K1L1 - Грустная Песнь Океана (1 часть)

Грустная песнь океана

Часть первая: Red Vortex

Австралия, Квинсленд, город Уошпул

Двенадцатилетний Джош Ричардс вздрогнул, когда в дверь его комнаты постучали громко и с напором, от которого затрещали петли. Мальчик в нерешительности встал с кровати, подошел к проему. Он знал, что все следы будут вести сюда, но до последнего надеялся на удачу. Джош замешкался, он должен открыть дверь, сдаться, но взял себя в руки, подавив секундную слабость, попятился назад. Он боялся, что отчим выломает дверь, применит силу. Спустя секунду тишины Ричардс услышал его голос.

- Джош, открой дверь!

Мальчик молчал, ноги дрожали от страха, подкашиваясь сами собой.

- Джош, открой дверь и верни ключ! Сделай это сам, пока не стало слишком поздно!

Последние слова Бернард прошипел, как змея. Не услышав ничего в ответ, с силой дернул ручку двери, вывернув её до упора, пытаясь сломать.

- Открой, чертов щенок! - Кричал мужчина, стуча по толстой древесине ногой. С потолка на Джоша посыпалась побелка, задрожала люстра. Мальчик вскрикнул, кинулся к кровати, сунул руку под подушку, нащупал массивный ключ. Амбар, который он запер, стоял на заднем дворе и служил складом для сельскохозяйственного инвентаря. Ричардсу пришлось пойти на хитрость, чтобы спасти своего друга.

- Открой эту чертову дверь! Мне нужен ключ! - Бернард в последний раз ударил в дверь кулаками. Он хитро усмехнулся - Ах так!? Ну ладно маленький пройдоха! Думаешь ты умнее меня? Сейчас я открою дверь по-своему.

В наступившей тишине Джош услышал, как зашелестел патрон в дуле охотничьей винтовки. Сердце мальчика сжалось в груди. Осознание того, что отчим будет стрелять, сковало движения. Ричардс сполз на пол. Он так и остался сидеть у кровати на линии огня. Он был готов умереть, но не предать друга, не отдать проклятый ключ. Джош сжал его в кулаке, даже не моргнул глазом, когда острые грани впились в тонкую кожу.

- Не отдам! - Судорожно билось в голове.

- Открывай или я выстрелю! - Бернард дал пасынку последний шанс. Ричардс поднёс руки к ушам, он не переносил звуки выстрелов, но даже не думал найти укрытие в стороне.

- Раз, два...

- Берни, не надо! Ты его убьешь! - Истеричный крик мамы заставил мальчика вздрогнуть. Он испугался, но не за себя. Она могла попасть под горячую руку или шальную пулю, погибнуть ни за что. Слеза скатилась по щеке Джоша, губы задрожали.

- Проклятие! - Зарычал отчим, передумав стрелять в последний момент. Он ударил в дверь чем-то тяжелым, через мгновение нанёс еще один удар. Не сразу Ричардс сообразил, что это приклад винтовки. Он опустил руки, обхватил колени, медленно раскачиваясь вперед-назад. За дверью творился ад. Крики матери и отчима перемежались с яростными ударами. Косяк двери стонал, от него отлетали щепки. Разум мальчика оказался на грани срыва. Защитная реакция вызволила из памяти старую колыбельную, её пела мама, когда Джош был совсем маленьким. Он хорошо запомнил мотив, теперь тихо напевал незамысловатые слова себе под нос:

"A cricket sing behind stove

Hush, don"t you cry, my son, my love..."

Дверь поддалась натиску спустя полминуты монотонных ударов. Древесина, держащая язычок замка, затрещала. Очередной удар добил косяк, с хрустом отпал наличник. Бернард ворвался в комнату ураганом. Его глаза дьявольски блестели. Бесполезно искать ключ, он мог быть где угодно. Мама стояла у отчима за спиной, по бледному лицу текли слезы. Она в ужасе закрыла рот руками, боясь произнести хоть слово.

- Так вот ты где! - Бернард усмехнулся, переводя дыхание. Он вытер с подбородка капли пота. Всё еще сжимал в руках ружье, не собираясь с ним расставаться. Джош знал, зачем он достал оружие, он уже слышал выстрелы за окном.

- Отдай мне ключ. Ты же спрятал его в амбаре, так? - С расстановкой произнес Бернард. Он не хотел заходить, дверь всё ещё болталась на петлях и мешала. Джош мотнул головой, поджал губу, зная, что произойдет потом. Он успел закрыть глаза и отвести в сторону лицо. Отчим распахнул дверь во внутрь мощным ударом ноги. Она звонко приложилась к комоду и беспомощно повисла на нижней петле. Бернард зарычал, перешагнув порог, направился к пасынку. Ричардс, не открывая глаз, сжался в комок. Не ослабляя ни на мгновение хватки, прижал кулак с ключом к животу.

- Ты прячешь его в руке? - Мужчина навис над мальчиком грозной тенью, все еще не хотел применять грубую силу.

- Пожалуйста, не надо... - Джош услышал робкие шаги матери, она обошла отчима сбоку, попыталась встать между ними.

- Отойди! - Прошипел Бернард, перехватив винтовку левой рукой, рывком поднял мальчика на ноги. Ричардс слишком слаб и слишком мал, чтобы дать отпор. Он вскрикнул от боли, но не разжал пальцы. Слёзы, которые до этого удавалось сдерживать, хлынули ручьем. Джош с мольбой смотрел на своего мучителя. Отчим остался непреклонным, он размышлял несколько секунд.

- Ты так хочешь спасти его? - Бернард силой повёл мальчика за собой. Он не пытался вытащить ключ, к удивлению Ричардса даже ослабил хватку, но он готовил кое-что пострашнее. Они спустились на первый этаж, прошли гостиную, не задерживаясь. Из динамика работающего телевизора доносились слова диктора новостей:

"И мы снова повторяем! Если у вас есть домашние животные, кошки или собаки, настоятельно рекомендуем избавиться от них любым путем! Для фермеров или держателей большого поголовья крупного рогатого скота открыты круглосуточные телефонные линии ветеринарных групп. Не подходите к зараженным животным, не прикасайтесь к ним, по возможности уничтожайте! Число выявленных мутаций вируса растёт каждый день. Животные, ставшие Фиалами чрезвычайно опасны! Обезопасьте себя и своих близких!

Чертов телевизор! Джош кинул на него ненавистный взгляд. Всё началось с того, что отчим посмотрел эти глупые предупреждения, он поверил в них. Бернард толкнул входную дверь, вытащил на улицу сопротивляющегося пасынка. Мальчик неожиданно догадался, что тот задумал.

- Пожалуйста, не надо, чтобы он видел! - Крик матери за спиной заставил Ричардса запаниковать, развеял все сомнения. Джош разжал пальцы, выпустил ключ. Он ударился о землю, но не отскочил далеко, через мгновение уже лежал в кармане отчима.

- Ты теперь не сможешь отделаться так просто! - Бернард продолжал тащить мальчика за собой. Он заговорил быстро и жестко - Ты думаешь, он твой друг? Он будет твоим другом, когда перегрызет тебе шею? Или шею твоей матери!?

