Эффективный менеджер-3.

Начало здесь.

Впрочем, дальнейшие события развивались настолько стремительно, что Волков не успел упорядочить в голове задуманное. В конце коридора раздался утробный рык, шумно распахнулась дверь, из которой пушечным ядром вылетала Батониха – мясистая анархистка, ухаживающая за ранеными и больными бойцами. За ней сжатым сгустком мышц и ярости нёсся Дейл, щеря фантасмагорично перекошенное рыло. Весящая под центнер Батониха словно сбесившийся бульдозер провела опустошение в рядах анархистов. За ней решительно и свирепо скакал Дейл, стараясь не упустить столь знатную добычу.

Быстрее всех среагировал бывший морпех, а нынче командир анархистского отряда по прозвищу Боцман. Его тренированное тело успело вжаться в стену, пропуская могучий таран женских телёс, но именно это привлекло внимание Дейла и он с азартом волкодава бросился своему командиру в шею. Два переплетённых в яростной схватке тела рухнули на пол, а под ноги Волкова откатился «Кедр» – некогда личное оружие его бодигардов.

- Помоги! – Прохрипел Боцман из последних сил сдерживая яростный порыв Дейла, целящегося в горло.

- Подсудимый последнего слова не имеет. – Буркнул Волков, схватил пистолет-пулемёт и выскочил на крышу.

Здесь он жадно приложился к пластиковой бутыли и, давясь и не чувствуя вкуса, проглатил сивушный пропуск к свободе. Суррогатный алкоголь вштырил неожиданно быстро, накрывая сознание мутной пеленой дурмана. Спеша, чтобы окончательно не окосеть, Волков двинулся к кирпичному спуску с крыши. Сначала он планировал прихватить с собой полюбившуюся табуретку, но, здраво прикинув свои эквилибристические возможности, без жалости выкинул её прочь. Умение пользоваться и своевременно отказываться от вещей и людей - было его давним административным талантом. Тем не менее, на последних метрах он оступился и рухнул в заросли чапыжника. Опасаясь нападения обезумевшей толпы, он вылез из кустарника, держа перед собой оружие и бутылку с алкоголем. Впрочем, хворых разумом в поле зрения не наблюдалось, что сразу же бросило Волкова в эйфорию, сбагренную новой порцией алкогольного допинга.

Успех сопутствовал ему. Привлечённые то ли шумом на втором этаже, то ли получившие неведомый сигнал от новоявленного сородича зомбаки плотною толпой сгрудились у чёрного зева ангара - словно страждущие у винного магазина в период антиалкогольной компании. Волков на подгибающихся коленях мышкой проскочил двор и нырнул на улицу. Сердце бешено колотилось, а грудь переполнял восторг. Его не волновали ни холод, ни грязь, ни страх перед неведомой силой, что превратило тела добропорядочных граждан в беспощадных убийц. Тело и разум, не привычный к суррогатному алкоголю, провалились в наркотическую эйфорию. Теперь он понимал, что не хватало быдлу для счастья. Нужно было снизить цены на водку, чтобы необразованная и сиволапая масса утопила свои желания в мутном вареве дешёвого алкоголя. Впрочем, скоро нить логических рассуждений стала обрываться, окружающие пейзажи мелькали чередой незапоминающихся картинок, а ноги без устали несли Волкова вперёд – подальше от окружённой твердыни анархистов. Несколько раз его охватывала ярость, и он начинал стрелять по пустым глазницам окружающих домов, потом успокоившись, снова шёл в темноту, давно потеряв все направления и ориентиры.

Последнее, что он помнил – тусклый огонёк, словно путеводная звезда влекущий к себе. Ради него Волков срезал дорогу, забираясь, то в густой кустарник, то перелезая через ветхие заборы. Вскоре он оказался перед маленькой керосиновой лампой, подвешенной над железной дверью, за которой высилась тёмная громада какого-то здания. Он постучался по гулкому железу и вскоре услышал тяжёлые шаркающие шаги…

****

За крепким дубовым столом сидело трое: Волков, Санёк и отец Виталий. Время было позднее, на столе медленно горела толстая свеча, а умудрённые опытом мужи рассуждали на отвлечённые философские темы.

