Черный рассвет. Глава 1

− Они всегда съедают человека целиком. Волосы, ногти, кости. Кажется, их желудки могут переварить всё.

− Слушай, может вернёмся? Какого чёрта мы должны идти первыми? Пускай парни из второй группы выжгут здесь всё к чёртовой матери.

− Ты знаешь устав. Вторая группа идет после нас.

− Да. Но, по-моему, это глупо.

В ответ солдат усмехнулся:

− Скажи это сержанту.

Старая разбитая автомобильная дорога вела к заброшенному иссыхающему поселку, расположенному посреди знойной степи. Несколько десятков домов измождёно стояли на припорошенном пылью и песком асфальте.

Единственными живыми существами на десятки километров вокруг были несколько воронов, кружащих в светло-сером небе над опустошенной деревушкой, которая представляла собой жуткое зрелище.

Возле одного из деревянных домов, прислонившись спиной к стене, сидел разлагающийся труп маленькой девочки. Её заплетённые в косички локоны волос уже начали отслаиваться вместе с кожей от черепной коробки. Глазницы были пусты. Её наивные голубые глаза с жадностью выклёвывали два ворона.

Нарушив мертвую тишину, птицы резко вспорхнули в небо, увидев четыре армейских сапога, ступивших на пыльный асфальт. Это были два человека в пустынном камуфляже, выходящие из-за угла одного из домов.

Вся деревушка была наполнена разлагающимися останками её жителей. Трупы были повсюду. Они свисали из окон, лежали друг на друге в дверных проёмах, валялись на дорогах, тротуарах, а один даже казалось, колол дрова.

Старик с топором стоял среди наколотых дров. Одно бревно поддерживало его так, что создавалось впечатление, что он был ещё жив. Но осунувшееся лицо и отсутствие глаз в глазницах говорили о том, что и старик был одним из заполонивших деревню трупов.

На перекрёстке валялась перевёрнутая повозка, из которой вывалились на дорогу различные ящики и мешки. На самой повозке лежал лицом вниз мужчина с голым торсом. Его кожа размякла и повисла на рёбрах. Возле него лежала женщина в голубом сарафане. Её живот надулся от трупных газов, и казалось, был готов вот-вот взорваться, разбросав её гниющие внутренности по улице.

Один покойник лежал на черепичной крыше, свесив ногу. Не понятно, как он туда забрался, но кровавые разводы на доме заставляли думать, что он попросту заполз по стене.

− Смотри! Чёртов старик колит дрова! − задорно крикнул один солдат, указав в сторону трупа автоматической винтовкой, − Может, он ещё жив?

Вскинув оружие, боец несколько раз выстрелил в старика с топором. Пули ударили его в грудь и в голову, после чего труп медленно сполз по брёвнам.

Выстрелы эхом раздались по деревушке, напугав, взметнувшихся в небо птиц.

− Ты чего делаешь, Бок!?

− Нам же сказали - выживших добить.

− Ни черта нам не говорили! Вторая группа их добьет, а не мы!

− Хватит ныть. Тебе старика жалко, что ли? Тогда смотри, сопля! − парень поднял винтовку и прицелился в труп девочки, − Смотри и учись!

Прозвучала короткая очередь, и одряхлевшие останки девчонки растрепались в клочья.

− Гад ты, Бокарев.

− Пошел ты! Она мертва, и старик мёртв, и все к чёрту мертвы! Насрать на них!

− Да мне похеру, идиот! Хоть трахни их всех! Нас послали на разведку, а ты палишь во всю. Даже если кто-то выжил, он уже колесит ногами по пустыни.

− Никуда они не денутся. Их на периметре спалят к чертям, уж ты мне поверь.

− Ладно, чёрт с тобой. Только предупреждай, когда в следующий раз захочешь пострелять. А то у меня чуть сердце не выпрыгнуло.

− Это потому что, ты засыха, − усмехнулся солдат, вскинув винтовку на плечо, напарник в ответ немного подтолкнул его:

− Иди к чёрту, Бок.

Два солдата долго шли по главной дороге, но вскоре резко остановились возле одного дома, на обшарпанной стене которого красными, растекающимися буквами было выведено: «Будущее принадлежит нам!»

− Это ещё что за хрень?

