Подземники. Часть третья

ГОД СПУСТЯ

Кир отковырнул от породы ещё два сине-зеленых кристалла. Спрятал их в сумку и несколькими точными ударами кирочки снял ещё один слой доломита. Вновь среди желтовато-серой породы мелькнул кристалл. Кир улыбнулся: добыча сегодня достаточна, пора закругляться.

Здесь, где оползень когда-то отломил от склона приличный кусок, было одно из мест, где встречался флюорит. Минерал, содержащий фтор, из которого при некотором умении можно было получить немало ценного. Например, флюс, криолит, незаменимый при получении алюминия, да и некоторые эмали тоже лучше получаются именно с ним.

Большинство минералов, нужных для лаборатории, Кир мог найти в пределах нескольких дней пути. Геологическую карту района он знал наизусть, прекрасно помня, где можно отыскать тот или иной полезный камушек. Вот и сейчас, наполнив сумку флюоритом, он отправился домой. Уходя, бросил взгляд на обрыв, испещрённый такими же небольшими выемками. Флюорит добывал здесь не только он.

На обратном пути Кир решил сделать небольшой крюк и посетить одно место, где ручей год за годом подтачивал обрыв. Любопытство его замучило: а не произошёл ли там этой весной ещё один оползень? И если произошёл – не обнажилась ли какая-нибудь редкая порода, из которой можно извлечь пользу?

Именно это послужило причиной того, что он сошёл с тропы и пошёл прямо через каменистую пустошь, покрытую кое-где редкой жёсткой растительностью. По пути он внимательно поглядывал вокруг, и скоро его внимательность была вознаграждена. Взгляд упал на россыпь грибов, вылезших за ночь возле чахлого кустика. Пустынные дождевики, хоть и не особо вкусные, но вполне достойны того, чтобы пожарить их вечером над угольками в дополнение к сухому пайку.

Ящерица, пробегавшая рядом, замерла, глядя на Кира подозрительным взглядом. Тот оценил её размер и решил, что оголодал пока недостаточно.

- Была бы здесь Аданна, – доверительно сказал он ящерице, – она бы тебя наверняка слопала. Возможно, даже жарить бы не стала, подобную мелочь она так хрумкает.

Срезав грибы, Кир отправился дальше, размышляя по пути на самые разные темы. Например, о том, что дождей каждый год выпадает всё больше, и что полупустыня постепенно превращается в степь. Или о дочке, которую родила Аданна месяц назад. Такой же ушастой, как мама, но в лице её проглядывали черты Кира.

Но тут размышления прервало то, что увидеть здесь Кир совсем не ожидал. Сперва даже подумал, что это какой-то обман зрения.

Сейчас он шёл по песчаному участку, и растительности на нём было больше, чем обычно. Поэтому, торчащую из песка человеческую голову он увидел шагов с пяти.

Лицо головы было обгрызено шакалом, так что узнать, кто это, Кир не смог. Но за головой на песке лежала толстая чёрная коса. Девушка?

Кир мысленно перебрал всех знакомых, но такой косы он не помнил ни у кого. Почти у всех волосы были русые или каштановые, у немногих – рыжие, а такую черноту он видел лишь на голове у Аданны и Канто. Но у ушастых волосы курчавились и уж никак не заплетались в косу.

Кир внимательно посмотрел рядом в поисках следов. Но дождь, прошедший ночью, смыл всё. Виднелись лишь следы шакала, подходившего утром, и нескольких ящериц, пробежавших позже. Всё его искусство следопыта здесь было бесполезно.

Запаха ещё не чувствовалось, смерть наступила не раньше, чем вчера вечером. С помощью небольшой лопатки Кир начал раскапывать песок вокруг мёртвого тела. Обнажились плечи, руки, грудь…

Девушка, без сомнения. Судя по форме грудей и полудетской фигуре – лет пятнадцать, не больше. Руки переломаны в нескольких местах, ноги - тоже. Похоже, зарыли бедняжку ещё живой, оставив снаружи голову специально, чтобы помучилась подольше. То, что он увидел дальше, ему понравилось ещё меньше. На спине, плечах и ягодицах виднелись многочисленные следы ударов чем-то тонким. Белые, давно зажившие, и свежие, не старше двух недель. На руках следы чего-то сильно сдавливающего запястья, на шее – след ошейника, на грудях, животе, ногах – следы ожогов. Опять и старые и свежие. Последние, кажется, сделаны незадолго до смерти.

И ещё, неизвестная была истощена. Такое Кир видел лишь когда к ним два года назад пришли Аданна и Канто. Так же выделяется позвоночник, так же торчат рёбра, такие же худые руки и ноги.

Это отдавало чем-то жутким. Кто-то, кого Кир затруднялся даже назвать, долго держал в плену девушку-подростка, а когда наскучила – убил её таким ненормальным способом. И узнал это Кир по чистой случайности, пройди он на пару метров правее – спокойно ушёл бы дальше, не подозревая ни о чём. И кто знает, сколько ещё жертв принёс духам пустыни этот человек?

Домой Кир вернулся на следующий день. Подошёл к калитке, остановился на минуту, оглядывая дом со стороны. Улыбнулся, наслаждаясь тем чувством, которое всегда у него возникало при возвращении. Дом. Место, куда хочется вернуться, где ждут. Лучшее место на земле.

