Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 24)

Прошёл час или чуть больше - никто не считал. Переговоров не было. Их и не могло быть - каждая сторона заранее знала свой ответ, ещё весной произнесённый посланниками. Некоторые из них, самые чванные, поплатились тогда головой, другие, более скромные - честью, прокатившись верхом лицом к хвосту коня. Впрочем, для вельмож этого жестокого века, поголовно умевших сидеть в седле, потеря чести на этом и кончалась - верхом остались все, а толстые халаты, шлемы и кольчуги защитили телеса от гнилых овощей, которыми бросалась толпа по дороге. Кочан капусты - не пудовый шестопёр и не пушечное ядро, пережить можно.

Напряжённое ожидание битвы висело в воздухе. Час назад Жан приказал открыто поднимать навесы над куртинами. Передовые дозоры ордынцев, промелькнув под стенами предмостной крепости и посмотрев на тяжкий труд плотников, развернулись к своим по твёрдой земле между глубоко распаханными озимыми.

- Они строятся для карусели [158], воевода. Ждём.

Жан кивнул первому сотнику пушкарей Мустафе Мехметовичу, глядя в зрительную трубу через щель в щитах навершия стрельницы. На его глазах первые тысячи атакующего тумена - а в них всегда набирали лучших - стягивались в стройные колонны, наподобие копий, обращённых наконечниками к мосту. За ними плотной массой стояли пешие ратники, нёсшие эскалады - по одной на два десятка бойцов.

Наступал его момент истины. Его экзамен на титул принца далёкого потерянного Орлеана, титул, которым он, по сути, сам себя наградил. Сейчас станут ясны подлинные результаты неимоверного восьмилетнего труда для Великого князя - плоды интриг, штурмов, осад, вылазок, откровенного истребления непокорных мелких, а то и не очень мелких князей, строительства и укрепления крепостей и гарнизонов, приглашения соседей его погибшей, разрушенной семьи - мастеров-итальянцев и воинов-франков. Плоды той невероятной силы, которой он питался от обитателей своей новой Родины, земли, почти настолько же неприветливой и сложной для жизни, как и Франция, если бы не сила их духа. Земли его Елены Одоевцевой-Орлеанской. Земли Марии, Якова и Матвея де Ре. Земли Ольги де Лаваль.

Ордынцы начали движение. Наводчики под навершиями башен приникли к линейкам с визирами, ожидая, когда враг пересечёт невидимые линии.

- Нечётные орудия, стрелять по восьмому удару колокола! Запалы ядер поджигаем по второму! Приготовились !..

Оба наводчика махнули рукой. Первый удар.

- На щиты - навались!

Крепкие руки одоспешенных плотников потянули вниз рычаги, и щитовые панели, густо крашеные серой извёсткой, двинулись вдоль стен, отъезжая назад и влево. У второго орудия щит застрял, зажав кадушку с песком.

- Олухи! Дорогу!

Схватив кувалду, Жан рванул, нагибаясь, вдоль стены и направил удар между обручей кадки. Когда-то он так же крушил головы англичан ...

Кадка лопнула, высыпавшись вниз, один обруч застрял.

- Нава-лись!!! - Жан подтянулся и всем весом своего тела в доспехах - семь пудов, не меньше, - потянул рычаг. Здоровенный плотник повис рядом. Рычаг дрогнул.

- Нава-лись!!! Давай!

Щит пошёл влево, открывая бойницу. Шестой удар колокола. Ядро с горящим запалом в стволе над ним. Седьмой ...

Жан, успевший раскрыть рот, свалился с рычага в пол-сажени от открытого в поля жерла гауфницы ...

...

- Что стоим, кого ждём? - Чичагов через плечо Николая взирал на консоль. Шкала "объём выполненной работы", выводимая на все консоли разом, показывала интервал от трети до половины, прочно утвердившись в этой полосе. Но у Николая на консоле были и другие показатели, поинтереснее. Они-то и занимали сейчас голову подполковника. Хитрое сочетание "вероятность достаточности разведывательных данных 61%" и "рассеивание значений для фактической доверяемой вероятности ошибки выбора гипотезы в единицах разброса Галилея - Сфорца 126%" ему решительно не нравились, тем более, что расти эти цифры явно не стремились. Куда уж дальше - каждый гимназист вычислит за пару минут, что коридор такой ширины соберёт чуть меньше половины промеров и проверок. При такой достоверности оставшаяся половина работы делается впустую, зря тратя энергию электросети и ресурс БИМов. Картина просто замечательная.

- Не восхочет бездушный судия железный с одних слов потерпевшего головы повинные сечь, ага. Информационный голод одолевает.

