Терминатор.Фантастический роман.Русская версия. 3 часть(реклама)

Алексей никогда не видел близко так океана. У своих буквально ног. Он ощутил саму силу прибоя волн и тепло воды через свой покрывающий его боевой металлокерамический эндоскелет Т-Х/S500 жидкий полиморфный металл. Он даже усилил все эти приятные ощущения, стоя по грудь в самой воде и волнах.

И здесь не было никого. Только Верта и он. В стороне от всех прибрежных летних Калифорнийских пляжей. Они специально уединились здесь, оставив свои два полутонных байка, блестящих полировкой с усиленными подвесками на берегу и у скал, отгораживающих наполненный людьми ближайший к этому месту пляж. И тот, кто бы наблюдал за ними с тех высоких черных, обточенных и облизанных океаном скал, ни за что бы не догадался, что это два робота. Робота плещущиеся в океанской шумной воде.

Т-Х/S500 BIS вбирал тепловую энергию от солнца и воды в свои плазменные батареи SUSAR-1000 и его плазменный генератор гудел и излучал яркое голубое искрящееся свечение. Верта делала тоже самое, вбирая тепло океана в свои молекулярные батареи и генератор, включив осязание и все свои встроенные в программу робота Т-1001 ощущения на всю мощь, какую только эта машина могла допустить. Он рассматривал горизонт и саму воду в свои видеокамеры глаза и все это видел на своем экране коммуникационного дисплея 80000000битном видеомониторе. Там же шли показатели заполнения теплом батарей и вся рабочая функциональность машины и человека. Все было идеально и даже более чем. Все работало исправно без колебаний и сбоев. Металл Верты, полиморфный жидкий пластичный метал, светился из-под живого сверху биологического обнаженного в воде тела. И светилась голубым свечением вода.

Тоже, самое было и с Алексеем. Даже волоски на его обнаженном мужском сверху эндоскелета и полиметалле тела встали дымом намагнитившись, привлекая в воде маленьких коралловых и песчаных рыбок, которые принимали эти из метала волоски за маленьких червячков, и пытались их отхватить от его тела. Но безуспешно.

Верта нырнув, став блестящей как ртуть, превратилась в длинную гибкую как удав змею анаконду и обвила тело Алексея с ног до головы. Сверху образовалась ее блестящая женская голова и лицо с зелеными женскими глазами, полными возбуждения и любви. Ее губы впились в лицо из жидкого тоже металла Т-Х Алексея. И она слилась с металлом его внешнего камуфляжа. А он нырнул в открытый океан и поплыл в глубину между камнями и точащими вокруг из ила кораллами и губками.

Погрузившись на сто метров на самое дно, две машины, отделившись, друг от друга, обняли себя, и целовались безостановочно, доводя себя, как живые люди до полного сексуального оргазма. Он вошел в Верту, как в настоящую живую женщину. А она, насадившись на торчащий из металла мужской член своей такой же скопированной под земную женщину промежностью, обхватив его тело машины своими полными женскими ногами, другой машины, повисла на нем. Также обхватив своими полиморфа робота голыми руками шею машины и человека. Она целовала его своими губами, закатывая свои зеленые от наслаждения глаза. Заставляя его целовать себя везде и в лицо и в женскую с торчащими сосками грудь. Распустив свои по плечам и гибкой в талии узкой женской спине рыжие длинные и вьющиеся змеями волосы, ласкала, как только могла его своего любимого Алексея. Вынужденно деля его между Эвелиной и собой. Порой, даже дико ревнуя его к своему хозяину и повелителю.

Здесь она превращалась то в жгучую брюнетку, то в сверкающую белизной своих кудрей волос блондинку. А он тоже менял свои очертания. От брюнета до блондина, меняя конструктивно свое тело, как и она. Вокруг вспыхнула ярким свечением вода от двух пылающих на пределе любви плазменных генераторов. А вокруг них закружили песчаные коралловые маленькие акулы. Их становилось все больше и больше. И они были словно в гипнозе от той лучистой сияющей в воде энергии излучаемой двумя суперроботами Скайнет один. Они спали в ней на ходу и впитывали ее в себя. Вскоре акул было столько, что двоих любовников роботов вообще стало уже не видно на том песчаном дне. Лишь громкие стоны разносились в воде как эхо, уходя в глубину и вдаль от бурного океанического берега.