− Не знаю. Впервые такое вижу. Кто мог …

Вдруг между домами промелькнул силуэт человека. Оба солдата резко вскинули винтовки, но в переулке уже никого не оказалось.

− Что, чёрт возьми, это было?

− Выживший наверное. Пойду, посмотрю.

− Хрен тебе! Нам нельзя разделяться.

− Не ссы, Комар. Это наверняка мальчишка, который прятался здесь до нашего прихода.

− Не вздумай туда идти!

− Может, ТЫ сходишь, проверишь? Прикрой меня, засыха.

− Бокарев! Стой!

Один солдат, держа винтовку наготове, медленно вошел в переулок между домами. Он осторожно делал шаг за шагом, напряженно сжимая свое оружие, пока не исчез за поворотом.

Его напарник неодобрительно покачал головой, поправил каску и повернулся назад в сторону улицы. Но развернувшись, он увидел в двух метрах от себя одного из жителей деревни, одетого в рваную серую рубашку. Его остекленелые глаз были почти черного цвета от наполненных темной жидкостью прожилок. Рот был раскрыт так широко, что кожа на лице растянулась, и казалось, готова была порваться. Человек стоял неподвижно, но было видно, как все мышцы его тела были крайне напряжены, отчего сжатые в кулаки руки, жутко тряслись.

Неожиданно солдат очнулся от ужаса и пустил короткую очередь в стоявшего напротив человека. Вдруг позади послышался топот, и парень повернулся и выстрелил.

− Ты чего, твою мать!

− Бок? − недоумевая, произнес солдат, опустив винтовку, − Черт, я тебя не задел?

− Нет, мать твою! Ты чего тут устроил?

− Иди, посмотри.

Проверив целостность своего тела, Бокарев подошел к напарнику, но тому нечего было показать.

− Я…я же…я, блин, грохнул его. Куда, черт возьми, он делся…

− Ты точно псих.

− Я клянусь, что грохнул его!

− Кого?

− Ну…человека. Выжившего наверно.

− Ах вот как? Не стреляй в старика, Бокарев. Не стреляй в девочку, Бокарев. А сам… Ну ты мужик. Я думал ты засыха, а ты – мужик.

− Но…

− Вон там! Это не твой выживший?

− Да. Он. Но как…

Двумя домами выше по улице, возле старого деревянного сарая лежал тот самый человек уже в окровавленной рубашке. Солдаты подошли к трупу и принялись осторожно попинывать его сапогами. Затем Бокарев повесил винтовку за спину и достал пистолет.

− В следующий раз делай так, − он выстрелил человеку в голову и убрал пистолет.

− Слушай, Бок. С ним было что-то не так.

− Ты о чем? Опять призрак почудился?

− Этот мужик. Он…

− Он – мертв. А ты постоянно видишь всякую хрень. То женщина у тебя ползла по стене, то кто-то прыгал с крыши на крышу. Всё это конечно замечательно, но почему я этого не вижу? Такое ощущение, что стоит мне отвернуться, как все вокруг начинают ползать по стенам и прыгать по крышам. Я видел черноглазых, и они ничуть не быстрее и не сильнее нас с тобой. И с крыши на крышу они не прыгают. И по стенам не ползают.

− Бок…

− Слушай, Комар. Может тебе стоит немного отдохнуть? Просто все эти трупы и заброшенные поселения плохо на тебя действуют, − издевательски перебил Бокарев, достав из кармана помятую пачку сигарет. Он бросил одну сигарету в рот, но, не успев прикурить, услышал крик женщины.

− Помогите! Ради бога! Кто-нибудь!

− Опять твои призраки проснулись, − улыбнулся Бокарев, достав из-за спины винтовку.

Из окна второго этажа одного из домов высунувшись на половину, кричала молодая девушка. Животный страх рисовал ужасную гримасу на ее лице. Она кричала, срывая голос, и махала руками:

− Помогите! Умоляю вас! Помогите!

− Сейчас я тебе помогу, сучка, − сквозь зубы проговорил Бокарев, приложившись к прицелу своей винтовки.

− Стой!

Прозвучал выстрел, но Комаров успел остановить своего напарника, толкнув его плечом. Девушка перестала кричать, и недоумевая уставилась на военных. На её лице застыло выражение безысходности, как вдруг что-то рвануло её за ноги, и она, вскрикнув, исчезла в окне.

