Обреченные на жизнь. Повесть вторая: Казань постъядерная. Глава 1. "Начало". Часть 1.

Глава 1. Начало

Когда отыграет оркестр,

Расплавится медь, и умрет дирижер;

Когда подсудимый обманет конвой

И подпишет судье приговор;

Когда одряхлевшей старухе

Покажется ядом живая слеза,

Я знаю - прорвавшись сквозь синее небо

Над городом грянет гроза;

Я знаю, что будет война,

Потускнеют умы, разобьются сердца,

И девочка с пулей во лбу

Будет звонко смеяться над трупом отца,

Собаки сорвутся с цепей

И оставят хозяев по горло в крови,

Возьми, уходя, свои лучшие песни,

А все остальные порви,

Поверь - я рисую, что вижу,

Мне мил этот город, мне дорог народ,

Но тот, кто глядит на картины, кривит

Свой проклятьем изорванный рот,

И мне не дожить до грозы,

Так не лучше ль нож в сердце и грудью на ствол?

Я знаю, что это единственный способ

Взобраться на дыбу, минуя престол

Сплин. «Война»

1.

Напольный вентилятор гонял по кабинету горячий воздух, не принося никакого облегчения. Сергей оторвал взгляд от монитора и измученными глазами посмотрел на напарника.

- У меня все. – сказал он после некоторого молчания. – Как у тебя?

- Сейчас, еще пара строк. – не отрываясь от монитора, бросил ему Илья. Высокий и очень полный Илья страдал от жары еще больше, чем сухощавый Сергей.

- Все. Закончил. Отправляй. И кто придумал эти еженедельные отчеты? - Илья откинулся на спинку стула и потянулся, подставляя промокшую рубашку под струю воздуха.

- Готово. – Сергей несколько раз щелкнул по клавишам и напоследок демонстративно ударил по клавише «Enter».

- Хорошо. Рабочая неделя закончилась. Что после работы делаешь? Может по холодненькому? За аванс и окончание этой дикой недели? Как там, у Высоцкого было: «До выпивки осталось полчаса»… – Илья хитро сощурился, глядя на напарника.

- Ты от этого «холодненького» скоро носки своих ботинок видеть перестанешь. – поддразнил Сергей напарника. Илья уже хотел, было что-то возразить, но телефонный звонок заставил его отложить ответный выпад. По лицу Ильи Сергей понял, что звонит начальник, но с каждым словом в трубке тот расплывался в улыбке и, наконец, со словами «Спасибо большое! Удачных вам выходных!» положил трубку.

- Шеф нас отпускает. Можем быть свободными. – сказал Илья и первым вскочил со стула. – Ну что там с холодненьким?

- Как всегда. Только я сегодня без колес.

- Ладно, какие проблемы.

Через час томления в пробках, изнывая от царящей духоты, «девятка» Ильи, наконец, вывернула на более-менее свободную от движения улицу.

- Ты всегда летом с включенной печкой ездишь? – уныло спросил Сергей, ловя лицом струи теплого воздуха из открытого окна.

- А что поделаешь? Не включишь печку – пойдешь пешком. Движок в этих пробках греется на раз. Это вон у них в середине июля можно в салоне новый год в шубах встречать. – Илья указал на «Цивик», стоящий неподалеку от первого подъезда. – Сейчас машину оставим и пойдем. Тут неподалеку есть одно милое место с самым лучшим на свете живым пивом.

- Да у тебя, Илюх, каждая вторая «рыгаловка» - милое место. – хмыкнул Сергей, проводя ладонью по своей коротко стриженой макушке.

- Тут главное – атмосфера! Душа, так сказать. В ином позолоченном ресторане с официантами в бабочках нет столько души, как в некоторых, с твоего позволения, «рыгаловках» с покосившимися ободранными столиками и отвратным обслуживанием. – Илья поправил большие очки на переносице характерным движением указательного пальца и проводил взглядом группу людей в ярких комбинезонах, вышедших из «Хонды».

- И не жарко им? – вслух произнес Сергей, провожая взглядом ту же группу. Илья пожал плечами и потянул его за собой.

Кафе, вопреки всем ожиданиям Сергея, оказалось действительно милым. Оно располагалось в глубине дворов, вдали от проезжей части. Быстро появилась официантка, которая приняла заказ: две кружки разливного пива, фисташки и так же быстро исчезла. В ожидании заказа они лениво рассматривали публику. Две невзрачные девицы потягивали бутылочное пиво; компания мужчин, не обращая внимания на жару, поглощала очередную бутылку водки (количество пустой тары под столом говорила о затянувшемся обеде); молодой человек сидел напротив девушки с красивыми, но грустными глазами и что-то ей говорил, держа ее за руку. Больше посетителей, несмотря на пятничный вечер, не было.

***

Три молодых человека сидели в «Цивике», поглядывая на часы. Если бы не затонированные стекла, их внешний вид вызывал бы как минимум недоумение у прохожих. Они были одеты в яркие туристические комбинезоны, на ногах были непромокаемые туристические ботинки, у каждого на коленях покоились строительные каски с прикрепленными фонариками.

- Сколько можно ждать этого балбеса? Ведь договорились же! – выпалил невысокий, худощавый парень с длинными, до плеч, волосами.

- Да ладно тебе, Марс, в пробке, наверное, торчит. День-то сегодня какой? Кругом все забито. – ответил сидящий за рулем Роман, отрешенно глядя куда-то в сторону. Он в первый раз принимал участие в затее своих давних знакомых и теперь немного нервничал.

- Радуйся, что не на жаре сидишь, а под прохладной струей охлажденного воздуха. – сидевший сзади Ильдар отвесил Марселю легкий подзатыльник. Тот в ответ тряхнул длинными волосами и уставился на улыбающегося Ильдара негодующим взглядом.

- Ладно, ладно! – Ильдар примирительно поднял обе руки вверх. – Погорячился, был неправ, исправлюсь.

В этот момент во двор, где стояла их машина, медленно заехала «Газель». Когда она припарковалась рядом с «Цивиком», двери обеих машин почти синхронно открылись и все вышли наружу.

- Пробки, извините. – развел руками Эдуард, он оказался самым высоким из всех. К тому же он отличался исключительной бледностью кожи, из-за чего солнце он не любил, предпочитая его подвалам, катакомбам и пещерам. – Разгружаем инструмент и пойдем.

Сопровождаемые любопытными взглядами извечных старушек у подъездов и случайных прохожих, они прошли к неприметному бетонному коробу, спрятавшемся среди кустов сирени и клена поодаль от жилых строений. Далее стоял полуразрушенный дом вековой давности, за которым не следили, наверное, не меньше. Железная дверь, за которой начинался спуск в бомбоубежище, была уже давно снята с петель и утащена неизвестными сборщиками металлолома. Все пространство перед входом и лестница были завалены всяческим хламом и мусором, который от жары источал страшный смрад.

- Что за народ, а? – пытаясь справиться с тошнотными спазмами, прохрипел Роман.

- Привыкай, внизу не легче будет. Лучше одень сразу респиратор. – ответил ему Эдуард и сам первым одел висевшую до этого на шее маску. Остальные последовали его примеру и, надев маски, начали спуск в темноту.

