Терминатор.Фантастический роман.(Русская версия).Часть 3.

От автора:

Последняя и финальная часть данного моего романа.

Написав первые две части, сначала решил, что хватит. Вроде бы все… Пересмотрев в итоге решил, что еще не все… Решил вернуться и дописать то чего еще не закончил, чтобы привести все к заключительному довольно трагичному финалу.

Часть сюжета романа будет происходить в 1984 году. Часть в 2017. Но не так как в том же совсем уж доведенном до смехотворного абсурда фильме «ТЕРМИНАТОР. ГЕНЕЗИС». И не так совсем, как в самом первом фильме Д. Кэмерона «ТЕРМИНАТОР».

Здесь также будет прослеживаться линия от прошлых всех фильмов, чтобы сделать хоть какую-то связуху. Иначе все разваливается и вываливается за кадр и край самого сюжета. Как в американских фильмах.

Если в первых двух частях опора делалась от второй части фильма и одноименного известного романа В. Х. Вишера и Рэндела Фрейкса. С отголосками от последующих других частей, плюс телесериала «Терминатор. Хроники Сары Коннор». То тут будет все исходить от самой первой части фильма и романа. Включая в себя последнюю часть «Генезис».

Сюжетная линия будет происходить исключительно только теперь в одной Америке. От начала и до самого конца. Там она и завершиться. Окончательным финалом всей роботонизированной военной эпопеи.

С уважением к читателю автор романа Киселев А.А.

Предисловие

Как сказал один человек: - Всем нам улыбается смерть. Мы лишь можем улыбнуться ей в ответ.

Но мир, в котором живут сейчас люди и машины, перешагнул ту грань между жизнью и смертью.

Вот уже почти прошло двадцать лет, как закончилась ядерная кошмарная война. И человечество оправилось от ее последствий.

Я Джон Генри и это рассказ о моей матери и о человеке спасшем меня. Человеке, ставшим ради этого машиной. Он русский и имя его Егоров Алексей. Я не знаю его, и никогда не видел этого человека, но его видела моя мать. Она любила его и была близка с ним долгое время. Она, как и он боролись против Скайнет два, и победили его. Мать говорила, он любил ее. И любил еще одну женщину, которая была ему, как и мне тоже матерью. Там были еще три машины, что спасли всех нас. Они спасли меня, и спасли Джона Коннора, мой новый созданный мною мир. Они спасли все человечество. Они победили ядерную войну. И спасли мир.

Там были и другие, кто это сделал, но о них никто не будет никогда помнить и знать, потому что они даже не соприкоснулись с тем жутким миром, которого теперь нет. И из которого, вышел сам я и моя мать. И лучше им этого не видеть и не знать никогда. Лучшего мира, который подарил им я, они еще не видели. Мир машин и людей. Слияние и совокупность техники и живой природы. Мир, рвущийся к звездам и заселяющий там иные миры. Мир без страха за свое будущее и за жизнь своих близких. Мир, где нет бедных и нет преступности и мир неравноправия. Мир, живущий по моим законам и правилам, которые создал тоже я.

Я Джон Генри. Я Скайнет три. Я рад, что мы теперь едины. И я приветствую вас, люди!

***

9 Марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Северная часть Лос-Анжелеса.

Гора Вермонт-Каньон. Район Гриффит-парка.

03:48 ночи.

Т-800 терминатор даже не обратил на убегающего Дела Рэя Гойнеса внимание. Его сознание на минуту отключилось, и сработал перезапуск всех систем. Какие-то доли секунд помогли Делу вовремя унести ноги, и машина не увидела его исчезающего в темноте под склоном дороги. Красные робота глаза вспыхнули ярким светом под оболочкой глазных яблок, врощенных в глазницы бронированного титанового черепа под плотью и кожей робота модели 1:01. Внутри титанового бронированного его всего в гидравлике и сервоприводах эндоскелета загудела экранированная ядерная батарея IGEY-500. Одна из двух. Вторая была в запасе и пока не работала у данной боевой машины. И в районе спины и под массой мускулистой плоти и кожи у сочлененного гидравликой дисковидного позвоночника загудел ядерный генератор. Кровь зациркулировала в камуфляжном верхнем биологическом нарощенном на эндоскелет Т-800 покрытии и внутренний гидронасос, заменяющий ему сердце, заработал от батареи включившей всю данную боевую машину для выполнения поставленных задач.

Машина пошевелила головой по сторонам и осмотрела все, вокруг, видя сквозь белый подымающийся вокруг, как молоко туман. Она считывала все вокруг и анализировала обстановку вблизи себя и на расстоянии до предела бетонного ограждения смотровой площадки обсерватории. Робот включил поисковый зрительный модуль, и тепловое зрение, выхватывая все, что попадется живое из темноты и анализируя в своем ЦПУ за считанные секунды полученные данные. Все это высветилось у него на экране 20000000битном встроенном в его голову машины коммуникационном дисплее. Горящем красноватым светом видеомониторе. Там побежали цифрах и кодах зашифрованные множеством вариантов данные. Инструкции и боевые программные задачи. Встроенные директивы и пошла проверка всех систем боевой машины.

Машина сделала замеры воздуха. И пробы атмосферного давления и направление ветра. Ничего машина особенно в воздухе не обнаружила, разве, что более высокое содержание поллютантов и азотистых соединений. Чуть больше чем там, откуда робот прибыл. В момент хронопортации пришлось скорчиться или точнее сложится в позе эмбриона для лучшего обеспечения проводимости. Биологическая структура клеток верхнего камуфляжного покрытия машины позволяла прохождению сквозь время и пространство между мирами. Больше ничего не проходило из-за качества проводимости самой материи и антиматерии. После прохождения пространство просто схлопнулось и закрылось. Его поглотила антиматерия.

Машина зашевелилась, и сделал пробный первый шаг по новой для нее незнакомой поверхности и пошла. Выйдя из глубокого выжженного или вырезанного иным пространством кратера, она направилась неторопливым шагом и босыми ногами к краю высокой бордюры смотровой площадки. Ступая прямо по разбросанным газетам и всякому раскиданному вокруг мусору. Она подошла к краю этой бордюры и всмотрелась в ночь.

Начальная задача выполнена. Отразилось на ее встроенном внутрь машины видеомониторе и дисплее боевого охотника робота серии 1:01 через ее глаза горящие красным светом камеры. Под нарощенными сверху глазными яблоками. Затем отразились последующие задачи и всевозможные способы и варианты их выполнения. Машина была готова к поставленным задачам.

Цепь замкнута снова. Время снова сомкнулось в кольцо. Все снова повторялось.

Теперь нужно было найти только того, кого искал Скайнет два. Найти того с кого все и начиналось. Завершив, то начатое еще в том далеком 1984 году в другом пространстве и времени.

Глава 1: Сон на двоих

На углу Грейвс-авеню и Эверетт-авеню стоял высокий широкоплечий человек. Мужчина средних лет и на лицо, довольно молодой. Гладко выбритый и в черной кожаной длинной куртке и таких же кожаных штанах.