− Никогда не вставай у меня на пути! − прокричал Бокарев и толкнул напарника так сильно, что тот оказался на земле, − Ты просто ни черта не знаешь!

− Не знаю чего?

− Что здесь происходит, кретин.

Поднявшись с земли, Комаров поправил каску и подошел к Бокареву.

− А что здесь происходит?

− Я и сам не знаю. Я ни хрена не знаю! Как и ты. Как и все. Но что-то, черт возьми, не так. Раньше мы просто находили зараженных и грохали их. Иногда встречали одичавших, но сейчас… Сейчас этих зверей всё больше, и ещё эти надписи на стенах…

− Да … Эта хрень меня тоже насторожила. Но зачем ты стрелял в девчонку?

− Просто… Просто теперь я сначала стреляю, а потом уже задаю вопросы. Раньше я … Черт! Комар! Они все здесь обречены! Если их не прививали, то они должны валяться с простреленными черепами, а не бегать по улицам!

− И после этого ты говоришь, что Я ненормальный?! Бокарев, ты…

− Слушай, помнишь Славу?

− Вячеслава Бокарева? Конечно. Твой старший брат - ещё тот боец!

− Был, − опустошенно произнес солдат и прикурил торчащую в зубах сигарету.

− Черт. Извини, просто я никак не могу привыкнуть.

− Ты знаешь, что с ним произошло? Ему откусили лицо. Он ко мне повернулся, а у него справа нет щеки и глаза. Из этого месива кровь струиться маленькими фонтанчиками, а Слава меня успокаивает, мол, братишка, всё хорошо, позови медика. Он был спокоен, как будто его пчела укусила, а из лица кровь брызжет в разные стороны. Хренов шок!

− Черт…

− И знаешь, кто его укусил? Старушка, блин! Сраная седая бабушка! Слава увидел, как она шевелилась в куче трупов, которых мы собирались поджечь, и помог ей подняться. Тогда мы почти не встречали озверевших. Вот старуха и затряслась, заорала и вцепилась ему в лицо.

Бокарев тяжело задышал и крепко сжал винтовку в руках.

− Диман…

− Всё в порядке. Только теперь я никого в живых не оставляю. И брата мне пришлось пристрелить.

− Как!?

− А вот так. Я достал пистолет и выстрелил в его изуродованное лицо. Потому, что знаю, что бывает с теми, кого кусают зараженные. Они могут просто плюнуть тебе в лицо, и если их слюна попадет тебе в глаза, или в рот, или в царапину, то… То ты, черт бы тебя побрал, сдохнешь в агонии как все эти гребаные мертвецы здесь, или станешь зверем и откусишь полрожи своему напарнику. Слава знал, что я пристрелил бы его при первом признаке заражения, и я знал, что брат прикончил бы меня. И от этого нам обоим было спокойней. И тебе, кстати, я тоже посоветовал бы грохнуть меня, если кто-нибудь, не дай бог, меня укусит.

− Я сделаю это, − уверенно сказал Комаров.

− Ага. Конечно, − иронично произнес Бокарев, − Зараженный может с уверенностью трахать тебя, покусывая за плечо, но ты даже палец к курку не поднесешь.

Как будто не услышал издёвки, Комаров мыслями был в рассказе своего напарника, обдумывая, как бы он сам поступил в данной ситуации, но вскоре он очнулся от раздумий и спросил:

− А та старуха? Она была заражена?

− Когда она укусила Славу, её схватили под руки и проверили пищалкой. Прибор показал зеленый и не пикнул. Кто-то из наших крикнул, что старуха не инфицирована, но я уже пристрелил брата. Вдруг она закатила глаза, и белки её глаз почернели. Хренов вирус проявился позже, а эти чертовы парни, которые держали её, были совсем сопляками. Они оцепенели от ужаса, а старуха вырвалась и понеслась на меня, брызгая слюной. Её морщинистая рожа была вымазана кровью Славы, а я стоял, не в состоянии понять, кто, черт возьми, убил его: я или это бешенное животное. Я не мог найти виновного, но вскоре решил, что в любом случае живой ей отсюда не уйти. Она была в метре от меня, когда я сбил её с ног. Тогда я осознал, что не могу просто пристрелить это существо. Меня смогли оттащить только тогда, когда своей каской я уже вбивал остатки её размозженной головы в песок. Так что, с тех пор, я сначала стреляю, а потом …

Вдруг снова прозвучал крик девушки, и она, разбив деревянную раму окна, вылетела на улицу. При падении, она повредила ноги, поэтому застонав, она поползла по пыльному асфальту в сторону двоих людей в камуфляже.

