Чужой против Хищника. Битва среди звезд.(Фантастическая повесть)

Предисловие от самого автора

Эта повесть на тему Чужих. Продолжение по игре «Чужой против Хищника». Боевая фантастика. Предоставляется мною на просмотр всем любителям фантастики.

Кто играл в игру «Чужой против Хищника», тот поймет, про что повесть.

В повесть вошли упоминания из частей фильмов по этой теме и из прочитанной мною полной версии «Чужих», писателя фантаста Алекса Риведжа.

Те, кто не читал квадрологию «Чужих», многое не поймут в данном произведении. Тем, более не имея представления о племени Яуджи.

Это в принципе можно, найти в интернете. Как и описания самих Ксеноморфов. Но, не суть.

Я выхватил, кое-что из фильмов, включая саму игру «Чужой против Хищника» в данной теме и расставил по точкам. В виде воспоминаний, как главной героини рассказа королевы ксеноморфов под номером - Шесть. Так и в воспоминаниях одного из охотников Яуджи. Еще никому неизвестного, брата того Яуджи, который прошел ритуал посвящения воина, и пересекался с Шестой на той планете, где была лаборатория в храмовом комплексе, как в той известной игре. Как и подобает в данной фантастической повести многое придумано. На то она и фантастика.

События в повести будут происходить далеко в самом космосе и в пределах звездного транспортного корабля. Как раз, после того, как завершается сама игра «Чужой против Хищника». И после того, как Шестая, становиться новой королевой, захватив звездолет людей.

Побег с BG-386

Все закончилось. Побег с лаборатории. И схватка насмерть в храме Смерти с тремя Яуджи. И ее израненную доставили на десантный транспортный корабль. Почти, без сознания, хотя она видела их всех. Она видела, что они с ней делали. С ней с Шестой.

Они люди, могли убить Шестую, как она убивала их. Они имели на это право, но, они ее пощадили и ради чего?

Ради того, чтобы вновь заковать в кандалы. И это все по приказу самого Вейланда. Так его звали те, кто с ним общался. И этот Вейланд, кто бы он ни был, он был их командиром. Он, был тем, кто приказал ее Шестую вывезти с этой планеты и лаборатории. Не смотря на бунт ящеров ксеноморфов и все жертвы. В момент появления звездных охотников. В момент инвазии третьей степени.

Этот Вейланд, знал это. Как и каким образом, но знал. Он хотел заманить тех пришельцев в тот планетный подземный храм. Храм, который, в сущности, и принадлежал им. По наследству от высшей расы. Расы, которая создала их ксеноморфов.

Это рассказала ей ее мать, королева, когда Шестая родилась, но могла в тайне, ото всех других сородичей особей, ментально общаться со своей матерью королевой. Это ее особенность от остальных ксеноморфов.

Именно она Шестая освободила ее и своих братьев из лаборатории. Когда была организована самим тем Вейландом авария всего лабораторного комплекса. Именно с целью заполучить ее Шестую.

Это знала все ее мать королева и говорила ей об этом. И Шестая, будучи еще, тогда мужской особью, знала о своем предназначении.

Именно ее. Именно за ней они пришли в тот храм, куда она сбежала в надежде спрятаться от преследования. Там, она, тогда, убила многих землян и биороботов. Победила трех воинов охотников Яуджи. В том храме. Их извечных врагов, которые преследовали ксеноморфов везде. В храме существ, созданных высшей расой, создавшей многие миры Вселенной. А, их как истребительное оружие, против этой всей жизни.

И эти Яуджи. Эти звездные хищники воины. Бесстрашные и самоотверженные. Они выбрали их ксеноморфов для себя целью всей их жизни. Выбрали их для проведения своих ритуалов посвящения и просто охоты. Как более чем, достойных противников.

Там, на той планете в том храме погибла ее мать , и еще одна молодая матка. Но, теперь только осталась одна она, после уничтожения охотниками храма. И они не отстанут от нее. Если узнают, что эти, кто называет себя людьми, выкрали Шестую у них из-под носа.

Этот Вейланд, которого она видела своими в той лаборатории глазами ящера. И вот, теперь этот звездный корабль. И ее желание вернуться домой. Желание и приказ погибшей ее матери. И то, что она должна стать очередной маткой. Это теперь не приказ даже, а обязанность. Обязанность образовать свой улей. И вернуться со своим выводком на свою планету. Планету, почти в самом центре галактики. Ту, планету, откуда вывезли ее мать. Вывезли те, кто создавал миры. Те, что были высшей расой. Расой, которую Шестая никогда не видела. Но, знала, о ее существовании. И это все от ее матери. Матери, которая ментально поддерживала связи с другими матками королевами других муравейников, что были в летаргической длительной анабиозной в заморозке спячке по всей галактике. В каменных храмах и в цепях. И которые посещали эти воины Яуджи. Для своих ритуалов посвящения. Они унаследовали, те все храмы и проводили, те ритуалы, устраивая охоту на ее братьев, убивая ксеноморфов.

Но, сейчас, она Шестая, сменив пол, и став королевой, образовала свой улей в этом захваченном ею же транспортном десантном звездолете. Сейчас, она выполняла приказ своей королевы матери. Она обязана была вернуться, туда, где никогда еще не была, но знала, куда вести своих отпрысков.

Теперь, она была обязана сношаться с мужскими особями. И находясь под охраной своих охранников, заниматься только производством коконов яиц и продолжением своего рода. Здесь, теперь внизу, глубоко в грузовом отсеке звездного летящего на пути домой звездного захваченного ксеноморфами ящерами корабля.

Там, впереди была планета. Та планета, была их ксеноморфов родным домом. Там их создали. И она их по праву. И Шестая их всех вела домой. Вела своих детей. Став, теперь сама королевой и матерью им всем. Всем своим детям.

Она, Шестая, перезапустив программу звездолета, и направив его в глубину галактики. В область внутреннего первого газопылевого усеянного пылью и астероидами раскаленного молодыми сверхгорячими новорожденными звездам рукава. Она направила угнанный ею звездолет, из-под носа, земных десантников и самой компании «WEYLAND YUTANI», туда, куда ее направила ее родная погибшая любящая Шестую мать королева. Будучи еще, тогда ее самым дорогим и любящим сыном, Шестая пообещала матери спасти всех и привести живыми домой. Оплодотворенная двумя, номером девять и номером семь, самцами, она, сменив свой пол. И впав в длительный коматозный сон, охраняемая своими же любовниками ксеноморфами, Шестая, став, тоже, теперь мамой. Занималась тем, чем должна заниматься главная самка своего улея или муравейника. То, чем занималась ее родная мать. Будучи рожденной уже самкой королевой.

Но, в силу определенных трагических обстоятельств, смерти например, матери королевы, особенностью всех ксеноморфов была смена пола. Самый умный из мужских особей, брал верх над другими и менял пол, становясь матерью и новой королевой улея. Окружая себя охранниками и мужьями любовниками улея. Которые, время от времени оплодотворяли матку улея. И потом, несли самоотверженную охранную вахту самого гнезда, как и сама мать, защищая всех своих отпрысков и сами коконы яйца от врагов.

Вот, и теперь, под охраной своих двоих охранников, дремлющих тоже на чеку и внимательно следящих за входом в устроенный в глубоком и холодном грузовом трюме космического звездного транспортника, огромное для самки королевы гнездо. Шестая, крепко впав в долгий летаргический сон, спрятав голову под широкий огромный веером панцирный щит воротник, занималась тем, чем должна была теперь заниматься королева. Превратив транспортный летящий среди звезд в ледяном космосе десантный корабль в свой личный родильный дом, занялась, воспроизводством яиц коконов, носителей эмбрионов. Беспрерывно и практически немедленно, отрастив длинный свой ящера под своим длинным шипастым, невероятно гибким мощным с гарпуном наконечником хвостом яйцеклад ящера. Распустив его по всему помещению. Который все время сам перемещался то по полу, то по стенам, то по потолку громадного транспортного корабельного трюма, между стоящих спускаемых модулей. Между гусеничных и колесных вездеходов. Везде разбрасывая новорожденные самкой Шестой ее новорожденные яйца. Коконы, приклеенные по всему этому практически погруженному в полную непроглядную темноту этого грузового из бронированного титаном помещения. В глубине самого стального брюха межзвездного летящего, теперь на световой скорости вооруженного лазерными и

плазменными оборонительными пушками. И защитными экранами. И энергощитами космического плененного чужими громадного стального серебрящегося в свете горящих огнем ярких звезд гиганта.

***

USS - CI 526 «POLURIOS», высветилось на встроенном в маску Яуджи модуле сканере и приборе сбора информации. Поступил следом приказ о преследовании от Тукала, главного в команде звездных охотников, которому все они без исключения всецело подчинялись.

Это безупречное подчинение старшему в группе охотников, залог дальнейшего успеха в самой охоте.

После уничтожения корабля земных десантников USS-CI 700 «MARLO», и гибели всех их на BG-386 и своих пяти охотников, это было делом чести, догнать беглецов и уничтожить. И он Зеймун, ждал этого своего звездного часа.

Его брат Тарктал, уже отличился на той планете, а он просидел в запасе, и вот, его послал их командир, Тукал в погоню за ускользающей из рук землян и рук их охотников беглянкой. Разрешив взять все, что будет необходимо в предстоящем бою не на жизнь, а на смерть.

Яуджи знали, что такое потерять хоть одного ксеноморфа. Потерять тем более во Вселенной. Это было чревато катастрофой целым цивилизациям. И надо было решить эту поставленную командиром задачу, даже, если придется, ценой собственной жизни.

Зеймун получил приказ лично от своего главного командира. Когда проводили зачистку взорвавшегося сектора лаборатории на BG-386.В районе руин колонии Фрэя. Выискивая останки чужих, для их ликвидации. Именно тогда, Зеймун столкнулся первый раз с людьми.

Те, тоже, шарились в районе разрушенного мощным ядерным взрывом огромного комплекса.

Рискуя облучиться они, вели, тоже зачистку вместе с биороботами. Не заходя в сами руины лаборатории и храма.

Там ловить уже было нечего. Взрыв разнес все. И убил всех. И в зону многокилометрового заражения радиации не лез никто из десантников. Но, зато, все шарились по лежащему рядом с ядерным взрывом лесу. Выискивая еще вероятно выживших ксеноморфов ящеров и уничтожая тех. Или те их. И Зеймун решал эту задачу по-своему.

Он мочил и тех и других по очереди. Или сразу обоих. Порой, сцепившихся, друг с другом в погоне и перестрелке. И не замечая его в искажающем свет маскирующем в том лесу охотника Яуджи камуфляже.

Он, Зеймун знал, о ком говорил ему командир. Это, та самая, которая чуть не убила его брата Тарктала, хотя Тарктал убил большого мощного гибрида мутанта, помесь чужого и хищника. Родившегося из зараженного Яудже, здесь на этой планете. А, вот та, под номером пронумерованная особь, чуть не убила его старшего родного брата Тарктала. Самого сильного и опытного из всех охотников в их рядах. В том храме, где он убил еще одну матку чужих. И Зеймун, знал, что победа над беглянкой принесет ему славу доблестного звездного охотника воина.

И он, бросился в погоню, практически не раздумывая. Как только вернулся по приказу с планеты на свой корабль Яуджи.

Тукал, приказал ему взять все необходимое и специальное, скоростное, снаряженное специальным оборудованием судно для погони, рассчитывая координаты старта и расстояние в удалении по маршруту сбежавшего из-под носа землян и носа воинов охотников Яудже, последнего чужого. Того, который в любой момент, мог стать новой королевой маткой и завести свой родовой семейный улей. И в этом не было никакой ошибки. Яудже лучше других знали ксеноморфов. И знали, каково потерять их и дать им расплодиться.

И вот, уже Зеймун, летел на полной скорости за своим извечным врагом и противником. Он спешил, спешил догнать Шестую, корабль которой уже вошел по прямой траектории полета на световой скорости в первое газопылевое облако из метеоритных частиц и астероидов в рукаве галактики.

Зеймун, включив маскировку судна. Сделав его невидимым среди черного космического звездного пространства. И запустил все системы, и форсаж на максимум маршевых фотонных на плазменной тяге двигателей своего скоростного превышающего световую скорость в четыре раза корабля. Он, также, запустил все приборы в полете посекторного поиска и сканирования, перед своим судном впереди лежащего звездного пространства. Включил защиту, лазерные круговые щиты судна и все крупнокалиберные автоматические самоуправляемые пушки «СУРИИ». Одного из трех скоростных судов на их главном звездном охотников Яудже корабле. Даже, рассчитал время, вероятного контакта с преследуемым объектом. И систему его опознавания. И отключился, впав в принудительный длительный сон. Подключив себя к аппаратам искусственного дыхания и вентиляции легких и автоматической системе аварийного экстренного медицинского контроля. Отключив все лишнее в корабле, и экономя энергию, уснул.

Зеймун отключился полностью в системе принудительного сна анабиозной корабельной встроенной и спрятанной глубоко в недрах замысловатой

конструкции рубочной кабины бронированной разрисованной символами и надписями саркофаге-камере.

***

Она была самой умной из всех своих сородичей. Самой умной. Самой умной из всех, в той лаборатории на BG-386. Планете в системе белого солнца. В колонии Фрея.

Ее умственный потенциал недооценили, те, кто пленил ее, тогда, и ставил над Шестой опыты. Недооценили ее ум, как недооценили Шестой ее ловкость, силу и все остальные способности. Ее любовь к своей матери и верность своему племени.

Недооценил ни доктор Гроус, заведующий лабораторией. Ни мистер Вейланд, вернее, один из многочисленных по всей Вселенной роботов с его именем и лицом. Он, как и многие недооценил ее Шестую. Как, и весь состав ученых на той планете лаборатории в недрах того каменного древнего храма. Храма ее создателей и храма самих звездных охотников. И она вырвалась. Он сам Вейланд, устроил аварию с жертвами в той лаборатории в расчете увезти ее тайно с планеты, умертвив весь состав лаборатории. И этот теперь ею захваченный транспорт с десантниками прибыл именно за Шестой.

Но, она, обманув всех, все же вырвалась. Вырвалась, спасая свою мать и сородичей. Которые были не в счет Вейланду, как и весь, состав, ученых его лаборатории.

Ему нужна была только Шестая.

Вейланд, увидел, что Шестая была особенной. Очень умной и сообразительной и была для него самым ценной находкой из всех ксеноморфов. Поэтому ее держали отдельно от других особей, не позволяя ей общаться с братьями и со своей матерью. Но, они не знали о том, что Шестая, могла общаться ментально с королевой и другими своими особями. И она, Шестая, помогла бежать всем остальным, открыв ворота лаборатории и всех ее подвалов в комплексе.

Возможно, Вейланд рассчитывал на это. Но, не смог ее удержать. Ни какими силами. Он хотел заманить на эту приманку и охотников. Поймать и жертву, и ее убийцу, и увезти с этой планеты. Как тогда на земле. В другом подземном храме.

Но, сам, погиб убитый одним из охотников Яуджи. И теперь за него это делают его двойники роботы и компания «WEYLAND YUTANI». Это стало их жизненной теперь целью. Заполучить самое живучее и самое сильное существо во Вселенной. Заполучить ее Шестую.

Она бежала, бежала, спасая свою мать. Бежала из колонии Фрэя. Бежала с планеты BG-386. И помогая ей образовать другое гнездо-улей. Вейланд упустил ее. Как упустили ее и космодесантники. Ее идущую своим отдельным путем, подвалами самого подземного лабораторного комплекса. И сейчас она в их одном транспортном звездолете летит к своей планете на световой скорости.

Она, взятая ими снова в плен, после боя с тремя Яуджи охотниками. Победив всех троих, в кровопролитном смертельном поединке, все же вырвалась, снова, и на свободу. Потеряв свою мать королеву и своих, почти всех сородичей братьев.

Она, Шестая, с меткой на своем лбу, оставленной лазером, стала теперь сама королевой и создала свой улей. В недрах самого транспортного несущегося со световой скоростью по галактике огромного десантного корабля. Отняв его у тех, кто мог только рассчитывать на силу своего оружия и техники. У тех, кто не представлял для свободной теперь королевы особой опасности. Как и ее теперешним детям. Но, послужил пищей и промежуточным звеном в эволюции и рождении ее детей.

Их было много здесь на этом звездолете, но все стали носителем ее королевского семени. Стали донорами ее новорожденных детей. Детей, которые окружали ее целым кольцом по всем отсекам звездного судна. Заполнив все проходы и коридоры между отсеками звездолета, и даже вентиляционные шахты и камеры.

Никто не выжил, или не должен был выжить в том корабле, когда Шестая захватила его целиком, уничтожая многих, из вставших у нее на пути. Никто не смог, справиться с ней. С ее теперешней силой матки королевы.

Это могли сделать только охотники, но их не было. И бояться было нечего. Ни самой Шестой, ни ее рожденным и еще не рожденным детям.

Вечные их враги Яуджи. Куда были сильнее физически этих, кто называл себя людьми. Она еще не видела таких беспомощных и слабых существ.

Яуджи, почти всегда, выходили победителями в смертельных схватках с ящерами ксеноморфами. И были, куда более и всегда подготовленнее. И были бесстрашны, и достойны славной победы или гибели, как противники.

Эта звездная раса занимала половину галактики, наряду с другими различными разумными существами. Она, эта раса, предпочитала жить среди звезд и промышлять как охотники. Убийством и охотой на таких, как Шестая.

Это, она поняла, когда еще, будучи мужской особью, победила троих из них.

Яуджи часто сходились с ящерами ксеноморфами в рукопашной схватке. Испытывая себя, как профессиональные воины охотники. И это ценилось выше всех похвал у них. Именно рукопашная схватка. Схватка на ручных выдвижных клинках. И она знала это. Знала, когда дралась с врагом. И знала это, от матери королевы. Она рассказывала ей. Она все рассказывала. Она готовила будущую свою новую королеву. Она вела ее. Вела домой. Вела до последнего, пока не погибла в той лаборатории в разрушенном ядерным взрывом, том планетном лабораторном комплексе. В той древней каменной пирамиде. На той планете, откуда Шестая сбежала.

Ее мать королева погибла, но она осталась жива. И она теперь королева.

Это мог сделать любой из ксеноморфов, но не каждый мог стать королевой.

Не каждый мог стать новой матерью своего нового племени. Образовать свой улей. Далеко друг от друга. И далеко от их родной планеты. Теперь к которой лежал ее путь. Долгий и длинный. В газопылевом рукаве галактики. В сторону самого центра, где было ядро всей этой заполненной до отказа звездами огромной закрученной спиралью живой подвижной системы. Вдали от проторенных маршрутов, звездных кораблей. Туда, где она Шестая не была никогда. Но, знала, куда лететь, и где ее дом. Чувствуя, где это. Хотя и родилась в той лаборатории на BG-386.

Она, просто, была обязана вернуться. И вернуть назад своих уже детей, летящих с ней в этом звездном корабле. Пролетая мимо звездных систем и туманностей.

Теперь у нее своя семья. Семья любящей своих детей новой королевы. Родившихся, уже здесь в этом корабле и видящих, только одни звезды в окнах и иллюминаторах летящего в ледяном безвоздушном космическом пространстве десантного громадного транспорта.

Она разговаривает с ними. И они разговаривают с ней. Она рожает их, снова и снова, оставляя свои коконы яйца по всему грузовому отсеку звездного корабля.

Она создает новое свое многочисленное племя. Самое сильное, и самое живучее родовое племя. Племя ящеров ксеноморфов.

***

Зеймун снова, на Элброне. Он, снова на охоте. И он видел сон. Сон в криокамере длительного анабиоза в саркофаге своей « СУРИИ». Он летел, догоняя десантный транспорт с ксеноморфами и просто спал. Перелет занимал очень много времени. И это было необходимо.

За то время, пока он преодолевал это расстояние, догоняя транспорт с маткой и ее выводком, на корабле его товарищей по оружию, должно было пройти много лет.

Вероятно, те, кого он знал еще молодым, уже будут старыми. Если, выживут в боях на охоте в звездных системах. И на их месте будут другие. Но, он Зеймун охотник, занесен в список архивов его родной планеты. Пока еще живой, и не вернувшийся со своими трофеями. О нем, все равно, знают, и он член братства охотников. И пока еще живой и здоровый. И гонится за матерью ящеров и ее потомством. И уже настигал уходящий в глубину газопылевого облака галактики в первом рукаве другой удирающий от него и ото всех его братьев охотников звездный десантный земной угнанный беглой новой маткой и ее новым опасным выводком корабль.

Главная и первостепенная задача, выполнить волю и приказ старейшины Тукала.. И Зеймун, просто, пока спал в криокамере своего бронированного в символах и надписях Яуджи саркофаге, замурованным автоматикой в кабину самой рубки и ждал пробуждения.

Он, Зеймун, сейчас видел сны. Видел своих друзей и своего родного Тарктала брата. И он, на Элброне. Одной из охотничьих планет под красной охотничьей луной белого двойного солнца. Двух вытянутых эллипсом, почти, соприкасающихся громадных звезд, вращающихся вокруг центра общих масс и огромной звездной системы, состоящей из пятнадцати больших планет, часть из которых со своей природой и атмосферой.

Зеймун снова на Элброне. Он включен в группу охотников Яуджи и высадился в капсуле на планету. Он в своем Яуджи маскировочном камуфляже и он на охоте.

- Охота! – прозвучало в его Зеймуна хищника голове – Охота! Пища и трофеи!

Он, пощелкал выдвижными как у кузнечика длинными четырьмя зубами клыками над своим острозубым ртом и проурчал довольно.

Здесь было много пищи и животных. Много животных для его охоты. И их как всегда трое.

Зойлус, Микавр, и он Зеймун. Все трое, и все сильные молодые и здоровые. Один, здоровее другого. Все на охоте и их звездный огромный «МАКРУРУС» на орбите. Над этой большой планетой, населенной, только хищными в основном животными и необходима зачистка. Иначе планета съест сама себя. Хищники съедят всех травоядных и тогда, начнут, есть друг друга. И конец всей жизни на этой планете и ее живому животному миру.

Так было всегда. Охотник выбирает охотника.

Яуджи охотятся, только на тех, у кого есть все для охоты. Зубы и когти. И кто, по силе, не уступает им самим Яуджи. Другие не в счет. Слабые и травоядные не в особом почете. И их убийство не в чести самих воинов космоса Яуджи. Только те, кто может и даже хочет противостоять самим звездным охотникам. И на них они сейчас втроем вели свою охоту на Элброне. Планете двух гигантских белых сдвоенных звезд. На десятой большой как здесь многие планете.

Его брат Тарктал остался на борту звездолета, а он Зеймун и еще двое охотников спустились сюда на свою первую охоту. Так распорядился старейшина, Тукал. Брат Тарктал, уже имел опыт охоты. Но, еще был тоже молодым воином Яуджи. Тогда, еще, не прошедшим иногурации. Посвящения. Лишь тренировка и он будет следующим. Он, по возрасту смог еще пройти посвящение там, на той далекой среди звезд планете. У желтой звезды. На третьей планете от того солнца. В храме воинов Яуджи. На южном полюсе той далекой планеты. Населенной планеты, населенной людьми. Так они себя называли, те, кто был и возле той, планеты от которой его послал на поиски и уничтожение матки королевы ксеноморфов его предводитель охотников старейшина, Тукал.

Храм был разрушен и погибли все охотники. И в этом виноваты те, кто называл себя люди. Чуть не упустившие матку и всех ксеноморфов.

- Тарктал – прозвучало в голове спящего, и летящего на сверхсветовой скорости Яуджи Зеймуна – Брат мой, Тарктал.

И вот, Зеймун на Элброне, и он уже выбрал себе жертву. То, был огромный медведь. Большой, просто хищный медведь. И он Зеймун, понял, что зверь тоже почувствовал его. Его присутствие, где-то совсем уже рядом с собой.

Зверь шел по пятам и по запаху за Зеймуном. Медведь не видел его. Но, чувствовал на расстоянии. Нужно было заманить на себя зверя. И Зеймун вел его за собой. Вел по густому заросшему кустами лесу среди высоких скалистых гор.

Он вел его туда, где зверь не смог бы маневрировать. И ему пришлось бы, только открыто и стремительно, нападать.

Яуджи все подготовил для охоты. Он сначала выбрал местность и само место своей охоты у крутого обрыва. У каменной скалы. Камня над самым обрывом к шумной бурлящей реке. Здесь медведю было не уйти, и здесь, он Зеймун, должен был его прикончить.