Мусор под ногами противно чавкал и хрустел, и, опасаясь неожиданно упасть, спускались медленно, тщательно выбирая место, чтобы поставить ногу. Несколькими десятками ступеней ниже шедший первым Эдуард наткнулся на железную дверь, чуть приоткрытую. Открыть ее полностью мешал все тот же мусор, поэтому все боком протиснулись в узкое пространство между дверью и стеной. Сразу за ней была небольшая площадка, от которой лестница уходила вправо под углом в 90 градусов. Бытового мусора здесь практически не было, но повсюду были разбросаны непонятные куски металла и обломки досок. Здесь уже было темно, поэтому все включили фонарики на касках, освещая путь перед собой. Через несколько десятков ступеней они вновь уперлись в дверь. Точнее, дверь лежала на полу, кем-то давно сорванная. Все стояли на площадке перед сорванной дверью, не решаясь пройти дальше, будто чего-то ожидая. Роман сделал шаг назад, чтобы пропустить вперед Марселя, как почувствовал, что наступил на что-то мягкое. Он испугано отскочил, и в это же время громкие ругательства огласили темные коридоры и лестничные марши. Со старого матраса, прикрываясь рукой от лучей нескольких фонарей, встал обычный бомж. У Романа сразу вырвался вздох облегчения.

- Что? Перетрухал? – шепнул ему на ухо Марсель и легко толкнул в спину. Роман сглотнул слюну и вновь уставился на бомжа. Он полулежал-полусидел на куче драных разноцветных матрасов в одной из глубоких ниш этого «предбанника», укрывшись ватным одеялом, прожженным в десятках мест и с торчащими кусками ваты. Вокруг были разбросаны бутылки из-под, «боярышника» и «композиции» вперемешку с пустыми пакетами от лапши быстрого приготовления. Дальше, в углу, были набросаны кучи тряпья и сложены в кучу доски и куски старой мебели, служившие как топливо для костра. Само место костра было тут же. Сверху к стене неведомо как была прикреплена обычная кухонная вытяжка («Где же он ее откопал?» - подумал Роман), от которой гофрированная труба уходила в вентиляционное отверстие.

- Пошли, чего уставились? Бомжей не видели? – громко сказал Эдик и первым переступил через лежащую на полу гермодверь. Сопровождаемые глухим ворчанием бомжа, который улегся обратно, остальные медленно потянулись за ведущим. Тут же под ногами что-то захлюпало. Роман, вошедший в коридор предпоследним, посветил себе под ноги и увидел, что бетонный пол покрывал тонкий слой воды, который еле скрывал толстую подошву ботинок. Идти снова приходилось аккуратно: повсюду валялись непонятно откуда появившиеся доски с торчащими ржавыми гвоздями и все тот же бытовой мусор.

Следующая гермодверь была закрыта, и при свете фонарей было видно, что она была покрыта слоем ржавчины. Краски на ней практически не осталось, лишь местами она еще чудом держалась небольшими лоскутками, которые отвалились бы при малейшем прикосновении. Эдуард схватился за поворотный механизм и, громко дыша от натуги, несколько раз попытался его повернуть. Колесо поддалось только на пару сантиметров и встало.

- До нас там уже были, не надо упреков в мой адрес. Сейчас откроем. – опережая колкие вопросы сказал Эдик и вновь схватился за колесо. В помощь к нему пришел Ильдар, и в четыре руки они, хоть и с трудом, но все-таки открыли дверь и потянули ее на себя. С противным скрипом она поддалась их усилиям.

Свет фонарей рассеялся по основному залу бомбоубежища. Толстые колонны поддерживали бетонный потолок, потемневший от времени и покрытый плесенью. Под потолком тянулись трубы, некоторые были в защитных кожухах или обмотаны чем-то похожим на мешковину. Под ногами все так же хлюпала скопившаяся вода. Стены и колонны были исписаны различными надписями и посланиями, оставленными предыдущими посетителями этого места. Надписи были разными. Рома остановился у одной из колонн и несколько раз прочитал надпись, сделанную красной краской: «Добро пожаловать в братскую могилу. Вход свободный». Он усмехнулся про себя и огляделся. Остальные разбрелись по залу.

Кроме той двери, через которую они вошли, были еще двери, но поменьше, хотя и закрывались на такие же поворотные механизмы.

- Аварийный выход, вроде. – негромко сказал Ильдар, заглядывая за приоткрытую дверь напротив их входа. Его слова чуть слышным эхом отразились от колонн и потолка.

- Думаешь? – усомнился Эдуард, направляясь к нему.

- Такой же коридор, тамбур, шлюз. Только уже.

- Ну да, точно. – согласился Эдик, посветив во тьму коридора. – Пойдем, осмотрим остальные двери.

Все послушно направились за ним.

- Марс, хватит уже. От твоих вспышек уже в глазах зайчики бегают. – недовольно буркнул Ильдар, когда Марсель сделал еще один снимок гермодвери аварийного выхода. Тот ничего не ответил, но фотоаппарат отложил.

Следующая дверь располагалась в той же стороне, где и входная, и была приоткрыта. Труб тут было больше. Здесь же находилась большая конструкция, чем-то напоминавшая большую улитку.

- Вентиляционная камера. Это – центробежный вентилятор, скорее всего. – заключил Эдик, оглядев всю конструкцию и указав на конструкцию, напоминавшую гигантскую раковину улитки.

- А здесь что? – спросил Роман, посветив в небольшое помещение, смежное с вентиляционной.

- Расширительная камера? – предположил Эдик, посветив на заржавевшие клапаны на трубах.

Как только они вышли из венткамеры, кто-то с грохотом влетел в убежище и, судя по звуку, растянулся на полу. Послышались еще ругательства и топот ног. В свете фонарей диггеры ошарашено наблюдали, как помещение заполняется людьми. Послышался детский плач, который подхватили еще несколько детских голосов. Первым к остолбеневшим диггерам подбежал бомж, отшатнулся от лучей фонарей и, прохрипев что-то неразборчивое, побежал в дальний угол. Люди все прибывали. Эдик, первый опомнившийся от шока, схватил за руку мужчину в засаленной робе и спросил:

- Что за черт? Вы откуда?

Мужчина шумно сглотнул и выдавил из себя:

- Война началась.

Все молчали, только после некоторой паузы с губ Ромы сорвалось одно слово:

- 3,14здец…

***

- Ты можешь говорить потише? На нас уже оглядываются. – грустно произнесла девушка вызволяя свои пальцы из горячих ладоней, и мельком встретившись с глазами с только что севшим за столик грузным молодым человеком в нелепой яркой майке.

- Да ты понимаешь… Да… Я даже не знаю как выразить свой восторг, Лейсан. Я стану папой! – молодой человек вскинул вверх руки и оглядел всех присутствующих во дворике. Никто не стал акцентировать на нем внимания, и после пары взглядов, вновь продолжили заниматься своими делами.

- Рамиль! – девушка укоризненно посмотрела на него.

- Ладно, Лейсан, больше не буду. – он опустил глаза и глядя на жену прошептал: - Я буду папой. Спасибо!

В ответ она лишь улыбнулась. Одинокое облако накрыло клонящееся к закату солнце, и подул легкий ветерок. Под навес залетел воробей и заметался среди тонких перекрытий, пытаясь найти выход. Рамиль еще раз улыбнулся, поглядев на птицу, и подозвал проходящую мимо официантку. Обернувшись обратно к жене, он уже хотел что-то сказать, но внезапно завывшие сирены прервали его. Город будто утонул в этом завывающем звуке, который поглотил все остальные. Рамиль так и сидел бы с открытым ртом, если бы не колонки. Песня, игравшая до этого, замолкла на половине, и через некоторое время шипения жесткий мужской голос разорвал вой сирен. «Внимание! Внимание! Говорит штаб гражданской обороны города. Граждане! Атомная тревога! Атомная тревога!». Дальше он уже не слушал. Схватив за руку Лейсан, он вскочил с места и потянул ее за собой. Получилось довольно резко, он почувствовал, что у нее в руке что-то хрустнуло. Обернувшись, он увидел искривленное гримасой боли ее лицо.