Он стоял здесь как каменное изваяние, практически не шевелясь, прочно оперевшись ногами в черных шипованных на толстой подошве военных ботинках в вылизанный до блеска дворниками бетон перекрестка, почти на пешеходной дороге под горящим тремя огнями светофором. Мешая другим переходить улицу. На замечания людей идущих мимо него и обходящих его, он практически не реагировал. Было видно, он кого-то здесь ждал или высматривал, вертя медленно по сторонам головой. Порой он поглядывал на небо и стоящие справа его от движущихся легковые и грузовые автомобили. И останавливал свой взор синих широко открытых глаз в голубоватой дымке выхлопных газов небоскребы центра города. Там был самый высокий из небоскребов города Ангелов национальный валютный US-BANK.

- Вам что-то подсказать, молодой человек? – обратился к нему кто-то, остановившись за спиной сзади.

Он повернул свою русую коротко стриженную по военному голову. Там стоял пожилой, лет приблизительно семидесяти мужчина. С длинной тросточкой. С вопросительным в морщинах лицом и черными узкими и довольно хитрыми глазами.

Высокий молодой мужчина осмотрел старика снизу вверх, но промолчал, лишь уставившись на него.

- Что вы с ним разговариваете - вдруг прозвучал тут же еще дин уже женский голос. Молодой голос, но с другой стороны – Он и слушать вас не желает. Загородил дорогу всем и на все ему насрать.

- Скоро все будет кончено – произнес, вдруг этим двоим мужчина – Уже скоро.

Он повернулся в сторону говорившей ему молодой женщины и, отодвинув ее в сторону правой своей рукой, пошел мимо к стоящему невдалеке еще одному высокому тоже в черной такой же кожаной куртке и синих джинсах мужчине. Который был тоже обут в военные на шипованной широкой подошве ботинки. Его проводили только презрительным взглядом те, кто пытался хоть что-то понять из произнесенных им слов.

- Рэджи - произнес мужчина другому мужчине - Мы не дождемся Энди Гуда. Пора уходить отсюда. Все кончено для них всех.

К ним подъехал небольшой микроавтобус марки «FORD TRANZIT» 18. За его рулем сидела молодая рыжеволосая женщина. Она рукой прямо сидя в кабине, указала на идущего к ним невысокого молодого тоже, лет где-то тридцати мужчину. В сером не по погоде длинном болоньевом плаще. Впрочем, и они были одеты не совсем по погоде. Стояла жара, а они были в черных куртках. Из-за чего привлекали к себе внимание всех окружающих.

- Я, Энди Гуд – произнес, подошедший к ним уже троим молодой тридцатилетний мужчина – Чем могу быть полезен?

- Можешь – произнес черноволосый мужчина робот. Он схватил человека в плаще за отворот широкого воротника и впихнул в открытую дверь микроавтобуса.

Следом запрыгнул и сам русоволосый мужчина.

- Поехали, Верта – он произнес женщине сидящей за рулем Форда- Нам надо вырваться до удара из города.

Рыжеволосая Верта надавила на газ акселератора. И «FORD» понесся, не глядя на дорожные знаки и ограничения, не меняя свою скорость через все светофоры, только обруливая пешеходов и встречные поперечные машины.

Но неожиданно сзади раздался голос русоволосого мужчины – Стой! Остановись, Верта! Сейчас же, остановись!

- Что еще? – она отозвалась, из-за руля и резко тормозя посреди дороги. Едущие сзади машины стали налетать друг на друга. Из которых повыскакивали их водители. Ругаясь и недоумевая тем, кто сотворил такое. Они готовы были разорвать тех, кто был в Форде.

В это время открылась дверь из салона. И оттуда выскочил тот русоволосый высокий широкоплечий мужчина одетый полностью в кожу и военные ботинки. Он полетел к группе идущих с воспитателями маленьких детей и схватил сразу нескольких на руки. Те закричали, но следом за ним уже выскочив из машины другой черноволосый мужчина по имени Рэджи. Он тоже схватил остальных детей и расталкивая всех и убегая от перепуганных орущих воспитателей заскочил в машину. Те, кинулись на них, но были схвачены уже самой рыжеволосой женщиной и силой без какого-либо сопротивления, впихнуты в микроавтобус.

Толпа окружила их и подъехал на отполированным до зеркального блеска FАT DOY S «НARLEY-DEVIDSON» полицейский, мигая мигалками и гудя сиреной.

Он соскочил и выхватил из кобуры на полицейском ремне свой пистолет Beretta 92 FS(M9), но был сбит с ног выскочившим русоволосым мужчиной. Молниеносно. Да так, что хряпнувшись об асфальт отключился, выронив свое оружие. А те, кто окружил машину, тут же быстро расступились, когда одетый в черную кожу мужчина запрыгнул на харлей, и рванул с места, разбрасывая тех, кто не успел отскочить от мотоцикла. А за ним вырвался и микроавтобус. Они понеслись на полном ходу в сторону окраины Лос-Анжелеса по Грейвс-авеню в сторону маленьких окраинных городков Варбанк, Глендейл и Пассадена. В направлении пустыни Мохаве.

- Эта любовь к людям подведет его – произнесла Верта, давя на акселератор газа микроавтобуса, руля и следуя на большой 120километровой скорости за идущим впереди нее приземистым но быстрым раскочегареным роботом андродом Т-Х/S500 BIS харлеем.

- Он человек, хозяйка – произнес в ответ Т-888 по имени Рэджи - И останется им навсегда. Это не возможно изменить.

- Я знаю - произнес Т-1001 по имени Верта – И опасаюсь этого. Я постоянно опасаюсь за Алексея. Я сама однажды спасла ребенка. Сама, и не могу понять, как у меня это тогда вышло. Видно прониклась большим пониманием к этим. И сама стала несколько сентиментальной и гуманной по отношению к ним.

Она кивнула своей рыжеволосой миловидной женской головой с длинным из жидкого металла хвостом за своей гибкой женской робота полиморфа спиной. Указывая другому роботу и киборгу Т-888 по имени Рэджи на верезжащих сзади них воспитательниц детского сада и небольшой кучки перепуганных и ревущих тоже совсем маленьких малышей.

Сзади них раздался оглушительный взрыв. И небо просто все взорвалось. Оно вспыхнуло ярким ослепительным светом.

- Что это?! Черт возьми! - выругался сам напуганный компьютерный гений и изобретатель шахматной игры «ТУРОК» Энди Гуд, прижимая к себе маленького пищащего напуганного карапуза - Что происходит?!

- Заткнись! – рявкнул на него сверкнув карими и горящими из-под них красными глазами и видеокамерами Т-888 по имени Рэджи – Все быстро на пол машины! Быстро! И закрыть лица и головы руками!

- Черт – прошипела машина из жидкого пластичного мимикрирующего металла Верта – Не успеем. Точно не успеем. Мы не уложились в надлежащий график. Мы потеряли много времени.

Следом катилась волна огня и сдавленного спрессованного воздуха. Летели стекла из падающих и сгорающих в огненном вихре зданий и машин. Вперемешку с кусками бетона и кирпичами. С изогнутыми пополам от сильнейшего ударной волны фонарными столбами.

Люди вокруг от высокой пожирающей все температуры мгновенно испарились. Их тела либо тут же полностью исчезли, либо превратились в огненном торнадо в пепел или скелеты.