Азия, заметно подросшая за последний год, выглянув из открытого окна, радостно улыбнулась:

- Ты вовремя. Часа через полтора ужин. Как сходил?

- То, что искал – нашёл. Да и кое-что, чего не искал – тоже.

Азия внимательно посмотрела на него, прищурилась:

- Тебя что-то беспокоит, – сделала она вывод. – Что-то серьёзное?

- Может быть. Пока непонятно. После ужина обсудим.

Аданну Кир нашёл в их комнате, она кормила дочку. Встретила она Кира той же улыбкой, что и всегда, поздоровалась и спросила, как он сходил? Получила ответ, что всё в порядке и лёгкий поцелуй в щёчку.

С тех пор, как Янка, так и не простив Кира, вышла замуж за Гойко, Аданна перебралась к Киру в комнату. Медовый месяц у них затянулся, плавно перетёк от бурного потока страсти к спокойному течению устоявшихся семейных отношений. И сейчас Кир, глядя на жену, испытывал прилив нежности и восторга, что такое чудо принадлежит ему.

Родственники, узнав о выборе Кира, покачали головой, сомневаясь, что из ушастой получится хорошая жена, но не осудили и готовы были помочь, чем могли. Впрочем, пока семья в помощи не нуждалась, решая возникающие сложности самостоятельно. С хозяйством Аданна при помощи девочек справлялась хорошо, серьёзно никто не заболел, да и конфликтов, кроме ухода Янки, не возникало.

После ужина Кир спросил у Марка и Аданны, как самых старших после него:

- Кто слышал, у кого в окрестностях длинная чёрная коса толщиной с руку?

- Насколько длинная? – спросил Марк

- Метра полтора, – ответил Кир. – Сейчас покажу.

Он достал из узелка отрезанную косу, чем произвёл на остальных немалое впечатление.

- Откуда? – округлив глаза, охнула Азия, тоже не собиравшаяся пропускать совещание.

- В пустыне с тела срезал. Над телом шакал поработал, не опознать. Я её похоронил, а косу прихватил.

Выяснилось, что никто не знал ни одну девушку с подобным украшением. Кир решил завтра же идти в отцовский дом, там знают гораздо больше.

- Ни у кого подобного не видел, – отец Кира крутил косу в руках. Такие длинные и толстые косы – вообще редкость, а уж чёрные… Не знаю.

Остальные жильцы дома тоже покачали головой. Дед Кира, в последнее время не выходивший из дома, поднёс косу к окну, вглядываясь подслеповатыми глазами:

- В доме Богдана надо спросить. Там у многих чёрные волосы, может быть оттуда коса. С тех пор, когда я там был, могла и вырасти.

Ещё бы, последний раз в такую даль он ходил лет тридцать назад. Отец Кира подтвердил, что черноволосых там много, с тех пор, как лет сто назад парень из этого дома взял в жёны девушку с морского побережья. Теперь нужно было идти туда.

Компанию Киру составил его двенадцатилетний братишка Алес. Ему было крайне интересно побывать в тех краях, а отец решил, что парню стоит набираться ума и пообщаться с новыми людьми.

Дома разбросаны по полупустыне далеко друг от друга, часто нужно два, а то и три дня, чтобы дойти от одного дома к другому. Несколько сотен домов расположены на площади в миллионы квадратных километров, вытянувшись в узкую полосу между великой пустыней, где не выжить человеку, и прибрежными поселениями на берегу моря. И иногда бывает, чтобы найти нужный дом приходится тратить немало времени.

Дом Богдана искали больше десяти дней, поскольку никто из соседей точно не знал дороги. Встретили гостей хуторяне, как полагается, накормили, прогрели в парилке и только потом поинтересовались, что привело парней туда, где ближайших соседей видят раз в полгода?

- Скажи, Богдан, – обратился к главе семьи Кир. – Не с твоего дома эта коса?

По дороге в нескольких домах парням подтвердили, что девушка с такой косой живёт именно там, куда они направлялись. И теперь Богдан, увидев косу, подскочил:

- Где Эдит!?

- На огород после обеда пошла, сейчас должна придти – его жена тоже впилась в косу глазами. – Это откуда?

Дверь дома раскрылась, и в гостиную вошла девушка лет четырнадцати, при виде которой все облегчённо выдохнули, а Богдан сел на место. Коса у девушки выглядела именно так, как та, что сейчас лежала на столе.

- Не та, – кивнул Кир. – У этой всё на месте.

- Что значит: «Не та»! – возмутилась вошедшая. – Я как раз «Та», а вы кто вообще?

- Эдит, успокойся, парни ищут хозяйку косы.

Девушка подошла, приложила своё украшение к тому, что лежало на столе. Цвет совпадал полностью, да и толщина тоже. Разве что, у Эдит коса была чуть длиннее.

После короткого обсуждения всех знакомых, владелица косы так и не была установлена. Рассказав новости и переночевав, Кир и Алес отправились в обратный путь, на который затратили на четыре дня меньше.

Хотя электричество покрывает большую часть потребностей дома, дрова тоже бывают нужны. И сегодня Кир как раз занимался заготовкой этого сырья. Самыми лучшими дровами были саксауловые, но ходить за ними приходилось довольно далеко. Вот и сейчас он привёз на тележке приличную груду корявых поленьев, высыпал их на дворе и собирался ехать за новой партией.