- Отец Виталий, я чот не пойму – с какого хрена я должен отвечать за этот бардак? – Санёк сделал широкий мах рукой, подразумевая все окружающие скорби.

Это был здоровый, несколько оплывший, мужик, чья угрюмая бандитская рожа выдавала весь его незателивый внутренний мир. Даже о том, что он Санёк – красноречиво свидетельствовала полувыцветшая наколка на фалангах пальцев.

- Все испытание посылает нам Он, - в очередной раз грустно повторил Отец Виталий.

Он казался практически братом-близнецом Санька – такой же обильный и грузный, но в отличии от сверкающего лысиной оппонента – был черняв и волосат.

- Значит, где-то мы согрешили на предыдущем пути и это нам испытание за грехи наши, - продолжал Отец Виталий.

- Чо за хрень! – Снова возмущался Санёк, не желающий воспринимать заповедь христианского смирения.

- Это не хрень, - спокойно ответил Виталий, - а основа, на которой стоит Православие.

Вера говорит: в какой бы ситуации человек не оказался, что бы с ним не случилось - это есть результат всей его жизни, всей предшествующей этому моменту «цепочки» его грехов и покаяний. Если тебя вдруг «ударили по щеке» (по голове, попал в ДТП, украли деньги, сгорел дом, войной пошло соседнее государство), то первое, что надо подумать – «всё это мне (нам) по грехам моим (нашим)». Не мою жизнь пересекли те, кто «бьют по щекам», а я сам, по своей грешности перестал видеть верную дорогу, свернул с неё, совершив нравственные проступки, и пришёл туда, где бьют. Болото не выросло вокруг тебя, это ты сам сюда забрёл. Потому что уже давно по нему идёшь, и не замечал его (пока не провалился в грязь) из-за потери способности трезво оценивать обстановку (из-за греха гордыни, например). И не рассчитывай, что оно вдруг само исчезнет, а ищи способы и находи силы через него идти, раз уж сам выбрал такой путь. Раньше надо было думать…

А Волкова уносило в прошлое.

В зале совещаний было пусто. Совбез страны, иной раз насчитывающий под три десятка человек, ныне усох до семи. В основном силовики. Впрочем, кому, как не оку и кнуту государеву, решать вопрос со смутой. Из «пинджаков» был только Волков, согласовывающий принятие решений по административной линии. И Коржик - наблюдатель от Демократической комиссии. Надзиратель, так сказать, от партнёров.

Председательствовал Вахрушев, которого заботы службы, а также возраст давно превратили в высохшую мумию, чья желтоватая кожа наглядно выдавала нездоровье функционера. Это был старый и опытный аппаратный боец, чью карьеру не раз хоронила зубастая и ушлая молодёжь. У многих их них Вахрушев ещё успевал подхватить простуду на похоронах.

- Начнём, - просипела мумия Вахрушева, чуть приотрыв рот, и кивая Бубенцу.

Министр внутренних дел прокашлялся:

- Господа, ситуация крайне тревожная, если не сказать критическая. Беспорядками охвачены большинство крупных городов. Надо признать, что контроль, над рядом из них либо утерян, либо находится на грани потери. Даже Москву мы контролируем частично, да и то за счёт привлечения армейских подразделений, которые, надо признать, действуют вяло и нерешительно. Появились проблемы со снабжение частей, действующих в районе беспорядков. Если такое положение продлиться ещё с неделю, то гарантировать их боеспособность будет проблематично. Предлагаю перейти к варианту «N», за который отвечает генерал-полковник Золотарёв. Константин Иваныч продолжайте.

Лицо Золотарёва, словно бы вырубленное из камня, несло в себе одновременно решительность и невозмутимость. Это был руководитель новой формации. Деятельный, энергичный и беспринципный. Его отдел «Zet» получил заслуженную славу беспредельщиков, а он сам – быстрый карьерный рост. Ещё год назад он был всего лишь одним из подающих надежды генерал-майоров. Но кризис это катастрофа для многих, для единиц – всего лишь трамплин наверх.

