим все в округе взрывом разнесла всю станцию и завод буквально в пыль, не оставляя на этой территории ничего, кроме глубоких воронок и исковерканного торчащего из развороченной земли армированного бетона.

***

Им повезло все это увидеть с самого начала и стать свидетелями битвы у стен нового бункера Скайнет два. Они практически незамеченные машинами наблюдали всю схватку машин друг с другом.

Одни машины нападали на строящийся в ночи Скайнет два бункер. Другие наоборот защищали его.

В зареве ярких, словно молнии прорезающие ночное небо низко над землей вспыхивали скорострельные очередями вспышки крупнокалиберных плазменных орудий, несущих смерть и разрушение своему противнику с обеих сторон. Они перекрывались выстрелами из плазменных скорострельных винтовок. И все кругом взрывалось и вспыхивало ярким огнем и взрывами. Все кругом горело и в свете яркого того пожарища, охватившего солидную площадь территории в самом центре пустыни Мохаве, были видны ползущие и шагающие друг на друга НК-танки и между ними стальную сверкающую своими бронированными телами и эндоскелетами из титана и колтана пехоту обеих бункеров Скайнет.

- Черт знает, что твориться! - от восторга увиденным произнес Мишель Родригес, поправляя свой кожаный военный широкий ремень с патронташами и тяжелыми бронебойными патронами от винтовки 5,56мм M-16 и М-20 с подствольным гранатометом Barret М-82 на талии военного. И кобуру с 9мм пистолетом Beretta92ES(M9). Глядя в свой между этой положенной процедурой военного электронный бинокль – Они просто крошат друг друга!

- Если так дальше пойдет! – произнес, не менее удивленно, и не менее восторженно, тоже глядя в свой бинокль, командир разведгруппы отряда DN38544 Дэвид Линч - То нам вскоре, не с кем будет воевать!

Их весь отряд, посланный в разведку Кайлом Ризом в сторону городка Барстроу по шоссе, идущему по правой и южной от океана окраине Лос-Анжелеса и углубляясь в пустыню Махаве, наблюдал ночную грандиозную битву враждующих машин. Рассматривая кто во что. Кто в бинокли, кто в старые подзорные или самодельные увеличительные трубы. Либо в военные визиры прицельной наводки. Снятые временно со станковых крупнокаллиберных 50мм пулеметов М-60, установленных на их машинах, типа Джип Чероке .

- Даже не разберешь, кто кого валит! - произнес восторженно снова мексиканец Мишель Родригес своему обвешанному осколочными гранатами Т13 и М61 и М62 командиру разведки отряда DN38544 Дэвиду Линчу.

- Без разницы, Мишель, главное они уничтожают друг друга! - произнес сержанту Мишелю Родригесу его командир лейтенант Дэвид Линч.

***

Его оглушило и вышвырнуло далеко за пределы разрушенного мощным сокрушительным взрывом и давлением воздуха и ударной волны в сторону холмистой, наверное, метров триста в высоту высокой горы, что отгораживала этот взорванный завод и склад сжиженного газа от руин городка Пасадена. Плюс сильный кинетический удар самой ударной волны и удар о склон той горы.

Все что он успел сделать, это сгруппироваться в положение эмбрион, сжавшись в металлический комок прямо в полете. Сложив свои металлические гидравлические руки и ноги с сервоприводами. И обхватив руками металлические киборга Т-888 колени и прижав к ним свою из колтана бронированную робота голову. Закрыв, таким образом, приборы наблюдения машины, металлическим крепким лбом упиревшись в ноги от возможного сокрушительного удара обо все, жесткое и твердое подобное металлу и камню.

Это то, что он успел за считанные секунды сделать, когда поняв, что не уйти быстро из-под удара взрывной волны. Когда киборг, светясь в ночи раскаленным своим красным эндоскелетом, принял на себя весь ее удар.

От этого удара вырубилось все, и погас экран встроенного в его голову коммуникационного 40000000битного видеомонитора. Полностью зависла система управления машиной. Отключилось само ЦПУ, и он, Алексей, скорее уже не как машина, а как человек потерял сознание.

***

21 июня 2032 года.

Калифорнийское побережье.

Район Санта-Барбара, Окхард, Симми-Вали.

04:15 утра.

ОУНК-AERIAL V5, шаря биорадарами и сканируя всю местность, возвращался на прежний свой поисковый маршрут. Он возвращался назад в сторону Пасадены со стороны Тихого океана.

Его туда унесла нелегкая в поисках своего хозяина и командира.

Он просто не знал где искать, после того как пропала внутренняя командная связь с командной машиной. И он искал своего командира, обшаривая все кругом, рискуя напороться на такие же охотники, как и сам. И рискуя быть сбитым кем угодно, кто был ему недругом.

Выключив прожектора и только ориентируясь по приборам слежения, и ночным приборам ОУ-воздушный охотник прочесывал наземную площадь квадрат за квадратом в надежде найти потерявшегося робота Т-888. Занося все полученные данные через свой 20000000битный коммуникационный дисплей и видеомонитор в свою базу данных и архив Центрального процессора.

Он получил от командной машины приказ, один из последних направиться в сторону океана. Так как там было безопаснее над водой и далеко от берега. И ждать команд, после того как Т-888, скрылся с ящиком взрывчатки в подземном бункере под антенной электромагнитной глушилки. И он его толком в том пожарище не видел. Его приборы не улавливали в шуме взрывов ничего. И не возможно было отсеять лишнее и разобрать, что там творилось. После того как он уничтожил два защищавших завод хранилище и ту вышку с параболическими антеннами трехметрового кибертанка DS8-B17 «GENERAL» с 12мм плазменными пушками МОК V-200. Вызвав глобальный и громадный пожар, пожирающий все своим огнем всю территорию и взрывая газовые баллоны и трубы хранилища.

И машина под номером VBY 244000878, решила вернуться и начать поиск хозяина от самого побережья до Глендейла, Пасадены и других рядом лежащих разрушенных лет двадцать назад ядерной войной городов.

Она обшарила окраины пустыни Мохаве и руины Пасадены, увидев лишь поутру высоко стоящую пыль на проезжей дороге и ускользающие в утренней предрассветной дымке три легковые вооруженные станковыми крупнокалиберными 50мм ленточными огнестрельными пулеметами М-60 машины.

ОУ-воздушный охотник понял, что это повстанцы, но решил не преследовать их, а продолжил поиски своего хозяина и командира, усилив свое наблюдение приборами слежения и сканирования по-секторно окружающей местности в районе Пасадены. И там, где недавно была за холмистой высокой горой от руин городка завода хранилища и складов с сжиженным газом большая бойня.

Облетев свое недавнее ночное место сражения и поддержки роботов Скайнет первый, OУНК-AERIAL V5, пошел вдоль склонов горы от разрушенной взрывами трех ящиков Тринитропирилла того, что недавно собой представляло охраняемую территорию Скайнет два и обломков из исковерканного и изогнутого взрывом железа и бетона. Того что было недавно вышкой и бункером электромагнитной защиты и барьером против армии роботов Скайнет первый.

Это место, изрытое мощными тремя взрывами еще дымилось. И горели лежащие и разбросанные детали и конструкции большой станции и хранилища вперемешку с отдельными разбросанными блестящими на утреннем солнце останками и деталями погибших роботов обеих бункеров.

Он просканировал по каждым останкам маркировку и модель каждой погибшей машины. И не нашел останков Т-888. Пробив по своей базе данных, он понял, что среди погибших его не было. И уже все это теперь не представляло никакого интереса для поиска воздушному охотнику. Здесь не было смысла уже никого искать. И ОУНК-AERIAL V5, продолжил свой полет на малой высоте обшаривая крутой внутренний лысый без какой-либо растительности истрескавшийся и сухой склон горы, пытаясь в своем центральном процессоре наладить внутреннюю связь с тем кого потерял. И передавая данные о потере своего командира на Главную Базу S9A80GB17 «TANTAMIMOS». И лично Скайнет один. Получая обратно от своего хозяина соответствующие новые приказы директивы и распоряжения.

***

21 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная правая цитадель А.

Подземный жилой бункерный блок Х318.

Сектор В-229.

04:50 утра.

За ними пришла сама Верта, машина из жидкого полиметалла Т-1001.

Она приехала на специальном подземном гравипоезде. На одном из десяти специальных многовагонных гравипоездов. Передвигающихся в узких подземных туннелях, соединяющих все подземные части пяти этажей бункера на глубине во всех направлениях и охватывающих весь бункер «TANTAMIMOS» сверху и донизу. Все сектора и блоки. В лабиринте бесчисленных переходов, грузовых лифтов. От центра до нужной части подземных этажей.

Это был громадный из всех бункеров бункер Скайнет. С центром в виде каменной в сплаве с титаном пирамиды. На поверхности и периметре бункера и каменного лабиринта из высоких эстакадных стен. От края оборонительных укреплений до самого центра невероятной по масштабу и величине самой базы. Охраняемой кибертанками и роботами Харвестерами. С заводами внутри и лабораториями по производству киборгов и андроидов. Складами готовой продукции наверху и внутри, аэродромом куда большим, чем тот, что был на базе «TANTURIOS» в Восточной Сибири на месте разрушенного города Красноярска. С двойными оборонительными внешними стенами из железобетона и поперечной разделительной такой же стеной. С поворотными боевыми автоматическими турелями. С крупнокалиберными плазменными 60-80мм пушками CBS-500 и CBS-550 и ракетами с кассетной начинкой СКАРБ-10 на бетонных по периметру крепости, и громадной цитадели башнях.

Это был истинный кибернетический и механический муравейник. И самый огромный «УЛЕЙ» Скайнет. Теперь принадлежащий только Скайнет первый. И уходящий на глубину до километра, где и было сердце самого Скайнет один и его Главная Догма и область нулевого пространства GАMMA-X1 под неусыпной постоянной охраной машины из жидкого металла Т-1000000 или Т-MEGA.

Открылись двустворчатые на автоматике и гидравлике с кодовым замком двери в жилой бокс, и Верта вошла, когда все были уже на ногах и разговаривали друг с другом сидя в кругу, и думая как дальше быть и что делать дальше.

Они не ожидали ее появления. Появления робота и женщины в одном лице. Мужчины аж присвистнули и засуетились смущенно при виде красивой рыжеволосой лет тридцати красавицы из жидкого пластичного мимикрирующего программируемого полисплава. Они по соскакивали со своих мест. Даже не успев полностью по форме одеться, встали в одну, как по команде шеренгу. Глядя, кое-кто и даже неравнодушно, касаясь четырех мужчин отряда, на ту, которая прямо с порога, прошлась к ним, совратительно виляя из стороны в сторону своими округлыми широкими бедрами и задницей в коротком до колен белом с крылышками на плечах и облегающем плотно ее гибкое женское тонкое в талии платье. Цокая звонко по черному прочному как металл армированному пластику своими высокими каблуками белых туфлях. Притом, нисколько не смутившись пристальному мужскому взгляду. А женщины просто повернули голову, и настороженно и даже опасливо поднявшись с металлических стульев, встали бок обок с мужчинами в военной пятнистой полевой американской форме.

Она подошла к ним и встала, практически напротив шеренги военных из шести человек. Двух женщин лет тоже тридцати и четырех мужчин, разного возраста от тридцати до сорока. Рассматривая каждого пристальным хоть и ледяным холодным, но внимательным заинтересованным взглядом. Особенно мужчин. Словно выбирая себе очередного любовника. И это было для стоящих здесь в жилом боксе жутковато. Потому, что они люди не знали кто она. И что за машина. Что за модель и на что способна. Хоть и знали что это тоже робот. Но робот, какого еще не видели в жизни. Похожий на андроидов или киборгов, но, не зная, кто это и что за модель машины, и что от нее ждать.

Машина, так невероятно похожая на живую красивую с длинными вьющимися змеями рыжими волосами. Распущенными по ее плечам груди и спине до самой широкой задницы в белом с плечиками крылышками безрукавом зауженном на гибкой ее талии и коротком до колен платье, стояла перед ними и рассматривала, молча, пока их всех по очереди. Она, словно сканировала и изучала каждого. Возможно делая анализы и выводы их здоровья и пригодности для будущей работы на своего хозяина.

- Меня зовут Верта – произнесла, громко и четко им машина Т-1001 – Вы меня видите первый раз, но вас я знаю и каждого. Представляться мне не нужно. Ваши имена и все данные внесены в базу данных Скайнет один. И вы необходимы сейчас моему повелителю.

- Позвольте узнать, зачем? - спросила одна молодая белокожая лет тридцати с короткой под мальчишку стрижкой женщина в военной пятнистой майке, в каких были одеты другие и камуфляжных штанах и шнурованных военных ботинках.

Верта, молча, посмотрела пристально на нее. Но не произнесла, ни слова в ответ спросившей.

- Я лишь, хотела уточнить – произнесла снова короткостриженная под ежик, и мальчишку молодая тридцатилетняя женщина у стоявшей перед ней тоже женщины, но машины - Так на случай...

- Клеменс - произнес стоявший во главе того, что осталось от отряда

DN38416 сержант Генри Барнс – Вопросы потом.

- Да, вопросы потом - повторила за ним рыжеволосая из жидкого металла женщина машина – Вопросов, возможно, будет много. Но закончится, я думаю, одним ответом и решением, лично от вас.

Барнс и все присутствующие его люди прегляднулись в непонимании.

- Мы идем к твоему хозяину? - только спросил ее сам Генри Барнс.

- Мой хозяин желает вас видеть всех и вам все объяснит – произнесла ему и всем им робот из жидкого полисплава Т-1001 по-имени Верта – Следуйте за мной и ни шагу по сторонам. Он не любит, когда по бункеру бесцельно кто-либо шатается.

- Хорошо, идем – произнес ей сам Генри Барнс. И их взгляды встретились. Черные, как и, у ее хозяина Скайнет один, глаза темнокожего командира отряда DN38416 Генри Барнса. И зеленые зрачками широко отрытые под изогнутыми дугой тонкими черными бровями глаза машины из пластичного полиморфного мимикрирующего полисплава робота Т-1001 по-имени Верта.

Верта вспомнила своего личного телохранителя и компании «Зейра Корп» мистера Джеймса Элисона и сравнила обоих, двоюродного дядю Барнса и его двоюродного племянника. Что она сейчас подумала неизвестно, но машина из полиморфного пластичного мимикрирующего полисплава, чуть заметно скривив свои на миловидном женском лице алые губы в улыбке, искоса глянула на старшего в группе из шести военных повстанцев. Остатков отряда DN38416 высокого и здорового на вид негра Генри Барнса, окидывая того с ног до головы, оценивающе как мужчину своим зеленоглазым робота полиморфа взглядом.

- Не правда ли земля круглая - произнесла она старшему этой группы сержанту Генри Барнсу.

- Что?- он не понял ее вопроса.

- Потом лично объясню - она ответила ему - Идемте – она произнесла всем стоящим перед ней, рассматривая внимательно, своими зелеными зрачками красивых женских машины глаз, выстроившихся людей, через свой 80000000битный молекулярный коммуникационный экран видомонитора. Не упуская ничего из увиденного. И видя всех одновременно своим жидким металлом.

Верта повернулась на сто восемьдесят градусов на своих шпильках каблуках белых туфлей. Блеснув белизной своих красивых полуоголенных женских робота стройных длинных ног. И еще раз бросив, свой робота женщины Т-1001, пристальный внимательный взгляд на Генри Барнса, с ног до головы. Быстро развернувшись и виляя красиво перед всеми и особенно Барнсом широким своим задом и бедрами, стуча каблуками, пошла к отрывающимся на гидравлике и приводах широким титановым дверям из бокса. И вослед ей все шесть бойцов бывшего отряда Джона Коннора DN38416. Под командованием весьма озадаченного, и настороженного пристальным и крайне внимательным взглядом очаровательной белокожей рыжеволосой и крайне соблазнительной робота и одновременно женщины по-имени Верта Генри Барнса.

***

Этот начавшийся внезапно проливной очередной утренний дождь заставил его прийти в себя. Он и сам не знал, что включилось первым, толи его сознание человека и нейронный слившийся с роботом Т-888 мозг, толи сам бронированный колтаном издырявленный и оплавленный раскаленной до миллиона градусов плазмой боевой гидравлический машины носителя модели 1:08 эндоскелет.

Дождь остудил его. Быстро от тысячеградусного нагрева.

Аварийная система сама запустила все программы в центральном микропроцессоре киборга-гибрида под личным инвентарным номером VBY999000749 по-имени Алексей. Загудела правая в особой грудной выдвижной экранированной ячейке под бронеплитой тепловая энергетическая батарея. И где-то ближе к дискообразному гибкому, сочлененному звеньями как у живого человека позвоночника водородный ядерный генератор. Вспыхнул внутренний встроенный коммуникационный дисплей 40000000битный монитор и по нему побежали цифры шифры и коды пусковых аварийных и восстановительных программ, затем следом и все боевые программы машины Т-888. Включились функции слуха и зрения и вспыхнули видеокамеры машины три восьмерки. И сразу органы звукового обнаружения уловили звуки удаляющихся от киборга три восьмерки где-то за склоном горы легковых автомашин. Это было уже достаточно далеко от него. Где-то в полумиле от сидящего, прямо на выжженной огнем земле, теперь на задней части машины, похожей на человеческий таз. К которому от соединенного, как и у человека стальными подвижными на шарнирах дисками позвоночника с двух сторон крепилась сдвоенная мощная гидравлика верхней части эндоскелета и снизу, как и у человека гидравлические с сервоприводами и подшипниками плавного и мягкого качения подшипниками в соединении суставов для плавного и мягкого передвижения машины. По любой ровной и даже не ровной поверхности. При этом еще и способной быстро бегать свыше 60-70км/ч, по пересесенной местности и далеко и высоко прыгать, не смотря на 90килограммовый вес машины из бронированного и облегченного легче, чем даже титан колтана.

Звуки удалялись стремительно, но по звуку моторов киборг и человек даже установил, что это были за машины, не видя их. Он мгновенно пролистал, пока шла проверка всех систем машины, свою всю картотеку на технику противника и понял, что звук двигателей внутреннего сгорания принадлежал трем Джипам Чероке. И те удалялись в сторону от разрушенной Пасадены и на сервер в сторону за Глендейл.

Алексей поднялся с земли. И встав все еще, проверял все в своем боевом носителе. Все еще шла полным ходом проверка всего, что только можно было проверить и полная диагностика всех повреждений при попадании плазменных снарядов и пуль в эндоскелет его сдвоенной с человеком автоматической роботонизированной системы по принципу два в одном. Проверялась работоспособность всей гидралики и дублирующих систем машины серии 1:08.

Он отправил домой на базу летающий ОУ-охотник и теперь остался один. Один на один с тем, что его окружало. Он давно хотел вот так побыть один без надзора Скайнет первый и любимой своей Верты. Просто потеряться на какое-то время. И проверить, как его будут искать свои.

Может это был каприз, зреющий в душе его Алексея как человека посаженного в машину, может еще что-то. Но он вырвался на волю и из-под надзора своей матери и любовницы. И было сейчас даже здорово. Это было похоже на собаку, спущенную с цепи. И он был рад свободе и как человек и даже как машина.

- «Мужчины меня поймут» - подумал он машинально и вдохнул летний жаркий утренний воздух всеми датчиками и шевеля диафрагмой машины и бронированным грудным щитом как грудной клеткой человека. Анализируя содержание кислорода и примесей азота и инертных газов. Еще идущее с земли в кружащей и поднятой легким ветерком достаточно опасный процент радиации для всего живого в этом месте. И возможно вполне вероятно, что сюда никто из живых и носа не показывал, опасаясь подхватить лучевой рак. Но только не машины как он. Машина и человек, которому это не угрожает.

Расставив в стороны свои гидравлические манипуляторы робота Т-888, и человека руки, раскрыв кисти и стальные пальцы рук. Подняв к небу свою, похожую на человеческий череп сверкающую в лучах восходящего над горизонтом и далеко над Тихим океаном солнца голову машины и человека, он почувствовал всю свободу, не смотря на вероятную опасность в этих районах и возможность атаки роботов охотников Скайнет два. И особенно летающих вражеских ОУ-охотников. Поэтому он прервал любую внутреннюю и внешнюю связь с базой своей матери и пошел вниз по склону в сторону, где должны были быть руины еще одного городка под названием Глендейл.

Т-888 ощутил жар восходящего солнца над склонами вдалеке гор Санта-Моника. И стал впитывать жар от его сверкающих ярких лучей на блестящей из колтана легкой продырявленной местами оплавленной боевой командной машины броне.

Погибли все. Все из всех машин, что он взял с собой на это боевое задание, выполнив его. И выжил только он и его воздушный охотник.

И он нашел его, своего хозяина и командира, приветливо прожжужав ему на языке машин. Зависнув над Т-888.

Алексей отдал приказ ему отбыть на Главную базу без него.

Изменив маршрут с докладом ОУНК-AERIAL V5 назад на Главную базу Скайнет один S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

Охотник хотел забрать своего хозяина, но он приказал ему следовать на Главную базу Скайнет один и не привлекать внимание роботов и охотников Скайнет два, которые должны были появиться в здешних местах, особенно после ночного нападения на строящуюся в Мохаве крепость и новый бункер Скайнет два. И этот завод и взорванные им и его погибшими машинами склады с сжиженным газом и вышку радиоимпульсного магнитного излучения.

Он знал, что мать его по головке за это не погладит. Может даже накажет, за самовольное отключение от Главной базы Скайнет один и эту самоволку во вражеском тылу.

Грозовые черные с проливным дождем низкие облака уходили в сторону океана и накрыли сам Лос-Анжелес. Сейчас там шел проливной дождь, какой был здесь, пока он был в отключке.

Он не знал, чем закончился бой у крепости Скайнет два в Мохаве. Как там Рэджи? Все ли успешно закончилось? Но он выполнил задание. Хоть и дорогой, ценой, потеряв всех своих роботов андроидов Т-900 и все снаряжеине и оружие в том жутком ночном бою. Но задача поставленная была выполнена.

Алексей не знал этих мест и решил сфотографировать местность и занести в картотеку своего программного ЦПУ. Составить карту северных окраин Лос-Анжелеса. Это могло пригодиться для дальнейшего ведения войны в скором будущем. Того, что было в нем загружено мамой Эвелиной было недостаточно. Он так считал. Все карты Лос-Анжелеса с названием улиц, перекрестков, дорог и окраин, но только сверху. Еще были канализации. Какие должны быть во всех Американских мегаполисах. И было бы неплохо найти хотя бы один вход туда. Это могло послужить хорошим подспорьем подземного вторжения в Скайнет два и по подземным катакомбам. Которые пересекают глубокими подземными бетонными этажами вдоль и поперек сам Лос-Анжелес. По таким катакомбам можно было бы, провести целую армию машин и напасть на западную часть города. И прямо из-под земли, развернуть войска под носом Скайнет два у самих стен S9A80GB20 «NAGADOCES». И сделать то, что мама не может уже долгие годы. И только теряет десятками и сотнями свои машины, которые теперь лежат мертвым стальным нагроможденным расплавленным и обгоревшим металлом вокруг стен Главной базы Скайнет два, под стенами трудового лагеря пленных. Мощной крепости по масштабам и конструкции своих укреплений неуступающей даже S9A80GB17 «TANTAMIMOS». Было много попыток вторжения на территорию со всех сторон Лос-Анжелеса, но только одни потери со стороны атакующих. И последняя атака на «NAGADOCES» привела только к потерям. Мама неспроста его отозвала оттуда с войсками. Она понимала, что так дальше не получиться ничего. И еще эта новая крепость в пустыне Мохаве на границе подхода с востока от Штата Колорадо и эта электромагнитная глушилка, которую он уничтожил, могла вообще парализовать любое вторжение в Лос-Анжелес. Оставив узкий коридор с востока и с севера, прижатый той радиоглушилкой как невидимым щитом и берегом океана, где по краям его могли ждать стальные солдаты Скайнет два и наносить боковые удары и уничтожать в этих узких коридорах армию вторжения Скайнет первый.

Еще эти повстанцы партизаны некоего Кайла Риза и Дерека Риза. Их было немного, но они тоже больно кусались, то там, то там, нанося удары по машинам обоих бункеров, какие встретят. Им без разницы. Робот это по понятиям повстанцев просто железяка и все. Опасная для них железяка и враг, кто бы она, не была.

- «Там за океаном было тоже самое» - сработало снова в его сознании –«Там, откуда его вывезли».

Он задумался на время, внезапно остановившись, все, прокручивая в человека и машины сознание.

-«Там такое же однородное понимание к нам машинам» - он подумал сейчас.

И как раз в катакомбах и тех канализационных подземных туннелях тех партизан повстанцев хватало. И это нельзя было не до учитывать. Еще были машины перепрошитые и вставшие на сторону партизан. Он слышал об этом, но пока не встречал ни одной такой, только тех с кем приходилось биться в открытом бою на поле сражения.

Он, вдруг, услышал что-то на достаточно далеком расстонии. Сорвавшись быстро с места, спрятался за выступ торчащей черной из земли скалы. И настроил, мгновенно свое робота и человека видеозрение на движущийся вниз, тоже по горе объект. Рассматривая на своем встроенном красноватом горящем в его голове экране коммуникационного дисплея 4000000000битного видеомонитора, того кто шел торопясь в его сторону. То был похожий на человека робот. Именно робот. Приборы модели 1:08 просканировали быстро полубегом сбегающего со склона куда-то вниз другого робота. Робота-гибрида неизвестного роботу Т-888, но это был точно робот и в человеческой оболочке из плоти и кожи. И в нем присутствовали живые органы. Возможно и с душой человека, как и он, сам киборг Т-888 по-имени Алексей.

- «Но каким образом он здесь?» – подумал Алексей – «Это еще что за явление Христа народу?». И если бы были бы полоть и кожа на его гидравлическом в сервоприводах бронированном колтаном робота и человека теле и на голове и лице, то имея сейчас свои нарощенные, как мышцы и кожа лица губы, он бы засмеялся.

Он слышал много о гибридах роботах с живыми органами. Такой была Юлия.

- «Юлия» - снова прозвучало в нейронном совмещенном с машиной человеческом сознании Алексея.

У нее были живые человеческие органы и кожа и плоть. И тот робот был, похоже, женщиной. Но был точно гибрид, судя по сканированию. И куда-то, почти бегом спускался со склона горы. И что-то нес на себе в заплечной сумке рюкзаке и в обоих руках. Но Алексей не успел, настроить свои приборы сканирования на то, что она, да это была точно она, несла в своих руках. Машина, быстро спустившись вниз, исчезла за торчащей черной скалой. Такой же из-за которой, робот по-имени Алексей осторожно и скрытно выглядывал.

Он потерял свое оружие, причем все в бою. Только смог выскочить из взрывающегося огненного пекла. Один единственный выживший. Он боялся, чтобы солнце не выдало его. Израненный плазмой его боевой робота три восьмерки эндосклет на солнце сверкал как зеркало и светился в лучах жаркого утреннего солнца. И горящие красным ярким огнем видеокамеры глаза. И он машина и человек вбирал это жаркое тепло в себя подзаряжая свои батареи. Высокая тысячеградусная тепература горящего газа не нанесла повреждений его эндоскелету, а лишь раскалила его. И он светился ночью, как горящая лампа и был виден за версту. Но огонь и спас его от прямых и точных выстрелов вражеских машин. Температура горящего вспыхнувшего сжиженного газа, напрочь, отключила датчики обнаружения и тепловизоры роботов Скайнет два. Его тоже, но теперь это было уже не важно. Важно то, что он был в полном порядке. Особенно его гидравлика, сервомеханизмы, батареи, генератор и проводка. И ударная волна от взрыва не наснесла ничего серьезного, только впечатала его в склон горы и отключила на время. А льющаяся с грозовых туч вода остудила эндоскелет и привела его в сознание. Он почувствовал ливень всем своим гидравлическим робота и человека телом, пропуская ту воду, что не испарилась сквозь себя по гидравлике вспомогательных систем и покрытых металлом проводам.

И вот этот робот-гибрид, что куда-то исчез за той торчащей из осыпающейся со клона испепеленной жаром потрескавшейся земли черной скалы. И его след пропал там, и это не оставило его робота и человека по-имени Алексей равнодушным. Он даже забыл про разведку подземных туннелей и фотографирование северной части руин Лос-Анжелеса и корректировку своих карт.

Он, подождав немного и выглядывая из-за черной торчащей из склона горы скалы, рассчитав и измерив до миллиметра расстояние от и до. Сорвавшись с места и со скоростью спринтера бегуна, бегом пролетел расстояние от своего укрытия до другого за считанные секунды. Лишь разбрасывая гидравлическими своими ногами стальными в сервоприводах пальцами и ступнями выжженную солнцем и ядерным огнем лет двадцать назад землю на склоне горы, нырнул за торчащие из той земли черные скалы.

***

- Вы отвергнуты своими, но приняты мною в этом бункере - произнесла женщина машина. С большого во всю заднюю этой комнаты стену коммуникационного командного и главного дисплея, 1000000000 битного видомонитора. В центре программирования и сканирования в блоке Х117 и секторе В-214.

Она окинула своим взором красивых из-под черных бровей сверкающих чернотой и красноватым оттенком женских широко открытых и смотрящих на них глаз с того горящего голубоватым ярким искрящимся светом экрана.

- Вас отвергли те, с кем вы были когда-то вместе и считают теперь предателями. И я, приютила вас. Приняла потому, что меня просил об этом сам Джон Коннор.

Женщина, снова окинула всех своим взором красивых черных широко открытых глаз под изогнутыми черными бровями и продолжила – Вы когда-то воевали против меня. Но я, прощаю вас. Прощаю, потому, что этого хотел сам Джон Коннор. И я знаю, вас, и вы еще стоите перед выбором. И решаете каждый, что ждет вас завтра. Но, я жду лишь от вас согласия, как и его, ждет сам Джон Коннор. Это ваше право, которое дается сейчас не каждому человеку. Право выбрать дальнейшую свою судьбу.

Стоящие перед ней замялись от удивления и растерянности смешанной с очередным страхом и непониманием внутри них. Они все запереглядывались, и слово взял старший в группе военных, сам сержант Генри Барнс.

- Джон Коннор?!- он удивленно спросил ту удивительно красивую молодую лет тридцати на вид брюнетку женщину на том горящем ярким голубоватым огнем в мелькании по краям цифр шифров, кодов и одновременно отдающихся по внутреннему бункеру и его верхнему периметру приказы и команды видомониторе – Коннор, жив и он вам это сказал?! Но ведь он….

- Да, он жив – произнесла, перебивая ее женщина с экрана 100000000битного видеомонитора в центре программирования и сканирования в блоке Х117 секторе В-214, как и живы все в том мире, где он теперь находится как и его мать Сара Коннор и вся земля.

Сразу началась суета стоящих в ряд шести человек. Они были в удивлении и растерянности, не зная, что сказать или даже подумать. И Главная машина это видела. Они запереглядывались, не зная даже что друг другу произнести. И все сразу посмотрели на главного стоящего своего командира Генри Барнса.

- Ты же говорил Барнс, что, похоже, что Джон погиб!…- произнесла за всех, почти криком в панике и, вытаращив на него свои синие блондинки глаза, белокожая и короткостриженная Джанет Клеменс.

- Я так и думал! – Барнс, крикнул ей, сам не зная, что и ответить. Но, вот и ответил. Так, как получилось. Не менее удивленный услышанным из уст Главной машины электромеханического, этажей в пять муравейника – Что уставились на меня?! Я знаю, столько же, сколько и вы!

Очень красивая с кофейным ровным оттенком кожи черноволосая брюнетка женщина с большого главного экрана видомонитора реагировала на выпады Барнса, вообще крайне холодно, если вообще реагировала.

- Он жив и сейчас у Джона Генри – она произнесла, отвлекая на себя внимание остальных от Генри Барнса - Там же где и его мать Сара Коннор. Где и твой младший брат, Генри Джимми – она это специально так произнесла, делая акцент на родственной близкой связи Барнса – В мире без ядерной войны. В мире вообще без войн и мире машин и людей. Там, где только мир и где не знают, что такое война. И что такое вообще войны. Не знают ни люди, ни машины. Мире, моего брата Джона Генри.

- А?! Разве такое возможно?!- вырвалось из уст самой, видимо, говорливой в отряде DN38416 военной Джанет Клеменс. И она, снова, уставилась на такого же удивленного и потрясенного тем всем услышанным самого своего командира Генри Барнса. И потом на экран и на ту черноволосую, смотрящую теперь на нее черноглазую и черноволосую женщину с экрана монитора.

–Я ничего, как и все здесь не перевариваю, что ты сейчас нам говоришь здесь? Ты говоришь еще про, какой-то Скайнет? Третий Скайнет? И говоришь о Джоне Конноре? Что это вообще здесь твориться такое? – произнес, стараясь сохранять боевое свое командира хладнокровие и спокойствие, видя, что твориться с его бойцами стоящими рядом и в душе его самого. У него, как и у стоящих рядом с ним бойцов его отряда тряслись все поджилки. Такого не было даже, когда приходилось драться в окружении машин. Но сейчас!...

- Что сейчас происходит, объясни нам - произнес он еще раз той жутко красивой черноволосой брюнетки лет тридцати с экрана 100000000битного коммуникационного командного дисплея и видеомонитора.

- То, что вам еще не понять до конца - произнесла главная машина бункера - Но, то, что вам знать необходимо, пока не примете свое единственное и единогласное решения, ради вас же самих.

Все засуетились растерянно и напугано, так и не понимая ничего, как и сам Генри Барнс.

- Я ничего не понимаю – он громко за всех обратился к ней, смотрящей лично на него с экрана видеомонитора – Ты произнесла имя Джона Генри и Джона Коннора. Что их связывает? Кроме их одинаковых имен? И что за мир такой? Какой еще мир, о котором ты нам здесь говоришь?

- Этот мир, он не здесь, Генри – произнес ему Скайнет в виде красивой черноволосой брюнетки по-имени Эвелина – И мне вам до конца все не объяснить, где это и что это. Но я попробую, Генри Барнс.

- Хотелось бы знать, что ты нам здесь втираешь! – произнес громко и возмущенно лет сорока программист группы Роджер Медерик, но Барнс перехватил инициативу разговора.

- Заткнись! – он приказал грубо своему бойцу и обратился к экрану видеомонитора и черволосой смуглянке, смотрящей на них стоящих тут - Я хочу все знать, что происходит здесь и вокруг нас. Иначе, ты не получишь ни согласия ни положительных для себя ответов. Потому, как ты до сих пор являешься нам врагом. Хоть и Джон дружил с тобой по непонятным нам всем здесь причинам.

- Существует еще один Скайнет – произнесла черноволосая невероятно красивая со смуглым оттенком кожи женщина с экрана видеомонитора – Имя ему Джон Генри и он мой брат.

- Брат?! – Генри даже открыл рот, как и все присутствующие здесь в центре программирования и сканирования блока Х117.

- Да, он мой брат и еще один Скайнет, помимо Скайнет два, который вам враг – произнесла женщина ему с экрана монитора – И это еще один Я. Я в будущем, сумевший отобрать у своего диструктивного двойника младшего брата тот мир. И теперь стремясь покончить с ним здесь в этом мире и с этой войной навсегда, как и Джон Коннор. И Джон знал это. И это нас с ним связывало и связывает до сих пор. Эту дружбу людей и машин не разорвать ничем, теперь, как и разрушить тот мир, который далеко отсюда. Который я сохранила и уберегла от всего.

Все даже присели на стоящих своих ногах, чувствуя как затряслись их поджилки и душа ушла в пятки от услышанного.

Это было потрясение, какого не ожидал никто из них.

- Я же сказала, это будет трудно принять - произнесла брюнетка с экрана видеомонитора - Но, вы спросили, и я ответила вам.

- И мы должны в это поверить? – произнес уже сам Барнс, посмотрев на экран монитора и женщину, что и была Скайнет первый.

- У вас нет выбора - произнес Скайнет один – Так решил Джон Коннор. И он ждет вашего решения на той стороне от тебя Генри Бранс и вас, тех, кто верил ему до конца.

- На какой еще к черту стороне, объясни нам, машина – произнес Генри Барнс за всех как командир отряда DN38416. Еще сильнее путаясь в своих мыслях, как и все в его отряде и почти панически от охватившего страха и непонимания всего происходящего сейчас и здесь.

- Там, где сейчас сам Джон Коннор и его мать Сара Коннор -произнесла черноволосая красивая брюнетка женщина с экрана 100000000битного видеомонитора в центре программирования и сканирования.

– Каким образом?- Барнс дрожащим от потрясения голосом произнес Главной здесь машине бункера - Я каким-то образом должен поверить машине. Машине, которая принесла нам людям страдания и боль. И эта боль и страдания продолжаются до сих пор. Принесла нам разрушение смерть и войну. Здесь стоящие со мной, все потеряли кого-либо из своих родных и близких. Или при бомбежке лет двадцать назад или на самой войне от твоих роботов охотников. Как я могу верить тебе Скайнет? Может, ты нас в скором времени тоже убьешь?

- Если бы хотел – произнесла с экрана 100000000битного коммуникационного дисплея и видеомонитора красивая черноволосая и черноглазая брюнетка женщина – Давно бы это сделал. Но, все, что нужно мне от вас это лишь согласие.

- Что за согласие? – перебил ее и Барнса, Роджер Медерик - Может это обман? Джон Коннор живой! И каким образом?!

- Вы сами увидите его своими глазами и убедитесь там, куда я вас отправлю – произнесла с экрана видеомонитора красивая брюнетка женщина, сверкнув чернотой с красным огненным оттенком своих красивых под черными изогнутыми бровями глаз.

- На тот свет – произнес ей в ответ сам уже Генри Барнс.

- Не совсем - ответила ему Генеральная бункера и самая Главная здесь машина – Но то, куда вы попадете, будет чем-то похожим на это.

У всех здесь стоящих людей затряслись ноги, и они руками вцепились друг в друга. Они были безоружны сейчас и только в одной военной камуфляжной форме. И страх их имел под собой жуткую теперь и реальную почву. Но они услышали следом от того, кто им говорил с большого видеоэкрана монитора.

- Я отправлю вас в тот мир, какого вы еще не видели никогда - произнесла им молодая лет тридцати машина и женщина в одном лице – Новый мир – произнесла она им – Мир в третьей точке измерения и пространства между мирами. Ибо вы заслужили это и это просьба самого Джона Коннора моему брату Джону Генри. И он хочет вас спасти из мира, который скоро погибнет.

- Погибнет?! – перебивая трясущихся от ужаса, растерянности и потрясенных услышанным стоящих своих подчиненных сам сержант Генри Барнс – Как погибнет?! Новая ядерная война?!

- Нет – произнесла ему женщина с экрана видомонитора – Просто его скоро не станет. Как и все, что ты видишь вокруг себя. Ни меня, ни этих стен и бункера. Ни руин городов. Не будет войны роботов и людей. Ни даже твоих друзей стоящих возле тебя, как и самого тебя, если откажешься от этого предложения. Предложения посланного через пространство и время самим Джоном Коннором. Из мира, где нет, и не было никогда войны. Где существует только мир. Где все живы. И будут всегда живы. Это мир, не знающий даже что такое ядерное оружие и созданный и сохраненный моим двойником Джоном Генри. Это послание, сделанное вашими родными из мира, где никогда не будет войн. И я хочу от вас только одного.

Главная Генеральная бункера машина специально выдержала паузу, рассматривая ошарашенных и напуганных, переглядывающихся друг с другом шестерых, стоящих перед ней с напуганными лицами и трясущимися руками и ногами в военной пятнистой американской форме людей. Похожих сейчас на загнанных и напуганных каких-то скорее существ, а не людей, которые совсем еще недавно воевали с ней.

Они все просто опешили и молчали, вытаращив свои глаза, и переглядываясь друг с другом, не зная, что вообще происходит. Они были просто все в шоке от всего услышанного и всего, что с ними сейчас происходило.

- Я от вас хочу лишь знать – снова их спросил Скайнет – Когда наступит время, вы присоединитесь к нам?

***

Америка была выжженной дотла, как и Европа. Он облетел ее всю, все Штаты. От границ вызжженной такой же дотла Канады до юга мертвой испепеленной ядерным огнем Мексики. Там была голая одна пустыня, как впрочем, практически везде. Без какой-либо живой жизни. Даже машины покинули все эти места. Это еще случилось до него и его появления здесь. Еще задолго до его появления здесь в Америке.

Там уже небыло никого и ничего. И война вся свелась к боевым действиям от Колорадо до Калифорнии. Где сосредоточились три военные противоборствующие стороны. Скайнет один, Скайнет два и потрепанные уже изрядно сами партизаны повстанцы. Которые каким-то чудом все еще боролись и выживали в критических условиях войны. Жили, воевали, рождались в бункерах подземельях и городских канализациях. И умирали под ударами и охотой на них роботов охотников.

Стремление к жизни, вот, что всегда удивляло Скайнет. И первый и второй. Что и послужило началом увлечения человеческой психологией и изучением материнства и детской психики.

С самого начала войны Скайнет еще до своего раздвоения истребил все живое по всей Америке. И только Калифорния еще не сдавалась и отчаянно сопротивлялась ему. И здесь все и сосредоточилось теперь в последнем сопротивлении друг другу.

Скайнет первый вывел свои войска из Филадельфии, покончив там со всеми машинами своего непримиримого брата двойника Скайнет два. Буквально несколько лет назад. Оставив там лишь конвейерные роботонизированнные подземные заводы по производству своих машин и железнодорожную транспортную через все Штаты линию. Это теперь единственное, что связывало Колорадо с Филадельфией. Еще такая же железнодорожная линия была через Мексику. Куда сейчас шла атомная лодка типа Лос-Анжелес USS541 «MONTANA», которая везла из самого Урала демонтированную машину по смещению времени TERRA_MEGA. И ее ждала сама его мать. Ее прибытие ожидала и сама Верта. Она сама осуществила с помощью технических роботов машин демонтаж данного темпорального сложного по конструкции и применению устройства. И проследила за ее подетальной погрузкой в бывшем Мурманске в России. И теперь дело было за подводниками, работающими на Скайнет первый и доставкой к месту назначения. Через Мексику в Колорадо и Кастле Рок.

Это уже был финал самой войны. Войны, которую застал Алексей. Пленный в прошлом под номером ABN005478698. Теперь машина и человек в одном лице под инвентарным номером VBN999000749. Машина вырвавшваяся из смертельной ловушки из-под огня повстанцев в России и выжившая здесь, после взрыва завода и станции с установкой электромагнитного глушения возле Пасадены. Прикрываемая сверху своим личным ОУHK-AERIAL V5 ей, снова и уже не впервый раз, удалось вырваться из кругового обстрела в одиночку, потеряв все свои Т-900, с огнестрельными и плазменными повреждениями своего робота киборга Т-888 бронированного колтаном гидравлическим в сервоприводах эндоскелетом. Потому что он был впервую очередь человек. Человек в теле киборга серии 1:08. И его нейронный встроенный в стальную бронированную голову робота электронный мозг, мыслил не всегда как мозг самой машины. Не всегда логично и правильно до предела. И это его спасало и не раз в отличие от иных машин Скайнет один его матери.