Они прошли мимо места, где отчим убил почти всех их собак. Трупы уже убраны, но трава еще была примята и блестела от крови. Джош забился в истерике.

- Не надо, он хороший! Он никого не тронет!

- Не тронет!? - Отчим злобно оскалился, оперев оружие о стену, сунул ключ в замок, провернув его несколько раз. Сняв его с дужек, откинул в сторону. - конечно не тронет, мы сейчас убьем его вместе!

- Нет! - Закричал Ричардс, рванул в сторону, но отчим схватил его за грудки. Распахнув воротину, с силой бросил Джоша внутрь. Взял ружье наизготовку, вошёл следом. Бернард свистнул, позвав собаку. Мальчик упал на колени, зарыдал, закрыв лицо руками, он шепотом просил прощения.

- Пит, ко мне! - Пропел мужчина, взведя курок. Амбар был наполовину загружен сеном и заставлен инвентарём для сельскохозяйственных работ.

- Нет, Пит, прячься! - Джош не выдержал напряжения, крикнул в полумрак. Он не подумал, что, услышав родной голос, пёс сам выйдет из укрытия, которое Ричардс сделал ему утром. Собака хромала, неуверенно выйдя в прямоугольник света. Кровь залила глаза, она стекала струйкой из приоткрытой пасти. Джош затаил дыхание, еще утром пёс выглядел здоровым. Пит попытался вильнуть хвостом, но едва не потерял равновесие.

- Ты видишь? - Грозно воскликнул Бернард. - Это необратимо, он должен умереть. Он умрёт в любом случае.

- Нет, нет... - Джош повторял как в бреду, он не мог поверить своим глазам. Вскочив с места, кинулся к отчиму. - Не надо, он поправится! Он сильный, он сможет!

Мальчик схватился за ружьё, хотел помешать мужчине исполнить задуманное. Бернард раздраженно стряхнул его руки, грубо развернул пасынка к собаке лицом.

- Только так ты можешь обезопасить себя и всех нас, - властно произнёс он, опустив винтовку на уровень груди Джоша, вытянул вперед, словно предлагая пасынку выстрелить самому. Ричардс болезненно взглянул на четвероногого друга. Пёс действительно выглядел плохо, но не хотел причинять кому-то вред. Собака ослепла, мялась на месте не решаясь идти на смазанные звуки и тихие голоса.

- Давай, Джош, спаси всех нас, - прошептал Бернард на самое ухо. Ричардс задрожал, медленно подняв правую руку. Отчим удовлетворенно кивнул. - Правильно, сын, ему уже конец. Посмотри, как он мучается, помоги ему, окончи эти страдания...

Выстрел прозвучал, едва мальчик коснулся холодной стали. Он не успел среагировать, не успел, что-либо сказать. Пуля попала собаке в голову, раскромсав череп, откинула бездыханную тушу вглубь амбара. Джош упал на колени, закрыв уши и застонав от боли. Осознание свершившегося убийства заставило его закричать и выбежать на улицу. Мальчик перепрыгнул через забор и скрылся в высокой траве. Отчим проводил его суровым взглядом.

Red Vortex

Белый Буёнг одиноко стоящий на холме в отдалении от дороги и ферм, стал единственным местом, где юному Джошу Ричардсу удалось найти укрытие от посторонних глаз. Он сидел на пригорке без движения, смотрел на возвышающийся вдалеке Большой Водораздельный Хребет, не сразу почувствовал, как кто-то подошел сзади.

- Ты плакал, что случилось? - Джесси Миллер, младшая дочь Стивена Миллера, хозяина соседней фермы, присела на траву рядом с другом. Мальчик судорожно провел рукавом футболки по лицу, надеялся, что она не увидит следов пережитого стресса. Пятнадцатилетняя девушка осторожно, стараясь не нарушить личного пространства Ричардса, заглянула ему в лицо.

- Нет, все нормально, просто что-то попало в глаз. - Джош принялся наиграно растирать веки, выдавил улыбку.

- Понятно. - Грустно ответила подруга. Ей стало печально, что Джош не сказал правду. После паузы осторожно добавила. - Я слышала звуки стрельбы от вашего дома, всё хорошо?

Ричардс вздрогнул от упоминания разыгравшейся трагедии. Из памяти выплывали страшные образы Пита, его окровавленная морда и звук выстрела над самым ухом. Джош мотнул головой, слёзы невольно хлынули из глаз. Мальчик сжался в комок, завалился на бок, уткнулся лицом в траву.

- Отчим убил собак. Убил моего Пита. - Слова дались ему тяжело, пальцы впились в землю в беспомощной злобе. Джесси положила руку на голову друга, осторожно погладила.

- Идёт эпидемия. Мои родители вызвали ветеринарную службу. Завтра они будут усыплять скот. - Девушка вымученно улыбнулась. Ей было не лучше. - И собак тоже. Так надо, пойми...

- Не хочу! - Джош процедил сквозь зубы, ударил кулаком по траве. - Я хочу, чтобы моя собака была жива!

Слёзы вдруг просохли, мальчик открыл глаза.

- А ты зачем пришла сюда? - Осознание этого факта заставило его насторожиться. Буёнг на отдаленном холме, между двух ферм, место их тайных встреч уже год, но в этот раз Джош пришёл сюда, не сговариваясь, хотел побыть один.

- Прости, когда я услышала стрельбу... - Джесси тяжело вздохнула - я догадалась, что произошло.

Мальчик ничего не ответил, продолжал плакать. Он пролежал, спрятав лицо от мира полного несправедливости несколько минут. Всё это время подруга терпеливо сидела рядом, гладила по голове, старалась успокоить. К удивлению Джоша, это помогло, истерика прошла сама собой, слёзы окончательно высохли.

- У Пита были красные глаза. Ведь именно так выглядит красная лихорадка?

Джош приподнялся на руке, с надеждой посмотрел на Джесси. Девушка кивнула несколько раз. Её всегда грустные карие глаза в этот раз переполняла боль. Мальчик стыдливо опустил голову. Он не достоин ласки, на самом деле абсолютно всем сейчас было плохо, и требовалась поддержка. Джош сел, обхватив руками колени, робко прижался к подруге. Они виделись здесь вчера вечером, БунХилл, как тайно называли это место, служил для них укрытием, где можно поговорить по душам, поделиться эмоциями или просто поболтать ни о чем. В этот раз слова для непринужденного разговора не лезли на язык. Джесси начала первой, она задрала голову, любуясь раскидистой кроной высокого дерева.

- Родители говорят, что раньше так было чуть ли не каждый год, на какое-то время они даже закрывали ферму. Красная лихорадка выкашивала скот, не щадила никого.

-Я не помню того времени. - Задумчиво проговорил Джош, сорвал тростинку, сунул в рот.

- И я тоже. - Джесси расправила складки на сарафане. - Родители очень долго не заводили домашних животных, боялись, что их тоже придётся убить.

- Откуда она взялась, эта лихорадка!? - Джош не обращался ни к кому конкретно, задумчиво смотрел с холма на красную крышу своего дома.

- Папа говорит, что красную лихорадку сделали люди. Ну, в секретных лабораториях всяких. - Джесси поморщилась - Серая церковь появилась незадолго до первой вспышки.

Мальчик бросил на подругу резкий взгляд.

