Битва лабораторий, окончание (Пока есть надежда - 19)

... Визит отца, несмотря на приятные моменты, связанные с награждением, предвещал, скорее всего, продолжение эпопеи, начавшейся в ночь на пятницу у ракетчиков на КП. Поэтому оставшиеся от концерта чуть меньше часа Катя сидела, как на иголках, заново прокручивая в голове недавно свалившиеся на неё знания о работе МЗА и пытаясь заодно угадать, что Чичагов предложит делать в этот раз.

Катя заблуждалась. Если бы перед ней был человек, больше тяготеющий к научной работе, вроде отца Хелены, а у неё самой - стаж обучения и опыт общения с "большеголовыми" на пару курсов больше, - тогда ей ещё можно было бы попытаться предсказать его действия. Но научный работник с мышлением контрразведчика, с личным кладбищем за полсотни только вражеских офицеров, человек, для которого наука - привычный и насквозь понятный суперинструмент, способный по мановению волшебной палочки мысли превращаться во всё, что душе угодно - в материальное оружие, транспортное средство, сверхмощный БИМ, произведение искусства, или же вообще спрятаться в голове в виде мыслеформы - нет, не её был это уровень. Пока - не её ...

... - Ну что, маленькая валькирия? Судя по свеженькой награде и довольному виду, имеет место настрой миролюбивый и рабочий?

- Миролюбивый - да, товарищ младший лейтенант, рабочий - вряд ли ...

- ?..

- Ну, сами подумайте, как же может быть у валькирии рабочий настрой - миролюбивым?

После того, как Чичагов отсмеялся, заметив, что по логике у товарища юнги-сержанта было бы "отлично" без вопросов, Хелена вопросительно посмотрела на него.

- Михаил Васильевич, уже четвертые сутки идут, Александр должен вот-вот вернуться. Планы прежние?

- У меня его отчёт. Сам будет к пяти с новыми данными. Соберёмся, и в этот раз сделаем всё правильно. Уже есть некоторые наработки.

Хелена только молча кивнула. И тот факт, что Курносов истратил кучу денег ради того, чтобы выиграть едва ли полсуток, отбив себе попутно все части тела в транспортнике с весьма условным пассажирским не салоном даже, а отсеком, и тон Чичагова создали у неё впечатление, что проделанная ими работа позволила мысли подполковника преодолеть очередной "энергетический уровень". Уровень, ей самой пока ещё, увы, не пройденный, по причине занятости в госпитале. И сейчас лучше ничего не ворошить и не трогать, пока этот уровень не воплотится в численные расчёты и приказы, а просто этому процессу аккуратно помогать. Как говорят артиллеристы, подносить снаряды и думать.

- Давайте тогда перекусим сейчас, а потом, как Александр подъедет, будем на месте. Вы, Хелена, ему обед запакованный с собой возьмите, у нас можно, а я предупрежу.

...

... - Ну, вот и добрался. Здравия желаю, Михаил Васильевич и Екатерина Михайловна! - Курносов убрал в разгрузку карту-пропуск и устало опёрся на крайний лабораторный стол, успев поцеловать заботливые руки Хелены, уже стягивавшие с него плащ-накидку. - Время у нас ещё есть, надеюсь?

- Да, Саша. До завтрашнего полудня примерно, и особенно радует то, что самую трудную часть ты уже сделал. - Чичагов, допивая кофе, подвинул к себе мышь-указатель. - Значит, мы успеем. И ответы на некоторые вопросы проясним уже сейчас. Насколько мы все помним, у нас есть в числе прочих версия, в которой присутствует испытание противником системы малозаметности летательного транспортного средства, с доставкой на прикрытом борте-носителе ЗРС в наш тыл. В ней очень много разночтений, обоснованных объективными физическими параметрами, и мы должны или убрать эти разночтения, или сменить наши оценки. Кто ещё заметил какие-либо чудеса, говорите сейчас. Пять минут перерыв, пока Александр приводит себя в порядок с дороги, никто ничего не говорит, а только пишет.

Пока Курносов фыркал и отдувался в санблоке, подполковник развернул на консоле отчёт по командировке в Дежнёвск и проворачивал в голове детали предстоящей мозговой атаки. Боковым зрением он заметил, что Шерер взялась за карандаш, и, написав уже несколько предложений, взялась за правку получившегося текста. К тому моменту, как Александр расположился в операторском кресле, по её лицу было видно, что полёт мысли перешёл в логический тупик. Курносов молчал, выжидая слова научного руководителя.

- Хелена?

- Есть вопрос, Михаил Васильевич. Предположим, это было то, что мы думаем. Тогда проникновение носителя через эшелоны ПВО Южфронта должно было идти возможно тише, и ни в коем случае не привлекать внимание побочными эффектами, которые можно было бы списать на работу систем РЭБ. У нас же такие побочные эффекты были - помехи в АВИИ у медиков, в основной питающей электросети оперблоков. Анализаторы, которые пишут состав крови у облученных, только при мне дважды падали. Причем, судя по тому, что свет мигал в библиотеке, а она окнами во внутренний двор ЦВГ напротив нас выходит, рядом с приемной декана, это по основной сети шло, крепко долбило. Поэтому - вопросы.