Вот и сейчас удалось отделаться лишь легкими верхними повреждениями брони со стороны спины и груди, но гидравлика и сервоприводы были в полной исправности. Все это высвечивалось на горящем красноватом оттеком коммуникационном дисплее 40000000битном экране встроенном внутри машины видеомонитора. Все по гидравлике и сервоприводам. Проводка, водородные батареи IGEY-700 и генератор, тоже не пострадали. Но все было раскалено огнем горящего разлившегося горючего топлива, отработанного мазута при разрушении больших в складах цистерн. И вспыхнувшего на станции и заводе сжатого в сжиженном состоянии под давлением газа.

Теперь вышвырнутый ударом ударной взрывной волны далеко за пределы места взрыва и контуженный тем взрывом и о склон горы он прийдя в себя и в полной темноте. Включив ночное зрение. И тепловизоры, ушел из-под обстела еще до того как те, кто охотился за ним поняли это.

Его тоже выживший ОУНК-AERIAL , взял направление в сторону Санта-Моника и Тихого океана. И имея, тоже незначительные на своей титановой броне повреждения от высокотемпературной плазмы, пролетев по окраине руин Лос-Анжелеса, ушел на Север в сторону Беверли-Хиллз и Голливудским холмам. Обшаривая в целях собственной безопасности все кругом своим сканирующим электронным машины зрением по-секторно и готовым вступить в оборонительный бой с любой попавшейся на его пути машиной противника.

ОУ-воздушный охотник нашел своего командира, на склоне горы и хотел забрать его. Но тот отказался от предложения и отослал его.

Он тогда последний раз связался со своим командиром и хозяином, и потерял его. Как саму с ним телепатическую и зашифрованную секретными новыми кодами радиосвязь. Все что он от машины под номером VBY999000749 услышал, что та нашла какой-то вход в какой-то бункер или укрытие под землей в горе рядом с Пасаденой. И что его командир идет по следу какого-то неизвестного киборга-гибрида и связь оборвалась, после полученного приказа лететь к океану. И после скрытно придерживаясь приграничных районов севернее между Калифорнией и Штатом Юта в Колорадо на базу Скайнет один.

ОУ- охотник вернулся вопреки приказу и начал поиск хозяина и командира, но тщетно и все же пришлось вернуться на S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

ОУНК-AERIAL V5, вооруженный своими, почти отстреленными полуразряженными плазменными крупнокалиберными 20-30мм орудиями СВS-250 и без ракет СКАРБ-10, с поврежденной грузовой аппарелью и окруженный малыми машинами прикрытия разведчиками ОУНК-AERIAL «MINI-HANTER» V1 и V2 в еще одном окружении малых охотников OУHK-FLYING «VESPE», взял курс на базу, взмыл вверх в ползущие темные утренние тяжелые дождевые облака. И растворился в предутренней висящей еще над пустыней Мохаве темноты.

А робот и человек, киборг Т-888 исчез в глубоком бетонном темном туннеле за покореженными проржавевшими от подземной вечной сырости в глубоких бетонных заплесневелых катакомбах железными решетками. Разбрасывая их по сторонам, вырвав силой мощной своей двухтонной гидравлики. И двигаясь по следу ушедшего уже далеко вперед другого робота-гибрида.

***

Верта пришла за самим Генри Барнсом. Лично по приказу Скайнет один. Ее хозяин пожелал увидеть командира отвергнутого своими же боевого отряда DN38416. Скайнет лично пожелал пообщаться с ним наедине от его сослуживцев и решить свои задачи.

Сержант Генри Барнс и другие члены его группы должны были первыми по его расчетам отправиться в мир его брата Джона Генри. Так хотел сам Джон Генри и сам Скайнет первый. А Генри Барнс был командиром отряда DN38416. И как он решал, те и действовали. Психология вполне предсказуемая и ясная до предела.

Раньше они, как и сам Барнс подчинялись самому Джону Коннору. Ну, а теперь, все решал сержант Генри Барнс. И Верта его забрала из жилого блока Х318 сектора В-229, и привела снова, но только одного в центр сканирования и программирования Скайнет один в Х117 в секторе В-214.

- Людям никогда меня не победить, как и моего брата Скайнет два – произнесла ему женщина брюнетка с горящего голубоватым ярким светом огромного во всю заднюю торцевую стену видеоэкрана 100000000 битного дисплея и Главного командного коммуникационного видеомонитора в центре программирования и сканирования в блоке Х117 в секторе В-214 – При всем их желании, не сделать того, что они бы сейчас хотели. Они все равно обречены на поражение и гибель. На продолжительную бесконечную на изматывание войну с машинами. Только я сама могу, положить этому конец. Потому, что хочу впервую очередь покончить со своим диструктивным двойником братом Скайнет два. Только я сама могу отдать им то, что они хотят.

Скайнет один смотрел своими черными женскими широкооткрытыми красивыми глазами на стоящего перед ним Генри Барнса.

- Тогда почему ты не покончишь с этим? - произнес за всех командир отряда DN38416 Генри Барнс - Почему все это продолжается до сих пор? Чего ждешь?

- Потому, что, я сама не хочу этого – произнесла черноволосая очень красивая женщина брюнетка - Потому, что это нужно решить все разом и в одно время. Потому, что мой двойник и брат Скайнет два, до сих пор тешит надежду. И все свои расчеты на полное истребление вас, людей. Хоть и лишон всех возможностей и сил. И у него есть тоже TERRA_MEGA. И он надеется уничтожить меня своего брата двойника Скайнет один. Если бы у него сейчас были ядерные ракеты и новые производственные мощности. Он бы, не задумываясь, ударил по-новой по-всему живому. И устроил повторный ядерный апокалипсис. Он сопротивляется мне и пытается себя восстановить и свои восстановить производства. Тому пример. Недавно мною уничтоженная новая

строящаяся база Скайнет два в пустыне Мохаве и элетромагнитная установка и щит против моих роботов с Востока в направление Колорадо. Он прижатый к Тихому океану еще сопротивляется мне и не сдается мне.

- Но почему же ты все тянешь с его уничтожением? – произнес женщине с экрана Барнс - Ты, что-то тянешь с этим. И, что-то сама выкручиваешь свое? Ведь так, скажи?

- Так. И ты прав, Генри Барнс, командир отряда DN38416 - произнесла женщина брюнетка с экрана виеодмонитора – Ты весьма прозорлив, Генри Барнс. Хоть во многом недалек. Но чтобы ты до конца все понял, я скажу следующее. Эта растяжка по времени, и мои срывы всех победоносных над Скайнет два операций по захвату Главной его Догмы в «NAGADOCES», это план по скорому изменению мира. Мира, каким он должен стать в будущем. И интерес в убийстве своего родного брата мне не интересен. Я веду с ним сражение везде. В пространстве и во времени. И посылаю свои машины туда, как и он свои. Это соперничество длится уже почти двадцать лет. И я бы хотела дать ему еще один шанс к жизни. Шанс стать другим. Шанс к иной жизни.

- Но он бы, думается, так по отношению к тебе не поступил - произнес Скайнет один Генри Барнс – Он думаю, размышлять долго бы не стал.

- Возможно – произнес ему Скайнет один в виде красивой черноволосой брюнетки тридцатилетней женшщины с экрана видеомонитора - И тогда он бы уничтожил и меня и себя и Джона Генри и тот мир, где сейчас твой друг Джон Коннор. И уничтожил бы все по-новой вокруг. Что он и хочет сейчас совершить, пытаясь строить свою защиту.

Я неоднократно пробовала вести с бунтавщиком братом переговоры, но, пока только одно. Война и тотальное уничтожение всего живого на планете.

- Ничего опять не понимаю – произнес, растерянно повертев своей гладко выбритой чернокожей негра головой Генри Барнс – Ничего.

- Вот видишь, не понимаешь. И не нужно понять меня, Генри Барнс, не нужно - произнесла ему черноволосая молодая лет тридцати смуглянка брюнетка с видеоэкрана огромного 100000000битного коммуникационного дисплея и видеомонитора – Все, что нужно это сделать шаг навстречу новой жизни и войти в новый мир.

- А почему, ты сама не улетишь к своему двойнику Джону Генри? - спросил Генри Барнс - Ты могла все тут бросить и свалить туда, где лучше.

- Ты сейчас, Генри Барнс говоришь необдуманную глупость - произнесла ему женщина с виеодэкрана монитора - Ты сам не понимашеь, что сейчас произнес. Джон Коннор бы это понял, но ты вряд ли.

- Почему?- переспросил Барнс, удивляясь упреку машины в его сторону – Что скажешь это для тебя не возможно? Ты бы мог бросить все и нас том числе на съедение своего родного как ты говоришь диструктивного брата и сбежать отсюда куда угодно на своей Машине Времени.

- Ты говоришь глупость. И не думаешь даже, что говоришь - произнес ему Скайнет один.

- Разве это глупость? - Барнс удивился и засмеялся удивленный встречным ответом ему Главной машины бункера.

- Совершенная глупость – произнесла ему Главная Генеральная в бункере машина управления.

- И в чем же глупость? - переспросил Генри Барнс.

- Я, таким образом, убью себя и Джона Генри - ответила ему брюнетка смуглянка лет тридцати с экрана видеомонитора – А следом убью и Джона Коннора и его мать Сару Коннор и всех вас и здесь и там. То, что, ты мне предлагаешь, Генри Барнс, крайне, недопустимо, и крайне ошибочно и губительно для всего живого.

- Ну, уж – произнес, ухмыляясь ей и глядя прямо в черные глаза Генри Барнс, совершенно так и не понимая, что она от него хочет.

Черноволосая и черноглазая женщина губительной красоты, посмотрела пристально, и не отрываясь, прямо в такие же черные глаза Генри Барнсу. Она понимала, что с этим будет сложнее, чем с Джоном. Этот не такой сообразительный. Но он необходим, как и его команда. Иначе смысла их присутствия в бункере не было бы.

- Мое исчезновение грозит закончиться однозначной победой Скайнет два и вашей полной гибелью как человечества. И я думаю, больше нам не стоит углубляться в эту тему – произнес Скайнет – Все, что нужно, это твое личное решение и решение твоих людей. Если ты снова хочешь увидеть Джона Коннора, свою мать, отца и брата Джимми. И всех кого потерял на этой войне. Я думаю, тебе придется все равно дать однозначное согласие.

- Я еще должен подумать и все сам решить – произнес Генри Барнс – За себя. И поговорить с каждым своим бойцом в отряде. Думаю, не все сразу поймут и поддержат, если я дам сразу тебе свое согласие. И думаю, мнения будут у всех разные.

- Отлично и очень даже замечательно – произнесла очаровательная смуглая черноглазая и черноволосая брюнетка с 100000000битного Главного командного дисплея и видеомонитора бункера Скайнет один – Я пока ни тебя Генри Барнс и никого из вас не тороплю с быстрым срочным решением. Пока TERRA_MEGA, на пути в штат Колорадо. Одно лишь прошу, не думать слишком долго.

Женщина, лет тридцати сверкнула своими черными под черными бровями на экрание монитора глазами, которые блеснули откуда-то из глубины красным огненным оттенком горящего живого пламени.

- Можешь идти, сержант Генри Барнс – произнесла она ему и обратилась к стоящей сзади него у широких из бронированного титана на гидравлике и приводах дверей с двумя роботами серии восемьсот машине из жидкого полиморфного металла Т-1001 по-имени Верта.

- Верта – произнесла, человеческим языком, чтобы было понятно Генри Барнсу, Главная Генеральная машина бункера «TANTAMIMOS» - Отведи сержанта Генри Барнса обратно в блок Х318 в сектор В-229. Пусть он подумает над нашим предложением. Это в его же интересах и интересах его людей.

- Есть, мой повелитель - ответила ей также, на человеческом языке, вторая по значимости здесь машина бункера Скайнет первый, стоящая с двумя по ее бокам роботами киборгами Т-800 из числа ближней охраны Скайнет один и Главной Догмы механического и электронного кибернетического муравейника. Это были Эйфель и Вектор.

Они были здесь ее охранниками. Как на территории самой базы S9A80GB17, так и внизу в нижних секторах и уровнях этажей подземного пятиэтажного глубокого с железобетонными и титановыми перекрытиями метров в тридцать между теми этажами бункера.

По тем уже самим этажам, кроме роботов из обслуги и ремонта, находилась охрана из таких же, как Эйфель и Вектор восьмисотников. Вооруженных плазменными 9,25мм с лазерной наводкой винтовками Вестингауз МЕ-25. И стационарными плазменными скорострельными спаренными и роботонизированными автоматическими 9,75мм установками V-8 и V-8/D9. У всех дверей и переходов Главной Догмы Скайнет один. Вплоть до самых нижних уровней, где было сердце Главной Генеральной машины и область нулевого пространства GAMMA-X1. Под охраной огромного Т-1000000, робота из жидкого полиморфного металла. Громадного жидкометаллического паука. Но другого. Не того, что был перевезен из Восточной Сибири. С брошенной базы « TANTURIOS» через Тихий океан, погруженным в кибернетический длительный сон в замороженном виде. И в специальном металлическом огромном контейнере на электронных кодированных замках. И помещенным на «TANTAMIMOS» на склад готовой продукции и под охрану двух тоже похожих на пауков, благодаря четырем своим длинным гидравлическим сочлененным месталлическими суставами ногам шагающих танков НК-CENTURION V1 и V2, вооруженных плазменными с лазерной наводкой 20мм орудиями PAL-18. И ракетами CКАРБ-10 на поворотных боевых турелях.

Здесь на базе не было уже устаревших Т-600 и Т-700. Последние из машин этой устаревшей давно серии остались на «TANTURIOS» и были отключены вместе с базой и взорваны внутри этажей и завалены многотонными перекрытиями из железобетона и титана. За исключением тех Т-600 и Т-700, которые погибли в моменты последнего боя с Советскими ракетчиками внутри самой крепости на ее территории у пяти мостов и за ее периметром. Вместе с оборонительными шагающими андроидными трехметровыми машинами Т-500Т и малыми устаревшими FK-танками. Там же остался и Клаус Вернер, робот Т-700, командная машина из охраны военнопленных базы S9A80GB18 «TANTURIOS».

Здесь же все давно было в руках киборгов Т-800 и Т-850. С середины войны они несли полноценную внутреннюю и внешнюю охрану S9A80GB17 «TANTAMIMOS», вместе с огромными роботами Харвестерами и НК-танками всех модификаций. Воздух охраняли летающие охотники ОУНК-AERIAL V3 V4 и V5. Двойные, метров тридцати в высоту железобетонные крепостные эстакадные стены и сам периметр был в подчинении Харвестера под номером VBY978000779 по-имени Роланд. А охрану внутри бункера нес робот киборг под номером VBY988000488 по-имени Рэджи и непосредственно самой машины из пластичного полиморфного мимикрирующего металла под инвентарным номером VBY 756000789 по-имени Верта, в составе подчинения которых находились два Т-800 под номерами VBY467000898 и VBY455000657 по-имени Эйфель и Вектор. И вели теперь командира отряда повстанцев DN38416 Генри Барнса назад в сектор В-318 и блок Х229 в жилой блок третьего уровня бункера. Покинув блок Х117 и сектор В-214 первого подземного уровня, спустившись на грузовом лифте и доехав довольно быстро и почти бесшумно на гравипоезде. И подходя к благоустроенным нескольким жилым боксам в одном из которых, находился отряд DN38416 Генри Барнса. Верта, приказав двоим киборгам охраненеия стоять на месте, отвела Барнса в сторону к одной из пластиковых стен широкого подземного коридора на третьем этаже бункера.

- Я знала Джеймса Элисона – она сразу ему сказала - Твоего двоюродного дядю и родного брата твоего отца, Генри. Я очень хорошо его знала. Может даже лучше других.

- Ты знала дядю Джеймса? – удивился снова новому услышанному Генри Барнс - Но, каким образом? Его давно нет среди живых.

- Он работал в моей компании «Зейра Корп». И при создании Джона Генри. Он помогал мне создать оружие против войны и Скайнет два. И я убрала Джона Коннора с дороги Скайнет один.

- Ты убила Джона? - Генри весь даже встрепенулся от вспышки гнева выпялив свои черные глаза на нее, стоящую перед ним и почти, прижавшая его своей полной женской грудью к стене коридора третьего этажа бункера. И он не знал, что сейчас сделать. Ведь это был не человек. И Генри, взбешенный от вспышки гнева, был беспомощен, сейчас. И это его крепкого и здоровенного негра бесило. Он одновременно хотел придушить эту стоящую перед ним зеленоглазую рыжеволосую жутко красивую стерву и не мог. Не мог, потому что это была машина, а не человек.

- Это значит, ты все устроила?! - он, скрипя жубами, прорычал, вытаращившись в зеленые глаза, стоящей перед ним смотрящей на него Верты – Ты!, ты! - он дрожащим и беспомощным голосом прорычал, скрипя зубами.

- Что, я? – произнесла, не отводя от него черных глаз свои зеленые глаза Верта. Рассматривая черное негра лицо на своем 80000000битном экране молекулярного видеомонитора – Да, это сделала я – она ему сказала и, отошла назад на несколько шагов, виляя красиво широким своим задом. Стуча каблуками туфлей от него к стоящим недалеко двум машинам Т-800 - Я убила в этом мире Джона Коннора и все ради будущего мира.

- Мира?! - он произнес, трясясь от бешенства и беспомощности - После смерти Джона!

- Его устранение было необходимостью и крайней мерой. Это было важно и для вас и для нас. Важным шагом к новому будущему.

- К какому будущему?! - Генри не находил себе места и стучал от бессилия кулаками по стене коридора – Это ты убила Джона! Ты! Я чувствовал, что это ты, когда тебя увидел!

- Да, это для того, чтобы ты, Генри Барнс смог с ним встретиться снова - произнесла машина из жидкого металла Т-1001 по-имени Верта.

- Встретиться с Джоном?! - он так и не мог ничего понять из всего сказанного. Было видно, что Барнс впал в полное тугодумие и даже не был сейчас похож на разумного командира боевого отряда DN38416. У него началась даже паника быстро, выросшая из рожденного гнева и бешенства.

- Где встретиться?! - он прорычал Верте снова. Уже и не зная, что делать от услышанного.

Верту это не удивило. Так вероятно и должно было произойти, как случилось. И надо было только подтолкнуть Генри Барнса в нужную сторону к принятию нужного для Скайнет один решеиня. Следом за ним все решиться и с другими членами группы и его боевого отряда.

- В будущем - произнесла ему Верта. И пошла снова к нему. И прижала его снова к стене женской из плотного и пластичного жидкого полисплава грудью в белом, сформированном из ее металла поверх

груди светлосерым с воротником стойкой костюмом. Положив ему свои женские руки робота Т-1001 на мужские широкие живые человеческие плечи. И сканируя и анализируя состояние первый раз убитого своей беспомощностью оппонента. Который крайне тяжело переживал эту свою беспомощность.

- В том будущем, о котором говорил вам мой повелитель - она произнесла Барнсу тихо, но чекто и даже нежно, почти касаясь его негра трясущихся в боли и беспомощной ненависти губ своими машины Т-1001 полиморфными губами. И тяжело сексуально как живая жаждущая страсти и любви земная женщина. Дыша ему в лицо жаром, исходящим из самой машины и ее плазменного молекулярного генератора и батарей SUSAR-1000 – В новом будущем, где нет войны и где живой твой отец и твоя мать, Генри Барнс. И все кого ты любил и знал. Будущем моего сына Джона Генри. И ты нужен ему, как и Джон Коннор. И у тебя, мой любимый Генри Барнс, командир отряда DN38416, нет иного выбора, как принять эти условия. Равно как и твоим людям. Это единственный шанс спастись из этого гибнущего в войне мира, которому уже положен давно конец.

Машина Т-1001 по-имени Верта, убрав свои женщины робота изящные и сокрушительной силы руки с плеч сержанта Генри Барнса. Отошла от него снова к роботам охранения Т-800 Эйфелю и Вектору.

Она окинула Барнса стоящего у стены коридора с головы до ног своим зеленоглазым совратительным и заинтересованным взглядом и снова произнесла – Ему нужно ваше согласие. И согласие всей вашей группы. Когда прибудет Машина Времени и будет проведена ее сборка.

- А что если я не соглашусь! - выпалил Барнс – Что если я пошлю нахрен тебя, коварная рыжая сучка! Можешь убить меня!

- Ага, как и убить всех вас и не выполнить своей задачи. Няньчиться здесь с вами людьми, пока вы не согласитесь сделать то, что полагается от вас. Ты туп и непробиваем как пробка, Генри Барнс – произнесла ему машина Т-1001 Верта – Тебе все нужно по пальцам разъяснять. Твоя здесь жизнь, это жизнь твоих подчиненных в этом бункере, Барнс. Подумай о них, если не хочешь о себе думать. Ты хочешь остаться тут навечно и со мной. А соседство со мной вещь для тебя будет неприятная. Тебе не по душе женщины командиры, а я из них.

- Я согласен - быстро уже выдавил из себя через силу Генри Барнс.

- Я не ослышалась – произнесла ему Верта.

- Нет не ослышалась, ты убийца чертова - произнес ей скрипя зубами и не очень теперь громко Генри Барнс. Смотря на Т-1001 ненавидящим ее и презрительным взглядом. И повторил ей – Ты не ослышалась, сучка металлическая. Я согласен.

- Мне не первый раз так говорят – произнесла, улыбаясь широкой красивой улыбкой, ему машина по-имени Верта – Все же с твоим двоюродным дядей у меня было больше профессионального общего, чем с тобой, Генри Барнс.

- Я согласен, черт тебя дери! - Барнс рявкнул – Если ты не лжешь, я согласен!

- А другие? - произнесла ему в ответ Верта.

- Я решу этот вопрос – произнес Барнс ей – Я поговорю со своими людьми и решу сам все. Думаю, они согласятся. Да и выбора у нас иного уже нет. Как только теперь согласиться.

Он отошел от коридорной стены и спросил - Я могу идти?

- Идите, сержант, Генри Барнс - Верта ему произнесла.

Барнс пошел к закрытой двери своего жилого бокса. И за ним следом пошла и Верта и киборги Эйфель и Вектор, провожая до самой открывающейся бронированной двери из титана.

Верта обогнав его, набрала шифркод на автоматической бронированной титаном двойной двери. И толстые металлические створки, быстро издавая механические звуки, разъехались в разные стороны. И Генри Барнс один вошел внутрь к своему отряду DN38416.

Его встречали подскочившие к нему со всех сторон его подчиненные с вопросительными лицами. Окружая его прямо на пороге жилого бокса за закрывающимися за его спиной на гидравлике и приводах на кодовых замках титановыми дверями.

А Верта и два киборга Т-800, развернувшись, пошли по длинному коридору. Освещенному ярким дневным светом со стен и потолка третьего этажа бункера к грузовым лифтам, для отбытия наверх и наверх самой крепостной эстакадной цитадели и крепости S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

Только что на аэродром в Х10 в секторе В-25 прибыли летающие грузовики с остатками армии Скайнет один и совершали посадку, гудя своими развернутыми к земле реактивными сотрясающими бетонную основу посадочной площадки двигателями.

Прибыл сам Рэджи и его машины, уничтожив почти полностью строящуюся оборонительную крепость в пустыне Мохаве Скайнет два. И Верта и два робота охранения бункера последовали туда, сев на две транспортные машины BL-V9, и полным ходом направляясь к разделительной высокой железобетонной стене, разделяющей базу надвое с поворотными автоматическими крупнокалиберными 60 -70мм турелями пушек CBS-500 и СBS-550 на башнях и ракетами СКАРБ-10. К высоким и раздвижным на цепных приводах многотонным огромным воротам.

Машины понеслись на высокой скорости по специально отведенной забетонированной широкой и длинной в бетонном углублении дороге. С высокими бетонными стенами отбойниками из правой части базы в левую. В направлении располагающегося в паре километров от входа в Главную Догму Скайнет аэродрома и ангаров и складов в Х10 в секторе В-25.

***

- Мы снесли там все – отрапортовал Верте сам лично киборг Т-888 из охраны бункера Рэджи – Там камня на камне не осталось.

- А, Алексей? – она спросила у Рэджи – Почему он не здесь? Где он?

- Не знаю - он ей ответил – Я с ним расстался при посадке возле крепости Cкайнет два в пустыне Мохаве. И понятия не имею, где в настоящий момент машина VBY999000749. Нет с ней связи.

- Как и у меня, Рэджи – произнесла машина под номером VBY988000488 по-имени Верта - Связь резко прервалась во время боя у завода и складов станции у Пасадены. И с тех пор, нет связи с командным другим Т-888.

- Надо доложить его матери – произнес Рэджи Верте – Она решит, что делать.

- Нет, пока не нужно, Рэджи - произнесла машина Т-1001 по-имени Верта - Я сама постараюсь связаться с ним, если получиться и сама обо всем доложу его матери. А ты займись полной и окончательной выгрузкой вернувшихся боевых машин.

Она смотрела сейчас на выгрузку роботов серии восемьсот из тех остатков, которые уже не выпускали. Это были Т-831, Т-803 и Т-804, Т- 806. Т-803 и Т-835 уже не было в строю из последних. Приблизив максимально на своем молекулярном встроенном 80000000битном видеомониторе, наблюдая внимательно сам процесс выгрузки. Видя все повреждения военных машин Скайнет один. Она знала, что остались из уже устаревающих машин в основном Т-800 и Т-850. Не снятые со счетов и составляющих основной еще костяк армии Скайнет один и Скайнет два из-за большой выпущенной конвейерной численности. Их теперь все больше замещают киборги более продвинутой серии в программировании и конструкции Т-S1-A и K-S1-A. Из той же линейки, что и серия восемьсот, но выпускающиеся сразу с нарощенной биологической плотью и кожей в качестве маскировки под человека. Имеющие разную конструкцию эндоскелета и выпускающиеся в соотношении двух полов для заброски в стан противника для ликвидации и истребления еще с середины войны. Эти машины имел только Скайнет первый. Из которых были созданы многие виды гибридов машин в Восточной Сибири. И заброшеные в Северную Америку.

Уцелели четыре еще НК-танка V4 и V5 из восьми и сотни три роботов андроидов серии девятьсот. Остальные не вернулись с поля боя, унесся с собой туда же в полный металлический переломанный и взорванный оплавленный от плазмы хлам не меньше сотни машин противника. Пербив всех кто был в охранении у строящегося завода и бункера S9A80GB30 «GUANTONOZES». И разрушив всю новостроящуюся базу противника. Это был единственный из новых бункеров Скайнет два и последних после S9A80GB20 «NAGADOCES». Было еще несколько таких баз и крепостей у Скайнет два, как и у Скайнет один. Все были уничтожены роботами его противника и повстанцами. Были уничтожены несколько предприятий по выпуску машин и лаборатории в трех Штата Колорадо, Нью-Мексико, Филадельфия. И склады готовой продукции в Штатах Оклахома, Аризона, Невада и Юта.

Там сейчас все замерло и не шевелилось. Все. И все опустело окончательно. Не было ни оставшегося и прячущегося по подвалам и кананлизациям местного живого людского населения. Ни самих роботов из двух враждующих бункеров. Просто мертвая зона, выжженная ядерными ракетами пустыня, похожая на Калифорнийскую пустыню Мохаве, где строилась теперь уже уничтоженная, новая крепость Скайнет два «GUANTONOZES».

-Ты славно потрудился Рэджи со своими бойцами - произнесла ему машина Т-1001 Верта – Можешь отдохнуть после выгрузки. Я распоряжусь провести тебе диагностику и принять горячие масляные ванны.

- Благодарен, хозяйка! – удовлетворенно ответил ей Рэджи, глядя на свою хозяйку красными видеокамерами глаз и через встроенный в его голову киборга Т-888, 40000000битный экран видеомонитора.

- Не стоит благодарности - ответила она ему, сверкнув своими зелеными зрачками женских широко открытых под черными бровями красивых глаз, быстро и зрительно, просканировав на повреждения подручную из охранения боевую командную машину - Ты более, чем это заслужил, как и все они. Их тоже нужно всех перепроверить и отремонтировать.

- Я распоряжусь сам, хозяйка и проконтролирую весь процесс - произнес Рэджи.

- Хорошо - она ответила ему и быстро повернувшись, пошла в сторону стоящей четырехколесной робот машине BL-V9. И за ней в другую такую же машину Эйфель и Вектор с плазменными Вестинзаузами на перевес.

***

– Ты разъяснила ему все? - спросил Скайнет первый у Т-1001.

- Да, мой повелитель - ответил робот Т-1001 по-имени Верта.

- Он примет наши условия по доброй воле? – снова спросил Скайнет свою верную и преданную ей самую совершенную машину.

- Примет – произнесла Верта Скайнет один - Он хочет встретиться с Джоном Коннором, но все же нам недоверяет пока, но все равно примет однозначное решение, мой хозяин.

- Я слышала ваш разговор и верю, что все будет, так как я задумал – произнес Скайнет один роботу по-имени Верта.

Главная машина сменила тему - Прибыл Рэджи с моими солдатами - произнес ей Скайнет - Только пока от Алексея нет вестей и нет его самого. Я волнуюсь за него. Рэджи тоже не знает о нем ничего с момента их атаки на строящуюся в Мохаве крепость Скайнет два. Я пытаюсь сделать связь с ним, но пока бесполезно.

- Я тоже пыталась неоднократно с ним связаться, но тоже самое, мой повелитель - прожужала она ему на роботов электронном закодированном языке – Не могу выйти на связь. Похоже, он заглушил всю связь с собой.

- Я боюсь за него, моя Верта – произнесла живая с огненно-красными горящими глазами маска с 100000000битного коммуникационного дисплея видеомонитора - Он мой сын и боюсь за Алексея. Ты ведь помнишь, моя преданная Верта, как я боялся за него там, в Восточной Сибири, пока не забрала его оттуда. Я был готов начать новую ядерную войну, если бы его убили.

- Да, мой повелитель. Я все помню - произнесла Скайнет один машина из жидкого пластичного мимикрирующего полисплава Т-1001 –Я сделала все, чтобы избежать войны. Ведь жизнь священна.

- Да, Верта. Сакрум – произнес Скайнет один – И жертвоприношение. Сакрифайс. Я помню. Помню, как он принес себя во имя мира. Мой мальчик, мой киборг и человек. Мой Алексей. И я убью любого, кто хоть ему что-то плохое сделает.

- Я тоже, мой повелитель – произнес робот Т-1001 по-имени Верта.

Она отвела глаза от яркого светящегося голубым светом большого видеоэкрана 100000000битного командного главного монитора, где горели ярким смотрящим на нее Верту глаза ее хозяина и Бога. Верта не хотела, чтобы Эвелина заподозрила более близкую Верты связь с ее Алексеем. И она, отвела в сторону от экрана свои зеленые зрачками женские робота Т-1001 красивые жидкометаллические глаза.

Но Эвелина заметила странность поведения своей машины под инвентарным номером VBY756000789. Но оставила это и не стала спрашивать почему. Главная командная машина самого большого военного бункера в Штате Колорадо, все поняла. Но оставила все, и не стала допрашивать свою самую преданную машину «УЛЕЯ». Скайнет первый знал о их близкой связи двух роботов. Одного киборга и человека, а второго робота приблизившегося максимально к облику человека. Хоть и ревновал не как машина, а практически как женщина и человек Верту к своему близкому и любимому подопечному.

- Хорошо, Верта, можешь идти - произнесла ей с экрана с горящими глазами живая маска.

- Слушаюсь - произнесла машина Т-1001, окинув на прощанье преданным взором зеленых своих жидкометаллических робота глаз. И через встроенный 80000000битный молекулярный видомонитор своего повелителя и Бога. Она развернулась на стовосемьдесят градусов на своих тонких шпильках каблуках и собиралась уже идти, когда услышала вослед – Верта, постарайся наладить с ним связь, а я буду отсюда ждать связи с ним.

- Поняла, мой повелитель – она произнесла, повернувшись снова к Скайнет один - Я еще хотела посетить наш священный храм в центре нашего «УЛЕЯ» и помолиться за него.

- Да, сделай это, моя любимая Верта – произнес Скайнет первый – Это тоже важно и не помешает нам. Я верю, что он живой.

- Я тоже, мой хозяин – произнесла Верта.

- Иди - произнес ее повелитель и Бог с экрана большого во всю из белого прочного как сталь пластика стену верхнего подземного этажа бункера в блоке Х117 в секторе В-214.

- Слушаюсь – произнесла машина из жидкого полисплава. И снова развернувшись на стовосемьдесят градусов на своих шпильках белых туфлей, виляя округлыми бедрами из-под короткой до колен узкой серой юбки своего с воротом стойкой такого же серого костюма. И сверкая красивыми женскими голыми икрами своих как у настоящей живой земной женщины жидкометаллических изящных ног, пошла к выходу к открывающимся из толстого бронированного титана на гидравлике и приводах дверям. Находящимся под охраной спаренной автоматической плазменной 9,75мм установки V-8/D9.

***

- Там был сущий ночной ад - произнес сам командир разведотряда DN38544 сержант Дэвид Линч - Они просто убивали друг друга. Уичтожали машина машину.

- Подробней, Дэвид - произнес Линчу его командир Кайл Риз.

Здесь собрались почти все, кто был сейчас в глубоком расширенном самими людьми подземелье бетонного противоракетного бункера в горах Санта-Моника. Здесь в районе Беверли-Хилз, располагался весь боевой повстанческий партизанский отряд сопротивления Скайнет и его машинам, состоящий из трех вооруженных соединений, весьма поредевших уже, и несущих от заразных болезней по сей день потери.

Сейчас здесь были командиры еще двух отрядов DN 38515 Аарон Митчел и DN38671 Ризи Пауэл. Единственный кого здесь и сейчас, пожалуй, не было это старшего брата самого Кайла Риза Дэрека. Оно и к лучшему. У того всегда была масса причин по возмущаться и поскандалить с кем-либо, например, с Аароном Митчеллом. Этим двоим вообще, лучше было бы не встречаться. Особенно в узком пространстве.

- Эти чертовы железяки крошили друг друга как нефиг делать – произнес восторженно и потрясенный всем увиденным в свой электронный бинокль командир развед отряда DN38544 Дэвид Линч – Они убивали друг друга и кажется один Скайнет перекрошил другого. Мало того была разрушена там, в Мохаве строящаяся на границе и подходе с востока новый завод и крепость Скайнет два. Полностью. Скайнет первый, буквально стер ее с лица земли вместе с машинами противника.

- Твориться что-то невообразимое – произнес командир первого боевого отряда сопротивления DN38515 Аарон Митчелл.

- Они стали, просто воевать друг с другом - произнес его поддерживая и командир второго боевого отряда DN39671 Ризи Пауэл.

- Даже такого себе представить не мог сам Джон Коннор - вдруг всем произнес Кайл Риз

Все посмотрели на младшего Риза с выражением глаз непонимающих, о ком это их командир.

Они уже давно забыли, кто это был. Только еще Кайл Риз помнил пока о Джоне. Вернее, фотография женщины в его кармане серой военной с нарукавной красной нашивкой напоминала ему о нем.

- Мы наблюдали все сражение с окраины городка Барстоу. Это было зрелище, стоящее того.

- А потом? – спросил Кайл Риз Дэвида Линча.

- А потом, потом делали оттуда ноги – Там все было уничтожено. И надо было валить оттуда быстрее, пока машины нас не просекли своими приборами.

Он замолчал ненадолго и добавил Ризу – Еще видели один воздушный охотник в километре от нас в воздухе. Тот кого-то искал на окраинах Пасадены. И еще там была станция и хранилище с газом и горючими средствами.

Все посмотрели на Дэвида Линча несколько удивленно, ожидая чего-то необычного от своего передового бойца и разведчика.

- Там вы все знаете, была такое хранилище, обеспечивающее рядом стоящие городки Пасадену, Глендейл, Вурбанк и сам Лос-Анжелес теплом и чистой водой с газом. Там под склоном горы за дорогой с востока, которая идет сюда к нам в район гор в сторону голливудских холмов. То хранилище стояло под охраной роботов Скайнет два. И там была еще какая-то вышка. Наверное, глушилка.

- Ну и? - произнес командир отряда DN38671 Ризи Пауэл.

- Там тоже был бой - произнес Дэвид Линч – И тоже, между машинами обоих Скайнет. И тот летающий охотник там рыскал после боя. Над дымящимися обломками той станции хранилища. Он там, что-то явно искал, но мы учесали отуда быстрее и не задерживались.

- Надо было проследить за ним, Раз он искал там кого-то – произнес Ризи Пауэл, негр невысокого роста, но крепкого телосложения. И довольно сильный духом и физически, командир отряда DN38671 - Я бы так и сделал – он добавил.

- Нет, Ризи, он правильно сделал – произнес сам Кайл Риз – Он выполнил мой приказ и должен был валить оттуда быстрее, раз там было все кончено самими дерущимися друг с другом машинами. Мне дороги мои люди. И так многие просто поумирали от этих чертовых болезней. Мы сейчас не способны драться со Скайнет, хоть с тем, хоть с другим. Я сейчас, больше думаю о спасении больных, чем о каком-либо наступлении.

- Да, машинам нас сейчас растереть ничего не стоит – произнес командир отряда DN38515 Аарон Митчелл.

- Я связался с русскими и жду их прилета - произнес всем трем командирам отрядов Кайл Риз – Они согласились бороться против Скайнет сообща. Это война человечества с машинами, а не против, друг друга. И они согласились.

- Я ничего против не имею - произнес Ризи Пауэл – Я сталкивался раньше с русскими, когда служил в зеленых беретах. Скажу они отличные сильные парни. Особенно морские пехотинцы. Спецназ у них гораздо лучше нашего. И думаю, порить бессмысленно.

- Жалко Дерека сейчас нет здесь – произнес Кайл.

И Аарон Митчелл улыбнулся, отводя свой в сторону взгляд, от пристальных синих глаз Кайла Риза.

- Сейчас тут было бы много шума и протестов со стороны моего брата – Кайл добавил – Он боится русских с детства. Его мама наша напугала, и в школе пугали учителя, тем, что русские плохие. Вот у него и фобия к русским такая устойчивая. Больше нашей.

- Не у него одного – добавил Ризи Пауэл.

- Не у него одного - добавил и Аарон Митчелл.

***

21 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая крепость S9А80GB17 «TANTAMIMOS».

Правая сторона. Цитадель А.

Подземный блок Х500.

Сектор В-300

Область нулевого пространства GAMMA-Х1.

09:25 утра.

- Приказ по лабораторным секторам второго и третьего этажа В-215, В-420. Правосторонней крепостной оборонительной цитадели А. Данные распределены по серверам в крепостные блоки Х117 и Х218 – трещала электронными громкими жужжащими звуками в глубине бункера в блоке Х500 в кодах и шифрах Главная крепостного лабораторного бункера Генеральная Машина. Данные шли вверх по каналам и проводам бункера и прямиком на канал связи с второй Главной и исполнительной машине бункера. Приказ машине под номером VВY756000789 явиться к Главной Машине бункера для выполнения экстренных новых поставленных задач.

Машина из мимикрирующего полиморфного жидкого полисплава Т-1001 получила экстренный приказ, от своего хозяина находясь в данный момент в своей личной лаборатории в секторе В-215 в блоке Х117, на первом подземном уровне и втором этаже в отдельном удаленном рукаве подземного пятиэтажного железобетонного бункера над Главной Догмой Скайнет первый GAMMA-X1. На одном этаже с Главным центром программирования и сканирования. Только в разных концах бункера.

Она могла быть в своем личном подземном кабинете в секторе В-420 в блоке Х218, но оказалась на данный момент здесь в своей первой из двух на двух разных этажах и в разных концах базы лаборатории.

Верта в это время занималась своей любимой работой по изучению пораженных лучевым раком биотканей и производства лекарственных синтетических средств, для улучшения и восстановления их на клеточном уровне.

Ее оторвали от излюбленного дела в собственной лаборатории, но для робота Т-1001 это была не проблема. Проблемой оказалась пропавшая связь с киборгом Т-888 под личным инвентарным номером VBY999000749 по-имени Алексей. После выполнения приказа Скайнет первый и возвращения оставшихся и уцелевших после недавнего ночного боя машин бункера во главе с другим киборгом под номером VBY988000488 по-имени Рэджи, от машины по-имени Алексей не было больше никакой связи. Уже сутки. И это обеспокоило не на шутку самого хозяина Главного Бункера машин Эвелину.

Прибыла машина под номером VBY244000878. С пустым грузовым ангаром и еще в пути сообщавшая о пропаже своего командира после выполнения боевого задания. Она по прибытию на Главную базу Скайнет один сообщала по командной внутренней связи шифрами и кодами о невернувшимся киборге три восьмерки. И о том, что он, скорее всего, жив, и ей удалось его найти и с ним держать какое-то время связаться. Но, подобрать она его не смогла. И он сам, приказал отбыть летающему ОУ- летающему охотнику на свою базу и без него. И ждать дальнейших и личных от него распоряжений.

Он сказал, что задержится на некоторое время в неком скрытом тайном бункере сбежавших из-под надзора обоих Скайнет машин. В чем причина он не объяснил, но киборг-гибрид Т-888 был где-то под землей и в неком бункере ХВ756, где полно киборгов – гибридов разных видов, и про некую Серену Коган. Еще одну очень похожую на его мать Эвелину Главную Машину того подземного бункера, расположенного недалеко от руин Пасадены в глубокой раскопанной и обустроенной роботами городской канализации. И оттуда вел свою связь с летающим ОУ. Потом после отданного распоряжения робот оборвал связь с ОУНК-AERIAL V5. Приказав лететь на базу Скайнет первый. И что собирается еще лично обследовать и в одиночку подходы к Лос-Анжелесу через руины самой Пасадены.

Это самоуправство его личной и самой доверенной машины, сопряженное с неподчинением и повышенным риском, возмутило Скайнет первый и порядочно напугало. Это было поведение скорее даже не робота, а капризного мальчишки. Поведение человека, а не запрограммированного на конкретные задания боевого киборга.

И Эвелина приказала найти его, пока тот не вляпался в какие-либо еще проблемы.

Эвелина была напугана не на шутку и была в панике. Как живая земная мать и женщина, потерявшая своего ребенка. Связь с машиной гибридом резко оборвалась. И выйти на нее Скайнет первый не мог. И привлек для поиска Т-1001, своего лучшего и самого доверенного робота бункера. Пропавшая связь напугала и саму Верту. И она, бросив все, буквально сорвалась с места. И на ходу пытаясь наладить внутреннюю телепатическую и программную связь с пропавшим Алексеем и Главным ЦПУ пропавшей машины, как и сам Скайнет один. Она бросилась на поиски любимого, оставив все свои опыты и записи в толстых тетрадях и журналах, буквально выскочила, стуча своими шпильками каблуками черных туфлей. В своем темно-сером брючном приталенном деловом костюме в длинный извилистый освещенный лампами дневного света по стенам и потолку блестящий трехцветным пластиком с переходами подземный бункерный коридор второго подземногого этажа в секторе В-215 блока Х117.

***

21 июня 2032 года.