- Ты думаешь, это они создали вирус?

- Никто не знает. Возможно, это связанно, возможно нет. - Девушка замялась, подбирая слова. - Просто слишком странное совпадение.

- Они не любят людей, это точно. - Джош осёкся на полуслове, испуганно посмотрел на подругу, что потупила взгляд. - Прости, я не это хотел сказать, я имел ввиду...

- Да ничего страшного, я тоже думаю, что эта секта ничему хорошему не учит. Мама становится другой и это всё заметней.

Мать Джесси начала посещать собрания адептов полгода назад в соседнем Таруме. Девушка прижалась к другу.

- Нам всем страшно от этого.

Она наклонила голову, ища опоры в виде плеча Джоша. Мальчик почти на голову ниже и ей пришлось болезненно изогнуть шею, чтобы коснуться его.

- Скоро я вырасту, и тебе не придется так низко наклоняться. - Джош стеснительно улыбнулся.

- Надеюсь... - Девушка ответила мечтательной улыбкой, приятный жар ударил в лицо. Идиллия прошла с первыми выстрелами со стороны их фермы. Джесси крепко обняла друга, уткнулась в плечо. Мальчик почувствовал, как намокает от горячих слёз футболка. Он не нашёл слов, чтобы успокоить её.

Джош вернулся домой только к вечеру, когда солнце опустилось за горизонт, впустив в долину освежающую прохладу. Он осторожно открыл ворота фермы, прошел на лужайку перед домом. В окнах первого этажа горел свет, мама готовила ужин. Мальчик не дошел до дверей нескольких метров. Отчим вынырнул из темноты, как призрак. Всё ещё держал при себе винтовку, перекинутую через плечо. Он молча поманил пасынка за собой. Джош послушно последовал за мужчиной на задний двор, уже не боялся и благодаря Джесси был готов к разговору. Мальчик заметил, что сегодня отсутствовало уличное освещение. Контуры амбара, где разыгралась трагедия, подсвечивались пламенем костра. Бернард подвёл к нему пасынка, кинул в огонь пару заготовленных веток.

- Не пугайся обстановки, я отключил свет, чтобы он не привлёк диких животных и бездомных собак. Последнее время их слишком много в округе.

- Куда ты дел Пита, я хотел похоронить его. - Язык Джоша онемел от сказанных слов, мальчик не представлял, как будет делать всё это. Отчим поднял на него виноватый взгляд. Зрачки горели в отблесках костра.

- Прости, я уже сжег их тела за амбаром. - Мужчина тяжело опустился на землю, положил ружьё рядом, жестом пригласил мальчика составить ему компанию. Джош смотрел на фигуру отчима, и уже не чувствовал к нему злобы, в ожидании важного разговора присел на корточки рядом. Протянул к огню замершие руки.

- Я сделал им общую могилу. Ты всегда сможешь навещать Пита там. Он был хорошим псом. - Бернард подбирал слова, чтобы ненароком не спровоцировать у пасынка очередной приступ гнева. - Прости, что так жестоко обошёлся с тобой, но на войне нас учили только так реагировать на угрозу для жизни.

Он неуклюже улыбнулся, положил огромную ручищу на хрупкое плечо Джоша, осторожно похлопал.

- Сегодня я уже не успею починить дверь твоей комнаты, если хочешь, можешь поспать в гостиной.

Мальчик молча кивнул. Он заворожено смотрел на пляску пламени, вдруг вспомнил разговор с Джесси.

- Правда, что раньше лихорадка приходила каждый год?

- Да. - Бернард облегченно выдохнул, боясь, что после произошедшего пасынок совсем отстранится от общения с ним. - От лихорадки умер мой брат, это было двадцать лет назад. Заядлый был охотник.

- Почему её не было пятнадцать лет? - Джош поднял на отчима озадаченный взгляд.

- Мы думали, она исчезла, ушла в прошлое, как много других болезней. Но вирус просто ждал, ждал, чтобы вернуться снова.

- На ферме Миллеров тоже убили всех животных. - Мальчик помогал подкидывать в огонь ветки, вспоминая Джесси, её слезы, обжигающие кожу.

- Люди не хотят заразиться. Мне жаль Пита, как и тебе, но ты должен понимать - это вынужденная мера.

Джош медленно кивнул, нехотя, но он принял это условие. Отчасти, потому что его приняла Джесси.

- Я рад, что ты сам всё понял. - Бернард довольно смотрел на пасынка.

- Когда всё это закончится? - Мальчик не рассчитывал услышать что-то обнадеживающее после смерти любимой собаки, кажется, больше уже ничто не могло расстроить Джоша.

- Эпидемии всегда проходили по-разному. В одни года вирус почти не проявлял себя, в другие уничтожал животных, почти не переносился на людей. Я помню, что в последний год перед затишьем было особо много перенесших эту болезнь. Врачи говорили, что разработка вакцины на последней стадии и на следующий год красная лихорадка не появилась. Она будто почувствовала, что люди собираются уничтожить её, покончить раз и навсегда. Ну а что случилось потом, ты уже знаешь.

- Откуда же она взялась? - Вопрос прозвучал слишком наивно, отчим рассмеялся.

- Кто же это знает!? Но если хочешь знать моё мнение, это всё чертовы адепты серой церкви! Никто не доказал их причастности к появлению вируса, но правда рано или поздно вылезет наружу, и, если это действительно окажутся они. - Бернард злобно смотрел на костёр, играя скулами, его рука сама потянулась к винтовке. Мужчина прогнал наваждение, заметив испуг на лице Джоша, быстро сменил тему разговора.

- Иди в дом, уже поздно. Мать сегодня приготовила очень вкусный ужин.

Джош отходил от костра, нервно оборачиваясь на одинокий силуэт отчима. По коже забегали мурашки. Амбар в кровавых отблесках выглядел зловещим, а взошедшая над крышей полная луна внушала почти мистический трепет. Мальчик шёл на свет и гнал от себя плохие мысли. Он был уверен, что всё страшное уже позади.

***

Как и предлагал отчим, этой ночью Джош спал в гостиной первого этажа. Мягкий диван не обеспечил крепкого сна. Несколько раз мальчик просыпался от лая собак. Бернард убил всех их питомцев, поэтому к дому могли подходить только бездомные псы. Сквозь сон Джош будто слышал чьи-то голоса, вздрагивал от шорохов и постоянно видел перед глазами языки пламени. Это была тяжелая ночь. Едва небосвод посветлел в предвкушении восхода, мальчик больше не сомкнул глаз. Отчим проснулся как всегда ровно в шесть, спустился со второго этажа почти на цыпочках, долго ходил по прихожей, копался в ящиках. Надев теплую клетчатую рубашку на футболку, вышел во двор черного хода. Всё время пока Бернард находился в доме, Джош пролежал, не двигаясь и закрыв глаза. Он притворился спящим не для того, чтобы избежать работы в поле. Он, как прилежный ученик за время каникул не пропустил ни единой вылазки на их ананасовую плантацию и всегда помогал отчиму. Мальчик хотел, чтобы его разбудила мама, поставив на столик перед диваном вкусный завтрак и нежно потрепав по голове. Джош пролежал в этом ожидании пятнадцать минут, но так и не дождался материнской ласки. Бернард подошёл не слышно, навис над пасынком массивной тенью.