В калитку зашёл парень, в котором Кир узнал Арта, живущего в одном из домов километрах в ста. За последний год заходил он сюда раза четыре, то направляясь за солью, то собираясь к кому-то в гости. В общем, шёл куда-то своей дорогой, а к Киру завернул переночевать и обменяться слухами. Так всегда делали, если, конечно, не было между домами неприязненных отношений, как у Кира с домом Дарко.

После приветствия, Арт обшарил двор и окна взглядом, словно ища кого-то. Не нашёл, принялся расспрашивать о новостях, Кир воспользовался поводом присесть и передохнуть.

Из двери дома вышла Канто, сделавшая вид, что не замечает гостя. Но правое ухо её тут же повернулось к Арту, наблюдая за его реакцией, а походка из лёгкой и подпрыгивающей вдруг стала очень плавной, с едва заметным покачиванием бёдрами. Арт застыл, не сводя глаз с девушки, казалось, он забыл о необходимости дышать.

Канто скрылась в направлении огорода, а Арт вздохнул, приходя в себя. Глянул на Кира и покраснел, как мальчишка, уличённый в подглядывании. Помолчав, спросил:

- Кир, вот у тебя жена из этого народа, скажи, есть какие-то отличия от… В общем, как это с ней?

Кир понял, почему Арт, который раньше здесь показывался раза три за всю жизнь, зачастил в гости. Вспомнил, как парень, впервые увидев Канто, шарахнулся, упал с крыльца и крепко ушиб руку. А теперь не может насмотреться.

- Ну, одно из отличий, – пожал плечами Кир, – чрезвычайно тонкий слух. Негромкий разговор они слышат за сотню метров, а то и дальше. Так что, считай, разговариваем в их присутствии.

Арт покраснел ещё сильнее, а потом спросил:

- Надеюсь, жениха у неё нет?

- Нет пока, – кивнул Кир. – Да и мала она ещё для чего серьёзного.

- А сколько ей?

- Не знаю. Там, откуда она родом, годами время не считают. Лет тринадцать, наверное. Или на год постарше.

- Да? – недоверчиво прищурился Арт. – Я могу подождать. Ты как, не против, если я её невестой назову?

- Главное, чтобы она против не была. Но до окончательного решения ещё уйма времени.

До вечера гость отдохнул, поговорил с местными, а вечером, когда жильцы завершили дневные дела, присел рядом с Киром, развалившимся в тени дома в ожидании ужина:

- Был вчера в доме Дарко, отец сказал зайти, приглядеться к его младшей дочке. Пригляделся. Не в моём вкусе. И вообще, какие-то запуганные там они.

- Как это?

- Ну вот, эта дочка со мной разговаривает, а сама боится сказать что-нибудь не то. И после каждой фразы на отца косится, одобрения ищет. Хотя он шагах в десяти, точно не слышит, о чём мы болтаем.

Кир тем временем подумал, что место, где он нашёл тело, не так уж далеко от дома Дарко. И кто-нибудь из его семьи может что-то знать. Какую-нибудь мелочь, способную пролить свет на это дело.

-Эй, мужики! – с крыльца донёсся звонкий голос Азии. – Ужин на столе! Скорей, а то остынет!

За столом собралась уже вся семья. Рута расставляла тарелки, Канто, улыбнувшись Арту, взялась ей помогать. Марк шёпотом что-то рассказывал Азии, Аданна убаюкала девочку и тоже присела на скамью.

Кир, заметив подходившую к огороду Янку, присел за кустом вишни, подумав, что стоило бы придумать подходящий повод для визита. Просто так зайти в гости он не мог, после ссоры двухлетней давности он не был в доме Дарко желанным гостем. Поэтому он решил поговорить с Янкой, рассчитывая, что бывшая невеста сразу его не пошлёт в обратном направлении.

Ночью лезть в чужой огород было делом рискованным. Конечно, периметр огорода не шёл ни в какое сравнение с тем, который окружал дом, но всё равно стоило остерегаться коварных ловушек, особенно опасных в темноте. Поэтому Кир пробрался в огород на рассвете и подождал. Янка, как растениевод, просто обязана была там появиться. И скорее всего с утра.

Янка, заметно прихрамывая, торопливо прошла в калитку и шагнула к огуречной грядке. Поставила корзину и начала срывать подросшие огурцы. Живот её говорил о скором прибавлении семейства.

- Привет, Янка, – негромко сказал Кир из-за куста.

Янка дёрнулась от неожиданности, ойкнула, заглянула за куст и отступила на шаг, закрыв рот руками. Через несколько секунд тихо прошептала:

- Кир? Зачем ты здесь?

- Проходил мимо, решил заглянуть. Давно тебя не видел. Как тебе семейная жизнь?

- Издеваешься? – Янка вдруг явственно всхлипнула. – Я вообще не собиралась за него выходить!

Кир всерьёз удивился. Год назад, почти сразу после возвращения с побережья Янка после очередной попытки примирения высказала в адрес Кира много неприятных слов и заявила, что уходит к Гойко, который её до сих пор любит, и который заглядывал к ней в гости месяц назад, напомнить об своих чувствах. И, не откладывая, этим же утром ушла, почти без вещей. Аданна, узнав об этом, очень удивилась, но и искренне обрадовалась. Тем же вечером перебралась в комнату Кира, уверенная, что там её ждут. О причинах, толкнувших бывшую невесту на такой поступок, Кир особо не задумывался. Янка всегда была импульсивной и скорой на непродуманные решения.

