Откровение I

Эта история произошла совсем недавно. Как и все истории, заслуживающие внимание, она была необычна.

Представьте себе… Да что представлять, для картины происшедшего не нужно особо располагать фантазией. Ведь тот путь, что был представлен моим глазам, отчётлив для каждого. Чистый песок, его каждая крупинка отчётливы до неимоверности.

И я даже не могу сказать, когда я начала ощущать телом эту зыбкую поверхность – сначала была пальба, жёсткий скрежет металла пуль от встречи с моей кожей, потом падение на колени… Я будто чувствовала пришествие.

Моё лицо ощутило невообразимый холод – молекулы воды стремительным образом испарялись в воздух с поверхности тела, оставляя мне лишь тонкую, но обширную красную плёнку и запёкшуюся рану головы. Тотчас маленькие крупинки песка, появлявшиеся прямо из ниоткуда, стали нещадно бомбардировать меня и оседать на ранах… Как бы я не пыталась освободиться от них, крупинки прибывали ещё большими эшелонами. А я всё сидела на подкосившихся от долгого бега коленях, и спина моя была полностью во владениях врага. Враги, было, остановились, перезарядив винтовки, и нацелив глаза свои орудий на мою спину, но они забыли про то, что моя голова, сколько бы ран на ней ни было, свободна всегда, она находилась за пределами их территории и досягаемости. Её имел право казнить лишь песок.

Он прибывал.

Великие когда-то воины остановились, замешкались – в лесистой, почти болотной местности, откуда ни возьмись, появился песок. И летел он не грязной пылью между деревьями… Каждая его составляющая, как бесстрашный боец, продвигалась вперёд в непроницаемой тишине, в безмерном пространстве, без гнёта Времени. Не подчиняясь Главному Закону, значит, не подчиняясь другим правилам, оседали они на одеждах людей, постепенно завоёвывая их, этих странных существ с автоматами, что не могли заметить опасность раньше… Этих никуда не годных, бесчувственных… Зашедших в тупик.

Поднялся ветер. Он нарастал с каждой секундой, и я каждой секундой приносил всё новые эскадроны песка, сонмы песка. Я закрыла свою голову руками и шёлковая ткань из песочного воздуха мягко прошла по моим затихающим рукам, по моему остановившемуся телу… И как будто кто-то развёл мои руки в стороны и сказал песку не попадать мне в глаза – я увидела СВЕТ.

Одна. Я и… Он.

Закрыв глаза, я держала их так всего лишь секунду, хотя… Кто знает. Но после поднятия век мне открылась совсем другая картина. Чистый песок. Чистое небо. Чистое солнце.

Чистая пустыня.

Холмы, нетронутые гряды… И лишь песок. Боже мой…

Я сидела на коленях. Неизменная поза. Я посмотрела на свои руки – они оказались чистыми. Бледными, как всегда. Без единой царапины.

Я приблизила их к моему лицу. Пальцы мягко, не дрожа, коснулись кожи и ощутили… гладкость. Не было ран. Не было повреждений.

Я оглядела себя всю. Я была цела и невредима. Довольно странно после мясораздельной перестрелки.

И тут я разом пришла в себя.

Я одна, посреди безбрежных песков, сижу, сижу… И даже не думаю, что делать. Как выбираться. Бред какой-то.

Я встала. Песок слетел с моих штанов и сапог, но он и не мешал мне. Я вновь осмотрела своё одиночество и поняла, что меня отягощает… Цинизм. Зачем он в пустыне? Где негде спрятаться, и с истиной ты лицом к лицу? Ты не можешь утаить здесь пороки. На этом чистом листе бумаги в виде волнистого жёлтого песка они проявляются будто чернила.

Мой путь был отчётлив для меня. Я знала, что меня решено было сохранить, приостановить для меня Время и дать поближе разглядеть этот зеркальный момент – правду жизни. Ведь я должна была покинуть Землю, покинуть своё тело, представив себя лишь одной окрылённой душой. Но меня закрыли от ударов примитивных орудий. Меня спасли.

Пустыня… Не буду спрашивать себя, почему я именно здесь. И так ясно – никакая гладь воды не сможет показать моё истинное лицо; а человек жив не только водой. Но и песком. Этой солнечной… нет, звёздной пылью. Мы – звёздная пыль. От начала до конца, внутри и снаружи.

Я вздохнула полной грудью. Мне стало легче, взор более прояснился. Я чувствовала себя предельно свободной и предельно связанной с каждой крупинкой этого места. Я была как в утробе матери, как в первородном пространстве. Там, где вечный покой снаружи и вечный хаос внутри меня, потому что клетки моего организма растут и множатся всё больше. Я развиваюсь здесь, несмотря на спокойствие пейзажа, на его однообразность.

Я сделала свой первый шаг. Так просто. Знакомо… Только теперь сознаёшь важность этого перемещения на зыбкой поверхности мира, ведь в двух случаях из всех возможных ты не падаешь при первом шаге. Когда ты истинно силён или когда тебе помогают. Во всех других вариантах закон всемирной гравитации подчиняет тебя себе. Беспрекословно. И ты падаешь. Так просто.

Я сделала второй шаг. И при нём мой сердце проснулось вновь – я почувствовала его взволнованное биение в груди. Жгучая маленькая искорка прошлась по крови… Этот шаг оказался труднее. Он был как вторая секунда на стрелочных часах, он требовал продолжения.

И тут время пошло вновь. Я ощутила мягкий трепет ветерка между пальцами. Сразу же он скользнул по моим волосам и смыл с них маску оцепенения, протёр начисто каждую волосинку и подхватил на свою воздушную одежду. Он, кувыркнувшись, завис передо мной и нежными, перистыми пальцами дотронулся до лица. Заглянул в глаза. Я чувствовала его тонкое дыхание. И, словно пастушья дудочка, слившаяся с мягким вздохом скрипки, он шепнул мне: «Здравствуй» …

Здравствуй.

Он радостно откинулся назад и развёл руки. Одежда его бесформенно задела окружающий песок и воздух, всё взметнулось вперемешку, и тут же затихло. Я подняла глаза на небо и увидела ветерок уже там. Он весело кружил в голубой глади, отражая солнечный свет, в окружении маленьких ветерков. В непрерывной и лёгкой игре они всё больше удалялись от этого места.

Интересно.