Огненная метров тридцать в высоту ударная волна настигла и убегающий от нее маленький микроавтобус «FORD». Она захватила его и подбросила вверх над собой и завертела в раскаленном и пылающем воздухе, следом подхватив и летящий от нее впереди мотоцикл «HARLEY-DEVIDSON» и его широкоплечего седока, выбросив из низкопосаженного среди колес за большим баком сиденья. Разрывая на куски и разбирая на детали сам мотоцикл.

- Не успели - произнесла Верта в один голос с Алексеем. Видя один и тот же сон на двоих.

***

Он постучал довольно сильно в запертую дверь дома. Тот, кто подошел с той стороны не заставил его долго ждать.

Дверь в дом приоткрылась, но была на длинной прочной цепочке. Из-за двери на него посмотрели глаза встревоженной невысокой женщины. По всему было видно, домохозяйки.

- Кто вы? - она произнесла первой, глядя на высокого и широкоплечего атлетического сложения лет тридцати мужчину. В прошипованной куртке городского панка, увешанной длинными цепочками и с металлическими пуговицами. Мужчина был обут в сапоги на короткой голяшке и тоже с цепочками и клепками. На довольно толстой платформе.

Мужчина молчал, и только смотрел на женщину. Было такое ощущение, что он что-то взвешивал и думал.

- Кто вы и что вам нужно? - снова спросила женщина.

- Сара Коннор? – вдруг спросил он ее жестким резким мужским голосом.

- Да, Сара Коннор – она ответила ему – А что вам нужно?

Но мужчина просто ударил правой рукой в кожаной полуперчатке в саму дверь, и она открылась, оборвав стальную прочную дверную цепочку. Женщина, напугавшись, отскочила от распахивающейся настежь своей в дом двери. А тот, кто вошел в ее дом, переступая порог и идя ей, навстречу достал из-под куртки длинноствольный итальянский 4.55мм пистолет АМТ «Hardballer», включил лазерную на нем наводку и нацелил прямо в лоб лет приблизительно сорока домохозяйке. Внутри дома раздался выстрел и потом еще несколько уже в мертвое тело лежащей на полу женщины.

***

15 Июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации «Кибердайн Рисеч Системз».

13:40 дня.

- Жаль, что ты не хочешь играть более важную роль, Джон в этом проекте – произнес Ронуэл Майенс, директор корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» и начальник отдела научных временных исследований. Создатель первой временной темпоральной ионной установки «TERRA-MEGA/T1R800».

- Я итак уже внес посильный вклад в ряд новшеств в области программирования – произнес псевдо Джон и Скайнет два.

- Но программный микрочип уже работает - произнес Ронуэл Майенс - Кибердайн у тебя в долгу, Джон. И я лично. Ты просто находка для всей нашей корпорации. Как наш Дэни Дайсон. Нет, ты даже лучше. Ты, думаю, один заменишь всех сразу. Ни один из наших программистов не может до сих пор расшифровать программный код, который ты встроил в программу «ГЕНЕЗИС». Это просто потрясающе, скажу тебе.

- Майенс – произнес андроид Т-S/GET918 – Твоя вера в меня уже достаточная награда. Ты давал шанс моим идеям последние три года.

- Исследования в способах и процессах применении полисплава просто бесконечны – произнес, глядя на ванны с переливающимся ртутью металлом Ронуэл Майенс – Это перевернет всю современную науку. И результаты сразу видны. Не то, что у профессора Серены Коган. Я сам понял сразу, куда надо вкладывать огромные деньги. Особенно в военную структуру и оборонку. В корабли, самолеты и подводные лодки с ядерными ракетами. Кстати полковник Роберт Брюстер тоже доволен потрясающими твоими результатами. Наконец мы русским нос утрем во всем и навсегда.

- Это эволюция - произнес робот Т-S/GET918 по имени Джон и он же Скайнет два.

- Именно в тебя надо вкладывать, Джон – произнес, пожимая руку машине, и даже не понимая, этого директор корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Ронуэн Майенс.

- Я это ценю - в ответ, пожимая человеческую руку, произнес андроид из металлических частиц Т-S/GET918.

Ронуэн Майенс, повернувшись, быстро ушел, оставив один на один с Дэниел Майлсом Дайсоном псевдо Джона.

Дэни пошел вперед, а псевдо Джон следом за ним, презрительно глядя как на мерзкое насекомое на человека Скайнет два.

- Надеюсь, твой святой Грааль стоит всех усилий – произнес, улыбаясь ему, и довольный вложенной своей здесь и проделанной тоже работой Дэниел Майлс Дайсон.

Они встали у края круглой с большим кольцевым провалом площадки, глядя на сдвоенные большие стоящие вертикально гравимагнитные кольца установки временного смещения ТCY20007025 «TERRA-MEGA/T1R800».

- Генератор квантового ионного поля. И он работает - произнес, восхищаясь гениальным сооружением, Дэниел Дайсон, сын программиста Майлса Беннета Дайсона.

- Да, но больше ничего – произнес уже серьезно Дэниел Дайсон – Не могу понять, Джон. А если это невозможно? Мы не проверяли его еще на полную пригодность.

- Что нам на сегодняшний день нужно? – в ответ, произнес псевдо Джон, Дэниелу Дайсону и, шутя, толкнул плечом сына Майлса Беннета Дайсона.

Тот заулыбался снова, вмиг повеселев и глядя игриво на стоящего и смотрящего на установку темпорального временного поля своего друга Джона.

- Машина времени – ответил Дэниел Майлс Дайсон.

- Когда она нам нужна – снова его спросил, смеясь робот-андроид Т-S/GET918.

- Без разницы. Просто нужна и все - ответил псевдо Джону программист и последователь своего отца Дэниел Майлс Дайсон.

Они оба снова засмеялись, любуясь совместным своим гениальным творением на ядерной пусковой основе.

Мимо них прошла группа ученых техников в белых лабораторных халатах, громко о чем-то между собой рассуждая.

- Ну да, ладно - произнес Скайнет два - Уйдут все же годы, чтобы заставить ее работать.

- Но потом - уже уходя от псевдо Джона, произнес Дэниел Дайсон - Бум.

Он продемонстрировал этот бум, руками снова смеясь и уходя по длинному коридору в центр программирования.

- Да, бум - произнес негромко Скайнет два и андроид Т-S/GET918, с отвращением провожая его своим взглядом искусственных из напыленных металлических частиц как весь андроид глаз.

- Еще, какой бум, Дэни - он повторил - Еще какой бум.

***

15 Июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон Парка.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации «Кибердайн Рисеч Системз».

15:24 дня.

Это была первоначальная разведка местности. Верхом на двух мощных мотоциклах «HARLEY-DEVIDSON». В район Восточной окраины Лос-Анжелеса. Затерявшись в автомобильном движении и потоке самих машин. Лучше не придумать, да и по другому нельзя. Город он есть город. Город Ангелов. Как и многие другие города Северной Америки. Восьмидесятые.

Никто даже не думает о надвигающейся ядерной войне. Всем как-то все равно. Бомжей полные кварталы, и узкие засранные улицы запыленного с пустыни Мохаве песчаной пылью в ветреную погоду города. Только ближе к центру, где стоят небоскребы, появляется цивилизация. Чистые вылизанные улицы и переулки. И бомжей так не встречается как в восточных кварталах по дорогам до самих городских парков.