- Не время. Бежим!!! – крикнул он и решительно потащил ее за собой. У входа на них налетел один из мужчин, который еще за мгновение до этого пил водку за соседним столом. Он сильно толкнул Рамиля плечом, что тот не выдержал и упал, ударившись головой о ближайший столик, но успел выпустить из своей руки ладонь жены, поэтому она осталась на ногах. По его вытянутым в проходе ногам пробежали еще насколько человек. Кто-то носком сильно ударил его под колено, отчего он на время перестал чувствовать правую ногу. Скривившись от боли, он поднялся на ноги и с яростью посмотрел в спины убегающим из кафе людям.

- Побежали, моя маленькая, побежали. – прошептал он, и взяв Лейсан за руку выбежал в переулок. Почувствовав, что жена внезапно остановилась, он обернулся. Она стояла и смотрела на него широко раскрытыми от ужаса глазами.

- Что??? – закричал он на нее страшным голосом. – Что такое? – поняв, что перегибает палку, уже мягче спросил Рамиль. Лейсан рукой указала во дворик кафе. Посреди его одиноко стояла официантка и, прижимая к груди две кружки пива, навзрыд ревела. Рамиль громко ругнулся и бросился к официантке.

- Беги, дура! – рявкнул он ей прямо в ухо и дернул за плечо. Та выронила кружки, и они со звоном разбились об асфальт. Неожиданно для Рамиля, она разревелась еще сильнее и, наклонившись, начала собирать осколки разбитых кружек. Перемежая свои слова отборными ругательствами, он одним рывком поднял ее за плечи с колен и потащил ее к выходу. Официантка слабо сопротивлялась, бормоча сквозь всхлипывания:

- Не заплатили… Убежали… Уволят ме-меня… Кредит п-п-платить…

- Какой кредит? Беги, идиотка! – Рамиль еще раз крикнул ей под ухо. Подоспевшая Лейсан взяла ее под руку, Рамиль взял с другой стороны и они побежали к выходу из арки, где звуки смешались в ужасную какофонию. Одновременно кричали, ругались, плакали, матерились десятки, сотни людей, им вторили сирены спецавтомобилей, гудки водителей и все те же сирены заводов и протяжные гудки локомотивов. Где-то вещал громкоговоритель, раз за разом повторяющий сообщение о тревоге.

Выскочив из арки, Рамиль вновь остановился. На этот раз сам. Он, выпучив глаза смотрел на ужас, творящийся на улице. Несколько мужчин раскачивали перевернувшийся пассажирский автобус, перегородивший и без того узкую улицу, пытаясь его оттащить в сторону. С обеих сторон выстроились огромные пробки. Те водители, которые, еще не поняв всю бесполезность сидения в машинах, и не покинули их, продолжали неистово сигналить. По тротуарам во все стороны бежали сотни людей, непрерывно сталкиваясь между собой. Какой-то водитель за рулем черного «Мерседеса» резко вывернул на тротуар и помчался по нему, оставляя за собой десятки покалеченных и мертвых тел. Дорогу ему преградила большая урна, врытая в тротуар. «Мерседес» с разгона въехал в него, собрав свою последнюю жертву – девушку в зеленом топике. Водитель заперся в машине, но разъяренные люди, забыв о всякой опасности, выбили стекло и выволокли убийцу наружу. Его предсмертный крик утонул в общем хаосе звуков.

- Назад. – еле слышно сказал Рамиль, увлекая девушек обратно в арку. Они вбежали в первый двор. Из магазинчика прямо напротив них выскочил высокий худой парень в растянутой майке с коробками и пакетами в руках и, презрительно хмыкнув, скрылся за углом дома. Рамиль кинулся к первой двери ведущей в подвал, но на ней не было даже ручки: лишь широкая замочная скважина врезного замка. Следующие подвалы тоже оказались закрыты. Ругаясь, он увлек девушек к следующему дому. Входы в подвал здесь тоже были закрыты. В четвертом подъезде дверь захлопнулась в тот самый момент, когда он вбежал в него. Он с остервенением забарабанил по нему кулаком:

- Пустите! Пустите, пожалуйста! Люди, пожалуйста!

Ответом была только тишина. Тут к нему присоединились девушки. Которые замолотили по облезлой краске двери своими кулачками. Он в отчаянье махнул рукой и выскочил обратно на улицу. И первое, что он увидел – невысокую бетонную конструкцию, разрисованную граффити. Он в четыре прыжка достиг ее и затормозил у наглухо заваренной двери. Рамиль громко выругался и с воем поднял голову. Увиденное им его обнадежило: над входом в непонятное подземное сооружение возвышалась башенка с деревянными решетками. Он забрался наверх и дернул за прогнившее дерево обрешетки, нижний уровень которой находился у него на уровне шеи. Не обращая внимания на засевшие в ладонях занозы, он ухватился за край и подтянулся. Первое, что он увидел: решетки с других сторон были давно вытащены. Но когда он посмотрел вниз, возглас радости вырвался из его груди. Он увидел ровные ряды металлических ступенек, ведущих вниз по шахте, прикрываемые ржавой решеткой. После нескольких ударов ногой решетка не выдержала и, громыхая, полетела вниз. Он спрыгнул и бросился обратно к подъезду. Девушки у двери в подвал уже не стучали. Они в два голоса выли под ними, умоляя пустить. Без слов, Рамиль уже в который раз за последние несколько минут потянул Лейсан за руку и потянул за собой. Официантка поспешно потрусила за ними. Он подсадил ее первой.

- По ступенькам вниз. Лезь! – он слегка надавил ей на голову, чтобы та двигалась быстрее. Следом обернулся к супруге.

- Т-т-ты первый. Я боюсь! – вымолвила она, глядя на него глазами, полными первобытного ужаса. Рамиль вспомнил о ее старых страхах и фобиях и лишь молча кивнул головой. Он уже поставил ноги на ступеньки-поручни, когда развернулся всем телом и помог взобраться ей.

Рамиль достиг пола, где брезгливо перетаптывалась на кучах пустых бутылок и мусора девушка-официантка, помог спуститься супруге, и огляделся, подсвечивая себе фонариком мобильного телефона. Они попали в небольшую комнатку. Справа была наглухо закрытая железная дверь входа, налево вел узкий коридор, куда он и шагнул, махнув девушкам, чтобы они следовали за ним. Они прошли несколько поворотов: мусора здесь было на порядок меньше. Послышался сильный гул, и он всем телом ощутил, как земля вокруг начала дрожать. Казалось, что пол под ними изгибался волнами.

- Дальше! – крикнул Рамиль и бросился в темноту коридора. Внезапно телефон в его руках погас, поэтому он остановился и чуть не упал, когда на него налетели девушки. Вокруг настала кромешная тьма, где он ничего не мог различить. Он нащупал руку Лейсан и ощупью тронулся дальше по коридору. Земля снова задрожала, послышался треск ломаемых перекрытий. Ударом в спину его отбросило вперед, позади раздался сдавленный крик. Мгновенно запахло пылью и кровью.