Я оглянулась посмотреть на Солнце. Оно молчаливо, но с интересом глядя на меня, светило в безбрежном полукруглом океане. Я улыбнулась ему, мои глаза сощурились от его яркости. Солнце тоже улыбнулось и протянуло ко мне свои лучи. Я их почувствовала на своих плечах и спине. Теперь я имею поддержку…

Я повернула голову обратно. И почувствовала удивление.

Кто-то шёл по направлению ко мне, но был настолько далёк, что я не могла разглядеть его. Точно можно было сказать, что это человек, его фигура. Но ведь здесь пустыня… В первородном пространстве возможно встретить лишь родного тебе по крови… По душе. Подобного тебе.

Я сделала третий шаг…

Ах, как он тяжёл! Как болен… Что-то странное кольнуло во всём теле, тонкое, острое лезвие прошло через меня. Веки мои были напряжены, сердце стало всё больше отсчитывать бесконечную гряду цифр… И я сделала четвёртый шаг. Пятый. Шестой… Седьмой,… Восьмой, девятый, десятый, одиннадцатый, двенадцатый!.. Я побежала! И в моём теле была пущенная стрела, и в моих крыльях – ветер, и песок был твёрдой землёй!.. я стала одной из них и была от них обособленна… Я стала правдой… Я вправду стала? Я вправду получила жизнь?!..

И я теперь…! И я теперь могла бежать, могла мотылять в стороны… Могла засмеяться и упасть в песок! Да я могла подпрыгнуть над землёй, а выше или не выше головы – всё равно!.. Я вновь стала ЖИТЬ!

Да!.. Я… Живу. Я вновь живу.

Я взбежала на вершину песочной дюны и посмотрела в сторону идущего человека. Он всё так же шёл к этому месту и за ним тянулась отчётливая и длинная нить следов, постепенно исчезающая среди золотых холмов. И мне всё же было непонятно, кто может быть здесь кроме меня, Солнца, песка, Ветра и Времени. Но меня так неудержимо тянуло к этому страннику. Я побежала навстречу ему. Всё же он каким-то образом помог мне совершить третий шаг, преодолеть последнюю ступень к жизни…

Его, этого незнакомца, мне захотелось назвать спасителем. И…

И… Я… не… ошиблась.

То ли я так быстро бежала, то ли он прошёл так много к этому моменту. Но в ту секунду между нами было расстояние, позволяющее мне спокойно увидеть его лицо.

Я увидела Его.

И Он увидел меня тоже.

Ну не Ему-то удивляться. Он спокойно, с улыбкой, продолжал идти ко мне, а я стояла, как вкопанная в этот песок. Было совсем запутанно в груди, как говорится, смешанные чувства. Но самое главное из всех этих эмоций, это то, что я чувствовала радость. Такую радость, что, наверно, выходила за пределы этой бескрайней пустыни. И на всё было наплевать, и, одновременно, всё было неимоверно дорого.

Он подошёл ко мне.

Не знаю… Возможно, я что-то хотела сказать, но… В такие моменты тишина – лучшее слово. Я смотрела в Его глаза, и мне хотелось и плакать, и смеяться. От радости. Я подалась вперёд, и Он обнял меня, прижал меня к своему сердцу. И мне… И я… Что же я могла с собой сделать…

Я заплакала. Не отпуская Его.

- Дедушка… Я так скучала…

Казалось, мы стояли целую вечность, или Время вновь остановилось, чтобы разделить нашу радость.

Мои слова бесконечным эхом отдавались в моём сознании. Память возвращала себе своё, то, давно забытое, оставленное, заснувшее. Она возвращала мне напоминание моего великого назначения, моего великого родства, моего великого наследия, что я когда-то прервала своим неверным шагом.

Но теперь-то я не ошибусь.

Я посмотрела Ему в глаза и увидела там… всё. Всё Земное, всё Небесное. Всё то, что пытаются найти люди, прибегая к лингвистике, математике, физике, астрономии, философии… Но я увидела всё это объединённым, так, как не могут объединить науки люди. Ведь они только начали постигать мир, а уже хотят видеть всю конструкцию со всеми наимельчайшими деталями.

Чтобы добраться до этого созерцания, нужно постоянно повторять простые истины, тот самый фундамент, на котором всё построено. А мы… Постоянно забываем эти истины.

- Дедушка… У меня столько вопросов накопилось, которые я хотела Тебе задать, но сейчас… Я будто нашла все ответы. Мне нечего Тебе сказать…

Я действительно забыла всё то, что беспокоило меня раньше. Напрочь.

- Значит, эти вопросы были не нужны тебе.

На Его лице я читала любовь. То самое чувство нескончаемого тепла солнечных лучей, что каждое утро падают на подушку или каждую ночь заглядывают от лика Луны.

Мы пошли в ту сторону, откуда Он шёл ко мне. Следов больше не было, но мне было всё равно, куда мы пойдём, потому что я знала – мы идём только вперёд!

Мы шли довольно быстрым шагом, но пейзаж вокруг особо не менялся. Ветер вновь прилетел к нам и начал свою шуршащую и освежающую песню. Это было весьма кстати.

Стало ощутимо печь в голову. Говоря об абстрактностях, не нужно забывать о физическом.

«Ну вот… Голове жарко.» - появилась мысль в своей голове.

Он повернул ко мне голову, отпустил мою руку и положил свою на моё правое плечо. Его широкий и длинный рукав укрыл всю меня от жгучих лучей. С теплом не нужно так предельно быть близким, ведь человек может и обжечься.

Мы замедлили шаг.

- Если человек не боится света, то его не обожгут никакие лучи. Если человек не боится тьмы, то его не усыпит никакой холод.

Я посмотрела на Него. А ведь верно… Только я опять начала думать о своём теле. Как сразу оно отреагировало на бесчисленные кванты нескончаемого света. Будь я свободная душа, то я бы и думала себе, как о душе, о её потребностях. Но здесь я – Человек. И я думаю как Человек.

Но в то же время я – человек с самой маленькой буквы.

«…И Судьба развела свои руки в стороны, и на одной из сторон образовалась Гармония, а на другой – Хаос…»

- Дедушка, а было ли это действительно так?

Он всё смотрел на горизонт. Он задумался.

- Любая мысль имеет право на существование. Но будет ли она правильной со стороны и Хаоса, и Гармонии одновременно… Есть ли такая мысль?

- Может… Мысль компромисса? Мысль равновесия. Мысль упорядочности…

- Так много мыслей.