Он, стоя среди высокой зеленой травы на самом краю скалы, ждал его появления, стоя на той скале. И зверь появился.

Медведь шел, медленно, нюхая широким черным носом воздух. Он был рыжего цвета. Огненно рыжего цвета. Казалось, его густая просаленная и грязная шерсть лесного хищника светилась в свете красной большой освещающей как днем все вокруг луны.

Медведь поднялся на задние лапы. И так, остановившись, выходя из чащи густого хвойного леса, замер, нюхая воздух. Он его чувствовал, но Зеймуну это сейчас и надо было. Зверь шел на него, и он уже знал, что будет как сам охотник дальше.

Яуджи включил свой камуфляж. Искривленный свет был отличной маскировкой, делающий звездного охотника Яуджи практически невидимым, невидимым для обычного зрения, которым в самой галактике обладали практически все существа. И Яуджи это знали, когда создавали такую светомаскировку. И не безуспешно.

Но, в случае с этим медведем, это не сработало. И зверь буквально ринулся на него, чуя свою жертву по ее запаху тела. И зрение здесь не играло никакой роли. Прямо из леса к высокой скале.

Медведь полетел на полном бегу, прямо на него Яуджи охотника. Ломая своим огромным рыжим в шерсти телом низкие ветки со стволов деревьев, и снося кустарники. Он понесся, прямо к высокой скале, на бегу нюхая воздух. Он вдруг, уже недалеко от самого Зеймуна, неожиданно остановился и, встав на дыбы, заревел, стараясь его увидеть. Он чувствовал его, где-то рядом, но не мог увидеть. Это его слабое зрение, было просто помехой, сейчас хищнику. И оно ему сейчас помешало. И привело к растерянности. Но, он все равно, стал смотреть туда, откуда пахло Яуджи.

Этот медведь был такой же, как тот, что был на той планете, где обитали те, что потерял матку и те, кто лез к звездам и захватывал стремительно вокруг себя звездные территории самой галактики как насекомые. Те, кто сам был не лучше, той преследуемой самки королевы ксеноморфов. Они, тоже плодились и расползались по всей галактике как некая зараза. И их, тоже, надо было контролировать.

Люди. Он их первый раз увидел на той планете у разрушенного лабораторного научного комплекса, после высадки Яуджи для зачистки, после ядерного взрыва комплекса. Там, он и столкнулся с ними первый раз.

Про них рассказывал ему и всем молодым Яуджи их старейшина, Тукал. И их видел его брат Тарктал. Но, он Зеймун их увидел первый раз, именно у того разрушенного лабораторного комплекса, откуда разбежались ксеноморфы ящеры.

Тукал, говорил, они были просто расходным материалом в их охоте на ксеноморфов и то, что они уже давно живут во Вселенной. Что они раньше всех появились среди звезд. Их создал сам Бог и раса, что создала этих ящеров. Тоже те Боги, которых Зеймун видел на картинках древних книг и папирусов в самом своем детстве еще на своей планете Яуджи.

Яуджи не читали и не писали, но учились всему со слов своих наставников. Каким был их старейшина, Тукал. Таковы были обычаи Яуджи. Они учились всему на ходу и с того, что им говорили старшие. У Яуджи была феноменальная из-за этого слуховая и зрительная память. И им приходилось всему учиться налету. В процессе своего боевого обучения. Такова их была судьба. Судьба звездных охотников.

Яуджи могли усваивать налету любой язык. Многие знали хорошо язык этих называющих себя людьми странных, но освоивших законы звездоплавания разговаривающих друг с другом, как и Яуджи разумных существ. Они, могли с ними разговаривать. И даже, подражать их голосам и заманивать тех, таким, образом, в свои ловушки.

Яуджи запоминали даже спектрально, по тепловому следу противника. По его тепловой ауре. Когда, смотрели своими глазами, только видящими в тепловом спектре. Они улавливали массу спектральных оттенков от всего живого, что было живым. Особенно животных.

И вот, медведь. Этот медведь. Он, все же, увидел его. Увидел в его тепловой спектральной ауре излучаемой и испускаемой теплом живого громадного инопланетного зверя. А, зверь увидел его. Он, просто настроил свое обоняние на охотника и увидел его в свете красной охотничьей луны, мерцающий, еле заметный силуэт в маскировочном искривляющем свет камуфляже. Луна выдала охотника.

Медведь ринулся на Зеймуна. Он был голоден и хотел есть. Есть, как и сам охотник Яуджи Зеймун. Зеймун отключил маскировку и стал видимым. Но, в тот же момент, включил лазерный прицел из трех сходящихся в треугольник световых тонких красных лучей. И навел, прикрепленную, на специальном креплении. Как на длинном металлическом штативе выдвинутую плазменную пушку. Все это заняло считанные секунды.

Загудела за спиной воина охотника Яуджи, на его металлическом наплечнике его брони заряженная сжиженной под давлением плазмой батарея. Подавая энергию на генератор его плазменного орудия. И по команде самого Зеймуна последовал автоматически выстрел. Выстрел в направленную лазерным треугольником точку. Это был бегущий на Зеймуна огромный рыжий хищный инопланетный медведь. Который, буквально, уже подлетел к скале и прыгнул на Яуджи, когда плазменный высокотемпературный огненный снаряд пронзил в полете громадного раскрывшего уже клыками зубастую пасть хищника. Он пронзил в полете и прыжке летящего на Яуджи охотника дикого голодного зверя. Пронзил насквозь, от груди до самой задницы. Разваливая надвое. И изуродованное звериное тело, почти долетев до Зеймуна ударившись о скальную стену, упало на землю.

Сразу запахло паленой шерстью. И труп медведя задымил и задергал лапами в дикой конвульсии. Но, зверь даже не прорычал в последний раз. Смерть была практически его мгновенной.

Зеймун спрыгнул со скалы. И выдвинул свои на правой руке надетые на мощном креплении выдвижные режущие, очень острые сдвоенные в паре лезвия.

Он подошел быстро к трупу дикого хищного лесного медведя. И полосонул лезвиями ему по шее и отрезал, двумя-тремя ударами и взмахами ему голову.

Это был трофей за быструю победу.

Он снял шлем маску, отсоединив ее от остального оборудования своего костюма охотника и, снял специальный подсумок с пояса, разложил, открыв его свое оборудование для препарирования головы своей жертвы.

Все было кончено и быстро. И уже, через несколько минут, голый медвежий череп, без кожи и плоти, красовался, надетым на копье Яуджи Зеймуна. И по гористой долине разлился победный рев звездного охотника. А ему вторил, где-то в самих горах, второй, такой же. И следом, еще дальше, третий.

***

Они овладели ей. Овладели сразу и все трое. По очереди. Все три охранника. Девятый, восьмой и четвертый. Трое из братьев, сбежавших из старого родового улея старой матери королевы вмести с Шестой.

Они захватили корабль и освободили ее. И в подчинении стали ее охраной.

Они овладели Шестой. Овладели самкой королевой. Молодой матерью своих рождающихся один, за одним детей. Так надо было.

Они стали отцами ее всех уже рожденных в полете детей. Часть, которых, уже разбежалась по всему кораблю, и где-то притаилась. Они кольцами оцепили все гнездо муравейника и тоже, держали охрану. Они были под властью своей родной матери королевы и выполняли ее приказы. Их обязанность как всегда, искать для еще не рожденных детей королевы, для коконов яиц доноров и сосуд нового рождения. А королева занималась любовью, любовью со своими братьями и охранниками в самом гнезде. И это было все во сне. Долгом длительном летаргическом сне. Медленно и бесконечно.

Она ласкала их своими первыми руками и шипела им ласковые женщины матери слова. Своим братьям самцам, а они отвечали тем же ей, как любимой женщине. Самцы охранники, четвертый девятый и восьмой, заползали на самку королеву и прикреплялись к ней. Точнее, под ней. Промеж ее расставленных в стороны ног. Они прикреплялись к Шестой. И она прижимала их своими вторыми, расположенными на грудных выступающих через саму грудь в обход внутренних органов и легких Шестой наружу вперед еще одной пары лопаток. На них и крепились ее вторые выросшие при перестройки всего организма самца в самку, те вторые с длинными пальцами и когтями еще одни руки. И ими она Шестая, как и подобает при сношении с сородичем самцом, прижимала к себе по очереди одного за другим любовников. А те, в свою очередь оплодотворяли ее своим длинным выдвинутым самцов членами. И осеменяли ее. И это все шло в переработку внутри самого главного ксеноморфа ящера. Там все это

превращалось в коконы яйца с осьминогопауком носителем зародыша. Единственного зародыша в каждом коконе яйце. И все это потом попадало в невероятно длинный гибкий яйцеклад и по нему спускалось и выходило наружу прикрепляясь ко всему, куда, оно попадало. Как гидра полип. К стене или к полу. Бывало, что и к потолку. И к любой поверхности.

Все это происходило во сне. В состоянии некой каталлиптической полусмертной летаргии, между жизнью и смертью в какую могли впадать на длительный срок ксеноморфы, находясь в длительном одиночестве без пищи и возможности размножения. Эта особенность еще одна форма их высокоразвитого животного состояния организма, способного выживать в критических обстоятельствах.

В зоне перехвата

Сработал детектор оповещения. И запустили все в кабине и рубке, невидимого в космическом пространстве, летящего со скоростью, превышающей в четыре раза скорость света корабля Яуджи все системы основного управления.

Включилось освещение и все дремавшее до этого. Все приборы и вся автоматика самого управления. Засветился экран видеообзора в широком захвате звездного впереди на все 190 градусов пространства. Антенны дальнего действия перевели сигнал на главный пульт управления «СУРИИ». И тут же включившийся луч гравитационного захвата, вцепился мертвой хваткой, за корму, уходящего от преследования USS –СI 526 «POLURIOS». За огромную летящую со скоростью света в газопылевом облаке среди ярких горящих звезд бронированную титаном громадину. Минуя на автомате управления и программного пилотирования маршевые работающие на полную мощь двигатели.

В искривляющем свет камуфляже «СУРИЯ» намертво приклеилась к корме транспортного десантного судна. И постепенно выровнялась по его правому борту. Как раз в том месте, где был недалеко от самого днища десантного транспортника входной транспортный боковой люк. Люк стыковочной переходной камеры военного транспортного судна.

Цель была определена. И было начато, экстренное торможение, вместе с транспортным кораблем малого звездного перехватчика Яуджи.

Тот по каким-то причинам начал, тоже торможение. Торможение у неизвестной небольшой окутанной облачной плотной атмосферой планеты. Войдя как раз в неизвестную звездную солнечную систему. Систему с ярким на приличном в миллионы километров отдалении желтым солнцем.

Он зацепился за верхнюю орбиту планеты и завис над ней. Остановившись и паря, лишь по той орбите вместе с невидимым в световом искривляющем свет камуфляже кораблем Яуджи.

Огромный звездный десантный транспортник, выключил все маршевые двигатели. И только, маневрировал и поддерживал движение до полной остановки маневренными двигателями. Вскоре были выключены и эти двигатели и USS-CI 526 «POLURIOS», просто повис на орбите планеты.

И в тот же момент Зеймун проснулся.

Его система криогенного сна отключилась. И сработала система экстренного принудительного пробуждения. Размораживая тело звездного охотника. Запуская сердце. Выводя из анабиоза, весь залежавшийся в криокамере в энергетическом защитном гравикоконе мощное тело Зеймуна. Выводя его из состояния глубокого летаргического в длительной заморозке сна, весь его организм охотника. Из, почти, смертельной комы. Прерывая его многолетний в космическом полете сон.

Яуджи открыл глаза, когда его исписанный письменами и иероглифами саркофаг камера выехала из стены рубочной бронированной кабины его «СУРИИ». И раскрылась. Открыв широкие двери. Из которых вырвался клубами пар. И распространился по рубке звездного перехватчика. И тут же исчез, всасываемый, включившейся мощной вентиляцией практически мгновенно. И Зеймун буквально выпрыгнул из саркофага к главному пульту управления своим кораблем. Одним прыжком, он был возле пульта управления «СУРИИ» и включил датчики сканирования и биолокатор. Отключив все лишнее, и подводя на ручном уже управлении свой корабль к борту другого корабля.

Зеймун включил, магнитные выдвижные длинные механические манипуляторы. И они прилипли с двух сторон возле транспортного бортового люка десантного земного транспорта. Прорезав дополнительно толстый бронированный многослойным титаном борт остроконечными узкими, как ножи крючковатыми захватами. Проникая как острый нож в масло. Как кошка когтями. Подстыковывая к бортовой транспортировочной двери специальный длинный переходной из сочленений гибкий рукав «СУРИИ». Тут же, включился таймер лазерного резака.

В тот момент когда, Зеймун, еще мокрый в испаряющейся на его здоровенном мускулистом Яуджи теле горячей воде, одетый, лишь, в теплоизоляционную согревающую сетку. Специальный сетчатый ячеистый, из тонкой прочной металлизированной эластичной как ткань проволоки костюм. Стоял у пульта управления своим кораблем и сливал все данные о вражеском судне. В свой, тут же быстро, надетый. На левую его пятипалую с длинными похожими на когти ногтями, зелено-коричневую пятнистую руку, переносной микропроцессорный боевой блок. Блок, лежащий на самом пульте его корабля и включенный в систему жизнеобеспечения его криокамеры с управлением самой «СУРИЕЙ». Блок управления его защитой и носителем всей в нем необходимой охотнику информацией. Блок, система, работающая на его воина Яуджи маскировочный костюм. И, являющийся, еще и его системой собственной самоликвидации. С ядерным источником питания. Которая, при необходимости, и при гибели охотника. При специальном перезапуске самим Яуджи, могла являться бомбой.

Это был переносной очень мощный тепловой генератор энергии. Работающий еще и на включение лазерной системы наводки. Подавая сигнал на блок плазменного орудия на выдвижной установке с левой стороны за спиной звездного воина охотника. И на его надеваемый на голову маску-шлем. По команде самого Яуджи. Где и располагался прицел наводки. И все это остальное снаряжение лежало пока отдельно в оружейной комнате Яуджи, а сам Зеймун еще мокрый, после экстренной принудительной разморозки, стоял у пульта управления своей «СУРИИ».

Капли горячей испаряющейся воды стекали по его рукам и ногам, капая, прямо на пол. Превращаясь в водяную лужицу.

Зеймун стоял посередине рубки своего скоростного звездного перехватчика. И рассматривая голографическую проекцию и конструктивные разрезы вражеского земного корабля, оценивал быстро сложившуюся для него пока благоприятную обстановку. Он поворачивал световую проекцию на пульте управления «СУРИИ». И решал, что делать, пока работал лазерный резак, вырезая большой входной люк в борту населенного ксеноморфами транспортного десантного судна.

Он настиг свою цель. И готовился теперь к штурмовке.

Время было запущено. И время работало на него. И нельзя было терять ни минуты.

Зеймун был теперь один и без своих воинов братьев. И без старейшины Тукала. Он был предоставлен сам себе. И никто его, теперь, не контролировал.

Он был вправе сам все решать во время своей охоты. И все теперь, зависело от него. От самого Зеймуна. Честь воина охотника или достойная в сражении с ксеноморфами смерть. Его ожидала слава, достойная славы его родного старшего брата Тарктала.

***

Она сделала это. Королева мать почувствовала надвигающуюся опасность. Она, проснувшись, от столь, долгого и продолжительного полуобморочного со своими братьями ксеноморфами ящерами сна, почувствовала первой опасность.

Шестая, высунув голову, из-под широкого большого как корона с шипами воротника. Дико и по-змеиному громко зашипела. Открыв свой с острыми, как кинжалы усаженный зубами рот. Выдвигая еще один, такой же, острозубый из первого. На длинном отростке пищеводе из глубины своих отрытых настежь челюстей.

Призывая, к себе охранников своего улея.

Четвертый, Восьмой и Девятый, быстро и с разных сторон, подлетели к ней, сползая по стенам и осторожно пробегая вприпрыжку мимо стоящих на полу в зеленоватом жарком живительном тумане выделяемом самой королевой всем огромным ее телом еще не рожденных своих от нее детей. Вплотную подходя к своей любовнице и сестре.

Она почувствовала его. Еще во сне. И весь теперь корабль ожил из долгого летаргического сна. Мгновенно вслед за матерью королевой. Прервав свои все сновидения и готовясь к предстоящей смертельной схватке. Весь новорожденный улей был на ногах. Он, просто кишел ксеноморфами.

Их было много. Столько же, сколько было на борту всей команды звездолета. Доброй половины тех, кого не съели. И, кто стал донором носителем, инкубатором новорожденным ксеноморфам.

Половина высадившихся на BG-386, сгинула при взрыве базы и лабораторий на той планете и была истреблена разбежавшимися там ксеноморфами и охотниками Яуджи. А, вторая половина, что ждала новой высадки, стала пропитанием захватчиков их транспортного звездолета.

Жертвами стали все. Даже, те, кто спал в криогенной заморозке. В анабиозных криокамерах. Все стали носителями Шестой. Ее королевского потомства.

И именно, сейчас эта другая добрая половина вылупившихся молодых чужих окружила во главе со своими отцами командирами, свою мать королеву. Ожидая ее приказов.

Эта масса ксеноморфов, как черные муравьи, наводнили весь муравейник, расползаясь во все стороны по всему грузовому отсеку инкубатору. Сидя на стенах и потолке над головой своей огромной матери. И окружив ее осторожно вокруг стоящих на полу в зеленом тумане яиц. Шипя ей в ответ, разговаривая с королевой Шестой и слушая ее шипение.

Схватка была неизбежной.

Он все равно догнал бы ее. Рано или поздно, но все равно настиг бы и не дал ни шанса уйти от погони.

Она почувствовала его. Почувствовала, когда захваченный и превращенный в муравейник ксеноморфов звездный десантный земной транспорт влетел на световой скорости в эту систему желтой звезды. Королева ощутила вторжение. Она почувствовала Яуджи. Почувствовала вторгшегося на ее территорию убийцу.

Он был здесь. Он был рядом. Их враг. Он пришел за ее детьми, и за самой королевой. И надо было, что-либо предпринять для собственной защиты и своего гнезда.

И Шестая приказала остановить летящий среди звезд звездный транспортный десантный угнанный ей и ее потомством корабль. Остановить, здесь у этой небольшой с плотной голубой атмосферой планеты.

Четвертый сделал это с группой молодых ящеров ксеноморфов. Пробравшись в рубку звездолета по приказу королевы. Он, остановил угнанный транспортник землян подстыковав звездолет к верхней, внешней орбите планеты. И готовя к спуску аварийный челнок. Так приказала королева. Заполнив его коконами яйцами. Таким количеством, сколько могло войти. И оставив место для себя и своих двоих товарищей.

Такой был приказ матери улея. Приказ Шестой.

Шестая поняла, ей так просто не уйти теперь. И предстояла битва. Битва среди звезд.

Его почувствовали и ее любовники охранники. Шестой, четвертый и девятый. Ошибки, значит, не было. И он пришел за их головами.

Теперь не уйти, и придется драться. Драться за собственную жизнь. И это место вполне, подходило. Именно здесь над этой планетой. И выстраданное, столь долгими лишениями ее самой и ее братьев, и теперь еще и ее рожденных и, пока не рожденных детей возвращение откладывалось.

Это случилось, расстроив все планы Шестой. Она знала как далеко ее родная планета. И на это уйдет уйма времени. И могло случиться в пути все, что только могло случиться. И вот случилось.

И пришлось сделать остановку у этой небольшой с плотной атмосферой планеты. Пришлось…Так и не долетев до своего дома.

Высунув свою зубастую молотоголовую голову, из-под своей веерообразной шипастой короны, королева мать Шестая отдавала распоряжения, шипя и открыв свой рот своим всем охранникам, о готовности к предстоящей битве.

Она, прекратив нести яйца. И, не обрывая и волоча за собой свой длинный расположенный по всему грузовому трюмному отсеку яйцеклад. Осторожно, как любящая своих детей мать. Перешагивая через своих будущих в коконах яйцах отпрысков, подошла к самому выходу и расположилась у самых больших стальных раскрывающихся дверей в этот транспортный трюм. Загораживая собой своих еще тех не рожденных отпрысков. Загораживая своим огромным, выросшим при перестройке всего из мужской в женскую особь тела ксеноморфа, сам вход в улей. В свое гнездо ящеров.

Так не поступала еще ни одна королева. Но, Шестая была особенной. Она соображала по-другому. Она не пропустит никого через эти двери, кто бы он ни был. И сколько бы их не было. Она мать и хозяйка этого своего муравейника. И те, кто уже был ксеноморфом рожденным здесь ею, слушаясь беспрекословно свою мать родительницу, уже неслись по стенам и потолкам звездного огромного захваченного ими звездного десантного транспортника. Расселяясь и перекрывая, как и она, все переходы собой и все отсеки на подходе к самому муравейнику.

***

Зеймун рассматривал голографическую проекцию вражеского корабля, выискивая его слабые самые места. Изучая и анализируя данные транспортного десантного земного судна. Перенося данные себе в информационный блок на левой пятипалой с острыми ногтями пятнистой зелено-коричневой руке. Внося все конструктивные данные земного десантного транспортного корабля и определяясь с поиском ксеноморфов и их гнезда и матери. И откуда лучше начать штурмовку самого земного угнанного ящерами звездолета.

Его желтые глаза, глубоко посаженные на его голове, точнее лице, если, можно это было назвать лицом. С выдвижными как у кузнечика жвалами клыкастыми челюстями и , почти безносом. Лишь с намеком на нос с двумя отверстиями для дыхания.

Его те глаза, глаза охотника, глаза, видящие, только все живое и теплое в тепловом спектре, видели и то, что было перед ним. Все светящееся ярким огнем. Или свечением. Все, что не излучало света. Просто было серым и однородным в том спектре, который видел Яуджи Зеймун. Если объект не двигался, то у него были все шансы спрятаться от звездного воина охотника. Но, противник этого не знал и потому попадался, все равно и становился жертвой охоты. И трофеем Яуджи. Это касалось и людей, землян, которые захватили уже пол галактики и расширяли свое влияние на межзвездное пространство. И Яуджи как и прочим живущим в галактике разумным существам это не нравилось.

Когда-нибудь, это должно было привести к столкновениям меж звездными расами. А, сейчас Зеймун, просто рассматривал голографическую проекцию и конструкцию угнанного десантного транспорта USS- CI 526 «POLURIOS».

Он, изучал конструкцию грузового транспорта землян. Иногда поглядывая на вспыхивающие за экраном видеообзора главного в рубке «СУРИИ» монитора яркие горящие манящим огнем звезды.

Яуджи охотник, урчал удовлетворенно, постоянно щелкал выдвижными клыкастыми челюстями, готовясь к штурмовой операции. Готовясь к охоте.

Зеймун слил все, что было в его картотеке сверхскоростного звездного перехватчика. Все, что было вообще в базе о звездных судах земной космической федерации. И установил модель самого транспортного судна. Но, это его мало волновало. Все равно звездные корабли Яуджи были конструктивно лучше и продвинутей во всех отношениях.

Яуджи хорошо уже изучили все земные звездолеты, как и, хорошо были знакомы с самими землянами.

Знали звездные охотники все слабые места и бронирование всех земных военных и транспортных кораблей. С которыми пересекались они в открытом космосе. Те их кораблям значительно уступали в бронировании, равно как и само оружие.

Все это в отличие от самих землян, которые о Яуджи мало чего, вообще знали.

Вот и сейчас Зеймун, перебросил все технические данные и голографическую проекцию самого судна во всех профилях и разрезах. По отсекам и этажам громадного транспортного корабля. С названием USS-CI526 « POLURIOS».

Теперь, у Яуджи, была только его желанная охотника цель. Цель, поиск и уничтожение гнезда ксеноморфов и самой матери королевы муравейника. Любой ценой. Ценой, даже, собственной жизни.

Зеймун щелкнул, снова, внешними раскрытыми клыкастыми как у кузнечика челюстями над своим Яуджи охотника ртом. И тряхнул головой. И длинными, вокруг его большой Яуджи головы окольцованными по всей длине. И свисающими до его мощных широких плечей звездного воина охотника, сложенными и свитыми в длинные в несколько рядов остроконечные косички дреды. Как у землян Ямайцев. По крайней мере, похожие, как описывали раньше Яуджи очевидцы из землян. Имевшие место лет триста назад встречаться с ними на планете Земля. От самых древних времен и до теперешнего времени.