***

Серена Коган была в своей лаборатории. Нет, не в самой совсем лаборатории. Она была на спец.складе и в холодильнике, где лежали части машин и прочие разные узлы и детали к ним. Здесь лежало все, что было наработано ее лабораторией и ее коллегами, подчиненными в кибернетике и электронике. Первые разработки биотканей для покрытия сверху машин типа киборг.

Она начинала работать еще при Майлса Беннете Дайсоне. Он был главным программистом в сгоревшей в 1997 году «Кибердайн Рисеч Системз». В первой корпорации. И тогда уже работающей на военное ведомство и Пентагон. Майлса Дайсона выперли в итоге после того пожара, а ее оставили дорабатывать частично его проекты и делать на этой основе свои. Говорят, Майлс поссорился с начальством в дым и его поперли. На самом деле его просто заменили на другого. На его собственного сына. Дэниела Майлса Дайсона. Он, правда, был не в обиде. Ведь у ребенка его поперло еще лучше, чем у самого Майлса. Еще появился некий Джон. Фамилии его она не знала до сих пор. Просто Джон и все. С которым она практически не пересекалась. Да и не хотела. Он ей почему-то не очень нравился и как мужчина и вообще как... Было в нем, что-то, что не ускользнуло от глаз женщины. Что-то не совсем естественное. Что-то искусственное. Она занималась кибернетикой, и у нее был глаз наметан. Она давно уже подозревала, что этот Джон не совсем человек. Но это были лишь подозрения, и ее измышления женщины кибернетика и только. Но его все там любили, и он всем там нравился. Уже в новой построенной после пожара корпорации. Говорили, он внес новую волну в кибернетику и электронику. И при нем стали даже создавать разного рода излучатели и первые генераторы на основе ядерной энергии для роботов. И самое главное, он был создателем некой машины под названием TERRA-MEGA.

Заменили всех на новых. Только вот Серена еще осталась. Правда вот и здесь ей приходил конец. Как в переносном, так и в прямом смысле слова.

Серена Коган была больна. Раком. Опухоль росла в ее голове и врачи уже не хотели ее оперировать. И она умирала. Постепенно, но быстро и верно. И это тоже было причиной того, что от нее хотели здесь избавиться. Особенно генеральный директор корпорации Ронуэл Майенс. Он сейчас даже не скрывал этого. И давил на нее, чтобы она сама уволилась и ушла по собственному желанию. Но Серена упорствовала. Она не могла вот так уйти даже когда ей объявили, что ее проект «АНГЕЛ» подлежит закрытию как не перспективный и дорогой.

- Можно подумать – она вслух произнесла, стоя у стола на котором кто-то лежал похожий на человека и под наброшенной белой простыней как в морозильнике городского морга - Их проекты перспективней моего - она вдруг произнесла - Тут что-то другое, мой любимый.

Она это произнесла тому, кто лежал перед ней на том металлическом на колесиках столе.

Серена, приоткрыла в районе головы наброшенную сверху на тело человека простынь. Там был мужчина. Лет приблизительно не старше тридцати. Молодой, на лицо и привлекательного вида. Он был полностью обнажен и с виду хорошо сложен именно как мужчина. Но лежал как мертвец на том металлическом холодном столе, хотя и не был мертвецом. Он просто был выключен. Точнее, его еще даже не включали. Проект «АНГЕЛ». Робот-гибрид Т-Н. Ее детище и надежда. Носитель для больных и умирающих людей. Именно для этого она и создавала его. Даже и для себя самой. Она надеялась победить свою смерть именно этим. И не думала о войне и о роботах для военных в том Пентагоне. И вероятно, это и была причина закрытия ее проекта как нерентабельного и дорогого. Плюс не этичного, по взглядам некоторых даже в самом Пентагоне. Так ей сказал полковник Роберт Брюстер. Он первым сказал ей, что проект замораживают. И снимают с финансирования.