Он снова улыбнулся. Как улыбается учитель, знающий намного больше ученика. А ученик делает постепенные шаги вперёд, как когда-то их делал и сам учитель.

- Я ещё мало что знаю. Вот и много всего неточного.

- Неточности существуют везде. Ты говорила всё верно.

- Но ты сказал об одной мысли… Так какая же среди них главная?

- Даже сердце этого мира состоит из трёх точек, а каждая точка – из множества и множества других. И каждая из них очень важна. Уберёшь одну – и весь мир сломается.

- Что же нужно делать, чтобы он не сломался?

Эта картинка невольно представилась мне детским конструктором. Но мне было очень интересно!..

- Нужно строить. Основательно, осторожно… Помещая каждую крупинку на её место. А ведь не всегда знаешь, куда именно опустить эту крупинку, потому что знаешь о неё совсем ничего, да и о том месте, где она должна быть, тоже. Но у нас есть целая вечность, чтобы постичь всё это.

Он крепче прижал меня к себе. Под ногами стали встречаться зыбучие пески.

Но мне они были безразличны, так, как чайке над далёким океаном эта жаркая пустыня. Мне всё думалось, какой мне путь выбрать, чтобы начать постигать…

- Все пути ведут к одному. И ты уже стоишь на одном из них.

Я чуть-чуть помолчала.

- А мы с тобой похожи, дедушка. Ты ведь тоже не имел права отказаться… Это было также невозможным… Отказаться от этого пути.

Он опустил глаза.

- Наш мир не предполагает возвращение к тому моменту, где можно что-то изменить в свою пользу. Можно лишь начать всё сначала, но путь всё равно будет другим.

Я посмотрела на Него, показав взглядом непонимание Его слов.

- Я не мог идти назад, отступиться. Этот путь был под моими ногами, и я стоял на нём. Не могло случиться ИНАЧЕ.

Солнце стало в зените. Уже?.. Раскалённый песок неимоверно резал глаза. Мне стало больно.

Этот мир не был предназначен для того, чтобы смотреть на его истинное лицо. Оно лишь отражало солнечный свет, но не сохраняло в себе, а скрывало под толщей сухой почвы тоненькие холодные ручейки, которые всё равно брали своё начало в грязном, жестоком, бушующем огне.

Как же сделать Землю прозрачной?..

Песок, взметнувшийся от ветра, чуть не задел меня своими когтями, но Он укрыл меня от его недовольствия. Хотя я могла получить лишь царапину на коже.

- Он бы мог тебя просто поцарапать, а ведь и мог попасть в глаза. Как бы ты тогда стала видеть?

Я прижалась к Нему.

- Верно, я бы смотрела его же маской… Я бы смотрела всей этой пылью, царапающей глаза, на такой же пыльный мир. Я бы стала этой пылью…

И мы всё шли. Вместе, глядя в одну сторону, на один и тот же путь, прижавшись друг к другу, будто вокруг был неимоверный холод. Но в полдень это понятие не существует в пустыне. И, всё-таки, неужели в ней есть только песок?.. Его огромная, массивная толща… За которой ничего не видно.

Он стал шагать чуть в сторону. Мне, конечно, сразу стало непонятно, почему мы уклонились от прямой линии, но потом я улыбнулась сама себе – Им ничего не делается зря или неверно.

С каждым новым вздохом я стала яснее ощущать ужасную сухость в горле. Жёсткий воздух пустыни в скором времени забирает, ограничивает умение громко говорить. И для этого мы должны всегда ополаскивать своё горло живой, движущейся водой, возвращающей каждому свой голос.

И я увидела колодец.

Старый, с каменным основанием, колодец. Хоть и выглядел он не совсем работоспособным, но мне казалось, что именно от него отдаёт свежестью морского прибоя и тишиной глубинной чистоты. Я чувствовала движение ВОДЫ!..

Мне сразу же захотелось окунуться в её одинокий марафон и почувствовать себя свободной от песка, как я чувствую себя в минуты облачного вдохновения… Как я чувствую новый прилив сил с каждым новым услышанным словом чьей-то души.

Но сначала нужно было дотянуться до воды, нужно преодолеть метры мёртвой колодезной глубины, которая после жгучего и острого мира кажется такой безжизненной. Нужно вмиг перевоплотиться из тела в душу.

А ведь это трудно.

Так же, как и змее превратиться в птицу. И наоборот…

На краю колодца, как раз, стоял небольшой широкий сосуд. Как будто кто-то оставил его для следующих путников – для нас. Древняя, старательно выбитая резьба на кувшине напоминала о присутствии человека в этом мире. К некоторым вещам, таким, как этот сосуд, притрагивалась не только рука Бога.

И вот, мы стали у колодца.

Я дотронулась рукой до его налитого солнцем камня. Он был прохладен…

Я обратила свой взгляд на Него. Он потихоньку крутил ручку колодца, и верёвка, наматываясь мерными кольцами на почти уже каменное бревно, стала приближать благодатное упоение чистого голоса.

Я села на раскалённый песок, прислонившись к вечно покойным камням. Да, мне даже было всё равно, почему зной ни коим образом не трогает их. Я ждала то, что могло прояснить мне и глаза, и душу.

Чуть тихий скрип… И этот знакомый звук, когда создаётся маленький водопад. Водопадик, бегущий из деревянного ведра в глиняный кувшин, перехлёстываясь из слоя в слой, смешиваясь и разъединяясь одновременно, переливаясь на лучах и пропадая в тихих тенях…

Он сел рядом со мной и подал мне кувшин с водой. С живой водой из глубинно заснувшего колодца…

И каждая капля, каждая струя, каждый глоток прибавлял ко мне всё то, что когда-то было утеряно; вода достраивала меня.

Я наконец-то почувствовала себя полноцелой.

Необдуманным движением я сунула Ему обратно кувшин. Мною завладела мысль, что так хорошо, когда на свете существует такая вода… Я и не заметила маленькую грубость моего жеста.

Ведь этого не должна быть. Всё же я спохватилась и посмотрела на Него, ожидая мягко-укоризненного взгляда.

Но Его глаза оставались такими же добрыми и светлыми. И спокойными.

Впрочем, если бы со мною рядом сидел такой же человек, как и я, возможно, мне бы и в голову не взбрело извиняться за неаккуратные движения руками.