- Ты где? Лейсан, ты где? – жалобно простонал Рамиль, почувствовав, что больше не ощущает в руках ладони жены. Рамиль опустился на колени и его руки погрузились во что-то мягкое, влажное и горячее. Он закричал. В голове помутилось, он раз за разом выкрикивал имя жены, пытаясь нащупать ее в темноте. Внезапно он вспомнил про зажигалку во внутреннем кармане пиджака, но она отказывалась зажигаться: влажные и липкие пальцы скользили по колесику бензиновой зажигалки. Он чиркнул колесиком о ткань пиджака, и кремень выдал первые искры. Еще несколько попыток и фитиль вспыхнул. Первое, что он смог различить – были его руки, покрытые кровью. Слезы сами хлынули из его глаз и он, подвывая, осветил пространство вокруг себя. Лейсан лежала с открытыми глазами и не подавала признаков жизни. Огромный бетонный обломок буквально перерубил ее пополам, убив мгновенно. Он страшно закричал и попытался поднять бетонный обломок, но безуспешно. Уже совсем ничего не соображая, он начал тянуть ее из-под завала, но вид растекающейся крови заставил его отшатнуться. Зажигалка выпала из рук и упала в лужу крови. Фитиль пшикнул и погас, и снова навалилась темнота. Рамиль попытался нащупать зажигалку, но наткнулся на еще теплое лицо жены. Он завыл еще громче и лег на пол, прижимая к себе ее останки, пропитываясь кровью, и окончательно потерял ощущение реальности.

Пришел в себя он от внезапно нахлынувшего страха и ужаса. Кровь на его лице и руках высохла, неприятно стягивая кожу. В горле першило от бетонной пыли, которая ощутимой взвесью витала в узком пространстве прохода. Ему показалось, что он так и останется в этом проходе и непременно погибнет рядом с остывающими останками жены, от которого он отполз подальше не в силах приблизиться к нему. Темнота и тишина с каждым мигом давили на него все сильнее и сильнее, он судорожно начал шарить вокруг в поисках упавшей зажигалки. Ежесекундно руки натыкались на тело Лейсан, от которого он каждый раз в испуге отшатывался и прижимался к стене, но жажда света заставляла его вновь начинать свои попытки. Наконец, под ладонью он нащупал металл зажигалки, прижал ее к груди и судорожно отполз подальше от завала. Когда вновь вспыхнул огонь, он немного успокоился, но боялся смотреть по сторонам и смотрел лишь на невысокое пламя. Чей-то сдавленный стон заставил его встрепенуться. Он с надеждой посветил в сторону завала, но очередной стон, раздавшийся со спины, погасил последний вспыхнувший огонек надежды.

Развернувшись на коленях, Рамиль в полутора метрах от себя увидел официантку, лежащую на спине, раскинув руки. Он приблизился к ней и с ее побледневших губ сорвался очередной стон. На него нахлынула ненависть к этой девушке. Ярость закипала в нем с огромной силой, Рамиль склонился к ней и зашептал:

- Почему не ты? Почему? Почему??? – последнее слово он уже прокричал. Не отдавая себе отчета в своих действиях, он поставил зажигалку на пол, зажав ее между двух обломков, сомкнул руки на ее шее и начал душить.

- Почему не ты? Почему не ты? – шептал он раз за разом, сдавливая шею девушки. Она захрипела и открыла глаза. Ничего не понимая, она даже не сделала попыток освободиться, а лишь уставила на него полные страха глаза. Этот взгляд отрезвил его, он отшатнулся от нее, отполз к стене, закрыл голову руками и начал раскачиваться, мыча при этом что-то уж совсем неразборчивое. Через минуту он встряхнул головой и поднял мутные глаза на девушку.

- Встать можешь? – еле слышно спросил он и поднялся сам, прихватив зажигалку. Девушка не ответила, и продолжала смотреть на него умоляющим взглядом. Пошатываясь, он подошел к ней и присел на корточки.

- Поднимайся, поднимайся. – зашептал он, просовывая руку ей под голову. Только тут он заметил, что ее нога неестественно вывернута в колене. Рамиль выругался и, встретившись с ней глазами, снова прошептал:

- Лежи пока, не бойся. Я сейчас, сейчас я.

Девушка ничего ему не ответила, она закатила глаза и снова потеряла сознание. Рамиль встал и побрел дальше по коридору, держась рукой за стенку. Воздух в коридоре раскалился до невозможности. Ему казалось, что его тело поместили в духовку и понемногу поджаривают. За поворотом он наткнулся на закрытую тяжелую дверь с поворачивающимся колесом. Он попытался сдвинуть колесо с места, но силы совсем оставили его. Он сел перед дверью, тяжело вдыхая пропитанный пылью горячий воздух, затем медленно наклонился на бок и прижался щекой к бетонному полу. Стало немного легче, в неровном свете пламени от зажигалки он увидел обрезок трубы на расстоянии вытянутой руки от себя. Не поднимаясь с пола, он потянулся за трубой и несколько раз ударил по металлу двери. Раздался глухой металлический стук. Рамиль поднялся и сел. В голове всплыл сигнал «СОС» и он сначала неуверенно, но потом все сильнее и громче стал стучать по двери, сопровождая свои удары счетом:

- Раз… Два… Три… Раз, два, три. Раз… Два… Три…

***

- И девок-то одиноких и симпатичных нет. – с сожалением выдохнул Илья, закончив сканирование кафе, задержавшись взглядом только на девушке с грустными глазами.

- Жене своей пожалуйся. – рассмеялся Сергей.

- Жена с ребенком у тещи в деревне. Поэтому я пока могу считаться вполне холостым. Да и к лучшему, что уехали, а то совсем меня затюкала. «Давай переедем к маме, говорят, скоро война будет». Достала, честное слово! Какая к черту война? В верхах же не идиоты сидят, чтобы просто так на кнопки жать. Знают, что после этого начнется.

- Ну не знаю. Я, честно говоря, немного побаиваюсь. Слышал же, что по новостям говорят? Да и учения эти постоянные. Сто лет никому не нужно было, а тут вздумалось им восстанавливать бомбоубежища, проводить инструктажи. Неспроста это все. И это, мне повестка пришла. В понедельник явится в военкомат…

- Да ладно тебе. Пойдешь? Да и что восстанавливают? Вон у меня во дворе убежище. И что? Кто его восстанавливает? Вот если бы… - его слова потонули в вое сирен.

- Учения? – медленно поднимаясь со стула, спросил Илья, уставившись в глаза Илье. Мужики только что пившие водку повыскакивали с мест и ринулись к выходу, зацепив на выходе парня, который растянулся в проходе.

- Ни хера не учения! Бежим! – крикнул Сергей и метнулся к выходу. Чуть не сбив остановившуюся посреди площадки официантку, Илья побежал за другом. В проходе он споткнулся об ногу лежащего парня и, сам чуть не упав, выскочил в переулок. Он догнал Сергея, несущегося к арке, и схватил его за шиворот:

- Ко мне… во двор… там… убежище… - задыхаясь от непривычного бега, сказал он и повлек за собой Сергея, который в ответил кивком.

У входа в убежище уже скопились люди. Каждый пытался быстрее попасть к ступеням, поэтому тех, кто был слабее, просто-напросто отталкивали в сторону. Крупный Илья, действуя как ледокол, с разгона врезался в толпу и, работая локтями, стал протискиваться к входу. Гораздо меньший по габаритам Сергей схватил его за ремень, боясь быть раздавленным толпой. Кругом стоял страшный крик. Он посмотрел под ноги и увидел распростертое тело бабушки. Кажется, она недавно сидела у подъезда, и Илья с ней здоровался. Теперь она лежала, раздавленная десятками ног с разбитым лицом и отчаянно вопила. Какой-то мужчина в деловом костюме сильно пихнул Сергея в бок, что у него перехватило дыхание. Илья одним движением оттолкнул наголо бритого паренька в солнечных очках, на что тот локтем ударил Илью по лицу. Его очки, переломленные пополам, упали вниз, но рвущаяся вперед толпа уберегла Илью от второго удара локтем, который пришелся в лицо женщине с неприятными, угловатыми чертами лица.