- Вот только сказала ты при уходе совершенно другое.

- Я думала, что ты меня догонишь и вернёшь! И тогда я тебя простила бы! А ты не догнал до самого дома Дарко. А когда я зашла, хотела пообщаться, переночевать и вернуться. Я не знаю, что мне подсыпали за ужином, и кто это сделал, но всё, что после ужина я почти не помню. Женщины рассказали, что я на Гойко сама вешалась, объяснялась ему в вечной любви и просила проводить до комнаты, чтобы не заблудиться. А утром Гойко меня просто не отпустил. Представляешь? Он просто запер меня – и всё! И все его поддержали! Сказали, что раз я пришла и затащила парня в постель – это накладывает на меня обязательства! И с тех пор он надо мной издевается, бьёт. Ему хорошо, только если женщине больно! Я его ненавижу, я его боюсь!

Наверное, во взгляде Кира мелькнуло недоверие, потому что Янка резко спустила штаны, оставшись в одних трусиках. Все ноги её были покрыты синяками и ссадинами. На них просто живого места не было.

- Ничего себе! – Кир с трудом верил своим глазам. – А почему ты не сбежала позже? Или тебя всё время под замком держали?

- Он мне сразу, как разрешил по дому ходить, сухожилие на ноге повредил, – глаза Янки наполнились слезами. – Долго не могу ходить, больно. А Дарко сказал, что раз пришла – теперь никуда не денусь, буду терпеть. Если убегу домой – дом сожгут вместе с людьми. И сестрёнок сожгут, и тебя!

- Грозно, – усмехнулся Кир. – Многих уже сожгли?

- Нет. Но что им помешает?

- То, что не получится сжечь не оставив свидетелей. Кто-нибудь выскользнет. И тогда ответ будет от всех окрестных жителей. Никому не понравится такое соседство.

- Ты не знаешь! – почти крикнула Янка. – Они сделали ракетницу большого калибра. Одна ракета – один дом. Выстрелят на рассвете, останется добить уцелевших.

- А что по этому поводу думают остальные женщины?

- Дарко всю семью в кулаке держит, возмущаться никто не может. Девушки мечтают выйти замуж, уйти в другой дом и забыть про всё, а замужние боятся лишний раз рот раскрыть. А уж за меня заступаться… Их не бьют – и хорошо. Я матери Гойко пожаловалась, так пощёчину получила, она считает, что сынок во всём прав, а я просто дрянь, навязавшаяся ему в жёны.

От нахлынувших эмоций Янка не смогла сдержать слёз, плакала тихо, почти беззвучно, опустив руки по бокам.

- Расскажи о девушке с длинной чёрной косой, – выстрелил Кир наугад и был немало удивлён, увидев в глазах Янки уже не страх, а ужас.

- Так ты всё знаешь? – прошептала она, отступая на шаг.

- Не всё, – покачал Кир головой. – Например, я не знаю твоё отношение к этому.

- Что я могу сделать? – всхлипнула Янка. – Гойко что хочет делает, а мне на это смотреть приходится. Он настоящий убийца!

Дальше хлынул поток слов, похоже, Янке нужно было выговориться. По её словам, после инцидента с подземниками два года назад, Гойко вошёл во вкус. И не прошло полугода, как он, прихватив двух родственников, совершил рейд до побережья. Привели они оттуда пленницу, которую поселили в какой-то подземной каморке и наведывались к ней по нескольку раз в день. Вот только, Гойко перестарался, и девушка сошла с ума. Её добили, и разочарованный парень в том же месяце снова совершил поход. Вернулся с удачей, и в подземной тюрьме поселилась новая игрушка. При этом никто из мужчин дома не видел какой-то неправильности в этих поступках. По их мнению, мораль относилась лишь к жителям полупустыни, а люди побережья обычаем не защищались. Что произошло со второй пленницей, Янка не уточнила. Упомянула лишь, что Гойко вновь перегнул палку в развлечениях, чего бедняжка не пережила. Неспособный уже обходиться без того, чтобы причинять кому-то боль и страдания, Гойко снова направился к побережью, причём сделал это через несколько дней после женитьбы. Притащил ту самую, о которой спрашивал Кир. Но третья пленница оказалась прыткой, через несколько месяцев сбежала.

- Он её выводил время от времени из той комнатушки, – Янка говорила торопливо, вся дрожа. – Всякую грязную работу делать, прислуживать. А она выбрала момент и выскочила в калитку, когда на неё никто не смотрел. Спохватились через час, бросились вдогонку. Догнали они её, разумеется. Гойко от такого как с ума сошёл, так её отделал, что после такого не живут. Там, в пустыне и оставили. Живой. Стэн рассказывал потом. Сейчас Гойко пошёл за новой. С Лехом, вдвоём. Остальные на такие развлечения косо смотрят, а Леху это тоже стало нравиться.

- Так, – произнёс решительно Кир. – Нужно тебя из этого скорпионника вытаскивать. А чтобы не было проблем, как дойду до дома – первым же утром Марк сбегает к соседям, расскажет об этом чудо-оружии. Если будут знать, что безнаказанными не останутся – применять не рискнут. Раз идти не можешь – я с тележкой приду. Дней шесть потерпишь?