Но соль-то в чём… Он – как каждый из нас, и одновременно не похожий ни на кого на Земле. И я не должна рядом с Ним принимать какие-либо формальности в действиях и движениях. Я должна давать своему телу спокойствие.

Я всё думала. Всё новые мысли занимали мою голову, мелькая. Как прохладный ветер. Когда я думаю, то у меня расширяются глаза и смотрят в одну точку. И ещё я подпираю подбородок ладонью или скрещиваю руки. Сижу, свернувшись. Вся моя энергия направлена внутрь меня, лишь её маленькие частицы вырываются в окружающий мир. Я вся в себе.

Дедушка тоже думал. Что-то отряхнуло моё оцепенение и повернуло мой взгляд на Него.

А Он всё ещё держал кувшин в руках. И думал… Изредка глада на его резной рельеф.

Но Его глаза охватывали всё. Не смотря на меня, Он тоже включал меня в то, на что Он смотрел.

Он смотрел на Мир.

Он был весь вокруг.

Если Бога мы можем представить действительно везде, в каждом атоме природы, ощущать Его через все явления, то Он…

С Ним немного по-другому.

Вот Он, сидит рядом со мной, и я могу Его спокойно видеть, слышать и ощущать человеком.

Но в то же время, Он – это также весь Мир.

Соединение божественного и человеческого. Высшее совершенство.

Как же всем нам до этого далеко!.. Но ведь у нас есть вечность, чтобы этого достигнуть. Время есть всегда. И самая наивысшая точка его присутствия в Жизни – это момент, когда мы Действуем. Медленно или быстро – зависит от ситуации. Главное – Действовать.

Действовать, т.е. Творить, Творить, т.е. Становиться Творцом, …

Становиться Творцом – значит быть ближе к Богу.

К Совершенству.

Солнце уже давно отошло от вершины полудня. Оно стало ещё больше охватывать жаркую пустыню, и ветер потеплел во много раз. Даже стал немного раскалённым. Но пока лишь немного.

А колодец оставался таким же прохладным и наполненным покоя. Солнце не мешало ему, и он не мешал Солнцу. Прекрасное существование.

И мы тоже никому не мешали.

Мы были здесь и гостями, и полноправными обитателями. Мы крепко связаны с этой планетой. С почвой. С тем, что восходит из неё. Что ходит по ней. Летает и плавает над ней. Под Солнцем и Луной…

Он встал. Пора продолжить наш путь.

Песок уже не казался чем-то опасным и удручающим. Он воспринимался как должное быть здесь и существовать. Всё, что появляется в мире, имеет право на существование. А его существование может быть бесконечно долгим или недостаточно коротким. Наполненным до краёв бессмертной целью или бессмысленным.

Гармоничным или Хаотичным.

Не имеет существования лишь отличное от этих двух понятий, что неизвестно ни одному из нас.

- Дедушка, скажи, пожалуйста… Как же решается выбор создания между частицей Гармонии или частицей Хаоса?

Он посмотрел на меня каким-то отличным от всех остальных взглядом, непонятным для меня. Но что-то неизведанное, позволяющее мне то непозволительное я рассмотрела в Его глазах.

Я была готова ждать Его ответа вечность. Ту самую вечность, которая приводит нас к пониманию ранее непостижимого.

Я держала Его за руку и шла вровень с Ним. А вопрос всё ещё витал среди мыслей.

И вдруг… Так нечаянно взглянув на небо, я увидела чайку. Она летела… Летела так медленно, сливаясь с бесконечно солнечным небом.

Зачем она здесь летела? Почему она не захотела огибать безжизненную пустыню, а лететь через этот неизведанный мир, пересекать его зыбкие границы взмахами неустанных крыльев?..

На всё есть причины… И эта чайка почему-то приковала моё внимание. Она ловила под полукруглое пространство своих крыльев ветер, который резвился в верхних слоях воздуха, и металась, как льняной парус на рыбацкой лодке, отливая едва попадающие на её перья лучи света.

Но она так плавно влилась в этот мир, что никто не заметил её. А возможно, заметили… Но в каком-то другом представлении. Они заметили прилив новых сил, прилив положительных эмоций; они ненароком заметили в чистом полотне неба яркую звезду, которая непрерывно продолжает свой ход и искрит, и каждая искорка не растворяется в воздухе, а попадает в сердца людей и зажигает в них самые тёплые и светлые чувства…

Наверно, они увидели эту чайку именно так. Да, и не наверно.

Всё верно.

Это была частица Гармонии.

В какой-то момент Бог решил создать эту лёгкую чайку, и её лёгкость, несомненно, Судьба отнесла к Гармонии.

Но ведь всё должно быть в равновесии. И поэтому Бога создал противоположную чайке частицу, и Судьба обозначила её Хаосом.

И я уже догадалась, чего ждать от Неба.

Через некоторое число шагов Он чуть крепче сжал мою руку.

- Посмотри туда.

Он указывал другой рукой на что-то тёмное, передвигающееся по пустыне перед нами. Из-за большого расстояния я не могла разглядеть его, но всё же это было похоже на зверя.

Да. Четвероногое… Морда немного длинная, как у собаки.

И вот, мы близко друг к другу.

Шёл шакал.

Шёл тихо, спокойно, даже сонно.

Наверно, сытый… Хотя, нет.

Голодный. Я увидела его глаза, в них всё так чётко написано…

Он шёл так плавно и неслышно, что, не видя его, невозможно его вообще заметить. Но между тем, его когтистые лапы бороздили слои песка, которые привыкли лишь к прикосновению ветра и ветерков.

Какую боль сейчас ощущает эта пустыня… Этот мир…

И только из-за того, что шакал идёт искать себе добычу или её остатки, что ему нужно двигаться и что он вообще просто живёт.

Вот вам и частица Хаоса.

А мы шли всё прямо. Шакал вскоре пропал из виду, там же, где и чайка. Верно, они зашли за горизонт…

Я посмотрела на Него. И Он на меня тоже.

- Я ответил на твой вопрос?

Он улыбнулся.

- Да… Я поняла. При появлении Гармонии появляется и Хаос, и никак иначе.

Мне как-то показалось это немного забавным – верно оттого, что понятно. Но когда я представила эту систему в огромной Вселенной, то у меня даже захватило дух – настолько всё сложно!

И интересно. Слава Богу, у каждого из нас есть Вечность. И у меня тоже!..