- Вставай. - Он потряс его за плечо. Джош нехотя приподнялся на руке.

- Мама ещё не встала? - Спросил, настороженно оглядевшись по сторонам.

- Нет, я не стал её будить, она что-то плохо себя почувствовала вечером, пусть отдохнёт.

Бернард помог мальчику одеться, заранее приготовив его рабочий комбинезон. Уже надев ботинки и выходя из дома, Джош вспомнил, что так и не позавтракал. Хотел вернуться, но отчим толкнул мальчика в спину, почти силой вывел на улицу.

- Нет времени, по пути на поле заедем в закусочную Бетти. - Мужчина озорно подмигнул, они шли в сторону уже заведенного пикапа. Садясь в машину, Джош бросил испуганный взгляд на окна второго этажа. Они наглухо зашторены, и разглядеть родительскую спальню не представлялось возможным.

- Давай скорее, сегодня много работы. - Бернард подгонял пасынка не повышая голос. Как только мальчик сел рядом, тронулся с места. Они покинули ферму второпях, набирая скорость, направились на запад к шоссе Лейчхард. Джош молчал всю дорогу. Ему до сих пор казалась странной ситуация с болезнью матери, ведь еще вчера вечером она улыбалась и не выдавала недомогания.

- Что пригрустил? - Бернард гнал машину сквозь расстилающийся по дороге туман. Они проехали ферму Миллеров, мальчик проводил её мутные очертания грустным взглядом.

- А-а! - Понимающе протянул отчим. - Как там поживает дочка Стэна? Как её зовут, Джесси?

- Не знаю. - Отстранённо ответил Джош, ему не хотелось обсуждать эту тему. Дети старались держать свои встречи в тайне.

- Плохо. - Бернард улыбнулся уголками губ, поправил солнцезащитные очки. - Как-нибудь сходил бы к ним в гости. Хочешь, сходим вместе? Я давно не видел Стэна, нам есть о чем поговорить.

Мальчик не ответил, достав телефон, нервно теребил его в руках, ждал, когда сможет пожелать Джесси доброго утра и точно не нарушить её сон.

- Ты смотрю не в настроении? - Отчим тяжело вздохнул, потянулся к магнитоле. - Может, пара веселых песен тебе поможет?

Первый же канал откликнулся помехами и хриплым голосом системы оповещения.

"Города: Риддинг, Теодор, Гвамбегвин. Внимание в данных городах введён комендантский час, нахождение на улице без удостоверения личности или специального разрешения после десяти часов вечера недопустимо".

Сообщение повторилось несколько раз. Бернард вдумчиво слушал послание, сменил канал, но снова услышал тотже механический голос: "Города: Риддинг, Теодор, Гвамбегвин..."

- Гвамбегвин... - Мужчина убавил громкость, перевёл озадаченный взгляд на пасынка. - Это же совсем рядом...

Джош исподлобья смотрел на дорогу, слова оповещателя не шли из головы.

- Джесси говорила, что так было раньше, почти каждый год, разве нет? - Мальчик напрочь забыл о конспирации, эта мысль не давала покоя и казалась невероятно важной. - Если пятнадцать лет назад красную лихорадку не воспринимали так серьезно, то, что же произошло сейчас?

Бернард не ответил, он пристально следил за дорогой. Джош заметил, как сильно он сжал руль. Туман впереди рассеивался под лучами взошедшего солнца. Из молочной пелены проступил чуть покосившийся указатель: "Закусочная у Бетти. 2 мили". Пикап прибавил скорость. Оставшуюся дорогу отчим больше не произнёс ни слова.

Они оставили машину у самого входа. Двери закусочной были облеплены аппетитными фотографиями преподносимой тут еды с приемлемыми ценниками. У голодного Джоша тут же побежали слюнки. Взгляд приковало изображение сочной яичницы, приправленной зеленью. Бернард закрыл машину, пропустив пасынка, зашел в забегаловку следом. Он продолжал таинственно молчать. Джош все еще надеялся услышать ответ на свой вопрос, решив повторить его. Мальчик повернул в сторону отчима голову, отвлекся и налетел на вытянутую трость, словно взявшуюся из ниоткуда. Он застонал от боли, отпрянув, сжал ушибленное место.

- Молодой Ричардс, смотрите куда идёте! - Раздраженный голос лысого старика в рваной, потрёпанной куртке и таких же штанах армейского типа, заставил Джоша замешкаться. Он побоялся заходить в зал.

- Одноногий Сэм, поаккуратнее! Ты не к месту раскинул свои костыли.

Бернард укрыл пасынка, пригрозил инвалиду пальцем. Заняв ближайший к дверям столик, старик действительно перекрыл проход, и мальчик едва не налетел на его пожитки.

- Я просто забочусь о твоём сынишке, он мог упасть. - Старик скривился в ехидной улыбке, обнажил гнилые зубы. Он закрыл левую часть лица ладонью, ловким движением пальцев вытащил из глазницы искусственный глаз, зажал в ладони и, повернув в сторону посетителей, хрипло рассмеялся:

- Я люблю, когда меня называют Одноглазый Сэм.

Джош с обидой глядел на неприятного собеседника, отчим провёл его внутрь закусочной, властно положив руку на плечо. Старик рассмеялся им вслед.

- Не обращай внимания, Сэм выживает из ума столько, сколько я его помню.

Они остановились у стойки, за которой трудилась Бетти Метгров, загорелая женщина средних лет, хозяйка заведения, по совместительству шеф-повар, официантка и кассир. Она мило улыбнулась гостям.

- Здравствуй, Бернард, здравствуй, Джош, ты так вырос, что будете заказывать?

- Мне кофе и стейк с горошком. - Бернард достал бумажник.

- С кровью? - Тактично осведомилась Бетти.

- Да, как обычно.

Одноглазый Сэм странно захихикал в своём углу, стукнул костылём об кафельный пол.

- Эй, Сэм, у тебя там всё хорошо? - Хозяйка сделала пометку в блокноте. Старик сдержал очередной смешок, шутливо отдал честь.

- Ну а ты что будешь есть? - Бетти подмигнула мальчику.

- Яичницу, две сосиски и апельсиновый сок. - Джош в предвкушении облизнулся. Конечно, стряпня закусочной не могла сравниться с завтраком приготовленным мамой, но иногда на такие допущения можно закрыть глаза.

- Я принесу заказ, займи пока место. - Бернард отослал пасынка к свободным столикам справа. Джош выбрал место на четырёх человек, спрятался за высокой спинкой миниатюрного диванчика. Отчим остался у стойки, Бетти суетилась у плиты, о чем-то с ним переговариваясь. Мальчику не интересны разговоры взрослых, он с удовольствием рассматривал трассу за окном, проезжающие мимо машины. Джош не заметил, как Одноглазый Сэм приблизился к нему вплотную, не услышал цокот костыля. Старик направлялся к туалету, но смерив мальчика пристальным взглядом, остановился.

- Ты же не так давно живёшь тут, верно, Ричардс? - Инвалид деловито упер руки в бока.

