Север наступает. Часть вторая

Форт Феникс расположился возле слияния двух рек. Если пройти по течению, через несколько сот километров покажется Чёрное море. Раньше здесь простирались степи, теперь трава покрывает их отдельными пучками, превращая степь в полупустыню.

Форт окружён рвом, шириной в десять метров, а глубиной в шесть. Низкая толстая бетонная стена имеет казематы и потерны, превращающие стену в бетонный лабиринт. И есть серьёзные основания поддерживать и совершенствовать укрепления.

Когда рождаемость упала настолько, что само существование человечества оказалось под угрозой, человек стал истинной ценностью. Особенно ценились женщины, способные рожать, на них часто устраивали настоящую охоту. Дети, как девочки, так и мальчики, тоже были добычей. А в форте Феникс помимо взрослых, жило больше тридцати детей.

Руслан пришёл как раз вовремя, чтобы принять участие в совещании. Едва переодевшись после рейда, он столкнулся на улице с замом председателя Николаем по прозвищу Ирбис. Тот, пробегая мимо, успел сказать:

- О, Рус, очень кстати ты прибыл, зайди через два часа в актовый зал, там вернулась группа Мысина, будут что-то важное сообщать.

В актовый зал набилось человек четыреста, то есть всё взрослое население форта. Руслан чуть опоздал и успел занять место лишь в заднем ряду. Ничего, на зрение он никогда не жаловался. Мысин, ушедший в дальнюю разведывательную экспедицию под видом торгового каравана два года назад, вывешивал громадную карту Евразии. Ещё несколько человек помогали ему.

- Итак, – наконец повернулся разведчик к зрителям. – Я не зря просил собрать народ. Мир меняется, та география, которую вы учили в школе, нуждается в корректировке. Наша экспедиция прошла до Уральских гор и обнаружила следующее:

Во-первых, ледник, судя по всему, перекрыл устье Оби, а возможно и других сибирских рек к востоку. Разумеется, течь эти реки не перестали, но вода уже в океан не попадает. Вот так, – он провёл мелом полосу вдоль побережья.

- Дальше, – продолжил он – вода начала накапливаться на Западно-Сибирской равнине, теперь там озеро размером с половину Европы. Местные его назвали Мансийским озером. Где у него восточный берег – хрен его знает, а западный берег вот здесь…

Он поднял голубой мел и нанёс штриховку в районе восточных склонов Уральских гор.

- А вода пресная или солёная? – выкрикнул кто-то.

- Пресная. Так вот, это озеро имеет сток не в Северный Ледовитый океан, где теперь ледяная стена. Стекает оно через Тургайский пролив в Аральское море, которое из-за этого разрослось в несколько раз. Но и на этом не останавливаемся. Вода уже пошла из него в Каспий, уровень воды которого тоже полез вверх. Вот так:

Он показал голубым мелом путь воды от Мансийского озера на юг.

- И что? – громко спросил кто-то ещё.

- А то, что если уровень Каспия поднимется ещё на несколько метров, а он поднимется, то вода хлынет через Кумо-Манычскую впадину, вот здесь, в Азовское и Чёрное моря. Мы окажемся на острове, с одной стороны которого идёт ледник.

- А вы думаете, сюда ледник дойдёт? – спросил председатель горсовета Валерий Колючка.

- Может быть, не дойдёт. Но вся территория от него до пролива превратится постепенно в тундростепь. Вечная мерзлота, невозможность вести сельское хозяйство и так далее. Так что вывод номер один: нужно готовиться либо к переселению ещё южнее, где придётся выгрызать зубами у местных право на жизнь, либо к жизни тундровых кочевников-оленеводов. Сразу говорю, много людей тундростепь не прокормит. А теперь подробнее о самом путешествии…

Лекция продолжалась ещё четыре часа, охрипшего Мысина сменил другой участник экспедиции, но никто не пытался уйти. Речь шла о выработке направления на ближайшие годы. После лекции начались дебаты, а проще говоря, споры до хрипоты. Ругались до полуночи, никто никому ничего не доказал.