Солнце светило нам в глаза. Его огненный ореол развевался, шевелился вокруг него, будто пышные лёгкие волосы на тёплом ветру.

Этот круг… Как весь мир, как весь наш путь. Как начало и конец. И как наше Существование, наша Истина. Наша цель, наш смысл. Наше…

Это мы.

А ведь сколько таких звёзд на небе?

Хотя, нет. Скажите мне, где есть звезда, другая, не Солнце, и вокруг неё кружится планета… Как наша Земля? И где есть те, у которых есть наши тела, наши глаза, наши руки и ноги, наши улыбки, дыхание… Наши сердца!.. Наши души, в конце концов.

Мы не знаем. Не видим.

Пока что…

Но звёзд много, и, возможно, какие-нибудь схожи между собой, но…

Но Солнце есть одно.

Это не просто звезда.

И не один Бог…

А вместе с ним – Судьба и Время,

Значит – Действие, Жизнь и Закон,

Всё едино, всё есть Он…

Над разлившейся водою,

Над прозрачной тишиной,

Над небесными стадами –

Кто как Он?..

А никто. Нет такого.

Так и есть. И я знала это не только разумом, но и сердцем. Всем, что есть у меня внутри.

Песок всё разлетался под моими ногами, хотя я старалась идти осторожно. Любое соприкосновение с миром заставляет его изменять своё лицо. Вот я, прошла по подножью дюны, и мои следы будут неровным рельефом этого места лица, пока не придёт ветер с ветерками и разгладит все неверные линии. И мир станет прежний… но помня то лицо, которое я начертала ему.

А ведь сколько таких лиц было начертано!..

Странно… Меня охватило какое-то непонятное ощущение… Будто песок… Да, Ветер чуть усилился, и песок сел на него верхом, чтобы достичь меня…

Зачем ему это? Наверно, чтобы сделать такой, как и он…

- Ой!

Несколько крупинок песка залетели мне в глаза. Что за напасть!.. Надо же было ему!..

Я еле протёрла глаза. Ужас… Неприятно. Но теперь всё, вычистила…

Постойте.

А где Он?

- Дедушка…

Я оглянулась по сторонам. Но никого не было.

Что же это?!

- Дедушка-а!

Я побежала вперёд, наверх дюны. Я снова бежала… И каждый мой след изменял лицо пустыни.

Я испугалась. Честно… Только Он был рядом, а тут раз!.. и нет.

Это всё песок. Он же предупреждал меня…

Я остановилась на вершине песчаного холма и взглянула в непрерывную даль. Там, за горизонтом… Возможно, Он уже там, за горизонтом. Или…

Я увидела перед собой Солнце. Оно постоянно было передо мною, но я как-то не замечала Его. А ведь…

А ведь это Он!

Это Он!.. Передо мной… И небо, это тоже Он! И горизонт… И что за ним, и что впереди него!

Что вокруг меня. Что соприкасается со мной…

Что есть во мне.

Моргнув, я закрыла глаза. Открыла – и вот Он!..

- Дедушка!

Я побежала со склона дюны по Его следам, вперёд. Он стоял на песчаной равнине, повернувшись ко мне. О, Его глаза… Там безбрежная Любовь.

- Не отставай.

Он подал мне руку.

Я взялась за неё. И мы опять пошли дальше…

Теперь мы вместе изменяли лик этого безбрежного Мира. Но везде по-разному выглядели места соприкосновения нас с ним. Где-то следы были глубокое, где-то небольших размеров, а иногда и совсем незаметные…

Пусть даже так. Возможно, в одних местах довольно просто притронуться пальцем, а в других – обеими ладонями. Там наше присутствие будет как никогда кстати, там – как в порядке вещей, а где-то нам и не нужно появляться. Везде должно быть Равновесие.

Нельзя нарушать никакие границы, можно только спокойно, плавно пересекать их, если они будут вообще открыты. Нельзя нарушать моральные рамки, рамки живого и неживого, рамки последующих, недостигнутых ступеней… Нельзя!

Возможно только соприкасаться с ними, и очень осторожно.

Сколько в мире законов, правил, которые нужно неуклонно соблюдать!.. Некоторые из них стоят непреодолимой стеной, сковывающие наши действия; они, бывало, исчезают лишь со временем, а иногда не исчезают совсем. А другие – словно хрупкие нити паутины, которые так легко порвать и освободить себе путь…

Но только куда может привести такая дорога?

Ветер снова зашевелился. Я немного боязно отреагировала на его движение и крепче прижалась к Нему. И Он, и я прищурили глаза – волны, на дюнах зашевелились, и песок снова оседлала лёгкие одежды воздуха. Но теперь его поднялось так много!..

Дедушка посмотрел вдаль, пока ветер набирал силу.

- Сядь спиной к ветру.

Я села, и Он рядом со мной, плотно укрыв нас обоих своим палантином. Я удивилась – палантин оказался таким большим…

И вдруг за нашими спинами будто грянул гром. Я даже вздрогнула!.. Схватила Его за руку…

- Это только песчаная буря.

- Такая громкая?

Он обнял меня и чуть улыбнулся. Вздохнул, и во вздохе мне услышалась отдалённая печаль.

- Ещё и не такие бури бывают.

Я подумала, что это очень страшно, когда движение частиц песка настолько разрушительно. Так ещё… Бывают бури и сильнее…

- Главное, что мы вместе. Мы все вместе. А буря всё равно утихнет, - я прижалась к Нему. – главное, что Ты здесь. Ты рядом.

Он улыбнулся и снова вздохнул. И где же Твоя печаль? Нет её! Я прогнала её. Дедушка, я прогнала её! И буря утихла!..

- Слышишь… Бури нет.

Мне казалось, что я успокаиваю Тебя. Нет, не так… я верила, что я успокоила Тебя. И тем самым я успокоила себя. Я дала себя надежду. Себе и Тебе…

А может… Я действительно залечила Твою маленькую ранку?..

Мы встали. Дедушка встряхну палантин от песка и обернулся им.

Пейзаж чуть изменился. Совсем чуть-чуть. Но изменился!

Не только шаги отдельного человека меняют мир, но и соревнование людей на коротких или дальних дистанциях в беге…

И почти всегда этот бег изменяет слишком много. Даже то, что и не стоило бы изменять.

Хотя, этот бег тоже необходим. Ведь Жизнь – это Движение, которое временами губительно для нас.

Оно может нас разрушить…

Но не уничтожить!