- Да, сэр. - Джошу уже не нравился этот разговор, в горле пересохло. Мама вышла за Бернарда замуж три года назад, именно столько они жили в Уошпуле, глупо спрашивать то, что и так все знают, если это не вопрос с подвохом.

- Твой новый папаша, наверное, не так много рассказывал о себе, верно? - Старик продолжал противно ухмыляться, явно на что-то намекая. Мальчик пожал плечами.

- Я скажу тебе так. Твой отчим пережил Красный Вихрь, его брат нет. Следи за своим стариком, после Вихря они всегда меняются, тем более, когда чума опять пришла на эти земли. Хорошо?

Одноглазый Сэм доверительно подмигнул протезом. Джош напряженно кивнул в ответ. Старик использовал странное словосочетание, с которым мальчик еще не сталкивался, он едва понял смысл.

- Эй, Сэм тебе не кажется, что ты уже утомил нас своим появлениями! - Бернард прикрикнул это, подходя к столику с подносом. Свежеприготовленная еда испускала ароматный пар. Отчим оттеснил старика, поставив поднос, повернулся к нему лицом:

- Твои рассказы интересны, но будь добр дай нам спокойно поесть. Сегодня много работы в поле.

- Да, конечно, Берн, я просто пожелал твоему сынишке приятного аппетита. - Одноглазый Сэм нахмурился, вглядываясь в лицо собеседника, поспешил убраться восвояси.

- В этой глуши все немного двинутые. - Бернард тяжело вздохнул, небрежно раскладывая завтрак. Джош напряженно смотрел на отчима, не сразу понял, что не так в его облике. В закусочной царил приятный глазу полумрак, но Бернард так и не снял солнцезащитные очки.

***

- Кофе был, что надо! Зря не стал пить! - Бернард улыбался, крутя во рту зубочисткой. Им пришлось сделать крюк, чтобы вернуться на дорогу к фермерским полям. Солнце взошло окончательно и теперь нещадно припекало. Джош расстегнул куртку, откинулся на спинку, ища наиболее удобную позу. Он не любил кофе, всегда предпочитая ему сок.

- Уже пятнадцать лет у Бетти готовится самый вкусный кофе в радиусе ста миль. Сюда едут люди даже из Тарума!

Отчим продолжал расхваливать дорожную забегаловку, он улыбался, кидал на мальчика короткие взгляды сквозь очки, старался приободрить.

- Что-то ты совсем невесел, не наелся?

- Я думаю о Пите. - Джош почти не соврал. Из головы не шло предостережение одноглазого Сэма, это загадочное выражение: Красный Вихрь. В напряженной тишине мальчик взглянул на Бернарда. Тому уже нечего добавить к тем словам, что были произнесены у вечернего костра. Он обреченно опустил плечи, прошептал:

- Прости...

Джошу стало по-настоящему жалко своего отчима. Двадцать лет назад он пережил смерть брата, но что самое страшное, всё это повторялось снова, и мальчик мог лишь догадываться о его душевных муках. Джош потупил взор, напряженно всматриваясь в приборную панель, он искал слова, чтобы разрядить обстановку. Бернард заговорил первым.

- Хочешь знать, как умер мой брат? - Предложение прозвучало неуместно и грубо, но Джош слишком сильно хотел услышать эту историю, еле заметно кивнул.

- Мы тогда были еще совсем мальчишками. Ему было девятнадцать, мне семнадцать. - Мужчина судорожно вдохнул, воспоминания не приносили ему облегчения, но мальчик слишком увлечен рассказом, чтобы почувствовать это.

- Мы жили тут же, в Уошпуле, на ферме. Только тогда она была намного больше, простиралась до самого холма с одиноким белым буёнгом. Джош притаился, отчим упомянул их с Джесси секретное место.

- Марвин тогда впервые стал уходить на охоту один, без отца. В тот год к нам в долину забрело стадо кабанов, они вытаптывали угодья, пугали скот.

Джош смотрел на профиль отчима, безуспешно пытался разглядеть за стеклом солнцезащитных очков его глаза.

- Он отправился на их тропу с ночевкой, взял два ружья, провианта на неделю и целую коробку патронов.

Бернард сделал паузу, сбавляя скорость, готовясь к повороту. Их поля находились севернее Уошпула, не доезжая до Тарума двадцати миль. Пикап запрыгал на неровностях грунтовой дороги.

- Я нашёл Марвина в полумертвом состоянии на восьмой день. Мать послала меня принести ему еды, то, что я увидел в лагере, навсегда осталось у меня перед глазами. - Мужчина поморщился. - Ему удалось убить четырёх тварей, Марвин сделал шалаш на дереве, установил приманки. Он обезопасил себя, как только смог, но не учел одного. Вирус, которым были заражены вепри, мог пройти через любой защитный костюм, подняться на любую высоту, ему не были страшны ни пули, ни ножи.

Джош покрылся мурашками. Отчим понизил голос и теперь вкупе с рассказом, выглядел особенно зловеще.

- Он был еще жив. Я протащил брата на сложенной палатке десять миль. Шёл три часа без отдыха и передышек. - Мальчик вздрогнул, услышав тихий всхлип. - Врачи ничем не смогли помочь ему, нам даже не отдали тело. Они сожгли его. Сожгли дотла.

Бернард замолчал, и лишь убедившись, что продолжения не будет, Джош задал мучавший его вопрос.

- Что такое Красный Вихрь?

- Что? - Отчим отвлёкся на дорогу, выгнул шею.

- Красный Вихрь. - Терпеливо повторил мальчик. - В той закусочной, одноногий старик говорил...

- Что за черт!? - Воскликнул Бернард. Поморщившись, Джош украдкой взглянул на дорогу впереди, не сразу заметил перекрывший проезд самодельный шлагбаум. Несколько дней назад его здесь не было. Отчиму пришлось остановить машину. Они молча смотрели на раскинувшийся лагерь ветеринарной службы. Флаг красного креста над белыми шатрами развевал ветер. Бернард раздраженно просигналил несколько раз. Из самой большой палатки вышло двое. Люди одеты в неудобные костюмы биологической защиты. Джош с интересом наблюдал за приближающимися фигурами, всё это навязчиво напоминало ему какой-то фантастический фильм. Мужчины поравнялись с машиной, они не спешили открывать проезд.

- Мне надо на поле, ваш шлагбаум перекрыл дорогу! - Отчим опустил боковое стекло, пошёл в атаку, с трудом сохранив спокойствие.

- Простите, сэр, дальше проезд закрыт, эпидемиологическая ситуация. Идёт массовый забой скота. - Голос старшего ветеринара исходил, как из трубы, он не стал снимать защитный шлем. Джош заметил эмблему на плече ветеринарного инспектора, звезду желто-красного цвета с десятком острых углов.

- Я требую, чтобы вы пропустили нас к нашему полю! - Бернард процедил сквозь зубы. - У нас нет скота, мы выращиваем ананасы!

- Простите, сэр, мы не можем вас пропустить, есть риск заражения, советуем вам...

Отчим в сердцах включил заднюю скорость, надавил на газ. Спорить с ними бесполезно.

- Чертовы эпидемии! - Выругался он, развернув пикап. Обращаясь к пасынку, снова улыбнулся во весь рот. - Ну что ж, работать нам не дали, тогда устроим выходной.