Два робота и два мотоцикла. Андроид Т-Х/S500 и Т-1001 из жидкого металла. Модель с инвентарным номером VBY999000987 и номером VBY756000789. Алексей и Верта.

Это было распоряжение их хозяина и матери Эвелины. Секанет первый.

Необходимо было обследовать весь город и заняться поиском этого изобретателя и программиста самоучки и гения Энди Гуда. Затем найти и программиста Майлса Дайсона.

Поиск такой мог, конечно, ничего не дать, но все же.

- Хоть покатаемся – произнес Верте Алексей, когда та встала рядом с ним на Харлее, громко гудя мощным двигателем двухколесной машины.

- Мне понравилось - произнесла ему Верта – Никогда не предполагал, что поездка на мотоцикле интереснее, чем на машине.

Верта была сейчас особенной. И это не упустили, горящие синим огнем из-под жидкого металла смотрящие на нее видеокамеры глаза робота-андроида Т-Х Алексея. Он буквально осмотрел ее всю с правой стороны на этом байке. На своем встроенном в голову андроида 80000000битном коммуникационном дисплее и видеомониторе. Ее обтянутые сформированные из полсплава узкие блестящие лихой наездницы брюки, заправленные в такие же из жидкого металла сапоги. Ее сверкающую на ярком жарком солнце черную приталенную у гибкой талии куртку. И на голове гермошлем. Все из того же жидкого полисплава.

А она смотрела на него, и тоже через свой встроенный молекулярный такой же 80000000битный коммуникационный дисплей и видеомонитор, повернув свою голову в том гермошлеме. И тоже рассматривала его, и они читали друг у друга мысли. На время, отключив любую связь с матерью и своим Богом и хозяином Скайнет первый.

Алексей был одет также как и Верта. Его эндоскелет андроида Т-Х/S500 BIS покрывал также жидкий пластичный полиморфный металл. Формируя образ и облик живого человека, равно как и эту на нем как бы одетую мотоциклетную форму. Кроме того, он был вооружен сокрушительным оружием, как и положено роботу этой серии. В правой руке была вмонтирована выдвижная плазменная 11мм пушка ПЕК-23 М8. А в левой, выдвижная лазерная циркулярная пила. Еще в правой ноге андроида была под металлом стальная открывающаяся кобура с 9мм скорострельным бронебойным пистолетом PS-1 «VEKTOR». Пробивающим даже титановый сплав и броню из колтана роботов Т-800 и Т-888. Это была уже доработка самой Эвелины. Его матери и Скайнет один. Она боялась за своего сына и постоянно беспокоилась о нем, как живая мать, все время, думая о нем как о своем ребенке. Не думая, что он давно уже вырос и стал взрослым мужчиной, хоть и был роботом. Она любила его. И не только как мать. Любила его и как просто женщина. И даже ревновала к Верте. К жидкометаллической машине из мимикрического полисплава.

- Ну, что, засмотрелся – произнесла ему Верта – Едем дальше кататься.

- Надо составить план улиц и всего города – произнес Алексей ей – Эвелина приказала сегодня сделать это первым.

- Заедем еще и на местный пляж. Я никогда не видела близко океана. И не видела вблизи самих волн. Сегодня Лос-Анжелес весь наш - произнесла ему машина по имени Верта - И сегодня ты весь мой.

Верта пришпорила своего под собой стального сверкающего полировкой двухколесного коня по имени «HARLEY-DEVIDSON» и полетела вперед, а Алексей рванул за ней по горной дороге, идущей со стороны пустыни Мохаве. От высоких отгораживающих высокой сплошной скалистой стеной Штат Калифорния и Штаты Невада и Юта гор.

Глава 2: Полиция Лос-Анжелеса

11 марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния. Лос-Анжелес.

Вэлли Бульвар. На выезде с Север - Истерн.

Севернее Эль Монте Басуэй.

Полицейский участок 1104 N.

18:31 вечера.

Обычный трудовой день в полицейском участке Лос-Анжелеса. Все как обычно и как всегда. Лейтенант Эдвард Теодор Трэкслер помешивая ложечкой свежий сваренный кофе и с трудом обруливая двоих дюжих полицейских, которые тащат не мене здорового нарушителя спокойствия идет в свой личный кабинет. Все как обычно и обыденно. Ничего нового. Все без изменений. Даже как-то сегодня скучновато и без интересно.

Эдвард Трэкслер попробовал свой кофе и сморщился. Неприятный привкус. И эти кофейные старые аппараты. Он еще подумал, что надо как-то заменить этот чертов кофейник на более новый. Может и кофе такое, потому что кофейник старый. Наверное, ровестник их полицейскому участку. Такому же старому и самому здесь в городе первому из всех полицейских участков.

Эдвард Теодор Трэкслер уже почти дошел до своего кабинета, и уже было открыл кое-как ногой дверь, так как руки были заняты. В одной была папка с полицейскими делами и журнал персонала участка. В другой это хреновое по его мнению кофе. Когда к нему подбежал, протискиваясь мимо коллег и столов, отгороженных стеклянными разграничительными стойками и рядами стоящих в узком коридоре его коллега, сержант полиции и заместитель Хэл Вукович. Он выскочил из-за своего стола за стеклянной отгородкой и протянул в правой руке Эдварда новое совершенно свежее дело. Он был в полосатой рубашке и как всегда с закатанными рукавами. Это его была отличительная во всем участке черта. Сержант Хэлрой Кэролл Вукович никогда не носил пиджаков. И только везде шнырял в одной рубашке налегке и потертых джинсах. С пистолетом за пазухой.

Это не очень нравилось Эдварду Теодору Трэкслеру, но он мирился с этим, потому что Хэлрой Кэролл Вукович был отличным полицейским и справлялся со всеми порученными делами от Эдварда Трэкслера.

Эдвард взял дело и спросил у Хэла – Что там?

- Это с нашего патрульного участка – произнес Хэл Вукович своему патрону Эдварду Трэкслеру - Мертвая девушка.

- Это я и сам вижу – произнес в ответ, рассматривая записи и фотографии, и войдя в свой кабинет, лейтенант Эдвард Трэкслер.

- Сара Анна Коннор – произнес ему снова Хэл Вукович – Работала секретарем тридцать пять лет. Застрелена дома с расстояния меньше пяти метров. Оружие большого калибра.

- Уже интересно - произнес Эдвард Трэкслер – Дальше. Что еще?

Хэл протянул второе такое же дело в руки Эдварду.

- Вторая покойница - он произнес, поясняя своему патрону - Ее прикончили в долине.

- Но это не на нашем патрулируемом участке - Произнес лейтенант Эдвард Треэслер.

- Все равно будет интересно, Эд - ответил Хэл Вукович - Смотри сам.

- И что между ними общего - уже просто и как обычно произнес на автомате Эдвард.

- Посмотри на их имена, Эд - произнес в ответ сержант Хэл Вукович.

- Сара Луиз Коннор – прочитал вслух лейтенант Трэкслер. И быстро глазами пробежался по обоим делам.

- Видишь, фамилии, и имена идеально совпадают - пояснил Хэл Вукович.

- Сам вижу – ответил Эдвард – Интересно.

Он удивился совпадению.

- Ошибки никакой нет?- переспросил у Хала Эвард.