- Рус? А ты когда приехал? – возглас настиг Руслана, когда тот выбирался на улицу после совещания. На небе уже светила луна, так что парень смог узнать, кто к нему обращается.

- Привет, Рая, – помахал он белокожей брюнетке. – Да сегодня только вернулся. Как насчёт посидеть у меня остаток ночи?

- Не выйдет, – улыбнулась Рая и погладила себя по животу. – Я уже замужняя!

В её голосе прозвучала такая гордость своим новым статусом, что Руслан невольно улыбнулся в ответ. В Фениксе было принято создавать семью лишь с момента беременности, а до того девушки и парни вели достаточно свободную жизнь в поисках «той самой» или «того самого». Это позволяло поддерживать хоть какую-то рождаемость.

- А со мной посидишь? – к Руслану шагнула невысокая фигурка, которую парень не сразу узнал. Лишь когда лунный свет упал ей на лицо, он догадался:

- Ива?

Светловолосая девушка финских корней не отличалась красотой. Зато с настойчивостью у неё было всё в порядке. Тут же подхватила Руслана под локоть и энергично потащила его в переулок, ведущий к стене. Парень подчинился, поскольку освободиться без грубостей всё равно бы не получилось. Вслед полетели ехидные замечания:

- С живого не слезет.

- Теперь он не отвертится.

- А вы всё: «Маленькая, маленькая».

- Руслан, прощай! Нам будет тебя не хватать!

В переулке луна хоть как-то освещала дорогу. А в потерне, куда Ива потащила своего спутника, царил непроглядный мрак. Девушка ориентировалась в кромешной тьме безошибочно, несколько раз свернула, протянула руку, пошарила. С лёгким скрипом открылась дверь, и молодые люди проскользнули в небольшую каморку с бойницей, одну из огневых точек вала.

Через бойницу виднелась залитая лунным светом река, но внутри было темно. Ива обняла парня, прижалась, нашарила его руку:

- Сюда никто не придёт, – шепнула она.

Он молчал, чувствуя осторожные прикосновения. Ива раньше несколько раз обращалась к нему за помощью по мелочам, пару раз проводили вечера в одной компании, но такого решительного наступления Руслан не ждал. Девушка, уловив его нерешительность, обхватила парня за плечи и начала торопливо целовать. В щёки, в губы, в подбородок. Он почувствовал, как нарастает возбуждение, как волна желания захлёстывает его. От девушки это тоже не укрылось:

- Никуда ты от меня не денешься…

Нежные руки, горячие губы. От них трудно уйти. И разорвать сейчас объятия – это значит нанести девушке смертельное оскорбление. Да и не хотелось ничего разрывать. И руки уже ложатся на бёдра, а пуговицы расстёгиваются как будто сами собой…

Луна заглянула в бойницу, высветила жёсткий топчан и замершую на нём пару. Ива вдруг резко вскочила, отодвинулась и начала торопливо одеваться.

- Спешишь? – Руслану не хотелось расставаться так быстро.

- Я от тебя получила, что хотела, – резко бросила Ива, застёгивая рубашку. – И нечего лезть с нежностями.

- А ты – как ёжик. Выставила колючки и фыркаешь.

- Только не нужно врать! – Ива хотела презрительно ухмыльнуться, но в усмешке мелькнула боль. – Я знаю, что ты со мной был из жалости. Не выставлять же себя на посмешище, отбиваясь у всех на виду? А в темноте не так уж и противно, можно потерпеть. Да?

Не ожидая ответа, она выбежала и скрылась в потерне. Руслан встал и неторопливо принялся одеваться. Ощущения от близости остались самые приятные, а вот от разговора – напротив.

Всю следующую неделю городок лихорадило. В итоге победил вариант с переселением на юг, но само переселение планировалось начать лет через десять, а до того построить флот, подготовиться всесторонне, возможно, найти союзников. Иллюзий, что можно прийти в Малую Азию и не встрять в кровавую свару, ни у кого не было.