- Потерплю, – на лице Янки появилась тень надежды. – Можно, я пойду, а то спросят, почему так долго?

Она скрылась, а Кир быстрым шагом направился к дому.

От дома Дарко к дому Кира тропы не было, он двигался по мелким камням, кое-где поросшим привычной жёсткой растительностью. Он спешил, не приглядываясь к окружающей местности и следя лишь о том, чтобы не наступить на змею или не подвернуть ногу.

До дома оставалось не так и далеко, час ходьбы, не больше. Начались лавовые потоки, постепенно разрушающиеся от времени, но ещё бедные растительностью. Мало какой куст смог укорениться в трещине.

От утёса, возвышающегося вдали, поднялся змееяд, закружил над пустыней. Что-то впереди привлекло его внимание, и это был не сайгак. Кир слегка притормозил, подумав о том, что там могут быть люди. Ещё подумал, что сильно изменился, год назад ему не пришло бы в голову настораживаться при встрече с людьми.

Трёх человек, движущихся навстречу, он заметил раньше, чем они его, и тут же скрылся за кустиком колючего кустарника. Трое приближались, Кир узнал сначала одного. Гойко. Затем второго. Его брат Лех. А третьей была, наверное, та добыча, за которой они ходили. Только почему они идут не с побережья?

Секундой позже Кир понял, почему охотники следуют таким странным курсом. А с ними не неизвестная девушка с побережья, а Азия. Несмотря на расстояние, видно было, что девушка едва перебирает ногами. Руки, связанные спереди, держал за верёвку шедший впереди Лех, Гойко шагал чуть в стороне.

Кир скрылся за камнем, поджидая, пока похитители подойдут близко. Он не сомневался, что сможет выстрелить, своим поступком оба соседа вывели себя из числа людей, достойных жизни.

Послышался вскрик Азии и её торопливые слова:

- Не надо, больно! Иду я, иду!

- Правильно, – хохотнул Гойко. – Пока слушаешься – тебе ничего не сделают. Но подчиняться нужно с охотой, а ты? Где улыбка, слова благодарности?

- Отдохнём, братуха? – Лех остановился прямо перед камнем, за которым присел Кир. – Гоним, как будто опаздываем.

- Всё равно вас догонят! – Азия не стала молчать, за что тут же получила удар, вскрикнула и замолкла, тихо всхлипывая.

- Не сразу, – ответил Гойко, судя по голосу, присевший отдохнуть. – Пока тебя хватятся – пройдёт часа два. А за это время можно дойти вон до тех скал. Там и подождём, пока догонят, в таких местах легко засаду сделать. В вашем доме сейчас один Марк, Кир на охоту ушёл, ты сама говорила, так он один попадёт под выстрел и всё.

- Не понял я тебя, братуха, – Лех прислонился к камню спиной и расслабился. – Ты же хотел к побережью идти. А отошли от дома – так сразу планы поменял.

- Хотел да перехотел. Отец не разрешил бы, если бы знал, куда мы идём. А с побережья в прошлый раз еле ушли. Да и не собираюсь я её домой тащить, остановимся в укромном месте у ручья и поиграем всласть дней пять-шесть. Позже и остальных девчонок прибрать не помешает. Прикинь, загадка: опустевший дом. Долго легенды ходить будут!

- На ушастых свалят, – откликнулся Лех. – Воды дай.

Кир уже напряг мышцы ног, чтобы выскочить из-за камня и выстрелить в Гойко. А Лех, по его плану должен был получить прикладом. Но не успел он реализовать свой коварный план, как Лех вскочил:

- Глянь! Ушастая! По следу идёт!

- Похоже, я ошибся насчёт двух часов, – Гойко вставать и не думал. – Зашла на огород, увидела, что подружки нет, пустилась вдогонку. А днём у неё зрение слабое, по следу идёт, а нас не замечает. Прикинь, похоже, она по запаху след находит!

Кир знал, что насчёт запаха – полная чушь, обоняние у подземников не лучше, чем у остальных людей. И наверняка преследовательница слышит переговоры похитителей. А если притворяется, что не замечает никого, значит, ей это зачем-то нужно.

- Эй! – послышался голос Канто шагах в двадцати. – Вы кто?

Иди сюда, – откликнулся Гойко, шепнув братишке: - Две лучше, чем одна. Мне та ушастая, что позапрошлым летом была, понравилась. Тебе тоже попробовать не помешает.

Канто, разумеется, это услышала, не могла не услышать, но не подала вида. Азия, перепугавшись за неё, вдруг закричала:

- Канто, беги!

Та, помедлив секунду, развернулась и неуверенно, то и дело оглядываясь бросилась наутёк. Лех бросился вдогонку с криком:

- Я догоню, не стреляй!

Кир вышел из-за камня и выпустил в висок Гойко ракету. Тот рухнул, Лех обернулся и понял, что ракетницу он оставил возле камня, а Кир не дальше чем в тридцати шагах. Он бросился было к кустам, надеясь найти укрытие, но оттуда вышел Марк с ракетницей:

- Замри, выродок, а то лишнюю дырку в черепе получишь!

Канто спряталась у Марка за спиной и показала Леху язык. Тот стоял, не зная, что делать.