Наконец, они протиснулись внутрь. В коридоре они не могли уже двигаться самостоятельно. Их просто несло в общем потоке. У полуоткрытой двери жертв было еще больше: в узкий проем можно было протиснуться только по одному. Им пришлось идти по людям, которые, не выдержав, упали под ноги толпы. Сзади напирали все сильнее, Сергею показалось, что он сейчас задохнется, поэтому, действуя больше инстинктивно, он выставил перед собой локти, одновременно толкая Илью и придерживая напирающих сзади. Дышать стало чуть легче, хотя и дышать особо было нечем: воздух был пропитан запахами разложения мусора, крови раздавленных и пота толкающихся кругом людей. Его движения хватило буквально на два вдоха: новая волна снова смяла всех. Рядом с ним начала падать беременная девушка. Сергей протянул руку, чтобы попытаться ее поднять, но быстро понял, что если он ей поможет, то сам тут же окажется под ногами новых и новых людей, стремящихся в спасительное бомбоубежище. Минутой позже поток выдавил его и Илью внутрь убежища, не теряя времени, они побежали в дальний угол, где и остановились, переводя дыхание. Народ нескончаемым потоком все заполнял и заполнял помещение бомбоубежища.

Немного отдышавшись, и потирая ушибленные бока, Сергей огляделся. Он еще на входе подумал: «Откуда свет в брошенном убежище?». Теперь он заметил группу тех самых странных молодых людей в ярких комбинезонах и строительных касках, которых они увидели, когда пошли в кафе. Они стояли у прохода в какое-то из боковых помещений и молча смотрели на людской поток. Фонари на их касках и освещали пространство.

- Очки! Сволочь! Очки разбил. Гад. Найду – удушу, собаку. – Илья зажимал разбитый нос и ругался.

- Дай гляну. – сказал Сергей, поворачивая лицо к свету.

- Хорошо тебе его сломали! – добавил он, ощупав нос Ильи, и приложил свой носовой платок. Неожиданно все помещение сильно тряхнуло. Со стороны прохода послышались истошные вопли и поползли клубы пыли.

- Закрывайте дверь! Закрывайте эту чертову дверь! – что есть мочи заорал высокий седой мужчина в потертом камуфляже. Первыми среагировали молодые люди в касках. Будто сговорившись, он бросились к выходу, откуда, еще шли люди, пошатываясь, и хватаясь за стены. Еще двое диггеров кинулись к противоположному выходу, чтобы закрыть и его.

- Давай!!! – крикнул мужчина в камуфляже и схватился за колесо. Два диггера подскочили к нему и втроем они потянули дверь на себя. Сергей успел заметить, что в коридоре еще оставались люди. Как только дверь закрыли и заклинили, тут же раздался еще один протяжный гул. Все помещение снова всколыхнуло. Некоторые трубы не выдержали и начали падать на людей, придавливая своим весом, разбивая головы и ломая конечности. После этого на мгновение настала тишина. Только на мгновение. Почти сразу кто-то стал кричать, послышались стоны. Кто-то выкрикивал имена, ища своих родных или знакомых. Сергей впал в оцепенение. Несколько минут до этого он ни о чем не задумывался, он бежал ведомый одной мыслью: спрятаться. Только сейчас до него стало доходить, что же произошло в действительности. Он медленно опустился на заржавевший остов кровати и молча уставился на надпись на противоположной стене, которая то пропадала в темноте, то снова появлялась, когда на нее падал свет: «Добро пожаловать в братскую могилу. Вход свободный».

Сергей сидел, прижавшись спиной к осклизлой бетонной стене и, вытаращив глаза, смотрел вокруг себя. В мелькании лучей фонариков он видел десятки, нет, сотни людей, набившихся в небольшое пространство убежища. У ближайшей колонны женщина выла у распростертого на мокром и грязном полу тела мальчика лет десяти, который не подавал признаков жизни. Удерживаемый двумя диггерами мужчина рыдал и рвался обратно, к выходу, постоянно выкрикивая какое-то женское имя. Справа от Сергея сидел на полу мужчина в пиджаке с оторванным рукавом и ежесекундно прикладывался к уже полупустой бутылке водки, размазывая по лицу слезы и грязь. Очень много людей лежало, не имея сил подняться: одни сильно пострадали в давке у входа, другие истекали кровью от полученных травм обрушившимися трубами, третьи, попавшие в убежище в числе последних, лежали со страшными ожогами и истошно кричали, прося о помощи. Воздух с каждой минутой нагревался все сильнее. Вода с пола испарялась, погружая все пространство убежища в густой и дурно пахнущий туман.

Он встретился взглядом с тем самым пожилым мужчиной в камуфляже, который первым крикнул о необходимости закрыть входную дверь. С усилием он оторвался от стены и на негнущихся ногах направился к нему. Одновременно с Сергеем к нему подошел высокий диггер со светлыми волосами. Они одновременно громко сказали:

- Нужны медики!

Мужчина в ответ кивнул и отошел к стене, чтобы его все видели, сложил руки рупором и громко крикнул:

- Есть врачи? Медсестры? Кто-нибудь, кто разбирается в медицине? – несколько человек посмотрели на него пустыми глазами и вновь отвернулись. Остальные, казалось, даже не слышали его. Только Сергей тихо сказал ему:

- Я работал фельдшерем, но без медикаментов ничего не смогу сделать.

- Сделай хоть что-нибудь! – он положил ему руку на плечо и сильно сжал. Сергей кивнул и вновь огляделся.

- Надо всех раненных собрать в отдельной комнате. Поможете? – в ответ мужчина в камуфляже снова кивнул и окликнул высоко диггера.

- Эй, парень, подойди сюда! И ребят своих позови. Ты тоже подойди. – последние слова он обратил к бомжу, который незаметно сидел рядом в небольшой нише.

- Тебя как зовут? – обратился он к высокому диггеру.

- Эдуард.

- Меня Айдар Исламович. Так, Эдик. У нас пока только один медик, какой-никакой, но медик. Вы тут лучше ориентируетесь. Пусть половина из вас начнут оборудовать лазарет в одном из отдельных помещений. Другая половина – собирают все возможное для сооружения лежанок, воду, еду и всякие медикаменты. Тут жарко, поэтому пускай те, кто может, пожертвуют одеждой для перевязок. Пойдем собирать доски. – последние слова снова были обращены к бомжу.

Диггеры раздали свои ручные фонарики Сергею, Айдару Исламовичу, бомжу (которого, оказалось, звали Никита) и мужчине в замасленном рабочем комбинезоне синего цвета (он сразу же присоединился к ним, как началась работа). Госпиталь оборудовали в большом угловом помещении, в котором стояли огромные емкости, некоторые из которых были наполнены водой, но ржавой и затхлой. Первые лежанки соорудили из нескольких остовов кроватей, не которые клали по паре досок и покрывали обмоткой от труб. Но этого, понятно, было мало. Следующие лежанки были еще проще: доски клали на трубы, отвалившиеся от потолка, и уже ничем не покрывали: материала не осталось. Последних раненых клали уже на пол. Еще несколько мужчин и женщин присоединились к ним, и работа пошла быстрее. Но вот с медикаментами было очень сложно. Их попросту не было. За исключением четырех личных аптечек диггеров и их же одной большой аптечки. Первым, к кому он подошел – был юноша с раздавленной тяжелой трубой ногой. Юноша старался терпеть, закусив губы до крови, но временами не сдерживался и начинал кричать от невыносимой боли. Сергей стоял перед ним, не зная за что браться, с чего, в конце концов, начинать. Но через пару минут в его голове будто щелкнул какой-то переключатель. Он стал сосредоточен, в голове, наступила полная ясность и он погрузился в свою страшную работу. Окружающие будто почувствовали его уверенность и принялись выполнять его скупые указания.