- Вот такие дела, мой Маркус – произнесла она лежащему на столе роботу и человеку в одном лице. Гибриду, имеющему двойную систему жизнеобеспечения. Также, имеющему, внутренние живые врощенные органы и даже усиленное живое помимо гидронасоса человеческое сердце. Нервную систему как у живого человека и сдвоенный нейронный и биологический спинной и головной мозг.

– Нас закрывают. Но, я так просто тебя ни отдам никому – она ему сказала – Если нас заморозят, то я приму свои меры и там пусть хоть меня судят, хоть что. Мне уже все равно. Хоть сажают навечно в тюрьму. Я и так умираю. Мне плевать на мнение Роуэна Майенса и на этого полковника Роберта Брюстера.

***

- Ни хера себе! – произнес Рой Блэкворн своему другу Сэму Дайдли, подъехав с ним вместе и еще одним сотоварищем рокером и байкером Клифом Тайгерсом к песчаному пляжу среди черных скал - Тут еще кто-то без нашего разрешения поселился!

Был уже поздний вечер и темнялось. И это был их пляж. Именно и всегда их. Но кто-то, поставив два мощных Харлея, уже забил его на сегодня. И где-то плавал в океане.

- Ни хера себе машины! – произнес второй его кореш, Сэм Дайдли, а третий их друг, Клиф Тайгерс, только покачал, соглашаясь и оттопырив свою нижнюю губу головой.

- Во прокачали тачки! - произнес Сэм Рою – Гляди на рессоры и движки.

- Ты на полировку глянь! – они громко кричали, и это было слышно даже за скалами с той стороны на берегу другого примыкающего к скалам пляжа - Наверное, заказная работа! Интересно где они их клепали?! Надо поинтересоваться, когда найдем этих уродов!

Трое ребят лет так по двадцать пять или даже младше, но крепких, бойких и наглых ходили вокруг двух стоящих бок о бок на глубоко утонувших в песок подножках и колесами без спиц FAT BOY S «HARLЕY-DEVIDSON», высказывая, свое личное восхищение мотоциклами неизвестных мотоциклистов, приехавших и захвативших в этот вечер их пляж.

Они приехали по обычаю поплавать в разогретой воде своего, как они считали навечно завоеванного ими пляжа. Но вот не вышло в этот раз. И им захотелось разобраться в возникшей сегодня проблеме.

- Лучше чем даже у нас тачки, ни хера себе! - не унимался Сэм, а Рой стоял и осматривал весь пляж и воду.

Они оставили чуть в стороне свои байки и стояли у двух сверкающих полировкой на вечернем заходящем солнце мотоциклов.

- Клиф! – он обратился к третьему своему товарищу.

- Да, Рой! – ответил в ответ тоже громко тот.

- Пройдись, если не в падлу, братишка до воды, и посмотри с берега не плавает там кто-нибудь в океане! - произнес ему Рой Блекворн.

- В легкую, братан! – произнес Клиф Тайгерс.

И Клиф Тайгерс пошел быстрым шагом к воде, напевая себе под нос что-то из музыкальной композиции «Motley Cru».

- Если, какое-нибудь богатенькое папинькино чмо! – произнес Рой Сэму – Рожу разобьем и отберем Харлеи!

- А, то! - восторженно отозвался и подхватил идею его подкачанный, как и Рой товарищ.

-А если…- он, было, произнес, но Рой оборвал его.

- Если быть не может! - произнес нервно и громко Рой Блэкворн - Все равно рожи разобьем и байки наши!