Бокарев вскинул винтовку, но напарник снова попытался его остановить.

− Ты что меня не слушал? С дороги, ублюдок!

− Стой! Она вроде не инфицирована!

− Вроде?! Комар, ты идиот! Вали к черту!

Бокарев отпихнул напарника и прицелился из винтовки в девушку, но та тем временем доползла до солдата и подняла своё напуганное лицо:

− Пожалуйста! Не убивайте меня! Я не…

Но тут прозвучал выстрел.

Бокарев хладнокровно повесил винтовку на плечо и жестом показал напарнику, что пора двигаться, но тот неподвижно стоял, уставившись на труп девушки.

Она лежала лицом вниз. Её светло-русые волосы, раскинутые по земле, постепенно окрашивались в красный. Девушка еще несколько секунд дергала ногой в судорогах, но вскоре она замерла.

Комаров так и продолжал смотреть на труп девушки, а Дмитрий Бокарев медленно шел по главной улице, докуривая сигарету. Выбросив окурок, он снял с головы шлем и посмотрел в него.

Внутри, под резинкой была черно-белая фотография с потрепанными краями. На ней были изображены два парня в армейском камуфляже, положившие руки друг другу на плечи. А снизу было подписано: «Моему брату Диме Бокареву. Вместе мы непобедимы. Слава».

Солнце скрылось за холмами, окрасив небо у горизонта в бледно-розовый цвет. Посвистывал ветер, периодически поднимая пыль и раздувая лоскуты ткани на разлагающихся телах. На домах поскрипывали деревянные оконные ставни, раскачиваясь из стороны в сторону.

Комаров сидел на ступеньках одного из домов, попивая воду из фляги, возле него лежала в луже крови молодая девушка.

Дмитрий Бокарев шел по пыльной улице, пиная ржавую банку из-под пива.

− Как же я все это ненавижу. Почему, блин, вы все здесь не подохли, − прошептал он, проходя мимо дома, на котором качалась со скрипом вывеска «Свежее мясо».

Вдруг дверь здания с грохотом вылетела и ударила проходящего рядом солдата. В дверном проеме появился огромный мужчина в ободранной одежде.

Не прошло и секунды, как здоровяк кинулся на солдата, лежащего под деревянной дверью, и принялся колотить своими увесистыми руками.

Бокарев пытался освободиться, но разбитая дверь и темнокожая гора мышц прижимали его к земле.

− Комар! Мать твою! Грохни его!

Несколько ударов громилы пришлись в шлем солдата, оставив большие вмятины. Бокарев лихорадочно пытался выбраться, он искал ногами опору, врываясь ими в песок, но все его усилия были четны.

Вдруг из соседнего здания выбежал еще один человек в рваной одежде. Он остановился посреди дороги и упал на колени. Пронзительно закричав во весь голос, он начал рвать волосы у себя на голове. Его жутко трясло, и казалось, выворачивало наизнанку. Рухнув на спину, незнакомец начал бить руками по земле, издавая жуткие крики. Неожиданно он вскочил на ноги и кинулся в сторону Бокарева, пытавшегося выбраться из-под двери.

Дмитрий отбивался, как мог, но раскатистые удары громилы продолжали обрушиваться на солдата. Но вскоре тот освободил из-под двери руку и вдавил большой палец в глаз здоровяку.

Рёв. Сильнейший удар обеими руками в дверь. В воздух взметнулись сотни щепок. Мотая головой, громила отпрянул назад.

Пока тот неуклюже потирал увесистым кулаком поврежденный глаз, Бокарев вскочил и со всех ног бросился бежать.

Он мчался, не оглядываясь мимо домов, деревянных столбов, ржавых кузовов автомобилей. Повсюду валялись тела. Через них приходилось перепрыгивать. Вскоре Дмитрий на секунду обернулся и увидел, что за ним кроме здоровяка и рвущего на себе волосы человека, бежал еще один. Он был в рваном пиджаке, который свисал черными тряпками на его заляпанном грязью теле.