Золотарёв не был оратором. Он говорил короткими, рублёными фразами, но суть присутствующим была понятна. Для обуздания беспорядков предполагалось использовать новый, недавно разработанный в США препарат, на основе нанотехнологий. Его необходимо было добавить в воду в районе водозаборов, где он естественным путём попадал в жилище практически каждого человека в заданном районе. И, после употребления во внутрь, начиналась реакция, которая приводила к снижению агрессивности человеческой популяции.

К выступлению прилагался ролик, который презентовали американские коллеги, рассказывающие, как с помощью препарата были подавлены бушевавшие до этого с полугода беспорядки в цветных гетто. Особенно впечатлял момент, как два брутальных негра, пышущих тостерном, ласково взяли друг друга за руки и весёлыми козликами поскакали в сторону серых трущоб.

- Всё это замечательно и хорошо, а что могут сказать наши специалисты про надёжность этого препарата? – Задал вопрос Волков, который испытывал серьёзное раздражения от неумения вояк справиться с беспорядками и, в целом, не ждущий от новой авантюры ничего хорошего.

Мумия что-то прокряхтела Золотарёву.

- Да, - ответил тот, - у нас есть что сказать. Специалист, который знает – уже вызван.

Полковник Телегин был невысокого роста, коренаст, но при этом подтянут. Имел широкий лоб с залысиной, которую прикрывала редкая прядь волос, и внимательные глаза, прячущиеся под тонкой оправой очков. Ведущий специалист Военной академии радиационной, химической и биологической защиты выглядел внушительно и действовал решительно. Без особой почтительности перед собравшимися небожителями – он раздал несколько красиво отпечатанных графиков и рисунков, после чего начал свой доклад:

- Наши партнёры (было видно, что он еле заметно покривился от этого слова) предлагают нам использовать перспективную разработку нанотехнологического комплекса CNSE г. Олбани, сделанную по заказу правоохранительных органов штата Нью-Йорк. Получивший общее название «PeaceMaker». Проект представляет из себя нанороботов или иначе «нанитов», которые обладают возможностью репликации при попадании в благоприятную среду. В данном случае в организм человека. В программу наноробота встроена возможность управлять рядом биохимических реакций в организме носителя, что в теории позволяет корректировать его эмоционально-психологический фон.

Основной упор, - продолжал Телегин, - данный препарат оказывает на надпочечники, где вырабатывается около 40 гормонов, в том числе адреналин и норадреналин. Последний это гормон ярости, его блокировка, по теории, позволяет снизить агрессивность человека до нулевого уровня, что, в целом, должно привести к уменьшению беспорядков в силу апатии большинства их участников…

- Так что мы ждём? – Нетерпеливо выкрикнул Коржик.

Он был открытым геем, которого столь высокое назначение коснулось в силу необходимости сотрудничества с западными партнёрами, где половая девиация куратора было одним из обязательных условий. Коржик же надеялся своим назначением нести свет сексуального просвещения на варварскую окраину мира, которая, в усмешку ему, взбунтовалась - в очередной раз доказывая, что в России нет геев, а одни пидорасы.

- Не всё так просто, - заметил Телегин. – Мы практически ничего не знает о технологии и как она поведёт в российских реалиях. Нанообъекты очень чувствительны к температуре окружающей среды. Они предназначены работать в организме человека, но к своему носителю доставляются по воде с температурой 20-25 градусов. Осенью температура воды в центральной части России значительно ниже. К чему это приведёт – не известно. Вполне возможно, что препарат потеряет свои возможности ещё до поступления в организм человека.

- Мы попросим наших партнёров модернизировать препарат для российских условий, - отмахнулся от этого замечания Коржик.

Золотарёв злыми глазами поедал Телегина, но тот не унимался:

- Но тогда желательно провести его повторные испытания. Нам нужен его образец и желательно комплекс оборудования для исследований.