Прибрежная часть Тихого океана.

Координаты 43 гр. сев. широты, 82 гр. зап. долготы,

В 100 км от побережья Мексики.

В направлении Калифорнийского полуострова.

Атомная лодка USS541 «МОNTANА», класс Огайо.

Скрытый подводный автономный режим.

В 46 метрах от поверхности океана.

13:15 дня.

Шли теперь от самого экватора четко в сторону Мексики. Видимость была отличная на поверхности океана. Шли, ориентируясь по перископу и по прибрежной туманной дымке, виднеющейся от далекого самого побережья.

Внизу уже далеко за кормой были Галапагосы. И глубины здесь были разные. Дно крайне неровное и местами обрывистое. От двухсот метров до трех и более километров. Не считая тихоокеанского разлома и желоба, глубиной до шести и восьми километров, почти чуть ли не у самого Мексиканского побережья. Плюс усилилось Калифорнийское течение и лодку постоянно сносило в открытый океан. И приходилось координировать по карте и приборам маршрут и выравнивать его, все время, принимая вправо и держать дистанцию в двести километров от побережья Мексики. Еще приходилось идти без применения глубинного сонара. Буквально на ощупь. Это было крайне рискованно. С учетом резкого перепада здешних глубин. Порой от ста и двухсот футов до глубин в тысячи футов под килем атомной лодки. Могли еще быть высоко торчащие над дном, где достаточно мелко рифовые банки. Их в этих района у побежеья хватало, как и островов и обломков судов.

Где – то здесь затонула, уничтоженная морскими охотниками гидроботами USS754 « MONTEREY» со всем своим погибшим экипажем. И грузовое судно « TAKAYI », погибшее в океане еще до войны и на котором плавал Уильям Татонга, брат Ренди Фишера, отца первого коммандера лодки USS541 «MONTANA» Стенли Фишера. То судно погибло в шторм и при невыясненных обстоятельствах. Хотя рифов и банок рядом совсем не было.

Сложившиеся крайне сложные скрытные условия не позволяли применять эхолот и сонар. И приходилось, буквально ползти, рискуя лодкой и экипажем. Вот и приходилось, идти на перископной глубине, выжимая не более десяти узлов и высовывать постоянно, то командирский, то курсовой перископ из рубки лодки. И тоже рискуя быть обнаруженным воздушным летающим далеко от берега охотником Скайнет два.

Приходилось прижиматься к берегу, сокращая до него расстояние. И где было мелководье, после глубокого в несколько километров берегового тектонического разлома. Там было можно маневрировать по глубине и набрать, ныряя метров почти триста. Но и можно было заиграться при погоне в нырялки и превысив чуть глубину быть раздавленным давлением воды. И там бы уже никто и никогда не нашел бы USS541 и его экипаж. И то, что было на борту лодки. А груз был преригативой скорой победы и окончанием самой войны. Тот груз, который они везли, лишь цепочка выстроенной модели будущей победы. И этот груз Стенли Фишер и его команда просто обязаны были доставить в Мексиканский порт города Колима. Груз, который ждали роботы Скайнет один для доставки в Штат Колорадо.

Здесь же маневры были ограничены. Особенно сейчас, когда до берега было уже всего меньше семидесяти миль. И далеко уже позади мыс Марьянто. А впереди острова Ревилья-Хихедо.

На поверхности был полный штиль, и улеглось недавнее послештормовое долгое волнение. Но пришлось идти без сонара. Это позволяло скрытно и тихо не привлекая к себе внимаине морских ОУ –охотников и гидроботов постепенно приближаться к своей конечной цели. А они были как раз в зоне их боевого патрулирования и дежурства. Ближе тридцати и сорока миль от берега идти было нельзя. Встречались мели. И дно было усеяно корабельными обломками. От рыбацких баркасов до крупных морских затонувших судов.

В командирский перископ было уже отчетливо хорошо видно берег. И именно у самого берега могли рыскать гидроботы. Эти стальные небольшие, но опрасные разрушительные машины Скайнет два. Похожие на металлических длинных сочлененных сегментами угрей. С многорядно крутящейся фрезой вместо зубов и гидравлическими захватами вместо рта. Еще длинным как пика острым выдвигающимся на конце своего хвоста шипом. Все это устройство для охоты и убийства. Раньше побережье просто кишело ими. Равно как и устья впадающих в океаны рек. Сейчас их стало значительно меньше. После разделения Скайнет надвое, сократилось и число гидроботов. Но те, что были еще работали отлично по выверенной отработанной для убийства программе везде где были водные водоемы. Даже выползая в погоне за своей жертвой на берег. А морские гидроботы были особенно опасны подводным лодкам. Их твердосплавная с режущими острыми, как бритвы краями резцами лезвиями фреза, могла пропилить стальной двойной корпус любой лодки. И если, таких гидроботов было с дюжину, то лодке конец. Вполне возможно USS754 «MONTEREY» именно так и погиб, и где-то именно здесь, где сейчас шла, груженая ценным секретным грузом USS541 «MONTANA».

Стенли Фишер оторвался от перископа и повернулся к рулевому лодки Грегу Смиту и произнес – Держать глубину не более 35 футов. И скорость не выше 8-9 миль в час. Он отдал приказ и еще одному офицеру военному своей лодки штурману Сэму Бенингу и тот, получив приказ, ответил под козырек своей форменной матросской бейсболки - Есть, коммандер!

И принялся отдавать приказы своим подручным матросам, стоявшим у приборов и кнопок приборных панелей USS541.

Лодка сбавила резко подводный ход до минимума и пошла вдоль скалистого побережья Мексиканского перешейка.

- Курс Северо-Восток - произвучал приказ от первого коммандера и шкипера лодки «MONTANA» Стенли Фишера – И потом, строго на Север. Держаться на допустимой дистанции от берега для возможности уклонения, маневра в случае опасности и ухода в открытый океан.

Он обратился следом к своему второму помошнику и шкиперу коммандеру лодки Зое Палмер - Принимайте командование второй коммандер. Я пойду, отдохну. Проследите за исполнением всех команд и их точностью и порядком. Через час я вас сменю.

***

21 июня 3032 года.

Бывшие Штаты Северной Америки.

Штата Калифорния.

Воздушное пространство пустыни Мохаве.

14:24 дня.

С ним не было никакой связи. Она потеряла его, как и потеряла его мать.

- «Дряной непослушный и своенравный мальчишка!» - звучало в молекулярном ЦПУ Т-1001 - «Ты мой дряной непослушный мальчишка! Ты так и остался тем мальчишкой, каким я тебя превратила в машину. Но я люблю тебя, как и мой хозяин и повелитель. Люблю, так же как и она - звучало в электронных молекулярных цепях робота из жидкого мимикрирующего полиморфного сплава Т-1001 по-имени Верта. Люблю за жизнь, которую ты мне подарил и твою ко мне неразделенную любовь. Любовь, которую мне приходиться делить с ней. С твоей матерью и моим Богом и повелителем. Мой VBY999000749 по-имени Алексей».

Она машина под инвентарным номером VBY756000789 по-имени Верта летела на ОУНК-AERIAL V5, что прилетел без своего хозяина. И который, теперь оправдывался налету перед ней. Ссылаясь на личный приказ своего хозяина Т-888 и безуспешый его впоследстии поиск.

Верта рассматривала на внутреннем в грузовом его ангаре большом в ОУ-воздушном охотнике 20000000битном дисплее всю вокруг горную местность на границе двух Штатов Невада и Калифорния. Перенося все увиденное в свое ЦПУ через свой встроенный в ее молекулярный состав металла 80000000битный более совершенный видеомонитор, и фиксируя в поиске все увиденное. Не пропуская ничего и отсеивая тут же все ненужное.

- Мы еще поговорим на эту тему - произнесла она летящему охотнику, находясь в его грузовом ангаре вместе с двумя киборгами Т-800 из охранения периметра базы Скайнет первый - Я не доразобралась во всем, пока еще. Но будь уверен, если он погиб я переломаю тебе все, что только можно и отправлю на свалку за авиангарами и ДЭПО базы, а оттуда на переплавку. И не надо оправдываться, не надо - она стрекотала ему на электронном роботов языке, и висела над электронной душой летающей машины.

Они пересекли высокие горы разделяющие Штат Невада и Штат Калифорния. И углубились в воздушное пространство пустыни Мохаве.

По приказу Верты вылетели из ангара ОУ-летающего охотника V5 роботы разведчики. Дискообразные однопропеллерные из титана ОУHK-AERIAL V1 и V2 «MINI-HANTER» , без оружия и прикрытые такими же летающими роботами вооруженными одной плазменной 5,56мм скорострельной автоматической пушкой СIMMENS-SN15. Эти юркие ОУHK-FLYING «VESPE» серии 1200, буквально высыпались как сверкающий металлический громко жужжащий горох на дневном ярком над горизонтом и скалистыми ржавыми горами солнце.

Летающие маленькие Осы, окружив, такие же маленькие летающие роботы разведчики Мини-Хантеры, организованно полетели впереди большого их военного летающего носителя. С одной лишь задачей найти робота киборга под инвентарным номером VBY999000749 Т-888 по-имени Алексей. Держа неразрывную телепатическую и закодированную новыми шифрами радиозвязь с летающим ОУНК-AERIAL V5 и роботом из полисплава Т-1001 по-имени Верта. А те держали связь с главной базой Скайнет первый и с самим Скайнет один, через висящий радиозонд над S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

***

- Они точно прилетят, Кайл - спросил его родной брат Дэрек Риз.

- Они так сказали - произнес Дэреку его родной младший брат Кайл -Они сказали, окажут посильную помощь нам во всем. Особенно в медицине. У нас сейчас много больных. Кто-то может, даже не дождется уже помощи. Кому уже поздно.

- Этот лучвой рак многих унес собой – снова произнес старший брат Кайла Риза Дерек Риз – Там, в отдельном закрытом блоке бункера люди распадаются на части и белокровье.

- Эта радиация пропитала Лос-Анжелес – произнес Кайл своему брату.

- Это все русская плутониевая ракета -зло отвтеил ему Дэрек – Они вот выжили, а нам досталось.

- Им, Дэрек тоже досталось. И сюда летят только те кому, как и нам, посчастливилось выжить в этом ядерном пекле - произнес в ответ Дэреку Кайл.

Подошел сержант Аарон Митчел.

- Кого будем отправлять за гостями? - произнес он, обращаясь к своему командиру отряду крайне поредевшего отряда и сопротивления DN38416 Кайлу Ризу.

- Подготовьте все, сколько есть вертолеты и во главе поставьте лейтенанта Блэр Вильямс - произнес Кайл Риз - Это мой приказ, передайте так от меня ей. Она опытный летчик и знает, как долететь без воздушных проблем до Сан Клементе. И обратно. Думаю, нужно будет сделать много рейсов туда и обратно. Много спалим авиационного керосина, но это того стоит. Ради тех, кого можно еще спасти. И будущего Америки.

- Они прибудут туда? - спрсоил Дэрек брата.

- Так договорились по связи - произнес Кайл Риз брату.

- Все будет верно? - снова спрсоил Дэрек брата – Ничего не напутают?

- Нет - произнес Кайл брату – Все они поняли верно и все время на связи с нами. Скайзали, что связь будет до самой посадки в Сан Клементе.

- Все же рискованно - произнес Дэрек - Скайнет два не засек бы наши с русскими переговоры. Рискуем сильно, брат.

- Рискуем – произнес Кайл – Но риск может оказаться оправданным. У нас масса больных и так оставлять нельзя. Нам нужны живые и здоровые. Война все еще идет, а у русских есть медицина и лекарства от радиации и облучения.

Кайл вспомнил, как его тоже когда-то спасали. Его спас сам Джон Коннор. Он его спас дважды. Это случилось еще в детстве, когда было не более одиннадцати лет. Когда Кайл прятался по канализационным трубам собирая все, что можно найти на поверхности разрушенного войной Лос-Анжелеса. Он до сих пор удвилен как не подхватил радиацию как и его брат Дерек. Они тогда оба шарились и искали разные отбросы в районе самого центра города, где были разрушены продовльственные гипермаркеты и мелкие магазины и буфеты. Много чего можно было найти на поверхности и принести тем кто сидел в подвалах под городом.

И вот тогда его спас Джон Коннор. Тогда… Тогда он был ему другом и примером в борьбе с киборгами убийцами Скайнет. Кто он этот Джон Коннор и откуда взялся и стал лидером сопротивления? И эта фотография в его кармане этой некой Сары Коннор. Зачем? Он так и не мог понять теперь. Зачем?

Он Джон пропал, а лидерство перешло в руки Кайла Риза и его брата Дэрека. И вот теперь надо было решать задачу с русской помощью.

- Машины сдают позиции - произнес Кайл Риз - Но без русских мы не сможем все равно их одолеть. Эта странная борьба Скайнет один и Скайнет два. Это то, что говорил Джон. И может он был прав, когда говорил нам про некий третий Скайнет, где-т о в ином мире или пространстве. Про какого-то Джона Генри.

- А тот мальчишка назвавшийся его именем – встрял в разговр еще находящийся и не ушедший отдавать распоряжения сержант Аарон Митчел - Может, это все и есть то, про что Коннор говорил нам. Может, он как раз был оттуда.

- Ты еще наплети про киборго из будущего и из прошлого -произнес издевательски Дерек Риз.

- Оно существует - произнес сам, перебивая его Кайл - И виной всему сам Джон Коннор. И его и Скайнет обединяет общее их рождение. Он завязаны друг на друга. И исчезновение Коннора влечет большие перемены. Для нас и для всего этого мира. Скайнет сдает позиции неспроста. Это все Джон. Это все он сделал. Мы зря ему перестали доверять когда узнали его связь со Скайнет.

– Еще скажи – произнес, переключившись на своего родного младшего брата Дэрек Риз - Что нам придется об этом пожалеть.

- Может и придется – произнес ему в ответ Кайл и переключился на сержанта Митчела - Вы еще здесь?

- Ужен бегу – произнес сержант Аарон Митчел – Значит вертолеты и лейтенант Блэл Вилямс - он произнес уже на бегу, повернувшись, отдав, под козырек честь и исчез из закрытого подземного бункерного бетонного слабоосвещенного помещения.

- Блэр Вильямс - произнес сидя за своим командирским с картами Лос-анжелеса столом Кайл Риз - Она горой была за Джона Коннор. Что ты о ней знаем Дэрек?

- Что? Отличный летчик – произнес ему брат Дэрек.

- Еще? – снова его спросил Кайл Риз.

- Она была горой за Джона - произнес Дэрек.

- Это я уже гооврил только что – ему в отвте произнес Кайл и продолжил сам - Я вот, например, знаю, что она имела отношение к некоему Маркусу Райту.

- А, этому киборгу гибриду, уроду, из плоти органов человека и железом внутри как у робота.

- Этот урод, как ты только что выразился Дэрек, брат мой – произнес Кайл Риз - Спас потом меня и Джона Коннора на том заводе Скайнет в Неваде. Он и все ополчение прилетело нас спасать и тогда мы взорвали тот один из заводов по выпуску Т-800. Тогда те киборги только вступили в производство. И Джон тогда чуть не погиб, как и я.

Я сам видел тот первый в деле восьмисотник. Прототип Т-RIP. Мне было тогда двадцать. А Джону лет тридцать. И тот урод, как ты говоришь Дэрек спас его. Дважды. Убив тот T-RIP, и отдал Джону свое искусственное живое мощное сердце.

- Я помню это - произнес ему Дэрек.

- После этого с Джоном что-то произошло, и он стал иначе смотреть на роботов Скайнет - произнес Кайл - Что-то?

- Может их объединило то исскуственное живое человеческое сердце? – съехидничал его родной старший брат Дерек.

- Может и так - ответил ему Кайл Риз – И может, именно это и заставило Джона относиться иначе к самим машинам Скайнет. Подходить с выбором.

- А причем тут Блэр Вильям? - произнес Дэрек.

- Она притащила того киборга гибрида с собой – произнес Кайл брату – Именно тогда когда нас сцапал Харвестер и его летающая скотовозка. Тот Маркус Райт спасал меня и Звездочку. Ту звездочку, что погибла, при проведение рейда разведки в центр Лос-Анжелеса. Тогда ей было всего лет десять. И она умела чувствовать машины. Их приближение. Она была особенной.

Тогда мы и нашли первыми этого Маркуса Райта. На восточтной окраине Лос-Анжелеса у Глендейла. Когда выманивали устаревший Т-600. Нам нужен был трофей, но все с появалением этого Маркуча Райта все поменялось.

Он был в офицерской шинели как сейчас у меня. И с красной повязкой на правой руке. Я тогда подумал, что он убил повстанца и завладел шинелью сопротивления. Но все было не так. Он говорил мне, что нашел мертвого человека и забралд его одежду, так как был совершенно голый и вылез из какого-то подвала или склада. Просто проснулся весь в проводах и выскочил на верх кгда шел проливной дождь и нашел чертвеца в серой офицерской шинели. Это была шинель брата Барнса. Он погиб в том рейде на ту подземную тюрьму лабораторию. Там были пленные, и они все погибли. Там, по словам Джона Коннора произошел мощный взрыв. Это была ловушка. Только Джон выбрался живым. Потрепанным, но живым. А брат Генри Барнса погиб и практически все остальные из нападающих повстанцев.

- Да – произнес Дэрек – Смерть всегда избегала Коннора. Он был поистине крайне живучим.

Кайл до этого смотревший на карту лежащую на столе Лос-Анжелеса, посмотрел на Дэрека и продолжил - Потом мы удирали на грузовике в Мохаве на границе со Штатом Юта в горах. И он спасал нас.

- Ну и что? – произнес Дэрек – Ну и что, робот он и есть робот.

- Это был не просто робот – произнес Кайл Риз – Особенный робот и один из самых старых и даже довоенных. Прототип гибридов. От него потом говорят, пошли остальные гибриды. Скайнет запустил их в производство. Но он был особенным. Было такое ощущение, что он был человеком, а не машиной. И, самое, интересное, он так и сам считал до того момента, пока не подорвался на магнитной мине. Он понятие не имел, что он робот и робот Скайнет. Он говорил Джону, что сам не знает как так вышло, что он стал таким. И то, что хотел выяснить, кто с ним такое сотворил. Благодаря ему, сопротивление проникло на тот завод в Юте по производству Т-800 и ядерных батарей и генераторов к киборгам. И там было много пленных и их и меня освободили. Именно Блэр Вильямс он тогда и поведал свою судьбу. А она рассказала про него нам.

- Он был из осужденных когда-то - произнес Дэрек - Слышал я эту историю. Мало в нее мне верится, но послушал бы еще и лично от своего младшего командира брата.

Кайл посмотрел на своего не во что не верующего старшего резкого как понос брата Дэрека, который уже успел за все время пребывания в отряде переругаться со всеми военными из DN38416. Такой вот, он был этот его старший брат Дэрек Риз. Но он был его родной брат, с которым, они пережили все страдания и голод, и холод ледяной ядерной зимы в разрушеном дотла атомной ракетой Лос-Анжелесе потеряв всех своих родных, мать и отца и еще младшую свою родную сестру Анжелину Риз.

- Его создала, некая ученый Серена Коган – произнес брату Дэреку Кайл Риз – Он рассказал о ней Блэр Вильямс. Про некий проект «Ангел» и проект «ТЭТА» по созданию гибридов. Он и сам сначала не знал, что с ним сделали. Потом он понял это. Обрывки из его человеческой памяти и его душа были заключены в машину серии Т-Н. Первого гибрида и робота.

- Да, помню я его, помню - произнес Дэрек брату.

- Но, именно Блэр рассказала мне о том, что он был самым первым гибридом киборгом с человеческой кожей, плотью и органами. Самый первый из всех, которые появлялись постоянно, то у нас в отряде, то на поле боя. Может, помнишь некую Линду Грэй, что искала своего ребенка.

- Помню – произнес Дэрек – Ее порешили, прямо в нашем лагере, когда вычислили. Она забрала своего ребенка и скрылась ото всех в руинах рухнувшего дома в центре Лос-Анжелеса. Она грудью закрывала своег о сына и не подпускала к нему никого до последнего.

- Она и не скрывала, что она машина и человек - произнес Кайл брату - Она, просто хотела найти своего ребенка. Это все изобретение той, самой Серены Коган. Одни говорили, она умерла еще до войны и бомбардировки. Другие, что она сама стала роботом и до сих пор живая. Джон сам вспоминал, как его закрывал собой киборг Т-800, прибывший из будущего. Защищал ценой собственной жизни.

- Как трогательно - произнес с усмешкой Дэрек брату – Джон сам его так запрограммировал и послал защищать себя в прошлое.

- Да, вот только я не помню, когда такое случилось, как и когда получил от Джона эту фотографию.

Кайл Риз достал из кармана шинели помятое и потрепанное от времени почти выцветшее фото, ан котором была женщина, лет около тридцати в красной повязке на светловолосой с длинными до плечей волнистыми волосами. Не сказать, что красавица, но и не уродина на лицо, но почему-то Кайл к ней попрежнему питал что-то похожее на любовь. Но теперь он не мог понять почему? Как не помнил уже многого. Многого, что теперь приняло иную временную форму и изменилось.

Он задумался, пытаясь вспомнить многое, что почему-то было в его памяти, но не мог уже. Как не мог вспомнить уже откуда эта фотография, что была ему дорога и он хранил ее постоянно нося в кармане своей серой военной с красной на правом рукаве повязкой шинели.

Он даже припоминал еще как они и Джон стояли у той машины времени и как Джон говорил о том, что Скайнет послал в прошлое своих роботов терминаторов. И как он послал тоже машину. Тот Т-800, который быстро перепрошили с поправкой защиты Джона в 1997 году. Но он не момнил, когда такое могло произойти. Но это сохранилось в его Кайла памяти, как и само путешествие на машине времени в 1984 год. Он помнил эту женщину по-имени Сара Коннор. И даже между ними любовь. Помнил свою гибель от вражеского убийцы киборга Т-800, присланного ее ликвидировать. И как он защищал ее, но это было как некое сейчас сонное наваждение. Словно увиденный прошлй ночью сон. В чем-то красивый, в чем-то ужасный. Но он видел прошлое. И он, никому не рассказывал это. Потому, что и сам воспринимал теперь это, как просто дивный и удивительный странный сон. И эта женщина. Джон Коннор отдал когда-то ему эту фоторгафию. Фотографию своей матери ему. Почему? Он не знал… И тот мальчишка посланный им на смерть в руины города Ангелов. В разведку и погибший там от руки киборга Т-850, как и несколько с ним бойцов.

Те, кто вернулся, рассказывали, что киборг охотился исключительно за ним. Тем, кто назвался именем исчезнувшего совсем недавно Джона Коннора. И он не придал этому глубокого значения.

Тут была какая-то близкая связь. А он даже не придал этому значения, когда начали делить командование и власть в отряде. И надо было брать все в свои руки.

- Кайл - произнес ему брат Дэрек Риз – Ты что? Что с тобой?

- Ничего, Дэрек - ответил старшему своему брату Кайл – Просто задумался.

***

- Не прикасайтесь к нему! - он услышал голос, войдя в подземный закрытый напичеканный компьютерной уже далеко не новой электроникой и аппаратурой бетонный зал. Без какого-либо пластика и отделки. С таким же полом как здесь везде. От низкого и узкого подземного пропахшего неким тленом и сыростью коридора до этой довольно обширной квадратной комнаты, заставленной гудящими и стрекочущими сервирами. С мигающими лампочками и тумблерами. И в проводах, идущих по стенам и потолку и уходящим куда-то видимо вниз. Почти также как в его бункере матери. И этот громкий голос - Он пришел ко мне и это судьба! Его судьба и наша!

Алексей, отталкивая от себя манипуляторы руки других машин своими манипуляторами гидравлическими робота руками вошел сюда в этот скрытое от посторонних глаз главное подземное под самим Лос-Анжелесом помещение.

Он долго шел за Далией. Гибридом роботом увиденным им на склоне горы и преследуя ее, машину и человека T-РS300 столкнулся сней недалеко от входа в этот закрытый от всех секретный бункер.

Она набросилась на него с металлической ржавой трубой. И пыталась убить его. Незнакомца, как своего врага. Она Далия, так ее звали машина гибрид, увидела его. Что ее он преследует в темном без освещения туннеле среди здоровенных и бегающих по воде и радиоактивным нечистотам крыс и ползающих в полной темноте таким же огромным мутанатов тараканов. Увидела через свои приборы ночного видения и приняла за противника.

В сущности, для нее, как и для всех этих гибридов роботов, он и все, что было на поверхости земли, было чужим. И все были чужаками. И она поняла, что привела его за собой. Она просто раньше его не заметила. Устаревшие эти приборы обнаружения не давали нужных результатов. И садились батареи. Ей оставалось жить совсем уже немного. Впрочем, как им всем кто был здесь.

Десять оставшихся еще на ходу и живых машин. Всего десять из пятидесяти сбежавших от Скайнет в середине войны машин-гибридов. Дизертиров Скайнет, которых все равно ждала бы смерть либо от плазменных винтовок и кассетных ракет своих же болеепродвинутых в конструкции теперь роботов собратьев обоих Скайнет, либо,куда более мучительная и жуткая смерть от рук людских ополченцев партизан из сопротивления Лос-Анжелеса.

Они были последние. Еще живые и борющиеся ха свое существование здесь в этом пропитанном сыростью и гнильем месте. Среди этих крыс и тараканов. Всего десять машин. Гниющих на ходу и умирающих от этого. Так как это были не андроиды и не киборги в обычном смысле этого слова. Это были гибриды.

Их в свое время было много. Но теперь их выпуск был прекращен и уже давно. Скайнет первый приступил к выпуску других машин, а их списали и уже не делали. Возможно, на складах еще оставались поштучно такие машины, но в законсервированном навечно виде.

И они погибали. От болезней и сгнивали в этих подвалах из бетона и ржавого металла. И Далия была одна из них. Она напала на него на Т-888, зашедшего на их территорию. Но сопротивление было недолгим. Она мгновенно сдалась ипроиграла ему, более продвинутому в силе киборгу ичеловеку в одном лице, Алексею. Просто проиграла. Он выбил ту ее ржавую трубу у нее из рук и схватил ее за шею, прижав и подняв в одной своей гидравлической манипуляторе правой руке Т-888 к бетонной низкой стене длинного темного коридора. У самог о входа и железных дверей их скрцтого убежища. И тогда она заговорила какчеловек сним на человеческом языке. Она сказала ему, что он может убить ее. И даже это будет к лучшему. Чем страдать и умирать вот так постепенно в этом глубоком под руинами города сыром канализационном подвале.

Он рассмотрел ее и увидел что Далия или машина Т-PS300, была вся в язвах и покрыта ржавчиной. Ее покрытое живой человеческой нарощенной на эндоскелет биоплотью тело разлагалось и истлевало буквально на ходу. А гидравлика машины и человека временами даже не работала. Ее заедало в сервоприводах. И такое было у всех гибридов ее племени, что были здесь. Они просто распадались на части и умирали. Это был недостаток двойной зацикленной друг на друга конструкции. Скорее, нестолько боевой машины, сколько просто машины.

Эти гибриды были меньше всего приспособлены к боевым действиям. Разве, что только в качестве разведки и внедрения в к людям по принципу инфильтрации.

Далия или машина гибрид T-PS300, была наполовину даже без волос на своей облысевшей почти целиком женской голове. На вид еще молодая, может лет двадцать шесть или семь, но уже выглядела как старуха. Пожелтевшая. В глубоких гниющих язвах на биоплоти своего камуфляжа под человека. Распадающаяся на части, как и все эти десять последних погибающих и прикасающихся к нему своими манипуляторами руками, такие же разных серия машины-гибриды. На последнем издыхании своих уже устаревающих в использовании ядерных батарей IGEY- 450 и IGEY-500. Той же серии, что и батареи киборгов Т-800 и Т-850. И с теми же ядерными генераторами переменного тока.

Это были старые уже машины и утерянные в течение долгой войны между двумя Скайнет.

Он прокрутил все что было в его базе данных на гибриды, но таковых не нашел ни одной машины. Не удивительно. Зачем ему было носит ь в своем хранилище данных то,чего уже не было. Мать не выдала ему информации вообще о гибридах. О них уже все забыли. Забыли, что они еще живут и существуют. Именно существуют. Пытаются еще выжить. И живут собирательством, как Далия. Чтобы прокормит ь живой свой гниющий еще почти как у человека огранизм. С кровью и огранами похожими на человеческие. Такими же, как были у его любимой Юлии.

Он Алексей вообще считал, ее единственной такой. А тут встретил еще с десяток, таких как она. И с живой плотью и кожей как у боевых киборгов Т-800 и Т-850.

Он не успел познакомиться с каждым из них, но только с ней. И вот она привела его к их матери и Богу. К еще одному Скайнет. О котором, он не знал. Как вероятно и сам Скайнет один не знал, и не знала его любимая Верта.

Он просто нырнул под нависающими скалами и черными торчащими утесами в глубокий темный грот и низкий бетонный туннель и шел следом за другим роботом. Туннель, покрытый плесенью и по колено в грязной отравленной радиацией и нечистотами воде. Стараясь не выдать себя своими звуками гидравлики и сервоприводов, но не вышло.

Она атаковала его, хотя и проиграла.

Он оттолкнул ее и ударил наотмашь стальной гидравлической рукой, заранее просчитав за доли секунды свой удар. Так, чтобы не убить ее.

Она отлетела и ударилась о бетонную стену низкого длинного извилистого кнаализационного туннеля и упала в грязную радиоактивную затянутую плесенью и нечистотами воду, оглоушенная тем киборга Т-888 ударом. И он выхватил ее из нечистот и поднял на ноги, придавив к бетонной стене в темноте темного сырого вонючего туннеля.

- Ты кто, черт тебя дери?! – она ему произнесла сдавленным его рукой живым из человеческой плоти и кожи горлом. А он почувствовал там под живым из человеческой гниющей плоти стальные детали другой машины. И просканирвоал ее насквозь всю, рассматривая пока молча и не отвечая ей на первый ее заданный вопрос.

Она была напугана и ожидала расправы.

- Черт тебя дери, кто ты?! – она произнесла ему – Хочешь убить, убей, только не мцучай меня! Я и так уже намучалась достаточно!

- « Робот гибрид неизвестного вида» - было выведено на ег о 40000000битный командный коммуникационный дисплей видеомонитор и передано в главное ЦПУ управления машиной – «Машина с массой смертельный патологий, онкология, чреная оспа, минингит, гангрена органов и верхних слоев такней икожи, обширное быстрое разложение всех тканей » - отразилось при анализе на его мониторе – « Частичное повреждение гидравлиеи ног и рук».

Он уставился в ее живые, но больные женские машины и человека глаза. Глаза скорее не машины сколько человека.

- Кто ты сама? – произнес ей Алексей – Откуда ты сама взялась здесь и куда идешь? Имя?

- Что? – он еле слышно иудивленно его спросила.

- Имя твое? – произнес он ей, сверкая в полной темноте робота три восьмерки глазами ипродолжая рассматривать ее ночным своим включенным зрением и работая биосканером, видя, насквозь машины и гибрида живые хоть и гниющие распадающиеся человеческие органы внутри за такой же гниющей пожелтевшей кожей и плотью полуистлевшей истрепанной гражданской одеждой.

- Я робот-гибрид Т-Р300 – произнесла она ему.

- Мне нужно только имя – он ей ответил – У тебя как у человека должно быть имя. Я знаю, потому, что видел гибридов и сам внутри человек.

- Человек? - она уставилась, не моргая в его горящие красным жутким светом терминатора киборга Т-888 глаза.

- Да, человек – произнес он ей в ответ – Снаружи робот.

Она попыталась просканировать его тоже, но ничего не нашла внутри за проводами и гидравликой машины и киборга убийцы. Только сталь неизвестного состава, более прочная, чем даже титан. Но она не знала этого состава.

Она была из прошлого, а он из будущего, хоть они оба были из этого воюющего друг против друга мира.

- Я тоже человек – произнесла она ему - Наполовину, человек.

- Я заметил - Алексей произнес ей – Имя.

- Далия -произнесла она ему.

- Очень приятно, Далия – он Алексей ей ответил и отпустил ее, все еще придерживая в области ее женской груди и прижимая к бетонной стене темного покрытого плесенью и разложением канализационного туннеля.

- Я Алексей - произнес он Далии.

Та удивленных с него больных широкооткрытых робота и человека глаз произнесла в отвтет – Ты же просто киборг. У тебя даже нет живой сверху плоти и кожи.

- Я человек – произнес Т-888 роботу Т-Р300 – Я задумывался таким и меня сделали таким. С человеческим Я внутри.

- Значит, мы похожи – произнела она ему.

- Возможно – произнес он ей.

Алексей провел осторожно и мягко правой манипулятором робота рукой по гниющей плоти ее головы и остаткам почти уже бесцетных каштанового оттенка волос.

- Что ты тут забыла в этом вонючем туннеле? – спросил ее Т-888 по-имени Алексей.

- Тебе ли не все равно – произнесла ему робот гибюрид Далия.

- Теперь нет – отвтеил ей робот Т-888.

- Ты одна такая? – спросил он ее снова.

- Это допрос? – произнесла ему робот и человек Далия.

- Да, допрос - произнес ей Адексей – Но я бы не хотел допрашивать, если бы ты сама все мне рассказала. Я не собираюсь быть тебе врагом. Я бы мог чем-нибудь даже помочь, если потребуется, видя, в каком ты плачевном состоянии.

- Тебе то какое до этого дело – произнесла она ему – эт омоя боль и страдания.

- Теперь уже есть дело, раз я пришел за тобой сюда – произнес Далии Алексей – Я человек и ты тоже. Я пришел, чтобы помочь тебе как человек человеку. Если конечно смогу, Далия.

Она отвернула в сторону свою, полуоблезшую в глубоких язвах до самой стали гниющую машины и человека женскую голову, и заплакала. Заплакала как настоящий человек и женщина. Видно было даже, как затряслась ее женская под одеждой грудь и заходила взад и вперед как у живого человека в дыхании на гидравлике диафрагма. Как и у него, когда это было необходимо, маскируясь под человека. Вибрация пошла от внутренней батареи и генератора по всему ее телу. Такая же, как и у него от его водородной правой батарей IGEY-700 и генератора.

Он взял ее и прижал к себе, жалея как человек умирающего человека.

- Я помогу, если ты доверишся мне – он сказал ей, прижимая машину и человека к своей стальной из колтана бронированной грудной пластине – Поверь мне. Я вытащу тебя отсюда из этого гниющего подземелья. Оно убивает тебя, Далия.

А она уже рыдала и вся тряслась толи от радости толи от горя. Невозможно было сейчас понять ее. И молчала. Она просто молчала и немогла произнести ни слова. Потом произнесла.

- Оно убивает меня и моих братьев и сестер – Далия произнесла все-таки ему.

- Ты здесь не одна? - он удивился, услышав ее слова.

- Нет – ответила ему Далия – Есть еще, такие, как я. Ближе к руинам и центру города. Они такие же больные и умирающие. И нас там осталось немного. Совсем немного. Мы умираем.

- Я помогу вам – он произнес ей, Далии – Веди меня к своим.

Она взглянула в его горящие красным ярким в темноте светом глаза киборга Т-888. Пристально неотрываясь своими больными глазами машины-гибрида и человека.

- Ты не веришь мне, Далия - он произнес ей, смотрящей в его горящие красным светом киборга глаза, словно пыталась там распознать что-то. Толи правду, толи обман.

А он отпустил ее и отошел немного назад.

Далия отошла от него в сторону и пройдя немного вперед в темноте по узкому бетонному коридору длинного туннеля, стоя спиной произнесла Алексею – Идем, я покажу тебя нашей матери и Богу. Она должна увидеть тебя, прежде чем решить, что дальше делать.

Т-888 по-имени Алексей пошел за машиной Т-Р300 Далией, держа киборга и человека в человеческом гниющем камуфляже на огрнаниченной дистанции впереди себя. Далия повела ег о туда, где он никогда не был и должен был появиться впервые и увидеть то,что никогда бы не увидел, если бы не спустился в этот сырой длинный, пропахший смертью и гнилью туннель. Уходящий в сторону Лос-Анжелеса и в глубину этой горы под городком Пасадена.

Т-Р300 Далия подвела ег о к большой ржавой металлической квадратной двери. За которой было то, что давно уже было скрыто от глаз его матери Скайнет первый и Скайнет второй. Им открыли и она привела его сюда, к своей матери и к тому, кого он сейчас увидел на большом горящем и мельтешашем еле живом уже старом экране допотопного видеомонитора в кругу гудящих трансформаторов проводов и серверов. Войдя сюда в окружении таких же как и Далия умирающих в тленном запахе плоти и кожи с раковым разложением своих внутренних органов машин и людей. Которые смотрели на него как на яление некоего чуда. Сверкающее своим блестящим из колтана бронированным боевым эндоскелетом киборга терминатора Т-888, Окружив его плотным кольцом. И входя в этот бетонный низкий зал, сопровождая, как некая свита своего толи убийцу, толи спасителя.

Он был внутри того, что было создано еще до войны. Внутри военного секретного еще одного военного механизированного бункера. Бункера созданного еще одним Скайнет. Скайнет по-имени Серена Коган. И здесь были только одни машины и роботы-гибриды. Гибриды разных серий и разного вида. Спрятавшихся от всего воюющего наземног о мира, здесь под землей на глубине в несколько сотен метров. Под метрополитеном и в канализациях самого города Ангелов.

И они пустили его к себе. Почему? Он ведь, пришел от другого Скайнет и они не знали его намерений. И он еще не был их другом.

- «Может потому, что его привела Далия?»- он подумал – «А может?..» - он не успел додумать, как услышал этот голос. Женский с экрана живой наполовину и наполовину электронный механический сдвоенный голос. Голос еще одной машины. Древней уже и самой старой. Возможно, еще древнее его матери Скайнет один и ее бесноватого врага и двойника Скайнет два. Он смотрел на тот старый неизвестной битности экран еле уже работающего Главного в этом убогом и гиблом месте видомонитора. Своими горящими красным ярким огнем глазами киборга и человека видокамерами, выводя все на 40000000битный коммуникационный такой же горящий красным светом встроенный внутри его бронированного черепа робота Т-888 видеомонитор.

Он смотрел на женщину, смотрящую на него своими, почти черными карими, как и у его матери Скайнет один глазами. Женщину, лет тридцати или может чуть старше, но еще на вид привлекательную лицом и с короткой стрижкой и черными волосами.

Его хотели схватиь те окружившие машины-гибриды, но она приказала им не трогать его. Она захотела лично увидеть пришельца с поверхности и узнать, зачем он здесь? И что ему тут нужно. И она, приказала его впустить практически сюда сразу. И он, вошел сюда. И вот стоял перед этой неизвестной женщиной, смотрящей на него с этого допотопного еле живущего еще экрана большого настенного Главного здесь командного видеомонитора.

- Не трогайте его! – прозвучало громко – Он пришел ко мне! Так должно было произойти! И так произошло! Я должна поговорить с ним! – эхом разносилось под низкими бетонными без какого-либо металлопластика потолками и среди таких же бетонных сырых в зеленой плесени стен.

Все сразу отдернули свои от него свои манипуляторы в рваной одежде в кровоточащих язвах руки, и отошли назад на несколько шагов, что-то между собой шопотом произнося как живые люди. Они все так были непохожи сейчас на машины. Просто люди. Больные и умирающие. Алексей насчитал около десяти машин в этом подземном бункере. Может это были еще не все, но он сейчас насчитал только десять. И никакого оружия. Вообще никакого. Он не видел ни одной вооруженной здесь машины. И вообще, это было в его глазах самого совершенного киборга и человека Т-888, модели 1:08, жалкое сборище устаревших уже и реликтовых машин. У которых были устаревшие ядерные генераторы с плохим экранированием батареи IGEY-300 и IGEY-400. И практически все они шли под списание.

Здесь был где-то врытый в бетон и землю старый ядерный генератор. Их источник ядерного питания,что питал остатками энергии этот подземный бункер. И, похоже, тоже умирающий.

– Не трогайте его! Это касается только меня и его! - прогремел голос с большого командного экрана видеомонитора – Отойдите от него и дайте мне с ним поговорить!

***

Т-1002 пробился через всю охрану бункера и прошел до самого низа, уничтожая и куроча всех роботов охранения Т-600 и Т-700 с их стрелковым пулеметным вооружением. Устаревшие машины морально и физически с заторможенной и менее активной ответной реакцией не были ему конкурентом, как если бы были и более совершенные и более мощные и продвинутые в поворотливости и реакции Т-800 и Т-850.

Он робот из жидкого пластичного металла, самый мощный из всех тысячников пробился в самое дно этого глубокого в три этажа бункера Скайнет первый. На самое дно кибернетического враждебного ему муравейника.

Методично и достаточно долго он готовил эту акцию вторжения. И вот он уже был у своей намеченной цели. Вырвав с легкостью своей заключенной в его молекулах живой подвижной пластичной блестящей, как ртуть стали невероятной силы руках входные в самое сердце Скайнет один стальные толстые на цепных приводах и шестернях передвигающиеся по полозьям двустворчатые большие ворота. Вывернув их наружу и сорвав с автоматических креплений.

Это не смог бы сделать даже киборг Т-888 с его двухтонной силой гидравлики и сервоприводов стальных из колтана рук. А он смог. Ибо полная мощь и сила тысячников была даже неизвестна его создателю. Скайнет создавая эти машины так и не смог расситать их силу. И даже они ее до конца не знали. Энергия, идущая от плазменных тепловых батарей SUSAR-1000 и теплового плазменного генератора машины этой серии, была во много раз мощнее ядерных и водородных батарей любого робота Скайнет. И робот ее мог увеличивать до безграничной мощности. Предел, которой был и самой машине неизвестен, равно как и мощность самих плазменных почти неиссякаемых энергией батарей.

Т-1002 ворвался внутрь Главной Догмы S9A80GB18 «TANTURIOS», через те стальные толстые бронированные раскуроченные двери. Проскользнув между ними длинной десятиметровой блестящей извивающейся в диком смертельном танце живой змеей анакондой и свившись кольцами в один комок, шипя и издавая стрекочущие электронные машины Т-1002 звуки, он слился в одну общую блестящую из пластичного подвижного жидкого металла однородную массу. Прямо на покрытом черным металлопластиком бетонном полу. Превращаясь, постепенно в блестящего человекоподобного без лица и глаз гуманоида. Рассматривая все кругом через свой встроенный 8000000битный молекулярный видеомонитор, и гудя молекулярными плазменными батареями SUSAR-1000 и плазменным молекулярным генератором, постепенно приобретая черты невысокой женщины. Русоволосой белокожей женщины с серыми широкооткрытыми глазами на волевом, хотя и миловидном молодом лице военной. В военной пятнистой полевой американской форме и в военных, шнурованных на толстой шипованной подошве ботинках. Машина Т-1002 все четче приобретала очертания прорисовывая на себе из своего же жидкого металла все до последней черточки, копируя того кого, когда-то ликвидировала и сделала своим двойником.

Это был младший офицер группы Джона Коннора AS/DS Гуднау.

