Песнь после апокалипсиса. Глава четвёртая.

Курт сидел в комнате управления комплексом, закинув ноги на край стола, и лениво поглядывал в мониторы, которые расположились перед ним несколькими рядами. Он смотрел на поле вокруг «Малахита», которое было усеяно людскими телами. Турели нещадно уничтожали любого вошедшего в область действия их датчиков и через некоторое время нападения прекратились. Псионик переводил взгляд с одного экрана на другой, глядя на то, как человеческие фигуры, стоящие вне зоны действия датчиков защитных систем завода, внезапно падали на землю. Несколько минут назад он поручил Тэрану и Нэйксу подняться на крышу, чтобы подготовиться к прорыву, уменьшив число тех, кто может держать оружие, а также попытаться найти неизвестного манипулятора.

Наушник Курта мелодично пропел.

- Слушаю, - лаконично ответил псионик.

- Это Лесли, - прозвучал из динамика голос учёного. - Мы почти закончили. Можешь спуститься на аванпост?

- Иду, - ответил Курт, и нажал на кнопку сброса вызова.

Он еще раз всмотрелся в изображение на мониторах, выкрутив ручку громкости системы аудио наблюдения на максимум, но услышал лишь тишину. Мертвую, гнетущую, предрассветную тишину. Когда-то в столь ранние часы повсюду пели птицы. Когда-то в это время можно было включить радиоприёмник и услышать бодрый голос Джерами Роно, диктора, любимого миллионами за тонкий английский юмор и обволакивающий бархатистый голос. Когда-то в эти часы в больших городах просыпались люди. Но нет больше тех городов, тех людей и тех птиц, а включивший радио на частоте харизматичного англичанина услышит разве что шум муравейника мутантов, да техногенную какофонию.

В ангаре стоял оглушающий грохот и удушливый запах сварки. Вооружившись кувалдой и сварочным аппаратом, Лесли и Хорхес обшивали легкий багги броней из стальных листов. Девочка-псионик сидела неподалёку, укутавшись в теплое походное одеяло, из-под которого выглядывали только ее голова, да голова ее плюшевого медведя, которого она словно величайшее сокровище прижимала к себе. За все это время она не проронила ни слова, лишь иногда тихонько шмыгала носом и пыталась подавить накатывающие волнами слезы. Подойдя к девочке, псионик улыбнулся.

- Здравствуй, - как можно мягче произнёс он, доброжелательно улыбаясь. - Меня зовут Курт. А тебя?

Девочка вжала голову в плечи, опустила глаза и ещё сильнее прижала к себе игрушку.

- Ее зовут Марта, - ответил за неё Хорхес. - Она редко разговаривает с незнакомцами.

- Не бойся, я здесь, чтобы помочь тебе, - улыбнулся псионик.

Девочка недоверчиво посмотрела на него, а затем опустила глаза и кивнула.

- Вот и все. Можно пользоваться, - произнёс Лесли, отложив сварочный аппарат и стянув с рук мокрые от пота защитные рукавицы.

Курт подошел к машине и критически осмотрел её.

- Неплохая работа, - наконец заключил он. - Выдержит?

Хорхес поставил рифленый армейский ботинок на армированное крыло только что усовершенствованного багги, чиркнул зажигалкой, и раскурил самокрутку. К запаху раскалённого железа прибавился терпкий аромат степных трав.

- Я эти штуки собственноручно собирал, - с ноткой гордости в голосе произнёс он. - Выдержит. Правда, он стал намного тяжелее, и, если попадется особо крутой подъем, будут проблемы.

- Значит, придётся лучше выбирать маршрут и надеяться, что нам повезет, - констатировал Лесли.

В это же время на крыше завода Тэран старательно пережевывал армейский сухой паек, запивая его водой из фляги, в то время как Нэйкс увлеченно ловил в прицел своего оружия очередную жертву. Винтовки «Чингисхан», которыми вооружились стрелки, считались хорошим оружием ещё до катастрофы, однако сейчас, на просторах нового мира, когда смерть в любой момент могла появиться даже из-под земли, они по праву стали одними из лучших. Хорошая скорострельность, точность, а также возможность использовать четырехкратный оптический прицел, возвели их в ранг крайне востребованного и эффективного вооружения.

Затвор винтовки Нэйкса откатился назад, а затем плавно вернулся в исходное положение. На близлежащем холме, одна из покачивающихся фигур упала навзничь и больше не шевелилась.

- Есть! – Радостно ухмыльнулся стрелок и уселся на пол рядом со старшим товарищем. - Четырнадцатый. Ха! Ты не переплюнешь мой рекорд!

- Это тебе не соревнования на меткость, - покачал головой Тэран. - К тому же мы…

Коммуникатор мелодично напомнил о своём существовании, перебив его. Несколько секунд стрелок внимательно слушал сообщение, а затем спокойно кивнул:

- Принято. Сворачиваемся.

Они поднялись, и, пригнувшись, побежали в сторону небольшого люка, ведущего с крыши завода внутрь. По пути Тэран, опустив ствол «Чингисхана» на парапет крыши, прицелился, а затем аккуратно спустил курок. Пуля в мгновение ока пронеслась десятки метров до цели, и, врезавшись в замершее в неестественной позе человеческое тело, повалила его на землю.

- Двадцать четыре, - констатировал Тэран. - Тренируйся.

Он похлопал расстроенного напарника по плечу и взялся за поручни лестницы, ведущей в прохладную темноту завода. Спустя несколько минут вся команда была в сборе.

- Докладывайте, - обратился к стрелкам псионик.

- Уничтожено около полусотни единиц личного состава противника, - обеспокоенно рапортовал Тэран. – Как-то странно всё это, я тебе скажу. Они просто стоят, покачиваясь из стороны в сторону, и ничего не делают.