- А вот оно что, - взвился Коржик, - сами ни хрена не имеете, а пытаетесь пустить пыль в глаза! Наши западные партнёры оказали нам необычайное доверие и щедрость, поставляя эту последнюю разработку по предотвращению антиконституционных выступлений, а вы здесь устраиваете демагогию…

Доводы Коржика показались убедительными, и резолюция на утверждение операции пошла к Самому…

Волков вынырнул из воспоминаний. Рядом по-прежнему спорили Санёк и отец Виталий, но исход их спора его не интересовал – нужно было выбираться отсюда.

****

Впрочем, это оказалось не так просто сделать. Волков в очередной раз оказался в западне.

Храм Николая Чудотворца с подворьем, что принял его в памятный вечер побега от анархистов, со вчерашнего дня так же находился в осаде. Ну, как в осаде? Шизики не спешили штурмовать кованные решётки забора, что Отец Виталий относил к благодати Господней, а Волков к неисповедимости его путей. Тем не менее, зомбаки одиночками и небольшими кучками слонялись вокруг храма, что принял в своё чрево перепуганных местных жителей.

Теперь к воротам выходил лишь отец Виталий, который молился за поехавших разумом сограждан. Последние относились к его экзерсисам с полным пофигизмом, однако, и агрессивности не проявляли. Среди паствы деяния отца Виталия считались подвигом веры, а для Волкова дурости, которая, рано или поздно, приведёт к катастрофе. И тому был наглядный пример, когда вчера одна из беженок, потёртая тётка лет пятьдесяти, узнала кого-то из родных в толпе блуждающих вокруг храма. Она стала орать и биться перед воротами, чем привлекла нездоровое внимание зомбаков, которые возбуждённо стали собираться перед ними. Впрочем, тётку быстро схомутали и закрыли в дальней пристройке, где она со временем затихла.

С тех пор остальные постояльцы благочестивого места опасались подходить к ограде, а у Волкова начал выкристаллизовываться план, который случайно дооформился Саньком. Волков заметил, что тот долгое время проводит у задней калитки, разглядывая противоположную сторону небольшой площади. Волков присоединился к нему в этой дзен-медитации. Вскоре Санёк не выдержал и, распираемый тщеславием, посвятил Волкова в свой грандиозный план.

Оказалось, что на противоположной стороне во дворе магазинчинка стоит уазик старого саньковского корефана, и тот знает – где хранятся ключи. Оставался только сущий пустяк – пробежать пару сотен метров, избежав при этом пристального внимания зомбаков, что было не просто. Те, вроде бы хаотично, но без видимых разрывов - слонялись вокруг храмового забора.

Теперь пришло время креативить Волкову. Новый напарник не сразу, но принял его идею.

На следующий день, после заутрени, Санёк, под предлогом помощи, заманил тощего келаря в дальний пристрой, где одним коротким ударом пудового кулака уложил тщедушное тело наповал, заполучив взамен связку ключей. Теперь действовать надо было решительно. Они разделились. Волков рванул к подсобке, где сидела спятившая с ума женщина, и с жаром пророка стал вещать ей, что кровиночка её выздровела и ждёт перед вратами, после чего повёл, расцветшую надеждой, старуху к выходу из храма. Слава богу, что отец Виталий был занят и никто не помешал ему долго и нервно бороться с массивными запорами ворот. Хорошо смазанные створки неожиданно легко отворились, безумная старуха, увидев, что вокруг, по прежнему, одни зомби, тонко и безнадёжно заверещала, привлекая внимание шизиков, которые, сначала нерешительно, а потом всё ускоряя шаг рванули к открывшемуся проходу. Волков же бросился к дальней калитке, удовлетворённо заметив, что из храма вышел отец Виталий, привлечённый шумом на улице, и зомбаки с восторгом переключились на новую цель. План начинал работать.