- Мне нужны еще помощники. – крикнул Сергей, перевязывая остатками своей рубашки разбитую трубой голову бородатого мужчины. Еще две женщины и седовласый старичок укладывали раненых или готовили их к оказанию помощи. Эдуард кивнул и через минуту появился в дверях, ведя за собой насколько женщин.

- В медицине что понимаете? – спросил он у них, кинув в их сторону быстрый взгляд, и снова продолжил обрабатывать раны очередного тяжелораненого.

- Я медсестра. – тихо ответила маленькая полная женщина в спортивном костюме.

- Что раньше молчала, когда медиков искали? – Сергей бросил в ее сторону испепеляющий взгляд. В свете фонаря он выглядел настолько зловеще, что женщина в ужасе отшатнулась.

- Я… Я же не лечащая, я не занимаюсь… Я в регистратуре сижу… Я не дума… - залепетала она, отступая к выходу.

- Куда? Стой! – остановил ее Сергей. – Сейчас берете вот эту кастрюлю и идете в вентиляционную с Ильдаром. Там уже развели огонь. Воду возьмете здесь в баках вдоль стен. Кипятите ее в кастрюле, процеживаете через ткань и снова кипятите. Кипятить как минимум по три раза. Потом разливаете в пустые пластиковые бутылки. Только промойте их хорошенько и несите сюда. Будете промывать раны. Все. Идите. Ильдар, отведи их. – диггер развернулся к выходу и рукой поманил за собой остальных. В проходе женщина, назвавшаяся медсестрой развернулась и решительно направилась к Сергею. Краснея, она протянула ему упаковку прокладок.

- Молодец! Спасибо. Займись этим вопросом: собери у остальных женщин все подобное. Салфетки, ватные палочки, все, в общем. Иди. – он хотел похлопать ее по плечу, но остановился, увидев, что вся его рука по локоть в крови.

- Иди. – сказал он и отвернулся к очередному раненому.

***

Роман, получив указание собирать припасы, побежал от человека к человеку, но на вопрос о наличии хоть каких-нибудь медикаментов, еды или воды большинство отрицательно качали головами. Некоторые, более наглые и независимые откровенно посылали его подальше. Так небольшая группа молодежи, видимо первой проникнувшая в убежище, спокойно сидела у одной из дальних колонн. Перед ними в центре круга были расстелены пакеты, на котором были расставлены бутылки с алкоголем и закусками. На просьбу Романа они ответили с недвусмысленной угрозой, после чего он предпочел удалиться.

У одной из стен он наткнулся на мужчину в пиджаке с оторванным рукавом. В его руках была водка, которая так нужна была для обработки ран. После короткого монолога Романа мужчина молча протянул ему почти опустевшую бутылку. Когда же Роман отвернулся, чтобы унести находку в госпиталь, тот его окликнул и отдал ему свою рубашку, носовой платок и галстук.

- Это им нужнее будет. – сказал он, сполз по стене, зажал свою голову между коленей и задрожал всем телом, разрываемый неслышными рыданиями. Роман хотел ему что-то сказать, но не нашелся, и быстро пошел со своими находками к комнате, где были раненые: кроме водки и одежды у него оказалась половина бутылки минеральной воды, шоколадный батончик и несколько упаковок таблеток, которые ему дала неизвестная женщина, порывшись в сумочке.

Когда Роман внес эти вещи в госпиталь, Сергей возился с очередным раненым. На него было страшно смотреть: его светлые брюки и майка были все в крови, руки по локоть и лицо тоже были покрыты бурой жидкостью. Он посмотрел на находки, кивнул и указал на угол, где на ящике уже была небольшая куча, которую приносили остальные сборщики и некоторые люди сами. Роман уже хотел выходить, как его окликнул Сергей:

- Не знаю, как тебя зовут.

- Роман.

- Ром, найди, пожалуйста, человека в ярко-оранжевой майке. Его Илья зовут. Пусть придет сюда, скажи, что Сергей звал.

Рома обошел весь зал убежища, заглянул в вентиляционную, но нигде не находил того, о ком просил Сергей. Напоследок он решил заглянуть в тамбур, ведущий к запасному выходу. И остановился как вкопанный. Тот самый полный человек, которого он искал, лежал, скорчившись в углу тамбура. Над ним нависли три наголо бритых парня и с остервенением били ногами.

- Чо надо? Вали отсюда! – заметив свет фонаря, ближайший к нему парень обернулся, и вплотную приблизился к Роману, так, что их лбы соприкоснулись. Остальные лишь на миг обернулись и снова продолжили избивать скорчившегося в углу Илью. Роман отступил на шаг, будто намериваясь уходить, и резко врезал кулаком в нос расслабившегося и не ожидавшего такого поворота событий противника. Тот без звука опрокинулся на спину, из сплющенного носа потоком хлынула кровь. Следующий удар пришелся второму ближайшему противнику в область солнечного сплетения, отчего тот согнулся пополам. Ударом в шею сверху, Рома свалил его на землю. Третий в нерешительности отступил в темноту, увидев, что на помощь к Роману спешит Эдуард и мужчина в синем комбинезоне. Они подоспели вовремя. Потому что первый отморозок уже поднялся, и в его руке мелькнуло лезвие ножа. С криком «Убью!» он бросился на Романа, но упал, споткнувшись о подставленную ногу Эдуарда.

- Вяжи их, Тимур.- обратился он к мужчине в комбинезоне. – Еще и этой гопоты нам тут не хватало.

Связывать их не пришлось. Поняв, что сопротивление бесполезно, они сразу поникли и весь их боевой задор сошел на нет. Когда их увели, Роман склонился над еще лежащим Ильей.

- Ты как? – спросил он, когда Илья с трудом поднял голову.

- Ненормально. Спасибо…

- Хохмишь? Хорошо. Рома.

- Илья. Спасибо Рома.

- За что они тебя?

- Еще на входе случайно сцепились. Тот, кого ты первым уложил, мне очки расколотил и нос сломал.

- Тебя Сергей просил найти.

- Да мне сейчас хочешь - не хочешь к нему идти. – горько усмехнулся Илья, приложив руку к рассеченной голове и посмотрев на окровавленную ладонь. Роман уже хотел что-то сказать, как стук в задраенную дверь запасного выхода привлек его внимание. Стук был отчетливо слышим: кто-то выбивал с той стороны сигнал «СОС».

Через пять минут Роман, Эдуард и Айдар Исламович стояли у задраенной двери и прислушивались.

- Надо открывать. – сказал Эдик и схватился за запирающее колесо.

- После бомбежки прошло всего несколько часов. Опасно. – попытался возразить Айдар Исламович.

- Было бы опасно – никто бы не стучал. Открываем.

Открыв дверь, они увидели в проходе молодого человека в окровавленной одежде с обрезком трубы в руке. Айдар открыл от удивления рот:

- Рамиль? – спросил он после некоторого молчания.

- Здравствуйте, Айдар Исламович. Заражения нет. Физические травмы. - он с колен посмотрел на столпившихся. - Пустите? Там девушка еще. Заберите. – он пошатываясь, прошел в открытую дверь. Все, находящиеся в тамбуре медленно разошлись, уступая ему дорогу.

***

Когда часы показывали двенадцатый час ночи, несколько выживших собрались в комнате камеры расширения. Здесь были все диггеры, Сергей, Илья, Айдар Исламович, Тимур (мужчина в комбинезоне) и Рамиль. Фонарей не зажигали: сидели при свете костерка, на котором кипятилась вода для раненых. Помещение поначалу очень быстро наполнялось дымом, поэтому кто-то из умельцев приладил трубу, которую вывел в «улитку», дыма стало не порядок меньше. Остальные, слишком утомленные и сожженные переживаниями спали вповалку прямо полу в общем зале. В убежище наступила полная тишина, изредка нарушаемая сонными вскриками, плачем спящих или стонами и просьбами раненых. Первым молчание нарушил Илья.