- Вытащите пожалуйста мне журналы, когда это было. Вы правы - систему РЭБ не станут прикрывать такой же системой, чтобы не выдать её появление. Сейчас 17:35, они в работе, анализаторы Ваши?

- Так точно, Михаил Васильевич. Сейчас медики с курсантками из основной экстернатуры чаи гоняют, чистят и убирают дневные одноразовые устройства, ну, ампул-контакторы, накопители всякие, а потом анализаторы подключат по сети к измерителям в оперблоках. Сами анализаторы при этом выключать не будут - их же вводить в измерение потом пять минут, перекалибровка ступеней МЗА, хроматографа и водоподготовки по протоколу положена, без этого никак.

- Вот и славно. Саша, готов? - Чичагов повернулся к Александру, тот сосредоточенно кивнул - он уже открыл на консоле рехнера окно маскировочного шлюза [142]. - Какие тут Ваши анализаторы, Хелена?

- "Сарепта-475" комната 10, и то же начало, но комната 11. Вот они, со второй строки списка идут. Последняя запись до перезапуска - за 23.09.1824, 14:05, плохо - секунд нет. Но на ведомости анализов они и не нужны все-таки. А дальше - на ту же дату, время 14:11 и 14:13, две попытки загрузки предыдущего задания, вторая - успешная. Это явно после перезапусков записи сделаны, у прибора другой причины для загрузки с магнитной памяти нет.

- Сколько "Сарепта" грузится?

- Минуту, Михаил Васильевич, не больше. Там перезапуски один за другим шли, значит, окно ему, чтобы начать грузить задания, всё-таки было, но после него шла серия перезапусков ...

- Нет, Хелена, я расстрою Вас. Это не то, о чём Вы подумали. Источник этой помехи находится у нас. Здесь, рядом. И к Ланкастерам, и к их залётным транспортам отношения не имеет. - Чичагов поймал выразительный взгляд Кати, зыркнувшей глазами куда-то вверх, туда, где по её расчётам на поверхности были корпуса "двойки". - Точно не имеет. И заглушить какие-то их сигналы для ПВО Южфронта он не может - там и решающие БИМы, и даже рехнеры первой обработки [143], целиком по схеме роя к постам подключаются, через сетку. Чтобы не дать пройти сигналу, надо иметь права АСПК и всё это единовременно отключить, - такое незаметно не провернёшь.

- При этом проблему с ЗРС мы так и не решили. - Александр внес свою лепту. А нам нужно получить оценку действий противника средствами объективного анализа тихо, аккуратно и без запроса к АСПК, даже с любой маскировкой.

- Мы и сами с усами. - Чичагов явно ждал этих слов. - Катерина, как поживает твоя лучшая подруга?

- Нелька Вельяминова? А что ей сделается - она небось с Соймоновой сейчас в "Нашествии" сидит, математику-то с физикой отщёлкала - ей такие задания что семечки. Написать ей?

- Раньше карточная страсть людей губила, а теперь - военно-игровая. Вместо вскрытия перфоратором науки гранита, искусственный разум стратагемами мучают, Цезари юные. Напиши, чтобы своему брату прямо сейчас передала - пусть впрягается за Рене Доброго, с отходом от обычного сценария после 1423 года в пользу союза с Франш-Конте. Да, в шлюзе адрес вбей вот этот, - Чичагов протянул ей листочек с цепочкой цифр, разделенных точками на группы по три в каждой.

- Ой, папа, многие знания есть многие печали, - съехидничала Катя, узнав номер сети кампуса, который сама уже полгода как "раскороедила". Руки её на автомате выполняли на таконе задуманное. - Всё, отписала. Есть подтверждение приёма.

Чичагов напряженно сидел в операторском кресле, ожидая ответ. Когда такон мелодично звякнул, он забрал его у Кати и открыл сообщение.

- "У меня сеть блокирована, трояна ищут. Давай от тебя переиграем, скоро буду". Ну, вот и приняли. Саша, тащи гостям пузырь.

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

142. Маскировочный шлюз - совокупность программно-аппаратного оснащения, позволяющая скрыть факт удалённого доступа уполномоченных лиц к оборудованию и информации рехнера

143. Первая обработка - извлечение из высокочастотных сигналов, принимаемых системой РТР, косвенных признаков, сопоставляемых с активностью противника (напр., всплеск излучения на частотах тактической связи), и построение их во временной ряд; решающая часть системы РТР анализирует этот временной ряд, дает оценку значимости таких признаков и вытекающей из них возможной активности противника

Ваша оценка: None Средний балл: 6.8 / голосов: 13

Быстрый вход