На заднем дворе его встретил Санёк, вызволивший оружийный запас, который отец Виталий, не терпевший огнестрела на территории храма, держал под замком. Правда, волковский «Кедр» он оставил себе, а ему сунул обрез двухстволки. Волков поморщился, но промолчал.

Убедившись, что хворые, привлечённые суетой у главных ворот, покинули площадь, Волков и Санёк рванули вперёд. Поджарый зампредседателя добежал первым, ожидая как увальнь-напарник измученным тюленем вваливаетсяя в железную калитку. Его сиплое дыхание с таким хрипом вылетало из натуженных лёгких, что Волков испугался, что его смогут услышать зомбаки на другой стороне площади.

Впрочем, пока всё шло по плану: их цель – уазик-буханка стоял во дворе.

- Ключи там! – сипел Санёк, тянущий дрожащую руку, в сторону домового пристроя.

Волков подёргал дверь, но она не поддавалась. Отдышавшийся Санёк нетерпеливо оттолкнул его и хитро покрутил что-то рядом с замком, после чего дверь легко отворилась. Они юркнули в полумрак здания. Санёк решительно рванул в глубь, заставленной стелажами, комнаты. Что-то с грохотом упало, раздалась злая и отрывистая матершина, зазвенели ключи, после чего ещё раз гронуло, после чего из прохода материализовалась огромная туша Санька. На вытянутых руках, словно маленького ребёнка, он нёс выдранную с корнем выдвижную полку.

- Здесь их до хрена, - буркнул он, оттесняя плечом Волкова, - в темноте не разберёшься.

Бросив полку с ключами на землю, Санёк стал шерудить в ней толстыми сосиками пальцев. Новостей было, как водится, две – одна хорошая, другая плохая. Хорошей была в том, что искомая связка ключей подобралась со второго раза. Плохая – в автомобиле наглухо сел аккумулятор. Санёк с видом неофита, ждущего воскрешения, ещё несколько раз погонял стартер, но божьего чуда не случилось.

- Ну, что за блядство? - обиженно протянул он.

После чего обошёл машину, попинал колёса, выглянул за калитку.

- Есть план, - сказал он после некоторых раздумий, - можно попытаться завести с толкача.

И, видя непонимание Волкова, стал объяснять как маленькому:

- Вишь машина на уклоне стоит. Откроем ворота, толкнём её – она покатиться. А дальше – тьфу делов – заведётся.

Стали распределять роли. Санёк, осмотрев худощавую фигуру Волкова, вдруг с подозрением спросил:

- Машину-то хоть водить умеешь?

Волков утвердительно кивнул.

- Садись за руль. Ставь сразу третью передачу. Я открою ворота и толкаю, ты - заводишь. Если облажаемся - нам пиzдец. Понял!?

Волков снова утвердительно кивнул.

-С Богом! – торжественно бросил Санёк, ни чуть не страдая от того, что, после сделанного в храме, плачет по нему лишь прислуга мохнорылая и суетливая, что обслуживает клиентуру исключительно ниже уровня земли.

После чего разошлись по рабочим местам.

Санёк откинул стопоры ворот и выдавил створки на улицу. Они с протяжным скрежетом, от которого ухнул ледяной камень в нутро желудка, распахнулись.

- Бля-я-я, - с тоской бросил Санёк, заметив, что часть зомбаков повернулись на шум.

Он рванул к уазику и надавил на него тяжёлым плечом. Да так, что как только Волков убрал ручник, машина, лязгнув, покатилась под уклон двора, вызвав очередной ажиотаж среди зомбаков.

Санёк, надрываясь, толкал «буханку», Волков крутил стартер, а сзади наростало быстрое шарканье молчаливой, но от этого не менее страшной толпы. Но то ли усердие Санька, помноженное на страх, было велико, то ли ещё не кончился запас удачи, отпущенный Волкову, однако старая машина, выпустив густую струю чёрного дыма, взревела мотором.

Санёк бросился к задней двери, но Волков, поддав газа, бросил уазик вперёд.