Такие в кольцах сплетенные остроконечные до плечей дреды носили все Яуджи. Обеих полов. И тем более воины. У мужчин, они были до плечей, а у женщин гораздо длиннее. Свисая на саму их грудь и спину. Похожие на гибкие висящие вниз с головы охотника черные, болтающиеся во все стороны в кольцах сосульки.

Зеймун посмотрел своими видящими только в тепловом спектре глазами Яуджи охотника на экране рубочного обзорного главного монитора висящую в бездне космоса и невесомости громадину USS-CI526 «POLURIOS» сбоку его перехватчика «СУРИИ». Эта громадина отражалась от горящего за миллионы километров отсюда желтого солнца. И практически закрывала его собой с той стороны, лучами очерченная его по контуру огромного состоящего из трех больших основных отсеков корпуса.

Произошла прочная стыковка перехватчика «СУРИИ» и транспортного судна земной федерации USS-CI526 «POLURIOS». И был подготовлен переход. И включена искусственная гравитация в шлюзовом отсеке и в переходном сочленом рукаве между кораблями. Лазерный резак невидимого в космическом пространстве перехватчика Яуджи делал свое дело. И Зеймуна сейчас его интересовало содержимое внутри самого судна. То, что пряталось сейчас за его титановыми толстыми из брони стенами. То, что или точнее тот, кто, угнал эту звездную громадину на самый центр галактики. Те, кто пытался убежать и скрыться среди звезд от того, кто их преследовал.

Зеймун не знал, сколько их там. Но, он был готов к бою. И оставалось только взять все необходимое для звездной охоты.

Он, закончив с загрузкой информации в энергоблок на левой своей руке. Внося еще дополнительные свои жу коррективы в программу судна. И отключившись от пульта управления «СУРИЕЙ», быстро подошел к оружейному шкафу. Который был тоже скрыт в стене. Кабине его корабля.

Яуджи охотник, нажал на устройство открывающее двери оружейного шкафа. И они открылись бесшумно в стороны, как и его криогенная анабиозная Яуджи камера. Раздвинув в стороны широко свои в иероглифах и письменах большие двери.

Зеймун осмотрев быстрым взглядом все, первыми взял наручные сдвоенные выдвижные острые как бритва, загнутые серпами лезвия. Он, надел их сразу на правую свою сильную мускулистую зелено-коричневую в пятнистой окраске руку. И проверил их несколько раз, выдвинув взад и вперед.

Удовлетворенный исправностью, немного постояв и о чем-то подумав, Зеймун, проверив вторые лезвия, которые стояли на самом энергоблоке блоке Яуджи, стал надевать свои латы. Сочлененные и наложенные одна другую краями, на груди животе, и спине, таким образом, сцепленные и дающие хорошую подвижность охотнику, почти невесомых пластин из металла изготовленного самими Яудже на их родной планете. И пояс со свисающими, защитными спускающимися, почти до колен его ног бронепластинами. Надев на ноги бронированную из такого же металла Яуджи наколенники и даже обувь.

Он взял свое раскладное в обе стороны копье охотника, повесив его справа, за спину, куда до этого надел плазменную генераторную с батареей установку с пушкой.

Взял следом такой же острый, как и наручные лезвия, летающий боевой охотника диск, управляемый с его Яуджи маски. Визуально. И способный, поражать противника по направлению взгляда охотника. И возвращаться как бумеранг назад в руки Яуджи. Поместив его на специальное для этого переносное приспособление, надетое на правой ноге, точнее бедре ноги Яуджи.

А, справа повесил еще один раскладной с острыми выдвижными лезвиями летающий диск и сложенный кольцами длинный сочлененный из острых как бритва режущих сочленений кнут. Кнут на рукояти.

И хоть, Зеймун не проходил посвящение в воины, старейшина Тукал разрешил взять ему все это, включая, даже мины и лазерные охотника ловушки.

Это была крайняя ситуация. И она разрешала охотнику Яуджи взять все, что только нужно было для выполнения поставленной задачи. Даже, пока, не посвященному в воины Яуджи.

Зеймун взял свою медицинскую аптечку. Это было важно. Охотники всегда имели на крайний случай специально входящую в их комплект экипировки аптечку. Ящик, тоже из такого же легкого, почти невесомого металла и раскладной со своим специальным снаряжением. Медикаментами и инструментами для собственного оказания себе же помощи. Если Яуджи был способен сам это при ранении сделать.

Еще Зеймун надел свое трофейное ожерелье. Это была обязательная атрибутика воина Яуджи. И добрая примета при охоте. И любой Яуджи охотник всегда носил при себе эту атрибутику. Этому способствовала, родовая клановая приверженность определенному клану звездных воинов. Эту атрибутику носили все Яуджи. Как мужчины, так и женщины.

Да, были и женщины среди воинов охотников Яуджи. И не уступающие, ни в чем мужчинам охотникам. И многие были, тоже ветеранами, наравне с мужчинами. Но, действовали поодиночке. Всегда, Тоже, проходящие ритуал своего посвящения в охотники. И только среди женщин. Таковы были правила Гелоны. Их планеты Яуджи. Двойной планеты охотников с пятью лунами под красным огромным солнцем. Уже больше миллионолетия эти правила были нерушимыми. И строго соблюдались как мужчинами Яуджи, так и женщинами.

Нерушимые правила его клана. Клана Яуджи Зеймуна. И Зеймун был готов к охоте.

Последней была сама маска воина Яуджи. Зеймун ее надел последней собравшись окончательно. Он, постоял, щелкая клыками выдвижных челюстей. И посмотрев на несколько висящих в оружейном шкафу масок, наконец, выбрал одну. Маска со сменой зрительных спектров. Особенно в полной темноте. С учетом строения самих чужих. Хладнокровных и не отражающихся в тепловом спектре. Это было важно, потому как, те, ящеры ксеноморфы наоборот видели все хорошо. И особенно в темноте. И особенно руководствовались осязанием. И даже, его камуфляж, маскировка Яуджи, не смогла бы его спасти от них. Они бы все равно, его нашли где угодно.

Яуджи охотник проверил все в целом и в комплекте.

Проверил еще раз блок установку на левой руке. Выдвигая по очереди все длинные сочлененные острые загнутые серпами, лезвия. Лазерную наводку своего подключенного к генератору маски шлема. И корректируя с наводкой своего плазменного наплечного орудия. Переключая все в портативной ядерной на левой руке установке, запитанной на весь целиком костюм звездного охотника

Яуджи. И все ее функции поочередно. И свой охотника маскировочной в искривленном свете невидимки камуфляж. Включив его в режим невидимости.

Зеймун был готов к охоте и вошел в декомпрессионный отсек своей «СУРИИ».

Он, прикинул, сколько было на корабле ксеноморфов, но он ошибся.

Их было в два раза больше его расчетов. Так как королева Шестая была особенной. Она несла коконы яйца с двумя зародышами в носителе. И на свет появлялись только двойни. Близнецы ящеры. Всегда по двое из каждой жертвы инкубатора.

Этого не мог знать, даже он, воин охотник Яуджи.

Меняя давление внутри своего корабля на давление в переходном отсеке. Как раз тогда, когда лазеры резака на магнитных приклеившихся к борту вражеского судна с вонзенными металлическими гидравлическими когтями манипуляторах, вырезали полностью толстые бортовые двери из бронированного титана в борту грузового земного траспортного звездолета. И не сбалансированное внутренне там давление, выбросило двери, внутрь переходной складного сочлененного секциями рукава невидимой в космическом пространстве взявшей на абордаж земной транспортный корабль, корабль Яуджи.

Проверив еще раз по приборам искусственную силу притяжения в переходном отсеке, Зеймун полностью экипированный включил свой костюм. Он включил систему поддержания жизнеобеспечения. Подачу дыхательной смеси и свой нательный надетый на его коричнево зеленое в темных пятнах и полосах мускулистое воина тела костюм. Костюм из металлизированной сетчатой как гибкая пластичная проволока ткани. Повысив температуру, согревая тело Яуджи выше положенной нормы. Адаптируя к забортной температуре, температуре космоса. Включив систему выработки кислородной смеси для дыхания в переходном отсеке. И именно в тот момент, когда открылись двери борта его звездного сверхскоростного перехватчика, Зеймун вошел в переходной рукав.

Он бегом, перепрыгнув через выброшенные обломки вырезанной и остывающей в холоде космоса бортовой двери. И не дожидаясь, когда закроются, автоматически, двери его корабля. Пролетел невидимкой, через нее, и пронесся в соседний, пристыкованный к его «СУРИИ» USS-CI 526 « POLURIOS». И скрылся в темноте входного большого бортового вырезанного лазером корабельного транспортного люка. Как раз в тот самый момент когда, произошла запрограммированная отстыковка невидимого в космосе перехватчика Яуджи от борта земного звездного транспортника. И мелькнула еще одна быстрая черная тень, в момент отсоединения переходного сочлененного металлическими кольцами на магнитах рукава. Когда разжались вонзенные в продырявленный титановый бронированный борт USS-CI526 «POLURIOS» захваты «СУРИИ».

Та тень, размахивая шипастым длинным с острым наконечником хвостом. Цепляясь за потолки и стены, острыми длинными когтями сильных цепких ящера ксеноморфа рук перехода. В полной уже невесомости, и превозмогая космический ледяной холод, пролетела в закрывающийся автоматически шлюзовой люк переходного отсека. Буквально следом за самим Зеймуном. И исчезла в недрах невидимого в искривленном свете камуфляжа отлетающего от борта захваченного ксеноморфами земного транспортного звездолета звездного перехватчика Яуджи.

***

- Бьерн, ты дубина и это факт! Мы по твоей вине в темноте заблудились?! – произнесла, шепотом возмущенная до бешенства от страха Тара – Мы, кажется, ходим уже по кругу! И блудим по одному и тому же месту, черт знает уже сколько! А, кругом эти твари! Которые, сожрали здесь всех! И Рэя!

- Нет, мне так, не кажется – проворчал, нервно, сдерживая собственный псих, и беспомощность Бьерн. Так же говоря, в половину голоса Таре - Если, кажется, молиться надо, девочка. Хоть, и не принято у нас в десанте - ответил Бьерн - Я знаю этот корабль. И скоро, мы выйдем на этаж выше.

- Все равно, ты дубина! - произнесла Тара – Как тебя в десант взяли?!

- Таких, только и берут в космический десант, Тара – произнес лейтенант Крэнтон - Убьют дурака, где-нибудь на задворках галактики. И никто жалеть не будет.

Лейтенант Джимми Крэнтон был командиром этого маленького отряда звездной пехоты, чудом уцелевшей на транспортнике.

Как выжили?! Они и сами объяснить это не могли.

Они были в полной анабиозной отключке в криокамерах второго яруса. Недалеко от трюма транспортника. И когда сработала аварийка. Они, проснувшись, оказались одни. И никого больше. Вообще никого.

Только тишина и никого. И звездолет, куда-то летит. И было, похоже, начал торможение, включив реверсные двигателя. Входя в звездную какую-то солнечную планетарную систему. Вероятно, это и пробудило их. Сработала система экстренного пробуждения. В случае прибытия к какой-либо конечной точке.

Начали искать всех и наскочили только на обглоданные и истлевшие за долгий перелет кости. Человеческие кости по всему кораблю и отсекам. До которых успели добраться. С самого нижнего уровня до среднего.

Там и потеряли Рэя. Его схватила какая-то тварь, спящая прямо на потолке коридорного перехода. Тварь с молотоголовой башкой и двойными зубастыми челюстями. Она спала, а они разбудили эту тварь. Недалеко от лифтов на верхний ярус звездолета.

Вернее она их ощутила присутствие и проснулась. И набросилась на идущего впереди Рэя. И ему пришел конец. В считанные секунды, та тварь его съела, живьем. И они не знали кто это. Они все были из новичков. Почти все. Кроме капрала Стивенса. Одноногого. Точнее, с искусственной ногой, протезом на автоматике. Изрядно покалеченного за время службы в десантных войсках.

Но, и он мало чего знал об этих тварях. Знал, что они как биологическое оружие. Что их выводят на BG – 386. И что очень, нужны компании «WEYLAND-YUTANI», которая занимается расселением людей по планетам и всякими секретными и военными экспериментами. Вот и все, что знал, капрал Стивенс.

- Ладно – произнес, главный в этом теперь небольшом совершенно боевом десантном отряде лейтенант Крэнтон – Идем дальше. И тихо, осторожно выглядываем из-за поворотов и посматриваем по углам.

- Как на ощупь? - произнес Бьерн.

- На ощупь – произнесла ему в ответ Тара.

- И крепче держись за свой ствол, Бьерн – за нее добавил и вставил капрал Стивенс – Сейчас должны быть лифтовые подъемники. Здесь недалеко.

- Мы точно заблудились в этой чертовой темноте – снова произнесла шепотом Тара.

- Нет, все верно – произнес, капрал Стивенс издавая механические звуки своей искусственной стальной протезом ногой.

- Слушай – произнес Бьерн - А, потише, твоя Стивенс нога работать не может – Нас в этой тишине чертовой далеко слышно. Может, ей смазка нужна.

- Это твоим мозгам, Бьерн смазка нужна – произнесла нервно опять Тара - Чтобы не приставал к людям и смотрел за маршрутом. Из-за тебя так долго в темноте петляем. Я вот, например, вообще этого корабля не знаю. Я первый раз в далеком космосе.

- Вот и не выступай – произнес Таре, огрызнувшись Бьерн – Я знаю, куда иду. Не нравится, иди сама по себе и куда хочешь. Только к людям не приставай.

- А ну тихо! – скомандовал лейтенант Джимми Крэнтон – Растрещались балаболы. Слушать всем. Что-то впереди происходит.

- Нет, это где-то наверху - подхватил за лейтенанта капрал Стивенс – Точно наверху.

Все остановились и замерли, держа стволы автоматических винтовок впереди себя и направляя в темноту узкого коридорного длинного с поворотами прохода.

- Это где-то впереди и наверху - произнес еще раз капрал Стивенс – И это не стрельба из автоматов.

Они слушали доносящийся до их ушей в черной темноте шум. Стояли и молча с ужасом, слушали как где-то там впереди их и выше, вероятно выше этажом стоял жуткий рев и визг. И его сменял грохот взрывов и выстрелов.

- Там настоящая идет война – произнес лейтенант Крэнтон.

- И мы, похоже, опоздали на нее - произнес десантник Бьерн.

- Тебе, Бьерн, лишь бы на войну не опоздать - произнесла Тара.

- Я сказал, тихо! – уже более громко и командно, произнес лейтенант Крэнтон и включил свой фонарик – Заткнулись все. Вроде стало тихо. Все быстрее к лифтам.

Все включили тоже свои фонарики и быстро выдвинулись из длинного узкого переходного коридора и внезапно вышли на свет. Открыв на электронных кодовых замках двери. Двери с шипящим шумом быстро и без каких-либо проблем открылись. И четверо десантников вышли в другой, менее длинный коридор, где были четыре лифтовые шахты с лифтами.

- Наконец-то свет – произнесла тихо и опять шепотом десантница Тара – Хоть свет увидели. А то все в потемках блуждали.

В это время они подошли к лифтам. И лейтенант Крэнтон нажал на кнопку вызова пассажирского лифта.

- Куда едем, лейтенант? – произнес капрал Стивенс.

- Нам надо в рубку – произнес лейтенант Джимми Крэнтон - Нам надо знать, куда мы летим, капрал. Нужно в главную рубку судна и запустить все данные центрального управления кораблем. В первую очередь свериться по звездным картам. Узнать далеко нас занесло и куда. Думаю, пока мы спали, нас унесло черт знает куда капрал.

Подошел, гудя магнитами пассажирский лифт. И открылись металлические двери. Он был пустой и все четверо десантников быстро не раздумывая, заскочили в него. И Джимми Крэйтон нажал на самый верхний этаж. Где была корабельная рубка транспортника. И лифт поехал, быстро разгоняясь вверх.

***

Они напали неожиданно и без предупреждения. Не издавая ни звука. Такого не было еще ни разу. Зеймун попал в окружение и принял сразу бой. Не раздумывая и применяя все, что только было в наличии у него. И все буквально сразу.

Это была ловушка ксеноморфов и умная ловушка. И ему удалось ее миновать и вырваться из ловушки. Высадив руками и силой охотника лифтовые двери, прыгнув вниз. И цепляясь за все подряд, прокатится, на несколько этажей, ниже от того места, куда он направлялся.

Его отбросили от гнезда самой королевы ксеноморфов боевые солдаты и охрана. Но, не причинили Зеймуну пока ничего. Ни единого пока ранения. Просто он вырвался из засады, и ушел от них, маскируясь своим камуфляжем. Но, это вряд ли помогло во время его охоты на ксеноморфов и во время сражения. Те твари все равно бы его увидели и почуяли. Они, то его и увидели, пробирающегося, почти невидимого по темным или полузатемненным коридорам транспортного грузового судна. Идущего, прямо к логову их матери Шестой в грузовой огромный транспортный трюм корабля. И отбросили его. Он, правда, успел поразить четверых ящеров, разметав их конечности головы и шипастые убийственные хвосты во все стороны, но пришлось экстренно и мгновенно, насколько только охотник мог, ретироваться.

Зеймуну этот проигрыш был неприятен. Такого еще не было в его жизни и практике звездного охотника. Чтобы вот так, запросто попасть в ловушку. Обычно сам охотник подстраивал ловушки своим жертвам, но угодить самому.

Надо было это учесть на будущее и сделать свои выводы.

Охотник, понял, что будет здесь все теперь не просто. Он скрипнул и щелкнул выдвижными челюстями и перепроверил свое все вооружение. Стоя в темном углу одного из переходов. Когда увидел яркий мельтешащий свет. Далеко от себя и прислушавшись услышал разговор. Человеческий разговор, такой же, какой слышал на ВG-368.

Зеймун включил свой камуфляж, став практически невидимым. И последовал на человеческий голос. Пробираясь тихо и осторожно как только умел перемещаться звездный охотник по коридору навстречу человеческим приглушенным голосам и на свет горящих фонариков.

Он уничтожил четверых ксеноморфов. И это были совсем молодые ящеры. Из недавнего выводка. А сколько их тут было, Зеймуну было неизвестно и стоило только догадываться. Но честь звездного охотника была превыше любого страха и даже смерти. Честь была превыше всего. Зеймун знал, что он не хуже Тарктала своего родного единокровного старшего брата. И он докажет это. Любой ценой.

Если победит всех здесь. То привезет голову самой королевы. Так делали все предки и все воины Яуджи. И он помнил их еще совсем юным на самом корабле охотников «Макрурусе». Когда проводился ритуал посвящения старших. И когда Тарктала готовили в воины охотники. Зеймун помнил тех прошедших ритуал посвящения воинов Яуджи и своих соплеменников. Их победоносные крики воинов. И голову королевы чужих, лежащую на полу их звездного корабля. Он помнил это и хотел того же.

Зеймун вспомнил воина Бэлатора в центре всех. С длинным выдвижным острым копьем. В том кругу воинов Яуджи. Как тот соплеменник Яуджи праздновал победу. И Зеймун хотел того же. Славы великого воина.

Зеймун помнил как сейчас тот победоносный крик его Белатора и сверкающие его изодранные поврежденные едкой кислотной кровью и когтями доспехи.

Белатор бился одним копьем. Ему пришлось биться копьем. Он израсходовал все, что у него было. И бился только копьем и победил королеву. Перебив ее окружение.

Это был самый в глазах воинов Яуджи великий охотник воин. Это отметил сам старейшина Тукал. Белатор был самым сильным из всех молодых воинов. Сильнее даже его родного брата Тарктала. И вошел в круг самых почетных воинов их планеты Гелоны.

И сейчас перепроверив свое снаряжение воина Яуджи Зеймун в темноте пробирался навстречу к тем, кто шел впереди его.

То была четверка землян десантников. Они двигались снова в почти полной темноте длинного корабельного коридора третьего этажа транспортника. Они собирались, вероятно, ехать на нем выше, но высадились здесь. Вероятно, лифт не пошел, по каким-то причинам выше. И Зеймун это понял по их движению третьего этажа по узкому длинному слабоосвещенному полутемному коридору, вероятно прокладывая путь к другому лифту наверх.

Те четверо вооруженных десантников выйдя из пассажирского лифта, продвигались очень осторожно вперед. Похоже, они высадились не там, куда ехали. Их лифт сломался внезапно. И не довез, похоже, тех туда, куда они ехали. И они вынуждены были пробираться иным путем. Проверяя другие маршруты по транспортному кораблю USS-CI526 «POLURIOS».

Десантники поднялись, как и Зеймун откуда-то снизу. И возможно с самого хвоста транспортника и шли теперь к его середине. Как теперь за ними сам Зеймун. Они искали, вероятно, другие лифты к головной части грузового земного судна.

Зеймун сокращал расстояние и приближался к тем, против кого он воевал на ВG-386 в колонии «Фрэя». Он видел всех, выключив ночной обзор своего бронированного маски шлема. И глядя на впереди идущих вооруженных десантников своими глазами. Видящими, только в тепловом спектре. Этого было достаточно, чтобы видеть всех четверых и не выпускать их из своего поля зрения. Он шел им навстречу. Он видел, что они все были вооружены и были тоже на охоте, как и он. Они были хищниками, а не жертвами. И Зеймун готов был уже напасть на первого из них. Практически невидимый ими, он, уже был почти рядом и готовился достать боевое свое раскладное копье, когда на них напали.

Это была новая засада. Засада на любого, кто окажется здесь в полумраке и при слабом мерцающем освещении длинного и узкого переходного корабельного коридора транспортного судна.

Ящеры кинулись разом на них и со всех сторон. С визгом и шипением. Под командованием главного. Более крепкого и более здорового и уже не молодого ксеноморфа. Который в бой не полез сам, а отдал лишь команду к нападению. Он остался далеко в самом конце коридора, к которому шли вооруженные десантники в самой темноте и у лифта, сторожа сам лифт на этом этаже.

Зеймун его увидел, когда выбив крышку потолочного вентиляционного люка, спрыгнул на пол. Задолго еще до самой атаки, и перед идущими еще вдалеке десантниками, которые его в полумраке не заметили и даже, не обратили внимание, на упавший с потолка люк. И он увидел того здорового и уже не молодого ксеноморфа, сидящего на самом потолке и притаившемся в почти полной темноте у пассажирского лифта. И он хотел напасть на ящера, но тут появились люди. И звездному охотнику было сейчас не до него, когда на тех, кто шел медленно и осторожно по коридору со всех сторон кинулись ксеноморфы. Их тут было больше десятка особей. Может, даже пятнадцать или даже двадцать. Но тот, кто шел по коридору. Смог быстро с ориентироваться. Именно в этом полумраке со слабым практически аварийным освещением. И вступить, мгновенно в бой с ящерами, прыгающими со всех сторон на них. Притаившихся тоже, как и их вожак на потолке и по стенам, среди всякого рода пристроек и надстроек, скрытых вентиляционных люков и шахт, они были практически незамеченными вооруженной немногочисленной командой выживших в этом долгом полете космодесантников землян. И вот уже завязался смертельный бой между людьми и ксеноморфами, прямо на глазах самого охотника Яуджи. Прямо как на BG-386, только в сжатом до крайности помещении и таком же, крайне ограниченном для какого-либо боевого стратегического маневрирования. Даже для Зеймуна это было плохим и совершенно невыгодным вариантом. Но люди вступили в смертельный бой. Ибо у них не было выбора и выхода из сложившейся такой смертельной ситуации. Они не имея даже представления, с кем имеют теперь дело, просто стали палить во все, что было перед ними. Все что двигалось и нападало на них, с криком сумасшедших отбиваясь от напавшего вероломно без предупреждения на них врага.

Они бились, отчаянно, помогая друг другу, как могли, и отражали атаку со всех сторон, прижавшись к стенам. И уже в перекрестном огне были уничтожены сразу с десяток ксеноморфов. Но и люди понесли потери. Погиб капрал Стивенс. Ветеран космических походов и войн. Хоть и успел уничтожить одной длинной очередью сразу пятерых ящеров летящих почти по воздуху и прыжками на него и его товарищей. Но он был самым сейчас замыкающим и оказался на линии перекрестного огня. И так и осталось неясно, от чего он погиб. Толи от своих летящих пуль и от оружия десантника Бьерна и лейтенанта Крэнтона. Толи от разлившейся во все стороны крови ксеноморфов, которая буквально залила его всего под лежащим тяжелым телом одного из них. Который схватил Стивенса, своими длинными с длинными когтями пальцами обеих длинных лап. Выбив у него оружие и повалив на металлический коридора холодный пол. Капрал Стивенс, буквально сварился заживо в крови трех располосованных пополам длинными пулевыми очередями ксеноморфов, свалившихся на него, поверх первого убитого им ксеноморфа. И исчез в дымящемся проеденном кислотой проломе.