Кир перерезал ножом верёвки, стягивающие запястья девушки. Та вдруг бросилась к нему, обхватила и зарыдала в голос, судорожно сжимая его в объятиях.

- Всё хорошо, сестрёнка, – негромко сказал ей Кир, погладив по густым волосам. – Всё кончилось. Эти теперь уже ничего не сделают.

Азия не слышала, рыдала, дрожа всем телом. Марк приказал Леху, всё ещё стоявшему неподвижно:

- На живот! Руки за спину!

- С чего это? – не понял подросток. – Вы что, с ума посходили, что в людей стреляете? Вы не понимаете, чем это может кончиться?

Марк быстро подошёл к Леху и без церемоний заехал прикладом. Тот, не ожидавший подобного, полетел на землю, а Марк передал ракетницу Канто, заломил Леху руки и скрутил ремнём. Тот, ошеломлённый ударом, почти не сопротивлялся, лишь кричал:

- Пусти, идиот! Долбанулись все тут! Что я такого сделал?

- Ты? – Азия оторвалась от Кира, подскочила и заорала на него. – Ты, гад, меня украл, как овцекозу! Ты меня тащил, пока твой брат меня бил, чтобы шла!

- Ну и что? – Лех слегка успокоился. – Так это Гойко всё. И бил тебя он, а не я. Так его вы застрелили, ещё и за это ответите!

От такой странной логики у окружающих немного затормозилось мышление. Кир, сообразив, что парень не видит в своих поступках особого преступления, спросил:

- А те, кого вы на побережье украли, тебя не смущают?

- А они здесь причём? – откликнулся Лех. – Они вообще обычаями не защищаются, тут любой подтвердит, а значит, с ними что хочешь можно делать. Как с ушастыми, в которых ты стрелял как в мишени. А сейчас ты своего соседа застрелил, за это вне закона станешь. Твоему дому конец. Развязывай быстрей, а то я отцу такое расскажу, что и Марк вне закона окажется.

- И ракетница, которой дома можно разрушать тоже, разумеется, безобидное развлечение?

Лех застыл, хватая воздух ртом. Он явно не ожидал, что это известно окружающим. Марк и Канто, впрочем, тоже не смогли скрыть удивления. Но в себя Лех пришёл быстро:

- А мы что, использовали её против людей? Сделали ради забавы, постреляли в Лабиринте несколько раз, так никакого преступления. И ничего вы мне не сделаете. Я не сделал ничего такого, за что меня нужно убивать.

- Может, его пристрелить? – спросил Марк. – Никто не узнает, что с ними стало.

- Отец знает, куда мы пошли, – тут же откликнулся Лех.

- Врёт, – откликнулся Кир. – Дарко думает, что они ушли к побережью. Девочки, идите домой. Это мужские дела.

Канто молча подошла к Азии, взяла её за руку и повела к дому. Лех понял, что это не шутка и запаниковал. Сначала попытался грозить, потом, когда увидел, что Кир начал копать яму, замолчал. А когда его поместили в эту яму и притянули запястья к пяткам, начал просить пощады. Закопанный по горло в щебень, он скулил и плакал, потом, когда Кир с Марком собрались уходить, дико завизжал, что всё расскажет.

От рассказа Леха, изобилующего подробностями, Марка вырвало, да и Киру, уже слышавшему что-то подобное от Янки, было нехорошо. Сложно было поверить, что люди, которых всегда воспринимали как нормальных, способны на такое. Пусть большинство не участвовало в пытках, но и Гойко развлекаться не мешали. Лишь Лех втянулся в кровавый конвейер, созданный Гойко. Судя по словам Леха, стоило начать – и это затягивало, как экстракт макового сока.

От рассказа Марк вскочил как ошпаренный, тут же, не заходя домой, отправился в родительский дом, считая, что там первыми должны узнать подобное о соседях. Кир не возражал.

- Эй, а я? – заорал Лех, когда они собрались уходить. – Не оставляйте меня здесь! Вы люди или кто?

- А та девчонка тоже вас просила? – спросил Кир, с трудом удерживаясь от того, чтобы не убить парня на месте.

Леху пришлось сидеть с торчащей из грунта головой, пока Кир не утащил Гойко подальше и не похоронил. Затем Лех, еле живой от страха, был притащен в дом и заперт в подвале. Что с ним делать дальше – Кир не знал. Ничего подобного в округе не было уже несколько веков, а может и дольше.

Когда сгущалась тьма, Кир думал, что будет дальше? Отец прибудет завтра к вечеру, остальные, к кому он пошлёт весть – ещё через сутки. Значит, через два дня все придут к дому Дарко и потребуют ответа. Лех подробно рассказал, где хранится ракетница, где матрицы для выстрелов, где проводили испытания. И где похоронены прежние жертвы Гойко. И та же Янка вряд ли станет молчать при такой поддержке. Не получится быстро замести все следы. А вот что решат потом – он не знал. Но что-то решат, точно. Не дело таким выродкам жить среди людей.

Ночью в дверь комнаты, где спали Кир и Аданна, просунулась ушастая голова:

- Быстрей вставайте и одевайтесь! Свет не включайте! Чужаки на лавовой гряде!