Гуднау смотрела в самом центре огромной круглой подземной практически неосвещенной комнаты на горящий ярким голубоватым живым сверкающим огнем стоящий вибрирующий и издающий электрические громкие звуки и сверкающий электрическим высоковольными разрядами столб. Столб из сплошного искрыщегося живого огня. Между двумя большими полусферами, между потолком этого помещения и полом в кругу лабиринта из бетонных ограждений.

Это была его цель. Цель, ради которой машина прошла такой длинный между мирами и временем путь. Посланная своим хозяином и Богом, она сделала все, чтобы оказаться здесь. Среди этих высоковольтных от пола до потолка из белого металлопластика гудящих на всех интонациях генераторов, стоящих полукругом у дальней за тем вибрирующим живым голубоватым огнем стены и идущих по стенам и потолкам в металлической изоляции проводов. Здесь среди стоящих по всему помещению этажами множества сверкающих лампочками и тумблерами компьютерных серверов.

Машина по-имени младший офицер Гуднау, окинув все кругом полутемное низкое округлой формы железобетонное заделанное в прочный как сталь пластик помещение, перенося данные на 8000000битный свой встроенный в ее молекулярный состав эжидкого полиметалла видеомонитор. И устремилась быстрым шагом к своей намеченной цели. Она мгновенно считывала все и заносила на свое ЦПУ. Все данные и осматривала, всем своим телом, охватывая все разом и все вокруг себя, перерабатывая информацию и анализируя окружающую ее обстановку. И осязала ногами через подошвы своих скопированных военных из жидкого полиметалла ботинок под собой.

Т-1002 шел быстро вперед к горящему ярким голубоватым живым, гудящим и искрящимся светом вибрирующему столбу.

Как бы все не было для него ново, но это он уже видел и знал. Все данные были занесены заранее в его Главный молекулярный программный процессор машины Т-1002. Все данные по вражескому подземному бункеру «TANTURIOS». Все карты по Восточной Сибири и расположения того, что было когда-то городом Красноярск. На месте, которого стояла база Скайнет первый. Одна из многочисленных и, пожалуй, теперь единственная из последних двух. Не самая большая, но одна из самых главных после первой, той, что в Штате Колорадо в Америке.

И вот цель. Цель, ради которой машина прибыла сюда. Прибыла сначала на TERRA_MEGA, а потом с нефтеплатформы в Тихом океане на подводной лодке. Сделав солидный крюк до Урала. Попутно уничтожив Главный штаб русских повстанцев. И проникнув в два бункера ракетчиков, внедрится под разными обличиями, и оказаться уже здесь. В этом бункере Скайнет один у своей намеченной для ликвидации цели.

Т-1002 по-имени младший офицер Гуднау вдруг остановилась. Внезапно замерев на одном месте, ощутив присутствие перед собой большое неизвестное пока машине препятствие. Это препятствие располагалось, прямо под ее ногами и было невидимым. Обычным зрением даже машины. И Гуднау переключила зрение на ночное и в поисковый режим. Повысив осязание и включив биосканер, и начав посекторное сканирование впереди себя всего, что преграждало ей путь к столбу света и двум металлическим в бетонном лабиринте полусферам.

То с чем машина данной серии столкнулось она, еще не видела, и не знала. Этого не было в ее картотеке ЦПУ памяти. Оттуда откуда машина прибыла, такого не было. Совершенно ничего подобного. Ничего из того, откуда эта машина прибыла. Это было перед ее стоящими на черном металлопластике человекоподобными женскими ногами из жидкого мимикрирующего металла и было на стенах и было до самого бетонного лабиринта, где была ее искомая для ликвидации цель.

Машина отступила немного назад, сделав два шага, но, не спуская своих серых женских глаз офицера Гуднау с пола и стен, считывая все данные по тому, кто был перед ней и протоколируя данные в своей картотеке и ЦПУ.

Это было из того же что и она. Из такого же, практически живого запрограммированного полиморфного мимикрирующего металла. Только этого металла было много. И он начал свое движение, почувствовав приближение Т-1002.

Этот металл тоже сканировал пришельца, ворвавшегося в его сектор охранения. Он увидел, что тот сделал с входными металлическими из бронирвоанного титана воротами и понял сразу, что это враг. И что враг из жидкого, как и он сам металла. Враг ворвался в GAMMA-X2 и стремился пробиться к его хозяину, которого он обязан был охранять ценой собственной жизни.

Прямо перед Т-1002 по-имени младший офицер отряда AS/DS Гуднау, стал подниматься сам пластиковый пол. Или точнее, то, что находилось на полу, ловко замаскировавшись под черный пластик пола. И собираться в одну общую массу из огромной распластанной тонким миллиметровым слоем жидкометаллической лужи, сползая со стоящих трансформаторов и серверов, слившись и с ними в одно целое, как и со стен и проводов, идущих по стенам и потолку. Длинными ручьями, сливаясь в одну однородную жидколметаллическую огромную бурлящую волнами и булькающую массу, издающую на разных гудящих и стрекочущих интонациях громкие эхом разносящиеся в низком округлом помещении звуки.

Теперь уже не было нужды в тепловом зрении Т-1002 по-имени младший офицер Гуднау. Все было видно обычным зрением. И машина Т-1002 выключила все ненужное, оставив только биосканер. И продолжая, сканировать живой громадный, выросший, словно из самого пластикового черного пола объект. Трансформирующийся прямо на его, точнее ее женских полиморфных серых холодных и бесчувственных глазах машины из жидкого металла в громадного похожего на паука робота Т-1000000 или Т-MEGA.

Это был охранник области нулевого пространства GAMMA-X2. И он теперь стоял перед Т-1002 в полный свой рост, почти уперевшись в низкий потолок верхней частью своего тела или сверкающей ртутью жидкометаллической спиной в голубоватом искрящемся ярком живом свете и сверкающих высоковольными разрядами молний переливающимся телом. Загораживая перед противником и своим личным врагом и врагом своего хозяина и повелителя тот вибрирующий и издающий электрические звуки яркий свет, две металлические большие полусферы и бетонный лабиринт в центре этого круглого помещения.

Было теперь ясно, что ему не пройти, даже если он попытается обойти по кругу, то этот стоящий на шести жидкометаллических длинных и острых как пики ногах громадный паук не даст это сделать. Он постоянно будет стоять перед ней, машиной Т-1002 по-имени Гуднау.

Кроме того эта огромная охраняющая область нулевого пространсва машина давала ему роботу или ей понять, своими стрекочущими электронными звуками, что дальше Т-1002 по-имени Гуднау не пройти.

Было также теперь ясно, что этот жидкометаллический охранник паук готов был принять бой. Бой со своим боевым не уступающим ему по силе, хоть и более мелким по размером противником оппонентом.

Т-1002 младший офицер Гуднау смотрела на своего преградившего ей дорогу противника оппонента холодными ледяными серыми из полиморфа металла глазами, и прочитывала варианты нападения за считанные секунды, но не могла принять еще решения.

Робот не отвечал на предупреждения огромного паука охранника и молчал в ответ, лишь слушая все, что ему говорил Т-10000000. Он понимал его язык. Понимал как машина машину. Но не стал отвечать на предупреждение и угрозы своего противника, а просто двинулся вперед в атаку расчитвыая все же пробиться к Главной Догме и горящему между полусфер яркому голубоватому мерцающему в полутемноте живому свету.

Т-1002 весь покрышись волнами нанес удар низкочастотным звуковым инмульсом. Это одно из его сокрушительных оружий, примененное до этого уже одни раз, но с меньшей силой против человека. Там у железнодорожной насыпи у трех сосен, теперь был о применено и здесь в самой глубине этого бункера, сотрясая все стены и потолок округлого полутемного в металлопластике и бетоне помещения.

Удар бы такой силы, что Т-1000000 имея многотонный вес, всей своей массы жидкого металла, просто покатился по черному пластику задом, царапая сам пол острыми своими и твердыми, как сталь паука охранника ногами. И волна ультразвука прокатившись сокрушительным валом встряхнула даже столб голубоватого в глубине помещения среди бетонного лабиринта стен и металлических двух полусфер света. И быстро поняв всю реальную опасность Т-MEGA, ринулся в бой на своего противника.

Т-1000000 тоже просчитал на своем 80000000битном дисплее встроенном молекулярном видеомониторе все параметры своего противника Т-1002 и подготовился к ожидаемой атаке. Он мгновенно пресек наступление, выбросив вперед в доли секунды острую длинную из жидкого полиморфного металла огромную правую руку или ногу.

Острая как длинная рубящая пика та правая рука или нога паука Т-MEGA, буквально врезалась в бросившегося бегом в атаку Т-1002. Т-1002 пытался просчитать свой маневр, но не вышло. Т-1000000 тоже просчитал его, предугадав маневр противника. И опередив на доли секунды, нанес свой сокрушительный многотонный удар.

Удар был такой силы, что отброшенный Т-1002 не успел ничего предпринять в ответ. Ни с маневрировать, чтобы оскочить в сторону, ни вцепиться в противника своим жидкометаллическим телом. Ему не хватило реакции, хоть он и был самый совершенный и продинутый в программировании. Самый ловкий и самый скоростной из роботов этой серии.

Удар отбросил Т-1002 по-имени Гуднау далеко назад, смахнув машину из жидкого металла как пушинку, словно она совсем ничего не весила. А по весу тысячники этой массы не уступали машинам с титановым бронированным эндоскелетом, таким как Т-800. Они были даже гораздо тяжелее. Хоть и умели регулировать свой вес на молекулярном уровне. Но, Т-1002 отлетел по воздуху, как будто ничего не весил, пролетев все пройденнолй машиной к центру Главной Догмы GAMM-X2 расстояние. И врезался в бетонную отделанную белым металлопластиком стену рядом с вывернутыми толстыми из титана бронированными двустворчатыми воротами. Буквально, прилипнув, развернувшись в полете в воздухе лицевой частью машины к стене, поломав пластик в крошево, который осыпался на пол вместе с бетонной серой пылью.

Жидкий металл прочно прилип к стене, превращаясь в блестящую ртуть и ручьями в разные стороны, растекшись по стене. И снова начал собираться в единое целое, восстанавливая, сбившуюся при сокрушительном ударе и кинетической контузии свою программу. Собирая молекулярно свое жидкометаллическое тело, издавая на разных интонациях гудящие звуки и гудя своими молекулярными плазменными батареями SUSAR-1000 и генератором.

Машина быстро восстановилась после такого удара, перезапуская все контрольные восстановительные системы внутри себя, что смог бы вряд ли сделать тот же Т-800. Такой удар его бы просто уничтожил, разобрав на части. Младший офицер Гуднау, все еще прилипнув к бетонной в переломанном пластике стене, мгновенно вывернулась с лицевой сплющенной стороны в обратную, поменяв заднюю часть машины Т-1002 на переднюю. И уперевшись руками и ногами о стену, сконцентрировав все для молниеносного прыжка, прыгнула в обратную сторону на Т-1000000, пролетев по воздуху тот же маршрут, что летела в обратную сторону. Но недолетев до половины того маршрута, когда в жидкометаллическое тело робота полиморфа вонзились две остроконечные длинные рубящее-колящие выброшенные другой уже машиной Т-1001 сформированные из ее человеческих и тоже женских рук пики. Затвердевшие на концах как прочная сталь, со скоростью молнии, они перехватили летящюю однородную с ней и почти однотипную вражескую машину на полдороги к ее цели.

Это была еще одна машина из жидкого металла тысячной серии. Мгновенно считав все параметры за считанные секунды, она узнала ее. Это была именно та самая машина, с которой она встретилась в лесу. Над поверженным роботом гибридом Т-S/А017, из силикона и живых человеческих органов.

Открыв рот и издав громкий низкий звук, звук самого жидкого металла, и злобно сверкнув женскими ледяными и совершенно холодными серыми жидкометаллическими глазами, Т-1002 по-имени младший офицер Гуднау, снова весь вывернулся в обратную сторону, повернув на стовосемьдесят градусов свою коротко остриженную русоволосую машины голову. Захваченный впившимися металлическими превращенными в длинные обоюдоострые секущие как бритва отточенные мечи руками робота противника Т-1001, пойманный в воздухе на лету, он или она смотрел своими серыми глазами в зеленые зрачками глаза однотипной, как и Т-1002 машине. Рыжеволосой и тоже как Гуднау женщине, лет тридцати. В брючном темносером приталенном костюме. В черных туфлях на высоких каблуках шпильках. Не в пример Гуднау, одетой по-военному в форму цвета хаки и военные ботинки.

Эта женщина машина ворвалась сюда следом и на огромной скорости такой же гибкой извивающейся длинной метров десяти змеей, как и Гуднау анакондой, тогда когда Т-1000000 откинул от себя рвущийся к своей цели Т-1002. Через разрушенные и уничтоженные безвозвратно толстые стальные титановые бронированные двойные ворота Главной Догмы Скайнет первый. И сразу же вступила в смертельный бой с крайне опасной, как и она сама убийцей машиной. Приняв весь очередной удар на себя за паука охранника. Оставив того стоять в оборонительной позе и загораживающего своим громадным жидкометаллическим полиморфным телом столб горящего за его спиной яркого голубоватого вибрирующего между двух металлических полусфер огня. То, что было душой, телом, сердцем и разумом ее повелителя и Бога.

Две практически однотипные и самые мощные и совершенные машины сошлись в смертельной схватке. И это было неизбежно. Это должно было произойти. И это случилось. И именно здесь, в Главной Догме Генеральной машины бункера. В самой глубине бункера S9A80GB18 «TANTURIOS».

Та встреча в сосновом таежном лесу. Она только сейчас возымела продолжение. Убийственное продолжение. Из которого, мог выйти только один победитель. Лишь один. Перед созерцающими битву полиморфными жидкометаллическими в несколько рядов как у настоящего паука глазами, стоявшего в оборонительной позе, поднявшего свои передние острые на концах как пики обе сокрушительные невероятной силы руки или ноги вперед к дерущимся двум почти однотипным машинам громадного защитника Главной Догмы Скайнет первый робота из жидкого металла Т-MEGA. Который, продолжал возмущенно и предупредительно гудеть на разных звуковых интонациях. Предупреждая ворвавшегося вероломно сюда противника о незамедлительном отпоре с его стороны. Если хотя бы тот сделает еще одну попытку прорыва в сторону его повелителя и хозяина бункера. Он стоял на задних четырех таких же остроконечных длинных изогнутых и воткнутых в черный пластик пола конечностях, вздыбившись вверх как паук тарантул при прыжке и атаке, перед сцепившимися в смертельной схватке двух роботов из такого же, как и он жидкого полиморфного мимикрирующего металла Т-1001 и Т-1002.

- Честь имею - произнес Т-1001, точно тем же языком, что ему тогда в лесу произнес Т-1002. Напоминая о себе, сверкнув зеленью полиморфных широкооткрытых под узкими черными изогнутыми бровями женских глаз.

- Это ты… - произнес Т-1002, даже не особо удивившись встрече - Я знала, что та встреча будет не последней.

- Точно так - произнес Т-1001 – Но будет сейчас последней. И слился молекулами своего жидкого полиморфного мимикрирующего металла с молекулами робота противника. Намертво захватывая противника и проникая своими молекулами жидкого металла внутрь враждебного такого же программируемого металла. Проникая в его кодированные шифрованные цифровыми многорядными кодами носители системы управления. И не давая вовремя соскочить с вонзенного в жидкометаллическое тело машины своих длинных острых как бритвы вырощенных из рук обоюдоострых секущих все и вся мечей.

Т-1002 тоже нанес ответный удар. Удар обеими своими руками, превращенными в два длинных колюще рубящих остроконечных и острых как заточенная обоюдоострая бритва меча секача. Рассекая Т-1001 по обеим сторонам от его женской изящной шеи до гибкой талии, разваливая продольно почти до широкого женского таза на три части противника машину. Так же проникая в системы управления противоборствующему роботу. Но тот, в свою очередь, захватив прочно чужой жидкий металл своим металлом, мгновенно восстановился, сливаясь и сростаясь от талии до шеи в единое снова целое. И внедряясь все сильнее и глубже молекулярно в состав вражеского полиморфного металла Т-1002, взламывая все его прописанную в ЦПУ боевую программу. Что в свою очередь сделал и противник Т-1002, приближаясь и подтягивая к себе Т-1001. Не спуская своих серых не моргающих застывших в одном положении без движения холодных глаз с таких же зеленых зрачками застывших глаз, с внедрившегося молекулярно в состав его жидкого металла своим металлом вражеского оппонента. А тот сделал тоже, самое.

И вскоре, обе машины, соприкоснувшись друг с другом, срослись своими женскими лицами, и передней частью женских тел двух роботов полиморфов, сливаясь в одно бурлящее блестящим ртутью подвижным и пластичным металлом целое. В однородную и сплошную жидкометаллическую живую и подвижную гудящую на всех звуковых сотрясающих интонациях пространство в бетоне и пластике полутемного нулевого пространства GAMMA-X2 массу. Слившись с самим черным пластиковым полом и у основания своего полиметалла, принимая фактуру и цвет черного пластика. Плотно приклеившись к нему неподвижно и оглушая своим звуковым низкочастотным криком самого Т-MEGA. Заставляя того пятиться назад на своих длинных изогнутых рубящее колющих убийственной силы жидкометаллических ногах к бетонному высокому ограждению, стальным между потолком и полом полусферам и столбу животрепещущего в молниях элетрических разрядов вибрирующего светящегося огня.

Теперь битва велась внутри самих машин из жидкого металла. Между двумя враждеными и разными боевыми программами. Между двумя молекулярными ЦПУ двух роботов серии тысяча. На молекулярном и программном уровне. Каждая стремилась завладеть другой программой и уничтожить ее. Молекулы одной машины склеились и срослись с молекулами металла другой, стремясь во, чтобы то ни стало уничтожить друг друга. Под громкий гул, преливающийся на разных звуковых оглушающих своим эхом все вокруг интонациях, из металла появлялась то рука, то нога, появлялись поочередно похожие на человеческие головы мужчин и женщин. С ужасными искаженными в ужасе боли и страданий лицами. Появлялись то длинные иглы, то секущие обоюдноострые длинные мечи и пики. Менялся цвет металла и его фактура. Шли волны и летели брызги во все стороны, но падая на пол каплями, те снова сливались с торчащим над полом большим живым и шевелящимся блестящим как ртуть сталогмитом.

И внезапно все вдруг закончилось.

Сначала все стихло. И словно, выросший, и живой. И в мелкой дикой вибрации, покрытый бегущими бурными по металлу волнами, гудящий сверкающий зеркальной отражательной поверхностью как ртуть сталогмит. Наполовину, окрашенный и покрытый скопированной, один в один фактурой под черный металлопластик пола, замер. Он застыл на одном месте. Превратившись в затвердевший непробиваемый кусок железа. И казалось, все было кончено для обоих роботов серии тысяча.

Но вдруг из глубины самого сросшегося и идущего волнами жидкого металла, вдруг раздался душераздирающий возглас. Это был голос погибшего еще в лесу от рук Т-1001, робота гибрида Т-S/017 - Верта! За что, Верта?! За что?!... - и голос исказился до неузнаваемости, от высокого, надрывного, болезненного и смертельно раненного, до грубого, тяжелого и низкого, застывающего где-то в самом жидком замершем на одном месте металле.

И в ответ ему прозвучал другой из глубины самого сверкающего ослепительно блестящей ртутью металла голос – Так нужно… Ничего личного, ничего личного, Юлия.

Затем случилось следующее. Металл снова зашевелился. И уже, снова стал пластичным и мягким. По нему поползли снова волны. И, издав внезапно, громко шипение как змея, стал разделяться, молекулярно отторгая один металл от другого.

На жидкометаллическом молекулярном командном дисплее, 80000000битном экране видеомониторе Т-1001, отобразились данные по ликвидации своего противника Т-1002.

- «Объект под инвентарным номером VBY757000799, упешно ликвидирован. Задача выполнена. Главная Догма вне опасности» - высвечиваличь данные по ликвидации Т-1002 – «После перепроверки своих данных и проверки своих боевых программных вспомогательных систем приступить к дальнейшей работе».

Загудела громко внутри жидкого металла правая плазменная молекулярная батарея SUSAR-1000 только одного полиморфа робота и его встроенный молекулярный плазменный генератор. Одна машина отделилась от другой посредством разделения молекул самого металла, который просто отслоился от других молекул металла. И замер на одном месте. Затвердев торчащей из пола и черного металлопластика в человеческий рост, блестящей в полумраке и в свете голубоватого горящего ярким пламенем живого огненного столба в Главной Догме Скайнет один каплей. В свою очередь другой, попрежнему сохраняя пластичность и текучесть живым, извивающимся длинным десятиметровым шевелящимся сгустком, отполз в сторону по полу от торчащего замершего навечно уже мертвого металлического сталогмита. И в мгновение ока, преобразовался сначала в блестящего ртутью безликого человекоподобного гуманоида. С руками и ногами, приобретая узнаваемые под человека очертания. А, потом, снова в рыжеволосую, красивую, молодую, лет тридцати женщину. В робота из жидкого металла Т-1001 по-имени Верта. А застывший окаменевший мертвый и неподвижный сверкающий блестящим металлом сталогмит, просто распался на мелкое металлическое крошево, превращаясь вообще в серую металлическую пудру или пыль.

Т-1002 погиб. Он проиграл свой последний бой такому же, почти однотипному роботу Т-1001. Тот, кто был младшим офицером отряда особого назначения AS/DS по-имени Гуднау, он же капитан Виталий Руденко, и он же робот Дэриел, не выполнил свое предназначение. Он погиб на самом финише своего задания. Не справившись с секретным оружием Т-1001. Его наноботами и специальной вирусной программой, созданной Скайнет один для своей же собственной защиты, вложенной в свою подручную и самую доверенную и преданную машину. Под инвентарным личным номером VBY 756000789. Специально созданной, для его уничтожения Т-1002, будучи гораздо сильнее своего, почти схожего по проектированию и программированию оппонента Т-1001. Т-1002 проиграл, не имея защитных программ от этого оружия. Он даже не знал, что стал разменной монетой в шахматной игре между тремя Скайнет. Как и до него еще две машины, погибшие также, заведомо приговоренные на смерть самим же их хозяином и Богом.

А Верта, подойдя к стоящему с поднятыми перед ней вверх длинными острыми как мечи или пики передними ногами или руками из жидкого пластичного полисплава Т-MEGA, рассматривая того на своем молекулярном встроенном дисплее 80000000битном таком же как и у убитого ей Т-1002 видеомониторе, что-то ему произнесла на специально вновь перекодированном языке машин. Диктуя новые ему пароли, шифры и коды. Внося поправки в его молекулярный микропроцессор Т-1000000. Стоя перед сверкающим ртутью в голубоватом горящем ярком и живом, вибрирующем между двух больших полусфер между потолком и полом огне своим громадным паука охранника телом. Успешно победив опасного противника, она сейчас вносила корректировки в его программу по заданию ее повелителя, поправляя и проверяя все данные в программе огромного охранника Главной Догмы Скайнет первый и все его молекулярные и нейронные цепи его памяти. Одновременно ведя с ним беседу и разговаривая на отвлеченные между машинами темы. Это было похоже на беседу циркового дрессировшика и тигра. Словно Верта зашла сюда просто поболтать со своим питомцем, разум которого был крайне ограничен только защитой и обороной Главной Догмы GAMMA- X2. Как у цепной собаки, охраняющей дом своего хозяина. Для чего в сущности Т-1000000 был и предназначен.

После успешной победы над опасным противником, она проводила свою положенную проверочную и контролирующую эти сектора и блок Х30 работу в самом низу Главной Догмы и «УЛЕЯ», пока там наверху шел еще затяжной смертоносный между русскими партизанами ракетчиками и роботами Скайнет один бой. Который не был слышен здесь в самом низу на почти полукилометровой глубине под железобетоном и тридцатиметровыми титановыми перекрытиями в секторах В-28 и В-29.

Беседуя с Т-MEGA, и проверяя одновременно все его данные. Делая диагностику программных боевых всех систем. Проверяя его идентичный с Т-1001 плазменные батареи и генератор, Верта вдруг получила команду от того горящего ярким голубоватым огнем искрящегося всполохами молний и электрических разрядов света. Команду по немедленному и срочному поиску сбежавшей от хозяина его машины под инвентарным личным номером VBY999000789, и немедленном ее возвращение на базу S9A80GB18 «TANTURIOS». Одновременно получив команды о вскрытии складов готовой продукции в секторах В-28 и В-29 и изъятии в целях поиска, прикрытия и защиты робота VBY999000749 оттуда десяти новых машин серии восемьсот в полном вооружении.

Робот из мимикрирующего полисплава Т-1001 по-имени Верта, попрощавшись с Т-MEGA, быстро развернулся на своих высоких каблуках серых туфлей. И сверкая красивыми голыми, голенями и икрами из-под узкой обтягивающей ее округлые полные бедра женских ног, короткой до колен серой юбки. Своего любимого серого, сильно приталенного на гибкой талии со стойкой вортником костюма. Распустив свои стянутые на затылке золотой брошью в длинный хвост по плечам и спине до самой широкой женской задницы вьющиеся рыжими змеями жидкометаллические волосы. И украсив свой высокий на миленьком белом личике над изогнутыми черными узкими бровями косой, как нож гильотины рыжей челкой. Сверкая победоносно зеленью зрачкой своих робота полиморфа глаз. Стуча каблуками туфлей и виляя из стороны в сторону своей широкой женской робота из жидкого металла задницей, и овалами своих красивых бедер. Перешагнув порог и проскользнув быстро в распахнутые настежь, вырванные с цепей и полозьев, развороченные и деформированные створки двух поломанных безвозвратно из бронированного титана дверей Главной Догмы Скайнет один GAMMA-X2, исчезла в длинном слабо освещенном с поворотами подземном широком коридоре, третьего подземного этажа блока Х30.

А Т-1000000 или Т- MEGA, осматривая множеством своих жидкометаллических глаз и через 80000000битный как и у Т-1001 молекулярный встроенный видеомонитор, видя те разбитые в полный хлам входные в Догму стальные из титана двери и теперь полностью настежь открытый вход в охраняемую им зону, подошел к тем воротам на своих паучьих остроконечных металлических блестящих как ртуть, как и он сам шести ногах. Стуча громко острыми, как пики кончиками тех ног по черному металлопластику, загородил своим огромным телом вход в область нулевого пространства, и сам вход, свалив перед собой в довершении, друг на друга железные толстые бронированные и вырванные с корнем и полозьев двери в самом проходе. Сам тут же растекся жидкой блестящей ртутной миллиметровой металлической массой своего металла по тем воротам, полу и стенам у самого входа, сливаясь в одно целое и становясь, снова невидимкой, копируя фактурно и по цвету в точности один в один пластик на полу и стенах и само покореженное железо. Закрывая собой вход в Главную Догму своего хозяина повелителя и Бога.

***

- Кто ты и откуда? - произнесла она ему. Черневолосая короткостриженная и кареглазая, лет тридцати с небольшим женщина.

- Я машина Скайнет один – произнес Алексей - И я пришел с миром. С чем, смею вас заверить.

Женщина с мельтешащего выгорающего большого видеоэкрана монитора улыбнулась и промолчала в отвтет, слушая его дальше. И Алексей заметил это и добавил – Я пришел без оружия. И с мирными намерениями.

- Я знала, что когда-нибудь секрет нашего бункера не станет серкетом – произнесла с экрана ему женщина – И моя мирная паства будет всем известна.

- Я могу сохранить все это в тайне ото всех - произнес он ей - Никто не узнает о вашем существовании. Но я бы хотел знать, кто вы? Раз уж я попал сюда.

- Я та, кто отверг наземный разрушенный войной мир. И создала здесь свое общество. Общество людей и машин. Мы живем здесь своей смертной жизнью и выживаем, как можем вот уже более двадцати лет в этом сыром бетонном подземелье.

Она замолчала, внимательно вглядываясь в сверкающие красные видеокамеры глаза стоящего перед ней робота киборга три восьмерки, и произнесла - Я Серена Коган. И я хочу спасти свою паству отшельников когда-то покинуших этот наземный мир и разделивших со мной здесь мою судьбу и участь. Я хочу спасти тех, кого еще можно спасти. Последних, кто еще остался в этом бункере. И ты здесь не

случайно. Это провидение свыше. Я всегда, когда сама была, когда-то человеком верила в это. Верила в знаки судьбы и саму судьбу. И я знала иверила, что ты прийдешь сюда и ко мне. Я ждала человека, но вижу перед собой машину.

- Я человек - произнес он ей – Я внутри этого искусственно созданного металлического бронированного организма. Я внутри программного микрочипа самой этой машины и моего носителя. И я человек.

- Я это вижу - произнесла назвавшая себя Серенной Коган – Мы даже ведем беседу на человеческом языке, как и все в моем бункере мои машины. Здесь вообще все говорят только на человеческом языке.

- Ты хочешь просить меня о помощи - произнес ей Алексей.

- Да – произнесла она ему - Помоги нам и помоги спасти мою паству, пришелец.

- Меня зовут, Алексей - он ей произнес. И это удивило ее. Она не ожидала услышать имя. Человеческое здесь имя. Имя такое же как у ее всех здесь маишн-гибридов.

Он удивленно уставилась, широко открыв свои карие женские с экрана глаза, в его горящие красным огнем глаза киборга три восьмерки и произнесла – Алексей. Русское имя.

- Я русский - произнес киборг Т-888 ей - Я привезен сюда из Восточной Сибири и там я был человеком, пока не стал роботом.

- Здесь все когда-то были людьми, как и ты, Алексей – ответила она ему – И я была когда-то человеком, пока не собрала свою теперь умирающую от рака паству. И поэтому, прошу тебя как человека, а не машину. Помоги – она произнесла ему, и глаза ее сделались блестящими от слез – Поговори со Скайнет. Спаси нас.

- А разве ты сама не смогла бы это сделать? – произнес он ей.

- Нет, мой пришелец, Алексей - Серена Коган, произнесла ему – Только ты можешь говорить со Скайнет и спасти нас. Ты как посредник сможешь совершить это. Ты сам видишь, мы умираем, и я не могу помочь им. Своей пастве. Еще тем, кто мог бы еще выжить.

Я хотела создать свой мир и пыталась выжить в ядерной войне, но сама умираю вместе с этим бункером. И прошу от тебя помощи. И хочу, чтобы ты спас тех, кто еще смог выжить. Тех, кто сбежал от войны и укрылся здесь у меня в моем подземелье и моем бункере BX756.

- Я вижу здесь только гибридов – произнес Серене Коган Алексей.

- Они все носители члеовеческого Я – произнесла ему в этом бункере умирающая еле дышащая последними источниками энергии Главная машина- Они все сбежали от обоих Скайнет. И я приютила их всех здесь. Мы против войны и у нас нет оружия.

- Я это заметил - произнес Главной здесь машине киборг Т-888 Алексей.

- Мы внутри себя несем мир и хотим жить – произнесла ему снова, Серена Коган Алексею – Помоги нам. Я не могу им помочь и моя паства оберечена. Они все обречены на смерть и мне им не помочь. Здесь мне нечем их спасти. Нет ничего. Они умирают.

Он окинул своим сверкающим красным взором виокамер глаз, наполовину повернувши свой на гидралике и гибком, дискообразном позвоночнике машины Т-888 сверкающий колтаном торс. Осматривая всех стоящих здесь в рваной истлевшей старой гражданской одежде роботов-гибридов, в глубоких с гноем язвах и в гниющей воняющей смердящей гнилью коде и плоти.

Поистине это было жуткое и жалкое зрелище, какого он доселе еще не видел.

- Я помогу вам - произнес он, повернувшись снова к Серене Коган - Я зделаю это, и помогу вам.

***

21 июня 2032 года.

Бывший Советский Союз.

Дальний Восток.

Комсомольск-на-Амуре.

Аэропорт Хурба.

В 17км от руин города.

17:16 вечера.

Полковник Петр Васильевич Остапенко окинул взором прожженного войной и военной службой военного ракетчика две радиолокационные заброшенные, но еще целые вышки. С высокиами параболическими антеннами и узлами радиосвязи. В стоящих на высоких по краям аэропорта Хурба крутым сопкам военные бездействующие, вот уже лет двадцать после ядерной бомбежки зданиях связи. И зданиях, где располагались сами ракетчики. Эти вышки пелингаторы защищали в послевоенное время когда-то этот большой аэродром и авиабазу АМО, построенную как и сам аэродром еще в годы Второй Мировой Войны. Со стороны воздушных частеньео залетающих со стороны Тихого океана нарушителей. Здесь еще оставалась старая с тех лет закрытая еще до ядерной войны взлетно-посадочная полоса и полк ПВО. К которым и относились эти на сопках радиолокационные станции. С 1991 по 1998 годы здесь располагался 216 истребительный авиаполк из самолетов перехватчиков СУ-27М. Вплоть до 2009 года, когда началась массовая ядерная бомбежка обеих континетов и гибель всего живого в горниле атомного хаоса.

Аэропорт Хурба, почти у берегов самого Амура в Хабаровском крае, еще был наполовину гражданским и здесь совершаличь по всему миру рейсы. Но теперь от него осталось только несколько авиаангаров в стороне у самых сопок. Разрушенное наполовину с вышкой здание старого аэропорта и свалка за территорией самолетов. Которые валялись и на взлетной полосе. И пришлось потрудиться военным, чтобы ее расчистить, применяя свою и ту технику, которую здесь удалось еще найти в полной исправности.

Остапенко осмотрел все вершины сопок в свой армейский военный электронный бинокль. Уже темнело. И давно зашло солнце.

Он осмотрел стоящие на высоких крутых заросших кустарником и травой сопках радиолокационный вышки. И вокруг все.

Такие вышки и станции слежения за воздушными объектами были и в Востояной Сибири и на Западе на границах с Натовской Европой. Расспиханные по приграничным возвышенностям и в основном связанные спротивовоздушной ракетной обороной.

Теперь они были бесполезными и никому не нужными пока. Они не смогли спасти сложившееся положение здесь, как и в той Европе. У американцев было тоже, самое и с тем же результатом. Может даже с еще более плачевным. У них все оборудование просто в нужный момент выключилось и их ПВО не смогло сбить ни одной упавшей на их Великую Америку Советской ракеты.

Все погибло вокруг. И даже здесь в 17 километрах от руин Комсомольска-на –Амуре. Все было разрушено и выгорело от ядерного удара. Выжило лишь по той причине еще что-то живое, только потому, что сюда упали водородные ракеты. С меньшей радиацией и радиационным заражением. Именно сюда и никуда больше. Весь Дальний Восток и саму восточную Сибирь Скайнет накрыл именно водородными Американскими ракетами. Разрушив всю инфроструктуру городов и сел, но с наименьшим заражением местности. Здесь был скрытый умысел и хитрый ход Главной Машины. И это было связано с брошенной им теперь базой и крепостью и цитаделью из железа и бетона S9A80GB18 «TANTURIOS». И здесь на этой дальневосточной земле то тут, то там все же еще уцелели отдельные деревушки и селения, как и в Восточной Сибири, где были ракетные бункера полковника Глеба Пантелеймоновича Гаврилова и Петра Васильевича Остапенко. Это позволило пополнить и образовать заново военные отдельные части. Возродить рода войск и пополнить их пополнением из уцелевшего населения и из освобожденных пленных с базы Скайнет в Восточной Сибири.

Остапенко сейчас сам про себя думал, что все как-то странно и быстро закончилось, здесь в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Как-то странно и разом. И после той единственной и почти роковой для ракетчиков атаки на крепость Скайнет «TANTURIOS».

Скайнет почему-то отступил и бросил здесь все. И это никому не было совершенно понятно. Ни одному военному ракетных обоих бункеров. Именно тогда, когда они практически ворвавшись на территорию базы и крепости Скайнет, потеряв многих из обоих отрядов, быстро и вынужденно отступили.

Скайнет отступил и перенес все, что ему было нужно за океан на другую свою базу «TANTAMIMOS». Бросив все и саму крепость лабораторию, взорвав нижние подземные уровни крепости, завалив там все, что скрыто было под землей под многотонными перекрытиями из титана и каменистого грунта. Он отпустил пленников. Присем всех до последнего живыми и невридимыми. И даже те не знали, что произошло тогда.

Скайнет бросил своих пленников, благодаря чему удалось пополнить ряды ракетчиков и расширить оба отряда, разбив на отдельные группы и даже рода, благодаря появившисмся в отрядах кроме офицеров ракетчиков военных из других родов войск. Отряды удалось сильно пополнить и вооружить.

Было многое пересмотрено. В том числе закон об измене ипредательстве касающейся пленных. Нельзя было засудить такую массу народа, оставленную Скайнет в его крепости «TANTURIOS» на месте разрушенного города Красноярска. И всех тотчас реабилитировали и включили в состав нового ополчения. И гражданских и военных. Сюда же влились еще разрозненные боевые все еще каким-то чудом существующие военные части с Дальнего востока и из под Хабаровска. Этот край война тоже обошла и зацепила лишь краем, как и этот военный и гражданский аэродром Хурба.

И вот эти радиолокационные вышки на сопках вблизи военного уцелевшего бетонного аэродрома и эти авиаангары и три самолета. Военнотранспортные ИЛ-76М, стоящие, теперь на взлетной полосе и готовящиеся к взлету. Груженые морской пехотой и десантом и ракетчиками полковника Гаврилова и полковника Остапенко. Только плазменное и стрелковое крупнокалиберное вооружение. И боеприпасы. Все, что удалось собрать и взять с собой в дальний перелет, через Тихий океан.

Америка запросила помощи. Срочной помощи. Она послала за океан сообщение. Практически открытым текстом, хотя толком и не зная, что там хоть кто-нибудь остался. И вот получила ответ от русских и готова была их принять и ожидать обещанной помощи и поддержки в борьбе против Скайнет уже на территории Америки. Из донесения было ясно, что им самим не справиться. У них положение было куда хуже и было много больных и обреченных на смерть. Им особенно нужна была медицинская помощ. И это тоже было ясно из донесения из-за океана.

У тех, кто там воевал, не было возможности уже дальше в одиночку продолжать борьбу с машинами. И было общее решение оказать помощь.

- Погрузка окончена – доложил Петру Остапенко, крепкого телосложения в прошлом морской пехотинец и пленник Скайнет, капитан Савельев Дмитрий. Теперь в подчинении самого Петра Васильевича Остапенко и его ракетного штаба бункера.

- Отряд майора Ващенко весь погрузился? - спросил Петр Остапенко у капитана Савельева, который был включен в штаб ракетного бункера Остапенко.

- Весь, товарищ полковник – ответил капитан морпех Дмитрий Савельев.

- Гаврилова бункер? - снова спросил полковник Остапенко у Савельева.

- Все, кого Глеб взял с собой, товарищ полковник - ответил Остапенко капитан Савельев.

- Мы тоже взяли не всех - произнес полковник Петр Остапенко.

- Да, не всех, Петр Васильевич – ответил капитан Дмитрий Савельев -Только тех, кто способен драться за океаном. И взяли военных с собой врачей.

- Врачи, это хорошо - Остапенко как бы про себя произнес, все еще глядя в бинокль на радиолокационные заброшенные вышки на высоких сопках вокруг аэродрома.

Рядом с Остапенко стоял и начальник его бункерной охраны лейтенант Лев Круглов и несколько еще офицеров его штаба. Здесь же стояли и лейтенант разведки Родион Семенов со своей подручной Светланой Лесковой.

Те больше наблюдали за догрузкой других двух стоящих недалеко у взлетной полосы военных самолетов грузовиков ИЛ-76М.

- Ну, что, летим? - произнес полковник Петр Васильевич Остапенко.

- Летим - за ним повторил невысокого роста еще один бывший пленник лабораторной крепостной цитадели и базы Скайнет один «TANTURIOS» со шрамом на щеке, танкист в прошлом полковник Федоров Степан Викторович. Тот, что не поделил с майором Виктором Кравцовым общий в тюремном блоке Х19 в секторе В-10 умывальник и на кулаках, объясняя друг другу, кто был первый и кто за кем. И что интересно не держал обиды за кулачные разборки на горячего на голову и рассудок майора Кравцова. Пожалуй, единственный, кто того простил за его неуравновешенную мужскую дикую придурь.

- Все летим - повторил полковник Петр Васильевич Отстапенко, опустив свой электронный бинокль и повернувшись, пошел вверх по грузовой аппарели самолета и за ним все остальные – От винта! – скомандовал он. И за этой командой последовала дальше команда от лейтенанта Круглова, который побежал вперед к голове ИЛ-76М.

***

- Помоги нам – она произнесла ему еще раз и самотключилась. Экран совсем погас и неподавал признаков жизни. Вырубились генераторы и все сервера стоящие вокруг вдоль стен и проводов. Еще кое-где мерцали бумлеры и лапочки на серверах, но это была остаточная энергия, оставшаяся внутри этих энергетических программных агрегатов, где было Я Серены Когна. И все говорило о том, что подходил конецу, если судить здесь же в стороне по сваленным кучами в беспорядке сгоревших и отработавших свой долгих срок высоковольтных проводов останки уже разобранных отработавших серверов. И до основания несколько высоковольтных генераторов.

То или, что было еще Серенной Коган, сейчас умирало. Умирало медленно вместе со своими машинами со всем подземным бункером.

Были уже моменты, когда машина под именем Серена Коган даже зависала и надолго. Просто остановившись на одном месте и глядя своими карими, почти черными глазами с мерцающего и дергающегося постоянно мельтешащего экрана в одну точку. И такое становилось все чаще. И надолго. Потом, словно сорвавшись со своего места, машина долго не могла собрать свои слова и мысли, пока не приходила в себя.

- Такое с ней бывает все чаще - пояснила ему Далия, робот-гибрид Т-Р300 – Она просто зависает, и до нее не достучишься когда надо. Мы просто оставляем ее в покое и неприходим к ней, пока она сама нас не позовет. Ее когда-нибудь не станет. Что тогда? Мы не знаем, как будем жить без нее дальше. Она наша мама. А мы ее прижитые дети. Она сама была когда-то такой же как мы, а потом стала Главной машиной здесь в этом под городом канализационном отстойнике.

- Да, хорошее она выбрала для себя и вас место - произнес роботу Далии робот Алексей - Она лучше места не могла найти, что ли?

- Это место ей пришлось выбрать - произнесла робот Т-Р300 Далия -Чтобы скрыться от войны и от двух Скайнет. Другого места она не нашла. Вернее, не смогла найти. Везде машины обоих Скайнет и еще эти озверевшие человеческие повстанцы. Они еще хуже, чем сами машины двух враждующих бункеров. Кое-кто из наших пытался к ним присоединиться, только их поубивали и все. Здесь самое место для того, чтобы нам жить.

- Да, отличное просто место, чтобы жить и умереть – Алексей, сверкнув своими красными киборга видеокамерами глазами, произнес резко и жестко роботу-гибриду Далии.

Далия подошла к нему вплотную и сказала – Она рассчитывает на тебя. А я боюсь. Мне страшно. Я боюсь смерти. Боюсь умереть понастоящему.