Джош неуверенно кивнул, отвлёкся на пришедшее смс. Джесси не дождалась утреннего приветствия, написала первой, коротко и тревожно: "Надо встретиться. Срочно!"

Джош отложил все дела по приезду, обеспокоенно поспешил к БунХиллу. С трудом понимая, о чем предстояло говорить. Джесси не дала конкретики, но мальчик чувствовал, что случилось что-то важное. Она ждала его, спрятавшись за стволом дерева, услышав знакомые шаги, вышла навстречу.

- Они закрыли аэропорт Линкольна! - Произнесла она на выдохе, пошатнувшись и едва не потеряв равновесие. Джесси сжимала в руках телефон, экран пестрел заголовками о новом витке заражения. Оправдались самые пессимистичные прогнозы, и теперь современный штамм красной лихорадки представлял куда большую угрозу, чем прежде.

- Что? Зачем? - Джош переводя дыхание после долгой дороги, смотрел на подругу с недоверием и ничего не понимал.

- Заразился человек, ты не понимаешь, что это значит? - Девочка едва не заплакала, сжала кулаки, почти прокричала это. Джош вздрогнул, осознание сказанных слов постепенно захватывало разум.

- И что теперь? - Он не нашёл что можно было сделать в сложившейся ситуации.

- Отец говорит, что мы на материке, вдалеке от очага болезни, и нам пока нечего бояться. - Джесси начала уверенно, но опустила взор, замолчала, подбирая правильные слова. В этот раз их разговор выходил из привычных рамок, Джош чувствовал это, видел, что подруга пытается смягчить грядущий удар, но Джесси не знала, как сделать это не посеяв паники и страха.

- Есть аэропорты, корабли. Я боюсь, вирус доберется до нас, рано или поздно, если уже не добрался.

- И куда нам бежать? - Мальчик сел на траву, сложил по-турецки ноги. С откровенным безразличием смотрел на подругу. Очевидно, что и она не знала ответ на этот вопрос.

- Я не знаю... - Джесси подошла к нему, села напротив. Она смотрела на друга с состраданием, от которого у Джоша бежали мурашки. - От предыдущего штамма в организме переболевших людей остались какие-то агенты. Ученые назвали их Эпитоплемами, недавно они обнаружили, что такие люди заражаются новым штаммом гораздо быстрее.

- И много таких? - Для Джоша этот разговор начинал граничить с чем-то ирреальным, мальчик сохранил странную спокойность лишь потому, что не хотел верить в серьезность происходящего.

- Ты смеешься!? - Джесси вздрогнула как от пощёчины. Она поникла, взгляд устремился в пустоту.

- Нет. - Джош нервно сглотнул, не понимая, что происходит с подругой, попытался коснуться её руки. - Всё будет хорошо.

- Ты не понимаешь? - Выкрикнув, девушка зарыдала, вдруг потянулась к другу, обняла. - Вирус проявлял себя каждый год в течение тридцати лет. Почти все люди на планете переболели им, наши родители, старшие братья и сёстры, ты меня слышишь!?

Джош замер, руки безвольно повисли. Осознание страшных слов накрыло его холодной волной. Мальчик вспомнил утренний разговор с отчимом. Бернард сказал, что мама плохо себя чувствует, неужели она заболела лихорадкой!?

- Мне надо домой! - Джош решительно вырвался из объятий. Он начал задыхаться, чувствуя как ситуация выходит из-под контроля. Ругая себя за то, что первым делом побежал сюда.

- Что случилось?

- Мама! Берн сказал, что она плохо себя чувствует, мне надо домой!

- Нет, стой! - Девушка еще настойчивей обняла друга. Они встали, но Джош не смог вырваться. - Пожалуйста, не надо!

- Почему!? - Мальчик испугался, услышав от подруги слова, граничащие с предательством. Он ожидал от кого угодно, но не от Джесси.

- Ты не знаешь, что произошло с твои отчимом много лет назад. Сейчас с ним нельзя связываться, он настоящая угроза, если лихорадка уже здесь. - Она заговорила быстро, шепча слова Джошу на ухо, гладила по голове.

- Красный вихрь! - Вдруг осенило мальчика.

- Так ты знаешь? - Джесси замерла, отпрянула, чтобы заглянуть другу в глаза.

- Нет. Что такое красный вихрь? О нём рассказал одноглазый Сэм, старик из закусочной.

- Да, он местный старожил. Я знаю эту историю. Она связанна с братом твоего отчима, с Марвином.

- Он рассказал мне её сегодня утром, когда мы ехали на поле. Кстати, поле уже заняла ветеринарная служба, они не пропустили нас.

- И что он рассказал? - Джесси напряглась, вслушиваясь в каждое слово.

- Что он тащил брата десять миль на свёрнутой палатке, что тот заразился лихорадкой от диких кабанов, когда был один на охоте и его тело сожгли.

Джош рассказал лишь самые запоминающиеся моменты.

- Какая ложь! - Девочка в ужасе отшатнулась, закрыла лицо. - Они вместе пошли на охоту, но Марвин не заразился лихорадкой и его тело не сжигали. Да, твой отчим притащил на палатке его труп, вот только... Я не знаю всех подробностей, но ходили слухи, что он сам убил брата, что это он заразился лихорадкой, и она дала осложнение. Это помешательство встречается редко, но всё же... Иногда его называют Красным вихрем.

- Что!? - На выдохе пролепетал Джош, его глаза расширились от ужаса. Он отступил, их руки разомкнулись. - Почему ты не рассказала об этом раньше!?

- Говорили, что он прошёл курс лечения, что он выздоровел. Но я не уверена в этом... Прости, я не хотела тебя пугать. - Джесси снова плакала. Мальчик сжимал кулаки от злости, он отступал, готовясь кинуться прочь.

- Прости, это были слухи! - Она упала на колени, но Джош уже не увидел этого, едва услышал слова. Он бежал по полю, ориентируясь на красную крышу своего дома.

- Мама! - Мальчик ворвался внутрь, едва не выломав дверь. В ответ тишина, казалось, в доме не было даже отчима, хотя его машина стояла у амбара. Все оставленные утром вещи лежали на своих местах. Недолго думая, Джош кинулся к лестнице. В коридоре второго этажа были закрыты ставни на окнах, свет пробивался сквозь недавно разгромленный проём детской. На него мальчик шёл почти наощупь. Сердце клокотало от страха, по лицу струился пот.

- Мама... - Он добрался до родительской спальни, осторожно приоткрыл дверь. Внутри порядок и чистота, постель заправлена и, кажется, не тронута ещё с вечера.

- Мама? - Джош вошёл внутрь, с трудом сдерживая слёзы. Джесси сказала, Бернард убил брата в приступе красного вихря, но мог ли он сделать тоже самое с мамой!? Мальчик встал напротив кровати, хотел заглянуть под неё. Он услышал, как за спиной скрипнула дверца шкафа, она медленно распахнулась. Затаив дыхание и собрав волю в кулак, Джош повернулся к своему страху лицом. Перед ударом, отключившим сознание, мальчик увидел силуэт отчима. Бернард замахнулся прикладом винтовки.