Кир вскочил, быстро оделся, жена не отставала от него. В коридоре они встретили младших девочек, тоже поднятых Канто. Та тем временем рассказывала:

- Мы с сестрой вчера договорились ночью поочерёдно дежурить, чтобы никто не подкрался. А сегодня вижу, как на камнях четверо тащат какую-то трубу, и тележка какая-то с ними. Надо из дома выходить, вдруг это та ракетница!

У Кира в голове мелькнули несколько вариантов действий, но Канто была права. Нужно в первую очередь выйти и опасной зоны. Они открыли боковую дверь и в темноте вышли через двор к калитке. Открыли её и по тропе, освещаемой звёздным светом, стали удаляться от дома.

Кир попытался представить, на что похож удар такой большой ракетой. Огненный шар объёмного взрыва, разносящего дом в щепки? Или ядовитое облако, убивающее всё живое? А может, выстрел разделится на дюжину зажигательных снарядов с термитной смесью?

Пока он обдумывал, что делать, оказалось, что кое-кто решил всё за него. Аданна сунула в руки Азии пискнувший свёрток с дочкой, быстро поцеловала Кира в щёку и скрылась во мраке. Канто тихо бросила:

- Вы спасли нам жизнь, приняли нас как равных, теперь наша очередь ответить тем же. Ночь – наше время.

Тут же, не давая возможность возразить, шагнула в сторону и исчезла. Девочки сгрудились вокруг Кира, которого разрывали противоречивые импульсы. С одной стороны – он чувствовал, что его место там, где развернётся вооружённое противостояние. С другой стороны – в ночном бою он почти бесполезен, только создаст умеющим действовать во мраке дополнительную помеху, а девочек придётся бросить в темноте одних. Да и догнать Аданну с Канто уже не получится. Попутно вспомнил, как собирался послать Аданну в тыл засаде, и от стыда ему стало жарко.

Всё произошло быстро. Две ракеты вспороли воздух, вскрики слышны были даже здесь. Затем ещё два выстрела непонятно в кого. Секундой позже над каменой грядой вспыхнула яркая звезда осветителя.

Кир видел три валяющихся тела, отпрянувшую Канто и Аданну, прикрывающую глаза рукой. Второй рукой она вскинула ракетницу и выстрелила. Последний оставшийся в живых чужак упал и больше не шевелился.

Осветитель догорел, и снова опустилась тьма, ещё более плотная. Кир тихо сказал:

- Идём обратно.

Позже выяснилось, что два выстрела уложили Дарко и его брата. Стэн, поняв, что происходит, растерялся и выстрелил наугад, почти тут же упав от выстрела Канто, а последний оставшийся в живых выпустил вверх осветитель.

Аданна была готова к такому повороту событий, поэтому, как только световая ракета сорвалась с направляющих под стволом, она прикрыла глаза рукой и выстрелила на звук. Точно.

Ракетница, оставшаяся на месте боя, оказалась произведением военного искусства. Четверть метра калибром, она заряжалась ракетами, несущими как минимум пять килограммов начинки. Даже обычной взрывчатки на основе оксида ксенона было бы достаточно, чтобы разрушить дом полностью, а если туда поместили что-то более мощное – тем более. Спасло дом то, что в нём не горело ни одного огонька, а луна ещё не взошла. Прицелиться во мраке нападающие толком не смогли, а стрелять наугад не рискнули. Из-за ограниченности боезапаса и опасения, что в ответ на промах жители дома могли, например, выпустив осветитель, обстрелять нападающих из ручного оружия. Поэтому стрелять планировалось только тогда, когда луна осветит дом. Это удалось расслышать Аданне и Канто, когда они подкрадывались к ракетнице.

Запасная ракета лежала в тележке, на которой привезли весь боезапас. Кроме оружия у пришедших не было ничего.

- Быстро они, – Кир обеспокоенно разглядывал тела вокруг самого мощного из виденного им оружия. – Я думал, что у нас время есть. Как они вообще узнали, что мы в курсе их подвигов?

Марк с отцом и ещё двумя родственниками пришёл к вечеру, как и предполагалось. Увидев ракетницу и валяющиеся вокруг трупы, они были порядком ошарашены. Отец внимательно оглядел всё и потёр подбородок:

- Была у меня мысль, что это постановка какая-то. Слишком невероятно то, что Марк рассказал. Но прибить соседей и принести сюда тела, а потом разложить – это за пределами ваших возможностей. Пойдём, послушаем вашего пленного.

Лех, увидев, что прибыли соседи, начал обвинять Кира и Марка в неспровоцированном нападении, но узнав о ночных событиях, сломался и повторил вчерашний рассказ. И подошедших на следующий день жителей других домов случившееся привело в состояние шока. Такой угрозы не было так давно, что даже в легендах ничего подобного не сохранилось.

Похоронив убитых, пятнадцать вооруженных человек выдвинулись к дому Дарко. Шли молча, готовясь к бою. Последний раз подобное случилось лет двести назад, когда жители одного из домов, создавшие себе такую славу, что за них никто не хотел выдавать дочерей, решили получить желаемое силой и начали похищать девушек для женитьбы. То, что сделали с тем домом тогда, повторять никто не хотел, но другого выхода мужчины не видели.

Боя не было. Шестеро погибших мужчин составляли костяк обороны дома, после их гибели некому стало его защищать. И когда вооружённые люди вошли в калитку, никто не попытался выстрелить в них.