Коридор затянуло медленно клубящимся парящим, словно туманом, тем ползущим кислотным едким дымом. И десантники, стали быстро отстреливаясь отходить. Получая кислотные ожоги от брызжущей и летящей кислоты от наседающих и гибнущих чудовищных молотоголовых и хвостатых в чешуе тварей. Обжигая легкие и задыхаясь. Они, мгновенно отбегая и прижимаясь к стенам коридора, старались выскочить из того ядовитого похожего на пар дыма. Под натиском лезущих, через этот ползущий по коридору в их сторону дым ящеров ксеноморфов, которые рвались к ним и за ними, проваливаясь вниз вместе с проваливающимся коридорным металлическим съеденным полностью кислотой полом. Он с грохотом рухнул вниз на нижний уровень, разъеденный кровью ящеров. Которые ползли и ползли, и их было уже даже не двадцать, а гораздо больше, прижимая отступающих к двум стенам. Они теперь ползли и прыгали по стенам и потолку между горящих тусклым огнем ламп коридорного освещения своими черными в чешуе блестящими гибкими и невероятно подвижными телами. Цепляясь острыми когтями и пальцами лап и ног с присосками к потолку и стенам. И размахивая длинными хвостами. Шипя и громко издавая визжащие звуки и прижимая в темный конец коридора тех, кто с яростью отбивался от них, где сидел главный их командир ящер. Они не видели его сидящего на потолке и в почти полной здесь темноте. Но его видел сам Зеймун. Он быстро включил переключатель теплового режима на поиск, в своем шлеме и четко видел того прижавшегося и ждущего свою жертву взрослого ящера. Он был сам недалеко от сидящего и, вероятно даже почуявшего его присутствие зверя.

Зеймун медленно и осторожно отходил за спинами отстреливающихся десантников землян, скрытно и незримо отступая вместе с ними, пока не предпринимая ничего и не выпуская главного ксеноморфа из своего вида. И понимал, что теперь этим оставшимся троим, скоро конец. И только он сможет им помочь, оценив их самоотверженность как воинов и героизм в борьбе за свою жизнь.

Раньше он и не думал помогать землянам в борьбе за жизнь. Он видел их на BG-386. И даже убивал вместе с ксеноморфами.

Но, сейчас, все обстояло по-другому. И он сам оказался между молотом и наковальней. Из одной засады попадая в другую. И не обойти и не объехать это крайне узкое затянутое кислотным белым надвигающимся едким ядовитым дымом поле битвы. От которого его не спасет даже его броня и защитная под ней согревающая металлизированная сетка. И оставалось только отступать от наседающих ксеноморфов. И отходить невидимкой со всеми в сторону сидящего на потолке, опытного уже, и вероятно, прошедшего боевую подготовку на BG-386 взрослого ксеноморфа ящера.

***

Четвертый не видел его. Он не видел звездного охотника и был занят тем,что готовил нападение на тех, кто отстреливался от его молодых погибающих под огнем и пулями соплеменников. Он видел только троих десантников, отходящих в его сторону и уже готовил свое нападение на двоих, женщину и мужчину, идущих к нему спиной и ведущих огонь из автоматов с лазерной наводкой. И только успевающим менять свои магазины, выбрасывая в сторону пустые отстреленные в кошмарном бою обоймы.

- Бьерн! - кричал лейтенант Джимми Крэнтон, закрывая широкой десантника и командира мужской спиной врача группы Тару.

- Держись! Держись Бьерн! Прижимайся к стене и отходи! Отходи к лифту, Бьерн! Не прекращай стрелять! Отходи! – кричал он с одной стороны коридора в сторону другой и отступающему следом за ним и чуть впереди идущему к нему спиной десантнику Бьерну.

Бьерн, матерясь, кричал на весь корабельный коридор, поливая во все стороны из большого длинного с большим ленточным магазином пулемета, сбивал с потолка и стен ксеноморфов. И те, падая мертвыми или ранеными, истекая своей разъедающей металлический пол кислотной кровью, проваливались вниз, летя дальше на нижние уровни и еще дальше в самый трюм грузового огромного звездного транспортника.

- Черт дери! – кричал Бьерн – Твари! Откуда их здесь столько?! Твари, чертовы! Получите! Получите! Хрен вам не Бьерн! Так просто меня не возьмете, ублюдки чертовы! Десант не сдается!

- Гранаты, Бьерн! - прокричал ему лейтенант Крэнтон - Давай, подствольниками!

Когда начали рваться уже подствольные гранаты, они уже и не видели, как в узком коридоре за их спинами мелькнул длинный сочлененный очень острыми, как заточенная бритва сегментами кнут. Развернувшись во всю свою немалую пятнадцатиметровую длину практически невидимый, как и весь в искривляющей сам свет светомаскировке своего костюма звездный Яуджи охотник. Этот длинный убийственный кнут просвистел в темноте узкого коридора недалеко у самого пассажирского лифта . И замотался на жилистой в чешуе шее четвертого. Разрезая ему ту шею вонзенными острыми сочлененными лезвиями. И следом за последующим рывком того длинного оружия и кнута в одном лице и в ловкой и сильной руке Зеймуна у четвертого отлетела от его черного чешуйчатого ящера тела целиком молотоголовая голова. Она с грохотом упала на металлический пол, привлекая внимание отстреливающихся десантников. Как и следом, рухнувшее на тот же пол, обезглавленное и брызжущее во все стороны из рассеченных надвое жил кровью и кислотой тело четвертого. Дергаясь в судорожной смертной агонии и делая дыру в поле перед самим лифтом, куда провалилось, целиком падая дальше и дальше. Завершая саму атаку ксеноморфов. Которые, перестав слышать четвертого телепатические команды, просто разбежались в разные стороны. И исчезли в вентиляционных шахтах и люках.

- Черт, что это такое?! Вот черт! - прокричал космодесантник Бьерн, обернувшись и видя, что случилось, но, не поняв в горячке самого боя, что только что на самом деле произошло позади них. Он лишь увидел как сзади сгрохотал на металлический пол в темноте еще один такой же черный ящер, как и те, что нападали на них. И отлетела от него и упала со стуком похожая на большой молот, оскалившись открытым двойным ртом и длинными острыми зубами клыками, голова. Бьерн быстро перебежал к лейтенанту Крейтону. Встав рядом и впереди его у боковой вентиляционной шахты переходного корабельного порядком уже порушенного узкого коридора.

- Ты видишь это?! - он произнес снова, выставляя вперед свой длинноствольный пулемет – Что за нашими спинами твориться?! Ты видишь, лейтенант?!

Лейтенант Крэнтон и бортовой врач, и десантница Тара увидели в темноте горящие у лифта чьи-то глаза, которые сверкнули желтым ярким светом, смотрели на них из темноты. И следом, появился строенный лазерный издающий гудящие звуки луч, в их сторону захватывая всех троих по очереди, перебегая то с одного десантника, то на другого.

- Черт дери, что это еще такое?! - прокричал десантник Бьерн и выставил вперед ствол своего пулемета, направляя в сторону лазерной на него наводки тоже лазерный прицел - Что там позади нас?!

Врач десантница Тара от нового ужаса вцепилась в Крэйтона, перебежав снова за его спину. Они пошли вдоль правой стены, прижимаясь спинами и наведя в ответ на строенный лазерный луч прицела свои прицелы и быстро передвигаясь и направляя стволы пулемета и автоматов в сторону той лазерной наводки в темноте, не видя того, кто их держал сейчас на мушке.

Надо было быстро уходить от надвигающегося кислотного ядовитого на них в этом узком коридоре тумана.

- Твою мать! - дергаясь и вытаращив свои карие глаза, ругался в полголоса практически сам про себя десантник Бьерн – Что это за чертовщина еще?! Мы на чьей-то мушке, лейтенант!

- Заткнись, Бьерн! Знаю и вижу! Медленно по стеночке отходим, Бьерн! – прорычал ему, не меньше паникуя, сам лейтенант Крэнтон. Тара тряслась от очередного ужаса, держа правой рукой свой автомат и левой, буквально, впилась в его правую сжимающую рукоять и курок автомата руку. Им сейчас некогда было оплакивать погибшего капрала Стивенса как и до этого десантника Рэя.

- Одно от другого не лучше! – произнес, почти шепотом Бьерну и Таре лейтенант Крэнтон – Это чертов охотник!

- Что?! - произнес сдавленным голосом, почти уже наложив в штаны Бьерн.

- Охотник! - прошептала за ним почти в ухо Крэнтону Тара – Какой еще охотник?!

- Да, охотник! Он тоже тут! И пришел за своей добычей! – снова произнес лейтенант Джимми Крэнтон – Он пришел не за нами! Его цель по крупнее нас и, по ценнее, чем мы!

Джимми Крэнтон уже имел дело с тем, что только что направило свой лазерный прицел только на него, как командира этих двоих десантников. Однажды в одном из звездных походов на TA-115 Калимаре. Такой охотник уничтожил мгновенно и сразу полгруппы Крэнтона, но лишь потому, что его группа преградила ему дорогу к его заветной цели звездного охотника. И он просто растоптал их как нефиг делать. Почти вся земная десантная группа тогда была им истреблена, но он прошел мимо, не взяв даже своих трофеев. Потому, что он шел не за ними.

И сейчас его цель была не они трое, а эти ксеноморфы. Лейтенант Крэнтон это мгновенно осознал и понял. Поэтому нельзя было провоцировать охотника к бою.

- Молчать всем и идти быстро вдоль стены к лифту и ничего не делать. Иначе конец нам! - произнес он Бьерну и Таре.

Они быстро расходились со стоящим в темноте и невидимым Яуджи. Но тот не предпринимал ничего против них. Он просто наблюдал за их поведением по отношению к нему. И был готов если что, то бросится в атаку даже на этих вооруженных троих. Но пока он, просто наведя прицел плазменной своей пушки на Крэнтона, и зная даже, что тот командир этих перепуганных насмерть двоих землян десантников. Он решил дать им уйти от надвигающегося белого кислотного от пролитой крови ящеров ксеноморфов тумана по узкому измочаленному пулями и кислотой, превращенному в полный непроходимый металлический хлам корабельному переходному коридору.

Зеймуну они были сейчас не нужны. Они не были его сейчас целью охотника. Цель была матка и чужие. Но эти трое, неприятное все же здесь еще одно соседство. Хотя вероятно, и не долгое.

- Почему он не нападает?! И кто он?! - тряслась и шептала на ухо, до боли вцепившись левой рукой в правую руку лейтенанту Крэнтону, порядком уже перепуганная корабельный врач и десантница Тара.

Но Крэнтон сейчас не спуская взгляда с темной стороны противоположной левой стены коридора, откуда падал на них длинный тройной, гудящий в полумраке луч яркого красного света только молчал. Он чувствовал тот прицел охотника на себе и у него тряслись у самого ноги. И быстро, прижавшись к правой стене спиной и выставив свой 9,45мм с подствольным гранатометом автомат GET45, двигался в сторону лифта. Впереди его также двигался и Бьерн. Он, выставив вперед свой длинноствольный мощный 10мм с магазином и лентой пулемет, Берта М125. И скребя металлическую правую стену спиной, уже был в двух шагах от пассажирского лифта в самом углу у автоматических дверей перехода в другой отсек USS СI526 « POLURIOS». А Тара, уже прижавшись головой и всем телом к правой руке Крэнтона и даже теперь, ему даже мешая, сама его толкала вдоль стены к пассажирскому лифту.

Они друг за другом, и толкая друг друга, влетели в открытые металлические толстые двери стоящего лифта. И лейтенант Джимми Крэнтон нажал на кнопку вверх, первый уровень и первый этаж. И обернувшись и выставив, по-прежнему свое оружие они увидели его. Яуджи выключил свой лазерный прицел и снял свою световую маскировку охотника. Сверкнув желтыми глазами на своем металлическом блестящем бронированном маске шлеме, он, посмотрев еще раз на стоящих в лифте троих десантников землян. Присев подпрыгнул вверх, оттолкнувшись от металлического пола узкого переходного корабельного коридора. Обеими руками вцепившись в потолок коридора. И вырвав левой сильной мускулистой рукой решетку люка вентиляции в самом потолке, просто нырнул туда, и исчез в потолке между переходами и коридорами звездного огромного космического земного транспортника.

- Он предпочел иной маршрут - произнес своим перепуганным подчиненным лейтенант Джимми Крэнтон, когда двери плотно закрылись. И лифт, загудев, поехал медленно вверх на верхний самый уровень и этаж висящего на стационарной как спутник орбите и над маленькой голубеющей плотной атмосферой неизвестной планеты USS – CI526 «POLURIOS».

- Охотники не ходят обычными маршрутами – добавил лейтенант Крэнтон – И лучше бы нам свалить отсюда, хоть на чем-либо, но свалить и как можно быстрее.

***

- Они пришли – прошипел своей матери и королеве ксеноморф Маудун. - Пришли, я это знаю - ответила королева ему, а он затерся о ее огромные ноги своим черным блестящим ящера телом.

- Они приближаются к нам королева - прошипел он ей.

- Ты должен подготовить спасательные капсулы и спасти несколько яиц – произнесла она ему – Ты должен спасти моих детей и своих дочерей и сыновей Маудун и спастись сам, защищать их там, в новом внизу мире. Это твоя обязанность.

- Я знаю, королева - произнес ей Маудун – Я займусь сейчас же этим.

- Иди, Маудун – ответила она ему.

И черный как уголь блестящий своей чешуей, мелькнув длинным сочлененным сегментами и рубящим наболдажником хвостом самый большой из всех ксеноморфов, ящер прыжками исчез в зеленом парящем тумане и из материнского гнезда и логова матери королевы.

А она Шестая снова заняла проход, растягивая свой яйцеклад хвост и продолжая откладывать свои яйца.

Здесь уже не было места, куда бы не прикрепилось ее с двумя осьминогопауками близнецами внутри то яйцо. Они уже крепились целыми гирляндами друг на друге и стали свешиваться вниз со стен и потолка огромного самого нижнего транспортного отсека USS-CI526 «POLURIOS». И королева Шестая продолжала их откладывать. Как комбинат по производству и почти безостановочно. Даже заняв самостоятельно оборону своего родового гнезда в дверях этого огромного отсека.

Она, Шестая, шипя и разговаривая со всеми своими детьми, позвала к себе еще одного своего охранника, Тухрара. Еще одного большого ящера. И тот появился вскоре перед ней и у раздвижных огромных дверей транспортного отсека, сползя ползком с самого потолка и вынырнув из потолочного вентиляционного люка. Цепляясь длинным, сдвоенными пальцами с присосками и когтями и ногами, Тухрар, ползя по стене, подполз, прямо к самой голове в открытых стальных дверях грузового отсека. Он замер перед своей королевой и матерью весь во внимании.

- Тухрар – произнесла она ему – Закрой все проходы к моему гнезду и собери всех наших детей и воинов и не дай пройти им сюда.

- Там трое из тех, кто называет себя люди – произнес ей ящер Тухрар – Те, кто пленил тебя, моя королева. Они идут по самому верхнему этажу и приближаются к рубке корабля.

- Пусть идут, теперь не важно, отзови оттуда охрану, Тухрар - произнесла королева мать - Они люди. Я их знаю. Но не они меня беспокоят. А он. Он уже давно здесь и идет именно ко мне и в мое гнездо.

- Я знаю, и я его тоже ощущаю здесь – произнес ящер Тухрар – Я буду охотиться за ним сам лично, моя королева. Я лично убью этого Яуджи. Лично.

- Тухрар - произнесла она ему – Ты не знаешь еще, с кем имеешь дело. Ты не сталкивался лицом к лицу с такими, как он. И это не люди. Не те трое десантников блуждающих по кораблю. Этот не блуждает. Он идет точно сюда и идет по скрытым теперь вентиляционным туннелям моего корабля.

Я билась с тремя, такими как он на ВG-386 в храме Смерти. И я убила двоих из них. И одного смогла взять в плен. Но мне это стоило дорогого. Я чуть не погибла в том бою, Тухрар. И я попала снова в плен к этим людям и попала сюда. Будь осторожен Тухрар. Иди и защити мое гнездо.

- Я понял, моя королева – произнес ящер Тухрар.

В это время к дверям по полу подползли еще три ящера. Они были самыми близкими подручными Тухрара и самыми сильными из остальных ксеноморфов. Он их сам себе выбрал. И они тоже были уже здесь, и пришли вместе с ним.

Ящеры, шипя и преклоняя свои колени и ползая по стальному полу перед дверями грузового отсека выказывали преданность и верность своей матери королеве. Они готовы были даже на смерть ради нее. У них не было страха ни перед врагом, ни перед самой смертью. Они были просто воинами огромного родового муравейника. Кроме того, они были двойняшками. Они вылуплялись из одного яйца и имели, куда большую связь между собой, чем ящеры одиночки. И были куда яростнее в бою и злобнее ксеноморфов одиночек.

Эти трое, шипя, ползая по полу перед дверями грузового отсека и родового гнезда, у ног самой королевы Шестой, рвались сами в бой. Они не могли жить без драки. Готовы были даже сцепиться друг с другом, и только власть абсолютная их матери и старшего ксеноморфа Тухрара заставляла их сдерживать свою боевую ярость.

- Мои дети – прошипела Йеолла – Я их наградила злобой и ненавистью к своим врагам. Они куда больше достойны, зваться ксеноморфами, чем те, кто был создан до них. Об этом не мечтали даже наши создатели. И я мечтала поработить и их. Но этот Яуджи, он пришел за моей головой. И за моим гнездом. Я хочу его живым. Я хочу увидеть страх в его глазах. Такой же ужас, какой я видела в глазах того схваченного мною в том храме Смерти другого воина Яуджи.

Приведите его ко мне живым Тухрар.

- Я понял, моя королева – произнес, шипя, в ответ Шестой, воин охранник гнезда ящер Тухрар.

- Четвертый погиб - произнесла королева ящеров Йеолла – Ксефор, самый мой любимый из вас троих моих мужей. Я скорблю по нему и жажду мести. Идите и убейте тех людей, когда они будут идти вниз к спасательным капсулам. У них нет другого теперь выхода, как покинуть наш корабль. А Яуджи приведите ко мне. Он свел на нет все мои планы. И я сама лично его убью, и как пожелаю.

Сибул-Такма

– Это точно здесь, Джимми? – спросила Тара – Мы не перепутали ничего?

- Ничего Тара – произнес ей лейтенант Крэнтон – Это самый верхний этаж и мы почти рядом с главной рубкой судна. Внизу под нами как раз грузовой отсек.

- Ага, этажа так через четыре – произнес рядовой десантник Бьерн, поправляя свой на себе висящий, на шее и на груди 10мм пулемет Берта М125 и патронташи на ремне – Там, кстати, рядом через один отсек, спасательный эвакуационный отсек с капсулами. А мы тут какого-то черта делаем. Нам надо отсюда сваливать, командир, пока нас не сожрали эти твари. Мы еле выжили после последнего боя.

- Заметьте, рядовой Бьерн Тэйлор, мы еще живы – произнес лейтенант космодесантников Джимми Крэнтон.

Рядовой Бьерн Тейлор рассмеялся.

- Какой ценой, лейтенант – произнес рядовой Бьерн Тэйлор в спину идущему впереди лейтенанту Джимми Крэнтону - Капрал Стивенс погиб. И больше моего теперь друга Рэя нет. Твари эти. Надо быстрее отсюда валить, пока живы.

- И вот поэтому мы у главной рубки, рядовой Тэйлор - произнес лейтенант Джимми Крэнтон – Надо вызвать помощь. Дать наши координаты.

- Которых не знаем – произнес, удивленно сзади идя, в полумраке длинного металлического корабельного коридора космодесантник Бьерн Тэйлор - Мы не знаем, куда нас завез, этот чертов грузовик, пока мы отдыхали в криогенных камерах. Может, мы уже на краю самой галактики. Или, у ее почти центра и ядра. А может, вообще далеко за пределами. И хрен выберешься теперь отсюда.

- Не гони чушь, под нами планета. А это значит, что не за пределами галактики мы - произнесла ему космодесантница и корабельный врач Тара Мозикер – Ты только и можешь нагонять страху.

- Страху! – возмутился, чуть ли не во весь голос рядовой десантник Бьерн Тэйлор - Да, вы сами обосрались, когда эти мерзкие твари напали! Что не так?! Это мы из-за них тут в жопе самой вселенной!

- Ну, ты, то, точно обделался, Бьерн - произнес лейтенант Джимми Крэнтон.

- Ну, вас, придурки. Вы сами психи и придурки. Я даже сейчас не хочу с вами разговаривать! - выругался рядовой Тэйлор. И, оглядываясь назад, прикрывал пулеметом тыл идущих вперед к рубке еще двоих с ним выживших десантников.

- Вот и отлично – произнесла ему Тара Мозикер – А то, только тебя и слышно сзади, твою пустую и бестолковую трепатню, Бьерн.

Тара старалась близко держаться к спине лейтенанта Крэнтона. Он был Таре симпатичен как мужчина. Она еще до криогенной заморозки в криокамерах положила на Джимми Крэнтона свой женский глаз. И вот сейчас она почти чуть ли не лицом своим, тыкалась, тому в мужскую, широкую мускулистую накачанную командира звездных десантников Джимми Крэнтона спину.

Сзади послышался какой-то гулкий шум. Этот шум был где-то, похоже, за их спиной и внизу корабля. И он гулко где-то внутри корабля прогремел. Это в очередной раз всех оставшихся чудом пока в живых космодесантников напугало.

- Похоже, наш транспортник разваливается на детали - произнес Бьерн – Надо делать отсюда ноги, командир.

- Сваливать будем и так – произнес вслух негромко лейтенант Джимми Крентон. Он, даже остановившись, оглянулся вместе с Тарой и произнес – Но рубка нам нужна. И координаты наши тоже. Иначе нам отсюда не выбраться. Надо установить, где мы. И сбросить координаты местоположения нашего транспортника. Я чувствую мы очень далеко от своих. И как бы нас не потеряли.

- Да, спишут как боевые потери - произнес Бьерн.

- Не каркай ты - возмутилась снова Тара Мозикер – Ничего от тебя путнего не услышишь. Один жалобы, да страхи. И трепатня не по делу.

- Вот и рубка – произнес Джимми Крэнтон – Пришли все-таки.

- Я же говорил - произнес за спиной его и Тары Мозикер рядовой космодесантник Бьерн Тэйлор – Я же говорил, что знаю план корабля.

***

Она внутри неизвестного корабля. Первый раз. Она совершенно одна и нет братьев ни сестер. Она как молодая особь и самка должна начать свою самостоятельную жизнь. И далеко от своего гнезда и дома. Так надо. Так положено. Так заведено у ксеноморфов. Так было всегда и уже больше тысячи лет.

И она проскочила мимо него. Того почти невидимого, что проскочил мимо нее. Она и толком не знала, кто это был. Но она проскочила на его корабль. И теперь все, осматривая, искала подходящий уголок, чтобы впасть в долгий почти коматозный сон ящеров ксеноморфов.

Она куда-то теперь летела.

И это было точно.

Этот корабль отстыковался от огромного корабля ее матери королевы Йеоллы и нес Сибул-Такму в неизвестность.

Она будущая матка, как и ее мать и королева своего улея. Ее цель выжить. И это была приоритетная для матки и королевы будущего своего потомства задача. Выжить и создать свое потомство. И она уже рождена изначально самкой. Не как ее мать Йеолла, что была до перерождения мужской особью и воином. Крайняя необходимость ксеноморфов для выживания это смена своего пола. И Шестая стала королевой. Из мужчины, превратившись в женщину. Обзаведясь тремя самцами, сбежавшими, как и Шестая и проникшими на тот корабль.

Они стали и отцами ее потомства.