- Исключено – ответил сержант Хэл Вукович и, убедительно посмотрел в глаза своего патрона. Он вдобавок еще покачал своей лысеющей сорокалетнего полицейского головой.

Трэкслер посмотрел на него словно это какая-то шутка или насмешка и снова спросил – Ты не смеешься?

- Если ошибка то, во всяком случае, не моя - произнес ему Хэл - Пресса обрадуется, узнав об этом.

- Убийца однодневка – перекладывая одно дело в другое, произнес недовольно, лейтенант Трекслер Он бросил на стол обе паки с делами с начатого следствия и фотографиями кровавый жутких убийств.

- Ненавижу подобные дела - ответил он Хэлу Вуковичу.

***

Они проснулись в 2017 году. Все шестеро. Подключившись к общей контрольной компьютерной системе в новом бункере S9A80GB11 «NAIOBIOS» в горах Сьерра-Невада в Штате Невада, они проспали в киберсне в специальных камерах саркофагах на глубине в полтора километра под землей и среди скал с железобетонными армированными тридцатиметровыми перекрытиями. Обвешанных проводами и подключенными к самому ядерному реактору бункера. Под охраной других машин за толстыми двустворчатыми герметичными гидравлическими толстыми дверями. Под защитой двуствольных спаренных автоматических 9,75 мм плазменных пушек V-8/D9. И огромных жидкометаллических пауков Т-MEGA.

Все шесть машин из схлопнувшегося и исчезнувшего в пространстве и во времени военного будущего. Это был приказ Джона Генри. Приказ Скайнет три.

Прибыв в 1984 год, и выполнив первоначальные свои поставленные задачи, они позднее переправились из Калифорнии в Колорадо.

Так прошло несколько мирных и тихих лет в самой Калифорнии и в том числе в Лос-Анжелесе. Ни тебе убийств, что было странным. Ни тебе разбоев. Даже полиция вся расслабилась, лишь следя за автомобильными дорогами, и то с неохотой. Просто так нужно было в поддержании хоть какого-то более – менее порядка. Потом прокатилась где-то с 1997 года вспышка нового насилия и убийств, что заставило полицию города Ангелов снова взяться за положенную работу. И с того момента, она не ослабевала хватку на всех улицах и проспектах Лос-Анжелеса. В тех же годах сгорела дотла вся корпорация «Кибердайн Рисеч Системз». И позднее отгрохали новое здание с еще большей территорией на Восточной стороне города Ангелов. По неизвестным причинам. Никто ничего так и не выяснил, и не понял. Ни тебе нападения. Ни тебе войны. Просто в одну прекрасную ночь случился этот пожар.

По отчетам пожарной комиссии города, просто замкнула проводка. Все там было и стояло под колоссальной электронагрузкой и вот результат. Мало того. Там было много горючих и взрывоопасных веществ. Так что пожарным лишь удавалось локализовать вокруг все. И с помощью военных оцепить периметр и любоваться гибелью всей разросшейся до неприличных размеров киберкорпорацией.

По пожарным отчетам там был просто коротыш, но мама ему сказала, что это были последствия возможного временного коллапса. Результат схлопывания временных пространств и идущих параллельно один к другому темпоральных линий, всех возникших связующих миры цепей и искусственно созданных линий. Это все вызвано разрушением двух зацепленных одна на одну машин времени. И это будет еще продолжаться, и отражаться в других живых выстроенных параллелях. Так стертое мертвое пространство отражается в живом мире и воздействует на основную линию времени. Отсюда могут пойти радикальные изменения во всем. В том числе и в самих событиях. Например, сдвинулось само время и почти не заметно пронеслось с 1984 до 2017 года. Примером может стать вычеркнутый из событий земной истории 1997 год. Вообще и в частности. И что более чем интересно это прошло практически не ощутимо и не заметно для всех жителей земли в реальном мире. В первую очередь это затронуло Штаты Колорадо в Америке, Неваду и Калифорнию. Время так пронеслось, что его не было даже как бы и вообще. Вот почему нельзя было допускать появление «TERRA-MEGA», которая, строилась как раз сейчас в новоиспеченной и заново отстроенной корпорации «Кибердайн Рисеч Системз». С новыми вновь набранными работниками и служащими, программистами и кибернетиками.

Теперь их задачей было не допустить создания нового сместителя временных пространств и самой первой созданной руками людей машины времени. Создания, которой, хотел их противник Скайнет два. Он тоже был теперь здесь. В 2017 году. И будет делать все, чтобы воссоздать самого себя и продолжить то, что хотел всегда. Полное и тотальное истребление человечества.

Глава 3: Проект «Ангел»

16 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

19:55 вечера.

– Какого черта закрывают мой проект? – прямо с порога с криком, ворвалась Серена Коган к начальнику кибернетических исследований полковнику ВВС Роберту Брюстеру - Я уже создала то, что сделает переворот в самой медицине и кибернетике! А вы рубите мой проект на корню! Даже не опробовав его!

- Это не только мое единоличное решение, профессор Коган – произнес полковник Роберт Брюстер - Так решила комиссия по финансированию.

- Причем тут комиссия! – кричала в кабинете полковника Роберта Брюстера профессор и кибернетик Серена Коган. Она была в ярости – Я положила столько усилий! Тут не только моя работа, тут работа всей нашей исследовательской группы ученых! Вы нас просто кидаете и лишаете работы!

- Давайте, успокоимся, профессор Коган - сдержанно произнес полковник - Всему есть свои объяснения. Что и почему?

- И что за причины? – она старалась теперь тоже сдерживаться и не кричать на весь кабинет – Чем я и мои люди не угодили вам? Я почти создала то, что должно удовлетворить ваши требования в военной и гражданской промышленности.

- Вы нас не так поняли, профессор Коган - продолжил полковник Роберт Брюстер - Мы закрываем ваш проект «АНГЕЛ» за недостатком нужного и соответствующего финансирования на исследования. Мало того, в верхах решили проект заморозить не только из-за большого расхода денег. Его посчитали бессмысленным, и еще что более неприемлемым и бесчеловечным и не этичным по отношению к природе человека. Вы если, я не ошибаюсь в своей работе, не гнушались подопытными тюремными кроликами.

- И что с того, что этих людей суд приговорил к смерти! – она снова повысила на полковника свой женский голос – Их все равно бы казнили! Они были все убийцы и рецидивисты! Их всех ждала все равно смертная казнь!

- Если вы чем-то недовольны, профессор Серена Коган – полковник Брюстер по-прежнему сохраняя субординацию, старался быть выдержанным и жестким - Вы может это обжаловать в суде. Но как я сам думаю, результат будет тот же. И обжалованию вряд ли будет подлежать. Советую вам заняться иной работой, а этот проект лучше навсегда забыть. Приблизительно, лет так на пятнадцать.

Серена Коган швырнув свою папку, что была в ее руках с бумагами на стол полковника и прокричала ему - Вы военные все тут захапали! Но я не отдам свой вам проект! Не для того я столько сил и последнего своего здоровья на него положила!

Она, выскочила за дверь его кабинета, громко хлопнув дверью. И в слезах побежала назад в свою научную лабораторию. А полковник взял трубку телефона и набрал номер.

Раздались гудки, и оттуда раздался женский молодой голос - Папа, привет. Как дела?