- Непонятно почему их хозяин дал вам убивать его подручных так легко, - нахмурился Курт. - Много их осталось?

- Я насчитал около полутора сотен, не считая тех, кого ликвидировали мы с Нэйксом, - пожал плечами Тэран.

- Хорхес, - обратился к пулемётчику псионик. – Сколько человек насчитывал Восход?

- Сто четырнадцать человек вместе с нами двумя, - ответил тот.

- Видимо остальные – это те, кто пришёл на призыв о помощи, - скривился Тэран.

- И ладно, - с улыбкой ответил Нэйкс. – Справимся!

Курт и Хорхес, не сговариваясь, покачали головами.

Псионик, опытный стрелок и пулемётчик разместились в салоне небольшого армейского джипа, найденного в автопарке Восхода. Лесли и Нэйкс поместились в подготовленном багги. Хорхес, видя, что состояние Марты всё еще оставляло желать лучшего, легко подхватил девочку на руки и усадил её на заднее сидение внедорожника.

- Идешь точно за мной, - напряжённо говорил Тэран, давая сидящему за рулем Лесли последние инструкции, - шина в шину. Отстанешь и системы защиты завода не оставят вам и шанса вырваться.

- Да понял я, понял, - не менее нервно отозвался учёный. - Все будет в лучшем виде.

Опытный стрелок вернулся за руль джипа.

- Поехали, что ли, - вздохнул он.

Лесли нажал несколько кнопок на наручном терминале. В командной рубке Малахита компьютер мигнул лампочками и начал перезагрузку. Системы завода одна за другой выключались - остановились вентиляторы, поставляющие воздух, затухали индикаторы готовности к работе турелей, стих общий постановщик радиопомех. Здание погрузилось во тьму. Спустя секунду большие укреплённые ворота главного входа поднялись вверх и две бронированные машины вырвались на свежий воздух.

- До полного перезапуска у нас есть минута.

Джип рванул к воротам внешнего периметра, от которого к ним навстречу уже шла толпа марионеток. Тела большие и маленькие, мужские и женские, из разных группировок шли вперед на несущиеся машины, кажется, позабыв о том, что они всего лишь люди.

Курт прикрыл глаза, входя в псионический транс. Тех, кто шел первыми, Ментальный удар разбросал в разные стороны. Нэйкс, сидевший на заднем сидении багги в импровизированной оружейной башенке, чрез небольшую бойницу высунул наружу ствол своего «Чингисхана» и открыл огонь.

Первое тело, стоявшее на пути у джипа, подбросило вверх метра на два. Небольшую тропинку перед машиной расчистил еще один Ментальный удар. Нападающие посыпались как кегли, однако транспорт, пролетев еще метров пять, врезался в плотные ряды наступающих, потерял скорость, а потом окончательно завяз.

Ученый, ведущий машину сразу за Тэраном, резко выкрутил руль вправо, уходя от столкновения. По дуге он пошёл на широкий круг, чтобы помочь попавшим в беду товарищам. Противники стучались в плотно закрытые двери, дёргали ручки, били кулаками толстую броню, царапали ветровое стекло и дико, нечеловеческими голосами, выли от бессилия. Кто-то попытался влезть на крышу джипа. Пулеметчик, взявшись за прихваченную с собой кувалду, по пояс высунулся из люка наверху и от всей души приложил нападающего по голове.

Противники плотным кольцом окружили машину, напирая со всех сторон и не давая ей шанс снова тронуться с места. Задние двойные колёса джипа прокручивались на месте, медленно погружаясь в грунт. Хорхес орудовал кувалдой, охлаждая пыл тех, кто уж слишком рьяно рвался в бой. Багги, делая круг за кругом, маневрировал между продолжающими наступать людьми, пытаясь сделать для попавшей в тиски из человеческих тел машины хоть что-нибудь. Из его бойниц прицельными короткими очередями Нэйкс отправлял противников на тот свет.

И тут вновь напомнили о себе турели Малахита. Мигнув зеленой лампой готовности к работе, они моментально навелись на крупное скопление сил противника и открыли огонь. Хорхес едва успел скрыться в люке, когда волна пулеметных очередей накрыла всю область. Лесли, резко вывернув руль, вылетел из зоны действия защитных систем завода. Выдержать такой град пуль броня багги была бы просто не в состоянии. Джип на секунду окутало псионическое защитное поле, которое тут же пропало, не выдержав натиска. Меньше пяти секунд понадобилось охранной системе на то, чтобы измолоть марионеток, после чего пулеметы стихли, не найдя противника в истрепанной машине, стоящей посреди охранной зоны без движения.

- Тэран, на связь, - позвал Нэйкс, коснувшись кнопки приёма на рации. - Как вы там?

- Жить можно, - отозвался стрелок. - Вы как?

- Аналогично. Лесли в порядке, я тоже в норме. Правда, руки не так сильно трясутся.

- Эй! – Возмутился ученый. - Я, между прочим, все слышу.

- Не кипятись. Вы там сможете выбраться?

- Думаю, да.

Резко нажав на газ, наемник пустил машину в занос. Кровь, пропитавшая землю, помогла направить джип в нужную сторону, а небольшой телекинетический толчок от Курта вытащил машину со скользкого места. Вильнув хвостом перед проснувшимися пулеметами, транспорт преодолел оставшиеся метры до безопасной зоны.

- Отлично. Будем считать, что все прошло относительно неплохо, - серьёзно произнёс псионик. - А теперь домой, на вышку. Лесли веди, мы за вами. Тронулись.

Две машины поднялись на высокий холм, и направились вдоль береговой линии на запад, а позади них всё так же возвышался величественный и опустевший завод «Малахит», ревностно охраняющий сокровища уничтоженной группировки.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 12

Быстрый вход