В этом мире ничего невозможно стереть до окончательного слоя и разрушить саму основу так, чтобы от неё ничего не осталось. Самые маленькие частицы, и которых мы состоим, и состоит всё вокруг, сохраняются. Они вечны.

Разрушая связи между ними, предоставляется возможность построить новую конструкцию, даже во всём отличную от предыдущей. Только мы должны понимать, что мы можем сломать и построить, а что нельзя трогать ни в коем случае.

«И огнём мы воссоздадим мир…»

Не только огнём нужно строить своё дом. Но и водой, и песком, и землёй. Всем, чем возможно строить своё жилище.

И в особенности – душой. Душа – это наш маленький источник энергии, батареечка, с плюсами и минусами. А тело – незаменимый на Земле механизм. Душу нужно временами пополнять новыми квантами, а тело временами обновлять, ставя на новый уровень.

Нужно двигаться вперёд. Ведь дорога открыта для всех! И на ней невозможны пробки или заграждения. Просто иногда нужно и на немного остановиться, чтобы передохнуть и дать другим пройти вперёд. Не всё коту масленица…

Некоторым нужно останавливаться, другим – идти, пока те стоят.

Всем нужно двигаться по-разному.

Новые частицы, попадая в какой-либо мир, должны сразу влиться в его непрерывную волну, иначе… Они могут просто нарушить систему или быть выброшены в другой, следующий мир. Кто-то из нас должен идти маленькими шажками, так сказать, давать начало всеобщему движению; следующие должны расширять свои шаги, насколько это возможно; последующие должны уже начинать бежать, ускоряя движение и не позволяя первым останавливаться надолго, а те, кто впереди – они должны лететь, лететь через мир и время и крепко держать нить, на которой все остальные. Вперёд летящие должны достигнуть того места, где эта нить оторвалась от всего клубка, и постараться как можно крепче привязать её обратно к её потерявшемуся началу, чтобы открыть новый путь и себе, и тем, кто ещё сзади.

Каждому достаётся своя роль, а плоха она или хороша для других – покажет Жизнь.

Безбрежное небо чуть разбавило свой глубокий цвет – появились маленькие нечастые облака. Они нисколько не мешали Солнцу светить, а даже, наоборот, в стократ увеличивали его яркость, когда лучи отражались от них в небе. И под этим бесконечным водопадом света пустыня стала казаться даже бледнее. Да, цвет песка стал немного светлее.

- Дедушка, здесь песок стал какой-то другой.

Он был даже жёстче, чем на тех местах, где мы были. Стопы начало колоть от него. Неприятно.

- Бледные предметы всегда сливаются со свечением от более яркого. Иногда они пропадают в его лучах.

- Пропадают?.. То есть, становятся с ним единым целым?

Он кивнул головой.

Пройдя ещё чуть-чуть вперёд, Он указал мне на что-то.

- Видишь… Эти цветы.

Я не была бы удивлена, если бы увидела обыкновенные пустынные колючки или цветущие кактусы. Но здесь оказались другие цветы. Те, которые попали где-то в плодородную почву и росли там под сенью света, дождя, тёплого снега и ласкающего ветра. И которые были когда-то сорваны, отделены резким движением руки от своих корней и лишены того лучшего, что давала им Земля.

А теперь, они здесь. В пустыне.

И они погибают.

А ведь когда-то они были центром внимания, центром красоты, радости, благоухания… И каждый хотел быть похожим на один из этих цветов или на все сразу. Они были смыслом жизни, её целью!..

А теперь, они здесь…

Конечно, каждый растёт и умирает, собирается и распадается, как всем полагается, но ведь они…

Они ещё живы. И им очень обидно. На весь мир они держат свою обиду.

Я осторожно вытащила из песка один цветок. У него не было корней, да и сам он был уже на своём краю…

И остальные точно так же. Смотришь на них – вроде бы они растут прямо из песка, их стебли не согнуты, лепестки гладкие. А вытащишь – и они мертвы.

- Дедушка, они же давно должны были сравняться с землёй, а они стоят в песке, как искусственные…

- Потому что они считают себя не такими, как остальные. Они сохранили в себе память о своём ярком свечении и не хотят с нею расставаться. Они не хотят отдать себя земле… И миру. И стоит их отделить от этого же мира, как они сразу же неумолимо теряют всё. Не имея связи с теми, кто восхищался ими, они умирают. Посмотри на цветок в твоей руке.

Да… вместо красивого красного мака у меня в руке остался чёрный увядший цветок.

- Без диалога с миром невозможно и жить, и умирать…

Я положила его на песок.

- Без признания себя частицей мира, такой же, как и другие. Без этого тоже нельзя существовать.

Он обнял меня за плечи, и мы снова пошли вперёд.

Мне было одновременно жалко и не жалко эти цветы. Мы знаем, какие ошибки нельзя совершать, но всё равно их делаем. Будь на то давление безысходности, тупиковый путь или наш выбор между несколькими дорогами. Наилучший выбор, как нам жить.

А Жизнь ведь – странная штука. То она переносит тебя из одного мира в другой, то заставляет изнывать от жары, то даёт глоток спасительной воды… То даёт тебе в спутники Спасителя.

Я невольно улыбнулась. Кто знал, что у меня будет такой начертанный путь… Конечно, только Он.

Говорят, что пути Бога неисповедимы. Но ведь мы всё равно находим объяснения разным действиям, сравнивая человеческую жизнь, жизнь природы, жизнь Космоса. Всё же, где есть Непохожести, есть и Схожесть, и никак иначе.

Я поймала себя на мысли.

- Дедушка… Я вроде бы перестала задавать Тебе вопросы.

Он молчал, и я тоже. Но это молчание не было безучастием. Это было минутами раздумий, как для меня, так и для всего Мира. Пустыня ведь тоже молчала. Была тиха, как успокоившееся море. Может перед ещё одной бурей?

- День уступает место вечеру.

Его слова заставили меня обратить внимание на Солнце. Оно висело намного выше горизонта, но уже медленно спускалось к нему. Мягко, плавно, шевеля своими огненными кудрями и ярко-рыжим одеянием. А с другой стороны, нон было далёким золотым шариком, который даёт нам тепло и свет, взамен желая лишь улыбки от каждого из нас. Ему, и друг другу, и каждому в Мире…

Горизонт пылал. Пылал невообразимым цветом, будто там был великий праздник жизни…

Так, это правда! Каждое живое существо на Земле – это её самый великий праздник! Самая великая радость!.. Самое счастье, не знающее пределов.