Кто на самом деле Сибул-Такме был отцом из них, она понятия не имела. Но это теперь было и не важно. Она уже была королевой и женщиной. И могла уже нести яйца. Она созрела почти для этого. Невероятный метаболизм и половое созревание ксеноморфов пролетал так ускоренно, что период между молодой и взрослой особью проходил практически незаметно. Можно было отметить сразу, что Сибул-Такма уже была женщиной, минуя стадию девочки, за считанные какие-либо часы. Все это обусловливалось выживанием расы ксеноморфов. Так их сотворили. Их создали те, кто создал все живое на планетах этой Вселенной. Создал их как ответное оружие. Создал против самих звездных охотников Яуджи. С которыми та раса, именуемая себя Богами, не дружила. Они почему-то враждовали. Но Сибул-Такма этого не знала, почему? Как и ее мать. Как мать ее матери. И так уже целое тысячелетие.

Но для нее не это было главным. Ее волновал этот летящий на автомате в неизвестность среди звезд невидимкой небольшой скоростной корабль. Он сам отстыковался и полетел в космосе со скоростью близкой к скорости света. И она была одна на этом корабле. И необходимо было стать полностью взрослой особью. И чем быстрее, тем лучше. Сейчас она была весьма уязвима. Особенно для звездных охотников Яуджи. Но когда вырастет, то ее будет нелегко одолеть. И Сибул-Такма впала в свой ящеров долгий близкий к коме сон.

Когда она вырастет, то ей будет тут весьма тесновато. И ее шипастая на голове молодой королевы корона будет за все здесь цепляться. И придется перемещаться по этой летящей в звездном пространстве посудине ползком и на брюхе, скребя когтями металлический этот решетчатый в каких-то странных иероглифах, как и стены корабля пол.

Этот корабль имел и грузовой выход снизу. И большие раздвижные двери. Это послужит ей уже, когда она будет взрослой покинуть это звездное судно. Она уже проверила тут все и даже прочитала его название, «СУРИЯ». И этот корабль посылал свои радиосигналы в сам космос и вызывал на связь кого-то. И возможно, уже скоро его перехватят. И она должна быть готова к этому.

А сейчас сон. Глубокий близкий к коме сон.

***

Зеймун продвигался по длинному вентиляционному туннелю и уже прикончить успел троих напавших на него ящеров ксеноморфов. Один лежал у него под ногами и из него, нейтрализуясь, вытекала кислота, кровь ксеноморфа. В воде этого туннеля, что накопилась, неизвестно откуда. Возможно с холодильных установок корабля и охладителей, эта вода за долгие годы без обслуживания и ремонта. Она превратила эти вентшахты в водяной отстойник.

Мелькнула снова черная тень. И строенный луч лазерного прицелла пронзил красным светом длинный заполненный грязной водой металлический туннель. Где-то раздалось шипение. Далеко впереди и там были еще ящеры. И они ждали его. Они готовили снова засаду на Зеймуна.

Яуджи не стал включать светомаскировку. Она была бесмыссленна когда тебя ощущают на приличной дистанции. И прятаться тоже, когда ксеноморфы видят тебя своим зрением. Здесь это не прокатывает. Может, против землян или других животных с планет, но только не против этих ксеноморфов.

Эти дикие хищные создания были созданы такими специально и против них. Тех, кто отхватил уже пол галактики у тех, кто называл себя Богами. Похожими на людей землян трехметровыми великанами. Летающими тоже на звездных кораблях.

Зеймун увеличил изображение через свою надетую на голове и его лице маску. Щелкнув выдвижными клыками как у земного кузнечика, Зеймун стал менять спектры и включил ночное видение.

Ящеры были хладнокровные и их не поймаешь в тепловой спектр как других теплокровных существ. Как того инопланетного медведя. И это было опасно. Опасно не учитывать врага. Обладающего силой сравнимой с силой самого воина Яуджи. И то, что те могли устраивать скрытые засады для ловли своей добычи. И здесь, где они уже чувствовали себя как дома. И хорошо видели в полной темноте или сумраке. А обоняние их было втрое если не в четверо сильнее и совершеннее. И они общались друг с другом при коллективной охоте. И никогда не отступали, никогда без команды своих командиров, старших ящеров. А в одиночку вообще не отступали и бились до самой смерти. И Яуджи Зеймун выдвинув на обоих руках длинные сдвоенные свои наручные лезвия ножи, стал осторожно продвигаться вперед по водному низкому вентиляционному туннелю, держа на прицелле своего плазменного наплечного орудия все, что попадется на его пути.

Надо здесь быть осторожным с применением этого орудия. Можно было пробить дыру в открытый космос и тогда конец. Даже ему Яуджи. Хоть у него есть костюм из согревающей сетки. И можно было мгновенно повысить температуру и защитить себя от ледяного холода безвоздушного пространства. И маска и средства кислородного обеспечения позволили бы избежать внутренней органической декомпрессии. Но тем не менее это бы долго его не защитило. Это бы лишь защитило на некоторое время. И поэтому это надо было учитывать применяя эту свою плазменную сокрушительную пушку.

Яуджи поправил скрученный острый как бритва и его наручные выдвижные ножи справа закрепленный на его поясе длиннный с рукоятью кнут. И висящее слева раскладное копье воинов космоса.

Кислота все же опалила его местами и прожгла теплоизоляционную сетку его костюма. Она обожгла и тело Зеймуна. И были глубокие рваные порезы от когтей ящеров. Но ран уже не было как и ожогов. Они быстро залечились благодаря специальной аптечке, которую он как и полагается захватил вместе с вооружением звездного охотника. Без этого нельзя было выдвигаться на поиски ксеноморфов. Каждый воин Яуджи носил эти аптечки с собой. Но и они не помогали если раны были чудовищные. И тогда оставалось только кинуться на врага и умереть достойно воину и охотнику не потеряв чести.

Надо было двигаться вперед к грузовому отсеку. Но, похоже в этих вентиляционных шахтах он заблудился, двигаясь по запоненным грязной водой коридорам.

Зеймун залез в эти шахты надеясь проникнуть по ним в само убежище самки и королевы ксеноморфов и стал спускаться вниз. Спрыгивая все ниже и ниже и вилля по отвтевлениям длинных технических туннелей внутри грузового USS – CI526 «POLURIOS». И ему уже казалось, что он не найдет то гнездо, хоть и сверялся с наручной голографической картой, постоянно включая ее. Но эти шахты не лучший выбор к своей цели. И свернув еще в один поворот венттунеля Яуджи своей правой рукой выбил решетку люка, и спрыгнул вниз одного из отсеков корабля.

Как оказалось, он прошел сам грузовой отсек. Он был далеко теперь от своей заветной охотника цели. Он прошел порядочно от самой кормы корабля к носу. И придется возвращаться назад. И тут было опаснее, чем пробираться по этим залитым водой вентиляционным шахтам звездного огромного грузовика.

***

- Черт дери! – произнес, ошарашенный увиденным на главном смотровом маршрутном экране карту звездных маршрутов и областей галактики, и все математические расчеты главной машины управления USS-CI526 «POLURIOS» лейтенант Джимми Крэнтон – Это так далеко от наших!

- Ни хрена себе! – прокричал уже паникуя, рядовой космодесантник Бьерн Тэйлор - Тринадцать световых лет!

- И в стороне от проторенных маршрутов - произнес Крэнтон – Совсем в стороне. Тут нас не найдут и через все стотриннадцать световых лет.

- Да, мы тут точно просто сдохнем! – чуть не прыгая на одном месте от охватившей его паники и ужаса прокричал рядовой Бьерн Тэйлор – Надо срочно, валить отсюда, хотя бы на эту под нами планету! Но свалить! И чем быстрее, тем лучше! Я, кажется, сейчас с ума сойду уже, командир! Я не могу больше быть здесь на этой чертовой громадной посудине! Да еще с этими тварями!

- Заткнись ты! – ему прокричала уже и сама космодесантница и бортврач Тара Мозикер - Возьми себя в руки! Ты же мужчина, Бьерн! Думаешь, мне не жутко сейчас! После того нападения этих тварей!

По ней было видно, что и она уже тоже паникует не меньше Бьерна.

- Да, что ты понимаешь, дурра! - проревел ей, бегая по главной рубке взад и вперед рядовой десантник Бьерн Тэйлор – Мы сдохнем здесь! Сдохнем!

- Если не успокоишься сейчас, то я тебе врежу, Бьерн! - она ему прокричала уже сама, выйдя из себя и подбежав к десантнику рядовому Тэйлору.

- Да! - он подскочил к Таре и прокричал ей – Ну, давай, врежь! Смелая, да! Что, думаешь, я бабе не врежу в ответ!

- Заткнись, Бьерн! - прокричал ему уже тоже весь на нервах и не меньше других, и сам, тоже паникуя, их командир лейтенант Джимми Крэнтон.

Он подскочил к рядовому Тэйлору и, ударив того рукой сбоку по его каске и толкнув в грудь и тяжелый бронежилет, встал между Тарой Мозикер и им. И схватил Бьерна Тэйлора за свисающие патронташи и грудные подсумки с магазинами.

- Успокоились все! – прокричал он им уже обоим – Успокоились все, быстро! Это приказ, бойцы! Мы десант! И мы найдем выход из этого возникшего катастрофического и безвыходного положения!

Он теперь, честно говоря, и сам не знал, как поступить в возникшей катастрофической и безвыходной ситуации, но надо было сохранить порядок. И попытаться сохранить оставшиеся под его ответственностью живые жизни. Это было сейчас важно как никогда, для него как командира.

- Сохранять порядок! – он скомандовал обоим. А сам подошел к пульту управления кораблем и запустил давно не работавший уже порядком несколько лет маршрутный главный компьютер транспортника USS-CI526. Он, включив его, запустил сигнал - SOS! Прошу помощи! Жду спасения!

И по звездным картам, похоже, разобравшись что, и где они находятся в данный момент от ВG-386 и своей группы космических десантных сил, запустил расчетные данные в главную машину по обработке расстояния и курса. Вложил свое местоположение и положение корабля у неизвестной небольшой планеты и неизвестной звездной системы. Бортовой компьютер судна рассчитал все данные и запустил автоматически все координаты в сторону всех близ лежащих космических земных кораблей и баз с тем сигналом о помощи.

- Нам нельзя здесь находиться – произнес лейтенант Джимми Крэнтон – Лучше будет свалить, как ты говоришь Бьерн отсюда. Тут я с тобой полностью согласен.

Он смотрел, на совсем, уже ополоумевшие от ужаса и паники глаза своего подчиненного рядового Бьерна Тэйлора. И не менее тоже уже паникующие глаза бортврача и десантницы Тары Мозикер.

- Нам нужно бежать с этого теперь корабля – произнес он им обоим – Вниз на ту планету. И нам нужен спасательный теперь отсек этого корабля. Там больше будет шансов дождаться помощи. И в спасательных камерах есть криогенные системы. А это возможность дождаться своих даже через стотриннадцать лет.

Он встал напротив своих оставшихся пока еще в живых двоих подчиненных. И произнес им - Собираем все свои манатки. И проверяем вооружение. Выдвигаемся снова и немедленно к лифтам и едем в самый низ.

- Чем быстрей я свалю отсюда – произнес Бьерн Тэйлор. Но не договорил. Его перебила Тара Мозикер – Тем спокойней будет всем.

Они быстро вдвоем, поправляя друг другу патронташи и подсумки с магазинами для автоматов и пулемета, уже были готовы к обратному драп броску в сторону лифтов. Глядя на своего командира лейтенанта Джимми Крэнтона, который тоже все перепроверил на себе лично и своими собственными руками. Вплоть до пистолета на ремне и в кобуре 9мм ТМ-18 «KORA».

- Готовы? - он спросил их.

- Готовы, командир - произнесла за себя и рядового Бьерна Тэйлора, бортврач и космодесантница Тара Мозикер.

- Тогда, выдвигаемся немедленно, пока кругом тихо - произнес он им и пошел первым к открывшимся стальным дверям главной рубки грузового корабля USS-CI526 «POLURIOS».

***

Маудун самый сильный и самый здоровый из всех ксеноморфов. Кроме того он самый ответственный из всех троих, кто был охнанником королевы Шестой. И он, кроме прочего был также отцом этих яиц. Созревших яиц в старом оставленном маткой ящеров гнезде, недалеко от эвакуационного транспортного отсека с капсулами для спасения. И с ним были еще несколько ящеров спасающих это оставленное давно уже гнездо их матерью и королевой, переселившейся в грузовой огромный отсек.

Эти яца уже давно созрели и были готовы к поиску своего носителя и инкубатора для двух особей близнецов. И отсоединив одно такое яцо из почти последних, от металлического пола девятый, прижав его уже готов был покинуть этот отсек. Когда в далеком конце длинного переходного корридора в направлении к этому месту, сверкнули ярким желтым огнем глаза. Чьи-то два глаза. Два ярких ослепительных огонька.

Этот был тот, кто охотился за ними. Такими как девятый Маудун.

Там еще оставалось одно яйцо, но было уже поздно, что-либо предпринимать. Надо было спасать то, что было прижато к ребристой черной и чещуйчатой груди Майдуна.

Ящер стоя в полный свой трехметровый рост прошипел злобно, оскалив свой двойной зубастый рот и телепатически передал своим еще четверым ящерам, сидящим в спасательной одной из капсул и среди сгруженных половозрелых с носителями яиц, чтобы включали запуск. И что он уже идет к ним с последним коконом.

Девятый мгновенно сорвавшись с места, рванул по стенам и потолку, выскочив из старого гнезда в небольшом грузовом ангаре пятого этажа грузового транспортного судна USS-CI526.

Он не был таким как Восьмой Тухрар бешенным со своей группой таких же неудержимых в бою ящеров. И не был таким как погибший Четвертый Ксефор, который был другом Маудуну, и был чем-то даже похож на него, но проиграл уже свою жизнь и погибли почти все из его ксеноморфов в том недавнем бою и в туннелях и шахтах этого корабля. Майдун был умнее их обоих. И его подготовленные к защите гнезда все воины были умнее других. Он сам, себе, подбирал таких. Из разных выводков. Они были даже дружнее, чем другие ксеноморфы. Даже Шестая королева Йеолла не знала этого.

Теперь это его яйца и его гнездо. Это его Маудуна свои дети. Это его теперь личная стая. И он спасал новую стаю лично и для себя.

Сейчас он держал прижав к своей ксеноморфа груди двух королев. В этом яйце. Это значит, что скоро будет созданы целых два гнезда этими двумя новыми королевами. А он будет их отцом и самым главным ящером ксеноморфом двух стай.

И Маудун или Девятый уже летел пулей по потолкам и стенам, размахивая извивающимся из стороны в сторону своим длинным убийственным ксеноморфа самца и воина длинным хвостом с острым массивным наконечником. Он должен был выполнить приказ королевы Йеоллы. Он спасал ее яйца, как спасал и свое будущее потомство. Он не стал вступать в смертельный поединок как это бы сделали Тухрар или Ксефор. Он просто бежал к спасательной капсуле.

Спасение гнезда и нового выводка, вот его была теперь главная цель.

Он сам лично сторожил это старое гнездо и следил за потдержанием там положенной инкубационной температуры. И вот пришло время спасать его. Только одно еще яйцо осталось на пути того, кто шел за ним. Оно его задержит. Там два осьминогопаука. И оно учуяло его приближение. Приближение живого теплокровного существа.

***

Зеймун увидел того, кто убегал по длинному коридору от него. Он всключил невдимость своего юоевог о охотника Яуджи костюма, и вырулил в длинный этот коридор пятого самого нижнего этажа.

Он ощущал это везде. Это присутствие ящеров. И похоже они шли за ним. Осторожно и подчняясь приказам своег о командира. Они вели Зеймуна. И о н их ощущал своим воина и звездног о хотника чутьем.

Эти твари были недалеко и где-то за стенами в корабельных длинных вентиляционных туннелях. Они всегда любили такие места и прятались там. И шли почти параллельно Зеймуну, но не нападали пока. Это был приказ их главного ящера и командира. Но в любой момент могли напасть, устровив новую зеймуну засаду. Причем сразу и всей стаей.

Эти твари были крайне опасны. Более чем. И Зеймун держал свои сувства воина Яуджи на пределе. Он даже спиной ощущал теперь их присутствие и был готов к любой теперь атаке и засаде. Откуда угодно.

Он видел того убегающего далеко от него здоровенного черного ящера ксеноморфа. Он остановился и сверился по голографической снвоа наручной своей карте.

Все было верно. Гнездо было в той стороне. И Яуджи был теперь на правильном пути. И решил теперь идти прямо туда. Когда ящер исчез Зеймун выключил свой световой маскировочный камуфляж. И громко ступая по стальному полу длинного и узкого с уходящим вдали поворотом коридора быстро пошел в ту сторону.

И он стремительно пошел к своей намеченной цели. Когда что-то, мелькнула почти под его ногами. Та тварь с самого металлического корабельного пола подскочила и прыгнула на Зеймуна.

Осьминогопаук подлетел в воздухе, оттолкнувшись всеми восемью своими сильными цепкими с присосками на всех сочленениях лапами ногами. Его длинный такой же цепкий и сильный гибкий сегментный хвост заизвивался змеей в воздухе и готов был тоже вцепиться в свою намеченную добычу. А длинный выдвижной из середины как шланг яйцеклад уже готов был тоже найти возможность проникнуть внутрь своей жертвы. Но воин Яуджи уже был готов к этому.

Острые как бритва сдвоенные лезвия на правой руке Зеймуна рассекли осьминогопаука надвое. Прямо летящим в воздухе и уже готовым вцепиться в его лицо охотника под легкой бронированной маской шлемом. А с ним и два близнеца яйца внутри своего носителя.

Этот осьминогопаук или оно ощутило приближение своей будущей жертвы еще на расстоянии. И, не дожидаясь ее приближения, быстро покинуло свое прикрепленное к полу оставленное стоять в одиночку в старом гнезде кокон.

Оно стояло недалеко от самого выхода в коридор и поэтому быстро почуяло приближение звездного охотника. Выскочив из раскрывшегося как цветок этого инкубационного своего кокона, оно мгновенно ползком и с большой скоростью, устремилось по длинному узкому коридору, видя уже его, идущего к нему.

Оно не думало об опасности. Оно просто носитель двух яиц. И задача была простой. Напасть и захватить свою добычу. Это единственная его цель. Затем, отложить два яйца что были внутри себя и все. Дальше смерть. И перебирая и шурша своими восемью, как паук длинными сочлененными гибкими шустрыми ногами лапами по металлическому полу, виляя из стороны в сторону. Размахивая тем, своим сочлененным длинным как хлыст извивающимся по воздуху хвостом, оно подползло к нему насколько смогло. И почти впритык для своего прыжка и прыгнуло. Но его встретили острые наручные длинные раскладные лезвия Зеймуна. И вот оно уже подергивая еще судорожно своими мерзкими паучьими ногами, лежало рассеченным надвое и мертвое на стальном полу длинного коридора. Прожигая кислотой кровью вокруг себя и под собой сетчатую металлическую верхнюю его решетку. А охотник, просто пошел дальше, сверяясь по своей наручной голографической карте о правильности своего намеченного маршрута.

Он видел весь корабль в целом и его этажи. Все пять. Все секции и отсеки. И искал снова этот грузовой огромный отсек. Он почему-то не смог его сразу найти. Но вот теперь цель была четкой и ясной. Он был на самом днище этого громадного земного космического грузовика. И Яуджи Зеймун, теперь был уверен, что выбрал точный и правильный свой маршрут. Он знал, что именно там будет то главное гнездо ксеноморфов. Все на его карте указывало о присутствии там самой королевы ящеров. Встроенные в его боевой костюм охотника поисковые биосканеры не врали. Да и карта тоже показывала наличие крупных биоформ в том районе корабля. А это и был грузовой отсек USS-CI526 «POLURIOS».

***

Лифт шел быстро. Вниз. Но вдруг резко остановился, рывком и застрял посреди своего пути. Прямо между четвертым и пятым этажами.

- Это еще что за черт!- произнес лейтенант Джимми Крэнтон.

- Рухлядь старая! – выругался рядовой Бьерн Тэйлор – Еще не лучше!

- Тихо, спокойно, не паникуем - Крэнтон скомандовал, и принялся лихорадочно и нервно давить на кнопку пуска лифта.

- Где уж тут не паникуем! - возмутился снова Бьерн Тэйлор – Чую наш путь обратно будет еще интереснее прежнего!

- Да, тихо ты – произнесла Тара Мозикер – Дайте я.

Она приложила свою руку к кнопке лифта. И он включился и поехал вниз.

- Ну вот – произнесла она лейтенанту Крэнтону и рядовому Тэйлору - Ожил. Послушался женщину.

Двое мужчин в лифте переглянулись.

- Наверное, тоже эти твари - произнес рядовой Бьерн Тэйлор – Наверняка нас поджидают там внизу.

- Ты опять за свое, Тэйлор – произнесла ему Тара.

- Тихо уже приехали – произнес им обоим лейтенант Джимми Крэнтон, когда лифт остановился – Следить за всем вокруг, когда выйдем, поняли меня, за все и головами крутим на стовосемьдесят градусов. Особенно следить за потолками.

- Поняли, командир – Тара и Бьерн ему ответили.

Все трое выставив вперед свои пулемет и автоматы вышли из пассажирског о лифта и пошли в полутемноте снова и обратно по длинному и узкому переходному коридору пятого, самого нижнего этажа USS-CI526.

Они и понятия не имели что идут навстречу новой схватки с ксеноморфами и новой встрече с охотником со звезд Зеймуном, который шел теперь им навстречу.

Лицом к лицу со смертью

Это был шлюзовой отсек. И внутри больше двадцати спасательных капсул. В два ряда по обе стороны днища транспортника. И в одной из них было четверо ксеноморфов и она была битком забита коконами ящеров.

Там внизу под ними была планета. Под днищем этого зависшего на ее геостационарной орбите как громадный спутник транспортного звездолета.

Они ожидали только своего командира. Шипя и выглядывая по очереди из открытого настежь пока люка самой крайней в правом ряду капсулы. Они слепили из своей слюны ксеноморфов подобие защитного мешка, который должен был смягчить вероятный жесткий удар о поверхность планеты или об воду. Хотя капсула и была снабжена парашютами, но ящеры соорудили нечто смягчающей удар подушки. Это была идея Моурука, который и выглядывал чаще других из спасательной капсулы в ожидании своего командира. Он был близнецом Туруку, который сидел рядом с братом и еще двумя ксеноморфами Забулом и Дифтаром. Четверо крупных особей. Из двух в прошлом коконов и яиц.

И они все рождались по двое. Близнецами. Это вина, а может преимущество их королевы матери Шестой Йеолы. И они сейчас спасали своих еще не рожденных пока братьев и сестер и ждали возвращение своего командира и отца Маудуна.

Капсула была разделена на два отсека. Внизу под ящерами и были коконы, завернутые в вязкую и липкую, но очень мягкую черную из их слюны оболочку. Их закрыли разделительным люком. А поверх или рядом с ними за закрытым теперь тем люком, и сидели эти четверо ксеноморфов. Прижимаясь, друг к другу, и оставляя еще место самому из них старшему Маудуну, который как раз спрыгнув с потолка спасательного шлюза, и прижимая еще один кокон правой лапой с когтями к своей ребристой груди ксеноморфа, мгновенно заскочил внутрь капсулы.

Все стояло уже подготовленным и на автоматике. Заданы координаты самого спуска и даже выбран участок приземления. Густой, почти непроходимый, заросший джунглями лес. Это было сильно похоже на BG-386, но это было в тринадцати световых годах от той планеты, от которой они сюда прилетели. И гораздо ближе к центру самой галактики. В области густого плотного пылевого рукава и тумана от соседних с желтым солнцем этой звездной системы горящих ярким светом горячих белых звезд.

Закрылся на автоматической гидравлике герметичный круглый люк, и пошло время отсчета запуска капсулы. Все было готово к старту на чужую и неизведанную ими планету. Возможно населенную живыми биологическими формами. Это было как раз то, что нужно для нового выводка. И подойдет все, что умеет ходить и бегать. И лучше, если это будут разумные особи.

***

Это был сон. Сон Сибул-Такме. Сон, который возможно растянется на долгие годы ее пребывания в глубоком космосе. Сон в почти коматозном состоянии.

Ее чешуйчатое черное и практически одеревеневшее тело застыло в одной позе в двигательном отсеке летящего меж звезд небольшого скоростного и невидимого корабля, проносясь мимо звезд и планет и вылетая из пылевого туманного и газового внутреннего рукава галактики. Практически со скоростью света, она неслась куда-то, куда нес ее этот звездный корабль. Но ей было все равно. Она пребывала в своем глубоком сне, сне своих воспоминаний о своем рождении.