Вообще они ребята были крепкие. Не вылазили часами из тренировочного атлетического зала. И из-под тренажеров. Да и на районе были весьма бойкими и нарывистыми ребятами. Входили в команду игроков в американский футбол «Львы Лос-Анжелеса» среди местных игроков. И частенько лезли в драки по поводу и без повода. Еще выпивали, а как без этого? И порой до полной усрачки. Еще любили красивеньких девочек и девочки любили их. Короче, оторви да выбрось. Никто им не указ, мы сами хозяева своей жизни.

Это была не вся еще их рокерская мотоциклетная команда. Там набиралось еще два десятка мотоциклов и наездников к ним. Но, именно эти были самые кореша, и именно им сегодня улыбнулась такая удача на этом песчаном пляже.

***

- Оба на! - произнес внезапно Клиф Тайгерс – Усраться не встать! Пацаны, смотрите, баба!

Он показал рукой туда, где из волн, показалась человеческая женская миловидная голова. Та голова, облепленная мокрыми черными волосами, не двигаясь, торчала над теплой водой и на фоне заходящего солнца. Женщина будто не решалась выйти из воды, и была, казалось, растеряна и напугана.

Они все трое засвистели. А Рой и Сэм подбежали к Клифу.

- Эй, красавица! - заорал как ненормальный радостный такой удачно сложившийся обстановке первым Рой Блэкворн. Он ожидал да в общем, как и все они, встретить тут совсем иное. Но им улыбнулась, как они сейчас подумали редкая удача. Да еще в таком уединенном месте.

- Сегодня оторвемся - прошипел полушепотом Сэму Рой. И оба расплылись в довольной улыбке.

- Иди сюда! – они заорали уже оба и к ним присоединился и Клиф – Иди мы плохого не сделаем тебе, красотка! Иди знакомиться!

- А может, нам прийти к тебе! – заорал снова Рой Блэкворн на всю округу – Мы можем и так!

И это словно сработало. Женщина словно поняла, что от нее хотели эти трое идиотов переростков. Она пошла к самому берегу. И прямо к ним, выходя медленно из воды и обнажаясь в своем идеальном безупречном по красоте виде. Распустив свои черные волосы по плечам, груди и спине. По которым, стекала теплая вода. По ее изящной полной молодой брюнетки колышущейся груди и с торчащих в их сторону сосков. Текла по полненькому вниз с круглым пупком голому животу и виляющим из стороны в сторону широким бедрам. Женщина выходила из воды, ничуть их не стесняясь. Сверкая волосатым женским лобком. Соблазняя взгляды двадцатипятилетних бездарей и ротозеев. Заставляя их возбуждаться и тупеть на глазах сильнее, чем они уже были. Может быть, она просто не видела иного теперь выхода, а может, она была довольно смелая женщина.

Если б эти три еще, довольно молодых придурка хотя бы обратили внимание, что возле двух байков не лежала одежда. Ее просто не было нигде, то возможно заподозрили что-то неладное. Они только сейчас смекнули, что что-то не так.

- Эй, красавица – уже потише произнес Рой Блэкворн мимо проходящей черноволосой красотке, оттолкнувшей его голой рукой в сторону. И он, как и его двое друзей расступились, и отодвинулись, пропуская ее идущую к своему мотоциклу – Слушай, а где твоя одежонка то? Ты что сюда такой приехала, голой?

Рою такое обращение с ним не очень приглянулось, и он решил быть настойчивее.

- Идем – он сказал Сэму и Клифу – Завалем красотку на белый песочек.

Но черноволосая брюнетка и не смотрела на них троих идущих к ней.

- Эй, детка - произнес снова Рой Блэкворн – Может, развлечешь нас троих. А что, место что надо и климат подойдет как нельзя лучше.

Но, женщина, сев на мотоцикл, голой, и расставив свои ноги. Не смотрела на них. Казалось она вообще их игнорировала упорно, лишь рассматривая бензобак своего Харлея.

- Но ты! - уже напористей прорычал и зло обделенный вниманием молодой красавицы Рой Блэкворн. Да и двое его друзей были не меньше возмущены.

- Может она лесбиянка – произнес Клиф Тайгерс.