- Дедушка, вот все стремятся попасть в другое место, от Земли, в Рай, ещё куда-нибудь… А здесь же, разве совсем всё ужасно? Это же наш дом, это наше родное… Почему здесь может быть плохо? Здесь, и только здесь мы можем жить сейчас, даже в этой пустыне! Ведь сколько сил потребовалось, чтобы создать этот мир… А мы не ценим.

Он улыбнулся.

- Как там говорится? Хорошо там, где нас нет?

- И там где нас нет, хорошо, и где мы есть, и где мы были, где будем. Только дело в том, что не везде мы можем быть. А мы хотим везде оставить свой след.

- Совершение невозможного – это тоже часть Жизни.

- А если оно совершается, значит оно уже возможно?

Он засмеялся.

- Но ведь другие об этом не знают.

Я стала думать.

- То есть… Кто-то один может пробиться из всеобщего движения и сделать то, что не могут остальные… О, Господи. Вроде бы нетрудно понять, но всё равно, всё так странно!..

- Просто мы смотрели немного с другой стороны. Отклонили взгляд всего лишь на градус, а картина уже совсем другая, и сложно найти схожесть с предыдущей.

Я вздохнула.

- Но на Земле отклонять взгляд можно только на немного. А то ведь можно и забыть обыкновенно направление… И тогда изменить всё назад будет очень трудно.

- Да. Для каждого мира есть свои рамки.

Я уткнулась в Его палантин.

- У меня даже чуть-чуть голова разболелась.

- А ты пока просто посмотри на Солнце. Тогда всё пройдёт.

И я стала смотреть на Светило. О, Боже!.. Я действительно устала. Наверно, ещё потому, что наступил вечер…

А он наступал постепенно, как мы шагали по мягкому песку. И никому не хотелось спешить – ни вечеру, ни Солнцу, ни мне, тем более. Мне уже даже не хотелось идти.

Просто лечь на бок, а ещё лучше – на спину, и потихоньку засыпать… И чтобы незаметный ветерок сметал с меня усталость, маленькие частички песка, чтобы тёмное небо с россыпью звёзд было моим ночным покрывалом… И чтобы Земля тихо покоила меня на своих родных руках. Настолько родных, что… всё бы казалось неимоверно близким и связанным с тобой. С каждым.

Я чувствовала… Мои глаза закрываются. И вроде бы в груди ещё горел неугомонный огонёк, который подогревал мою мечту, моё тело идти дальше, к новым открытиям, новым свершениям…

Но шаг за шагом этот огонёк на фоне предночной темноты становился единственным местом, единственной станцией, где можно есть и дать своей душе чуть приостановиться. Чтобы увидеть этот странный, но вечный момент всего мира, настолько отчётливо, как в зеркале – правду жизни.

Где же она?..

Солнце. Оно садилось за горизонт.

О, моё Солнце… Солнышко.

Будто вся Земля живёт ради Него. Даже не ради Земли, не ради её природных источников, помогающих жить. А ради Света… Ради хоть единого лучика, который прилетит именно к тебе и именно к тем, кто вокруг тебя. Мы все живём ради тепла – этой великой силы, которую мы ощущаем в объятии с родным человеком и в одном взгляде иногда совершенно незнакомого человека.

И я протянула руку к Солнцу. К своему Создателю. К тому родному, что даёт мне тепло каждый день… каждый миг жизни. И я взяла руку Иисуса – и Он давал тепло моей руке… Всему моему телу, каждой клетке, где происходит каждый миг жизни.

И в этот момент я сказала себе… Что я – Его дитя. Я есть Его Создание. Я – Человек… Но я и животное. Я – цветок. Я чайка и шакал. Я – вода и ветерок. Я – песок… Я – Мир!.. Я – Земля. Я есть всё то, что существует на ней, внутри неё и вне её.

Я есть Космос, Планеты, Звёзды.

Я есть Солнце.

Я есть Свет.

Я – тот, кого касается Свет на Земле.

Я есть Тепло.

Я есть Любовь…

Я!..

Моя рука опустилась.

- И любой в этом Мире есть любой другой в этом Мире.

Это сказал дедушка.

Я держала Его за руку. И мне казалось, что и мою душу, и тело именно в этот момент разобрали на самые маленькие частицы и отдали их всей Вселенной… но я чувствовала каждую свою частичку, всё, что чувствовали они.

И я просто повернулась и обняла Его…

Я была в единстве со всем.

И благодаря ему, за то, что существую именно в этом Мире, какой бы он ни был – гладкий или неотёсанный… Мы пришли сюда ради того, чтобы передать ему тепло от самого Создателя. И получается, что мы – это энергия этой планеты, этого измерения. Мы поддерживаем здесь Жизнь. Не будет нас – не будет жизни.

Но мы ведь всегда возвращаемся сюда, верно?.. Это наша работа.

Вот почему мы должны смотреть на Солнце. Ведь через нас передаётся жизнь всему миру.

А если мы от него отвернёмся, разве это будет жизнью?..

Мы всегда должны помнить. Что Солнце даст нам всё то, что нужно для существования, в прямом и переносном смысле. Солнце поможет нам. Тепло поможет нам. Любовь поможет нам…

… Я смотрела, как солнце прячется за полосу горизонта. Оно окуналось в новый праздник, в новый день.

Звёзды начали появляться на тёмно-синем атлас неба с такой скоростью… Как будто небо моргает своими многотысячными глазами. Где ещё увидишь такое чудо природы?..

Стало прохладно. Но огонёк внутри меня хорошо согревал. А ещё был другой огонёк, рядом со мной. Он грел ещё теплее…

- Мы будем спать прямо здесь?

Дедушка кивнул головой.

Он снял с себя палантин. Мы сели, прижавшись друг к другу, и дедушка укрыл нас обоих палантином. Он оказался таким большим…

Теперь мои глаза были только в небе. И вокруг. Я была в Мире.

Тысячи, миллионы, миллиарды звёзд… Тысячи, миллионы, миллиарды миров… Тысячи, миллионы, миллиарды живущих в этих мирах.

И я – одна маленькая частица Вселенной, такая маленькая, совсем незаметная… Не очень важная.