Сибул-Такма почти не помнила своего детства. Как и многие из ее рода, рода ящеров ксеноморфов. Все что помнила это когда появилась из того, в чем она находилась. Какой-то живой организм. Этот организм питал Сибул-Такму как ее братьев и сестер всем необходимым для своего роста и созревания как нимфу. Маленькую живую особь и определяя ее пол по температуре в этом месте, месте ее выпаривания.

Она только помнит, как прогрызла своими коническими хоть и еще маленькими зубами нимфы то, что было оболочкой или живой плотью своего носителя и инкубатора, и как появилась на свет. Первый раз увидела свет. Как выпала из того, что было ее домом. И помнит, что она не могла двигаться, как в тот момент могли двигаться ее соплеменники. И как ее чуть не съели, думая, что она умерла при своем появлении. Ведь ящеры поедали своих, таким образом, пополняя свой биологический клеточный состав необходимыми дополнительными веществами для быстрейшего созревания и взросления.

Она помнит, как ее отбив от своих же, взял на свои когтистые сильные руки взрослый ящер. Это был, вероятно, ее отец, а может, и нет, но его звали Маудун. Он присматривал за этим местом. Пока ее мать королева Йеола высиживала потомство в грузовом отсеке несущегося к звездам грузового огромного корабля. И он Маудун позаботился о маленькой Сибул-Такме. Это он Маудун дал ей имя.

Почему он ее так назвал? Она не знала, но знала, что имя ей дал именно он самый сильный и большой самец воин и охранник ее матери королевы Йеолы.

Она помнила и видела сейчас в своих снах, стоящие рядами на полу еще коконы. Одни из них были раскрыты и пусты. И видела, как выползали из тех больших коконов осьминогопауки с длинными извивающимися хвостами. Они сновали под ногами Маудуна и ползли к своей цели. К тем подвешенным и спутанным липкой слюнной паутиной живым еще существам с руками и ногами, но не похожими ни на Маудуна, ни на ее, Сибул-Такму. И эти осьминогопауки прикреплялись к их головам. Они захватывали головы тех существ, своими с присосками ногами лапами. И обвивали их шеи теми сегментными хвостами, и проталкивал им в рот и глубоко внутрь свой яйцеклад. И откладывали по два яйца.

Именно так и появилась на свет Сибул-Такма и ее безымянная съеденная своими же братьями самцами близняшка сестра. Еще одна маленькая будущая королева. И единственная, как и Сибул-Такма в этом выводке. Из такого вот кокона и осьминогопаука.

Она теперь будущая самка и королева, спасенная из зубов своих же неразумных маленьких братьев. Она выжила и теперь летела в ледяном космосе, удаляясь от своей матери и от всех своих братьев и сестер. Она должна начать самостоятельную свою жизнь. И должна стать полноценной взрослой королевой своего муравейника. И она видела себя в тех своих снах уже таковой и взрослой.

Она видела какой-то большой пристыковавшийся к ее летящему в космосе кораблю корабль. Тот корабль был куда больше этого и скоростнее. Он догнал, а вернее, остановил ее маленькое невидимое в световой светомаскировке судно. И погрузил в себя через открытые снизу днища раздвижные створки большого внутреннего отсека. И из него вышли они. Охотники. Они были здесь на ее корабле. И они пленили Сибул-Такму. Уже взрослую королеву. Они опутали ее стальной сжимающейся сетью и выволокли из ее корабля, погрузив в какой-то большой из блестящего прочного, но легкого почти невесомого металла контейнер. И заперли ее там. И она не могла ничего сделать. Она просто спала, спала усыпленная каким-то неизвестным газом.

Их было много. Они пришли посмотреть на свою добычу. Это их была добыча. Общая добыча. И они решали, что с ней делать. Одни решали ее убить, другие, что ее надо отправить в некое заточение. В некий новый строящийся храм. И чтобы Сибул-Такма стала там нести свои коконы яйца. Странно, но она понимала их язык. Язык Яуджи. Это странное щелканье их выдвижных челюстей. Она знала его всегда, даже когда была еще эмбрионом в теле носителя. И когда даже еще была в осьминогопауке и в коконе со своей близняшкой сестрой. Это наследие веков и внутри каждого ящера ксеноморфа.

Там был вождь. Имя ему было Мокрот. Он командовал своими подчиненными воинами. Он был молод и здоров почти, как и его подчиненные. И корабль этот звался «ГЕРОКРОПИУС». Он долго странствовал среди звезд, пока не услышал посылаемый сигнал с координатами нахождения «СУРИИ». И тот корабль звездных охотников Яуджи с планеты ГЕЛОНЫ. С их родины.

Есть еще один, и он сейчас был в далекой звездной системе. У желтого большого горячего солнца. Где была планета ее матери BG-386. И на его борту проходили инициацию молодые воины. Тот корабль звался «МАКРУРУС». И «СУРИЯ» была с него. И тот воин тоже с него, которого она проскочила тогда в переходном стыковочном рукаве. Он невидимкой проскочил мимо Сибул-Такме. Они разминулись. И он ее не заметил. Он воин Яуджи. Она даже не видела его, но ощутила и почувствовала своим обонянием ксеноморфа. И он был сейчас там на том большом грузовом корабле ее матери Шестой королевы ксеноморфов Йеолы. Он пришел за ее жизнью. За честью воина Яуджи.

***

Здесь в самом низу звездного транспортника было на удивление тихо.

Это была странная тишина. Тишина в самом низу судна. Ниже через стальные титановые перекрытия и двойной корпус был ледяной лишь космос и та голубая маленькая планета, над которой они зависли. И, похоже, навечно.

Они тихо пробирались по длинному самому нижнему переходному коридору грузовика USS-СI526 «POLURIOS».

Тара Мозикер, чуточку осмелев, даже отошла от спины своего командира, и шла на некоторой дистанции за ним, но перед идущим следом десантником Бьерном Тэйлором. Она оглядывалась постоянно то влево то вправо и назад на идущего Бьерна, который шел за ней и тоже оглядывался, направляя постоянно свой 10мм ленточный пулемет в сторону хвоста этой маленькой группы живых пока еще космодесантников, оставшихся от целой десантной команды. От резерва оставленного на корабле с командой самого судна. Но, пока в запасе и криосне. Где из них всех остались только пятеро и то теперь только трое. Лейтенант Джимми Крэнтон, рядовой Бьерн Тэйлор и она бортврач группы Тара Мозикер.

Тара смотрела по сторонам и на металлические холодные стены корабельного коридора, длинного и кажущегося даже бесконечным в этой тишине. Она сжимала свой 9,45мм автомат с подствольным гранатометом и шла молча, как и все и стараясь тихо, крадучись и прислушиваясь к тишине.

Здесь было нетемно как в другой стороне корабля и выше этажами. Тут горели хоть и слабо, но лампы освещения по потолку и стенам. И был о более мене видно, что впереди.

Мало того, лейтенант Крэнтон нашел валяющийся прямо на полу коридора мощный огнемет DM50 и к нему баллоны. Как будто кто-то его здесь обронил или оставил. Может и так и так. Теперь неважно. Но главное у них появилось еще одно оружие. И не слабое, против этих ящеров чудовищ.

Джимми Крэнтон его проверил.

- Работает - произнес лейтенант Крэнтон – В полной исправности и запас газа под завязку. Возможно, кто-то из команды спасаясь бросил его тут. Хотя в такой патовой ситуации я бы его никогда бы живым не бросил его, хоть рви меня на части – Крэнтон добавил вполголоса.

- Ты бы, лейтенант не бросил, а тот, кто делал отсюда ноги, бросил - произнес Бьерн Тэйлор – Эти еще баллоны. Попробуй убеги с ними от этих тварей. Да взорваться можно при сильной утечке и сгореть целиком как курица на гриле.

Черт, как я хочу курицу на гриле – произнес, глотая слюни, рядовой десантник Бьерн Тэйлор.

- Ну вот, Тэйлор теперь тебе курица нужна на гриле - произнесла Бьерну Тара.

- Да, я есть просто хочу, а ты нет? - произнес Бьерн Тэйлор.

- Я нет, тут не до твоей еды, Бьерн – произнесла Тара Мозикер – Тут самим бы не стать едой или еще чем-то похуже как те, что в тех криокамерах.

- Тише! – прервал его и Тару лейтенант Джимми Тэйлор – Замолчали все!

Он остановился и, повесив за спину свой 9, 45мм GET45, выставил тот огнемет DM50 и пошел тихо вперед, а за ним остальные.

- Что, командир? – произнес сразу струхнувший рядовой Бьерн Тэйлор и стал оглядываться дико с вытаращенными своими глазами по сторонам.

- За нами наблюдают – произнес лейтенант Джимми Крэнтон – Тоже самое, чувство, что и на ТА115 Калимаре. Оно никогда меня еще не подводило.

И он был прав. За ними действительно наблюдали. Сверху.

Они как раз вышли к расширенному участку длинного коридора. Здесь был транспортный грузовой участок для контейнеров, и стояли полуавтоматические колесные с гидравлическими захватами грузовики погрузчики. И здесь у Крэнтона сработало то чувство, что было на той планете.

- Кто там, командир? – произнесла Тара Мозикер следующая за спиной своего командира, и почти опять приткнувшись к нему в самую спину.

- Это снова он – произнес лейтенант Крэнтон – Он наблюдает за нами. И где-то наверху над нами.

У Джимми Крэнтона действительно было чутье. Чутье опытного прирожденного военного. И оно его никогда не подводило. И он почувствовал это наблюдение за ними. Но это были не ящеры, это точно был он охотник. Который стоял на самом верху одного из контейнеров и наблюдал за ними идущими прямо в лапы ксеноморфов. Но они двигались в сторону аварийного эвакуационного отсека судна к спасательным капсулам и в противоположную сторону от грузового отсека корабля, который был в другой стороне. Они хотели просто спастись. И Зеймун это все понял. Их цель была не битва с ксеноморфами, а собственное спасение.

Но они были обречены. Они шли прямиком в лапы своей гибели. И Зеймун это понял. Им было не по пути, но он стал сам идти за ними следом. Включив невидимость своего светового камуфляжа, охотник стал прыжками перемещаться с контейнера на контейнер, запрыгивая на самый верх громадных груженных техническим оборудованием стоящих один на одном ящиков. Он не захотел упускать возможность самой вероятной схватки. Это был азарт охотника. Он хотел вступить в ожидаемое очередное сражение с опасным своим противником. А эти трое были приманкой и тем, что отвлечет на себя ящеров.

Он и сам увлекся преследованием. И, чуть было лицом к лицу, не столкнулся с выползшим из потолочного открытого вентиляционного отверстия ксеноморфом. Какие-то мгновения, и он бы налетел даже сам на черного чешуйчатого здоровенного ящера, выскочившего, почти бесшумно и беззвучно в тот люк. И, остановившегося, на самом потолке на присосках своих лап, шевеля своим длинным сочлененным сегментным с острым наболдажником хвостом. Этот сокрушительный убийственный шипастый наконечник замелькал перед маской шлемом Яуджи. И Зеймун быстро и тихо ретировался в ближайшую падающую от стоящих один на одном контейнеров тень. Там замерев и ожидая дальнейших действий, сидящего на потолке ксеноморфа. Но тот его не заметил и не почуял. Он сосредоточился на идущих внизу по коридору мимо контейнеров трех землян десантников и стал медленно и бесшумно ползти практически на своем брюхе в их сторону. И он был теперь не один. Из соседнего открытого такого же люка выполз еще один ксеноморф ящер и еще и еще. Они лезли, один за одним, и друг за другом. И следом за этим ксеноморфом из люка напротив Зеймуна выползло еще шестеро ящеров. И они поползли по потолку минуя лампы и люки с потолочными кабелями и трубами в сторону идущих к эвакуационным капсулам десантникам.

Часть сползла на стены и ползла по стенам, но те их, как ни странно еще не видели. Хоть и оглядывались, но не замечали. Темнота и слабое освещение делало свое пагубное дело. А черный цвет шкуры ящеров ксеноморфов маскировал их среди свисающих полуоборванных проводов и открытых болтающихся плафонов потухших или мерцающих ламп и настенных и потолочных люков.

Они даже сползали на сам металлический решетчатый пол. И, держась в тени от углов и стен, двигались за идущими. Ожидая команды от старшего ящера командира.

Кто из них был главный, Зеймун пока не мог определить. И это было важно. Ему нужен был главарь этой банды состоящей из двадцати голов. И он осторожно шел следом за ящерами, пользуясь тем, что они его не видели.

Похоже, это были все, что здесь приготовили, тем троим засаду.

– Джимми - произнесла настороженно лейтенанту Крэнтону Тара Мозикер - Что там впереди?

- Уже почти дошли – произнес Джимми Крентон - Вон двери.

Он махнул стволом огнемета в сторону виднеющейся двойной широкой раздвижной на гидравлике двери. Которая действительно уже была всего в нескольких шагах по коридору.

Впереди его в этот момент забежал Бьерн Тэйлор, оставив не защищенным зад самой группы. Он посчитал теперь важным защитить голову самой группы, своим 10мм пулеметом БЕРТА М125, думая, что тыл вне опасности, но это была грубая для военного ошибка. Причем не было даже команды от своего командира, но он сделал это.

Наверное, хотел первым заскочить в эвакуационный отсек и нырнуть в саму капсулу спасения. Не ожидая команд своего командира, может из личного непрекращающегося панического страха, но он сделал роковую для всех ошибку. Давая, ящерам охотникам приблизиться для прыжка и атаки. И те не замедлили воспользоваться этим.

Еще как назло здесь не было совершенно света. Была сумеречная не освещенная зона. А дальше по коридору вообще полная темень. И они как раз вошли туда.

И один ящер уже приблизился практически вплотную к лейтенанту Джимми Крэнтону, и его не было, совершенно видно, когда Тара увидела его буквально рядом с собой, сидящего на стене, и он уже протянул когтистую лапу к ее командиру.

Эти твари благодаря своим присоскам на пальцах лап могли невероятно тихо подкрадываться к своей жертве и практически незаметно и вплотную, что и произошло. И она открыла огонь из своего автомата первой.

Тара увидела черный кошмарный огромный силуэт живой твари сидящей на стене и выстрелила. Она даже не думала. Это сделал за нее охвативший Тару Мозикер смертельный ледяной ужас.

В коридоре раздались оглушительные автоматные очереди и пули прошили ксеноморфа насквозь. И он рухнул со стены. В свою очередь, ударив рядового Бьерна Тэйлора своим хвостом. Но тому повезло. Он просто отлетел. Удар пришелся шипастого хвоста по его титановому бронежилету и скользя, лишь оставив глубокие царапины.

И он отлетел на пол в темноту коридора и там исчез целиком.

Крэнтон отскочил от струй летящей кислоты из дергающегося ксеноморфа, но все же попал под раздачу. Кислота обожгла ему ноги, и он прокричал Таре Мозикер бегом к спасательному отсеку и к двери. А сам, развернувшись и превозмогая боль в обожженных ногах, загородив проход собой к дверям спаскамер, открыл огонь из огнемета по ящерам, которые кинулись на него.

Отовсюду, со стен и потолка и пола именно оттуда где должен был быть космодесантник рядовой Бьерн Тэйлор.

Он широкой струей огня стал поливать вправо и влево, сжигая прыгающих с раскрытыми когтями на всех четырех лапах ксеноморфов, которые бросились на него и отступая назад в темноту коридора.

Зеймун в этот момент выключил светомаскировку своего боевого бронированного костюма. И стал наблюдателем случившегося внезапного сражения. Это было сейчас то, что нужно. Это было начало новой кровавой охоты.

***

Он за собой не видел никого, но чувствовал спиной их. Своих подчиненных. И закрывал своим телом, и огнеметом DМ50. Стоя на обожженных кислотой и кровью убитого ящера своих ногах военного десантника. И отбивался от ползущих по стенам и потолку коридора черных чешуйчатых злобных и свирепых рептилий. И они ползли и ползли. И выползали все из открытых люков вентиляции и прочих отверстий в потолке и стенах корабля.

- Черт! – прокричал Бьерн Тэйлор – Черт! Сколько их тут?!

- Стреляй! – кричала Тара Мозикер - Стреляй Тэйлор!

- Не сходить с позиции и медленно отступать к двери! - кричал лейтенант Джимми Крэнтон. Чувствуя, как не слушаются в ожогах ноги. Он на них медленно отходил и пятился назад, но жуткая боль, она причиняла ему страдания.

- Бьерн! Тара! – он им двоим, кричал стреляющим с боков по ползущим и прыгающим черным тварям - Открывайте отсек! Быстро или нам всем конец!

- Гранаты, командир! – прокричал ему рядовой Бьерн Тэйлор – Подствольники!

- К черту подствольники и гранаты! – прокричал лейтенант Джимми Крэнтон – Двери! Спаскамера!

Их спасал только огнемет этого их самоотверженного храброго раненого командира. И их было куда больше, чем насчитал сам Зеймун. И это было то, что ему нужно. Намечалась хорошая драка, мимо которой ему было не пройти.

Он стоял на краю высокого металлического контейнера и готовился к своей охоте на ксеноморфов. Приманка сработала на отлично, и ящеры его не видят и увлечены атакой на этих землян. Теперь можно было и ему вступать в эту смертельную схватку.

Яуджи включил светофильтры своего бронированного шлема и маски. И все мог теперь спланировать и рассчитать. Пока там внизу те трое отбивались от врагов у дверей спасательного отсека в практически полной темноте. Те двое, что были за спиной своего командира, подскочили к нему и тоже открыли огонь из своего автоматического оружия. И палили во все стороны, сбивая ящеров со стен и потолка. И стараясь не подпустить их ближе, чем можно было. А ксеноморфы лезли и лезли на них. И их было много. Больше чем двадцать. Гораздо больше, чем видел до этого сам Зеймун. И падали сраженные пулями и огнем огнемета друг на друга и прожигая кровью кислотой стены и стальной пол длинного переходного коридора. Вскоре там мог уже образоваться провал до самого двойного титанового корпуса. И эта кислота могла прожечь корпус корабля насквозь. И ледяной космос мог ворваться в этот переходной коридор звездного судна.

Пол рушился и кругом подымался кислотный зеленый туман. И вскоре этот провал мог разделить Зеймуна со своей намеченной целью.

Прекрасно это понимая, он вступил сам в эту игру и незамедлительно. Включив снова свой камуфляж охотника, он спрыгнул с железного высокого контейнера и в два прыжка перелетел через столб огня огнемета и летящих рекошетирующих о стальные стены пуль, которые стучали по его броне костюма Яуджи.

Он просто пролетел через толпу наседающих ящеров, на ходу, срубая сразу нескольким головы своими длинными выдвижными на обеих руках ножами. И исчез в темноте за спиной троих десантников.

Бьерн увидел мелькнувшую за их спины что-то светящееся в языках пламени огнемета DM50 в руках своего командира и с пулеметом кинулся к другой стороне отсека и выскочил на свет. Он решил первым подскочить к двери, но ударился во что-то или в кого-то и отлетел прямо в лапы ксеноморфу.

Бьерн открыл огонь из своего 10мм пулемета М125, но мимо. Зверь выбил в сторону тот его пулемет оборвав даже ремень и сбив с ног самого Бьерна у самой двери спасательного модульного отсека судна.

Бьерн так и не понял, что это было или, кто это был, в кого он врезался. Да он и понять не успел. Успел только выкрикнуть - Твою ж мать!

Он упал на спину. И в тот же момент на него набросился ящер и схватил его придавливая всей своей массой к металлическому решетчатому полу. Бьерн успел лишь обеими руками схватть за мерзкую холодную голову черной рептилии, пытаясь сопротивляться и видя раскрывшуюся перед собой ее жуткую клыкастую пасть.

А лейтенант Джимми Крэнтон. Отступая в темноту на сожженых кислотой, почти до костей ногах. И отстреливаясь огнеметом оттолкнул спиной и левой рукой за себя бортврача десантницу Тару Мозикер. И она с криком и не ожидая этого в пылу сражения, тоже упала на металлический пол, теряя свой из рук почти уже пустой без патронов 9,45мм автомат GET45.

- Командир! – она еще успела ему крикнуть, когда шипастый хвост ксеноморфа врезался в живот лейтенанта Джимми Крэнтона и ее командира. Пробивая насквозь его титановый бронежилет и десантника форму. Разрезая его внутренности своими сегменами и длинными острыми как бритва шипами. Подымая его на том хвосте и шипя в зверином победоносном бешенстве как победитель. Под крик перепуганной и закрывшей себя руками отползающей к стене и дверям спасательного отсека Тары Мозикер, окружаемой со всех сторон ящерами ксеноморфами.

Отбрасывая умирающего лейтенанта космодесантника Джимми Крэнтона как футбольный в сторону мячь. И его пронзенное в вывернутыми наружу кишками и обожженое кислотой ящеров человеческое тело. Еще живое, но безвучное, пролетев несколько метров по воздуху, ударилось со звоном о металлическую стену и упало у ног стоящего и невидимого в практически полной темноте, и своем световом камуфляже воина охотника Яуджи. В пылу боя так и не замеченного ящерам ксеноморфам. А тот ящер здоровый и сильный направился к бортврачу десантнице Таре Мозикер. Встав с четырех на две задние когтистые ксеноморфа лапы.

Он что-то прошипел тому ящеру который придавил лапами к полу Бьерна Тэйлора и тот не стал того убивать, а просто его держал как жертву и пленника. Схватив своими с присоками и когтями чешуйчатыми лапами. Он подчинился главной черной и самой здоровой здесь рептилии. Своему командиру.

Он был из ближайших его подчиненных. Лично выбранный своим командиром. Одним из трех самых сильных и злобных ксеноморфов. Он бы с радостью сейчас разоврал бы на куски этого змлянина и десантника, потому, что только что, погиб его близнец брат. Из одного выводка и яйца кокона. Но он был в личном подчинении самого Тухрара. Одного их трех самых сильных своих командиров. Самых агрессивных и злобных как и он сам охранников самой матери королевы улея ксеноморфов. Который сейчас медленно и на двух своих когтистых лапах приближался к лежащей и обезоруженной врачу и десантнице Таре Мозикер.

В этот самый момент, практически в полной темноте и из глубины длинного коридора появился строенный луч красного лазера и остановился сойдясь в одну точку на одном из черных шипящих и сядщих на потолке монстров. И яркий луч плазмы вылетев из темноты и опережая сам звук плазменной пушки на правом плече и выдвижном креплении звездного охотника Яуджи врезался в того ксеноморфа и прямо в его голову, разнося ее в клочья. И разбрызгивая зеленую шипящую кислоту и мозги ящера. Затем следующего, и следующего. Сидящих на расстоянии от своих лежащих на полу жертв.

Тара вскрикнула и повернула от идущего к ней черного здоровенного хвостатого монстра голову в сторону откуда прилетели все эти плазменные снаряды. Она прижавшись спиной к двойной двери спасательного шлюза увидела в темноте коридора в метрах двадцати от себя и туда куда улетело тело лейтенанта Джимми Крэнтона горящие желтым светом глаза. Вернее, горящие два вытянутых в горизонталь огонька, которые двигались то вправо то влево. И оттуда слышались теперь странные звуки. Похожие на звон металла. И увидела того, что был тогда вместе с ними выше этажами. Тогда, после того боя, когда погиб капрал Стивенс.

Это был он. Тот охотник про которого говорил лейтенант Джимми Крэнтон. Он вдруг стал видимым. И вышел из темноты с длинным в своей правой руке развернутым и скребущим металлический пол коридора таким же сочлененым звеньями как хвосты этих черных шипящих монстров кнутом. И на его правом плече было плазменное орудие. Оно издавало гудящие звуки и нагнетало энергию для очередного выстрела. А на левой руке блестели в слабом свете нескольких еле горящих и мерцающих здесь ламп длинные острые двойные лезвия.

Он вышел из почти полного мрака и в полный свой двухметровый рост. Одетый в защитную броню и в некую сверкающую из такого же металла сетку. Покрывающую все его тело от ног до головы пришельца.