Эти люди ничуть не уступали солдату в беге. Тогда Бокарев на ходу скинул с себя рюкзак, и ускорился, но тут его нога попала в выбоину на асфальте. Дмитрий споткнулся и кубарем прокатился пару метров.

Очухавшись от падения и кашлянув пылью, Бокарев увидел, что к преследователям примкнули еще несколько человек. Среди них была женщина. Она бежала не медленней остальных, и ее слипшиеся от испражнений волосы, хлестали ее по спине.

Дмитрий поднялся и кинулся прочь, но тут же почувствовал тупую боль в ноге. Прихрамывая, он проскакал еще пару метров. Тем временем, выбежав из одного из домов, к людям присоединились еще двое.

Солдат преодолел несколько метров, пытаясь не наступать больной ногой, но вскоре он остановился и развернулся. Вскинув из-за спины винтовку, Бокарев попытался прицелиться, но его грудь подымалась слишком быстро, от тяжелого дыхания. Времени для отдышки не было, поэтому Дмитрий открыл огонь по толпе, почти не целясь. Он стрелял короткими очередями, пытаясь уменьшить разброс пуль.

После нескольких неудачных выстрелов, первый человек подкосился от попадания и уткнулся лицом в пыльный асфальт. Следующая очередь срезала нескольких преследователей, после чего те попадали на бегу. Еще одна порция свинца попала в бегущую женщину, и она покатилась по земле, подняв облако пыли.

Теперь на солдата неслись только двое. Это был огромный мужчина и истощенный человек в рваном пиджаке. Здоровяк немного отставал, но даже издалека было видно, как из его левого глаза свисала вязкая жидкость.

Эти двое бежали довольно кучно, чтобы можно было сложить их одной очередью, поэтому Бокарев прицелился и нажал на курок. Но вместо короткой очереди прозвучал только один выстрел, который пришелся человеку в пиджаке в плечо. Пыльный воздух за его спиной окрасился в красный, а его самого развернуло и опрокинуло на землю.

Дмитрий еще несколько раз нажал на курок, но его автоматическая винтовка отвечала лишь щелчками. На тренировке у солдата занимало полторы секунды на перезарядку, с учетом того, что новая обойма была примотана изолентой к пустой. Но после двухсотметрового спринта и при виде мчавшегося озверевшего громилы, Бокарев не мог показать такого быстрого результата. Он резко дернул пустую обойму и принялся судорожно вставлять полную, но тут огромный кулак отбросил его в сторону. Затем здоровяк приподнял солдата и с легкостью швырнул его в стену дома.

Стена оказалась стеклянной витриной заброшенного магазина, поэтому, разбив пыльное стекло, Дмитрий залетел в здание. Приподнявшись на одно колено, он достал пистолет и начал стрелять в идущего на него бугая. Пули пробивали огромную грудь одна за другой, но здоровяк все же дошел до солдата и выбил пистолет из его рук. Тогда Бокарев выхватил армейский нож и ударил им громилу в область сердца. Но, несмотря на ранения, бугай вновь обрушил на Дмитрия свой громоздкий кулак. Затем он схватил солдата за руку и, подняв его над землей, швырнул на стенд с выпивкой.

Перелетев через продовольственную стойку и разбив пару бутылок, Бокарев оказался на полу. Тем временем, тяжело дыша и истекая кровью, гора мышц медленно направилась в сторону солдата.

Лежа за стойкой и приходя в себя, Бокарев заметил рядом с собой мертвеца, державшего двуствольное ружье. Не долго думая, Дмитрий схватил оружие и поднялся из-за стойки.

Обессиленный здоровяк находился в метре от солдата, когда тот нажал на курок. Старая двустволка изрыгнула пламя, превратив брюхо громилы в кровавое месиво. Но тот заревел как буйвол и схватил оружие за ствол. Выдернув его из рук Бокарева, он ударил им солдата по голове, сбив шлем.

Не успел Дмитрий придти в себя, как зверь вцепился в него обеими руками, перетащил через стойку и с грохотом прижал к стене. Громила занес увесистый кулак, собираясь размозжить Дмитрию голову, а камуфлированный шлем валялся за стойкой, и теперь не мог спасти солдату жизнь. Но тут Бокарев заметил рукоятку ножа, торчащую в груди здоровяка. Выдернув оружие, он полоснул им громилу по шее.