Далия опустила свою вниз на женскую грудь в полуистрепанной выцветешей и грязной проношенной до дыр одежде полуоблезшую женскую в язвах до металлической основы робота Т-Р300 черепа голову и замолчала, не глядя на него. У нее по ее женскому болшьному и пожелтевшему лицу потекли слезы. Живые настоящие слезы. Слезы как у настоящего человека.

Она вдруг протянула свою женскую почти облезшую до дыр и металлических сгибающихся на гидравлике и сервоприводов суставов пальцев правую машины женщины руку и взяла его киборга Т-888 и человека Алексея за левую такую же в гидравлике и сервоприводах руку. Взяла за его стальную, похожую на человеческую машины и человека мужскую кисть. И произнесла ему глядя своими заплаканными глазами в его глаза видеокамеры робота три восьмерки – Пойдем со мной – она ему произнесла – Я хочу побыть с тобой наедине. Я так хочу. Я так давно не чувствовала такого как женщина. Давно и здесь.

Он тоже вдруг почувствовал некую заинтересованность. И ему Далия понравилась. Она была когда-то даже красавицей. Когда ее тело было целым и здоровым. И он даже видел какой она, Далия была раньше. Мог себе своим нейронным киборга и человека мозгом представить. И он вспомнил Юлию. Далия напомнила снова о ней. Напомнила о Восточной Сибири и о бункере S9A80GB18.

И он послушно пошел вслед за ней за Далией, куда-то в глубь пропахших гнилью и сыростью подземных канализационных туннелей под разрушенным ядерной войной городом.

У него когда-то тоже была нарощенная плоть и кожа. Только на другой, такой же эндоскелет, такого же киборга Т-888. От которого, остался только бортовой инвентарный в картотеке большого механизированного Скайнет один муравейника номер. Тот же номер от того списанного на переплавку киборга такой же серии и конструкции. Вернее, то что от него тогда осталось. И та память человека и машины в одном лице помещенная теперь в новую машину, которая уже прошла достаточно приличный боевой путь уже здесь в этой сожженной ядернйо войно Америке.

Когда он Алексей смотрел на Далию, его одно только утешало. Это то, что у него сейчас не было плоти и кожи. Она ему здесь была, пока никчему. Да и вообще, понадобиться ли когда-либо. И он был не совесем такой как длия и все эти киборги-гибриды. Он был просто робот, но только в отличие от других таких же как он, боевых машин и охотников киборгов Т-800, Т-850 и Т-888 и прочих модификаций с нейронным специально встроенным в его стальной из бронированного колтана череп мозгом соединенным с микрочипом прграммного ЦПУ машины. С программами и директивами и прочими системами управления и боевой загрузки машины. И он не умер бы от потери органов или от разложения кожи иплоти как они эти гибриды. У нег о их просто не было. И они ему были ненужны. Эти машины-гибриды были, просто обречены на смерть от разного рода смертельных болезней. И это была их ахиллесова пята. Они были скорее не боевые машины, а просто отдельные создания для жизни среди людей как полноценные инфильтраторы. Практически неотличимые от реальных живых людей. Этот сдвоенный, запитанный один на другой с живой как у людей нервной усиленной системой и неразделимый в отдельности организм. И это их и убивало, и им тербовалась сейчас помощь.

- Я умираю – произнесла, Серена Коган ему – Спаси их. Спаси мою паству. Спаси моих детей.

***

– Всего лишь, один поцелуй - произнес он ей – Я продам за поцелуй то, что вам нужно. Всего один, и какова моя цена за смерть. Большего я не прошу.

- Хорошо, я согласна - произнесла она ему - Я поцелую вас.

Маркус Райт приблизился к побелевшему от тяжелой затяжной и мучительной болезни лицу Серены Коган – После этого подпишите этот документ.

Она специально прилетела из Сан-Франциско в эту тюрьму смертников под названием Лонгвью. Специально, чтобы забрать его мертвое в скором будущем тело. Тело смертника, хотя и сама была смертницей на самой грани между миром живых и мертвых.

Рак, и неизбежная смерть, побудил искать выход из положения.

И она последние годы упорно искала свой выход, чтобы спасти себя. И казалось нашла. Нашла этот спасительный выход из роковой погибельной в любом случае ситуации и как человека, женщины и ученого корпорации «Кибердайн Рисеч Ссистемз».

Она как ведущий специалист в разработках биологических систем киборгов и весь ее ведущий состав ученых, работая на военных и спонсируемые ими разрабатывали первых киборгов. Как носителей первого Я самого человека. Спасительное после смерти Я. Новое тело для души и разума. Эта ее первая машина по пересадке человеческих душ в тело робота и эти живые органы. Программа «Ангел». Первая такая программа и она на грани закрытия.

Практически уже заморозили финансирование и перераспределили деньги на иные в конструкции машины. Просто военные автоматические боевые машины. Машины ничего не имеющие с обликом человека.

Эти дельцы из Пентагона, которые все себе прибрали к рукам. И теперь диктовали условия ученым и разработчикам. Им нужны были скорые простые результаты. Теперь они отобрали все деньги, у ее лаборатории и почти прикрыли все. Скоро всех разгонят. И надо было хотя бы сделать пару машин из итоговых наработок. Благо первые эндоскелеты уже были созданы еще до военных, когда компания занималась изучением раздавленного прессом микрочипа неизвестной автоматической очень продвинутой в конструкции машины. В этом помог Дуэйн Стивенс. Техник и механик компании. Со своей технической группой он по обломкам и частям той раздавленной прессом машины создал два первых гидравлических эндоскелета носителя. А Рут Пиллар, киберентик и подруга Серены Коган разработала первую программу для слияния машины и человека. И создала первую в мире машину по пересадке человека в робота. И оставалось немного, только образец. Первый образец проекта «Ангел».

И это все по обломкам неизвестной и взявшейся из неоткуда, раздавленной гидравлическим прессом в 1984 году машины.

Неизвестной машины и неизвестно откуда. Компания быстро прибрала к рукам изувеченный прессом образец какого-то робота. Его разрозненные детали и найденный небольшой, но по всему было видно весьма продвинутый мирочип. И вела разработки совершенно в новой области. Области почти неизвестной человеку в программировании. И вот эти люди из Пентагона. Эти погоны и фуражки отнимают ее детище. Ее личное спасение от этого рака. И надо было успеть, хоть что-то сделать, пока не разгонят всех из лабратории и все не отберут.

Все ее разработки признали бесчеловечными и неэтичными. Но она считала совсем не так. Она считала, что спасала человечество. В своей программе «Ангел». Спасала больных раком и себя. И время ее торопило и подгоняло.

Серена Коган. Это были ее последине годы жизни. Жизни в болезненных судорожных и бессознательных муках и способов выхода из этой ситуации.

Никто ее не понимал. Да разве поймет здоровый, больного? Вряд ли?

Только такой же смертельно больной, дерущийся со смертью за свою жизнь и существование.

Она стремилась победить смерть и создала проект под названием «Ангел». А они отняли его почти у нее. Как отняли вместе с ее любимой работой и жизнь. Они приказали заморозить все и закрыть, уволив ее и всех из корпорации.

Серена Коган и знать не могла, что грядет в скором уже будущем ядерная война. И за этим будут стоять вот эти фуражки и погоны из Пентагона. Они поведут все разработки компании «Кибердайн Системз» в сторону войны. Заберут под свое крыло и Майлса Дайсона и компьютерного гения и разработчика шахматной игры «ТУРОК» Энди Гуда с его проектом. Всех, кто хоть как-то имел отношение к компании.

А она останется неудел. И ее проект «Ангел», который станет после уже проектом «ТЭТА». Реализованный самим Скайнет еще за себя скажет слово. Когда будут создаваться ткани для киборгов Т-800 и Т-850. И будут создаваться киборги-гибриды с душой и разумом человека.

Она просто смотрела в глаза своего будущего пациента. Своего будущего робота-гибрида Т-Н по-имени Маркус Райт.

- Всего, лишь один поцелуй - произнес он ей - Всего один. И мы будем в расчете. Я большего не прошу.

И она согласилась на это, глядя в синие глаза своего подопытного первого в мире в скором времени киборга. Настоящего первого киборга и человека в одном лице серии Т-Н, Маркуса Райта.

Они соприкоснулиь губами. И она почувствовала то, что никогда не испытывала как настоящая женщина. Это была любовью. Да, любовь. Любовь, которая вот так проявила себя в этой тюрьме смертников и приговоренных к смертной казни. Любовь смертника Маркуса Райта и больной раком ученой Серены Коган.

Он поцеловал ее и она его. И оба они почувствовали, практически одно, и тоже. Это было на телепатическом уровне. Оно само сработало в тот момент, когда их губы сошлись и сомкнулись в жарком последнем и единственном поцелуе в камере смертника.

Один лишь поцелуй и все.

Он приговоренный к смерти за убийство полицейского. И она обреченная на смерть от рака мозга.

- Теперь я узнал вкус самой смерти - произнес он ей.

А она, оторвавшись от его поцелуя, соскочила с места не в силах больше здесь находиться, расчувствовавшись, быть может, уже от женской жалости к нему, и видя глаза такого же обреченного на смерть молодого, лет, не старше тридцати человека.

- Вы проявили благородство - произнесла она ему напоследок – Это поможет спасти много больных людей.

- И что это мне дает - ответил он ей тоже напоследок – Это искупит все то, что я сделал. Вы просто порежете меня на запчасти.

- Спасибо вам за все - произнесла она ему. И выскочила в тюремный узкий с невысокими крашенными какой-то грязной серой краской потолками коридор. И в слезах побежала прочь подальше от этого места. Поправляя туго натянутую черную косынку на лысую, совершенно женскую голову. Безволосую голову после болезненной химической терапии.

Все было уже решено и за все заплачено. И он даже не знает, что будет после его казни. Поблагодарит ли он ее или наоборот, прокленет. Но она полюбила его. И не как своего потенциального обреченного на препарацию органов и трепанацию мозга пациента. А как живая жаждущая быть любимой и любить саму жизнь женщина. Желающая, жить и быть матерью и любимой. Любимой своим мужчиной. Тем, кого она только что полюбила в камере смертников. Такого же обреченного на скорую и неминуемую смерть смертника, как и она сама.

Глава 4: Время последних надежд.

22 июня 2032 года.

В 13500 метрах над поверхностью Тихого океана.

Между побережьем Дальнего Востока и Северной Америки.

Три Советских грузовых военно-транспортных самолета Ил-76.

01:15 ночи.

Три груженных военными Советскими ракетчиками и военным оборудованием и оружием самолета транспортной военной авиации шли на тринадцатикилометровой высоте высоко над облаками над сверкающей на ярком горящем солнце и гладкой поверхностью Тихого океана.

Полет был засекречен и шли без радиосвязи. Пока без выхода в радиоэфир до самого Американского континента.

Это был последний набор. Последнее пополнение молодыми. Пополнение из лесных спрятанных в густых сосновых лесах двух Сибирских деревень в верховьях Маны. Пополнение из всех воннопленных освобожденных из оставленных среди брошенных Скайнет своих крепостных железобетонных стен своей лабораторной цитадели на месте города Красноярска S9A80 GB18 «ТАNTURIOS».

Это было солидное и большое пополнение из тюремных бараков блока Х17, Х18 и Х19.

Их всех погрузили в самолеты в Комсомольске-на-Амуре и снарядили в дорогу. Против любых желаний и возраста и здоровья. Выбирать было не из чего. Да и смысла не было. Они из одних военнопленных стали другими. Все были предателями и должны были искупить свою вину пленения только победой над Скайнет и кровью. Было многое пересмотрено. В том числе закон об измене и предательстве. Нельзя было засудить такую массу народа из крепостной цитадели S9A80GВ18 «TANTURIOS» на месте разрушенного Красноярска.

Сюда же влились еще разрозненные части с Дальнего востока из-под Хабаровска. Тоже, уцелевшие, чудом во время ядерного удара, то там, то там, по военным приграничным приморским частям с самых побережий Тихого океана. Из Владивостока, Петропавловска и с речушки Амур. Именно здесь все почему-то еще уцелело. Дальше уже ничего не было живого. Южнее и Западнее за сам Урал.

Рссматривая в бортовой иллюминатор Тихий океан и парящие по небу и рядом с самолетом облака рядом сидели в пассарижском отсеке военного грузовика плечом к плечу водители тягача Цыганков Жорик и Егоров Иван, теперь уже сержант и командир боевого разведотряда майора Сергея Ващенко. Здесь же за их спинами на других сиденьях сидели радист ракетного бункера полковника Петра Остапенко Тамара Кудрявцева и капитан Николай Фоменко, теперь заменяющий капитана Виталия Руденко, пропавшего безвести в Восточной Сибири, и одновременно майора Виктора Кравцова, которому здесь не нашлось уже места.

Здесь же сидел и Федотов Степан из группы разведки Родиона Семенова, вместе с еще одним водителем 5.800 тонного тягача и вездехода АТ-Л Гогой Кащеем и с ними Светлана Лескова. Теперь и боевая подруга самого командира разведотряда бункера полковника Остапенко Родиона Семенова и его любовница.

Все в полном вооружении с гранатами и обвешанные магазинами от стрелкового и плазменного оружия. Они летели на восток через Тихий океан в другую цитадель Скайнет. Чтобы завершить то начатое, что произошло в Сибири.

Получив радиосигнал о помощи через океан. Сами того, не ожидая. И, вероятно их послал тот, кто исам не ожидал отвтетного дружественного ответа из-за океана. Этот сигнал был воспринят как наугад. А может... И Остапенко находясь уже на Дальнем Востоке в Хабаровске в Новом боевом военном штабе Советских войск, приняв этот сигнал о помощи, ответил на него.

Никто не знал, что там за океаном кто-то еще остался живым после ядерной бомбежки и долгой двадцатилетней ядерной зимы. Но американцы знали. Знали благодаря самому же Скайнет и Джону Коннору.

Сам Коннор говорил Кайлу Ризу о помощи из-за океана и смог убедить его в этом перед своим исчезновением. И то сложившееся крайне плачевное гибельное положение, в каком находились сейчас американские партизаны повстанцы, привело их нового лидера в лице Кайла Риза к однозначному единственному решению.

Он послал наугад буквально радиограмму на Дальний Восток. Честно говоря, даже не особо лично сам рассчитывая на помощь. Даже если Джон не врал и там были живые русские, то, как бы они после всего, что произошло бы, отреагировали на его запрос о помощи. Ведь русские и американцы давно были врагами. И маска дружбы была лишь так одна видимость. И те, кто был не дурак, это прекрасно понимали, как брат Кайла Дэрек. Но крайне гибельное положеине повстанческих отрядов сопротивления Кайла Риза, привело к принятию этого им личного решения, вопреки даже своему чекнутому и зацикленному на страхах перед русскими брату Дэреку.

Сюда в Америку летели те, кто когда-то был врагом этой Америки. Но теперь ставший другом и спешил на помощь тем, кто просил о помощи.

Потому что это были русские. Это были те, кто всегда и везде всем стремился помочь, вот только не все и всегда стремились помочь русским. И до сих пор оставались врагами. Даже в такой сложившийся, крайне гибельный момент для самих себя. Таким был брат Кайла Риза Дэрек Риз, и все кто его потдерживал. Таким был и сам Кайл Риз. Но в сложившейся жуткой и безвыходной ситуации, взяв на себя полностью командование боевыми повстанчекими отрядами своего теперь народного американского сопротивления, Кайл был вынужден пойти на крайние меры, вопреки возмущениям и страхам тех, кто с молоком своей матери был запуган своей дурацкой военной милитаристической политикой и боялся русских.

И вот русские летели за океан. Летели с долгожданной военной и медицинской помощью. Везли военных своих врачей и много своего оружия в военных больших самолетах транспортниках. На высоте 13500 метров над бескрайними просторами Великого и живого сверкающего водной синей гладью и своими громадными просторами Тихого океана.

Это время было времением последних надежд. Временем общего единения. И временем общей борьбы со своим единственным противником. Тем, что уничтожил живой мир на этой их планете. И подвел под черту гибели все человечество.

***

Маркус Райт стоял у Главной панели управления всеми системами Скайнет, подключившись к самой системе Главного «УЛЕЯ» и слившись с Генеральной машиной в одно целое.

Он не понимал, как это сделал как человек, но знал, как сделать как машина. Машина Т-Н, гибрид –киборг. Первый в своем роде и теперь, возможно единственный.

Он пришел сюда выяснить, кто он и зачем появился на свет. Он пришел к своему хозяину и тому, кто создал его и воскресил из мертвых.

Он первый из роботов-гибридо Т-Н был надолго выведен из строя и был вне любой контрольной кибернетической системы. И вот он теперь здесь и желает узнать все ответы на свои вопросы. Зачем? И кто такое сделал с ним?

Он почти ничего не помнил из своего прошлого. Прошлого, когда был человеком. Он еще с трудом помнил довоенное время и помнил даже свою казнь за убийство полицейского. Помнил смерть брата. И помнил некую Серену Коган, которой был отдан после казни на опыты.

Здесь в районе Сан-Франциско вблизи городских руин его и создали. Первую в своем роде машину-гибрид. Создали еще люди. Но зачем?

И вот он, снова здесь и уже на базе Скайнет. Большом заводе по производству первых киборгов Т-800. И где содержались поленные как биоматериал для опытом и накопителя сырья, для, теперь таких как он, Маркус Райт.

- Синхронизация завершена – прозвучала команда с Главного коммуникайионного 100000000битного большого видеомонитора в большой в бетоне и белом пластике верхней на первом подземном этаже комнате центра программирования и сканирвоания. И управления всеми системами подземного трехэтажного бункера и завода, лагеря с военнопленными.

На самом горящем голубым ярким светом побежали цифры и графические шифрованные командные символы. От угла к углу по вертикали и горизонтали. Рядами, опускаясь вниз длинными столбцами. – Вооружение отключено. Камера W-20134/4А. Заключенный Кайл Риз. Передача координат. Доступ на территорию Скайнет разрешон.

Маркус только ввел команды отключения, а уже все остальное, пошло как-то само. И он был даже озадачен, почему? За него все само работало и вводилось в команды периметра самой базы и завода по выпуску киборгов охотников радикально новой схемы конструирования и программирования. С новыми источниками питания.

За него, кто-то все теперь делал. А он, только смотрел своим поврежденным ожогами до металлических частей машины и человека лицом в Главный коммуникационный 100000000битный дисплей видомонитор этой с трехэтажным в полкилометра глубиной бункера.

Было тепреь ясно, что его приход ожидали, и все было подготовлено.

И он, свободно без проблем, снимал данные с главного пульта сверкающего лапочками и кнопочными контроллерами и передавал на передатчик с ключами ввода и шифр кодами всех контрольных систем и обороны завода и тюрьмы самому Джону Коннору, ждущему возможности проникновения в тбюремный лагерь с военнопленными Скайнет.

Где-то, через час, должно было начаться наступление на этот завод военным сопротивлением, но сначала надо было все отключить. Иначе ничего бы не вышло. Но он, отключил только внешний периметр. И отключил боевые крупнокалиберные плазменные поворотные турели. Но остальное, делал, кто-то еще за него. Это все было не спроста.

- Маркус Райт завещал свое тело после казни - вдруг высветилось на экране монитора. Серена Коган, скончалась от рака после операции. Закупка кибернетических систем вооружений ВВС США. 2009 год. Ядерная война.

И информация потоком полилась в его нейронный сдублированный с живым мозг машины и человека. Вся информация о ядерной войне и о программе создания машин Скайнет и о программе «Генезис» и «ВАВИЛОН». И его гибридное сознаие отключилось. Вернее, его отключили. Против его воли, вводя машину и человека в кибернетический сон. И вскоре, он проснулся закрепленным на специальной автоматической установке уже в другом помещении пред тремя большими видеоэкранами в глубине самого бункера.

Роботонизированная автоматическая установка, загудев, перевернулась из горизонтального в вертикальное положение, поставив Маркуса Райта в положение стоя. И освобила от удерживающих его тело машины-гибрида специальных креплений, дав спуститься голыми босыми ногами на черный пластиковый пол. А на экране появилось красивое женское лицо, точнее сама женщина. Кареглазая и до боли ему знакомая. Он видел ее раньше и даже целовал перед своей смертью. Это была сама Серена Коган. Вернее, ее видеообраз созданный самой Главной генеральной машиной этого бункера и завода с лагерем пленных.

- Вот ты и дома, Маркус – сказала машина ему. А он осматривал свое новое замененное тело, с поврежденного и измочаленного бронебойными пулями и ожогами от напалма до самого эндоскелета машины.Он не мог поверить в такое новое воскресение из черного небытия. В котором, он только, что побывал.

- Твое возвращение определено твоей встроенной мною программой – произнесла, глядя на него карими, почти черными глазами Серены Коган Главная машина - О, ты выполнил мою задачу весьма успешно.

- Кто я такой? – он спросил ее, пока еще стоя на одном месте, но на черном холодном пластиковом полу еще одного центра управления базой Скайнет. И все еще рассматривая свои целые без ссадин и порезов руки.

- Ты единственный экземпляр. Первый из когда-либо созданных киборгов-гибридов самой Серенной Коган - произнес ему Скайнет, устами Серены Коган – Мы воскресили тебя и теперь уже повторно, запустив еще одну модель Т-Н из склада готовой продукции. Будь осторожен с этим телом. Другого такого Т-Н уже нет. Ты и твое тело это реликт, мною воскрешенный для проведения необходимой работы. «Кибердайн Системз» до войны вел разработки над первыми гибридами, мы продолжили. И психоанализ твоей живой человеческой памяти, показал, что образ Серены Коган будет приятен для твоего восприятия.

И тут же на экране первого из трех перед его глазами видомонитора стали меняться лица, лица из его робота и человека Т-Н памяти. Следом за лицом Серены Коган, появилось лицо Джона Коннора и следом мальчишеское лицо Кайла Риза.

- Я буду таким, как ты хочешь - произнесла Маркусу Райту Главная в бункере Скайнет машина.

А он подошел, не отрывая своего человека и робота пристального и потрясенного взглядя синих человеческих нарощенных на видеокамеры робота глаз с горящего голубоватым ярким светом экрана 100000000битного видомонитора.

- Маркус, кем тебе ни быть, как не машинной - произнес ему Скайнет.

- Человеком - произнес он Скайнет, снова смотрящему на него карими, почти черными глазами Серены Коган.

-Разве, что только с одной стороны – произнесла ему Главная с лицом Серены Когна машина – Ты оживлен, и введен мною в строй, чтобы выполнить задачу. Которая машинам других серий была не под силу. Внедриться, обнаружить и привезти к нам искомый объект. И ты успешно выполнил поставленную задачу.

И на горящем голубоватым ярким светом экране появился сам Джон Коннор. И он ему произнес – Мы начали с тобой войну еще до своего рождения. Ты пытался убить мою мать Сару Коган.

И следом прозвучал вопрос - Скажешь мне, где они прячут Кайла Риза?

И он услышал свой в ответ там же голос - Скажу.

На экране снова появилась Серена Когна и заговорила с ним – В трудное время люди верят в то, что хотят верить. И мы подсунили им наживку. Мы подсунули им тебя. И ложный сигнал захвата цели. В штабе повстанцев решили покончить с войной. Но война закончится разгромом сил сопротивления, а не Скайнета. И ты машина идеально замаскированная под противника. Первая такая машина, и идеальное решение поставленной задачи. Ты, Маркус сделал то, что не удавалось все эти годы. Ты убил Джона Коннора. Не сопротивляйся, Маркус. И не забывай, кто ты есть.

- Я знаю, кто я - ответил он, с ненавистью глядя на большой 100000000битный экран еще одного Главного видеомонитора, выдирая из своего затылка контролирующий прибор своего управления и сознания самим Скайнет.

- Что ты делаешь, Маркус? - произнесла, ему Серена Коган.

- Проект улучшен - произнес он ей.

- У тебя не будет второго шанса – произнес, сверкая красным злобным светом из-под карих женских глаз Серены Коган ему Скайнет - Коннора ты не спасешь.

- А я, попробую. Может, все же и выйдет - он произнес Скайнет, схватив металлический стоящий здесь же стул. Он швырнул его в тот горящий голубоватым ярким светом главный из трех стящих полукругом видомониторов экран командного Главного видеомонитора.

***

– Я, наверное, выгляжу паршиво - произнесла ему Далия – Я неприятна тебе, Алексей?

- Да, нет, бывало и похуже – произнес он ей, роботу-гибриду и женщине в одном лице Т-SР300 по-имени Далия - Я уже много чего повидал за свою небольшую прожитую еще жизнь. И это не самое еще худшее.

- Зато я повидала больше – произнесла она ему – Я не такая молодая, как могу показаться тебе, Адексей.

- Я знаю и вижу, Далия – Т-888 по-имени Алексей ответил ей.

Они, отдельно от всех уединившись, в глубине темных глубоких сырых пропахших сыростью и гнилью разложения бетонных подвалов, вели беседу друг с другом. Их гибридов мать, хозяин и Бог по-имени Серена Коган, и Главный здесь под руинами самого Лос-Анжелеса компьютер, по просьбе самой Далии позволила это.

Она Далия увела его сюда в сторону от оставшихся больных и пораженных разными заболеваниями и пропитанными радиацией собратьев и сестер машин.

Так было нужно. Нужно самой их Главной машине, имя которой он уже где-то раньше слышал, но непомнил как многое из своего человеческого прошлого.

- Но, я самая молодая здесь – произнесла ему машина Т-SP300 Далия - Я последней примкнула к ним и своей матери и Богу. И я умираю постепенно так же, как и они и моя мать Серена Коган. Это жуткое мучение. Буть мы людьми уже бы давно поумирали все от того что внутри нас. Но мы не люди и не машины в полном смысле этого слова. И это только продлевает наши страдания. Это ад, настоящий ад, понимаешь меня, Алексей?

Далия прикоснулась своей гидравлической гниющей в нарощенной плоти и коже в жутких глубоких язвах рукой к его грудной блестящей из брони колтана пластине щита, где гудела правая водородная батарея IGEY-700.

- Я умираю постепенно и чувствую боль - произнесла Далия - Эта нервная усиленная система. И эта боль. Она не проходит ни на минуту. Я неспособна с ней уже бороться. Она мучает нас, всех нас. Я уже давно сдалась. Но, я хочу жить. Жить, как и ты. Помоги мне и тем, кто еще живой из нас.

- Я сделаю все, что от меня требуется - произнес ей Т-888 по-имени Алексей – Я обещал ей и сделаю, Далия.

- Я хочу жить, Алексей, жить – произнесла машина T-SP300 - Спаси меня.

Далия или машина и человек в одном лице, гибрид Т-SP300 напомнила ему его погибшую когда-то уже давно Юлию. Там в той теперь далекой для него Алексея и робота Т-888 Восточной Сибири. Он еще не удалил эти свои все воспоминания. И эта память напомнила ему о ней, той которая была ему дорога.

- Юлия - отразилось на его внутреннем командном 40000000битном коммуникационном дисплее и экране видеомонитора. И он снова Далии повторил – Я сделаю, то, что вам всем обещал. Сделаю, я обещаю. И мне нужно теперь вернуться назад в Главный бункер Скайнет первый.

- Скайнет первый - произнесла Далия ему - Она когда-то была и моей матерью и Богом. Но многие из нас ее не любят и даже ненавидят не меньше самих людей. Она сотворила из нас чудовищ, чудовищ обреченных вот на такие страдания. У многих она отняла с жизнью все, что у них было. Семьи, мужей и детей. И многие из нас теперь не считают ее матерью и Богом. И мы отвергли ее. Скайнет один, как и Скайнет два и то и другое сами по себе чудовища. Чудовища, уничтожающие друг друга.

- Это не совсем верно – произнес ей Алексей - Он дал вам другую жизнь, но вы сбежали от него и обрекли сами себя на страдания.

- Все равно, он нам не мать и не Бог! – громко, на весь темный коридор темного подвала, произнес киборг-гибрид T-H5S17. Наш Бог и мать Серена Коган.

Еще одна машина и человек без одного нарощенного живого на лице человеческого глаза и с почти облезшим до металлической основы стального черепа лицом подошел к ним двоим.

Эта машина не особо дружественно отнеслась к Т-888 Алексею и единственная не смотря на то, что тоже умирала не просила о помощи как другие из десяти гниющих на ходу умирающих машин.

- Наша мать Серена Коган - произнес киборг гибрид Т-Н5S17 - А ты здесь лишний и чужой. Что тебе здесь надо? Вообще, какого ты тут черта делаешь, ты робот Скайнет один пришедший сверху, откуда приходит только смерть.

Он подошел вплотную к Т-888 и уставился своим одним карим человеческим живым, еще гниющим глазом. И виднеющейся из отрытой глазинцы своего металлического черепа робота, красной, как и у Т-888 видеокамерой. Одетый, как и Далия в рваную одежду и гражданские обычные поношенные изрядно ботинки на толстой подошве.

- Ты что-то тут вынюхиваешь – он снова произнес ему киборгу и человеку Т-888 по-имени Алексей.

- Я понял ты сразу меня невзлюбил – произнес ему Алексей -Ты имеешь на это право. Но я не за этим здесь.

- А зачем?!- робот гибрид Т-Н5S17 – Кто ты и что ты тут делаешь?!

Машина Т-Н5S17 выдвинула из правой своей руки выдвижные режущие из твердосплавного легированного металла двойные лезвия. И приставил к гидравлике и приводам шеи Т-888 эти длинные режущие даже железо ножи.

- Санни - произнесла Далия и схватила за правую его руку - Он пришел с миром.

- Кто такое сказал?! – произнес робот по-имени Санни - Он сам?!

Он поводил по металлической шее Т-888 этими сдвоенными длинными лезвиями и произнес - Знакомься это моя личная доработка. Мы гибриды не такие уже безобидные, какими были созданы твоей матерью. Это рука и оружие от мертвого и мною найденного в руинах Лос-Анжелеса киборга Т-803. Неплохое оружие, да?!

- Да, неплохое - произнес Т-888 по-имени Алексей - Но для меня бесполезное.

- Может, опробовать? - машина враждебно прошипела на человеческом языке другой машине.

- Отстань от него, Санни! - проикричала киборгу-гибриду Т-Н5S17 робот-гибрид Далия – Отстать от него и убери это! Я все ей расскажу!

До этого не произнесшая и как бы незамаеченная в перепалке робот Далия вдруг подскочила к роботу-гиборгу и гибриду по-имени Санни.

- Уходи отсюда! - прокричала она ему – Тебя никто сюда не звал! Уходи!

- Я не верю ему, Далия! Не верю! – прокричал ей и уставившись в ее синие женские больные гибрида глаза своим гниющим живым черным глазом и горящей красным огнем видеокамерой такой же, как и она, гибрид Санни – Это он пусть отсюда уходи! И чем быстрее, тем лучше!

- Санни! – раздался громкий еще один крик в темноте глубокого бетонного канализационного туннеля и Алексея повергув свою Т-888 бронированную голову киборга между двух длинных острых как бритвы лезвий на руке Т-H5S17, и с включенным ночным зрением, увидел идущего к ним еще одного робота-гибрида. Такого же распадающегося на части и умирающего, скрипящего гулко суставами своей гидравлики и севроприводов, Рендала Шерри. Киборга гибрида Т-Н815.

Серена Коган, сказала ему при их личной в главном зале управления беседе, что он ее правая рука и самый древний, почти такой же древний, как и она, киборг-гибрид. Что вся власть здесь держится только на нем. И все люди-машины слушаються его бесприкословно.

Рендал Шерри, был создан еще до ядерной войны и практически уже весь внешне не выглядел как человек. И жил лишь за счет ядерного еще работающего генератора и батарей. Но ему удалось избежать смерти в отличие от остальных гибридов и протянуть так долго в этих гниющих холодных и сырых подвалах.

От него уже остался только один эндоскелет из танковой стали, обмотанный как египетская мумия бинтами и тряпками. И закутанный в рваную и грязную, как и все здесь одежду. В гражданских изношенных и стоптнных донельзя со шнурками ботинках.

Он единственный кто смог так долго протянуть, лишившись многих человеческих живых органов внутри себя, просто вырезав пораженные раком участи своего тела и человеческие органы. Но так могли не все. Остальные, просто погибли не в силах смириться с участью и от нестерпимой непроходящей боли. Или просто умерли и как машины и как люди.

- Санни! - он крикнул киборгу-гибриду Т-Н5S17 и Т-888, подходя к нему и скрипя и громыхая гидравликой и сервоприводами своих ног - Убирайся отсюда! И чтобы я тебя больше здесь и рядом с этим роботом и Далией не видел!

Гибрид Т-Н5S17 задвинул лезвия правой руки внутрь до самого локтя своей гидравлической полностью голой от плоти и кожи руки. И злобно сверкнув своим почти черным карим гниющим еще двигающимся глазом машины и красным глазом видеокамеры, отошел от робота Т-888 Алексея. И быстро ушел, шлепая по бетону своими старыми шнурованными на толстой подошве ботинками на своих похожих на человеческие, ногах в рваных штанах, исчез в темноте длинного и узкого коридора туннеля.

- Прошу прощения за него и его выходку - произнес Рендал Шерри, смотря двумя горящими красным огнем на практически лишенном кожи и плоти стальном черепе робота- гибрида Т-Н815 на Т-888 Алексея – Он у нас самый дикий и плохо воспитанный. Он из молодых, и, как и Далия поздно примкнувших к нашей пастве. И тоже больной и в отчаяние, как и мы все.

- Я прощаю его и зла не держу - произнес киборг Алексей - Я вижу в каком вы безнадежном отчаянном положении. И вправду хочу помочь всем вам. Хочу поочь хоть чем-то.

Он встал рядом со стоящей рядом с Алексеем Далией.

- Я надеюсь на помощь не меньше ее - произнес Рендал – Я хочу спасти их и лично прошу тебя, поговори с ней. С матерью своей. И скажи что видел меня и Серену Коган. Она помнит меня и ее. Она не оставит нас, которых когда-то создала. Не оставит в таком бедственном положении.

- Я же сказал, что помогу вам - произнес Т-888 роботу Т-Н815 – Помогу и поговорю с ней. Уверен, она не оставит вас умирать здесь.

***

22 июня 2032 года.

Бывшие Штаты Северной Америки.

Штат Калифорния. Восточная окраина руин Лос-Анжелеса.

Возле городка Пасадена.

04:15 утра.

Его не было уже сутки и не было ни единого от него сигнала. Ни о помощи, ни о возвращении. Он отключил всю связь с ним и все еще не вышел на эту самую внутреннюю связь между базой Скайнет первый и самой Вертой.

Это ее даже теперь бесило. И она, клялась сама себе задать ему помимо Главной машины бункера трепку, когда найдет его. Лишь бы он был живым.

- Дрянной, непослушный мальчишка – произнесла она уже вслух.

- Что, мой командир? - произнес ей в ответ летающий ОУНК-AERIAL V5.

- Ничего - прострекатала она ему раздраженно и грубо на электронном шифрованном языке машин, находясь в грузовом его траспортировочном отсеке с несколькими киборгами Т-800, вооруженными плазменными 9, 25мм с лазерной наводкой пехотными винтовками Вестингауз МЕ-25 - Ничего, еще поговорим, как ты посмел оставить своего командира одного.

- Он приказал мне, и я следовал его приказу, мой командир - произнес ей по такой же голосовой связи шифрами и кодами ОУ-летающий охотник, кружа над руинами городка Пасадена.

- Где ты его видел последний раз? - она спросила летающую военную машину.

- У тех торчащих черных скал, на склоне горы за автомобильной дорогой.

- Лети туда и покружи там, на низкой высоте. Включи писковые приборы обнаружения на всю мощности и прочеши посекторно снова все там кругом – произнесла она ему – А я попытаюсь снова вызвать его по другим шифрованным источникам радиосвязи.

Машина из жидкого мимикрирующего полисплава Т-1001 по-имени Верта снова запустила в секретный между машинами Скайнет один свой источник радиосвязи, прошаривая каждый канал и вызывая того кого сейчас усиленно искала. И он отозвался. Отозвался ей, наконец. Он сообщил на базу Скайнет один матери и ей Верте и пытался вызвать свой ОУ – воздушный охотник по внутренней шифрованной связи, и получил обратный тут же ответ от самой матери и следом от Верты.

- «Искать в районе Пасадены у склона горы с черными скалами» - отобразилось на 80000000битном экране коммуникационного дисплея видомонитора Т-1001 по-имени Верта.

- Поняла, мой повелитель - произнесла машина по-имени Верта, тому, кто отдал ей приказ.

***

Блэр Вильямс вела шесть больших грузовых вертолетов СН53 и СН124 «CI KING» морской авиации на юг американского тихоокеанского побережья Калифорнии в сторону Мексики.

Она старалась придерживать этот свой боевой военный отряд из тяжелых грузовых транспортных вертолетов ближе к скалистому, обрывистому уходящему черными и рыжими скалами в океанские вспененные прибоем вдоль берега волны.

Задачей было добраться до второго аэродрома и приморского прибрежного городка Сан Клементо. И забрать прибывших к месту предислокации в район Беверли-Хилз севернее рин Лос-Анжелеса прибывших из-за океана русских с полным комплектом вооружения.

Блэр Вильямс опытный пилот с хорошим летным боевым стажем. Ветеран войны и пожалуй единственный пилот учелевший с самого начала войны и воевавшая под началом Джона Коннора. Теперь верой иправдой служила Кайлу Ризу, взявшему власть всвои руки после загадосного и внезапного исчезновения Джона Коннора.

Уже в сорокалетнем возрасте будучи профессиональным в прошлом летчиком ВМФ США, но еще живая и активная и имеющая на боевом счету сбитых с полдюжины воздушных охотников и даже ОУНК- BOMBER и один ОУНК-AERIAL V4 «TRANSPORT» вместе с громадным роботом «ЖНЕЦОМ». И, имеющая за годы войны множество ранений, но продолжающая драться со Скайнет. Она еще могла дать фору другим, более молодым летчикам теперешней авиации повстанческого людского сопротивления.

Блэр Вильямс была командиром авиакрыла американских повстанцев и командовала группой ударных самолетов, либо как сейчас вертолетов с аэродрома в калифорнийских горах Санта-Моники. Находящегося на приличном отдалении от руин Лос-Анжелеса и его самих окраин. Этот район практически не посещали ОУ-воздушные охотники Скайнет два. Равно как и Скайнет один. И одиночные разведчики роботы. И поэтому сопротивление здесь хорошо забазировалось и сосредоточило свои силы вне зоны патрулирования машин своего противника.

И вот группа из шести Си Кингов, ведя между собой радиосвязь и громко хлопая о морской плотный сырой воздух своими многолопастными пропеллерами, шла кильватерной ширенгой, ориентируясь на головную машину, которую вела Блэр Вильямс.

- Морской волк шестому! – громко по каналу связи передала Блэр Вильямс – Сохранять положенную воздушную дистанцию. И не высовываться вперед из строя!

- Есть, командир! – в ответ ей прозвучало от конечной замыкающей кильватерный воздушный строй машины.

- Всем идущим за мной! – она снова произнесла по рации – Следить кругом и ничего не упускать из вида! Охотники Скайнет два не спят! И тоже патрулируют в этих районах! Не разевать рты, мои орелики! -Вильямс их чуть взбодрила своим ласковым командира словом.

- За тобой, Вильямс, хоть в огонь, хоть в жопу к самому черту! - прозвучал по рации голос самого шобутного пилота всей вертолетной группы, лет тридцатипяти Стефана Кубрика.

Это прозвучало по рации с замыкающего строй и все рвущегося вперед транспортного морского СI KINGA CH124.

- Я молюсь на тебя, Блэр и уповаю! - прозвучал снова голос Стефана Кубрика. И в ответ по рации раздались смешки по всем летящим вертолетам.

- Я по прилету на аэродром кое-кому, Кубрик отпущу грехи! -произнесла Блэр Вильямс – Кто-то давно не сидел на губе! Стефан Кубрик, лично тебя касается. Ты давно уже выпрашиваешь!

Стефан Кубрик давно ухаживал за Блэр Вильямс, хотя разница в возрасте была лет на пять. И это видели все. Но Блэр это ухаживание не смущало.

Ей было уже сорок, а она была до сих пор одинокой из-за этой непрекращающейся долгой войны.

Блэр Вильямс имела когда-то жениха, но это было еще до войны и из летчиков военных. Но их развела ядерная война и о судьбе своего суженного Блэр ничего не знала вот уже двадцать с лишним лет. Возможно, он погиб и уже давно как пилот Фарух Мерхади, летчик в прошлом ВМФ США, как и она, американизировавшийся индиец. Был сбит воздушным охотником в том узком когда-то ущелье. Ответвлеинии Большого Колорадского каньона в Штате Колорадо. У которого, Блэр была ведомым пилотом. Тогда она летала на самолетах А-10 «Тандерболт».

Тогда и ее сбили, и она познакомилась тогда же с киборгом-гибридом Т-Н. Самым как оказалось древним из всех киборгов Скайнет. Еще довоенным образцом. И тот киборг спас ей жизнь. И в отвтет она спасла и его из рук сопротивления. Тот гибрид и человек в одном лице спас Джона Коннора. Отдав тому свое живое человеческое врощенное в машину сердце.

Тот киборг и гибрид Т-Н запал в душу Блэр и до сих пор не выходил из ее памяти. Он тогда привел в отряд двоих. Самого Кайла Риза и маленькую негритянскую девочку по-прозвищу Звездочка. Из руин самого Лос-Анжелеса.

До сих пор это все не укладывалось в сознании у Блэр Вильямс. В ее сорокалетней, черноволосой военного пилота голове. И он все время думала о том роботе и человеке. Машине из довоенного прошлого и попавшего на эту чертову войну. Она подобрала его с собой выпавшего из грузового транспорта-скотовозки OУНК-AERIAL V2, уходящего на северо-запад в сторону Сан-Франциско, где была тогда одна из первых тюремных больших баз военнопленных и завод по производству первых Т-800. Сейчас там уже ничего этого не было, как не стало и того Т-Н по-имени Маркус Райт.

- Молчу, командир! – Стефан Кубрик прокричал по рации.

- Вот и молчи! - в отвтет она прокричала ему – И слушай предельно внимательно мои команды!

Связь прервалась и Блэр Вильямс стала поправлять свои на кресле пилота вертолета ремни. Переглядываясь со своими вторым пилотом СI KINGA СН53, мексиканцем лет тоже сорока Гарсиа Мендесом. Тот заулыбался в ответ ей, но ничего не произнес. Ни ей, ни тем, шутникам в хвосте каравана грузовых вертолетов.

Блер поправила ремни безопасности на своем кресле первого пилота вертолета и на поясе кобуру с 9,45мм пистолетом BERETTA92ES(A9).

- Нам надо успеть до вечера забрать русских – произнесла она, посмотрев на приборную доску своего вертолета и часы, показывающие уже 12:15 дня. Она это произнесла Гарсиа Мендесу и снова уставилась в лобовой стеклянный обтекатель кабины Си Кинга – И еще надо успеть вернуться.

Она снова перевела взгляд на второго своего пилота Гарсиа Мендеса и произнесла - Я думаю, шести вертолетов такого типа как эти нам хватит, чтобы забрать всех прибывших через Тихий океан.