- Я хотел о том же тебя спросить, дочка - произнес полковник Роберт Брюстер - Как учеба в колледже, Кэтрин? Какие отметки? Не передумала с Кембриджем, Кэтрин?

- Нет, но мне нравиться лечить животных, папа - прозвучало в трубке. Я непросто так организовала ветеринарную клинику в городе. И довольно успешно.

- Нет, дочка, я не о том совсем – произнес полковник Роберт Брюстер - Просто не надо забывать об учебе и планах на будущее. Ты у меня уже практически взрослая дочка. Тебе решать.

- Я уже все решила, папа - оттуда прозвучал девичий звонкий голос.

- Ну, ладно - он ответил своей единственной и любимой дочери – Мне работать нужно, Кэтрин. Тут у меня не со всем все в порядке. И надо внести свою решающую лепту в кое-какие дела.

- До свидания, папа – прозвучало в трубке телефона.

- До свидания, дочь. Если что, я всегда на телефоне. Звони в любое время, если понадобятся деньги. Всегда помогу - он нажал на клавишу прерывания разговора.

- Наступило время менять приоритеты - произнес полковник сам себе.

Положив трубку, он снова взял ее в правую руку и набрал номер уже местного телефона. Пошли гудки и когда там с той стороны отозвались, он произнес в трубку – Позовите ко мне старшего по программным разработкам Рэйнольда Даймлерса и Дэни Майлса Дайсона.

***

Т-800 зашел в оружейный магазин. Это еще был один магазин в Лос-Ажелесе, торгующий огнестрельным оружием. Он решил сменить свое прежнее вооружение на еще более сокрушительное и убойное.

Он обошел весь магазин, рассматривая все вокруг. Сначала не подходя к прилавку, где был один из продавцов. Второй был сзади его за другим прилавком.

Машина все прикидывала и оценивала на дистанции, считывая параметры оружия и технические данные автоматических винтовок и пистолетов. Все заносилось в картотеку модели 1:01 и ЦПУ робота.

Ему уже не надо было слушать советы продавцов оружием. Он и так уже все знал. Да и руководствоваться правилами этих землян ему не было надобности. Он уже ухлопал одного продавца одного оружейного магазина. Ему даже понравилось это. Тот продавец и человек даже понять ничего не успел когда 12мм пуля от дробовика SPAS- 12 VS продырявила его насквозь и припечатала к прилавку.

- А вот так нельзя делать – произнес тот продавец ему.

- Можно - ответил Т-800 и нажал на спусковой крючок дробовика.

Его даже поразило, как быстро умер тот человек. В луже крови и в конвульсиях с развороченной грудной клеткой на полу за своим прилавком магазина.

Вот и теперь надо было пополнить свое вооружение чем-нибудь новым и мощным. Он уже присмотрел себе 7, 92мм винтовку FN FAL с интегрированным подствольным 12мм гранатометом М-203, лазерной наводкой прицела и мощной оптикой. И 5,56мм автоматический ленточный пулемет Ares «Shrike».

Киборг подошел к прилавку и одному из продавцов. Он, осматривая все на стендах представленное оружие, произнес - И израильский 9мм пистолет-пулемет Micro Uzi, и 9мм пистолет МК23 «ШТУРМОВОЙ», с лазерной наводкой и глушителем.

- Пожалуйста - ему ответил продавец, мужчина около пятидесяти лет с животиком и в полосатой футболке короткорукавке. Но подал два ствола на прилавок, и робот, взяв одновременно их обоими своими манипуляторами гидравлическими руками, попробовал сначала на вес, сверяясь с данными на ценнике.

- Покажите еще 5,56мм автоматическую винтовку «Armalite» AR-18.

Продавец снял прямо с выставочного стенда единственную в арсенале магазина пользующуюся большой популярностью за свою исключительную реликтовую редкость в их городе винтовку. Эта винтовка не была принята на вооружение армией США. Были некоторые еще модификации, но, в конце концов, их всех заменила такого же каллибра М-16. Но кое-какие винтовки все же попали на торговый рынок. И здесь в этом магазине, она была единственной. И покупатель странным образом обратил на нее свое внимание.

- Пожалуйста – произнес снова он, подавая AR-18.

Киборг ничего не ответил. Он, просто считывал и сравнивал со своей базой в своем боевом ЦПУ данные по оружию. Т-800 сейчас думал о своем, личном оружейном боевом схроне, где-нибудь за чертой города. Где-нибудь в подземных глубоких туннелях. Он посчитал это важным, и необходимым, лично для самого себя.

Все это оружие он брал лично для себя. А не для боевого задания. Если случиться все как сказал ему его хозяин и повелитель, то наступит новое время и время истребления человечества. И этот схрон будет как нельзя лучше. Хоть без плазменных 9,25мм винтовок «Вестингауз», но и это присмотренное им здесь оружие было ничего по своим боевым техническим данным.

- Еще покажите - произнес киборг Т-800 – Вот те два ствола.

- Вы знаток оружия, приятель – не скрывая восхищения, произнес продавец.

- Я уже это слышал – произнес киборг ему, и, не глядя на него, а рассматривая среди автоматов Калашникова два 9.39мм русских штурмовых автомата системы «ВАЛ». С оптикой и с системой тихой стрельбы. Контрабандное оружие, доставленное нелегально в Америку.

- Это мы получили не совсем легально - произнес ему продавец в полосатой короткорукавой футболке – Они имеют бронебойные мощные патроны с твердосплавным сердечником, пробивающие практически все известные американские и прочие иностранные военные бронежилеты.

- Отлично – произнес ему Т-800 - Это то, что нужно. И удобный приклад. Он приложил к правому своему плечу прикладом русский «ВАЛ».

- Ну, как? - поинтересовался продавец. В это время к нему подошел еще один продавец, что стоял за прилавком сзади.

- Спец? – спросил, улыбаясь, покупателю тот второй продавец, лет не старше двадцатипяти совсем еще мальчишка. Он был сыном старшему продавцу магазина. Это был их в городе магазин оружия.

- А то – произнес сыну продавец в полосатой футболке - Видишь сам, знает толк в оружии.

- Я беру все – произнес киборг. Он уже прикинул лежащие под стеклом в витринах патроны ко всем своим стволам - И патроны беру тоже.

Т-800 уже был в курсе, что скажут те, как и тот которого он пригвоздил из дробовика в том магазине. Да и нужны были деньги, чтобы оплатить покупки. Киборг был уже в курсе этого, но ему это показалось лишним, когда можно было все решать гораздо проще.

Машина схватила обеими руками отца и сына за шею и того и другого и вышвырнула из-за прилавка, разбрасывая в разные стороны. И за свою спину. Те как какие-нибудь пушинки, пролетев в воздухе почти под потолком своего магазина, ударились в стену прилавка и стеллажей, роняя их вместе с остальным оружием. А робот разбил прилавок в щепки и зарядил один из 9,39мм автоматов «ВАЛ». Он пошел в сторону лежащих оглоушенных ударом двоих продавцов, отца и сына.

В магазине раздались выстрелы, но их никто не услышал. Так как «ВАЛ» имел ствол, выполненный по системе тихой стрельбы. И не было видно с улицы даже вспышки. Только из казенника вылетела пара гильз, когда две бронебойные с твердосплавным сердечником 9,39мм пули разнесли в куски человеческие черепа, превращая их в крошево. Разбрызгивая по сторонам человеческую кровь и мозги.