***

Водоворот событий смешивался в голове Джоша, играя красками пережитых страхов. Противный смех старика из закусочной сменился отчаянным криком, что перешёл в навязчивый шёпот Джесси, проникавший в душу и требующий остаться. Всё это оборвалось громкими выстрелами.

Солнечный свет ударил по глазам мягкой зеленью. Джош обнаружил себя в лесу, он замер от протяжного карканья. С ветки над головой вспорхнула пара птиц. В утренней тишине качались кроны деревьев, укутавшись туманной дымкой. Джош вздрогнул, вспомнил, что не должен останавливаться, с трудом передвигая ногами, продолжил путь. Путался в сухостое, едва не падая, он стонал и рычал, харкая алой слюной. Что-то сдавило горло. Испачканные в грязи и крови руки коснулись перекинутой через шею лямки, грубой, сделанной на скорую руку. Джош чувствовал, как обострён его слух, вокруг бесконечные шорохи, движения. Он идёт вперёд, в голове только один ориентир - родной дом. Джош продолжает рычать, подъёмы из оврагов даются ему невероятным трудом, но нельзя останавливаться, нельзя бросить ношу. Он выходит в поле, дорога становится ровней, можно прибавить шаг, открывается второе дыхание. До дома всего несколько миль.

"...Будь аккуратен малыш, он пережил красный вихрь..."

Джош остановился, огляделся по сторонам. Слова смеющегося старика звучали то над самым ухом, то отдалялись. Мальчик рывком сорвался с места, перешёл на бег.

"...Прости, это были лишь слухи, слухи..."

Еще один голос совсем рядом. Джош не отреагировал, встряхнул головой. В этот раз решил, что если сбавит ритм, уже не наберёт его снова. Вдох-выдох, он контролировал дыхание совсем по-армейски, но не знал, откуда эти навыки, ведь ему всего двенадцать лет.

Джош остановился перед крыльцом до боли знакомого дома, сбросил ненавистную петлю. Глубоко вдохнув, расправил плечи. Он пристально смотрел на дверь, ждал, когда её откроют и выйдут на улицу. Солнце давно взошло, стояло ранее утро, но никто так и не появился. Джош набрал в легкие воздух, закричал как раненный зверь. Через минуту щелкнул засов, дверь дома распахнулась, из его недр выбежали родные. Отец на ходу укутывался в халат, мать осталась в ночнушке. Она бросились к Джошу, в ужасе отпрянула.

- Так было надо, простите... - Еле слышно произнёс мальчик, чужим голосом.

Отец тряс его за плечи, спрашивал о том, что произошло. Стон матери за спиной превратился в сдавленный крик боли и отчаяния. Она откинула запачканный кровью брезент, заглянула в лицо мертвого сына, бросилась к Джошу с кулаками:

- Что ты наделал!? Как ты мог!?

Отец оттащил её прочь, оставил у крыльца. Всё это время мальчик не двигался, покорно ожидая своей участи. Взгляд приковала маленькая шестилетняя девочка, осторожно выглядывающая из-за приоткрытой двери дома. На малютке была лишь пижама, заспанное лицо смотрело на происходящее с ужасом и интересом. Сестра сжимала в руках любимого плюшевого медведя, еще не зная, что её старший брат мёртв.

- Что произошло, ответь!? - Отец взревел, увидев в сложенной палатке труп изрешеченный пулями. Одна из них угодила несчастному в голову. Джош не смог ответить, вспоминая, что хотел добить его, окончить страдания. Как объяснить им, что так было надо!? Мощный удар в щеку заставил мальчика пошатнуться. Он упал на колени, но не почувствовал боли, задрав голову смотрел широко раскрытыми глазами в синеющее небо. Мать крикнула, что вызовет полицию, Джош не отреагировал на угрозу, мысли покинули голову, с радостью отдался пронзившему его потоку. Дрожащий голос отца повторял, как заклинание:

- Это несчастный случай, просто несчастный случай...

Наваждение отпустило Джоша. Его сознание приподнялось над этой картиной. Люди застыли, как статуи, остановилось время. Мальчик увидел Бернарда со стороны. Он молод, ему нет двадцати, но это он, без сомнений. Джош разглядел глаза отчима. Их белок усеян россыпью красных точек. Бернард ожил, взгляды вдруг пересеклись. Лицо убийцы растянулось в безумной улыбке:

- Я не стал будить маму, она почувствовала себя плохо...

Он начал смеяться, тихий хрип разрастался странным бурлящим звуком.

Джош с трудом открыл глаза, обнаружил себя сидящим на стуле, руки заведены за спину и перетянуты верёвкой. Мальчик поднял голову и тут же обмяк, застонав от боли. По виску сбежала струйка крови. Он всё ещё в спальне, у ножки стула разрывался его телефон входящим вибровызовом от абонента с инициалами Джей Ми.

- Джош, ты очнулся, как ты дружище? - Бернард покинул оборонительную позицию у окна, заботливо прильнул к пасынку, встав на колено. Охотничья винтовка не покидала его рук, отчим приоткрыл мальчику один глаз, потом второй. Он по-прежнему был в тёмных очках и не обращал на лежащий рядом телефон никакого внимания.

- Мама... - Из глаз Джоша потекли слёзы отчаяния, мироощущение вернулось вместе с пережитым страхом. - Где мама!?

- Прости, сын, я не смог помочь ей, но не переживай, я облегчил её страдания. Она там же, где и остальные, на заднем дворе за амбаром. Я же сказал, ты сможешь навещать их, когда захочешь.

Отчим заплакал следом, обнял пасынка свободной рукой, поцеловал в лоб.

- Ты же знаешь так надо, они становятся опасны, когда болеют, от них можно заразиться.

- Нет, нет, нет!!! - Джош задергался в истерике, яростно выкручивая запястья. Мучаясь со жгучей болью, он надеялся ослабить узел.

- Тихо, тихо! Что ты делаешь? - Бернард пытался успокоить пасынка, водя рукой перед его лицом. - Ты привлечешь их внимание раньше времени!

- Нет, мама, мама! - Джош не мог успокоиться, осознание, что отчим убил единственного родного для него человека, выжигало душу мальчика огнём.

- Я не хочу делать тебе больно, пожалуйста! - Бернард отложил ружьё, пасынок не прекращал истерики, тяжело вздохнув, мужчина закопался в карманах, достал строительный скотч, оторвав кусок зубами, заклеил им рот пленника. Он озорно улыбнулся Джошу:

- И не пытайся вырваться, сделаешь себе только больнее. Когда всё закончится, я сам развяжу тебя.

Бернард подобрал с пола телефон. Он молчал уже минуту, Джош мог только догадываться, сколько времени провёл в отключке, сколько раз звонила Джесси. Самое страшное, если она решиться лично проверить ферму. Сердце мальчика тревожно сжалось. Он должен высвободиться, предупредить соседей об опасности, спасти хоть кого-то!

- Джей Ми. - Отчим отошёл к окну, осторожно отвёл край занавески, выглянул на улицу. - Кого ты скрываешь под этими инициалами? Неужели Джесси Миллер?

Бернард посмотрел на пасынка, озлобленно заиграв скулами, Джоша сковало страхом.

- Миллеры никогда не симпатизировали нам, даже в самые трудные времена. Хотя соседей и не выбирают, а ты, получается, солгал мне, сын? Солгал, что не встречаешься с этой девчонкой!