Руслан за эту неделю успел поучаствовать в рейде против скотокрадов. Эти лихие парни сумели угнать десятка два коров, прикончив пастуха. Догнали их через три дня, перебили, выяснив у пленных перед смертью, из какого они города. Теперь готовился рейд в Сити на берегу Чёрного моря. Именно там, близ устья Большой реки нужно было узнать о Малой Азии. Другая группа шла к развалинам крупных городов доледниковой эры. Для строительства кораблей, способных пересечь Чёрное море, нужен металл, а источником его могли послужить, например, опустевшие нефтебазы.

Перед выходом Руслан попробовал поговорить с Ивой, но разговора не получилось. Девушка захлопнула перед ним дверь со словами: «Оставь меня в покое!». А когда он повернулся уходить, услышал за дверью сдавленные всхлипывания.

Небольшой корабль в полсотни тонн легко нес группу Ильяса на юг, туда, где стоял город Сити. Дюжина человек экипажа – достаточное количество, чтобы оказать сопротивление любителям лёгкой добычи. Это в безлюдных северных районах нормальны одиночные рейды. Здесь же одиночка быстро будет убит или пойман и продан в рабство.

Поселения встречались редко и были отлично укреплены. Женщины и дети выходили лишь под охраной вооружённых мужчин, и только тогда, когда это было нужно. Например, во время посевной или уборочной. А чтобы избежать близкородственных связей, между поселениями случался обмен девушками.

Сейчас на группу никто не покушался. Вид людей наводил мысли не о богатой добыче, а о метких пулях. Но всё время следили издалека, подозревая в них скотокрадов или охотников за рабами.

Такие охотники встречались в этих краях нередко, человек в лучших гуманистических традициях был ценной добычей. Если жена не может забеременеть – можно украсть ребёнка и воспитать его, чтобы позаботился на старости лет. Или завести ещё дюжину жён, какая-нибудь обязательно принесёт дитя. А ещё за пленника можно выменять скот, а это уже отдаляет смерть от голода зимой. Или купить оружие, чтобы кого-нибудь ограбить. Или заставить работать на полях, ибо для прокорма нужны большие площади.

Город Сити располагался на месте, бывшем сто лет назад морским дном. Огромные массы воды, осевшие в ледниках, уменьшили уровень океана так, что пролив Босфор обмелел, и Чёрное море вновь стало озером. Скоро это изменится, вода, накапливающаяся в Каспии, хлынет сюда, и город скроется под волнами. Но сейчас, когда почти никто не подозревал о таком исходе, город процветал. В десятках мест кипели стройки, рынок, самый большой на тысячу километров в округе, работал с утра до вечера, корабли причаливали и отчаливали, создавая постоянное движение в порту.

Тех, кто привозил в город еду, в Сити ценили. А сорок два центнера зерна – солидный груз, дающий массу привилегий. Смотритель пристани тут же обеспечил место для стоянки, охрану, выдал каждому карточку-пропуск, без которой передвигаться по городу чужим не советовали. То есть, прямо не запрещали, но за неприятности город не нёс ответственности.

Договаривался о цене сам Ильяс, съевший не одну собаку на торговых операциях. Остальные с грозным видом торчали поблизости, выполняя роль почётного караула. А после того, как зерно было продано, разделились на тройки и отправились по городу. Закупки должны были начаться завтра утром, а сейчас можно было пройтись и изучить обстановку.

Руслан, вместе со спутниками по тройке, Варгом и Каролисом, медленно шли по улице, чувствуя любопытные взгляды прохожих. Особенно привлекал внимание Каролис, возвышающийся над большинством на полголовы. Варг и Руслан, по сравнению с ним, выглядели недомерками.

- Куда бы тут зайти, поужинать? – пробормотал Каролис, оглядывая вывески. – Жрать хочется.