Раздалось дикое шипение всех ящеров кто был здесь и они все заползали взад и вперед по потолку и стенам, готовясь к новой атаке уже на этого охотника. Даже тот ящер, что держал лежащего на полу Бьерна Тэйлора отпустил свою жертву и встал на две свои когтистые лапы и завращал своим сегментным шипастым хвостом. Он оскалился острыми зубами и зашипел. Но самый главный из них, и самый здоровый, что шел в это время к Таре Мозикер резко повернулся к нему издавая жуткий гортанный звук, и теперь уже направился прямо на охотника. Разинув свою жуткую зубастую пасть. Выставив в стороны с длинными сдвоенными пальцами и когтями свои в чешуе ящера с присосками руки. Размахивая в воздухе и полумраке переходного коридора, из стороны в сторону своим с острым наболдажником шипастым длинным хвостом.

Они шли друг навстречу другу и медленно сближались. И двигались друг к другу. Пока не остановились лицом к лицу. Словно рассматривая друг друга.

Они были практически одного роста. Что тот охотник, что этот черный монстр. По крайней мере, Таре Мозикер так показалось. Она, вытаращив свои глаза, уставилась на схватку двух непримеримых врагов. И даже не услышала, как к ней подскочил ползком по полу Бьерн Тэйлор и прижался к ней и к дверям эвакуационного аварийного модульного отсека.

Стальные лезвия и острые когти.

Сзади стал, рушился металлический изъеденный кислотой кровью ящеров длинный переходной коридор. В зеленом кислотном поднимающемся из самого низа тумана раздавались звуки падающего вниз на самое дно корабля изъеденного кислотой железа. Вполне возможно кислота из убитых тел ящеров могла проесть и внешний двойной корпус USS-CI526.

Осыпался практически весь титановый решеткой пол и местами даже стены.

Сами напуганные этим ящеры ксеноморфы зашипели и заползали по стенам и потолку, когда за их спинами обрушилось все в сам титановый трюм транспортника. Это место стало просто непроходимым даже для них. И им некуда было отступать. Они сами оказались теперь в ловушке и теперь были вынуждены двигаться только на противника и вперед. А за их спинами продолжал обрушаться весь переходной отсек. Образуя глубокий и широкий провал, изъеденный кровью кислотой ксеноморфов. В этом шуме и грохоте никто даже не слышал как отстыковалась одна из спасательных капсул, и понеслась стремительно вниз к самой планете. Она уносила прочь отсюда несколько живых коконов яиц королевы Йеолы и четверых взрослых, хоть еще и молодых избранных самим уже старым и самым старшим из всех ящером Маудуном охранников. Как и самого Маудуна. Спасающегося по приказу Шестой и своей королевы бегством. Спасающих себя и будущее еще не рожденной потомство королевы Шестой.

Капсула забитая полностью потомством королевы Йеолы оторвалась с шипением от днища грузового висящего на гелиоцентрической круговой орбите земного транспортного судна, яркой звездочкой, лишь мелькнула на короткое время между кораблем и планетой на фоне горящих ярких других звезд и исчезла в плотных слоях атмосферы планеты. Как раз в то время когда другой здоровенный ящер ксеноморф Тухрар, поднявшись на две свои задние с когтями и присосками ноги, двинулся к стоящему перед ним звездному охотнику Зеймуну. И остановился перед ним, глядя прямо в его глаза шлема маски.

Пауза несколько затянулась. Противники рассматривали друг друга, видимо оценивая и сравнивая свои возможности и силы. Схватка была неизбежной.

Охотник не упуская из вида своего опасного противника на некоторое время повернул свою голову в сторону Тары Мозикер и Бьерна Тэйлора и Тара первой поняла в чем дело.

- Он дает нам шанс – произнесла шепотом Тара Мозикер Бьерну Тэйлору – Код на двери - Она следом прошипела Бьерну.

- Какой к черту код, дверь не заперта - он шепотом прошипел ей в ответ, когда ее пальцы прикоснулись к клавиатуре набора номера кода. И Тара увидела, что действительно за их спиной дверь была открыта. Вернее, ее открыли с силой. Почти сорвав с креплений. До них сюда кто-то уже прорвался и тоже воспользовался спасательной капсулой.

- Черт – произнесла она Бьерну и запятилась в темноте в проход двери. А Тэйлор подобрав ее автомат на корточках прикрывая Тару Мозикер своей спиной стал тоже отходить в проем открытой двери.

И в этот момент громадный стоящий на двух своих ногах черный ящер, размахивая своим длинным шипастым хвостом бросился на своего противника.

Они мгновенно сцепились и полетели в саму темноту куда-то с грохотом ударяясь о металлические стены. А следом за сцепившимися было бросился, шипя, второй сильный и здоровенный ящер, кторый держал до этого рядового Бьерна Тэйлора. Но Тэйлор как по команде открыл огонь по второму ящеру. Сбивая его длинной очередью и разреая пополам пулями. А затем перевел огонь на следующего ползающего по потолку коридора и потом еще следующего. И выстреляв всю обойму бросился бегом за рванувшей с места бортврачем десантницей Тарой Мозикер, которая соскочив ломанулась во всю свою прыть в аварийный отсек к первой открытой для катапультирования спасательной капсуле.

Капсула была открыта. Почему? Таре было не до этого. И это действительно был единственный для них шанс. И они бросились бегом к спасательным капсулам, пробегая мимо той, что только что совсем недавно оторвалась от корабля и уже направлялась к поверхности самой планеты, оставив после себя пустой закрытый герметичной дверью ангар. Она растворившись в густой белой как в плотном тумане атмосфере, совершала посадку уже тормозя посадочными контрольными тормозными двигателями. Капсула гасила скорость до мимимума, чтобы открыть посадочный полосатый парашют. Она падала в стоящий под собой красный коралловый лес. Посреди заросшего красными коралловыми полипами деревьями соленоидного озера. С хищными большими вуавеальными гидроактиниями – горгофорами.

Тара Мозикер и Бьерн Тэйлор даже не раздумывая заскочили внутрь стоящей открытой капсулы, закрывая вход и задраивая герметичную створку толстого огнеупорного люка капсулы, включили таймер пускового отсчета. Все сработало как надо и положено. Как по команде. Когда за люком заскрежетали когти по обшивке капсулы и дверному люку. Это ксеноморфы настигли их, но ворваться уже внутрь не могли. Это было им не по зубам и когтям.

Тара Мозикер занервничала и прокричала – Ну, скорее же! Скорее!

- Давай, ты, действуй! – следом ей в отвтет прокричал и рядовой Бьерн Тэйлор – Двигай, давай, ты чертова посудина!

И заработала система отстыковки.

Щелкнули специальные замки и капсула покатилась по узким вниз полозьям к внешнему борту и второму шлюзовому люку. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее под уклон и въехала в открытые шлюзовые ворота. Она остановилась перед внешними створками выходного в космос люка из самого днища аварийного ангара спасательной системы USS CI-526 « POLURIOS». Следом открылись вентиляционные шлюзовые отверстия, выгоняя воздух, меняя давление одно на другое и саму компрессию внутри шлюза. И следом открывая выходной бортовой шлюзовой камеры люк под напором выдавливая как торпеду спасательную капсулу, как из торпедного аппарата в открытый ледяной космос. И она пулей лишь мелькнув в черноте безвоздушного холодного пространства, устремилась вниз, включив стартовые направляюще двигатели. Разогнавшись и как снаряд врезавшись в верхинй плотный слой маленькой и безымяной неизвестной планеты. Озарившись пламенем огня, от трения и выдерживая колоссальную внешнюю нагрузку.

Бьерн и Тара лишь вцепившись друг в друга и вжавшись в перегрузочные спасительные кресла. Прижатые страховочными ремнями, борясь с перегрузкой полетели вниз совершенно не ведая, что там их ждет. Лишь рассчитывая на вероятное и скорое спасение. Когда Зеймун и Тухрар полосуя себя когтями и острыми наручными лезвиями ударяясь о стены и пол дрались насмерть в полной темноте в окружении ящеров ксеноморфов. Обрывая провода и сбивая собой слабогорящие с потолка и стен лампы, люки и крышки вентшахт оставшейся еще не до конца разрушенной части узкого длинного переходного коридора. Вынося даже створчатые автоматические двери и все дальше и дальше удалялясь к корме USS-CI526. Они катались сцепившись по полу. Отбрасывая друг друга и соскакивая снова на ноги, кидались друг на друга, нанося удары своим смертельным оружием. И увеча себя. Вокруг них в той полной практически темноте стояло лищь жуткое шипение и визг бегающих по стенам и потолку ящеров ксеноморфов, которые не смели пока вступать в их драку, но ждали удобного случая, чтобы тоже отличиться в бою с охотником.

***

Он дал им возможность уйти. Он практически спас их. И они здесь были ни к чему. Совершенно ни к чему. Последние выжившие, из числа землян. Раньше он такого никогда не делал. А тут решил дать последний шанс на спасения, приняв на себя весь удар.

Это была его только битва. Его звездного охотника. Это его личная слава. И он ее делить ни с кем не собирался. Особенно с этими землянами. Но он им дал уйти. И принял на себя весь удар. Сцепившись с сильным как и он громадным и здоровенным черным ксеноморфом.

По всему было видно, он был предводитель этого большого отряда ящеров, что дрался яростно с ним и не желал уступать ни в чем Яуджи. Он рвал когтями своего противника остервенело и хлестал обвивая своим сегментным шипастым хвостом, но не мог победить. Зеймун был ему не по зубам. Зеймун и его наручные лезвия и его сила звездного воина охотника, не уступала ни в чем Тухрару. Он изовал на теле охотника теплоизоляционную сетку. И пробил местами даже его легкую, почти невесомую, но очень прочную броню, защищавшую жизневажные места воина охотника. Повредил ему даже шлем маску и своей кислотой кровью из ран обжог его тело. Но тот воин был очень живучим и мощным. И дрался так же как и Тухрар. И Тухрар проиграл ему. Проиграл битву Зеймуну. Исполосованный Тухрар вдоль и поперек наручными лезвиями охотника. Истекая и сжигая текущей кровью кислотой под собой пол и волоча свои кишки по решетчатому переходному коридору корабля из своего живота, попал под удар летающего управляемого Яуджи диска и потерял правую руку и свой хвост. Потом в его сторону полетела раскрываемая металличсеская самозатягивающаяся и фиксирующаяся сеть. Которая его всего захватила целиком и опутала, сдавила так, что прорезала всего и сломала ему все внутри под чешуйчатой черной кожей ксеноморфа Тухрара кости. Они были очень прочные. И тем не менее не выдержали такого давления той сети, опутавшей его целиком. И все что ящер успел крикнуть своим потданным воинам это команду к нападению и защите королеы и гнезда, порвав ту сеть, весь изломанный, он попал под удар плазменного снаряда плечевого орудия Яуджи. И все его подданые воины увидели как только ошметки полетели во все стороны от того, что еще было их командиром по имени Тухрар. И они следуя его последней команде, бросились все как один на звездного охотника Яуджи.

Это была славная битва. Битва в узком пространстве и в практически полной темноте. Расвирипевшие и мстящие за смерть своего командира ящеры прыгали на Зеймуна со стен и потолка. Часть из них не достигла своей цели и погибла прямо на лету от летающего режущего управляемго Яуджи диска. Другие погибли от его раскладного копья, буквально нанизанные подвое как на длинный вертел с двух сторон. А Яуджи крутясь как волчек, только колол их и резал ксеноморфов, разбрасывая по сторонам. И они отлетали и сбивали своих товарищей, ударяясь с грохотом и звоном о стены узкого корабельного коридора.

Но некоторые все же достигли своей цели. Когтистая мощная лапа одного из ксеноморфов сорвала маску и шлем с лица Зеймуна, и ему пришлось драться без маски, рыча как дикий зверь, щелкая своими раскрытыми и смыкающимися как у кузнечика выдвижными челюстями. И ревя на весь длинный полуразрушенный коридор, который продолжал осыпаться от кислоты и крови погибающих ксеноморфов. Другой ксеноморф вцепилсся обеими лапами и толкнул Зеймуна в глубину коридора сбив с ног, но он отбросил того, срубив его половину головы наручными лезвиями. Но когти ящера пронзили грудь Яужди и живот, глубоко прорвав и пробив длинными острыми как иглы когтями тело охотника. И если бы не металлическая теплоизоляционная, уже порядком изорванная сетка, надетая на тело Яуджи, то последстия были бы страшнее. Зеймуну бы разовали с грудью и живот. Но удар это имел все же последстия. Когти напавшего и уже мертвого ящера проткнули внутренние органы Зеймуна вызвав сильное внешнее кровотечение. Это еще в довесок к тем глубоким ранам от самого старшего ящера ксеноморфа. И облитый своей зеленой светящейся, как фосфор кровью Зеймун стал отступать, понимая что надо выходить как можно быстрее из этого боя. Все это происходило в подымающемся едком кислотном тумане из которого Зеймуну нужно было срочно выбираться. Иначе конец. И он не выполнит приказ старейшины Тукала. Ему пришлось быстро и стремительно отступать назад по коридору, выходя из обжигающего все израненное едкого кислотного тумана. Необходимо было стремительно отходить. И путь вел к машинному отсеку грузового звездного транспортника. Там можно было укрыться на время за толстыми бронированными дверями. И по возможности самому себе оказать экстренную врачебную помощ. И оттуда следуя по голографической карте конструкции USS-CI526, можно было снова добраться до искомой своей цели. Зеймун прекрасно и быстро перед штурмом изучил данные по этому кораблю землян. И теперь он знал, что придется идти снова по вентшахтам и верхним коридорам и отсекам до королевы и самого гнезда. К тому же можно было неожиданно появиться там. И сразу в самом гнезде, спрыгнув с самого потолка и напасть на королеву оттуда откуда та не ожидает нападения. Мало того, блокировать сами двери в отсек и отрезать оставшихся за теми дверями ксеноморфов от своей матери Шестой. И закончить все, пока те проберуться в траспортный отсек.

И это отступление было лишь временным отступлением. Вынужденным из-за серьезных ранений. Но он продолжал биться с врагами, отходя назад и поражая свои цели. За собой оставляя сваленными кучи чернокожих в чешуе жутких хвостатых молотоголовых зубастых монстров.

Это была славная битва. Жаль этого не видел старейшина Тукал и его Зеймуна родной старший брат Тарктал и все воины Яуджи.

В почти полной темноте, стоял рев, визг и шипение. Все это заглушалось грохотом ударов и выстрелов плазменной пушки, довершая разрушение узкого переходного коридора над самым трюмом USS-CI526 «POLURIOS». В который падали еще дергающиеся в смертельно агонии изрезанные и изрубленные трупы ящеров.

Обходной маневр

Зеймуну все же удалось отбиться от наседавшего противника. Он многих убил, но еще остались многие за той теперь закрытой прочно и плотно толстой бронированной титаном дверью в машинный отсек звездолета USS-CI526.

Это было просто везение, что он смог отбиться от такого колличества ящеров. И теперь дело было за специальной лечебной аптечкой. И надо было как можно быстрее залечить глубокие резанные и колотые раны на своем Яуджи теле. Залечить все ожоги и текущую кровь от потери которой Зеймун терял стремительно свои силы. И надо было передохнуть. И только здесь можно было это сделать.

Надо было подыскать себе надежное укрытие в этом довольно огромном закрытом и герметичном помещении, где был ядерный громадный реактор и огромные установки нагнетатели световой энергии. Внизу в днище запасы ядерного топлива. Зеймуну это все было не особо знакомо. Это принадлежало землянам. Но не Яуджи. Принцип передвижения кораблей которых был на иной тяге. Куда более мощной и более скоростной. На поглотителях энергии из космической пыли и переработке этой космической материи. Их суда не имели даже топливных цистерн как здесь, а работали за счет того, что было за бортом судна. За счет частиц и космической пыли, которую поглощали на ходу специальными приемниками установками. Этой космической пыли было полно в самой галактике. Вся звездная громадная заключенная в газ и пыль от звезд дискообразная состоящая из рукавов подвижная и летящая в межгалактическом пространстве система была просто насыщена ею и прочей иной материей от самих звезд. И ее даже не надо было добывать. Космос был просто переполнен этой материей. Из которой двигателя кораблей Яуджи и получали двигательную силовую сверскоростную и сверхсветовую тягу. Причем этот источник энергии был практически неиссякаем. Можно было сказать, что пока существовали сами звезды и сама галактика в которой жили Яуджи это все было неиссякаемым источником питания для двигателей звездолетов звездных охотников.

Зеймун истекая своей светящейся фосфором кровью, прибился в один из темных углов под нависающими трубами над его головой синтезирующей ядерное топливо перерабатывающей установкой, выбрав самое защищенное и надежное для себя место. Он, быстро не теряя времени, извлек медицинскую аптечку, прикрепленную со стороны спины к металлическому поясу. И положил ее пред собой, нажав на кнопку на овальном небольшом устройстве. И аптечка раскрылась. Там был шприц и ампулы с лекарствами. Набор специальных лекарственных заживляющих мазей и прочий портативный экстренный набор для зашивания глубоких кровоточащих ран.

Все это было хорошо, но все же длинные когти убитого того им ксеноморфа проткнули Зеймуну один из внутренних органов. И это он сам чувствовал. И из-за чего было внутреннее кровотечение. И это нельзя было устранить вот таким образом. Требовалась операция. И Зеймун понимал, что он обречен. Его все братья далеко, как и корабль «МАКРУРУС». Где ему могли оказать медицинскую экстренную помощь. И теперь все будет измеряться считанными часами и минутами. И он должен быстро, по крайней мере, закрыть верхние все раны и остановить внешнее кровотечение.

***

Сибул-Такма почувствовала как развернулся по широкой поворотной амплитуде их большой звездный корабль. С ощутимым поворотным наклоном, описывая расстояние в несколько миллионов километров. В повороте огибая на своем пути одну из солнечных систем в галактике. Получая еще дополнительный инерционный разгон. За счет гравимагнитной громадной силы одной из самых огромных планет в этой звездной системе.

И на судне было замечено ей довольно заметное оживление. Воины готовились к охоте и готовили свое вооружение. Они летели на охоту.

Это был приказ самого их командира Мокрота. Командира звездных воинов и охотников Яуджи.

Даже ее клетка, в которой она находилась в грузовом отсеке судна под названием «ГЕРОКРОПИУС», наклонилась так, что ей пришлось из-за своей увеличивающейся стремительно массы вцепится в решетку клетки своими четырьмя руками с длинными пальцами с присосками и смертоносными черными когтями. Она даже прижалась ребристой своей женской молодой грудью самки ксеноморфов к тем длинным прочным прутьям своей тюрьмы. И просунуть сквозь прутья наполовину свою голову с шипастой большой короной и опустить ее вниз, чтобы составить противовес своему телу скатывающемуся к задней стенке клетки. Это просто получилось чисто произвольно из-за потери равновесия. Еще бы она теперь королева. Но пока королева без потомства. Но все еще впереди. И ее эти прутья надолго не удержат. И она прислушалась и пыталась разобрать, что они щелкая своими как у кузнечиков челюстями, разговаривая друг с другом. И она понимала их и смогла разобрать их язык. Язык звездных охотников Яуджи.

Они общались друг с другом и решали как быть и что делать? Даже спорили друг с другом. И все же приняли общее единогласное решение. И, изменили курс своего корабля. Так приказал им их командир Мокрот, что пленил спящую Сибиул-Такму. И захватил летящую в космосе «СУРИЮ». И они куда-то спешили. Это была информация с «СУРИИ». И Сибул-Такма поняла куда они теперь летели, разгоняясь за пределы самого света.

Они летели туда, откуда она улетела. Они летели к тому воину охотнику, которого она тогда будучи еще малолетней девочкой и будущей молодой королевой обошла в переходном отсеке между кораблями. Он в камуфляже проскочил мимо ее и не заметил Сибул-Такму. А она сумела проскочить на его тот пристыкованный к кораблю ее матери Йеолы корабль.

Они летели к той маленькой укрытой густыми облаками планете во внутреннем рукаве галактики. Значит, она вернется к своей матери королеве Шестой. Она увидит свою мать королеву ксеноморфов Йеолу. Она увидит ту, которую не видела еще. Такого еще не было в природе ксеноморфов. И это было небезопасно. Обычно королевы не принимали своих дочерей. И к себе в гнездо не подпускали. Это нарушало все правила и законы ксеноморфов. И Сибул-Такме надо было покинуть быстрее родительсое гнездо. Но так получалось и Сибул-Такма не виновата, что так вот вышло. Но она даже рада этому. Сама про себя рада. Она летела к своей родной матери. Она хотела хоть на короткое время увидеть ее. И может, увидит Маудуна. И она поняла, что Маудун, этот самый здоровый из всех ящеров ксеноморфов, именно ее родной отец. Она только сейчас это почувствовала. И даже ощутила его на громадном расстоянии в сотни и тысячи парсеков от той планеты. Даже мать она так не ощущает как его. И она уже не сомневалась, что Майудун ее родной отец.

Она мечтала о встрече еще когда становилась королевой. В полете на «СУРИИ». Когда набирала массу тела, росла, приобретая вторые на своей девичьей груди руки. И отращивала себе королевы большую корону.

И Маудун должен ее увидеть. Увидеть свою родную дочь. Дочь, одну из двоих близняшек, которую спас от зубов своих прожорливых собратьев. И она хотела увидеть его. Она Сибул-Такма даже чувствовала, что эта встреча состоится.

- Отец – произнесла Сибул-Такма – Я твоя дочь, Сибул-Такма. И я увижу тебя.

***

Яуджи Зеймун, знал, что это его последняя и решающая схватка. Схватка решающая все. И он, докажет самому себе, даже ценой собственной жизни, что он не хуже своего родного брата Тарктала. Он выполнит то, что приказал сделать его командир и всей группы звездных охотников старейшина Тукал.

Тукал, самый старый из всех звездных воинов охотников его рода Яуджи. И все подчинялись Тукалу. Даже его брат Тарктал. А Тарктал, самый сильный и здоровый из всех охотников, убивших много ящеров ксеноморфов, как яркий пример ему родному своему брату Зеймуну.

И вот, этот бой был последний и самый решающий. Последний бой. Бой с маткой чужих. Маткой сбежавшей с ВG-386 и с подземного каменного храма хищников. Шестая, и ее мать была убита Таркталом. Она сгорела в самом храме в огне вместе со своим выводком.

Тарктал, прошел тот путь воина и заслужил священную маску Яуджи. Древнюю маску. Маску, видящую ксеноморфов в полной темноте.

- Тарктал – щелкнул клыкастыми выдвижными внешними челюстями как у кузнечика или жука Зеймун. Он произнес имя своего родного брата на своем языке Яуджи. Получившего все почести и награды в отличие от младшего своего брата Зеймуна – Я, Зеймун. Я твой брат и я не хуже тебя, брат мой. Я, или погибну, или вернусь с головой королевы ящеров.

Яуджи знал, это было последнее, что предстояло ему сделать. Один на один, добив королеву в ее же муравейнике. Успеть до взрыва. И уже запущен был отсчет. И времени оставалось на одно, последнее сражение. Сражение насмерть.

Звездный охотник знал, что победить матку, почти невозможно. И это заводило его как воина и охотника. И этот бой, теперь будет его последним боем.

Он предчувствовал это и предчувствовал, что ему здесь будет суждено погибнуть.

Еще когда он отправил обратно в сторону своей планеты свой звездный перехватчик «СУРИЮ» с информацией о себе и своем местонахождении.

И этот последний бой, будет боем чести. Чести воина Яуджи. И это теперь было приоритетной задачей.

- Я прославлюсь Тарктал, также как и ты – произнес, щелкнув клыукастыми выдвижными как у кузнечика челюстями Яуджи Зеймун – Даже, если умру. И об этом узнают все Яуджи и старейшина Тукал. И узнает Зайна.

Зеймун вспомнил о Зайне. Это было как-то для него неожиданно. И именно сейчас, перед решающим сражением. Перед вторжением в само гнездо главного ксеноморфа королевы матки.

Он вспомнил о Зайне, уже собрав все, что мог еще применить как оружие для нападения на огромную королеву, закрывшую собой свое гнездо с коконами яйцами. И защищающую самоотверженно свой улей.

Зеймун вспомнил о ней. О женщине Яуджи. Женщине избравшей его. Его воина их племени. Одного из троих. Там, на Куифии, в глухих непроходимых джунглях. На самой охоте. Так женщины из племени делали всегда.

Женщина Яуджи, женщина - охотник. Женщина – воин.

Она могла выбрать другого, но выбрала его Зеймуна.

Она следила за их охотой и выбирала лучшего из троих. И выбрала его Яуджи Зеймуна.