На обшарпанную стену брызнула струя темной крови, но захлебываясь, здоровяк всё ещё прижимал солдата к стене.

− Да сдохни же, сука! − прокричал Бокарев и нанес еще один сильнейший удар ножом в грудь.

Вскоре истекающая кровью туша ослабила хватку и, подкосившись, медленно сползла на пол. Но Дмитрий продолжал наносить удары. Он держал нож обеими руками и монотонно вколачивал лезвие в огромную грудь.

Удары солдата становились всё слабее, и вскоре он, обессилев, упал рядом с окровавленным трупом.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 39
Комментарии

Не обойма а магазин, кстате не понятно, инфицированный живые или мертвые?

//увидев четыре армейских сапога// - не звучит, может "две пары сапог"?

\\Вдруг между домами промелькнул силуэт человека... это наверняка мальчишка, который прятался здесь до нашего прихода.\\ - откуда такие догадки я не понял.

9.

"двустволка изрыгнула пламя, превратив брюхо громилы в кровавое месиво. Но тот заревел как буйвол и схватил оружие за ствол."

гладкоствольное оружие крайне мощное в ближнем бою и вряд ли кто ни будь смог бы выдержать выстрел из него, тем более в упор)))

в целом не плохо.

9

Понравилось. спасибо. 9.

Отлично)) Побольше бы о инфекции рассказать... 9.

Комаров сидел на ступеньках одного из домов, попивая воду из фляги, возле него лежала в луже крови молодая девушка.

не понял что делал комаров, когда его напарника убивал здоровяк, и прочая нечисть.

Жжесть...

Мощное начало.

Брутально, грубо, беспощадно.

Сюжет - 9/10, реализация - 9/10, средний балл - 9/10.

P.S. Советую всем читать, как и я, за обедом. Аппетит пробуждает просто аховский.

__________________________________

ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,

И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.

ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

Данте. Ад

Всем спасибо за комментарии. Ошибки учту.

Только кто-то двойку влепил, не оставив коммента. Это всегда так бывает?

Это обычная порочная практика...

__________________________________

ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,

И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.

ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

Данте. Ад

Неплохо, неплохо... Только откуда у мертвеца в баре ЗАРЯЖЕННАЯ двустволка? Двустволка вещь такая - разрядить её в кого-нибудь можно за долю секунды, а вот заряжать достаточно долго - секунд 6-8, если в патронниках нет гильз (эжектор) или 10-12 если они там остаются при открывании оружия (экстрактор). Хотелось бы узнать, как этот ствол там очутился - может, чел заполз туда и тихо умер, ожидая нападения, может, ещё как... Да, кстати, курок - это деталь механизма оружия, а нажимают на спусковой крючок. А вообще очень динамично, мне понравилось, поставил 9. Удачи вам в дальнейшем!

"Его остекленелые глаз были почти черного цвета от наполненных темной" - может быть глаза? :-))))) заметил одну очепятку

Вообще от себя 10! мне понравилось ))))

Единственными живыми существами на десятки километров вокруг были несколько воронов, кружащих в светло-сером небе над опустошенной деревушкой, которая представляла собой жуткое зрелище.

Возле одного из деревянных домов, прислонившись спиной к стене, сидел разлагающийся труп маленькой девочки. Её заплетённые в косички локоны волос уже начали отслаиваться вместе с кожей от черепной коробки. Глазницы были пусты. Её наивные голубые глаза с жадностью выклёвывали два ворона.

Это как ???? Или те вороны которые выклёвывали глаза не были живые ??

Хмм... я бы скорее обратил внимание на последние два предложения:

\\Глазницы были пусты. Её наивные голубые глаза с жадностью выклёвывали два ворона

Если глазницы пусты, то ЧТО выклевывали? И откуда тогда "голубые", да еще и "наивные"? И даже если их только начали выклевывать - все равно никак не могу представить себе это

____________________________________________________

Вначале было Слово...

Мне не оч понравилось. Куда лучше рассказы Не останавливаясь и Новая Австралия

Bhattu опередила,автор исправьте пожалуйста, ГЛАЗА при чтении в начала рассказа резануло,а так очень хорошо и даже,немножко,эпично,в особенности с бабулькой.

___________________________________________________________

Если бы не постоянное желание повеситься жизнь была бы невыносимой!

Быстрый вход