Руслан пожал плечами. В поле зрения виднелась сапожная мастерская, знак медика, слесарная мастерская, знак плотника, но ничего похожего на харчевню или трактир.

- Свернём-ка на другую улицу, – Варг, единственный из тройки, уже бывавший здесь, почесал в затылке. – Здесь, похоже, промышленный район.

Узкий, пахнущий мочой переулок вывел друзей на широкую улицу, где взгляд Каролиса тут же выхватил скрещённые ложку и вилку:

- Живём, парни!

- Не приведи бог так оголодать, – усмехнулся Руслан.

Харчевня, скудно освещённая и не слишком чистая, встретила друзей запахом горячей бараньей похлёбки. Но когда они узнали цену, тут же, не сговариваясь, предпочли кашу. А чтобы лучше улеглась – заказали по кружке пива. Справившись с кашей, потягивали пенный напиток и обсуждали с соседями виды на урожай.

Харчевня, полупустая полчаса назад, быстро заполнялась. Две служанки не успевали разносить пиво и закуску. Варг, решив, что и так засиделся, кивнул Руслану и Каролису, намекая, что пора уйти, но сосед вовремя его остановил:

- Погоди. Сейчас танцевать выйдут Вспышка и Тьма, на это стоит посмотреть.

Не прошло и минуты, как ярко вспыхнули две лампы левее стойки, осветив площадку. Заиграла музыка, все посетители дружно затихли. Из двери, ведущей на кухню, выбежали две девушки, разные, как ночь и день.

Первая – с кожей цвета чёрного дерева, курчавыми волосами и мягкими «кошачьими» движениями. Она белозубо улыбнулась, звякнула металлическими браслетами на запястьях и щиколотках, крутанулась и замерла, давая возможность оценить гибкую фигуру. Полупрозрачная ткань, закутывающая девушку с ног до головы, практически ничего не скрывала.

Вторая – с лёгким золотистым оттенком кожи, рыжими длинными волосами и голубыми глазами, так же ярко улыбнулась и крутанулась в другую сторону, застыв в вызывающей позе. Одета она была ещё легче, чем её напарница, в облегающие шортики и полупрозрачный топик. Фигура её ничуть не уступала первой.

Музыка заиграла в быстром ритме, и тела танцовщиц сорвались с места. То сближаясь, то расходясь, они изгибались в такт музыке, и оторвать от них взгляд было невозможно. Руслан потерял ощущение времени и очнулся лишь когда музыка замолкла и танцовщицы скрылись.

Зрители медленно отрывали взгляды от опустевшей сцены. Допивали пиво и расходились кто куда. Пара человек что-то обсуждали с хозяином заведения, вышедшим к стойке. Каролис, тряхнув головой, повернулся к Варгу:

- Ты здесь бывал, скажи: как в этом городе принято с девушками знакомиться? Если я попробую подойти, что будет?

Здесь, – Варг понизил голос так, чтобы за соседними столами его никто не услышал, – не так, как у нас. Здесь всё имеет хозяина. И эти девушки тоже.

- Это как? – не понял Каролис, да и Руслан навострил уши.

- В Сити женщина может быть либо женой, либо чьей-то собственностью, – пояснил Варг. – Никто жену танцовщицей не выставит, жёны лицо прячут, не говоря обо всём прочем. А значит, эти девушки – подневольные. Такую можно продать и купить, а уж владелец может сделать вообще что угодно.

- Так, – недоверчиво прищурился Каролис, – они тут рабыни что ли?

- Вроде того, – поморщился Варг. – Хочешь познакомиться – обратись к хозяину. Только, я думаю, у них каждый вечер очередь из таких желающих. И цену хозяин заломит такую, что все наши командировочные уйдут.

- Вот блин! – Каролис стиснул кулаки. Потом решительно встал и направился к хозяину. Минут пять что-то обсуждал, затем вернулся к столу: – Старшой, добавь сорок талеров. Не хватает.