- Что голод, это и так понятно. Чем голодную глотку затыкать будем? - Чичагов смотрел на Николая задумчиво.

- Память у блока заданий ограничена, превысим - засветимся раньше времени в АСПК при плановой проверке журналов. Поэтому давайте меню из чего-нибудь правдоподобного. - Николай ухмыльнулся. Как в книгах про шпионов, старлей "знал, что подполковник знает" его представления о правдоподобии и разумности, поскольку сам Вельяминов иногда баловался литературным творчеством. Один его рассказик обрёл в цензурном отделе УРСО рецензию "мистическая чушь с вампирским привкусом, автору чаще бывать «в поле», с армией и народом". Рассказ попал, однако, в печать с предисловием советника Патриархии, утверждавшим, что автор создал сатиру на духовный мир "святой" инквизиции и интерпретировал в таком ключе реальное назначение Royal Security Service. Что ж, сатиру так сатиру, Николай был не против. Даже существуй вампиры на самом деле, полагал он, они бы прекрасно спелись с "отцами"-инквизиторами, как и прочий придуманный ими бестиарий - ведьмы, колдуны, големы, химеры и т.д., и т.п., строго согласно золотым словам евангелиста, написанным задолго до начала этого кошмара: "Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего" [159] ...

Гипотеза раз: агент противника вблизи исполнителей проектов "Шаль" и Ядерного отделения АВИИ, или в их составе, получивший от резидентуры дополнительные полномочия, - Николай посмотрел на Чичагова. Хелена и Катя, сдерживая истерический хохот, повалились друг на друга. Обе они представили Чичагова с орденом Подвязки вместо Анны, на месте напыщенного английского регента Хамфри Глостера из старого синема "Мост", повествовавшего о нелёгкой общей судьбе французов и русских в жестокий век княжеских междоусобиц, ставший потом в учебниках эпохой Взлёта ...

- Знаете что, товарищ старший лейтенант, парадокс ЭПР [160] на Вашу голову? Вот сейчас эту версию мы пихнём в расшифровку, и пусть Вас Ваша машина и наказывает. Убедитесь сами, что пустышками время убиваете, его и так мало, - Курносов, раздражённый самым фактом, что про его научного руководителя думают такой бред, выпятив нижнюю губу, попытался морально пнуть Николая.

- Пробуем, Саша, пробуем. Времени и вправду нет, а надо прорваться. Иначе в штабе на нас только работу в поле [161] сваливать будут, а настоящее дело другим достанется. Запускаем расшифровку. Николай, как там Вы в начале фразу так красиво соорудили? - Чичагов сел за консоль и стал вбивать текст на чувствительном экране. Шестерёнка, значок расшифровки текста "на лету", плавно повертелась туда-сюда, показав наконец готовность. Ломоносовский тёзка - магистр точных наук оторвался от строки.

- А сейчас - прогон с прежней скоростью опроса в течение трёх минут.

Николай щелкнул по экрану. Секунды тянулись, а сокровенные вероятность и рассеивание где были, там и оставались. Пошла уже третья минута. Курносов выразительно хмыкнул.

- Всё, хорош. Здесь шкала логарифмическая, да с режимом лупы у проверяемой точки, будь подвижки - мы бы сразу заметили. Какие будут следующие предложения? - Чичагов разминал затёкшие от ожидания пальцы.

- Следующее предложение, Михаил Васильевич - ввести данные о сбоях питания. Гипотеза два: помехи по основной питающей сети медфакультета АВИИ Южфронта в интервале 23.09.1824 14:05 - 14:13 обусловлены работой средств РЭБ прикрытия противника ... - Хелена подвинулась к консоли, набирая текст. - Всё. Готова расшифровка. Три минуты прогон - пошёл !..

Полдень вторника, начало июля, Великое княжество Московское, Крымский мост, меньше чем за четыре века до описываемых событий

Крепость моста была перед ними. Это про неё сказал при всех тёмник - ключ к победе, к вратам Мушкафа. И стены-то невысокие. Всего пара эскалад, хорошо если не коротких - связали да вперёд. Ведь чтобы задавить урусов, главное - взойти на стены. А дабы доблестные воины хана сделали это быстро, сейчас они, первая тысяча, завалят урусов на стенах стрелами. Сотнями, тысячами стрел, на которые урусы просто не успеют ответить - ведь у каждой бойницы десяток не поставишь, а перед ними пройдут каруселью почти пять тысяч. Раз, другой - снова и снова. Сейчас начнётся.

Если бы тёмник мог бросить взор на свои войска сверху, как парящий орёл, то он увидел бы потрясающую картину. Те самые полосы твёрдой земли, по которым его войско двигалось колоннами между озимыми, расходились от крепости моста, как лучи во все стороны от солнца, обрываясь в пол-перестрела от болотистого берега. Лучи, смотревшие прямо на крепость ...