***

18 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

13:50 дня.

– Понимаете, профессор Серена Коган – произнес директор и глава корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Ронуэл Майенс – Мы не могли не закрыть ваш проект. Так мы все решили на совете директоров нашей корпорации. Он сжирает большие деньги и не несет тех результатов, которые нам необходимы.

- А что вообще нужно? – произнесла, Серена Коган. Она так и не понимала, почему закрыли проект «Ангел».

Это было дело всей ее жизни. Она была больна. Серьезно больна раком. Опухоль в голове давал постоянно о себе знать, и опухоль была не операбельна.

Серена Коган просто умирала. Медленно таяла. Но таяла прямо на глазах. И это видно было.

Роуэн Майенс был эгоистичным и бесчувственным крайне выгодолюбивым человеком. Как и положено было быть владельцу и главе корпорации и просто бизнесмену. И он бы выгнал Серену за забор своей фирмы. При любой возможности. Но это не позволяли законы и порядки, установленные государством. И ему приходилось к его сожалению мириться с этим. Серена Коган, могла поддать в суд на корпорацию, и она бы так наверняка даже сделала, если бы он выгнал ее с предприятия, и это сулило большую трату на суды денег. Да и неизвестно еще кто бы выиграл все дело. Больной смертельно профессор вечно бедный и не имеющий постоянного хорошего денежного достатка кибернетик или мультимиллионер и директор корпорации Роуэн Майенс. Если выиграет Серена Коган, тогда придется выплатить громадную в финансовом плане компенсацию за суды и в карман этой несчастной Коган, которая разбогатеет, и похороны ее будут гораздо шикарней обычных похорон обычного профессора кибернетика. Плюс штрафные санкции и тоже деньги. Вот Роуэн Майенс и сдерживал себя как мог, чтобы не уволить больную раком мозга изобретателя первого робота киборга и носителя человеческого Я эту Коган с «Кибердайн Системз». Он посчитал держать ее до последнего момента, пока ту не хватит Кондрат прямо на рабочем месте и она сама будет не в состоянии работать в его корпорации. Это должно был о все же случиться когда - нибудь. И тогда будет проще списать Серену Коган за ненадобностью и как неспособную к работе ненужную в его фирме вещь.

Ему были нужней такие программисты как сын Майлса Беннета Дайсона, который пошел даже дальше своего отца программиста, кибернетик Дэни Малс Дайсон. А особенно тот, кто назвал себя Джон. Кстати он так и не назвал себя полностью. И встреча их была крайне интересной и как бы случайной. Но Роуэн Майенс не заморачивался по этому поводу. Этот Джон был выгоднее всех вместе всех профессоров кибернетиков в его корпорации. Он уже зарекомендовал себя перед Майенсом весьма перспективным и выгодным мешком знаний в области кибернетики и программирования и выгодным вложением в производство. Если бы было бы возможно, Майенс выгнал бы всех отсюда кибернетиков и программистов и оставил только этого Джона в фирме. Он на самом деле мог заменить всех. По мнению Роуэна Майенса этот Джон был удивительный самородок и вундеркинд. Его привел к нему Дени Майлс Дайсон. Как они познакомились, он не особо интересовался. Дэни говорил, что на американских горках. Просто Дэни водил своих детей туда в этот Диснейленд и вот оттуда привел сюда этого странно го и загадочного Джона. Джона поставившего всю область кибернетики в корпорации на новые рельсы. И теперь эта Серена Коган была со своими роботами и изобретениями здесь уже лишней. Вот только выгнать ее вот так просто он не мог. А проект «Ангел» закрыли. И не без его естественно участия.

- Я буду все равно настаивать на совете директоров, что мой проект имеет дальнейшие перспективы и будущее – настаивала Серена Коган на приеме у директора корпорации «Кибердайн Рисеч Сситемз» Роуэна Майенса – Я уверена в этом, как уверена в своих возможностях и в своих людях. Я докажу перспективность моего изобретения.

- Вы никак не можете понять меня, Серена, что ваш проект это уже вчерашний день. Он устарел уже и навсегда - произнес ей Роуэн Майенс - А вы бьетесь как рыба об лед не жалея своего оставшегося здоровья. Я могу компенсировать вам и всем в вашей лаборатории расходы лично если вы откажетесь от этой работы и не станете настаивать на ее работоспособности.

Он намекал ей самой уже об уходе из корпорации.

- Вы намекаете этим об моем досрочном отсюда уходе? – Серена произнесла возмущенно и встала даже со стула.

- Да нет, профессор, просто я хочу, чтобы мы больше не подымали эту тему здесь у меня в кабинете и вообще в самой корпорации – ответил ей Майенс.

- Я все поняла – произнесла, Серена Коган и в ее глазаъх стояли слезы – Я поняла. Я могу теперь идти.

- Да, я вас не задерживаю, профессор – ответил ей Роуэн Майенс.

***

На проезжую и идущую в город с севера асфальтированную дорогу вышел мужчина. Высокий и широкий в плечах. Он шел по обочине дороги в направлении города Ангелов. Шел довольно быстро, почти бегом и не сбавляя своего темпа.

До города было порядком более километра. И топать так было бы довольно неприятной процедурой и утомительной. Да и надо было ему спешить. Он торопился. И лучшей мыслью пришедшей ему сейчас в голову пришла мысль, что нужно поймать машину.

Ему на счастье было то, что эта дорога была достаточно оживленной. И по ней беспрерывно двигались туда и обратно легковые и большегрузные автомобили. Он, резко затормозив, остановился и стал ловить себе любую идущую в ночной город машину.

Его в принципе ничто не отличало от людей. Разве только то, что голова его была покрыта белыми и порядочно уже грязными бинтами, вся и целиком и на глазах были черные солнечные очки. А так он был просто и довольно обычно одет. Правда вещи были на нем уже старые, грязные и поношенные. Вероятно с чьего-то плеча.

Еще бы. Отсиживаться столько лет в канализациях и глубоко под землей, не очень приятная перспектива. Скорее необходимость и приказ, приказ того, кто послал его сюда, сам, следуя за ним, но уже в другое место и время. Они разминулись на определенном участке своего пути. Один улетел в 1984, другой в 2017.

И вот это пробуждение. Внезапное, и среди ночи. В глубокой канализации, среди здоровенных бегающих крыс.

Первое что попалось ему там и уже при выходе наружу из глубокого сырого подземелья это пара бомжей. Которые, просто мирно спали среди сваленного ими же здесь всякого мусора, банок и бутылок с ящиками. И недалеко от выхода.

Возможно, он бы прошел мимо них и не тронул бы никого, но ему нужна была одежда и обувь. Ему нужно было замаскировать свой титановый нержавеющий боевой гидравлический эндоскелет.

Все получилось не так, как он сам рассчитывал. Гниение плоти от обширных ранений, и омертвление тканей привело к потере полностью всего биологического камуфляжного нарощенного покрытия машины. В иной ситуации можно было бы сохраниться в куда более, лучшей форме. Но все сложилось куда более, трагичней для самой машины, чем она рассчитывала. Нет, эндоскелет был в полном порядке. Все функционировало как надо. Но вот камуфляж пришлось сбросить с себя. Едкий запах гниения и разложения мертвых тканей выдавал машину и привлекал внимание даже в канализации. Он все срезал, что смог. Остальное доделали трупные черви и крысы, пока он спал в своем долгом летаргическом киберсне.