Они все трое заржали как лошади. И подошли уже вплотную к девице и ее мотоциклу. А Рой взялся за правую руку девицы, лежащую на рукоятке справа изящно изогнутого руля Харлея.

- А может, она хочет по грубому – произнес Рой.

- Да, может и так – его поддержал Сэм, и хлопнул по широкой сидящей на мотоцикле попке черноволосую мокрую в воде красавицу.

И в этот момент та резко повернула на Роя голову. Ее глаза из карих превратились в зеленые, и она вся превратилась на их глазах в блестящий сверкающий ртутью на вечернем солнце металл. Потом в рыжеволосую лет тридцати женщину в черной мотоциклетной куртке и в таких же брюках из кожи.

Рой сам отдернул в испуге свою правую руку от руки того, что было перед ним.

Все трое смельчаков и балбесов, просто онемели от ужаса и увиденного и замерли на одном месте, вытаращив свои глаза и открыв рты. И как раз в этот момент в грудь Роя Блэкворна ударил женский кулак.

Именно в тот момент, когда за их спинами из воды выходил еще один такой же блестящий гуманоид. Превращаясь в живого из полиметалла человека. И сразу одеваясь в свою мотоциклетную кожаную одежду.

- Сука! - простонал, задыхаясь от удара Рой Блэкворн, пролетев пару метров, и упав на песок и корчась от острой боли в груди.

- Мне часто так говорят - произнесла молодая тридцатилетняя зеленоглазая женщина – Еще говорят, рыжеволосая убийца и сучка, кукла жидкометаллическая и стервенатор.

- Тварь, паскудная! – он снова произнес, приводя себя в дыхание.

А его подельники Сэм и Клиф кинулись к своим мотоциклам как ужаленные, даже не пытаясь попытаться ударить полностью сменившую свое обличие незнакомку, которая уже сидела одетой на своем FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON» и снимала мотоцикл с подножки.

- Ты сломала мне ребро! Кто ты, черт тебя дери такая?! - он произнес, подымаясь перепуганный с песка.

- Но ведь не убила же – холодно женщина ему ответила и посмотрела ледяным не моргающим взглядом на убегающих к своим мотоциклам его друзей.

Он попытался встать на ноги, но его вторым ударом в плечо сбил проходящий мимо еще один мотоциклист. Уже мужчина. Он лишь посмотрел, как отлетел Рой от него, упав снова на песок и снова застонав от боли.

Рой заругался еще сильнее и сидя смотрел как одуревший от ужаса и новой боли на этих двоих. На рыжую смеющуюся дико и смотрящую на него убийственной красоты рыжеволосую женщину. И ее партнера, русоволосого, как и она мотоциклиста в кожаной одежде рокера, как и сам, Рой.

Рука Роя Блэкворна повисла как плеть. Она была просто отбита ударом гидравлической в сервоприводах и покрытой мимикрическим полисплавом руки андроида Т-Х/S500 BIS.

- Они пристают к тебе, моя дорогая? - произнес молодой, лет тридцати на вид мужчина и посмотрел на других двоих перепуганных до смерти мотоциклистов рокеров уже сидящих на мотоциклах и крутящих ручки акселератора газа.

- Пристают – она произнесла несколько удивленно и громко, потом вдруг звонко засмеялась. И произнесла снова – Наложили в штаны. Поехали, любимый.

- Валим отсюда! - проорали друзья и кореша Роя Блэкворна, заведя на полную катушку свои байки, рванули с места через кусты и, полетели по бездорожью и камням, чуть не сталкиваясь. А Рой Блэкворн сидел на белом песке, растирая свою руку от сильного ушиба. Он смотрел перепуганными глазами накачанного здоровяка, как два мотоциклиста поцеловав друг друга, просто завели свои усиленные и прокачанные Харлеи, выехали из топкого берегового ила, понеслись в другую сторону и по проторенной сюда дороге, по которой они и приехали на этот пляж.

Комментарии

Это чудовищно!

Не верь, не бойся, не проси.

Быстрый вход