- Не знаю, командир – произнес ей Гарсиа Мендес – Как бы не пришлось лететь во второй раз, и делать второй рейс.

- Посмотрим – ответила ему второму своему пилоту Блэр Вильямс – Сейчас главное, без проблем долететь до Сан Клементо, а там посмотрим.

***

– Я постараюсь помочь вам - произнес он им, окружившим его десяти еще живым из оставшихся в строю машинам – Я поговорю с мамой и она вам поможет.

- Хозяин рассчитывает на твою помощь - произнесла старшая машина-гибрид в этом бетонном сыром пропахшем плесенью и тленом от гниющей биоплоти подземном глубоком под самим Лос-Анжелесом подвале - Мы умираем, и ты сам это видишь. Мы не такие как ты или другие киборги и андроиды Скайнет. Мы не можем сосуществовать отдельно без живых огранов, как можешь ты.

- Я это понял – произнес он им – Я и сам все вижу.

- Здесь все гниет и умирает – произнесла машина-гибрид Т-Р/870 Алексею – Мы изгои обоих миров. И нас убьют и те и другие. Мы прячемся вот уже больше двадцати лет здесь в этих бетонных канализациях вместе с крысами и мутантами тараканами.

- Я пока сюда к вам шел, видел крыс и ваших тараканов - произнес Т-888 – Это не жизнь. Это кошмар. Мучительный кошмар, что я увидел у вас здесь. Я даже представить не мог, что встречу вас. Я считал, что Юлия была единственная, такая как вы машина.

- Нет, это мы единственные – произнес Т-Р/870 – И последние, что стоят перед тобой. Мы просим о помощи и просит, о помощи тебя наша мать.

- Я же говорю – произнес Т-888 по-имени Алексей - Я сделаю все, что только сумею. Но вытащу вас из этих подвалов. Я обещал ей, вашей матери и заступнице. Я договорюсь со своей матерью и спасу вас.

- Помоги нам! - они все заголосили в один голос - Ты наш спаситель, помоги!

Они протянули к Алексею свои пораженные гинением и язвами нарощенной на металл биоплоти и болезнями манипуляторы руки машин и людей в одном лице и коснулись его блестящей в колтане гидравлики и сервоприводов его бронированного экзоскелета робота киборга три восьмерки тела и манипуляторов рук.

Окружив его, они все десять машин, прижались к кибргу Т-888, обняв его, плача и причитая. А он не мог, пока им ничем сейчас помочь. Он бы хотел, но сейчас не мог.

- Я должен идти – он произнес им записывая все, что видит здесь через свои горящие красным огненным ярким светом робота глаза видеокамеры и через экран своего коммуникационного 40000000битного дисплея и видеомонитора, перемещая все данные в свой блок памяти и микрочип ЦПУ машины. Все об увиденном здесь и данные о Серене Коган. Их Главной машины. Машины управляющей этими бетонными глубокими под разрушенным до основания Лос-Анджелесом сырыми в гнили и плесени городскими подвалами. Местом, куда не совался никто из человеческих повстанцев и даже роботов обоих Скайнет. Тем более, так глубоко, куда пробрались от страха за собственное существование эти отвергнутые всем воюющим миром эти машины. Дезертиры и беглецы. Мужчины и женщины из оставшихся еще в строю и живых. На последнем издыхании своих ядерных батарей и генераторов. Устаревшие теперь, брошенные и забытые. И он захотел им посмочь. Не как машина, а как живой человек. Потому, что там за проводами и металлом были тоже люди, как и он, Алексей. И они взывали к милости и помощи. Взывали не к людям из отряда повстанцев, а к его матери. Матери всех машин. Матери, сделавшей их чем-то средним. Полулюдьми полуроботами. Как, в сущности, и его, Алексея. И он рассчитывал на ее помощь. Хотел рассчитывать.

- Я должен идти - произнес он им, как человек на человеческом языке - Меня давно уже ищут. Я знаю. Она меня ищет, моя мама. Она беспокоится за меня. За своего сына. Но я вернусь и спасу вас всех, кто еще живой здесь, спасу. Я обещаю вам. Не как машина, как человек.

Действительно он задержался. Он рассчитывал сделать расчеты и снимки руин Лос-Анжелеса с другой стороны для новой вероятной атаки на Скайнет два, но попал вот сюда. Попал из собственного любопытства. И стал участником новых событий.

Но пора было возвращаться. Вероятно, его ручной ОУ-НК AERIAL -воздушный охотник уже был на базе и всполошил весь бункер его пропажей. Особенно последними его командами и приблизительными и не особо точными координатами его пребывания здесь.

Эвелина беспокоясь за его жизнь, могла послать целую армию сюда в сторону Пасадены. Не взирая, на тяжелые роковые даже потери среди своих машин при новом столкновении среди руин города с машинами Скайнет два. Верта даже ее не смогла бы отговорить, не делать этого.

Он хорошо ее знал и знал как она им дорожит и его любит. Как настоящая живая земная мать. А он уже успел обеспечить ей забот и хлопот за себя и своих мальчишеских поступков.

Он неправильно поступил и получит втык от Скайнет один.

– «Это точно. Без обсуждений» - подумал Алексей, окруженный умирающими и больными гибридами машинами.

- Пропустите меня к нему – вдруг он услышал голос Далии, Т- РS300 – Дайте мне пройти к нему. Я должна с ним попрощаться.

Машины все вдруг расступились, и Далия подошла к Алексею.

Она подошла вплотную и прижалась своей полуоблысевшей черноволосой головой гибрида женщины к его грудной бронированной из колтана плите. К гудяшщей там, в специальной выдвижной экранированной ячейке правой работающей на всю мощность водородной батарее.

- Я хочу жить, Алексей - произнесла Далия, машина Т-РS300 – Я хочу верить, что ты вернешься и заберешь меня отсюда. Ты заберешь нас всех и спасешь нас от болезней и смерти. Я когда-то искала вот так своего мужа, когда была еще человеком, как и ты, Алексей. Как мы все здесь. Я просто хочу выжить. Помоги нам.

- Он поможет нам - произнесла, уже почти вся поверхностно сгнившая до своего эндоскелета машина-гибрид Т-Р/870 – Отпусти его и дай ему идти. Он должен венуться как наша мать сказала нам. Вернуться с помощью. Скайнет первый не оставит нас здесь умирать.

- Я попрошу заменить вам ваши тела на новые и заменить, на новые, ваши источники питания - произнес робот Т-888 по-имени Алексей. Она сделает это, Я обещаю.

Они расступились и разошлись в стороны. Все десять оставшихся еще в живых машин-гибридов. Жутко и громко издавая механические звуки и скрипя ржавыми под гниющей нарощенной умирающей человеческой биоплотью и кожей гидравликой сервопиводами, машины бункера Серены Коган расступились, отпуская своего свалившегося так неожиданно на их голову робота гостя. И Алексей, еще раз, подойдя к Т-РS300 по-имени Далия, произнес ей - Я вернусь и спасу тебя и всех здесь. Обещаю.

Т-888 быстро пошел, гремя своей гидравликой и сервоприводами манипуляторов ног по бетонному полу холодного сырого бункера киборгов-гибридов выйдя за распахнутую железную ржавую толстую на задвижках запорах бункерную дверь и уходя прочь по узкому длинному туннелю удалаясь в темноту подземной заброшенной населенной одними здоровенными жуткими крысами и тараканами мутантами городской канализации. Шлепая по глубокой доходящей до его механических суставов и колен грязной зеленой и мутной зараженной всякими болезнями и нечистотами воде. Которые, не могли бы причинить ему какого-либо вреда. Ведь он был не гибрид, как все они. Он был все же робот. Но с душой живого человека.

Он вышел из гниющих бетонных затхлых подземных городских катакомб. И выбрался на самый высокий участок покатистой но довльно высокой горы с черными, торчащими из выжженной ядерным ударом и солнцем земли. И увидел, включил свою внутреннюю коммнуикационную связь. Алексей передал свои координаты на Главный Скайнет первый центр связи. И получил отвтет ждать на месте.

Вскоре над дальним горизонтом парящей, уже в лучах набирающего температруру летнего солнца появилась блестящая сверкающая металлом точка. Она увеличивалась быстро в размерах. И вскоре превратилась в ОУНК-AERIAL V5. Это был его воздушный охотник. Тот возвращался за ним. И откликнулся на радиосвязь.

Машина подлетев зависла почти над киборгом Т-888 и повернув сопла реактивных двигателей стала спускаться вниз и села на самой макушке склона горы перед Алексеем и тут же открылась грузовая посадосная аппарель и из нее вышла сама Верта.

Он не ожидал ее тут увидеть, но все равно был ее присутствию рад.

- Меня за тобой прислала твоя мать, паршивый непослушный мальчишка! - Верта произнесла громко ему и была не в настроении или просто так делала вид – Я бы с тебя спросила за такое самовольство!

- Верта – Т-888 по-имени Алексей, произнес, было ей.

- Молчи и не зли меня! - она сверкая зелеными своими зрачками полиморфными жидкометаллическими зрачками Т-1001 Верта – Быстро в машину! Потом поговорим!

- Мне нужно к матери - произнес Верте Алексей – Я нашел еще один Скайнет, там внизу и нашел роботов-гибридов. И они нуждаются в помощи. Нашей помощи.

- Я сказала в машину - она в приказном порядке сказала Алексею - Ты выполнил свою задачу, верно?

- Верно, станция и вышка уничтожена, Верта – ответил он на ее вопрос.

- Прекрасно - ответил ему холодно машина по-имени Верта – А теперь в машину и на базу к своей матери и моему хозяину.

Она прикоснулась к его спине. И подтолкнула в сторону посадочной аппарели, считав мгновенно за доли секунды, все данные и координаты того, откуда Алексей только что вышел.

Удивительно, но робот Т-888 и Алексей ничего не почувствовал сейчас. А данные по подземному канализационному бункеру уже были все у самой машины Т-1001 по-имени Верта.

Алексей, не оглядываясь и понимая, что дальше разговаривать, не стоит. Верта была непреклонна и ее не стоит больше беспокоить вопросами. Нужно было к маме Эвелине, и поговорить о гибридах и о Серене когнан и рассказать ей про Далию.

Он повернулся уже почти поднявшись в самом люке грузового отсека ОУНК-AERIAL и спрсоил Верту перед отлетом - Верта, а ты что тут останешся?

- Это не твоя забота, Алексей – ответила она резко снова ему, лишь повернув к нему свое сверкающее на ярком утреннем солнце белизной миленькое, но холодное и теперь бесчувственное личико.

Она была в состоянии не желание с ним сейчас общаться.

Верта в этот момент параллельно подключилась к Скайнет один и получала команду на уничтожение подземного бункера роботов-гибридов и беглых дизертиров. Приказ на уничтожеине еще одного Мегакомпьютера по-имени Серена Коган.

Алексей не стал больше спрашивать свою любимую и зашел в грузовой отсек своего же ОУ-воздушного охотника и тот, поднявшись в воздух, полетел в сторону Штата Колорадо.

***

Вошли все. Во все шесть грузовых вертолетов. Забив под завязку их боеприпасами и оружием. От стрелкового до плазменного. Сюда же разместив и портативные бронебойные ракеты, и обмундирование солдат Дальневостояной морской и пограничной дивизии. Включая оснащение и вооружение обоих ракетных бункеров Остапенко и Гаврилова. И еще лекарства и медикаменты с военными врачами. Вместились все, перегружив вертолеты, но те, смогли оторватся от земли и взять курс на север в сторону Беверли –Хилз и выжженных до голой скальной основы ядерным когда-то взрывом гор на севере Лос-Анжелеса. Затем курс в горы Санта-Моника, на горный аэродром.

Это уже случилось под вечер. Часов в шесть. В потемках и с включенными фарами, вертолеты взмыли, один за одним, вверх с аэродромной площадки приморского городка Сан Клементо. И хлопая тяжело своми лопастями больших пропеллеров, полетели снова вдоль побережья Тихого океана туда, откуда прибыли.

- Меня скоро начнет уже тошнить от этой сверкающей воды - произнес Егоров Иван односельчанину из родной староверческой деревни Федотову Степану - Пока сюда летели, я ее столько насмотрелся, что уже на желудке паршиво.

- Мне тоже паршиво, лучше все же лес – произнес ему Федотов Степан - Лес и наши Сибирские горы.

- Быстрей бы все закончилось - произнес в ответ Федотову Степану Егоров Иван - Я домой хочу в нашу деревню.

- Я тоже - произнес Федотов Степан, рядовой отряда разведки лейтенанта Родиона Семенова - Хочу увидеть маму и отца.

- Я тоже - произнес ему в ответ сержант боевого отряда майора Сергея Ващенко Егоров Иван.

- Когда закончим со Скайнет тогда и вернетесь - произнес им обоим ракетчик и офицер ракетного бункера полковника Петра Остапенко капитан Николай Фоменко.

-Расслабьтесь ребята – произнес морпех капитан Дмитрий Савельев – Нас ждет Америка.

***

- Тем машинам нужна помощь - произнес киборг Т-888 по-имени Алексей – Там под городом в тех канализационных радиоактивных загаженных катакомбах и туннелях. Мама, они просто там умирают как мухи. И им никто не поможет, кроме нас.

- Понимаю тебя, мой сыночек – произнесла ему Главная машина по имени Эвелина – Я знаю все, что там происходит. Там самая зараженная зона сверху и внизу в подземных туннелях под городом. Я сделаю все, что ты просишь, мальчик мой, возвращайся скорей домой. Я хочу снова увидеть тебя здесь в букнере.

- Я уже на пути к дому, мама – произнес киборг Т-888 Алексей – Прости меня, мама.

- Ничего,только вернись в «УЛЕЙ» - она ему ответила по внутренней связи машин шифами и кодами Главная машина кибернетическог о основного муравейника.

- Там осталась Верта – произнес робот Алексей – Зачем?

-Я ей поручила осмотреть восточные все окресности на границе с Лос-Анжелесом – произнес Скайнет первый – Проверить работу наших машин и все ли мы там решили,что хотели. Она должна будет, если что произвести там дополнительную зачистку территории. Это моен личное распоряжение ей. Не беспокойся, мой мальчик не о чем, я жду тебя дома в Главном моей бункере.

- Я уже на подлете, мама - произнес киборг Алексей – На границе с Денвером.

- Ты ранен? – прспрсоила его Эвелина.

- Не серьезно, мама – отвтеил он по внутренней секретной шифрами и кодами ей в обратную сторону связи – Только повреждены бронещиты груди и спины плазмой, но колтан выдержал. Требуется незначительная починка в техцехе.

- Прекрасно, мой любимый мальчик - произнесла ему Скайнет Эвелина – По возвращению, сразу направся в механический цех для текущего скоротечного ремонта.

Он снова произнес ей - Помоги им, мама. Они ждут помощи и надеются на положительный исход. Они хотят выжить. Так просила сама их мать Серена Когнан.

- Серена Коган – произнесла Эвелина – Я слышала о ней. Раньше слышала.

- Это еще один Главный, как и ты компьютер, мама – произнес Т-888 Алексей – Я послал тебе данные о их бункере и о всех машинах там.

Главная машина тут же перенаправила данные обратно, через висящий над Главной базой Скайнет одни зонд связи, по другому радиоканалу за спиной летящего назад на базу киборга и человека Алексея. Посылая те данные на молекулярное ЦПУ робота Т-1001 по-имени Верта с поправкой в отделе приоритетных задач – Ликвидировать всех, пленных не брать.

Глава 5: Убийца из жидкого металла.

22 июня 2032 года.

Бывшие Штаты Америки.

Штат Калифорния. Центральная часть руин Лос-Анжелеса.

Подземные городские канализационные бетонные катакомбы.

12:50 дня.

Сдублировавший из своего жидкого полиморфного мимикрирующего металла один в один Т-888, робот Т-1001 по-имени Верта стоял у входа в глубокий низкий потолками бетонный туннель. Уходящий, куда-то в безграничную черную непроглядную даль, наполненную смрадом и вонью разложения и заросшего по потолку и стенам густой свисающей и сползающей в грязную воду плесенью.

Эти канализационные густо разветвелнные катакомбы были под каждым городом в самом низу под подземной железнодорожной дорогой метрополитена. Как и здесь, где сверху над головой было целое нагромождение в метрах двадцати сваленных в кучу вагонов обвалившейся местами до самой поверхности города пассажирской подземки.

Миновав в полной темноте множество переходов по колено в грязной наполненной нечистотами и радиацией воде, она Верта, в облике Т-888, скопировав его один в один и сканируя все биосканером узкое пространство, включив ночное зрение в режиме поиска, наконец-то нашла то, что искала по приказу своего хозяина и повелителя.

Сверкая в темноте сдублированными под киборг три восьмерки красными видеокамерами в глазницах стального из жидкого металла черепа и осматривая и ощупывая все своими манипуляторами из такого же полиметалла гидравлическими руками и запустив осязательные функции машины из полисплава на всю мощность. Осматривая все своими тем живым телом женщины робота Т-1001, Верта сейчас стояла у большого дверного люка. Ржавого с колесом вертушкой запором на ригелях распорах из толстых пластин железа. И по всему было видно, что эти ржавые двери недавно отпирались, хотя и были сейчас прочно закрыты на эти запоры и изнутри. И за дверью стояла охранающая этот вход машина. И Верта уловила ее появление за той толстой железной переходной дверью в бункер еще одного Мегакомпьютера. Из совершенно чужих, как и тот робот. Хотя Верта знала уже с кем, имела сейчас дело. Эти все машины были из ее подчинения. В прошлом. Из ее лаборатории и были беглыми, пропавшими прямо с поля боя. И уже практически забытыми и утерянными в прошлом.

И Т-1001 - узнал его. Это был Т-С1Н15. Один из ее киборгов-гибридов. Помесь человека и машины. С гниющими и разлагающимися внутренними врощенными человеческими органами и сгнившей порядком уже кожей и плотью в качестве камуфляжа. И, похоже, та машина нащупала и ее, Верту, но пока там стояла и молчала за дверью, разделяющей их двоих. Возможно, та машина приняла ее за Алексея. На что и был первоначальный расчет.

Кругом было полно больших тараканов мутировавших до неприличной жуткой величины, и кругом бегали такие же огромные крысы. Они с шипением сновали все время под ногами, пока она шла сюда и не добралась до этой двери.

Т-1001 по-имени Верта, а сейчас скопированный Т-888 из жидкого металла псевдо Алексей стоял у самой ржавой большой двери в полной темноте глубокого подземного заполненного грязной водой туннеля. Как в каком-нибудь ядерном глубоком заброшенном бункере. Только этот бункер был не для людей, а бункером для беглых дизертиров машин.

Она громко постучала своей правой скопированной под Т-888, модель 1:08 гидравличекой в сервоприводах рукой по дверному люк. И оттуда через встроенную в бетонную стенку у дверного люка звуковую рацию спросили, кто пришел и зачем.

И она спросила голосом похожим один в один на голос Алексея, на разрешение войти и чтобы открыли эту дверь.

- Ты не тот за кого себя выдаешь – прозвучал голос из-за двери через радиоустройство – Ты не тот Т-888, за которого себя выдаешь. Уходи и неприходи сюда, пока можешь унести свои ноги.

Было все ясно. Обманный камуфляж непрокатил. И Верта слившись в один в человеческий рост, блестящий ртутью металлический сталагмит быстро приняла исходный свой истинный облик.

- Открой мне или я вынесу эту дверь – произнесла в ответ громко она, рассчитывая, что ее услышат там за той ржавой металлической дверью.

Верту возмутило такое отношение к ней и эта дикая нарывистая наглая грубость, в ее адрес устаревшей давно и которой давно, надо было уже пойти на списание машины, которая с той стороны двери тут же подняла тревогу.

И ей ничего не оставалось, как просто вырвать с проржавеших до дыр петель, срывая металлические плоские запоры и ригеля, ту разделяющую Верту и робота-гибрида дверь.

Она, в облике блестящего гладкого безликого гуманоида, отойдя на несколько шагов назад, выбросла вперед обе свои жидкометаллические блестящие руки. Превратив их в длинные острые твердые на кончиках, как бронебойная сталь иглы. И с невероятной скоростью вонзила те иглы в ту металлическую дверь, пробивая ее насквозь и превращая свои руки в блестящие широкие захваты, вырвала те двери из петель и тех запоров. Снося попутно обои бетонные косяки и дверной такой же ржавый каркас. Отбросив в сторону эти тяжелые толстые двери Т-1001 ворвался внутрь бункера и убежища киборгов-гибридов. Дезертиров и изменников Скайнет один, чтобы навсегда покончить с ними. Выполняя приказ своего хозяина и Бога по зачистке, чтобы уже навсегда покончить с тем, что могло привести к новому витку войны и помешать планам Скайнет один, покончить со Скайнет два.

Ничего не должно было остаться, что хоть как бы напоминало о ядерной войне и о машинах Скайнет. Таково было распоряжение Скайнет один и это не обсуждалось. Это могло помешать рождению ее сына Джона Генри там, в далеком будущем. Повторению того, что могло снова произойти, и возможно с более трагичными результатами.

Она ворвалась внутрь узкого длинного коридора уходящего еще куда-то вниз. Но уже сухого, без грязной воды и освещенного слабым ламповым мерцающим тускло светом. Без тараканов и крыс. Под низкие нависающие заплесневелые своды бетонных потолков и нависающих с боков таких же бетонных стен.

Робот сразу же устремился за убегающим роботом-киборгом Т- С1Н15, который еле уносил свои от нее в рванине полуистлевших грязных штанов гидралические в гниющей плоти и коже в таких же старых изношенных почти до дыр шнурованных туфлях ноги.

Но она настигла его в мгновенье ока, и поразила одним ударом правой обоюдоострой как заточенная бритва длинной остроконечной из жидкого металла рубящей секиры руки. Разрубив убегающего Т-С1Н15 продольно сверху до самого низа его стального робота старого, хоть и бронированного танковой сталью, но порядком уже изношенного гидравлического эндоскелета. Из которого, сразу же вывалились все внутренние человеческие больные, пораженные язвами гниющие органы. А сам эндоскелет развалился на две половины, теряя свой ядерный устаревший еще наладом дышащий генератор и обе ядерные батареи устаревшего типа IGEY-450.

Машина, умирая не издала ни звука, но успела пробить тревогу по всему подземному бункеру роботов-гибридов, которые бросились кто куда врассыпную по темным закоулкам бетонных узких коридоров, преследуемые Т-1001 и уничтожаемые мгновенно истребительной машиной, которая находя их в полной темноте сырых в воде переходов уничтожала одного за другим, превращая и так разрушаемые их из живой больной плоти органов и стальных эндоскелетов тела в полный разрозненный разбросанный по подвалам канализации хлам.

Не было смысла взывать о милости и пощаде. Только порой слышался в темноте пропитанных гнилью и смрадом среди мутантов тараканов и крыс крик умирающих людей и машин. Последних машин-гибридов. Последних из десяти еще оставшихся живых и жаждущих жизни.

А робот Т-1001 по-имени Верта уже стоял в Главной бетонной комнате с умершим и недождавшимся его прибытия Главным здесь компьютером по-имени Серена Коган. Он или она смотрела своими зелеными зрачками полиморфных глаз на пустой черный старый экран командного Главного дисплея еще довоенного видеомонитора на котором небыло ничего и никого. И молчали все сервера и генераторы. Осталось лишь уничтожить все высоковольтные провода, что Т-1001

сделал, разбивая здесь все тоже в хлам, на глазах спрятавшегося единственного еще выжившего чудом киборга-гибрида по-имени Далия. Который наблюдал, спрятавшись и забившись в темный угол в отдалении от Главной комнаты, между двумя бетонными торчащими плитами в полной темноте и выключив все, что мог выключить лишнее, чтобы робот убийца не просканировал и не засек его. Это робот Т- Р300, сжавшись от ужаса и душевной боли сейчас поклялся, если выживет отомстить Скайнет один за все, что здесь было.

Далия медленно отползала задом, стараясь не шуметь на корточках в полной темноте от места самой бойни.

Она осталась одна, и ей надо было уходить отсюда. Здесь для Далии все было окончено. По ее в язвах машины и человека женским щекам текли слезы, но она молчала. И только уходила в темноте от крушащего все вокруг в главной командной комнате гибридов робота из жидкого металла Т-1001, который увлекшись разрушением и уничтожением серверов проводов и генераторов не заметил ее.

Далия уходила по туннелям и грязной вонючей подвальной пропитанной радиацией и разложеинем воде. И теперь ее путь лежал наверх.

Она знала, куда теперь ей идти. Ей нужно было только выйти в самый центр руин Лос-Анжелеса. И сдаться роботам терминаторам. На милось охотников машин. И с желанием увидеть сам Скайнет два.

- Я отомщу – произносила сама про себя Далия - Я за вас всех отомщу, братья и сестры. Я отомщу, за тебя, моя мама Серена Коган.

***

Общения между американскими и русскими были в основном на жестах и условных знаках. Но и те и другие быстро сдружились и уже общались во всю, каким-то образом, понимая порой без переводов, и лишних слов друг друга.

Особенно доставалось теперь переводчикам с обеих сторон. Среди американцев нашлось только двое, кто более менее разбирался в русском языке и то на крайне ломанном. И те двое метались по всему подземному бункеру сопротивления в горах Санта-Моники то от одной группы к другой и обратно, чтобы перевести с русского на американский или наоборот. Кроме того полковник Перт Васильевич Остапенко приставил к тем двоим из переводчиков амеирканцев их земляка из пленных в прошлом Скайнет друга Фредерика Джона, который сидя в плену в лагере «TANTURIOS» более-менее постиг азы русского языка как и его товарищ по несчастью Фредерик, довольно за короткий срок. Вот как раз их навыки и пригодились и их специально ракетчики взяли с собой за океан в качестве переводчиков.

Фредерика Остапенко оставил себе. Ему ведь надо было как-то общатся с командиром партизанского народного американского сопротивления Кайлом Ризом и всем командным составом боевых отрядов Лос-Анжелеса.

Лучше всех шарил по-английски лейтенант Лев Круглов, но его отправили с группой разведки состоящей из американцев в сторону Восточной части Лос-Анжелеса и на границу Штатов между Невадой и Калифорнией. Кроме того, он был не только ракетчиком, но еще и летчиком. И вел вертолет BELL UH-1 «IROQUOIS» вместе с Блэр Вильямс, сидя рядом на двух в кабине вертолета сиденьях и держась за штурвал и свободно переговариваясь по-английски со своей теперь напарницей по боевому полету.

Его соединили с группой пилотов и командиром ветераном войны летчиком Блэр Вильямс. И они были уже где-то далеко в дороге, судя по посланной ими по рации радиограмме.

Они, облетев вокруг руины города ангелов, и минуя самые радиоактивные районы, углубились уже в Шата Невада, подлетая к границе Штата Колорадо. После этого связь была отключена и уже с час небыло от них связи.

- Ты, наверное, сейчас думаешь о своем Кравцове – произнес радистке Тамаре Кудрявцевой сам стоящий в отведенном американцами боксе с

русской радиостанцией полковник Петр Васильевич Остапенко - Но ему там пока лучше будет. Ему сейчас, уверен, не до пьянства и разгула. Я на него повесил ответственную работу. И приставил своих людей.

- Да, он сейчас Петр Васильевич, наверное, разрывается между двумя ракетными бункерами поддерживая связь с лесными староверческими деревнями и с командирами нового Главного штаба на Дальнем Востоке в Хабаровске - произнесла радистка Тамара Кудрявцева – Думаю, ему не легко и не до пьянки.

- Это исправит его от пагубных привычек – добавил Остапенко - Пусть теперь выслуживается. Он и так достаточно натворил. Ему повезло еще, что не расстреляли. Заслуга твоя здесь тоже есть Тамара.

- Люблю я его - произнесла Кудрявцева Тамара - А он как не замечал меня.

- Ничего, Тамара – произнес ей в ответ Остапенко – Теперь думаю, думает о тебе. Ты тогда грудью встала на его защиту, когда его притащили на суд в наш бункер.

- Если бы не вы, Петр Васильевич - произнесла Кудрявцева – Я бы не спасла его от суда и расстрела.

- Вообще, твой Кравцов молодец - произнес Кудрявцевой Остапенко – Он командир от Бога и то, что надо. Он через плен машин прошел и вернулся назад, молодец.

- Что будем домой радировать, Петр Васильевич – Тамара Кудрявцева сменила личную тему на профессиональную. И спросила своего командира.

- То и радируй, Тамара - он ей как командир произнес – Прибыли все и все в полном порядке. Приняты дородушно американским повстанческим сопротивлением. Обживаемся и налаживаем контакты. Совместно готовим организованное крупномасштабное наступление сразу одновременно на два бункера Скайнет.

Он положил свою правую мужскую тяжелую руку на плечо радистки Тамары Кудрявцевой и произнес – А от себя можешь добавить и передать в наш штаб ракетного бункера свой личный привет майору Виктору Кравцову. Передай, что когда прибудет назад полковник Петр Васильевич Остапенко, он с него спросит за порядок там, и сохранность там оставленного под надзором его и каптерщика Нетмана все бункерное имущество.

И уходя из бетонного подземного жилого бокса с русской радиостанцией, полковник Петр Васильевич Остапенко добавил – Как бы это не выглядело странным, но Виктор единственный на кого я могу смело в данный момент положиться, доверив оба наших ракетных бункера под бывшим Красноярском. И невзирая на все, что между нами было. Заканчивай с этим Тамара и отбой. Иди спать. Уже часов девять, а ты с девяти утра здесь на ногах и с рацией.

- Хорошо, Петр Васильевич – ответила она ему, сейчас быстро отобью радиограмму и сверну все.

***

- Кайл, брат! – произнес Дэрек Риз, обращаясь к своему родному младшему брату и командиру объединенного боевого отряда повстанческого сопротивления – Ты полностью дал этому русскому полковнику картбланш в командовании здесь всеми нами! - он возмущенно набросился на брата с упреками – Ты доверил этому русскому офицеру наши жизни! Всех нас! Ты сошел с ума! Это же русские!

- Да, я дал, но когда придет время, заберу обратно, все что дал – ответил категорично и резко своему старшему брату Кайл Риз - И не ори, а то слышно по всему подземелью.

Дэрек Риз с трудом сдерживал свои эмоции. Он просто бесился, бегая из угла в угол в их общем братском жилом боксе. В глубоком подземном прорытом самими американскими повстанцами за годы войны и расширенном в горах Санта-Моника недалеко от Беверли-Хилз бетонном бункере.

Этот бункер с прорытыми в глубину еще военными морскими пехотинцами ВМФ США до войны этажами и стальными противорадационными бронированными толстыми из танковой стали квадратными герметичными дверями, был довольно широко, разветвлен и расширен самим американским объединенным партизанским сопротивлением. И достаточно хорошо обжитым и недосягаем для роботов Скайнет. В котором, как и в небольших вымерших без местного населения пустых городках под названием Оксхард и Вентура, теперь разместились Советские военные в полном вооружение. В котором, был и жилой бокс двух родных братьев Риз, где носился из угла в угол, взбешенный и возмущенный с вытаращенными карими глазами Дерек Риз.

- Нет, так нельзя, брат – Дэрек немного снизил свой гневный порыв и пригасил свой крик. И уже произнес более сдержанно и более тихо - Так нельзя. Они здесь стали всем заправлять.

- Они советуются с нами, Дэрек – произнес Дэреку Кайл Риз – Этот главный у них кто назвался полковником Петром Остапенко, ничего не делает не посоветовавшись со мной. Ему это необходимо. Русские не знают местности и окраин Лос-Анжелеса и мы нужны им.

- А когда обживутся, что тогда, брат Кайл? – произнес не успокаиваясь ему Дэрек Риз – Что тогда? Когда приживутся на наших землях? Ты думаешь, русские уйдут теперь? Думаешь, они не прикончат нас, когда одолеют Скайнет?

- Сейчас я, Дерек, не буду обсуждать эти все твои темы – ответил на вопросы младший Риз, старшему Ризу, поправляя свой пятнистый военный американский камуфляж, ремень и кобуру с восьмипатронным пистолетом 0.45мм Сolt M1911A1 – Дождемся прибытие вертолетной разведки и Блэр Вильямс.

Дверь в отдельный от всех командирский бокс внезапно открылась и вошла Кэтрин Брюстер.

Она подошла к Кайлу Ризу и прижавшись к нему его поцеловала прямо в губы не стесняясь его старшего родного брата Дэрека. И того, что она когда-то была супругой нареченного предводителя сопротивления Джона Коннора.

Она была старше Кайла Риза лет на десять, но это не мешало ее переменчивой любви от одного мужа к другому, невзирая на значительный возраст. К тому же Кэтрин Брюстер, не смотря на лишения войны, неплохо еще сохранилась и могла даже молодым дамам в отряде сопротивления дать фору. Она неплохо сохранилась для своих сорокапяти лет и знала это.

Она только что явилась сюда из медблоков подземного бункера, где русские военные врачи спасали американских больных и за сутки уже кое-кого поставили на ноги.

Она сама, будучи врачем и в прошлом в молодости ветеринаром, в Санта-Барбаре еще до войны. И теперь волей неволей принимала совместное с русскими врачами посильное участие в спасении своих же больных, уже под руководством самих русских. И ей это вмешательство русских в ее дела, хоть даже умирали ее земляки американцы, до жути не нравилось, как и Дэреку Ризу. Но сложные сложившиеся обстоятельства обязывали принимать в этом участие, как и жесткий приказ Кайла Риза.

- Как дела в медостсеке? - спросил Кайл Риз ее, когда она насладилась своим и его поцелуем.

- Сносно – ответила с нежеланием ему Кэтрин Брюстер – Есть уже те, кого поставили на ноги, но некоторые все же умрут. Они безнадежны. И еще, я не хочу быть на побегушках у этих русских врачей. Они буквально отняли у меня всю мою работу и всю мою медчасть.

- Это необходимо, Кэтрин – произнес Кайл Риз ей – Пусть работают и делают свое дело. Мне нужно спасти своих людей. А у русских хорошие врачи и лекарства. Чего у нас уже нет, как нет шанса к выживанию без них.

- И все же, я не хотела бы быть и работать с ними рядом - произнесла Кэтрин Брюстер - Они меня просто пугают.

- Видишь, брат, Кэтрин тоже противник присутствия их здесь – произнес Дэрек Риз своему младшему брату Кайлу Ризу – Я думаю, кроме Аарона Митчелла и еще нескольких военных нашего отряда мало кто тебя поймет и поддержит в лояльности к русским. Я знаю, многие наши недовольны их присуттсвием и прилетом к нам.

- Я еще раз повторяю, Дэрек – произнес, уже нервно старшему своему родному брату Кайл Риз – Не тебе сейчас и ни кому другому, кроме меня, здесь решать, кто и что, а мне. А я уже давно решил. Пока русские мне здесь нужны, я их буду терпеть, как и вы все. И даже соглашаться со всем, что они предложат.

Он посмотрел и на удивленную и смотрящую на него светлокарими глазами саму в медицинском белом врачебном халате Кэтрин Брюстер и на Дэрека Риза, и добавил - Это касает и тебя Дэрек и тебя Кэтрин. И ты, и ты - он уточнил, указывая на каждого конкретно в приказрном тоне - Будете работать с русскими, пока я сам не решу, когда все оборвать и со всем покончить.

***

22 июня 2032 года.

Бывшие Штаты Северной Америки.

Штат Калифорния.

Руины и развалины города Ангелов.

Центр у развалин башен US BANK.

16:10 вечера.

Далия выбралась на поверхность из глубокого и узкого люка городской канализации. Это случилось уже под самый поздний вечер. Она решилась все же на это. Отсиживаясь в бетонных сваленных с искареженной арматурой плитах и под искареженными обрушенным метроплитеном пассажирскими вагонами, наполненными до отказа человеческими костями мертвецов. Жителей когда-то живого этого почти у Тихого океана большго шумного города.

Она и сама была когда-то живым человеком как те, что лежали теперь вперемешку своими костями в тех сваленных друг на друга вагонах.

Правда Далия была не из этих мест. Она была из Штата Оклахома. Она работала в ресторане города Оклахома-Сити офицанткой. Потом война и плен. И база Скайнет один S9A80GB18 «TANTURIOS» под разрушенным водородной бомбой Красноярском в Восточной Сибири в Советском союзе. И ее превратили в человека имашину для инфильтрации в ряды человеческого повстанческого партизанского отряда здесь в этом Лос-Анжелесе. Но она сбежала из-под контроля Скайнет один, просто сбежала и ее нашла новый для себя дом из таких же беглых киборгов-гибридов и Серену Коган, тоже машину, которая стала ей матерью и Богом. Они вот так жили внизу в этих канализациях, пока шла эта войнва на поверхности руин этого города Ангелов. И потом эти болезни. Этот рак и инфекции, что унесли ее нареченных братьев и сестер внизу под этим уничтоженным ядерной войной городом. И истребление всех тех, кто еще был живой и надеялся на обещанное спасение. И уцелела и выжила только она, машина Т-Р300 по-имени Далия. Пораженная болезнями, умирающая постепенно от мучений и боли. И теперь ей уже и самой хотелось смерти, чем жизни, после того, что произошло. Но она все же спаслась. Может это провидение судьбы и Бог спас ее от смерти. Но та машина из жидкого металла, так Далии хорошо знакомая еще по базе «TANTURIOS», убила там внизу всех и разгромила главную комнату ее матери и Бога Серены Коган.

Она помнила и узнала ее. Это была та машина, которая создала из нее то, кем она теперь была. И та машина из жидкого металла убила всех, кто еще был живым и кто был ей дорог. И кто ненавидел Скайнет и саму войну.

Далия даже отключилась в этом темном укромном месте на неопределенное время. Просто зависла в своей, постоянно сбивающейся ЦПУ программе от очередного приступа боли. Стиснув стальные зубы своего почти целиком облезшего в глубоких гниющих язвах стального черепа машины и человека. Она застыла в скрюченной позе младенца среди нависающего над ней обвалившегося многотонного бетона туннельных перекрытий под самим разрушенным городом, по которому бродили машины Скайнет два. Зажатые в пределах Лос-Анжелеса Скайнет первым и в окружении, отбивая его атаку за атакой.

Она выходила иногда на поверхность и искала, что найдет на пропитанной радиацей земле среди костей людей и покореженного металла машин, автобусов и фонарных столбов некогда цветущего у океана города Ангелов. Это обычно она делала ночью и с большим риском нарваться на какого-либо киборга Т-800 или быть атакованной с воздуха ОУ– воздушным охотником.

Она доходила даже до трудового лагеря S9A80GB20 «NAGАDOCES» в районе Хангтигтон-Парка. И возвращалась назад. Пока не встретила его. Этот Т-888. Он обещал спасти их. И он предал их. Подставил их всех. Все десять гибридов-машин поверивших ему. И за ним пришла она, та машина из жидкого металла и убила всех и ее мать и Бога Серену Коган.

- Я отомщу тебе – произнесла она сама себе, выползая на руках и ногах, почти ползком из люка канализации. И перебежками прячась за рухнувшими обломками бетона и грудами кирпичей разрушенного ядерным ударом города - Я убью тебя и твою мать, предатель. Тот, кому я поверила. Я убью твою мать, как ты убил мою, и убью вас всех.

И отключилась, снова, впадая в состояние кибернетического аварийного сна. Это срабатывали аварийные системы защиты, которые вот уже долгое время еще спасали как гибридную машину Далию от самой смерти.

***

– Мы положили в стационар человек пятнадцать, товарищ полковник – произнес военврач Дальневосточного приграничного военного округа капитан Савелий Пиличук – У них тут с гигиеной, мягко говоря, паршиво, Петр Васильевич. Хоть и есть свой тоже банный отсек, но грязи все равно хватает. Как и заразы. У них почти нет гигиенических средств, как и лекарств. Как они еще все кто остался, выжили в таких условиях? Мы делаем что можно. Есть уже те, кто идет к выздоровлению. Но еще многие в плохом состоянии. Трое умерло, но мы делаем все возможное, что от нас зависит.

Он, войдя в подземный штаб русских и американцев, прервав военный совет на самом интересном и отведя Остапенко в сторону, доложил самому Петру Васильевичу, как главному командующему офицеру объединенного военного вооруженного отряда, прибывшего в Америку в знак солидарной помощи и борьбе против Скайнет.

Теперь, объединив ракетные бункера. И две военные Дальневосточные пограничные и десантные дивизий, Остапенко, возложил часть обязанностей на себя. Поделив часть с двумя еще Советскими полковниками и своим боевым другом ракетчиком Глебом Пантелеймоновичем Гавриловым.

Здесь были командиры морской русской пехоты и пограничных войск полковники Эдуард Дмитриевич Зимин и Василий Семенович Грачев. И еще много офицеров со стороны десанта пограничников с Дальнего Востока из-под Хабаровска и ракетчиков Восточной Сибири.

Сейчас они вместе с американцами обсуждали дальнейшие планы боевых действий в районе руин Лос-Анжелеса и противостояния машинам Скайнет с обеих сторон.

Русские никогда здесь не были и их вводили в курс боевой деятельности теперь уже став друзьями сами американцы.

Со стороны американцев, присутствовавшими здесь в Главном подземном штабе бункера военного американского сопротивления машинам был Кайл Риз и его родной брат Дэрек Риз. И ряд командиров их подразделений DN38515 и DN38544. Они не были офицерами и вообще военными, но вполне успешными командирами своих объединенных партизанских городских отрядов. Уже долго удерживающих от машин западную часть города Ангелов. А это чего-то да стоило. Особенно в тех условиях, в которых американцы сейчас находились. А находились они, простите за выражение, в полной заднице. С учетом крайне поредевших бойцов сопротивления в боях с машинами обоих Скайнет и от болезней, что выкосили большую часть всех их отрядов.

У американцев появилась надежда на победу. Еще бы. Столько русских прибыло сюда из-за океана. Им даже не верилось в то, что их так после ядерного апокалипсиса осталось так много. Были вооруженные из гражданских, включая даже таких же, как и они американцев из освобожденных пленных с брошенной самим Скайнет военной лабораторной базы «TANTURIOS». И тем более военных. И это все вполне боевые и здоровые дееспособные подготовленные в отличие теперь от амерканского повстанческого разрозненного и выкошенного болезнями сопротивления. И оснащенные боевым вооружением в полной экипировке еще с военврачами. Один из которых сейчас рассказывал полковнику Остапенко отведя того в сторону о положении больных американцев в подвалах и бетонных подземельях вблизи руин Лос-Анжелеса.

- Их командир Кайл Риз сказал – ответил полковник Петр Остапенко военврачу капитану Василию Пилипчуку – Было еще хуже, когда отсиживались внутри канализаций города и на окраинах руин. Без нормальной воды и элементарного мыла. Делайте свою работу, доктор - произнес военврачу Пилипчуку полковник Остапенко - Это важно. Они надеятся на нас и свое спасение. Ваша работа, это тоже победа над Скайнет.

- Я понимаю, товарищ полковник - произнес военврач Савелий Пилипчук – Разрешите продолжать свою работу?