Варг посмотрел на набычившегося Каролиса, хотел что-то сказать, но понял, что слова до парня сейчас не дойдут. Если только прямой приказ, да и то Руслан бы не поручился. Поэтому Варг молча выложил на стол несколько зелёных бумажек, выполняющих здесь роль денег. Запрещать ему не было смысла, риск занести что-нибудь в Феникс практически отсутствовал. Венерические заболевания канули в Лету, вместе с прочими инфекциями.

- Кажется, одна из танцовщиц произвела на него сильное впечатление, – заметил Руслан, глядя в спину Каролиса. – Интересно, чёрненькая или рыжая?

- А мне совсем не интересно, – буркнул Варг. – Хотя, обе хороши, тут без спора. Я и сам сижу и прикидываю, сколько не видел жену.

Руслан кивнул, вспоминая горячие объятия Ивы.

- Будем ждать?

- Нет, – Варг встал и повернулся к дверям. – Сам доберётся, не маленький. А денег у него нет, грабить не имеет смысла.

Вернулся Каролис уже под утро. Судя по его виду, спать ему в эту ночь не пришлось. Перед тем, как выключиться, недоумённо спросил:

- Вот как это так? Живёт здесь рабыней, каждый вечер ноги раздвигает, перед кем хозяин скажет, а что не так – её наказывают. А предложил ей сбежать – не согласилась. Неужели для неё так лучше?

- Здесь она знает, чего ей ожидать, – проворчал проснувшийся Варг. – А куда ты её увезёшь и что сделаешь – не знает. Кормят её хорошо, работой, как я понял, не перегружают. Боится худшего.

Утром Ильяс, вместе с Русланом и ещё четырьмя друзьями отправился закупать станки для будущей верфи. Сити был чуть ли не единственным местом, где можно было сделать такую закупку, а продовольствие – лучшей оплатой для такой сделки. Продавец тут же принялся уговаривать взять вместе со станками дюжину людей, обученных на них работать.

- За еду будут вкалывать! По двенадцать часов! И совсем недорого!

Ильяс вежливо отказался, помня, что избытка еды в Фениксе тоже нет. Плата за станки и так пробила брешь в стратегическом запасе.

К вечеру покупку отвезли к пристани, отложив погрузку на завтра. У станков поставили часового, чтобы местные не вздумали что-нибудь ночью отвинтить.

Часть жителей Феникса разошлась по городу и попыталась собрать слухи о Малой Азии. Вернулись вечером, пьяные и с синяками, но кое-что принесли.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 4
Комментарии

"Город Сити располагался на месте, бывшем сто лет назад морским дном. Огромные массы воды, осевшие в ледниках, уменьшили уровень океана так, что пролив Босфор обмелел, и Чёрное море вновь стало озером. Скоро это изменится, вода, накапливающаяся в Каспии, хлынет сюда, и город скроется под волнами. Но сейчас, когда почти никто не подозревал о таком исходе, город процветал."

Странное место для процветания, соляная пустыня. Это все равно что сейчас на берегу Аральского моря найти процветающий город.

З.Ы. И да, автор явно эротоман :) Но все равно, пишет неплохо. :)

"Гость" пишет:
Странное место для процветания, соляная пустыня. Это все равно что сейчас на берегу Аральского моря найти процветающий город.

Не обязательно соляная. Дожди за десяток лет вымоют соль, оставив плодородный ил. Главное в данном случае - порт и торговля.

Пожалуй, с эротикой действительно перебор. Учту на будущее.

Спасибо, что заглянули.

"Не обязательно соляная. Дожди за десяток лет вымоют соль, оставив плодородный ил. Главное в данном случае - порт и торговля."

Ну, может быть. Хотя глядя на Арал...

"Пожалуй, с эротикой действительно перебор. Учту "

Да нет, у Вас все относительно в меру и без излишнего натурализма, чем грешат многие современные авторы. Просто выглядит, как воплощенная мечта прыщавого юнца, девок много и все главному герою э-э-э..симпатизируют. У Вас хоть какое-то обоснование под это подведено :)

Быстрый вход