- Сука! – Взревел его незадачливый подельник, наводя на удаляющуюся машину пистолет-пулемёт. Сухо щёлкнул затвор, но выстрела не последовало.

Санёк ещё раз дернул затвор, снова сухой щелчок бойка, и только после этого он отсоединил магазин, который зиял девственной пустотой. Все патроны Волков расстрелял ещё в памятный вечер бегства из логова анархистов, но предпочёл не уведомлять об этом своего напарника.

Машина свернула на замызганный просёлок, и Волков не увидел, как колышушая масса зомбаков погребла под собой Санька. Но интересным было не это. Рядом с шевелящейся кучей тел стоял рослый крепыш в камуфляже, чья оскаленная морда была покрыта потёками запёкшейся и свежей кровью. Красное на чёрном – цвета настоящего анархиста. Боцман, а это был именно он, проводил невидящим взглядом УАЗик, уносящий Волкова. И взгляд этот не обещал тому ничего хорошего.

Продолжение следует.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.4 / голосов: 5
Комментарии

"Золотарёв не был оратором. Он говорил короткими, рублёными фразами, но суть присутствующим была понятна. Для обуздания беспорядков предполагалось использовать новый, недавно разработанный в США препарат, на основе нанотехнологий. Его необходимо было добавить в воду в районе водозаборов, где он естественным путём попадал в жилище практически каждого человека в заданном районе. И, после употребления во внутрь, начиналась реакция, которая приводила к снижению агрессивности человеческой популяции."

Хе-хе. Интересно автор стырил идею из "Стального прыжка" и "Футорологического конгресса", или сам допер?

"Он был открытым геем, которого столь высокое назначение коснулось в силу необходимости сотрудничества с западными партнёрами, где половая девиация куратора было одним из обязательных условий. "

Чорт, тонко :)

"...Они разделились. Волков рванул к подсобке, где сидела спятившая с ума женщина, и с жаром пророка стал вещать ей, что кровиночка её выздровела и ждёт перед вратами, после чего повёл, расцветшую надеждой, старуху к выходу из храма. Слава богу, что отец Виталий был занят и никто не помешал ему долго и нервно бороться с массивными запорами ворот. Хорошо смазанные створки неожиданно легко отворились, безумная старуха, увидев, что вокруг, по прежнему, одни зомби, тонко и безнадёжно заверещала, привлекая внимание шизиков, которые, сначала нерешительно, а потом всё ускоряя шаг рванули к открывшемуся проходу. Волков же бросился к дальней калитке, удовлетворённо заметив, что из храма вышел отец Виталий, привлечённый шумом на улице, и зомбаки с восторгом переключились на новую цель. План начинал работать....

.....Санёк бросился к задней двери, но Волков, поддав газа, бросил уазик вперёд.

- Сука! – Взревел его незадачливый подельник, наводя на удаляющуюся машину пистолет-пулемёт. Сухо щёлкнул затвор, но выстрела не последовало.

Санёк ещё раз дернул затвор, снова сухой щелчок бойка, и только после этого он отсоединил магазин, который зиял девственной пустотой. Все патроны Волков расстрелял ещё в памятный вечер бегства из логова анархистов, но предпочёл не уведомлять об этом своего напарника"

Автор удивительно хорошо знает тонкости психологии власть придержащих :)

Вялый какой-то менагер. Без задору, без сумасшедшинки. Даже когда вешать ведут - не верещит и не сопротивляется. Миллионы не обещает, расправой не стращает. Сразу видно, чужды аффтару подобные персонажи.

"Вялый какой-то менагер. Без задору, без сумасшедшинки. Даже когда вешать ведут - не верещит и не сопротивляется. Миллионы не обещает, расправой не стращает. Сразу видно, чужды аффтару подобные персонажи."

Очень даже наоборот, менеджер крайне эффективный. Уже пережил покушение, свою казнь, атаку зомби, при этом с легкостью принеся в жертву приютивших его людей и бросив на погибель компаньона. Сразу видно, автор хорошо знает подобную породу существ :)

Быстрый вход