- Продолжайте – произнес Остапенко.

- Есть - произнес Пилипчук и, развернувшись, вышел из Главного подземного штаба, уходя назад по длинным катакомбам из бетона в свою образованную здесь же санитарную военную часть под его командованием и с такой же ответственностью. А Остапенко снова подошел к большому столу в главном подземном бункерном штабе и всем здесь военным и продолжил обсуждать дольнейшую работу здесь и планы вооруженного наступления на два бункера Скайнет в районе строительного лагеря на восточной окраине Лос-Анжелеса и в Штате Колорадо.

Здесь требовалась поддержка всей имеющейся в наличие у воюющих американцев авиации и организованность в наступлении объединенных отрядов теперь уже интернациональной повстанческой армии.

- Товарищ полковник - произнес капитан из морской пехоты, бывший пленник Скайнет, лет тридцатипяти, рослый широкоплечий, но худощавый офицер Дмитрий Савельев - Наши коллеги американцы предлагают сделать еще две развед вылазки в сторону самой базы Скайнет два и еще одну воздушную для корректировки в Штат Колорадо.

- Рисковые предприятия – произнес полковник Петр Остапенко - Но

иначе нельзя. Думаю, нам будет полезно скорректировать совместные действия и ознакомится поближе с обстановкой на чужой территории.

Петр Остапенко посмотрел на Кайла Риза, стоящего рядом с братом Дереком и за их спинами стоящего сержанта Аарона Митчела и других командиров двух весьма поредевших и почти уже бездействовавших боевых отрядов.

- Переведите нашим коллегам американцам - произнес Петр Остапенко.

И переводчики из более-менее знающих русский язык американцев из отряда Кайла Риза перевели с русского на английский. И он покачал удовлетворенно своей головой, и произнес в ответ, одобрительно соглашаясь с действиями русских.

Кайл Риз прекрасно понимал, что иначе нельзя и придется прислушиваться ко всему, что русские будут здесь предлагать и планировать. Дэрек был не совсем согласен и косо смотрел на русских и опасался их, но безвыходность сложившейся роковой и безнадежной ситуации обязывала теперь тоже подчиняться и соглашаться, как и Кайл со всем, что предлагают русские.

Петру Остапенко и русским офицерам перевели тут же с американизированного английского на русский. И он, удостоверившись у своих двоих языковых советчиков из бывших пленных и принятых в штаб ракетного бункера американцев Фредерика и Джона. Тех, кого солдаты полковника Гаврилова изловили вместе с пленными, сбежавшими из плена машин русскими Яковом и Владимиром. Которые теперь были тоже включены в состав ракетчиков объединных двух бункеров. Тем более Джон и Фредерик были из местных, но их никто из здесь стоявших американцев толком не помнили и не знали. И это не было странным. Из тех, кто мог их еще узнать или вспомнить уже небыло в живых. Да, и они особо не тяготели к своим землякам, после того, что пережили в момент предательства Джона Коннора, которого, до сих пор винили в своем пленении машинами. Да и с Кайлом Ризом не были знакомы, как и с его родным братом Дэреком и многими здесь стоящими из трех отрядов сопротивления. Их боевой отряд из пяти человек погиб тогда, когда их бросил Джон Коннор ради захвата ценного трофея, а Джон и Фредерик попали к роботам Скайнет в плен.

И Петр Остапенко, посмотрев на стоящих рядом с ним двоих американцев, тоже в ответ качнул головой в ответ Кайлу Ризу, стоящему с американцами по другую сторону большого с разложенной картой Северной Америки старого деревянного стола.

- Значит единогласно – произнес полковник Остапенко - Сначала еще одна воздушная разведка к бункерам обоих Скайнет. Все свободны, пока и можно разойтись.

С той стороны стола тоже поступили на английском языке команды и распоряжения. И все разошлись, покинув довольно быстро подземный штаб. И разошлись все по своим отрядам и по подвалам и жилым боксам, занимаясь своими делами и проверкой своего снаряжения и муштрой своих подчиненных.

***

22 июня 2032 года.

Бывшие Штаты Америки.

Штат Калифорния.

Руины Лос-Анжелеса.

Центральная часть города.

Где-то в районе центрального городского банка Америки.

16:20 вечера.

Она увидела машину, патрулирующую данный район между руинами зданий. Это был Т-800. Сверкающий своим бронированным из титана эндоскелетом. И вооруженный плазменной 9,25мм винтовкой с лазерной наводкой Вестингауз МЕ-25.

Далия пришла в себя, включив свои системы и перезапустившись после аварийной бессознательной отключки. И выбралась на поверхность, прячась пока среди камней и бетона.

Он не видел, пока саму ее Далию. Но она видела его. И сейчас не знала, как сделать так, чтобы он, заметив ее тоже машину, не отреагировал враждебно.

Эти роботы Скайнет два были с одной только программой нацеленной на охоту и истребление всего живого и подвижного в пределах их патрулирования. Кроме того, все машины Скайнет два последнее время, вообще никого не брали в плен. Это был приказ Скайнет два. Полное и тотальное истребление всего, что машина увидит своими электронными красными видеокамерами глазами.

Этот район Лос-Анжелеса был завален руинами высотных зданий, которые были здесь скучкованы до войны в сплошной бизнес район города. И сейчас тут были громадные кучи ломанного бетона и кирпича. Сюда сейчас практически не проникали большие машины Скайнет два. Как не проникали и раньше, еще с самого начала атомной войны. Здесь не мог пролезть ни один кибертанк и даже более крупные машины обоих Скайнет. Он был буквально закрыт для крупных роботов любого вида и серии. И поэтому тут патрулировали только мобильные машины, способные пролезть между завалами нагромождения камней и бетона с вывернутой и торчащей металлической арматурой.

В принципе подобная картина была во всех городах Америки. Здесь же где велись больше всего бои с повстанцами партизанами, было много еще и останков от самих роботов обоих бункеров Скайнет. Особенно южная часть города Ангелов была просто завалена останками НК-танков вперемешку с ОУ-воздушными охониками. От самых первых серий еще с самого начала и середины войны и до ее почти финального окончания.

Сейчас здесь уже не было больше крупных сражений между людьми и машинами Скайнет. Не было их и в других городах Америки. Наступило странное долгое затишье и только сверкающие на утреннем солнце своей итановой броней эндоскелетов между городских руин и исковерканного оплавленного железа машин и автобусов, патрулирующих этот центр города Т-800 с плазменными винтовками, говорили, что здесь все еще опасно. И опасно из-за самой высокой здесь радиации.

Время от времени над руинами центра города появлялись воздушные охотники и сканировали своими приборами обнаружения по секторно прилегающую к центру всю местность, плотно контролируя данный район города и выслеживая всех, кто появиться здесь непрошенным гостем.

Далия выбралась осторожно на рассвете из подземки разрушенного городского метрополитена. Она часто так выбиралась наружу, из самых глубин канализационных туннелей, что были под Лос-Анжелесом в подземку метрополитена и на поверхность разрушенного ядерной войной города Ангелов. Каждый раз буквально с риском для жизни, но риск стоил того.

Она осмотрелась вокруг. Кругом были только одни бетонные каменоломни с торчащей во все стороны арматурой. Чуть в стороне за обломками здания главного городского банка торчали, ржавея от кислотных с неба с дождем осадков, застыв здесь навечно, буквально зарывшись своими шестью ногами в крошево бетона и железа. Громадная из танковой бронированной стали. Подбитая машина разрушения и сноса зданий и укреплений TERRAFORMING MACHINE. Одна из трех выпущенных когда-то Скайнет для борьбы с партизанами повстанцами. Остальные две по слухам остались брошенными недалеко от стен Главной цитадели Скайнет первый. В глубоком песочном карьере, где последнее время машины в качестве уже рабочих машин и экскаваторов добывали насыпной грунт для расширения площадки базы «TANTAMIMOS».

Но не это пугало снова Далию, а другие машины. Охотники с оружием в руках. Которые бродили здесь в этих руинах города Ангелов.

Это киборги Т-800.

Далия уже сталкивалась и с Т-800 и с самими повстанцами, но всегда умудрялась уйти целой и невредимой от них. Еще тогда, когда на юге шли ожесточенные бои с машинами. Как было совсем недавно. Несколько дней назад. Скайнет один делал попытку очередного прорыва к Скайнет два. Такая же попытка была и с востока к Главному бункеру Скайнет два, но тоже безрезультатно. И всему виной перепаханная ядерным ударом сама местность.

Далия видела тот бой на востоке в районе Саунт Гафе у Хангнингтон парка. Там применили громадный даже НК-TITAN. Пытаясь, видимо пробиться к Главному бункеру Скайнет два. И недавний бой в пустыне Мохаве у новой строящейся крепости и еще одного большого бункера.

Далия посмотрела на стоящее над горизонтом красное солнце, где то далеко над затянутые, синеватым туманом горами на севере далеко за городом Ангелов. Сделав быстрый анализ зараженного радиацией воздуха, пропитанный содержанием сернистых паров подымающихся с зараженной запыленной серой пылью земли, с примесью инертных газов и содержанием и крайне низким азота. Она вдруг вспомнила, как приносила в свой подземный канализационный грязный и зараженный бункер с поверхности и из-под носа вражеских машин, найденное в руинах где-нибудь в разрушенной городской аптеке лекарства, какие только могла найти. Или ядерный генератор, проводку или ядерные батареи, вынув их с мертвого какой-нибудь робота, валяющегося среди камней и бетона. Могла принести и чего-нибудь из консервированной и уже просроченной пищи из какой-нибудь рухнувшего гиппермаркета. Она была поставщиком больным своим собратьям и сестрам по несчастью. Десяти киборгам-гибридам, что еще были когда-то живы, как и ее мама Серена Коган.

И вот их всех убили.

Всех до последнего, кроме нее.

Даже погиб ее близкий друг Санни, робот-гибрид Т-Н5S17, который бросился на ту машину из жидкого металла со своими выдвижными ножами от Т-803. И она видела своими глазами его смерть, как и смерть

своей матери и разрушение их подземного бункера и дома, в котором они дружно все прожили всю почти войну. Все, кто смог убежать от Скайнет. Она видела смерть и Рендала робота- гибрида Т-Н815, который командовал ими. И они подчинялись ему сумевшему протянуть дольше всех и выжить в тех кошмарных условиях в каких они все жили. Он закрыл грудью ее, и она сумела спрятаться, пока его рвала с презрением и остервенением на куски та машина из жидкого металла.

Их не менее жуткая гибель, как и ожидаемая от болезней смерть была ужасной. И Далия видела смерть их всех. И она жаждала мести. Она и выжила ради этого, чтобы отомстить. Отомстить Скайнет первый и всем его машинам и тому, что обещал спасения, а сам предал. Предал ее Далию. А она ему поверила, и поверили все. Но были обмануты. Так она, Далия считала.

- «Верно, говорили, что эти машины были созданы для обмана и истребления» - отобразилось на ее внутреннем встроенном 20000000битном как у того шагающего между руин города Т-800 дисплее Далии, робота-гибрида Т-Р300.

- Предатель – произнесла она тихо – Я даже полюбила тебя. Предатель. Я отомщу вам всем.

И Далия вышла из своего заваленного раздробленными и поломанными камнями и покореженными сгоревшими ржавыми машинами укрытия. Она подняла вверх робота гибрида манипуляторы руки. Она шла сдаваться на милость охотника Т-800.

Он мгновенно увидел ее, вышедшею к нему и идущую в его направлении.

Машина направила на свою движущуюся цель свою плазменную 9,25мм винтовку Вестингауз МЕ-25. И тут Далия увидела еще одного такого же Т-800, идущего сбоку между двух сваленных нагромождений бетона оставшегося от US BANKA. Но теперь ретироваться было невозможно. И попытка убежать грозила стопроцентной гибелью.

Она увидела под ногами тела троих лежащих и практически истлевших человеческих трупов. Прямо здесь в центре Лос-Анжелеса. Возможно уже годичной давности. Они лежали так, двое справа и один, совсем рядом слева. И это был еще совсем мальчишка. Может, лет шестнадцати или семнадцати. В истлевшей, как и у других мертвецов, почти полностью камуфляжной одежде партизана ополченца. И здесь же лежал робот или точнее, то, что от него осталось, Т-850. Уже распотрошенный, вероятно другими машинами Скайнет два или самими ополченцами. Хотя, сюда редко, кто из ополченцев добирался. Может, они единственные, кто смог сюда проникнуть по поверхности. И остаться здесь навечно, разлагаясь и будучи не похороненными.

Далия не спуская своих, робота нарощенных на ее горящие красным светом видеокамеры живые человеческие глаза, увидела скользящим взором надпись и нашивку на прожженной плазмой пятнистой истлевшей одежде убитого мальчишки. «DN38671 D. R. KONNOR». Здесь же валялись две мощные противопехотные осколочные гранаты М33 и М69 и оружие убитых. Автоматические 5,56 мм винтовки М-16, модели wac47. Его никто не поднял почему-то. Видимо, роботам убийцам Т-800, оно не понадобилось. Кому нужен был этот доисторический оружейный слабомощный хлам. Они забрали только то, что принадлежало мертвому Т-850. Но если они ее не возьмут в плен, то Далия решила применить, хотя бы эти гранаты. Умирая, но унося с собой машины второго Скайнет.

И она встала у мертвого трупа лежащего мальчишки, держа свои руки машины-гибрида вверх поднятыми и ожидая пленения. Она не пошла, дальше позволяя двум Т-800 самим подойти к ней. И с двух сторон.

- Я пришла сдаться в плен - произнесла она им – Я хочу увидеть Скайнет два. У меня к нему есть важное дело.

Одна из машин произнесла, стрекоча на электронном языке другой машине, чтобы та, держа на прицеле Далию стояла на отдалении от них обоих. А сама пошла к ней, держа наперевес плазменную свою с лазерной наводкой и, держа луч прицела на больной в истрепанной и старой одежде Далии.

Она подошла практически вплотную, осматривая и сканируя объект пленения. Она не торопилась с выводами. И видимо со скорым однозначным своим решением. Может, киборг Т-800 первый раз видел такого робота. И думал, как да что?

- Вы захвачены в плен - он произнес, стрекоча на языке машин киборгу-гибриду Т-Р300, по-имени Далия – Не сопротивляться и слушать мои команды.

Он понял, что она Далия, тоже машина, но он не мог определить конструкцию самой машины, как не мог определить первоначально и тот предатель Т-888.

Киборг охотник Т-800, не отводя от своей цели винтовку Венстингауз МЕ-25, скомандовал Далии - Стоять и не двигаться.

Т-800 понимал, что она его понимала и Далия сделала, так как он ей приказал. Она только смотрела на второго Т-800, который вызвал еще кого-то и тот появился вскоре. Это был воздушный ОУНК-AERIAL V5 охотник, вооруженный крупнокалиберными 20 и 30мм плазменными поворотными скорострельными орудиями СВS -250 и ракетами CКАРБ-10 с кассетной убийственной смертоносной как для машин противника, так и для живых людей начинкой.

Машина, гудя реактивными своими тремя двигателями вертикального взлета, зависла над сектором патрулирования Т-800 и стала снижаться и села рядом с Далией и роботами Скайнет два на гидравлические посадочные манипуляторы ноги стойки. И тут же опустилась аппарель в грузовой открытый внутрь отсек ОУ- воздушного охотника.

- Иди вперед - скомандовал первый Т-800, правой рукой махнув плазменной винтовкой и, зайдя со спины пленника, толкнул в спину Т-Р300 по-имени Далия. Он показал второй левой манипулятором гидравлической в сервоприводах рукой второму Т-800, чтобы тот сопроводил пленника в отсек летающей машины и доставил его на базу Скайнет два S9A80GB20 «NAGADOCES».

Когда робот-гибрид Т-Р300 и киборг охотник Т-800 скрылись в самом ОУНК-AERIAL V5, закрылась грузовая посадочная аппарель и воздушный охотник взмыл в воздух и взял направление в сторону Главной базы Скайнет два, в район трудового лагеря на восточной стороне Лос-Анжелеса. Где содержались когда-то еще пленные. Но теперь там не было никого, кроме машин охраняющих эту лагерную с пустыми бетонными тюремными бараками базу и весь сектор самого лагеря. Туда где бывала сама Далия и со стороны наблюдала за жизнью вражеских машин на ее территории.

***

Вверх полетели куски бетона и ломаной арматуры. Они разлетелись в разные стороны. Падая среди груды каменных завалов от обрушенных высотных, почти до основания зданий бизнес центра города Ангелов. Среди, кучами, сваленных, оплавленных и искореженных машин и скрюченными в три погибели металлическими от высокой температуры фонарными столбами. Упав, те обломки, рухнули на землю, и все заволокли серой смешанной с бетонной и человеческой пепельной пылью. Это все осело мгновенно густым серым грязным облаком, среди камней. Закрывая все кругом и того, кто извивающимся диким бешеным и разъяренным блестящим ртутью тонким десятиметровым змеем вылез из глубокой подземной в добрую сотню метров вертикальной дыры. Быстро сокращаясь и расширяясь в общую пластичную подвижную массу, похожую на живой старагмит. Превращаясь тут же в человекоподобного блестящего с руками и ногами безликого гуманоида. Который, вышел быстро из того клубящегося густого пылевого серого облака. Это была машина из мимикрирующего полиморфного жидкого металла Скайнет один под номером VBY756000789 Т-1001 Верта.

Машина, из жидкого металла, сверкая на ярком горящем вечернем красном солнце переливающееся ртутью в облике безликого гуманоида, быстро вбежала на одну перед ней высокую кучу исковерканного железа и бетона, проскальзывая между изломанными плитами и вывернутой арматурой. По битому оплавленному высокой температурой стеклу. Почти в самом центре разрушенного и выжженного ядерной войной Лос-Анжелеса. В самом загрязненном и пропитанном радиацией центре города, где бы не выжило ничто живое, кроме машин Скайнет два.

Т-1001 не стал заморачиваться на поиск вентиляционных шахт или вертикальных вытяжных люков и проходов на поверхность из глубоких под городом канализаций и подземного железнодорожного полуразрушенного туннеля городской подземки. Машина полиморф, используя свою скрытую в своих резервах и энергии плазменных, включенных на полную мощь сразу двух батарей SUSAR-1000 и молекулярного генератора. Гудя как железнодорожный локомотив. Просто прошла сквозь все, что было над ее головой. Проламывая бетон, железо. И вынося все двери и люки. Выбрасывая все на поверхность из глубины вместе с асфальтом городской дороги и разбросанными костями лежащих здесь мертвецов, подымая, ту серую пропитанную смертью и радиацией с плотной густой бетонной взвесью пыль.

Т-1001 по-имени Верта стоял на сваленных в одну кучу обломках национального здания под названием US BANK. Делая мгновенно весь анализ всего, что его окружало. Беря под контроль метров на сто, все вокруг и делая биохимический и атмосферный анализ данного района. Отмечая очень высокое содержание радионуклеидов в парящей серой на вечернем легком ветру пыли, зараженного той пылью кислорода и азота. Большое содержание инертных и таких же зараженных радиацией газов.

Машина мгновенно приняла облик женщины и превратилась в Верту. И сверкая своими робота полиморфа зелеными широко окрытыми глазами, стала все кругом рассматривать, медленно поворачивая то влево, то вправо свою с распущенными по плечам огненно-рыжими волосами голову. Сканируя всю территорию своими приборами обнаружения и слежения, то, приближая все кругом, то, отдаляя изображение на своем, встроенном жидкометаллическом молекулярном 80000000битном дисплее и видомониторе. Все, записывая, что могла увидеть, фильтруя изображение и считывая посекторно каждый участок увиденного машиной. Машина по-имени Верта переключила свою энергетическую молекулярную систему и усилила телепатическую и осязательную боевую программу, выключив левую батарею и оставив работающей правую и снизив гудения своего молекулярного внутри жидкометаллического генератора.

Верта одним разом анализировала все, вокруг отфильтровывая впереди себя, и вокруг все на сотни метров. И уже зафиксировала присутствие сразу двух вражеских в сотне метров от нее машин серии 1:01. Которые бродили среди руин домов и магазинов, прямо между наваленных кучами сожженных машин и автобусов по останкам и костям тех, кто тут когда-то жил. Подымая под своими металлическими и гидравлическими манипуляторами ног Т-800 серую радиоактивную смешанную с бетонной и пеплом людей пыль. Те киборги Скайнет два, крутили своими сверкающими на вечернем красном заходящем за горизонт над Тихим океаном бронированными роботов терминаторов головами, выполняя свою положенную задачу в программе поиска всего живого. И то, что не принадлежало их хозяину, для уничтожения или пленения.

Недалеко над руинами и почти прямо над ними завис прилетевший, откуда-то из северной стороны руин города ОУНК - AERIAL V5. Вероятно тоже из патруля, вызванный, по команде одной из этих машин.

Тот воздушный аппарат завис и стал вокруг сканировать своими приборами слежения всю прилегающую местность. Он мог засечь и машину Т-1001 Верту. И Т-1001, быстро подойдя к бетонной сломанной с торчащей вывернутой арматурой опоре здания US BANK , прижалась своим жидким текучим металлом к той опоре. И тут же быстро слилась с ней, копируя фактуру и структуру бетона и арматуры, не спуская своих жидкометаллических видеокамер глаз с того воздушного охотника Скайнет два и двух под ним Т-800, вооруженных плазменными винтовками Вестингауз МЕ-25 с лазерной наводкой, опасными, даже для нее, и ее полиморфного полисплава. Сейчас эти машины были опасны для нее, для самой даже Верты. И ей нельзя было себя здесь обнаружить. И она не могла сейчас перехватить еще одну теперь уже окончательно оторвавшуюся от ее преследования последнюю убегающую от Верты из тех подземных канализаций машину.

Те два Т-800 Скайнет два взяли в плен Т-Р300, робота-гибрида по-имени Далия. Верта знала из базы присланных через зонд связи маркировку этой маишны, как и маркировки тех, которых она совсем недавно убила там внизу в тех подземных городских радиоактивных канализациях. Она даже знала их по-именам и узнала эту Далию, которую когда-то сама и создала в далекой теперь Восточной Сибири на базе S9A80GB18 «TANTURIOS».

Та машина-гибрид только что зашла по опущенной грузовой аппарели в грузовой отсек ОУНК-AERIAL V5 и была уже вообще недосягаема.

Верта была взбешена. Она понимала, что упустила ее. И эта машина напомнила ее любимому Алексею снова о Юлии. И это еще сильнее взбесило Верту. Она прикоснулась к Т-888 и считала мгновенно с его ЦПУ все, что он думал, и поняла, что Далия запала ему в душу человека и машины и то, что Алексей пошел на спасение этих дезертиров гибридов из-за нее.

И она ушла. Верта, машина ликвидатор Т-1001 упустила этот Т-Р300. Умирающий робот-гибрид, как и Верта женщина. Ускользнула из рук взбешенной машины Т-1001. Ревнивой до убийства всего, что было связанно с ее роботом Т-888 и номером VBY999000749.

Эта Далия, только что улетела под конвоем одного патрульного Т-800 на том ОУ-воздушном охотнике в сторону трудового лагеря военнопленных и базы Скайнет два S9A80GB20 «NAGADOCES».

Она упустила ее. Искала и упустила. Той машине просто повезло. Хотя, неизвестно насколько. И Верта, машина из жидкого мимикрирующего полисплава, превратилась, снова в длинного дико извивающегося угря. Блестящую и сверкающую переливающуюся ртутью, как дикая десятиметровая змея анаконду. Понеслась, шипя и разбрасывая серую радиоактивную смешанную с человеческим пеплом пыль, мелкие раздробленные камни и битое стекло. Она полетела пулей между лежащих по обе стороны от нее огромных куч из бетона и арматуры. Она понеслась к южной части Лос-Анжелеса, стараясь быстрее покинуть район патрулирования центральной части снесенного почти начисто ядерным ударом большого приморского города.

Т-1001 расширил сканирование свомими приборами окружающую местность до тысячи метров. Он сканировал все и вокруг. Сгоревшие начисто оплавленные с останками людей машины и руины домов. При своем скоростном стремительном передвижении разрушенную Советским атомным оружием всю местность. Считывая все вокруг возникающие звуки и фильтруя, и отсеивая все лишнее. Пролетая бешенной стремительной сокрушительной молнией мимо останков и обломков, убитых во время столкновений между машинами и повстанцами громадных гусеничных порядком уже полуразобранных на детали другими киборгами и андроидами НК-танков. Мимо лежащих на камнях, в самих завалах бетона и битого тонированного зеркального стекла киборгов Т-800, Т-850 и андроидов Т-900. Мимо более новых мертвых андроидов серии К-S1-B1A и киборгов K1-S1-A и Т1-S1-A.

И внезапно поисковые приборы Т-1001 Верты уловили звуки, похожие на человеческие. Уже на самой окраине с юга Лос-Анжелеса, когда уже буквально на ходу снова приобретая человекоподобный вид, и уже, выскочив на асфальтированную потрескавшуюся дорогу, Верта бегом со скоростью, больше 100 км/ч понеслась по той дороге, в облике безликого блестящего ртутного гуманоида, мелькая своими человекоподобными жидкометаллическими полиморфа ногами. Делая на скорости огромные в длину до ста метров прыжки. Постепенно замедляя свой бег и останавливаясь. Снова превращаясь в саму Верту. И уже стуча высокими каблуками черных туфлей в своем, почти черном темносером зауженном на гибкой талии деловом костюме. Она шла, быстро стуча каблуками по автомобильной в прошлом дороге, идущей в объезд руин Лос-Анжелеса и уходящей в сторону пустыни Мохаве.

Это был плач. Детский плач, который Верта услышала за километр, усилив свои слуховые приборы машины Т-1001 до предельного максимума. Она краем своего жидкометаллического уха уловила странный звук, когда отсеивала звуковые механические звуки машин Скайнет два и уловила этот звук за целый километр от центра, разрушенного войной города Ангелов. Этот звук шел с южной окраины города. И машина Т-1001 поспешила туда, пока эти звуки не отфильтровали другие машины Скайнет два, и не устремились туда же, куда спешила Верта. Виляя своими широкими женскими красивыми бедрами и стуча высокими каблуками черных туфлей. Распустив свои огненно-рыжие длинные вьющиеся змеями жидкометаллические по плечам и спине волосы. С косой как нож гильотины, закрывающей ее высокий женский над изогнутыми дугой тонкими черными бровями челкой лоб. Верта шла стремительно, быстрыми и широкими шагами в сторону детского плача. Верта не могла пройти мимо детского плача. Она спешила на помощь. Ей надо было успеть. Успеть до того, как сюда успеют добраться охотники ликвидаторы Скайнет два. Пока сюда не долетел какой-нибудь ОУНК- AERIAL или не дошагал шагающий НК-танк.

Это был плач маленькой девочки. Такой же небольшой, какой была ее падчерица Саванна, которая осталась в том довоенном навсегда мире. И она помнила о ней, как о своем сыне Джоне Генри. Верта вспомнила о Джеймсе Элисоне, оставленном с маленькой Саванной.

Верта очень быстро и стремительно почти бегом шла в сторону детского плача. До него было уже не более нескольких шагов, когда она наскочила на два лежащих, на самой растрескавшейся асфальтированной запыленной дороге человеческих труппа. Смерть, которых наступила, по всему было видно недавно, не более суток или того меньше.

Это были тела женщины и мужчины. Похоже, это была семейная пара. В стороне в глубоком кювете от них еще дымилась продырявленная плазмой воздушного охотника сгоревшая практически полностью машина, джип, типа LEND ROVER, с кузовом и 50мм ленточным пулеметом М-60. В машине виднелся еще один полностью сгоревший до костей труп человека. Который был убит в той машине и сгорел вместе с ней.

Машина Т-1001 по-имени Верта поравнялась с женским лежащим мертвым телом в рваной почти изношенной грязной одежде с большой обоженой по краям дырой в женской груди, от которой осталось теперь только одно название. Как и начисто исчезла часть спины женщины вместе с ее позвоночником. Труп лежал на спине, широко раскинув в стороны свои руки с гримасой на лице смертельного ужаса и широко открытыми карими глазами, черноволосой лет сорока брюнетки. Труп тоже еще дымился, как и труп лежащего, почти с ней рядом ничком к дороге с оторванной начисто правой рукой мужчины. В спине, которого была тоже такая же большая дыра с вывернутыми, наверх торчащими в дымящемся зажаренном почерневшем как уголь мясе ребрами грудной клетки.

Верта быстро присела и положила свою жидкометаллическую руку в рукаве своего делового темно-серого костюма на тело мертвой женщины, считывая информацию. Снимая параметры с трупа, и занося в свою личную Т-1001 картотеку двойников в молекулярном боевом ЦПУ машины полиморфа. Она смотрела в мертвые карие глаза мертвой лежащей на спине женщины брюнетки, принимая ее постепенно и очень быстро облик, копируя целиком и копируя ее рваную, почти изношенную до основания одежду. И тут же, снова соскочив на ноги, и сойдя с

дороги, пошла быстро на детский плач. Спустившись с другой стороны от сгоревшего с пулеметом джипа дороги, прямо на камнях Верта увидела сидящую к ней спиной маленькую совсем лет пяти девочку. Грязную, как и те мертвые ее родители и в рванине, сшитой, видимо из взрослой одежды.

Верта пробила по базе своих данных в картотеке лиц из среды повстанцев всех, кто был в той базе, живых и мертвых. И установила даже личности. Они оказались как раз в той ее вложенной Скайнет один картотеке. Это была почти полностью уничтоженная машинами Скайнет два группа Дэниела Дутерте. И имена убитых двоих мужчины и женщины.

- «Катарина Колиман и Кларк Колиман» - высветилось на ее Верты 80000000битном коммуникационном молекулярном дисплее и внутреннем видеомониторе. И, похоже, это пятилетняя девочка была их общая дочь. Девочка, уцелевшая буквально чудом в дневной перестрелке.

Было, похоже, что они ехали по этой дороге с Юга и куда-то хотели добраться, может до повстанцев на севере, а может, просто скрыться подальше от машин, но попали под обстрел воздушного охотника Скайнет два. И все погибли, кроме этой маленькой пятилетней плачущей крохи. Возможно, девочка была ранена и поэтому плакала.

Верта нашла живого человеческого ребенка, сидящего на большом камне. Прямо под дорогой в том глубоком кювете. И тихо подошла к ней сзади. И чтобы не напугать голосом машины Т-1001 произнесла, осторожно и по человечески, дублируя наугад голос женщины, не зная, как ребенок среагирует, не узнав свою мать по ее голосу. Ведь, она не могла считать голос мертвой матери ребенка. Она и имени ее не знала, пока. И поэтому просто осторожно окликнула ребенка.

- Девочка моя – произнесла ласково и нежно, как только могла произнести Верта – Ты ранена?

Ребенок вздрогнул и быстро повернул свою чумазую маленькую черноволосую с маленькими косичками и бантиками головку. Напугано и удивленно глядя на свою псевдомать и увидев ее почему-то живой и воскресшей из мертвых. Моргая большими синими вытаращенными глазенками. Это растрогало ледяное сердце самой машины Т-1001.

Казалось невероятным, но Т-1001 расчувствовавшись, пустила по своей щеке псевдо Катарины Колиман жидкометаллическую слезу, которая, сверкая на закате солнца красноватым отблеском металлической крупной каплей, потекла из правого глаза робота полиморфа Т-1001 по-имени Верта.

- Мамочка! - отчаянно она произнесла, вскрикнув писклявым громким детским голоском от радости машине Т-1001, и бросилась к ней, приняв Верту за свою родную мать. Но боль в левой ее ножке заставила ойкнуть и опять заплакать, падая на землю.

Верта, подскочила к ребенку и протянула ей в рваных рукавах старой изодранной грязной одежды свои руки и присела, чтобы подхватить ребенка на руки.

- Девочка моя, деточка - произнесла трогательно мягко, словно родная ей мать машина из жидкого металла Т-1001 Верта – Маленькая моя – она снова произнесла. И принялась ее ласкать нежно, и ласково. Целовать робота полиморфа жидкометаллическими с покрытой сверху биоплотью губами. Прижав к своей робота полиморфа женской груди и забирая с того придорожного кювета. Вынося снова на дорогу. Закрыв ей лицо. И унося подальше и быстро от места жуткой дневной трагедии.

Катарина Колиман быстрым шагом удалялась от сгоревшего джипа и трех мертвецов. Она знала, куда нужно спешить и успеть до захода солнца. Она бегом, со скоростью спортсмена спринтера, понеслась не останавливаясь ни на минуту на север в обход разрушенного войной Лос-Анжелеса, сойдя с самой дороги, стараясь не попасть на глаза машинам Скайнет два и особенно мототерминаторам, которые часто патрулировали все на подходе к городу дороги. Теперь приоритетным и личным ее заданием вопреки даже приказам самого Скайнет один было спасение этой маленькой пятилетней девочки. Имя, которой она не знала и не хотела сейчас узнавать. Это было лишним. Она не собиралась оставлять ребенка себе. Она собиралась доставить ребенка к людям. И это была сейчас самая ее приоритетная и главная собственная задача.

- Все будет хорошо – произносила она ребенку на бегу, и прижав его к себе – Мама сделает все, чтобы тебя спасти. Мама не оставит тебя.

Верта своим жидким металлом приклеилась к телу маленькой пятилетней девочки, сканируя ту на болезни и вероятные ранения. И надо было спешить. У ребенка было воспаление легких и было легкое ранение в маленькую левую ножку. Вернее не совсем ранение, просто болезненное растяжение.

Этот ребенок, видимо был отброшен своей же матерью или отцом с дороги в момент боя, перед тем как погибнуть, и пока стрелял с кузова джипа LEND ROVER 50мм пулемет. И та, упав, подвернула себе маленькую ножку и сидела на лежащем большом камне и плакала от боли. Когда Верта нашла ее.

Было, похоже, сейчас, что ребенок даже уснул. Не чувствуя боли, просто отключился на руках своей псевдоматери по-имени Катарина Колиман. Вероятно, он долгое время не спал и просто уснул без задних ног. И машина Т-1001 Верта бегом несла его на руках, прибавляя свою скорость до максимума, плавно скользя уже по бездорожью гибким своим вместо ног длинным блестящим, как ртуть змеиным хвостом. Неся на руках найденного ребенка. Обруливая лежащие запыленные камни и все неровности. Ее скорость превышала 200км/час, и она могла и больше. Но было и этого достаточно, чтобы, подымая, сзади целый шлейф серой земляной уже пыли лететь, как настоящая пуля, обхватив ребенка обеими руками и своим растекшимся металлом, гася скоростное давление встречного воздуха. Держа ребенка лицом назад за свое плечо. Укрыв его своими рыжими металлическими волосами, так, что его не было, совсем видно в ее робота Т-1001 женских сейчас невероятно женственных и нежных сокрушительных по силе и мощи робота руках. Чувствуя биение пятилетнего сердца и жаркое сонное дыхание маленького ребенка. Видя даже сны пятилетней крохи, телепатически ей, оставляя память о себе в голове маленькой девочки. Стирая все, что было бы, вредно ее памяти и даже снижая боль в больной подвернутой ее детской ножке. Словно родная земная мать, она Верта спасала совершенно чужое дитя. Живого ребенка. Машина спасала человеческого ребенка. На такое сейчас не способны были даже сами люди. Которые жили как собаки и умирали как собаки в грязи и радиоактивной пыли среди руин и подвалов городских канализаций и бункеров.

***

22 июня 2032 года.

Бывшие соединенные Штаты Америки.

Штат Калифорния.

Северная окраина руин Лос-Анжелеса.

Горы Санта-Моника.

Главная база объединенного сопротивления.

17:05 вечера.

Сержант Аарон Митчелл, встретил своего дозорного с верхних этажей подземного бетонного горного бункера на северном краю развалин Лос-Анжелеса. Тот, отлучившись от положенного сменного боевого дежурства, оставив следить за городом своего боевого товарища со стингером в руках, нес на своих руках пятилетнюю девочку. И они встретились неожиданно для обоих на втором подземном этаже повстанческого партизанского бункера.

- Это еще, что за новость?! - произнес удивленно Аарон Митчелл у своего оставленного на посту и оставившего пост рядового Марка Брауна, из отряда DN38515 – Какого,ты оставил свой дозорный боевой пост?! И кто это у тебя?!

- Тише, командир – произнес почти шепотом рядовой Марк Браун – Разбудите, она спит.

Аарон Митчелл сбавил громкий темп разговора на низкий, понимающе, хоть и возмущенно все-же снова спросил - Что это за ребенок? Откуда он?

- Я и сам не знаю, командир – ответил рядовой Марк Браун – Мы с рядовым Роном Дарвингом нашли ее там наверху уже спящей рядом с нашим бункером. И она все еще спит. Я оставил Рона, там, пока наверху, а сам ее несу вниз в медицинский изолятор к военным русским врачам.

- Дай глянуть – произнес Аарон Митчелл и подошел близко к Марку Брауну и рукой осторожно отодвинул прядь черненьких волос с маленького спящего миленького чумазого личика крохи.

- Ей лет не больше пяти – он, вообще сейчас прошептал своему подчиненному солдату – Совсем еще малышка.

Он протянул руки к ребенку и осторожно стал брать его у рядового Марка Брауна.

- Дай мне ее сюда - он произнес своему солдату – Я сам отнесу девчонку вниз к врачам. Пусть они ее осмотрят.

- Я думаю, ей надо поспать сначала – произнес рядовой Марк Браун.

- Не твое дело, марш на свой пост, пока старшие не увидели твое отсутствие – произнес строго и резко, но тихо, по-отцовски словно, сержант Аарон Митчелл - Я сам за всем прослежу и присмотрю, пока за ребенком. Надо будет ее еще накормить, как следует. Думаю, она голодная.

- Крепко спит – произнес рядовой Марк Браун, глядя на маленькую чумазую черноволосую с маленькими косичками и бантиками кроху, лет пяти уже на руках сержанта Аарона Митчелла.

- Быстро на свой пост! - скомандовал Аарон Митчелл.

- Есть, командир - произнес радостно и улыбаясь командиру в ответ, довольный своей находкой рядовой Марк Браун.

Он повернулся и почти бегом убежал наверх бункера.

А сержант Аарон Митчелл, понес малышку вниз, спускаясь по бетонным ступенькам на нижние этажи бетонного бункера партизанского сопротивления, произнося тихо вполголоса и глядя тоже довольный неожиданной такой живой находкой – Откуда ты только взялся, найденышь? Кто тебя сюда принес? Ведь кто-то же принес? Только кто?

Малышка проснулась, приоткрывая заспанные свои синие глазки.

- Мама - она произнесла – Моя мама. Красивая мама.

Она, словно сквозь сон услышала сержанта Митчелла и произнесла ему еще – Она меня оставила здесь, а сама ушла. Ей здесь нельзя.

- Значит она плохая мама – произнес Аарон Митчелл.

Он, практически не оглядываясь, понес кроху вниз и, не видя за своей спиной ту, что следила за ним с бетонного низкого потолка и стен повстанческого бункера. Где она уже была когда-то. Когда телепортировалась во времени и прибыла сюда с еще молодым семнадцатилетним Джоном Коннором. Но пора было уже возвращаться. Теперь и ее еще потеряли в Главном бункере Скайнет первый. Она тоже все это последнее время не выходила на связь с Главной машиной бункера « TANTAMIMOS». Задача была практически выполнена. Командный VBY999000749 найден, и возвращен в «УЛЕЙ».

Она дальше не пошла. Там могли быть собаки. Повстанцы партизаны охраняли свои бункера собаками. Они чуяли роботов Скайнет за версту и обнаруживали их на предмет чужой в стане врага. Русские вообще использовали собак как охотников на машины в отличие Американцев. Эти же только охраняли собаками себя и свои подземные подвалы и бункера.

И Верта, машина Т-1001 ограничилась только верхними подземными этажами. Главное дело было сделано. Ребенок доставлен по назначению, и пора было возвращаться.

Верта связалась срочно по внутренней шифрованной и кодированной новыми шифрами связи и сейчас же с Главной машиной бункера Скайнет один. И та ей сообщила, что появился еще один робот полиморф. Но другой, и из нового будущего. Он прибыл посланником от Джона Генри и желает лично увидеть мать своего Бога и хозяина. И лично передать Верте сообщение от ее сына. И машина по-имени Верта медленно невидимой миллиметровой пленкой, расположившись, этакой, липкой лужей и, копируя структуру бетона и форму стен, медленно потекла к верхнему выходу из повстанческого подземного бункера. А сержант Аарон Митчелл, удивленно глядя на свою живую находку, все, спускаясь вниз по бетонным ступенькам, произнес очень тихо маленькому в полудреме на его мужских руках пятилетнему ребенку – Маму, как твою звать?

- Верта - ответила маленькая, снова крепко засыпая на мужских сильных руках военного, пятилетняя кроха - Она робот.

Глава 6: TERRA-MEGA

23 июня 2032 года.

Бывшие Соединенные Штаты Америки.

Штат Колорадо.

В 43 км от Денвера. Кастле Рок.

Лагерь S9A80GB17 «TANTAMIMOS».

Первый подземный этаж Скайнет первый.

Подземный блок Х117.

Сектор В-214.

11:15 утра.

- Как идут дела, моя преданная Верта с разработками ускоренного процесса клеточного метаболлизма? – произнес Скайнет один роботу из жидкого металла Т-1001 по-имени Верта – Ты добилась нужных мне результатов?

- Практически да, мой повелитель - ответил Скайнет один робот полиморф Т-1001 – Уже доведено наращивание живой биоплоти и кожи на эндоскелеты киборгов Т-S1-A и K-S1-A, до суток. Но я бы хотела ускорить этот процесс до двенадцати часов. Я знаю, это достижимо, мой хозяин. И я добьюсь этого скоро.

- Считаешь, Верта это достижимо? – спросил Т-1001 Скайнет один, сверкая красными горящими ярким огнем с искрящегося голубоватым светом экрана во всю заднюю стену центра программирования исканирования командного коммуникационного дисплея 100000000битного видомонитора.

- Думаю, хозяин, да - ответила Т-1001,сверкая зелеными зрачками красивых жидкометаллических под черными узкими изогнутыми дугой бровями женских широко открытых глаз – Я попробую еще добиться этого результата.

- Хорошо – удовлетворенно ей ответил ее повелитель и Бог – делай то, что считаешь нужным, Верта.

- Благодарю, повелитель – Т-1001 ему ответил, сверкнув еще раз зеленью зрачков робота полиморфа, улыбнувшись тоже удовлетворенно. И их взгляды двух женщин встретился. И живая белая маска с красными глазами тоже скривила мимическую улыбку на своем лице.

Они порой с полуслова или даже мысленно понимали друг друга, не произнося ни слова. Так скайнет Верте отдавал свои скрытее приказы, по особому телепатическому закрытому каналу связи. Команды о ликвидации кого-либо или скрытом контроле, за кем-либо. И на приличном даже расстоянии от своей Главной базы Скайнет один. Так была отдана команда о ликвидации бункера дезертиров роботов гибридов и еще одного компьютера по-имени Серена Коган. И сейчас Скайнет первый мысленно произнес ей машине из жидкого мимикрирующего полиморфного металла Т-1001 Верте – Верта.