Сотник из первой тысячи первого тумена Азамат ибн Расул аль-Булгари пришпорил коня. Его сотня неслась быстрой рысью, переходящей в галоп. Пусть, у крепости будет время и место развернуться. Ветер пел, свистел в ушах, наигрывая песню победы.

И вот тогда в стенах крепости появились бойницы. Десятки бойниц. Азамат попытался тряхнуть головой, отгоняя наваждение. И пришёл огонь.

Сверкнуло, полыхнуло по всей стене. Тугой раскатистый удар шарахнул по ушам, наполнив мир шумом и звоном. Пытаясь удержать вздыбившегося коня и не налететь на соседей, Азамат успел увидеть, как верхушка крепости скрывается в клубящемся белом облаке. Конь стал заваливаться, Азамат сжался, стараясь не попасть под копыта. Вспышка. Дикая боль в шее, в спине, во всём теле. Темнота ...

... Опершись на крепкую руку десятника Сергия, Жан смог подняться со скамьи. В ушах стоял звон, перемежающийся голосами с галереи. Вокруг было дымно и шумно. Начиналась совсем другая война. Некрасивая, не рыцарская. Бойня. Не будет никаких поединков на стенах.

- Нечётные орудия, по восьмому удару! Запалы ядер по второму! Приготовились !..

Первый удар. Щиты идут влево. Люди работают как заведённые. Второй удар ... пятый ... восьмой!

- Чётные орудия ...

Там, где в поле среди озимых гуляет смерть, гибнут от летящего металла кони и всадники, кто-то ещё пытается подняться, идти вперёд, в надежде, что вот сейчас умолкнут пушки.

- Лучники! Первые две сотни, по длинным вешкам на куртине, десять стрел, бей! Вторые две сотни, по коротким вешкам на куртине и над стрельницей, десять стрел, бей!

Шшух, шшух, шшух. Летит над стенами поток смерти с игольчатыми наконечниками. В поле - настоящий вал из тел людей и лошадей, непреодолимый для конницы. С верха стены помогают старшие дружинники - садят стрелами туда, где ещё кто-то дёргается, в одиночек, прорвавшихся ближе, бьют прицельно. Теперь в каждого всадника под стеной летят десятки стрел. Счёт поменялся.

Полегло не меньше нескольких сотен. Карусель кружить некому. Атака захлёбывается. Уцелевшая конница откатывается для перестроения. Теперь они пойдут или по глубокой пашне, или через горы тел, утыканных стрелами.

Топот ног, скрип колёс, крики со стороны моста. На внутреннем дворе уже все готовы.

- Открыть ворота! Копейщики и самострельщики, за возами - вперёд! Лучники и подносчики, по сотням, за самострельщиками - вперёд!

Вагенбург встаёт полукругом у стен. Теперь враг избегает пристрелянных путей, идёт прямо по озимым, не колоннами - сплошной массой. Некоторые всадники падают - в поле разбросан металлический "чеснок", вырыты ямы. Остальные надеются дойти ...

Но пушки смотрят и в ту сторону.

- Чётные орудия ... Нечётные орудия ... Лучники - бегло, десять стрел, бей!

"И по слову Государя Великого князя Василия Васильевича встал воевода Иоанн фрязин, принц Орлеанский, на мосте Крымском со многими воями и пушками, затворив вход от шляха Калужского в город.

И в тот же час встал воевода Илья Дерейс фрязин на бульваре перед градом Москвой со многими воями и пушками также, затворив путь к городу через реку, и сказал: с нами Бог!

И встретили они войско хана Мехмета несчётной тучей стрел и великим и страшным пушечным огнём."

(из Троицкой Московской летописи)

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

158. Карусель - тактика массирования огня, когда атакующие строятся в круг, поочерёдно нанося удары по цели. Активно применяется до сих пор в штурмовой авиации, при противолодочных операциях ВМФ и в других случаях, когда необходимо связать противника боем меньшими силами, чем имеется у него, и вывести его на дистанцию огня

159. "Ваш отец диавол ..." - Евангелие от Иоанна, 8, стих 44

160. Парадокс ЭПР - парадокс Эйлера-Паскевича-Рикатти, математический закон, описывающий работу БИМов, моделирующих интуицию человека, в зависимости от достаточности исходной информации для получения человеком правильного ответа без участия БИМов за произвольное время

161. Работа в поле - разведывательные операции, основную часть которых составляет боевой выход с вероятностью огневого контакта с противником (военный жаргон)

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 1

Быстрый вход