- Молодёжь, не пачкайтесь, – бросил Киру глава одного из домов. – Такие вещи делают старики. А вы здесь для другого. Всех жителей за забор, а сами обыщите дом до последнего чуланчика.

Всех жителей дома Дарко, включая детей, выгнали за забор. Там они и стояли, ожидая своей участи. Слышался плач, стоны, крики ужаса, никто не ждал ничего хорошего.

Обыскивая дом, Кир нашёл запасные выстрелы к большой ракетнице, матрицы для изготовления этих ракет, методичку с рецептами. Судя по всему, разработка заняла немало лет. В подземной части дома молодёжь и в самом деле нашла каморку, где держали пленниц. Сейчас там никого не было. Женщины рассказали, что Дарко что-то заподозрил и при возвращении Янки с огорода тут же спросил, где она так задержалась? Та, забитая до полной покорности, тут же выложила всё. Осознав опасность распространения слухов и в расчете на то, что вестник из дома Кира побежит в соседние дома лишь следующим утром, решили сжечь дом.

Дом Дарко был приговорён к уничтожению. Всех уцелевших мужчин дома, вплоть до детей мужского пола, убили. Именно тогда Кир понял, почему молодёжь отправили на обыск дома, а вину на себя взяли пожилые. А женщины разошлись по тем домам, откуда они когда-то пришли в дом Дарко и увели с собой своих дочерей. Дом опустел.

Янка вернулась вместе с Киром и Марко, с собой она взяла двухлетнюю девочку из подземников, ту, что захватили два года назад. Оставив позади бывший дом Дарко пустым и мёртвым. Теперь он будет стоять без людей, пока какая-нибудь влюблённая пара, которой тесно в родительском доме не захочет занять удобное место. Например, Арт с Канто, если его родителям не придётся по сердцу невестка. А до тех пор из дома никто не вынесет даже иголки. Лишь овцекозы отправились вместе с людьми.

Кир вошёл в калитку, неторопливо подошёл к крыльцу. Всё, эта угроза устранена. Все нападающие, в том числе и Лех, успокоились в могилах, в окрестностях снова безопасно. По крайней мере, днём, нельзя исключать, что ночью могут выйти из-под земли остатки подземников.

- И-и-и! – Азия выбежала из двери, с визгом бросилась Марку на шею, он вскинул её на руки и закружил в воздухе. На их лицах светилась такая искренняя радость, что Кир невольно улыбнулся. Аданна выскочила чуть позже, подбежала, обняла, прижавшись всем телом, потёрлась носом об его шею. Тяжесть с души Кира медленно спадала, вытесняемая нежностью к жене. Прошлое уходило, а жизнь продолжалась, и вставали новые проблемы.

Канто присела рядом с девочкой, с улыбкой защебетала ей что-то на своём языке. Затем сообразила, что та ничего не понимает, и перешла на местный. Та рассматривала Канто с подозрением, но скоро на маленьком личике мелькнула неуверенная улыбка, и девочка шагнула к ней.

Янка смотрела на радость встречи и молчала, по её щекам стекали слезинки. Выбежавшая Рута с радостным визгом обхватила её, расцеловала и повела в дом.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 9
Комментарии

Прочитав (с удовольствием) Вашу третью часть рассказа "Подземники", подумалось

какая сила запускает процесс деградации и морального падения сущности человека?

Человек перестаёт быть человеком, но и зверем его тоже назвать нельзя.Тогда кто же?

Тварь, - занявшая пустую телесную оболочку, которую по ошибке продолжали считать человеком.

********************************

Переходить через пропасть по ветхой доске,

утверждая, что она проверена временем, не лучшее решение.

И если кто-то покрасил эту доску свежей краской,

не торопись называть переправу обновлённой.

Вопрос сложный. Жестокость, агрессивность, эгоизм - свойства неразвитого ума, они дремлют в каждом человеке, у кого-то сильнее, у кого-то слабее. Полагаю, в большинстве случаев всё начинается с безнаказанности.

Спасибо за комментарии, заглядывайте ещё.

Инстинкты. И отсутствие высшей цели. Когда ее нет - рулят инстинкты. Хочу жрать, трахаться, и доминировать. И всего - побольше. Если кому-то, внезпано, нравится мучить других - то почему нет? Кто помешает?

С нетерпением жду продолжения. Ставлю 10\10

На этом думал закончить.Как-то так.

"с собой она взяла двухлетнюю девочку из подземников, ту, что захватили два года назад"

Девочке было ноль лет, когда ее захватили? А вобще, написано достойно. Можно публиковать. Мир интересный, затягивает. Местные так ловко из песка и воздуха всякую хрень делают. Настоящий постиндустриал.

"maximus20727" пишет:
Девочке было ноль лет, когда ее захватили?

Да, её возраст в то время измерялся днями.

"maximus20727" пишет:
Местные так ловко из песка и воздуха всякую хрень делают. Настоящий постиндустриал.

Да, что-то в этом роде. Спасибо за комментарий, заходите ещё.

Дык это... мы с удовольствием! А прода будет? Про тяжелую жизнь подземников в пещерах? Хотелось бы узнать, как они там за своей экосистемой следят. Каких жуков выращивают. Как мир себе представляют. Какой у них хай-тек местный.

Об этом я думаю уже полгода, но мысли не хотят принимать читаемую форму и складываться в сюжет, поэтому придётся оставить так.

Быстрый вход