Отчим небрежно кинул телефон на кровать.

- Когда ты виделся с ней в последний раз? - Он сделал в сторону Джоша угрожающие шаги. Мальчик вжался в спинку стула, отвёл лицо. - Ты видел её глаза? В них не было красных крапинок? Что, были? Ты же знаешь, что это верный признак того, что с ней что-то не так!

Джошу показалось, что Бернард с кем-то разговаривает, но сам мальчик не слышал посторонних голосов. Отчим крепче сжал ружьё, преодолел разделявшее их расстояние двумя огромными шагами, занёс руку, но лишь для того чтобы похлопать пасынка по плечу.

- А ты умён, Джош! Правильно, не отвечай на звонки, приманим их выводок сюда полным составом и остановим эту чертову чуму! - Отчим ликовал, он смотрел на мальчика с неподдельной гордостью. - Молодец, Джош, молодец, не зря ты мой сын!

Бернард вернулся к окну.

- Ты спрашивал, что такое красный вихрь? Это просто. Иногда зараженные проявляют буйство, это опасное явление и таких людей надо убивать немедленно, пока они не убили тебя.

Откровение не принесло Джошу хоть какой-то пользы. Теперь он испытывал всё это на своей шкуре.

- Тихо! - Бернард встрепенулся, отошёл от окна, повернув в сторону пасынка голову, зловеще улыбнулся. - Они уже здесь...

Телефон мальчика завибрировал в очередной раз, Джесси безуспешно пыталась узнать судьбу своего друга.

Стивен Миллер остановил машину у открытых ворот забора. Они так и манили въехать внутрь, подобраться к дому как можно ближе и попасть в засаду. Мужчина заглушил двигатель, обернулся к дочери на заднем сиденье. Джесси бледная, как полотно, судорожно набрала номер Джоша, но и в этот раз он не ответил. Она обреченно покачала головой, глаза мокли от проступающих слёз.

- Ну ладно. - Стивен застегнул куртку, взял карабин, кивнул сидящему рядом сыну. В дрожащих руках Уолтера была винтовка. Мужчины вышли на улицу, остались вне зоны видимости. Миллер подождал сына, обернулся на вышедшую следом Джесси, резким жестом приказал ей сесть обратно, цыкнул вслед:

- Если что-то случится, доберись до города, предупреди полицию!

Мужчины переглянулись, проверили обоймы, взвели курки. Уолтер молчал, плотно сжав губы. Он не проронил ни слова с того момента как они покинули дом, Стивен угрюмо взирал на сына, он хотел, чтобы в машине остался и он, но парня не переубедить, в этом он полностью походил на отца и Миллеру это льстило. Идти с оружием наперевес плохая идея, если Бернард уже сошёл с ума, ждать от него ничего хорошего не приходилось. В любом случае, чтобы спасти Джоша, действовать надо прямо сейчас.

- Прикрой меня. - Стивен оставил Уолтера у ворот, вышел во двор. Подняв винтовку над головой и отведя в сторону, крикнул:

- Берн! Где ты!? Я хочу поговорить!

- Что ты сказал? - Бернард почти прошептал это, перевёл на стонущего в углу пасынка, задумчивый взгляд. - А ты прав, надо подпустить его поближе.

Отчим поднял винтовку, прицелился.

- Эй, Берн, я знаю, что у тебя проблемы, давай обсудим это! - Миллер остановился посередине двора, недоверчиво осматриваясь вокруг. Он чувствовал, что за ним наблюдают, и не спешил соваться на рожон, подходить к дому слишком близко. - Я же один, ты сам видишь, я не хочу в тебя стрелять!

Стивен опустил ружье, поставил на землю, небрежно облокотился о приклад.

- Это не беда. - Усмехнулся Бернард. - Зато я хочу...

Джош попытался закричать, но не смог остановить отчима. Грянул выстрел, пуля пробила стекло, всколыхнув занавеску. Она попала соседу в грудь. От неожиданного удара Миллер завалился на спину, успев крикнуть сыну: "стреляй!". Уолтер выскочил из-за забора, с рёвом отчаяния стреляя в окна второго этажа, на полусогнутых подобрался к раненному отцу. Захлебываясь в крови, Стивен успел подтянуть к себе ружье и сделать несколько выстрелов. Один из них окончательно разбил стекло спальни. Бернард отшатнулся от окна, не издав ни звука, не выронив винтовки, лишь ухватился свободной рукой за щеку. Осколки исполосовали кожу, один застрял в скуле.

- Не переживай, сын, со мной всё в порядке. - Бернард успокаивал оглушенного стрельбой пасынка. Джош сумел перенести вес тела на одну сторону и опрокинуть стул, это спасло ему жизнь. Отчим подошёл к трельяжу и висевшему на нём зеркалу, смотря на своё отражение, извлёк осколок. Он замер и победно усмехнулся, но так и не успел произнести ни слова. Солнцезащитные очки слетели от удара, обнажили глаза, усеянные красными точками. Мужчина смотрел на них несколько мгновений. Стрельба с улицы утихла, ругаясь, Уолтер звал на помощь сестру. Джош еще не знал, что произошло, звон в ушах заглушал собственные мысли. Он видел как отчим, шатаясь, отошёл от трельяжа, видел глаза, в которых бушевал красный вихрь. Бернард остановился посреди комнаты, его губы задвигались.

- Так вот значит как... - Мужчина отстранённо усмехнулся. - Прости сын, но получается, что мама и Пит, умерли зря...

Мальчик не разобрал слов, всё было как в бредовом тумане, Бернард поднял ружьё.

- Эта зараза достала нас, но не дадимся ей просто так. Давай, сначала я, потом ты!

Отчим приложил дуло к горлу. Джош не понимал, что происходило, попытался откашляться, напряг затёкшие руки и в этот момент вздрогнул от очередного, но уже последнего выстрела. Кровь с кусками плоти фонтаном взметнулась к потолку. Бернард упал на пол, завалился на бок. Он отстрелил себе пол головы, больше не двигался. Джош дрожал от страха, смотря в зияющую кровавой пустотой рану. Мальчику пришлось пролежать так не меньше десяти минут, прежде чем Уолтер и Джесси отважились войти в спальню. От перенапряжения Джош потерял сознание, в голове постоянно звучала одна и та же мелодия, слова напрашивались сами собой:

"A cricket sing behind stove

Hush, don"t you cry, my son, my love..."

Джесси плакала, когда развязывала друга, к этому моменту их отец, Стивен Миллер, уже перестал дышать. Ему повезло умереть не видя того безумия, в которое начинал впадать этот мир...

Продолжение следует...

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 4
Комментарии

"В наступившей тишине Джош услышал, как зашелестел патрон в дуле охотничьей винтовки"

Отчим что, из дульнозарядного ружья стрелял? :О

"Пятнадцатилетняя девушка осторожно, стараясь не нарушить личного пространства Ричардса, заглянула ему в лицо"

Рыдал. Автор стебется или его поразил вирус толерастии?

А в целом, неплохо.

Спасибо за отзыв, всё что можно будет исправить, будет непременно исправляться.

Что нельзя, тоже исправляйте :)

Договорились ;)

Быстрый вход