Это было ее родовое право, выбрать себе любовника и отца, ее будущих и всего племени Яуджи детей. Право стать матерью будущих звездных воинов охотников. Детей, которых он не увидит никогда. Он и сам никогда не видел своего отца. Как и его родной брат Тарктал. Зеймун помнил только мать и первые уроки охоты. Чему его она учила. До того как он попал в клан воинов Яуджи. Мужской клан, и навсегда покинув свою планету. Попал в один из многочисленных кланов воинов мужчин охотников. Под руководством старейшины Тукала.

Он вспомнил о Зайне.

Да, были и женщины охотники Яуджи. И Зайна была одной из них. Молодая, как и Зеймун и сильная.

- Зайна – произнес, снова, щелкая челюстями, на своем языке Яуджи Зеймун – Это, ради тебя.

Он знал, что теперь «СУРИЯ» далеко в пути. И она несет всем воинам Яуджи о его подвиге и месте его гибели известие на Гелону. Весть его родному брату Таркталу. Если он будет еще жив. Что, теперь, эта весть летит со скоростью, превышающей в четыре раза скорость света. Летит туда, где когда-то был его родной дом и его братья. Где впервые он вступил ногами на борт «МАКРУРУСА». Впервые, и навсегда, покинув родную планету, отданный своею матерью воином в руки самого Тукала. Его и его родного брата Тарктала. Где ему предстояло пройти посвящение. И которое, будет теперь, уже здесь. На этом корабле землян. Смертельное посвящение в воины клана Яуджи.

***

Зеймун, стал проверять все свое снаряжение еще раз. Автоматический плазмомет с лазерной наводкой был выеден из строя, как основное свое сокрушительное и самое разрушительное оружие всех звездных охотников Яуджи. Затем свою поврежденную маску, позволяющую менять спектры тепловых видов, подстраивая их под глаза самого Яуджи, видящего только в спектре теплового излучения. И пришел к выводу, что с нее толку будет мало, как и с плазменной пушки. Следом он проверил свои на руках выдвижные раскладные режущие все живое ножи из легкого, почти невесомого, но очень прочного, пробивающего все металла. Металла с его родной планеты. Планеты охотников, такой сейчас далекой отсюда. Они были сильно оплавлены от кислоты и крови ксеноморфов, но все еще были острыми и опасными, но с трудом складывались и убирались в наручное свое автоматическое крепление.

Зеймун, проверил свое копье и летающий режущий лазерный диск. Это меньше всего пострадало в бою с ящерами, так как их Зеймун меньше всего применял. Но, главное сейчас его свернутый висящий на его поясе сочлененный ячейками из такого же легкого и прочного блестящего металла кнут. Это оружие выдавалось не всем Яуджи. А только тем, кто это заслужил. А значит, Зеймун, уже кое-чего заслужил, и был готов на большее. Это доверие самого старейшины воинов Тукала.

Зеймун кнут заслужил бок, о, бок со своим братом Таркталом на далекой отсюда планете Зиорп. Их колонизированной заросшей лесами планете. Которая была полигоном для всех охотников. И для их враждебных сородичей. Тоже Яуджи, но более сильных, чем даже его брат Тарктал и любой воин их расы. Соседи с соседней планеты и из соседней солнечной системы. Всю жизнь они враждовали, и враждуют до сих пор. И мир их не брал. Все занимались охотой и подготовкой своих звездных охотников воинов. И часто, время от времени они пересекались и устраивали побоища друг против друга.

Но, их здесь не было. На той планете, он Зеймун, все же смог убить троих тех враждебных Яуджи. Смог и перехитрил своих потенциальных врагов. И тогда заслужил этот боевой кнут от самого старейшины Тукала.

Зеймун проверил этот на поясе повешенный длинный режущий все живое в куски рваной исполосованной плоти и костей, сочлененный секущими очень острыми, как лезвия бритвы звеньями кнут.

Он проник в рубку звездолета и включил таймер самоуничтожения корабля. Тут до него уже побывали. И не раз. И он ощутил это. Зеймун подключил таймер подрыва к своему модулю самоликвидатору. И ввел базу данных своего электронного ядерного теплового устройства. Теперь оно уже скорее функционировало как бомба, чем как смежная система управления плазменной пушкой и системой наводки. Теперь, если ему суждено проиграть, то и королеве с ее выводком не выжить.

И пора было выдвигаться.

Он уже победил все окружение королевы. Оставались ее еще охранники и сам улей. Но, он его Зеймуна не особо интересовал. Если он победит матку королеву, то все равно, все здесь взлетит к самим звездам. А, он Зеймун с победой и отпрепарированной головой королевы вернется назад. Назад к своим братьям и сестрам. Он, вернется на свою планету уже таким же победителем как его старший брат Тукал. Он воспользуется спасательными капсулами самого корабля и высадится на планету. Он так рассчитывал, если победит. Он отослал с координатами свою «СУРИЮ». И ее уже должны были перехватить свои. И они должны были лететь сюда. Рано или поздно, но братья его будут здесь. Будет старейшина Тукал и брат Тарктал. И он получит славу, славу воина Яуджи.

Он перебил всех почти ящеров королевы этого улея. И теперь не было никого, кто бы преградил ему Зеймуну дорогу. Это была дорога теперь в один конец, и здесь у этой маленькой неизвестной Зеймуну планеты. Планеты с голубой плотной атмосферой. Планетой, даже ему неизвестной. Как и место, в каком, он теперь находился вместе с этим звездолетом.

Который он настиг, почти на подлете к этой солнечной системе, такого же, как и его родное светило солнца. Он отослал «СУРИЮ» с координатами своего местоположения. И ее дуложны будут перехватить свои, рано или поздно, но должны. И брат Тарктал узнает, где его брат Зеймун.

Тарктал его родной брат, одолел мутанта чужого. И вышел победителем. Он убил одну из самок, и прошел с должным достоинством воина часть своего пути. Теперь настало время быть победителем и его младшего брата Зеймуна.

Он слышал о тех трех молодых Яуджи воинах погибших на той планете под названием земля. Как ее звали те, что там жил. И чей был этот потерянный угнанный чужими ящерами звездолет. Он, слышал о том сражении на южном полюсе земли в подземном храме. Таком, же, как и тот, тоже уничтоженный взрывом. В лесах, возле которого, Зеймуну пришлось драться и с чужими и с этими людьми, слабыми и беспомощными без своего оружия.

И вот, Тукал, старейшина и командир Яуджи, послал его Зеймуна в погоню за этой сбежавшей лабораторной маткой. Он доверил ему важное дело. И он обязан выполнить свой долг. И обязан доказать, что он не хуже брата Тарктала.

Зеймун показал себя в сражении на той планете. Он, тогда сам уничтожил много еще выживших чужих, и даже тех, кто называл себя люди. Они стреляли в него. И, там, пришлось их убить. Таково правило звездных скитальцев охотников. И вот, Тукал, послал его за этой самкой королевой. И он, привезет ее отрубленную ему голову. И, он Зеймун, будет даже лучше своего прошедшего ритуал посвящения родного брата Тарктала.

Лучше тех, кто упустил эту королеву. Эти люди. Это их вина.

Они были неплохими воинами. Но, не были конкурентами, хоть в чем-то, звездным охотникам. Такие были и здесь на этом звездолете. Чудом, выжившие в логове чужих. В гнезде ксеноморфов ящеров. Но, сейчас, их не было никого. Они, кто остался в живых сейчас внизу на планете. Он дал им шанс выжить.

Они были неплохими бойцами, но гибли мгновенно. Порой толком, не сумев постоять за себя. Он их не жалел. Яуджи не знают слово жалость. Это не свойственно звездным охотникам воинам. Они живут тем, что предписано их существованием. Жизнь или смерть в сражении, даже с такими, же, как они сами Яуджи.

Зеймун теперь один. Один против всех своих врагов. Как и положено быть воину охотнику. Лицом к лицу со своим противником. И ни чувства страха или чувства поражения в уме у Зеймуна. Ничего, кроме победы.

Только победа или смерть.

Ему, Зеймуну придется все исправить. Это доверие старейшины из рода звездных охотников, было делом сейчас самой чести для воина охотника Зеймуна. И это доверие старейшины его рода было, единственным, его, как воина Яуджи испытанием. Испытанием одинокого охотника. Охотника одиночки. Самым рискованным и самым почетным. Даже Тарктал, тогда не сравниться с Зеймуном.

- Брат мой, Тарктал – щелкнул челюстями Зеймун – Не взирая на свои тяжелые ранения, я докажу всем и тебе, что я, не хуже тебя. И всех других наших воинов Яуджи. Не хуже.

Возможно, ему не выйти победителем из этой схватки, схватки с очевидным концом. Потому, что матка, королева в силе несравнима ни с чем. Даже опытные и самые натренированные воины его рода Яуджи уступают ее силе.

Но, тогда, никто и не узнает о его смерти. Ведь, здесь будет все, уничтожено после его смерти взрывом. Даже та королева, если она победит, как и ее выводок.

Он перестал сам про себя рассуждать. И отстегнул от своей головы поврежденную в бою с ящерами шлем маску. Она пришла в полную непригодность. И теперь только ему мешала. И отсоединил, такую же поврежденную свою плазменную пушку, которую в таких условиях было не починить. Она теперь была лишь лишним бесполезным грузом. И сбросил всю с батареями и генератором плазменную установку прямо на пол вентиляционной заполненной отработанной водой шахты.

Он здесь уничтожил много ксеноморфов, что уже хватило бы на громкую славу среди звездных охотников, но это было еще не все. Он не выполнил главного пока задания.

Шестая. Эта беглянка и самка. Если ее не убить, то она продолжил выводить свое потомство. И тогда этих ксеноморфов будет столько, что уже их будет никому не одолеть.

Здесь и должно будет все закончиться и именно сейчас.

До трюмного главного грузового отсека оставалось немногим более ста метров. Не более ста метров над самым главным гнездом королевы. Над ее головой. И она, возможно, не ожидает такого вероломства и нападения сверху. И там его ждала либо смерть, либо победа. Победа и слава воина Яуджи.

Он все еще раз проверил, от летающего с лезвиями управляемого боевого диска до копья и кнута. И пошел, совершенно не маскируясь в свой световой камуфляж в сторону грузового главного отсека. Пробираясь дальше по грязной застоявшейся воде. В полутемноте над отсеками и переходами.

Этот бой будет последним и самым смертельным из всех, которые были здесь. И силы будут не на равных. Остается рассчитывать лишь на свои навыки и боевые возможности своего оружия. И напоролся, чуть ли не сразу на засаду из трех совсем молодых ящеров.

Это были братья. Тройня. Из одного кокона яйца. Этакий подарок от матери королевы. Шестая Йеола была особенной королевой. И она вынашивала коконы яйца с близнецами. И прошла вторую свою стадию биологической жизненной фазы ксеноморфа. После некоторой непродолжительной задержки. Кроме того, она еще выросла на целый метр. И ее корона стала еще массивней, и удлинились ее шипы. Появилась раскраска. Как и по всему телу черной королевы. Белые полосы на ногах и руках Шестой. И по телу со спины к животу. Даже ребристая грудь самки стала светлее, как и ее сам живот до самого длинного сегментного с острым, как копье наболдажником смертоносного шипастого хвоста.

Йеола вернулась назад от ворот грузового отсека в центр муравейника. И ее яйцеклад сократился до прежних размеров. Его стенки стали толше и оборвать его было бы ей теперь гораздо сложнее. И она прекратила откладывать яйца. Она стала живородящей. Ее коконы яйца были лишь верхней оболочкой для уже живых внутри их эмбрионов. Это упрощало деторождение главной матки этого уникального улея.

И эти первые вылупившиеся из первого яйца не нуждались теперь в носителе. Как в осьминогопауке, так и в том, в ком им приходилось до развиваться, и питаться его плотью кровью и соками организма. И они те первые и напали на Зеймуна на верхнем этаже, куда он шел с целью запустить систему подрыва звездолета. Это было как раз над самым гнездом самки королевы и выше на несколько этажей. И те трое подготовили самостоятельно здесь на него засаду.

Яуджи спешил и не был так теперь осторожен как раньше. Время теперь работало не на него, и надо было срочно принимать экстренные меры. Он был тяжело ранен, и он чувствовал приближение своей гибели. И прекрасно теперь понимал, что вероятно не выживет. Особенно когда почувствовал внутреннюю боль и как силы покидают его Зеймуна. И он прекрасно это теперь понимая, решился, на последнее. Надо было запустить от своего теплового ядерного на левой руке источника и самоликвидатора систему самоуничтожения этого корабля. И он знал как. Он знал конструкцию транспортника землян и изучил все еще до своей охоты. Надо было проконтролировать подрыв корабля на орбите планеты. Но так проконтролировать, чтобы успеть совершить свой последний шаг. Шаг к величию звездного воина. Успеть убить саму матку королеву до того как взорвется корабль. И не раньше.

И Зеймун попал в очередную засаду. Засаду из трех тех близнецов братьев ящеров.

Они сбили звездного охотника с его ног и повалили на металлический пол. Это произошло недалеко от главного отсека транспортника USS-CI526 «POLURIOS». Как только Зеймун проник вентиляционную шахту, открыв потолочный люк, и спрыгнул вниз в самом верхнем длинном и освещенном коридоре USS-CI526.

Они набросились на него сразу все трое. И вцепились в него своими двойными зубастыми челюстями. Но они были молодые особи и еще не имеющие жизненного опыта. Совсем сосунки и новорожденные, и потому проиграли первый свой и последний ему бой. Да и их силы были еще не те, что у взрослых ксеноморфов.

Зеймун вырвался из их зубов, хотя изрядно был ими покусан и получил еще несколько дополнительных травм в довесок к имеющимся. Он их убил буквально голыми руками. Одного за другим.

Одному и, видимо главному и самому старшему в тройне, он просто сломал шею и почти оторвал молотоголовую голову. Второго разрубил пополам наручными лезвиями, расплескав его кровь и кислоту по коридорному отсеку. Третьего, и, наверное, самого младшего из братьев. Он, просто схватив за его длинный шипастый ящера хвост, захлестнул о металлические стены длинного окутанного кислотным туманом верхнего корабельного переходного коридора. Просто бил его, держа за его хвост до тех пор, пока тот не испустил свой дух. Упав на решетчатый титановый пол, и даже больше не дергался.

Зеймуна несколько даже удивило, почему эти трое оказались здесь и без присмотра старших. Возможно, они были непослушными и сбежали из главного гнезда и своей матери и других ксеноморфов, которые, вероятно его сейчас ищут где-то внизу. На нижних корабельных этажах отсеках и уровнях. Карауля по всему звездному судну, но не здесь, где он разделался с этим еще мало опытным молодняком. И это было на руку Яуджи охотнику. Это был обходной стратегический маневр. И он удался звездному охотнику Яуджи.

Зеймун запустил систему ликвидации корабля в рубке управления, подключив свой самоликвидатор к системе самоуничтожения судна, и сверил время. Он рассчитывал успеть все завершить до взрыва на орбите планеты. Теперь все менялось. И о спасении самого себя речь не шла.

Он умирал, и его тело внутри было заполнено его кровью. Это был конец. Конец его пути. Пути к славе звездного охотника. Он чувствовал, как в теле подымался стремительно жар. А это означало, начинался воспалительный процесс. Дальше заражение и мучительная смерть. Причем вполне возможно не быстрая. И надо было пройти свой путь быстрее. И завершить то, зачем он здесь. Это его долг и обязанность, возложенная старейшиной Тукалом. И он не подведет его. Не подведет никого, кого оставил там, в тысяче парсеках от этого места своего последнего сражения. Посланная с координатами его последнего боя его «СУРИЯ» даст знать остальным, где Зеймун нашел последнее свое пристанище. Здесь у этой маленькой с голубой атмосферой планеты. Здесь его дух воина Яуджи будет жить вечно. В этой неизвестной никому солнечной системе красного солнца. В месте, где будут чтить его память всегда все воины племени Яуджи.

Последняя схватка

Это была последняя их смертельная ведущая к погибели обоих схватка. Схватка воина Яуджи и Королевы Матери Ксеноморфов.

Спустившись до самого низа через все перекрытия и уровни, вентшахты, он буквально, свалился на ее увенчанную огромной шипастой, похожей на веер короной голову, прямо с потолка грузового отсека. Выбив потолочный люк и спрыгнув с десятиметровой высоты. И они сцепились с ней один на один. В ее гнезде, среди ее коконов яиц. За закрытыми большими бронированными толстыми воротами, которые отгородили других ксеноморфов от его и самки королевы. Которые шипя и издавая громкие верезжащие в бешенстве звуки бились в те ворота, скребя их когтями. И неслись по вентиляционным колодцам и шахтам, потолкам, стенам и коридорам на призыв своей матери Йеолы.

Это был смертельный бой и последний для самого Яуджи Зеймуна.

Весь израненный сам Яуджи, потеряв все свое практически последнее оружие. В расколотой в дырах защитной броне и изорванной, практически в клочья теплоизоляционной сетке, в чудовищных от когтей ранах. Нанес последний удар ей своим длинным острым раскладным копьем. И пронзил снизу вверх насквозь Шестой ее голову, поражая ее, и нанося последний смертоносный свой удар.

Пробив насквозь мозг королевы Йеолы. Засаживая намертво то свое копье через шею и голову в сам тот ее, словно воротник, толстую головную шипастую корону. И именно тогда, когда, она уже думала, что выиграла этот решающий бой.

Последний их смертельный бой. Бой, не на жизнь, а насмерть. Именно, тогда. Когда, она Шестая, сама вся израненная. С пробитой ребристой грудной клеткой в нескольких местах и поврежденными внутренними органами. Схватила его, обвив, и пронзив своим длинным в шипах королевы самки хвостом.

И, схватив его своими четырьмя руками, готовясь уже его разорвать на куски. Он все же, сделал это. Именно когда, она пронзила насквозь его тем мощным с острым жестким наконечником как гарпуном самки королевы хвостом, перерубая Яуджи Зеймуна его позвоночник. И почти рассекая пополам его тело. Он все же, нанес тот смертельный ей королеве ящеров роковой сокрушительный удар. В самый последний момент, когда та, поднесла его к себе, к своей с раскрытой двойной зубастой пастью голове. Уже практически, сам, умирая и ожидая последнего удара от своего соперника.

Яуджи, весь истекающий своей зеленой светящейся, как фосфор кровью, сразил ее. Шестую. Именно, в тот самый момент, когда в главной рубке отсека управления USS – CI 526 «POLURIOS» включился таймер самоуничтожения десантного земного транспортного корабля. Он запустился от ручного детонатора Яуджи. На автомате, как и ядерный самоликвидатор умирающего Зеймуна.

В тот же самый момент, когда, и где-то там внизу уже на планете, оставшиеся в живых и спасшиеся четверо ящеров ксеноморфов, выскочив из открытой спасательной капсулы и из самой гущи мадрепоровых красных кораллов, спасали несколько уцелевших коконов и самих себя, выскочив из вязкого соленоидного озера. И прижав к себе те яйца своей матери королевы, уносили свои ноги от кошмарных хищных вуалевиальных актиний и гидромедуз. Спасаясь бегством и сами, становясь жертвами местных жутких и прожорливых тварей.

***

- Маудун - простонала израненная Йеола – Я верю, ты спасешь наше племя. Я верю в тебя, мой любимый муж Маудун. Я доверила именно тебе это. И ты не подведешь меня. Прощай, Маудун.

Она, собираясь, последний раз посмотреть в лицо своему противнику. Лицо того, кто пришел за ней на этот корабль и прервал их долгий сонный полет к родной планете. Лицо того, кто пришел за ней и ее детьми. Чтобы убить их всех и снискать, снова себе яркую звездного воина славу.

Получив смертельный, последний удар его копьем охотника, и умирая, она сейчас думала о тех, кто сбежал с этого корабля. И прошипела, что-то ему на языке ящеров ксеноморфов. Но, он не понял ее, потому что умирал сам. Облитый собственной льющейся из растерзанного, почти в клочья тела светящейся в полутемноте грузового отсека, как фосфор кровью. И сгорая до костей от текущей прямо на него крови самки королевы.

Он думал сейчас о своих братьях воинах и звездных охотниках. О брате Тарктале и старейшине Тукале. О любимой Зайне и планете охотников ГЕЛОНЕ, которую так никогда и не видел, и не увидит уже никогда. Он умирал как воин. С честью и доблестью звездного охотника Яуджи.

- Дело дрянь – лишь произнес Яуджи, испуская дух. И королева, упав на колени своих огромных трехпалых с когтями и присосками ног, разорвала то, что еще находилось в ее четырех когтистых руках. Разбросав по сторонам сгорающие, как словно в огне, дымящиеся едким кислотным дымом останки звездного побежденного ею воина. Разбрасывая по сторонам его руки и ноги. И разбрызгивая его во все стороны летящую зеленую светящуюся, как фосфор кровь. По всему грузовому огромному отсеку звездолета. Среди своих коконов яиц.

Шестая, еще раз успела победоносно, прореветь на весь этот отсек. Выдвинув изо рта второй с зубами рот. Напоследок окинув своим взором свое гнездо и оставшийся теперь без ее присмотра муравейник.

Замертво упав на пол грузового отсека. Судорожно дергаясь в смертной агонии. Когда сработали детонаторы взрывных устройств, встроенных в корпус огромного грузового звездного корабля, и тот самоликвидатор на упавшей оторванной левой мертвой руке, что когда-то принадлежала звездному воину Яуджи Зеймуну.

Раздался чудовищной сокрушительной силы взрыв. И вспышка озарила немой космос. За ней еще одна и еще. Сжигая ядерным взрывом всех еще оставшихся в живых ящеров ксеноморфов и все, что было внутри транспортного судна. Беззвучно, только ярко осветив все вокруг на орбите маленькой затянутой как сплошным молочным туманом густыми облаками планеты.

Полетели в разные стороны обломки. На огромной скорости, рассекая черное космическое пространство и кувыркаясь в межзвездной ледяной пустоте. Еще одна яркая вспышка озарила все вокруг звездное пространство и ледяной космический холод. Это взорвались баки с ядерным топливом и сама двигательная установка. Преобразовавшись в огромный яркий ослепительный огненный расширяющийся стремительно в разные стороны шар. Который, вновь взорвался, словно лопнув, как мыльный пузырь. Без какого-либо звука. Просто, снова ярко вспыхнув, над самой маленькой под ним планетой. И на том месте, где только, что был бывший десантный транспортный звездолет USS – CI 526 «POLURIOS», уже не было ничего, кроме разлетающихся его превращенных в оплавленное изодранное взрывом в мусор и крошево деталей.

Прямо над маленькой безымянной и не известной никому планетой. Планетой так обманчиво похожей, на его родную землю.

Все что от него осталось, понеслось в стороны, кувыркаясь от места самого ужасного взрыва. По всей солнечной системе красного гиганта. Падая и на эту маленькую, покрытую плотной атмосферой планету. Сгорая в ее слоях, насыщенных кислотными парами и инертными газами. Растворяясь в ее густых клубящихся и белых как молоко облаках.

Они, сгорали от трения в плотной атмосфере самой планеты, не достигнув даже ее поверхности. Как раз в то самое время, когда над планетой завис еще один корабль. Занимая гелиоцентрическую орбиту, он завис над самой планетой.

Это был корабль звездной земной конфедерации. И там уже, все по команде были на ногах.

Они прибыли по заданным координатам погибшего командира десантников Джимми Крэнтона и по сигналу посланному – SОS!

Это был первый корабль с разведывательным десантом. Его цель разведка данного неразведанного пока никем в галактике района и орбитальный вооруженный контроль захваченной планеты.

Три роты в бронированных скафандрах десантников под руководством своих командиров готовились к планетарной разведывательной высадке.

Военные десантники готовили роботов и вездеходы и вооружались мощным своим вооружением, когда следом в этом же районе появились еще военные корабли и транспортные гражданские суда дальнего действия. Зафрахтованные компанией «WEYLAND YUTANI».

Эскадра судов на малом ходу и тормозя своими маневровочными двигателями, подошла к маленькой с голубой атмосфрой планете, ведя связь и отдавая приказы и команды между собой.

Они тоже остановились недалеко от первого военного десантного земного судна. И тоже, стали готовиться к высадке своего большого военного научного и исследовательского состава, готовя очередную колонизацию во Вселенной под громким названием «МЫ СОЗДАЕМ ЛУЧШИЕ МИРЫ».

Конец 1 фильма

Киселев А.А.

15.08.2016 - 08.12.2016 г.

(63 страницы)

Ваша оценка: None

Быстрый вход