И странно… Нам видится, что небо, космос да и весь мир хаотичен, всё движется с неимоверной скоростью… Жизнь кипит при высоких градусах!.. Время летит быстрее света.

А вы отойдите от Земли хотя бы на сотню тысяч километров и посмотрите на неё. Ну, и как?.. она крутится так медленно, что и представить трудно. Вам будет видеться, что она всё стоит и стоит на месте…

А на самом деле, она движется. И она никогда не сможет остановиться.

Но сейчас для меня это было таким же важным, как и то. Что я сижу в пустыне вместе с дедушкой, под его палантином.

Это были две равноправные вещи. Движение Вселенной и то, что я сижу рядом с Ним.

Я люблю смотреть на звёзды. Я приветствую их, когда они появляются на тёмном небосводе, разгадываю, в какие созвездия они собираются, рассказываю им, что было днём, когда их не было видно. А ещё я люблю, когда выходит Луна. Полная Луна. Когда выходит месяц, то кажется, что спутник смотрит на Землю только одним глазком, в пол-оборота. А когда выплывает полная Луна, тогда можно пообщаться с ней без всяких преград.

Ведь и Луне, и звёздам тоже нравится, когда на них смотрят. А когда приветствуешь их, или тянешь вверх руки, будто бы желая прикоснуться к ним, - они становятся даже ярче. Ярче именно для тебя.

Но над пустыней Луны не было. Сегодня мне дали в спутники Его…

И было так тихо и так таинственно вокруг. Всё видно вокруг, всё ощутимо… но этого нельзя дотронуться. Нельзя почувствовать через рецепторы кожи их тепло, нельзя было понять на ощупь. Лёгкие они или тяжёлые. Частицы вселенной.

Но внутри себя я чувствовала то же самое, что и видела у себя над головой. Я не шучу… Действительно, то же, до мельчайших деталей.

Хотя, я не знаю, какое у меня пространство – чёрная или белая материя? А вообще, может ли она быть белой здесь?..

Но это даже не важно. Важно то, что в себе я чувствовала такие же звёзды, планеты, спутники, кометы, метеоры, как и на небе. Может, не именно в таком раскладе, в каком они находятся в космосе, но всё же. Я чувствовала в себе ту же силу, которая существует во всём беспредельном пространстве, которая определяет всё в этом Мире. Которая помогает мне жить.

И вряд ли я смогла это почувствовать, осмыслить, если бы со мной рядом не было Его в эти минуты. Если бы я не сидела вместе с Ним в пустыне под одной тёплой накидкой.

А тепло было как раз кстати. Холодной воздух незаметно морозил мне лицо, да и всю с шеей. Тело сразу начало бунтовать против такого положения дел и стало требовать такого же тепла голове и шее, как для остальных моих клеток. И я получше укуталась в палантин, оставив глазам выход на ночное небо.

Иисусу было не холодно. В голову мне пришла мысль, что это очень хорошо, и Ему повезло с этим.

Он обратился ко мне:

- Ты ещё не спишь?

- Нет.

- Верно. Сейчас не нужно спать…

Он глубоко вздохнул. Вдохнул полной грудью ночной воздух.

А в воздухе было всё.

И я тоже вдохнула его.

Он был как глоток воды… Тогда, у колодца. Он достраивал меня. Он возвращал мне всё потерянное.

Он возвращал меня Миру.

И мне даже казалось, что звёзды тоже им дышат. И это действительно так. Он живут, они дышат.

Так странно смотреть на эти мельчайшие огоньки на тёмном полукруге. Они – как снежинки на густой шерсти спящего животного. Смотришь на них – и хочется спать…

Но!.. Не спи. Дедушка сказал смотреть сейчас на эти звёзды. Конечно, небо будет всегда у меня над головой, но такого момента!..

Я буду ждать долго. Чтобы этот момент повторился снова. Но я буду ждать целую жизнь.

И, возможно, тогда все эти звёзды станут ко мне ближе. И на одной из них окажусь я…

А, может, я ещё раз приду на Землю. Мало ли какие дела я не успею закончить здесь.

Но я постараюсь.

Я обещаю исполнить свой долг Человека в срок, чтобы потом не разочаровываться самой и не разочаровывать других.

Хотя… Может я себя и попрекну в чём-то, но Мир этого не станет делать. Он будет рад тому, что я смогла сделать за своё время, и что я поняла свои ошибки. Это будет главным для Него.

Но это будет потом. Через много-много лет… А, может, это произойдёт как-то по-другому, кто знает.

А знает только Он.

Я прильнула головой к плечу дедушки. Я действительно почувствовала лёгкое дыхание ночи, зовущее ко сну…

Но мне всё так хотелось смотреть на небо!.. оно было настолько далёким и настолько близким, что… я закрываю глаза…

Звёзды. Ночь. Прохладный воздух. Дедушка. Мир…

Всё со мной, и всё во мне…

… Не знаю, сколько я так сидела, заснувши. Я ничего не чувствовала. Только в какой-то момент грёзы сняли с меня свою сонную шаль, и я поняла, что лужу на песке. Но он был тёплым о моего тела, да и само тепло вокруг никуда не делось.

Я лежала под палантином. В чьих-то родных, нежных объятиях…

Я чуть подняла глаза вверх…

Дедушка спал.

Самая чистая гармония блестела на кончиках Его ресниц. Лежала на алых губах.

Боже… Я… Он спит.

Он спал так, что я боялась пошевельнуться. Я боялась потревожить даже себя, чтобы не разбудить Его.

Дедушка… Ты очень устал.

Спи… Пусть хотя бы в этот час я буду охранять твоё тихое дыхание во сне. Не бойся, я справлюсь. И я научу этому остальных людей. Они действительно должны это знать…

Утром я проснулась в доме, где были мама и сестра. Мама сказала мне, что меня нашли в лечу вчера вечером. Я была без сознания и всё такое. Я всю ночь пролежала с тихим, но довольно постоянным пульсом, так что все надеялись на то, что со мной всё будет хорошо.

Так и есть.

После маминых рассказов о жителях городка, соседях и трудностей переезда с места на место, я попила чай и поела.

Мой взгляд с моей кровати невольно остановился на календаре. Когда в меня стреляли, и я тщетно пыталась уйти от погони, был вечер 21 августа. А сейчас – утро 22 числа…

Но как?!.. Я же целый день была!...

Я поняла, что моей жизни подарили один день сверхурочно.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.7 / голосов: 6

Быстрый вход