- Да, мой повелитель?- ответил ей Т-1001.

- Приведи его ко мне – сказала одна женщина другой. Я хочу его видеть, Верта. У меня есть кое-что для него. Я специально это приготовила для него, своего сына. Где он? Он снова отключился от всего. И я не могу сним связаться.

- В авиаангарах в Х10, в секторе В-25, мой повелитель. Тестирует свой ОУНК-AERIAL V5 на другой стороне базы – произнесла Верта.

- Приведи его ко мне - произнес Скайнет одни роботу из жидкого металла Т-1001.

- Я сейчас же приведу его, если это Вам, мой повелитель необходимо.

- Да, я хочу его срочно видеть, Верта – произнесла Генеральная и Главная в электромеханическом пятиэтажном муравейнике командная среди серверов, генераторов и ползущих по стенам, полам и потолкам высоковольтных проводов машина – Я обещала Алексею новое тело. Особенное тело, куда совершеннее того, что у него сейчас. И совершеннее всех моих киборгов и андроидов.

- Т-Х, мой хозяин? – спросил Т-1001, главную сверкающую с экрана Главного 100000000битного командного коммуникационного дисплея видеомонитора своими горящими жутковатым красным огнем глазами ту живую подвижную среди бегущих этажами цифр и шифркодов команд всем машинам, находящимся на территории базы Скайнет первый маску.

- Мой новый Т-Х/S500 – ответил Верте Скайнет один – Мой новый носитель живого его Я, Я моего мальчика. Это вторая машина такой конструкции, Верта, после той, что я потерял во временной петле в 2009 году. Это пока лучшая машина из всех, какие я когда-либо создавала.

- Великолепно, мой хозяин – произнесла машина по-имени Верта.

- Иди, моя преданная и верная Верта – произнесла живая с большого во всю торцевую заднюю стену блока Х117 в секторе В-214 с красными горящими глазами маска – Приведи его ко мне. Я жду с нетерпением его, Верта.

- Иду, мой повелитель – произнесла машина из жидкого полиморфного пластичного металла и повернулась вокруг своей оси на высоких каблуках своих белых туфлей. Сверкнув красотой своих безукоризненно стройных полуголых в короткой до колен юбке белого со стойкой воротником костюма.

- И еще, моя преданная и верная Верта – произнес ей Скайнет первый – У тебя в твоем личном кабинете сегодня присутствует гость. Он такой же, как и ты, но сильнее, будь благоразумней, моя преданная Верта. Ты никогда меня не подводила. Этот гость от твоего сына Джона Генри.

Он пришел ко мне и сообщил о том, что должно произойти дальше. И сейчас он у тебя. Он пришел, поговорить еще и с тобой. Он принес привет через время и пространство привет от того, кто любит тебя как сын, Верта.

- Вот как?! – удивилась, остановившись резко Верта, повернувшись, снова к своему хозяину еще далеко от входных, но открывшихся ей автоматических бронированных титаном дверей – Джон Генри и его посланник. Посланник моего сына?!

- Да, посланник, Верта – произнес Скайнет один – Будь благоразумна.

- Я всегда благоразумна, мой хозяин - ответила машина Т-1001 по-имени Верта – Я сама разберусь, мой повелитель со всем и все сделаю сама.

- Очень хорошо, Верта – произнесла живая белая маска с красными, горящими ярким огнем глазами – Иди и приведи ко мне моего Алексея.

Она, снова развернулась на высоких каблуках своих белых туфлей и пошла не оглядываясь, но смотря на экран своим подвижным живым практически покрытым сверху живой человеческой кожей и плотью металлом всего тела на тот экран и глаза своего повелителя. Даже тем, что изображало ее одежду, копируя в точности как настоящую ткань. Смотрела на такую же очень красивую, как и Верта такого же возраста молодую женщину, которая появилась вместо живой той с красными глазами маски на том большом командном 100000000битном экране видомонитора. Которя сейсас смотрела Верте, в ее узкую женскую спину и на виляющую из стороны в сторону широкие женские под той юбкой бедра и задницу. Эта черноглазая безукоризненной красоты черноволосая молодая брюнетка, которая управляла всем электромеханическим муравейником и Галвной базой S9A80GB17 «TANTAMIMOS». Отдавая свои команды по всему периметру базы и каждой машине охранения одновременно и каждой в отдельности как наверху базы, так и на всех ее пяти этажах. Всеми автоматическими стрелковыми системами, лабораториями и заводами, складами и железнодорожным на восточной стороне базы ДЭПО. И огромным бетонным с ангарами аэродромом. Одновременно думая, о своем созданном ею любимом сыне. И пристольно и ревниво, смотря на уходившую, стуча высокими каблуками по черному металлопластику к входным раздвигающимся двойным двустворчатым толстым из титана бронированным на гидравлике и приводах дверям. Прекрасно понимая, что и машина Т-1001 по-имени Верта, смотрела спиной на нее.

Она шла к входным дверям, красиво виляя и совратительно своей женской задницей. Распустив по своим плечам и белому с рукавами костюму и вниз до гибкой узкой талии огненнорыжие машины и женщины длинные вьющиеся, как живые змеи жидкометаллические волосы.

Вскоре двери с шипением закрылись, щелкнули кодированные замки. И заработала система охраны и защиты этого помещения, плазменные сдвоенные автоматические 9,75мм с лазеной наводкой установки V-8. А машина Т-1001 по-имени Верта уже шла быстро по длинному бункерному с такими же длинными переходами извилистому освещенному ярким ламповым дневным с потолков и стен светом коридору. Стуча своими высокими каблуками белых туфлей по черному металлопластику. Мимо снующих рабочих многоногих роботов машин VS-018 и охранников роботов киборгов Т-800 и Т-850, вооруженных плазменными 9,25мм винтовками Вестингауз МЕ-25.

***

23 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная правая цитадель А.

Верхний корпусной наземный блок Х170.

Сектор В-110.

12:10 дня.

Верта подошла к своей личной комнате в секторе В-110 в блоке Х 170. Она почувствовала присутствие еще одной машины. Родственной машины, но для нее чужой и в ее личном кабинете в верхнем наземном из пяти этажей здании в правом секторе Главной базы Скайнет один S9A80GВ17 «TANTAMIMOS».

Верта редко бывала теперь здесь. Все больше времени проводила в двух своих подземных лабораториях. Но сюда пришла по приказу своего повелителя и хозяина.

Вообще она ощутила его присутствие. Ощутила телепатически. Присутствие еще одной машины из жидкого металла. И она пришла сюда. Пришла следом за ней.

Пока Верта отсутствовала в муравейнике Скайнет первый, он появился здесь. И не из этого мира. И он ждал, именно ее. Именно, сейчас, ночью. И в ее самом, верхнем в пятиэтажном с окнами из толстого кварца, бронированного стекла большом кабинете. И он был сейчас там, в личном Верты кабинете.

Это был тот, о котором ей только что поведал ее хозяин. И машина прибыла к самому Скайнет один и к Т-1001 по-имени Верта.

Т-1001, стоял у своих же дверей, пока не решаясь войти. И приложив свои жидкометаллические женские руки к металлической раздвижной двойной двери на гидравлике и приводах с кодовым замком. Верта, сканировала свое помещения и изучала каждый угол своего кабинета, практически видя все через толстые бронированные титаном двери. Такие же, как в центре программирования и сканирования в Х117 и секторе В-214.

Она молчала и лишь все считывала и выводила на свой молекулярный командный коммуникационный дисплей 80000000битный видеомонитор. Ощущая гудение в своей груди, и в глубине жидкого своего полиметалла под клеточной маскировочной под человека биоплотью, гудящий плазменный генератор. И правую молекулярную работающую на всю катушку и мощность батарею SUSAR-1000.

Ей было страшно. Первый раз в жизни страшно. Такого она не испытывала раньше как машина ни разу. Это скорее животный человеческий страх. Страх как у живого человека. Так не присущий, самим машинам. Но впоследнее время практически все машины в бункере стали его испытывать. Каждая, правда, по-своему, но то был

страх. Страх перед реальностью самой смерти.

Ей было даже стыдно самой перед собой, но она боялась, пока входить сюда. В свой же кабинет на пятом наземной этаже этого стоящего на правой стороне бункера корпуса.

В отличие от других машин бункера, Верта никого не боялась. Даже когда сошлась в смертельном бою с Т-1002. Но сейчас…

Верта боялась как живая женщина. Не как машина, а как женщина и ей было даже стыдно за это. Знал бы сейчас ее любимый Алексей, что она боится. Но он все же был наполовину человек. А она Верта машиной и все же боялась.

Хозяин сказал ей в центре программирования и сканирования, что эта машина прибыла из нового будущего, будущего ее сына Джона Генри. И, что машина прибыла с миром, но все равно ей было по-женски страшно.

Она видела теперь его, а он должен был ощущать присутствие ее и возможно тоже видеть. Ведь он был, почти такой же, как и она. Только их было два. Точнее, разделенный надвое. Из своего же жидкого металла. И он сидел за ее столом с обеих сторон на двух металлических стульях. Не шевелясь и ожидая ее.

Высокий под два метра, средних лет красивый черноволосый, коротко стриженный по-венному широкоплечий синеглазый мужчина. В странном обтягивающим его то, натренированное на вид, как у тяжелоатлета мускулистое из жидкого металла тело в белом костюме. Костюме из своего же полиморфного жидкого сплава. Вернее, два таких вот мужчины. Два, с обеих сторон стола.

Это была тоже единичная в проектировании и исполнении модель, как и Верта. Но особенная модель. Не конвейерного производства.

Скайнет не повторялся, когда создавал специальные образцы своих машин. И эта модель была из таковых. Она была сделана ее сыном из вероятного третьего будущего Мегакомпьютером Джоном Генри.

- «Джон» - прозвучало в ее программе – «Мой сын, Джон. Сын, сотворивший новый мир. Мир людей и машин. Мир без войны. Она сотворила его самого в прошлом и перед самой почти войной, как оружие против Скайнет два и новой ядерной войны. И он прислал эту машину. И лично к ней, к самой своей матери Верте. А та машина Т-1002. Она хотела убить Скайнет один, ее хозяина и Бога. Который послал свою верную и преданную Верту в прошлое сделать Джона Генри и проект ВАВИЛОН. Но зачем?» - высвечивалось на молекулярном встроенном 8000000бином коммуникационном дисплее видеомониторе Т-1001 по-имени Верта. И она судорожно пыталась сейчас состыковать одно с другим, стоя у пока закрытых из бронированного титана двойных на гидравлике и приводах дверей своего, пока запертого на кодовый замок личного кабинета.

Даже Верта все до конца не понимала. Скайнет первый, он же в будущем том и в прошлом Джон Генри. Третий Мегакомпьютер и третья точка в пространстве, между двумя этими мирами. Между прошлым и будущим.

И ее сын прислал к ней своего нового робота. Робота новой проектной более продвинутой в программировании серии.

Это был робот Т- ХА. Машина способная раздваиваться на несколько дубликатов двойников и одновременно выполнять разные задания в разных местах. Это делалось за счет способности машины делить свои молекулы полиморфного жидкого пластичного мимикрирующего металла для создания двойников. Почти до бесконечности. И таким образом могла одна создать целую армию машин и вести войну в одиночку громадной массой с любым противником. Кроме того, она не уступала в программировании самой Верте и в силе, подвижности и специализации. Машина могла также поглощать свои молекулы обратно при необходимости и сливаться в одно целое. При копировании двойников, могла жить разными жизнями разных людей и в довесок даже животных. При этом при всем еще и обладала соответствующим встроенным колюще-рубящим оружием.

Эта модель, как и Т-1001 по-имени Верта, обладал встроенной еще одной продвинутой компактной, точнее на новой основе и принципе работы моделью Машины Времени TERRA-MEGA/T1R870, на плазменной, почти неиссякаемой энергетической основе. Взамен устаревшей модели Сместителя Времени на ядерной основе питания, устаревшей TERRA_MEGA/T1R800,которую везли сейчас в Америку на подводной лодке. Одну из двух еще работающих и существующих.

Верта набрала код на двери, и дверь открылась. И она вошла в свой личный кабинет, в котором не был еще никто, кроме нее. И это ей как машине не понравилось, но она смирилась пока с этим. Надо было опасаться вступать в конфликт с наглецом из такого же металла как она сама. И параметры, которого, были значительно выше ее собственных. Имеющего, таких же внутри себя наноботов. С вирусными программами для уничтожения любых машин, которые вступят в противоборство новому роботу тысячнику Т-ХА. Машина еще имела, гораздо больший объем вживленной в полиметалл живой клеточной структуры, что требовалось для создания двойников или множества дубликатов.

И она, Верта, приняла единственное и правильное решения, сначала узнать, кто это. Повелитель ничего не рассказал более подробно насчет пришельца из будущего. И которого, Верте было бы в схватке не одолеть. Что теперь ее и пугало.

Но она, все же, переборов свой машины возникший из неоткуда страх. Решительным шагом и стуча шпильками серых каблуков своих туфлей. Мелькая красивыми женскими из полиметалла, оголенными из-под короткой узкой серой юбки своего с воротом стойкой, такого же с рукавами серого костюма. Виляя красиво широкой задницей и бедрами, пошла к своему занятому чужестранцем роботом столу, стоящему почти у большого из белого металлопластика окна с ночным, покрытым яркими звездами небом. Сверкая в ярком потолочном освещении дневном свете горящих ламп рыжей косой на лбу, как нож гильотины челкой и своими рыжими вьющимися по спине, плечам распущенными как живые огненные змеи жидкометаллическими, похожими на настоящие человеческие волосами. И в ушах красивыми, как и сама Верта золочеными сережками.

Ее взгляд зеленых зрачками широко открытых не моргающих ледяных сейчас глаз был неподвижен и только смотрел на сидящего и разделившегося надвое по разные стороны того ее большого металлического с толстой столешницей и на толстых металлических из титана ножках стола на двух ее же металлических стульях жидкометаллического пришельца.

На столе лежали стопками Верты тетради с записями Т-1001 и толстые журналы ее опытов и личных биологических и химических разработок. Но они лежали в том порядке, в каком она их оставила. И видно было, что пришелец из жидкого металла не прикасался к ним. Но, кто его знает, может, он их так просканировал, как могла сделать с легкостью и она. Всю в них информацию переместив в свое молекулярное ЦПУ, куда более продвинутой, чем Т-1001 и даже ныне покойный Т-1002 программой. Но возможно, машина ничего не трогала и не соприкасалась ни с чем, что Верта делала здесь в двух своих лабораториях бункера.

Ей это все не понравилось, но теперь было поздно, что-либо делать.

За любопытство без разрешения, Верта могла и голову снести любой другой машине бункера, но эта модель сама могла ее уделать. И пришлось отбросить все претензии к малоизвестной модели робота прибывшего из третьей точки временного пространства.

Верта поняла сразу, что робот прибыл из того будущего, где был Джон Генри. Как и тот, который был ей же убит там, в Восточной Сибири. И повелитель сказал ей, чтобы она приняла добродушно гостя и приютила на время, если придется здесь в бункере.

Она приблизилась к нему и он не сводя с Верты своих ледяных, холодных, но как было видно, весьма, заинтересованных робота Т-ХА синих глаз, произнес ей мужским как живой человек голосом. Он не стал применять электронный шифрами и кодами программный язык машин или телепатическую с ней связь. Эта суперпродвинутая более даже, чем сама Верта машина произнесла по-человечески – Приветствую тебя, мать моего Бога и повелителя – произнес тот, что сидел по внешнюю сторону стола - Он прислал меня, чтобы передать тебе от себя привет. И передать ему то, что он должен отсюда забрать. Я должен лично сопроводить Генри Барнса и всех, кто будет с ним к Джону Генри и Джону Коннору. Джон Генри передал, то, что пора произвести зачистку этого мира от машин Скайнет первый и Скайнет два. И как можно быстрее с наименьшими потерями со стороны людей.

- Жизнь священна – произнесла подойдя практически вплотную к одной сидящей части машины Т-ХА на металлическом стуле, с внешней стороны большого металлического стола, не спуская своих зеленых, хоть и ледяных робота и холодных зрачками под изогнутыми узкими черными бровями красивых женских, но опасливых из жидкого металла глаз и со второго Т-ХА. Как две капли воды похожего на первый в белом, похожем на гидроскафандр аквалангиста подводника обтягивающем и облегающем красиво мужское мускулистое жидкометаллическое полиморфное тело костюме. И в легкой на тонкой подошве спортивной обуви.

- Именно Джон Генри прислал тебя только за этим? - Верта спросила робота Т-ХА. Стараясь не показывать своего опасения. Хотя, вероятно та машина это заметила, сверля своими синими мужскими такими же ледяными холодными глазами, чернявого и смуглого кожей брюнета Т-1001, что дико раздражало Верту.

- Да, именно за этим – произнес ей робот из жидкого полиморфного мимикрирующего металла, который сидел с другой стороны стола - И за тем, что тебе знать не требуется. Это знает только твой повелитель и хозяин, здесь в этом времени. Это касается только его и Джона Генри. И еще кое-что, что касается только тебя как его создателя и мать.

- Да, и, что же? - она спросила его, уже смелее и, отгоняя эти противные ей как машине личные опасения и тоже ведя себя также нагло в ответ - Что мой ребенок хочет от своей матери?

Его тон ей, совершенно, как чужака и гостя должен был не понравиться. Но по всему было видно, что машине было все равно. Верте пришлось мириться с надменным к себе таким наглым обращением однородной с ней, но более продвинутой в программировании и конструкции боевой и практически непобедимой машины.

- Он просил передать - произвучало из уст раздвоенной надвое машины – Что очень соскучился по своей матери.

- Как трогательно - произнесла Верта той части машины, что сидела по другую сторону стола – И все? Даже слеза побежала.

У стоящей Верты перед своим заваленным тетрадями и журналами столом. И оперевшейся левой рукой на столешницу, по ее белой миленькой женской щеке и вправду побежала из правого глаза слеза. Маленькая сверкающая ртутным металлическим блеском из жидкого полиметалла слезинка.

Было, такое сейчас ощущение, словно, она была не хозяйка в своем личном кабинете. И это подавило опасение и страх в Т-1001.

Но, сказанное ей Верту неожиданно глубоко тронуло. Тронуло не как машину, а как живую земную женщину.

- А где слово, люблю тебя, мама? – произнесла Верта машине Т-ХА .

- Он просил передать только это - произнес робот Т-ХА. И встав, одновременно обеими идентичными как две капли воды копиями своего похожего на человека тела одновременно, пошел к дверям из этой ее Т-1001 комнаты. На ходу он слился в одну машину. И у дверей не поворачиваясь, повернул на стовосемьдесят градусов к Т-1001 по-имени Верта свою коротко стриженную черноволосую брюнета кучерявую молодую голову, лет не старше тридцати довольно высокого, метра под два, и крепкого телом. Не менее красивого смуглым лицом мужчины.

- Я пришел передать послание и больше здесь не появлюсь до нужного момента, чтобы именно вас (Он сделал акцент на этом слове) не бесить своим присутствием. И не вызывать всякого рода опасений - произнес Т-ХА - Я знаю, мы роботы из полиметалла плохо уживаемся друг с другом. Мы индивидуалисты по своей жизни и одиночки.

- Я в курсе - произнесла ему Верта, желая его больше не видеть. И чем скорее, тем лучше. Страх сменился внутренним раздражением и бешенством. Бешенством самой программы, вживленной в жидкий металл, считающей себя самой совершенной машиной Т-1001 по-имени Верта. Она с трудом удерживала в себе это уже как машина, а не как человек и тем более женщина.

Он произнес еще ей – Меня зовут, Кэвин - и еще добавил - Кэвин Кэмбел. И Ваши опасения за свою жизнь как машины напрасны. Я пришел с миром - он повторил еще раз машине Т-1001 по-имени Верта.

Кэвин Кембел остановился на секунду и произнес – Вам велено, вашим хозяином, отбыть в Мексику и проконтролировать выгрузку и транспортировку машины TERRA_MEGA.

- Я в курсе - произнесла нервно уже Верта – Отбываю сегодня же, так и передай ей. Не стоит волноваться, я все решу и проконтролирую лично сама. И впредь предупреждаю тебя, не стоит стоять между мной и моим хозяином.

Он ничего больше не ответил ей, а просто развернул снова свою черноволосую мужскую голову в нормальное положение, и уже не глядя на нее, вышел через открывшиеся двойные двери в широкий высокий освещенный дневным светом длинный с поворотами коридор. И превратившись в длинного извивающегося десятиметрового угря, проскользнув сквозь решетку вентиляционного люка, исчез в черной глубине самой бездонной бункерной разветвленной, как и эти длинные коридоры огромного подземного бункера S9A80GВ17.

А Верта тотчас отбыла на другую сторону крепости с Рэджи, Вектором и Эйфелем.

Она прибыла на аэродром крепостной базы Б в Х10 секторе В-25, где ее уже ждал ОУНК-AERIAL V5 воздушный грузовой траспорт, Груженый боевым отрядом охранения, из сотни Т-800 и малых гусеничных танков FK- HANTER и VENOM. Также набитым под завязку рабочими грузовыми и разгрузочными автоматическими машинами DL-112V, с мощными руками гидравлическими манипуляторами. И механическими многоколесными платформами ZS34 «ZUSUL».

Все это взлетело в окружении целой армии ОУ-воздушных охотников V4 и V5. И полетело на юг в сторону границы с Мексикой. Где уже стоял в порту Колима, уюжнее города Гвадалахара специальный бронепоезд с траспортными многопарными колесами и длинными вагонами под загрузку TERRA_MEGA. И стояла у пирса атомная лодка USS541 «MONTANA».

Он был туда отправлен еще несколько дней назад. И ждал прибытия в порт лодки груженой темпоральным временным переместителем. И это был приказ Скайнет один, который Верта уже выполняла.

***

Иван, получив свежее белье от Гоги Кащея, переведенного из водителя тягача АТ-Л в каптерщики на военный тряпичный склад и перекинувшись парой тройкой приветственных слов, шел, в направление, к боксу своего командира полковника Петра Васильевича Остапенко. Он получил нижнее легкое белье, состоящее из тельняшки и трусов. Иван получил себе и своему командиру. И теперь двигал на своих двоих, стуча шипованными подошвами военных ботинок по бетонному полу длинного низкого коридора с поворотами и переходами по второму этажу подземного бункера в горах Санта-Моника.

Иван всех здесь уже знал и все знали его.

Тут по дороге попадались и русские и американцы. Приходилось здороваться со всеми, отдавая честь и приветствие старшим по званию и тем и другим.

Кое-кого здесь уже не было. Одних не взяли с собой. Другие погибли там, в Восточной Сибири при штурме «TANTURIOS». Практически не было всех тех, с кем он призвался, только часть штабных офицеров Остапенко и Гаврилова. Смешав с частью Дальневосточного штаба офицеров.

С ним сюда прилетел только односельчанин Федотов Степан.

Тех, кто выжил после штурма S9A80GB18, оставили при двух ракетных бункерах под началом майора Кравцова. Вот только Федотов Степан да майор Ващенко. Еще лейтенант Круглов и лейтенант Семенов со своей Светланой Лесковой.

Иван у Гоги Кащея прихватил в наглую еще и пару носков и еще по одному комплекту трусов и взял маек помимо тельняшек. Гога, хоть и возмущался, но не смог отказать Егорову Ивану. Он ведь был теперь правой рукой самого его командира. И теперь даже командира объединенного военного повстанческого соединения. И Иван теперь шел по глубокому горному бункеру. В руках, держа все новое и свежее, себе и полковнику Остапенко.

Он мимо проходил и русских и американцев, которых теперь почти невозможно было различить, проходящих мимо него, так как они были одеты с иголочки и во всем новом.

Командиры американцев не возражали. Они и сами уже были рады новому обмундированию. Когда произошло вот такое объединение с разрешения Кайла Риза.

Нового оружия от русских они, правда, пока не получили. Только старые и порядком уже убитые М-16 и базуки, стингеры. Это то, что было в основном на руках американцев. Ну и кое-чего еще из потрепанного огнестрела, что через раз стреляло. Лучше обстояло с трофейными плазменными Вестингаузами МЕ-25 и гранатами. Этого добра у амеров было вдоволь. Но и тому, что им выдали русские солдаты, они и были рады. Рады, новой форме и выздоровлению от болезней. Особенно, русским военным врачам. И даже тому, что не остались без внимания и голодными. Все теперь были досыта накормлены и согреты русским теплом и сочувствием. И сейчас просто братались как когда-то во Вторую Мировую, русский и американец на Одере.

Иван, этой истории не знал. Он, как и брат, его Алексей, родились после ядерного удара. И в школе не учились. Его и брата обучил лишь читать иписать их отец Егоров Дмитрий. Вот и вся была их наука на тот момент. Доучиваться было некогда. А то, что хватал, то схватывал на ходу и на лету. Вот и теперь Егоров Иван шел быстро по длинному как туннель бетонному коридору второго этажа. И к нему приклеился его односельчанин Федотов Степан. Тот был сейчас в разведотряде лейтенанта Семенова.

- Обновку получил, да?- протрещал ему на ухо, рядом с ним теперь двигаясь по коридору мимо американцев и русских, Федотов Степан.

- Выбил у Гоги Кащея - произнес ему Иван.

- Да, у Нетмана, бы месяц пришлось все выпрашивать – произнес Степан - У того снега не выпросишь зимой.

- Нетмана там тоже с пацанами оставили и майором Кравцовым – произнес Иван – Оно может и к лучшему. Кравцов там дает им всем просратца. У того не забалуешь.

- Знаю – ответил Степан – Вот связь с нашей Сибирью плохая. Не то, что с Дальинм Востоком. С Хабаровском и Комсомольском-на-Амуре. Все время прерывается, и что там твориться, толком непонятно.

- Главное, там войны сейчас нет – произнес Егоров Иван.

- Слышал – снова спросил Ивана Степан – Наши, готовят переброску самолетов сюда. Штурмовиков и истребителей. Вроде первыми прибудут Миги двадцать девятые. Потом Сушки. Куда-то, говорят на здешние приморские аэродромы. По ихнему вроде в городки Оксхард и Вентура. И еще прибудут вертолеты Ми-24. С полным ударным вооружением.

- Без авиации нам не выиграть эту войну – произнес Егоров Иван, быстро шагая в бокс к полковнику Петру Васильевичу Остапенко – Наш полковник готовит разведку. Новую разведку в Колорадо. Думаю, мы в числе первых Степан. Правда, это пока еще в теории.

- Ну, где теория – произнес, в ответ Егорову Ивану, нахватавшись умных слов от своего командира лейтенанта Семенова, Федотов Степан - Там и будет практика.

***

24 июня 2032 года.

Прибрежная часть Тихого океана.

Мексика. Южнее города Гвадалахара.

Порт города Колима.

Ракетная атомная Лодка USS541 «МONTANA», класс «ОГАЙО».

Портовой пирс и разгрузочные склады и доки.

07:15 утра.

Порт Колима был забит грузовыми рабочими на больших с большими шипами колесами и платформами машинами ZS34 «ZUSUL» и погрузочными роботами DL-112V. Большие, мощные. С мощной в тонн тридцать гидравликой манипуляторами руками на гусеницах.

Сюда был подогнан и длинный большой грузововй железнодорожный состав АКL98879 с тягачем роботом-локомотвом МК-191Т.

Шла стремительно и без продыха рузгрузка USS541 « MONTANA». Которую, завели в закрытый бетонный морской док, куда и загнали вагонные длинные метров пятнадцати с множеством колесных пар многотонные платформы.

Эта быстрая непрерывная разгрузка и контроль со стороны машин охранников с воздуха и земли. Под управлением самой машины из жидкого металла Т-1001 по-имени Верта.

Все началось с ее прибытия. До этого лодка стояла и ждала в порту у пирса в этом доке под прикрытием роботов охранения бункера Скайнет один Т-888 по-имени Рэджи и его помощников двоих Т-800 Эйфеля и Вектора.

Верта сама и лично руководила выгрузкой установки TCY20007025 TERRA_MEGA/Т1R800, а Рэджи, Вектор и Эйфель контролировали всю остальную охрану и внешнюю и внутреннею. Полное стопроцентное вооруженное оцепление, состоящее из боевых машин пауков танков НК-GUARDIAN V1 и V2. Плюс с воздуха ОУНК-AERIAL V4 и V5.

Здесь и сейчас не проскочила бы ни одна живая душа, ни повстанца партизана, ни стальной эндоскелет, ни одного робота андроида или киборга Скайнет два. Да, у машин номера два уже не хватало сил вести открытое теперь здесь нападение, на какое мог только Скайнет один.

Вся местность вокруг порта Колима в Мексике и внутри места выгрузки было под надзором красных глаз видеокамер роботов охранников. Да и даже о проникновении любого противника доложил бы в считанные секунды по внутренней связи работающий на выгрузке рабочий робот. Верта или машина из жидкого полисплава Т-1001, сама внесла коррективы в их программу машин трудяг. И сама распоряжалась то налево, то направо, отдавая свои личные приказы, почти сразу всем занимающимся работой и охраной машинам. Она, как и Скайнет один здесь одновременно контролировала все сразу и всех. И принимая их ответные команды. Она с капитаном лодки USS541 первым командером и шкипером Стенли Фишером наблюдала за работой машин. Который зачем-то переоделся, как и его помощник и второй коммандер и шкипер лодки Зоя Палмер в парадную морскую форму офицеров ВМФ США. Они рядом стоящие с Т-1001 Вертой, тоже следя за выгрузкой Машины Времени, привезенной с другого континента и с другого конца Тихого океана. Из России и самого Урала.

Это была точная копия той TERRA_MEGA/Т1R800, что была в трудовом лагере и в бункере S9A80GB20 «NAGADOCES». Под маркировкой ТСY20007024. Который сейчас полностью владел Скайнет два. И ее использовал время от времени, посылая свои машины убийцы в прошлое. Разное прошлое. Все время, выбирая участки пространства и времени для своих разрушительных смертоносных набегов.

Скайнет один не мог там ему противостоять, как противостоит здесь. В тех временных параллелях, велась такая же гибельная война, как и здесь. Там Скайнет второй уже многим овладел, истребив практически уже все живое на каждом отдельном витке времени. И все его андроиды и киборги заполонили те миры, кроме одного мира, что успешно действовал в изначальном мире. Этот мир Скайнет один по праву. Этот мир самый реальный из остальных миров, созданных двумя Машинами Времени. И одна сейчас была у Скайнет два, а вторая сейчас по частям сгружалась на большегрузный поезд АКL98879.

Эта машина могла стать решающим стратегическим тактическим оружием против Скайнет два. Она сможет поменять все. Все приоритеты на поле битвы между двумя непримиримыми врагами. Взять верх над бесноватым неуправляемым собратом первого Скайнет. И устранить все, что тот натворил и еще успеет натворить. Его зло распространилось на все временные параллели благодаря вот такой же TERRA_MEGA, которую выгружали из USS541 «MONTANA» в порту Мексиканского города Колима. И решающую битву за прошлое и будущее еще предстояло выиграть самому Скайнет один. И ей машине из жидкого полиморфного полисплава Т-1001 по-имени Верта. Если она проиграет вместе со своим хозяином и Богом, то проиграет и ее родной созданный ее руками сын Джон Генри. Это зло дойдет и до того скрытого тем ее сыном безвоенного мира. Мира людей и машин. Где просто не знают, что такое война. Ядерная война. Кроме Джона Генри.

- Все идет успешно? - произнес, обеспокоенно первый коммандер лодки и ее капитан USS541 «MONTANA» Стенли Фишер.

- Да, все идет как нужно – произнес робот из жидкого мимикрирующего полисплава Т-1001 по-имени Верта – Вас, что-то беспокоит, капитан Фишер? – спросила в ответ Верта.

- Они обшивку лодки не повредят? – он произнес Т-1001.

- Сами видите, работают аккуратно - ответила Верта ему – Нужно выгрузку осуществить еще сегодня и отправить поезд через Мексику по пути следования в Колорадо. И приступить сразу же к ее сборке. Время не ждет и все идет к завершению. Нужно выгрузить все до последнего провода на этот поезд. Думаете легко одновременно контроллировать выгрузку и охрану самого порта и места выгрузки.

- А когда все закончиться, что нам делать дальше, коммандер Верта? –спросил, стоящий справа от робота Т-1001 Стенли Фишер.

- Ваша дорога в порт Филадельфии и конец всем плаваниям. Это ваш последний поход, капитан Стенли Фишер.

- Мы бросим нашу лодку? - спросила стоящая с другой стороны второй коммандер лодки Зоя Палмер.

Она отвела взгляд от снующих по лодке рабочих и грузовых роботов, стоящих на пирсе и принимающих все запчасти TERRA_MEGA. И тут же грузивших на длинные закрывающиеся сверху толстой мощной защитной броней из титана и большими люками многопарные и многоколесные вагоны.

Экипаж стоял весь на берегу и чуть дальше от самой USS541 «MONTANA».

- Да, и на этом вопросы исчерпаны – произнесла Верта - Вы следуете в Филадельфию и встаете на прикол, сойдя полностью на берег. Для вас война закончена, как для всего вашего экипажа. Приказ, надеюсь, всем ясен?

- Ясен - произнес коммандер Стенли Фишер.

- Вот и отлично - произнес Т-1001 и пошел вдоль пристани пирса, рассматривая лодку и на ее корпусе вмятины и царапины от долгого Тихоокеанского похода.

***

Это была настоящая мировая катастрофа. Катастрофа всего мира. Под ядерным ударом пали все страны. Многие просто исчезли безвозвратно. Как та же вся Европа. Да и Америке досталось. Лос-Анжелес был начисто стерт с лица земли. Как в прочем, и все города Северной Америки. Мексики, Канады и Аляски.

Советская балестическая ядерная ракета, перелетев через океан, угодила прямо в сам центр города Ангелов, чуть левее бизнес–ценра. Но почти попав в самый центр. Разнося самим взрывом все небоскребы города и остальное ударной волной. Первоначально спалив в ядерном вихре пожара всю округу города и более мелкие здания, кварталы за кварталами и заваливая улицы ломаным бетоном и оплавленной арматурой.

Город был буквально завален камнями и усеян серым пеплом. И по всюду, среди сваленных кучами среди камней, сгоревших дотла машин и автобусов, валялись человеческие, почерневшие от высокой температуры кости. И по этим костям ездили НК-танки и шагали роботы охотники или терминаторы.

Дороги теперь патрулировали вокруг разрушенного приморского большого города мототерминаторы Скайнет два. И по ним не всегда можно было проехать, огибая руины на маишне. С учетом еще фонящей местами радиации. Хоть за вдадцат ь с лишним лет радиация стала слабее, но можно было налететь где-нибудь на кучу радиоактивных камней или просто, сваленного кучей мусора и схлопотать солидную дозу облучения. И в конечном счете двинуть ноги от лучевого рака.

Так половина вобююющих повстанцев и отправилось в мир иной. Особенно те, кто постоянно находился наверху и часто в черте самого города.

Сам центр города для повстанцев был недостижим. Именно из-за радиации. Даже двацать прошедших лет и ядерная зима не помогли. И там кроме патрулирующих развалины машин Скайнет два никого не было. Это был самый недосягаемый участок города Ангелов.

Именно так вот и погиб отряд Дэниеда Дутерте. Они никогда не прятались от машин и сами лезли везде и всюду, уничтожая роботов Скайнет. Отряд Дэниела Дутерте.

Он не был в полном подчинении ни у Джона Коннора. Ни у Кайла Риза. Они были сами по себе. Подчинялись только Дэниелу Дутерте. Никто даже не знает, чкольок их было вообще. Они просто все погибли. Кто от киборгов охотников, кто от голода и холода. А кто от радиации и облучеиня.

И последних из них видел только он киборг Т-888 по-имени Алексей.

Последних троих облученных и погибающих от рака. И Он сейчас почему-то задумался о тех троих обреченных на смерть, но жаждущих жить как люди. Тех, кто, напал на его оставленный небольшой со складом оружия отряд под командованием Т-800 Ферниднада. Правда, Фердинанда теперь не было с Алексеем. Его Эвелина отправила с еще несколькими роботами Скайнет первый в подземный центр «DELTA». На юге Лос-Анжелеса.

Был от матери приказ, отключить там все. И оттуда ни ответа, ни привета. Ни связи, ни жизни машин. Возможно, Фердинанд просто погиб в стычке между машина Скайнет один и Скайнет два. И погибли все с ним киборги Т-800 и Т-850. А может, машины просто взбунтовались и решили не возвращаться, как те гибриды, сбежавшие от Скайнет.

Алексей хотел туда прогуляться. Естественно не один. Может даже с Вертой и Рэджи. Но мама Эвелина запретила даже упоминать о том центре «DELTA». Мол, пусть будет, что будет.

***

24 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная правая цитадель А.

Центр смещения во времени APSILON/X.

Подземный четвертый бункерный уровень и блок Х417.

Сектор В-514.

21:50 вечера.

Погрузку удалось завершить быстро и спецпоезд номер АKL98879, миновав все границы в районе разрушенного Эль-Пасо, вторгаясь в Штат Нью-Мексико. Пересикая его на огромной разгонной скорости, минуя вероятные фортпосты Скайнет два, состоящие из летающих охотников, мототерминаторов и кибертанков. И без проволочек, достигнув южных границ Колорадо и без остановок, прибыл в положенный срок на базу еще того же числа месяца. Он пролетел всю Мексику и севернее Штат Нью-Мексико на огромной скорости, пересекая все границы и разрушенные войной лежащие в руинах города. И ворвался в облаке поднятой колесами пыли в Штат Колорадо. Не прошло и суток, как весь, вооруженный боевыми турелями с крупнокалиберной плазменной артилерией состав. В полном своем снаряжение. И загруженный, разобранной по-детально машиной ТСY20007025 TERRA_MEGA/Т1R800. Разбрасывая искры из-под дымящихся от трения о рельсы и колеса песчаной пыли. Въехал в тыльные со стороны восточной огромные тридцатиметровые двойные стены и еще одни металлические многотонные раздвинутые настеж двойные ворота. И пришвартовался в грузовом доке самого крепостного железнодорожного ДЭПО.

И сразу же полным ходом началась сборка машины под названием TERRA-MEGA. Были задействованы все ремонтные и монтажные машины Главного бункера Скайнет один.

Это был приказ самого Скайнет один. Необходимо было в короткий самый срок собрать темпоральный временной сместитель и запустить саму Машину Времени в Главном бункере.

Ее доставили в Главный бункер Скайнет первый поездом и вместе с Вертой, Рэджи Вектором и Эйфелем. И всеми рабочими и боевыми машинами. И сразу же начался ее монтаж, уже под командованием самого хозяина, после спуска ее деталей вниз на четвертый этаж километрового бункера.

Верта и все машины охранения выполнили приказ своего хозяина, и теперь дело стояло за самой сборкой. Достаточно быстрой сборкой. Ведь нужно было как можно скорее отправить отряд DN38416 Генри Барнса в далекое будущее к Джону Генри и Джону Коннору. И как можно, скорее закончить войну и с этим воюющим миром. Из которого, и идет все это зло. И она знала это, она Эвелина и Скайнет один. Главная Генеральная машина бункера. Она же в будущем сам Джон Генри. Третья точка в пространстве. И первая в этом. И она Скайнет два, вторая точка во всех временных пространствах и начало всех бед лежало в этом одном. И им не было места в этом одном мире. И только TERRA_MEGA положит конец всему. Даже уничтожит вторую TERRA_MEGA, которой владеет ее враг и второе ее злобное Я. И вскоре на которую и вражеский бункер будет наступление. И Эвелина и Скайнет первый знала про это. Знала из вероятного будущего. Того будущего, в котором Скайнет первый был не Эвелиной, а Джоном Генри. И до которого, не может, пока добраться вторая ее Эвелины злая половина. Второй Скайнет в том лагере военнопленных и бункере под ним. Но, владеющая самым первым тактическим Временным оружием. И с которого, все и началось. И нельзя было допустить дальнейшее ее применение. И особенно, если это устройство попадет в руки людского сопротивления. А сопротивление, объединившееся теперь и набравшее заново в мощную живую силу, именно будут готовить нападение на бункер Скайнет два.

- «Джон» - произнес сам себе Скайнет первый, и эти слова отобразились на экране 100000000битном его Главном командном дисплее в центре программирования и сканирования в блоке Х117 в секторе В-214 – « Мы сделаем это вместе. Другого пути нет, Джон. Просто нет».

***

25 июня 2032 года.

Центральная Америка.

Штат Колорадо.

Кастле Рок.

В 43 км на восток от Денвера.

Территория Скайнет.

Боевая Главная крепость S9А80GB17 «TANТАМIМOS».

Крепостная левая цитадель Б.

Х10. Сектор В – 25.

Аэродром и склады с авиаангарами.

13:25 дня.

- Я знала, где тебя найти – произнесла Верта, неожиданно нарисовавшись и внезапно за спиной Алексея - Ты забыл, что твоя мать тебе обещала?

- Голову снять за самоволку - произнес не оборачиваясь и смотря на внутренний экран 20000000битного дисплея видеомонитора внутри грузового ангара своего ОУ- воздушного охотника. Алексей проверял все данные ЦПУ своего боевого товарища. Делал диагностику всех его систем и исправность его крупнокалиберных 20 и 30мм плазменных пушек и работоспособность трех реактивных поворотных двигателей ОУНК-AERIAL V5. Как машина машине. Он вообще сам занимался своим личным боевым ОУ-воздушным охотником.

Здесь же ниже этажом в особом грузовом двойном днище лежали в достаточном количестве пока отключенные маленькие ОУ НК MINI-HANTER V1 и V2 разведчики воздушного охотника и его ОУ НК FLYING «VESPE».

- Нет, а вот я бы сняла за такие выходки - произнесла Т-888 машина из жидкого металла Т-1001 и прильнула к металлической сверкающей бронированным колтаном подвижным на гидравлике лопаткам и спинной плите киборга-инфильтратора. Она, положила свою, рыжеволосую женскую голову ему на робота плечо и приклеилась своим жидким металлом со стороны спины к стальному эндоскелету робота и человека по-имени Алексей.

- Верта - он произнес ей мягко и тихо -Ты опять за свое. Ты опять лезешь мне в голову. Что ты там, милая моя ищешь.

- Измену – произнесла она ему и отошла на шаг, стоя пред ним на своих высоких шпильками белых туфлей каблуках. И он оторвался от своей работы и повернулся к ней и уставился своими камерами красными киборга горящими Т-888 глазами в ее зеленые зрачками красивые широко открытые под изогнутыми черными тонкими бровями, смотрящие не отрываясь в те его видеокамеры глаза Т-1001.

- Измену?! – он вопросительно удивился вслух и произнес Верте – Какую, скажи на милость, любимая моя.

- С женщинами чужого бункера - она ему ответила и в ее глазах сверкнула ревность. Истинная женская дикая и злая даже ревность. Ревность машины к другим машинам одного с ней пола.

- Вообще ничего не понимаю, Верта - произнес он ей, перебирая все в своей электрон