- Значит, война все-таки случилась? – он то и дело трогал распухшую нижнюю губу или скулу.

- А не могло все это быть учениями? Ведь уже было такое. Ну, учения… – Марсель по очереди посмотрел на всех.

- Об учениях заранее предупреждают, чтобы паники не было, а тут… Похоже случилось самое худшее. Да и какое это учение с реальными взрывами? – вздохнул Айдар Исламович.

- Нет лекарств. Вода пока есть, но ужасная и на всех ее хватит ненадолго. Из восьмидесяти шести раненых и пострадавших сегодня уже скончалось двадцать человек. Еще десять не смогут пережить эту ночь. Да и будь у меня лекарства, реанимация, рентген – я же не врач. Я работал на «скорой» три года назад. Три года, понимаете? – Сергей понуро опустил голову и сделал глубокую затяжку, держа сигарету дрожащими пальцами. За день он ужасно выдохся. Сейчас в нем едва хватало сил, чтобы сидеть и слушать, о чем говорят остальные.

- Продуктов тоже нет. Те, у кого они есть не станут делиться с остальными. Можем ли мы их заставить? Хотя бы для детей и раненых. У нас есть всего два кило сахара, немного печенья и хлеба. Надо выходить. – Тимур вопросительно посмотрел на всех. В свете небольшого огонька его глаза сверкнули.

- Да уж. Сколько учений. Сколько твердили: возьмите с собой запас продуктов и питья, сколько… А все на том же месте. Все прибежали как были… - вздохнул Рамиль.

- Запасной выход, откуда Рамиль пришел, завален. Только небольшой участок коридора остался. Кстати, нужно туда отнести мертвых, пока они не превратили этот ужас в еще больший кошмар. – сказал Эдуард. – А главный мы не открывали, страшно, ведь там столько людей еще осталось… было…Эх, ну и духотища! Видимо, там все горит неслабо.

После его слов повисло молчание.

- Айдар, Рамиль, вы же пожарные, МЧС-овцы. Вам ничего не показалось тут странным. В этом убежище? – Эдуард нарушил тишину.

- Я еще не успел осмотреться. – ответил Рамиль и посмотрел на своего коллегу.

- Здесь нет других, обязательных для бомбоубежища такого уровня помещений. Где котельная? Электрощитовая, лазарет, санузлы, помещения под склады? Многого тут нет. Что ты хочешь сказать. Эдик?

- Это все есть. Мы сюда и пришли потому, что если эта часть убежища разграблена, то дверь, ведущую в остальные части заложили. Зачем они не законсервировали в 80-х все убежище? Понятия не имею. Не надо так на меня смотреть, Айдар Исламович. Да, мы нарушали закон, но теперь-то какое это имеет значение?

- Да я не поэтому, Эдик, смотрю. Ты меня просто ошарашил. Вы знаете, где замурованный вход в остальные помещения?

- Нет. До нас тоже пытались его обнаружить, но безрезультатно. Можно, конечно попытаться долбить все стены. Только прошу вас, не надо нас сейчас гнать: мы все с ног валимся. Мы с утра начнем обследовать стену.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 80
Комментарии

Я смотрю на сайте началась эпоха возвращения старой гвардии.

_______________

Ешь,гуляй,ни хрена не делай,сри где хочешь-Это твоя страна!!!Голусуй за единую россию!

А то! Борьба за выживание подходит к концу, времени стало чуть больше, чем и не преминул воспользоваться. ))) Эх, за полгода тут столько всего набралось, что и не знаю, за что хвататься...

С возвращением) я тоже выложит прямо перед твоим.

Просто великолепно!!! Сам увлекаюсь немного диггерством, но мой основной профиль заброшенная промзона и военка. В общем жду продолжения и +10 от меня =)

Начал писать как раз после посещения такого убежища. До этого планы были немного другими. Кстати, бомж вполне реален. Ох и напугал он меня, когда заорал после того, как моя пятка хорошо помяла его пальцы))))

СПС.

Только вчера думал о выходе второй части "обреченных". Наверное, кто-то рядом чихнул или же упала звезда.

Впечатляет. Виден прогресс в сравнении с предыдущими частями. И это касается не только потенциально интересного сюжета, но и техники исполнения.

Концентрация событий не отпускает ни на минуту. Вот рабочий день двух служащих, вот диггеры залезают в бомбоубежище, а вот трагическая смерть и, наконец - война. Все идет быстрыми темпами, но не скачкообразно, а скорее - равноускоренно: события грамотно распределены в общей композиции.

По первой части судить довольно тяжело, но уже чувствуются интереснейшие персонажи. Радует, что вы не боитесь "брать ответственность" за, в общем-то, не малое количество действующих лиц. Посмотрим, сумеют ли они составить достойную конкуренцию героям из первой части?

В плане "оформления" языка - все очень неплохо, но все же встречается достаточное количество ошибок, которые перекочевали из первой части и никак не хотят уходить. Жаль, что местами рассказ из-за этого немного трудно читать.

Фальшь в поведении героев отсутствует, но все же над диалогами стоит поработать - в некоторых местах даже не верится, что персонажи могут из себя такое "выдавить". Но все же это замаливается индивидуальностью каждого из героев.

Не закрытый сюжетным занавесом хаос-праздник реализма. Давка, смерть, нехватка времени, бунт-все хорошо расписано и соответствует жанру. Если в первой части этого не было, то здесь, пусть коротко и в небольших порциях, но все же присутствует, и думается что не все сказано в таком сложном понятии как “социальные отношения между людьми”- схватка в бункере тому доказательство.

Пожалуй, все задатки для хорошего продолжения первой книги имеются, а это, я думаю - отличный стимул для творчества.

Сюжет-9 (история берет за горло с самого начала сиквела, не давая перевести дух, и можно лишь надеяться, что так и будет на протяжении всего произведения)

Стиль-8(вполне хорошо изображенная картина происходящего вкупе с неординарными героями делают свое дело- чтение становиться действительно интересным)

Спасибо за комментарий! Действительно, отличный стимул к продолжению и дальнейшей работе. Если не трудно, "ткни мордой" в моменты, которые коробят. Про пунктуацию я и сам знаю (всегда были проблемы, а свой "друг-редактор" в дикой запарке, что проверить не успел), а вот такие моменты:

"Жаль, что местами рассказ из-за этого немного трудно читать"

хотелось бы рассмотреть подробнее.

Вот некоторые моменты:

Тавтологии. Чуть ли не первое предложение: "Крупный и очень полный Илья страдал от жары еще больше, чем сухощавый Сергей". Думаю, что можно заменить так: “Мужчина обладал крупной и очень полной фигурой..." или "Крупный и очень полный по своей фигуре, он страдал от жары... ".

"Ответом была только тишина... « - в этом кусочке текста слишком много местоимения – “он"

Может отпечатки, а может мне кажется из-за большого количества кофе:

"собрав свою последнюю жертву» - наверное, “забрав"?

"Роман отступил на шаг, будто намериваясь уходить, но резко развернулся..."- немного странно получается.

"Да ты понимаешь.… Да… Я даже не знаю, как выразить свой восторг, Лейсан. Я стану папой! – молодой человек вскинул вверх руки и оглядел всех

присутствующих в дворике" - что-то приключилось с абзацем.

Еще раз говорю, «немного трудно читать» - это же не "вообще невозможно читать". Нет, скорее - это мое преувеличение насчет грамматики: взгляд цепляется за какие-то погрешности, и поэтому складывается такое ощущение. Но я думаю, что лучше всех в этом плане виднее автору!

Hetzer

Очень круто, сейчас буду читать...

У меня вопрос по старой части Обреченные на жизнь, где в конце Ринат кинулся на Макса, что с ними случилось? знаю может ты это нам дал чтобы самим придумать конец... может расскажешь?))

Я уже вроде писал про это в комментарии к последней главе. ))) Но если хотите - придумывайте. Но заранее предупреждаю: сюжеты второй и первой повестей пересекутся. Где? Думаю, догадаться нетрудно)))

Оччень интересно.

А что будет с гопотой? казнят, или на бессрочную каторгу разбирать завалы? или пожалеют, простят и отпустят в общую группу?

P/S/ хотя я наверно далеко залез. но всё-же начало интригует...

автор, ты только незасыпай!

_________________

здравствуйте хозяйки, меня зовут Ахметка

Спать не буду, но на написание остается буквально пара часов в день. Выкладывать буду, но вот с какой скоростью... Прошлую повесть я начал выкладывать после того, как было написано 2/3 от общего объема, а здесь меньше, гораздо меньше, но постараемся, конечно, постараемся!

Hetzer - вернулся))) Мой любимый автор, это из за тебя я осталась на сайте и расстроилась, что кроме как аськи у нас с тобой контактов то и не осталось, а ася у меня тю-тю. Конечно 10))) Потому что люблю, как ты пишешь, как ты интригу создаешь. Были, правда уже недочеты... Не слишком ли ты много героев сразу озвучил? Зачем эти странные имена Рамиль, Айдар, Эльдар-Ильдар, Эдуард, Марсель, Лейсан... Действие же в Казани происходит? Но за описание давки, страданий парня из за убитой девушки беременной, его попытка убить официантку, остальные недочеты сгладились))). Но с именами.. исправь мож на позывные.. ты что то накрутил... один бомж Никита только порадовал)))

Я сам сомневался по количеству героев, но все же решил оставить. Как и в случае с первой повестью, основные ГГ определятся позже (кстати, такие же замечания были и там). Действие действительно происходит в Казани, так что географическую точность постараюсь соблюсти. ;)

Что касается любимого автора... Ириш, хватит вгонять меня в краску, а?)))

Но Ириша права - именно с вас началась моя жизнь на этом сайте =)

За Люмен +10. в тему про Люмен! И хватит хвалить - перехвалите!!!

И к голосующим: минусуйте, но пожалуйста, с комментами! Да хоть зайдите под гостем и скажите "аффтар - выпей йаду" и "ниасилил".

ЗЫ: плюсующих тоже касается. Не хотелось бы краснеть за нелицеприятные отзывы от других авторов за левые плюсы к которым не причастен...

Дело в том, что хотелось бы адекватной оценки своего творчества. Со своей стороны обещаю не рвать на груди рубашку и не плеваться в критиков.

Спасибо за понимание!

____________________________________

ЧЕЛОВЕК! ПОМНИ! У ТЕБЯ ОДИН МИР! ОДНА ПЛАНЕТА! ОДНА ЖИЗНЬ! А ЗНАЧИТ ВСЕГО ОДИН ШАНС! (с) С. Цормудян

Пункт первый - женщина всегда права.

Пункт второй - если женщина не права смотри пункт первый)))

Чего тебя вгонять? Мы тут уже разучились краснеть)) Давай - твори, бум ждть с нетерпением))) ААаа пожелание от себя - назови официантку Иришей, хочу быть в главных ролях, скромная потому что сильно))

прочитал, зацепило сильно. Продолжай и успехов! +10 _______________________________________________

обычный человек в необычных ситуациях это необычный человек. Время меняет всё.

Спасибо!

Прочитал первую часть, сейчас вторую. Оччень интересно. С нетерпением жду продолжения.

Отличное начало. Хотя меня немного смутило то, что название осталось прежнее, а герои поменялись(очень не люблю, когда так делают). Но после прочтения остался доволен настолько, что даже забыл про это небольшое смущение. Ставлю 10 балов и читаю дальше.

З.Ы. Но про исчезновение Алексея в первой части забыть не в силах)

Он не исчез, он просто выпал))) Сегодня окончательно заменю все главы. Ничего кардинально не менялось, но многое подправил. Что-то заменил, что-то добавил. В общем, надеюсь, успею.

Можно сказать безапелляционно?

Как психолог - Никогда, я повторюсь, НИКОГДА люди, по вою сирен и объявлению не ломанутся в ближайшее убежище и уж тем более не начнут что твой водитель мерса давить народ на тротуаре! Есть такое понятие "Вязкость мышления" - Даже при откровенной угрозе, осознание неожиданного и шокирующего факта приходит с оооочень большим опозданием и смело давить народ, ощущая безнаказанность, спасая свою шкуру не видя и не ощущая реальной опасности - Чушь! Гм..Хотя если все герои буйные шизофреники в стадии ремиссии...

Как человек - помню уроки ГО...разогретый до красна бетон...это-же сколько "метров" до эпицентра взрыва?!...да еще и без полной герметизации...По идее, после сцены с парнем у двери рассказ, к сожалению, можно заканчивать.

- "Надо выходить-Тимур вопросительно посмотрел на всех"- "Мы пытались, еще вечером. Оба выхода засыпаны полностью"... - К концу главы один выход совершенно самостоятельно очищается, бережно сохранив все трупы у приоткрытой двери, и два чувака уходят на поиски помощи. Занавес.

Эх, красота! Аж дух захватывает!

Согласен с Barmatai в том, что слишком резво все люди после сирены ринулись в убежища, многие уже и не помнят где они есть, во многие из действующих вас и не пустят, т.к. они сданы под склады и охраняются профессионально. Считаю, что нужно было больше уделить внимания политической обстановке, подготовке к войне и учениям ГО, тогда такая организованность действий при объявлении тревоги лучше бы вписывалась в историю. Водитель мерена - конечно перебор, согласен, что в в жлобстве и безнаказанности чинушам нашим не откажешь, но все же перебор! Вот если бы он вместо давки прохожих вылез и начал кого-то избивать на тротуаре из-за того, что его не пропустили, было бы правдоподобнее, например старика какого-нибудь. В именах героев начал путаться как и в первой части, слишком много имен. Согласен, что не очень хорошо, что название такое же, как и у предыдущего рассказа, но если они пересекаются, можно забыть.

НО! Я также как и в предыдущих коментах, начал жизнь на сайте только благодаря тебе, на трудности прочтения можно не обращать особого внимания, мы же все понимаем, что это не законченное произведение, подготовленное к изданию. Ведь его перед изданием готовят редакторы и еще много людей, которые и опечатки правят и тавтологию устраняют. А здесь всего-лишь часть незаконченного рассказа, который выложен на суд читателей как раз для этой цели - оценить и указать на неточности и ошибки. История затягивает, читаю запоем, ОООЧень интересно пишешь, продолжай в том же духе!

Много бывает не то чтобы критики, но советов да и критики к авторам... а вот если задуматься - был бы интересным рассказ, в котором учтены все пожелания всех читателей? кому-то хочется больше политики (но на одних предисториях и выдержках из новостей не построить длинный и интересный рассказ), кто-то ищет правдоподобности во всем до мелочей (но наша максимально правдоподобная жизнь далеко не так интересна как книги и рассказы, именно из-за максимальной правдоподобности)...

А так же присоединяюсь ко всем кто оставлял положительные отзывы - этот и первый рассказ - одни из наиболее понравившихся на сайте.

я вас обожаю)

10!

Ты как всегда на высоте. +10

~~~~~~

Jak pył pustyni w zwiewną piramidę

Быстрый вход