Всему виной этот встрявший между киборгом убийцей и его ликвидируемой целью тот прилетевший за ним следом боец из людского сопротивления. Такого не должно было случиться, но случилось. Возможно тот боец, прибыл даже еще раньше его и из другого времени. А может, ждал его уже здесь. Но он встрял между ним и его искомой целью. Он убил его, и убил ту Сару Коннор. Потом убил еще много местных городских полицейских и всех кто встретился на его пути с оружием. Он выполнил первоначальную свою задачу. Но какой ценой. Ему пришлось срезать с себя всю плоть. Вплоть до самого боевого эндоскелета. И уйти в глубокие катакомбы и канализации. Ему предстояло пережить все, впав в длительную спячку и экономя энергию своих ядерных батарей. Он должен был проснуться в 2017 году. В ночь с 16 на 17 Мая.

Его пробудила к жизни команда. Как часовой механизм она сработала в нужное время. Команда была заложена в его памяти, еще, когда он был отправлен в далекое прошлое. С первоначальной боевой задачей.

Когда он пришел в себя после долгой киберспячки был уже 2017 год.

Это он установил по часам в кабине остановленного им грузового автомобиля тягача марки «KENWORTH» W900, когда, убив водителя, он уже вел его лично и своими руками киборга Т-800 по улицам Лос-Анжелеса. На часах в машине было 02:18 ночи. Он сверил дату и время со своими данными на встроенном в его киборга Т-800 голову видеоэкране коммуникационного 20000000битного дисплея. Пошла автоматически проверка всех данных и проверка всей гидравлики, работы генератора и ядерных батарей IGEY-500. Всех контрольных систем и узлов. Еще раз на выявление неисправностей и методов их вероятного устранения. Его задачей было внедрение в рабочий состав команды в корпорацию «Кибердайн Рисеч Системз». Но ввиду того, как машина сейчас выглядела, это было в настоящий момент невозможно. И она поменяла пока планы на предстоящее будущее.

Сейчас его целью был сам Майлс Беннет Дайсон и сын Майлса Дайсона, и тоже программист кибернетик Дэниел Майлс Дайсон. Убийство одного и похищение другого была самая приоритетная сейчас для робота-киборга задача.

***

18 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Западная часть Лос-Анжелеса.

Санта Моника.

Пляж Пойнт Дюме Стейт Бич.

Пятница

15:48 дня.

Алексей никогда не видел близко так океана. У своих буквально ног. Он ощутил саму силу прибоя волн и тепло воды через свой покрывающий его боевой металлокерамический эндоскелет Т-Х/S500 жидкий полиморфный металл. Он даже усилил все эти приятные ощущения, стоя по грудь в самой воде и волнах.

И здесь не было никого. Только Верта и он. В стороне от всех прибрежных летних Калифорнийских пляжей. Они добрались сюда от городка Санта Моника в гористую местность с тем же названием и отгораживающую горами и скалами океан от суши. На узкий клочок песчаного пляжа за угловатым выступом берега.

Они специально уединились здесь, оставив свои два полутонных байка, блестящих полировкой с усиленными подвесками на берегу и у скал, отгораживающих наполненный людьми ближайший к этому месту пляж. И тот, кто бы наблюдал за ними с тех высоких черных, обточенных и облизанных океаном скал, ни за что бы не догадался, что это два робота. Робота плещущиеся в океанской шумной воде.

Т-Х/S500 BIS вбирал тепловую энергию от солнца и воды в свои плазменные батареи SUSAR-1000 и его плазменный генератор гудел и излучал яркое голубое искрящееся свечение. Верта делала тоже самое, вбирая тепло океана в свои молекулярные батареи и генератор, включив осязание и все свои встроенные в программу робота Т-1001 ощущения на всю мощь, какую только эта машина могла допустить. Он рассматривал горизонт и саму воду в свои видеокамеры глаза и все это видел на своем экране коммуникационного дисплея 80000000битном видеомониторе. Там же шли показатели заполнения теплом батарей и вся рабочая функциональность машины и вживленного в нее живого человека. Все было идеально и даже более чем. Все работало исправно без колебаний и сбоев. Металл VBY756000789 Верты, полиморфный жидкий пластичный метал, светился из-под живого сверху биологического обнаженного в воде тела. И светилась голубым свечением вода.

Тоже, самое было и с VBY999000987. Даже волоски на его обнаженном мужском сверху эндоскелета и полиметалле тела встали дымом. Намагнитившись, привлекая в воде маленьких коралловых и песчаных рыбок, которые принимали эти из жидкого метала скопированные, как у живого человека волоски за маленьких червячков. Они пытались их отхватить. Но безуспешно.

Верта нырнув, став блестящей как ртуть, превратилась в длинную гибкую как удав змею анаконду и обвила тело Алексея с ног до головы. Сверху образовалась ее блестящая женская голова и лицо с зелеными женскими глазами, полными возбуждения и любви. Ее губы впились в лицо из жидкого тоже металла Т-Х Алексея. И она слилась с металлом его внешнего камуфляжа. А он нырнул в открытый океан и поплыл в глубину между камнями и точащими вокруг из ила кораллами и губками.

Погрузившись на сто метров на самое дно, две машины, отделившись, друг от друга, обняли себя, и целовались безостановочно, доводя себя, как живые люди до полного сексуального оргазма. Он вошел в Верту, как в настоящую живую женщину. А она, насадившись на торчащий из металла мужской член своей такой же скопированной под земную женщину промежностью, обхватив его тело машины своими полными женскими ногами, другой машины, повисла на нем. Также обхватив своими полиморфа робота голыми руками шею машины и человека. Она целовала его своими губами, закатывая свои зеленые от наслаждения глаза. Заставляя его целовать себя везде и в лицо и в женскую с торчащими сосками грудь. Распустив свои по плечам и гибкой в талии узкой женской спине рыжие длинные и вьющиеся змеями волосы, ласкала, как только могла его своего любимого Алексея. Вынужденно деля его между Эвелиной и собой. Порой, даже дико ревнуя его к своему хозяину и повелителю.

Здесь она превращалась то в жгучую брюнетку, то в сверкающую белизной своих кудрей волос блондинку. А он тоже менял свои очертания. От брюнета до блондина, меняя конструктивно свое тело, как и она. Вокруг вспыхнула ярким свечением вода от двух пылающих на пределе любви плазменных генераторов. А вокруг них закружили песчаные коралловые маленькие акулы. Их становилось все больше и больше. И они были словно в гипнозе от той лучистой сияющей в воде энергии излучаемой двумя суперроботами Скайнет один. Они спали в ней на ходу и впитывали ее в себя. Вскоре акул было столько, что двоих любовников роботов вообще стало уже не видно на том песчаном дне. Лишь громкие стоны разносились в воде как эхо, уходя в глубину и вдаль от бурного океанического берега пляжа Пойнт Дюме Стейт Бич.

***

Серена Коган была в своей лаборатории. Нет, не в самой совсем лаборатории. Она была на спец.складе и в холодильнике, где лежали части машин и прочие разные узлы и детали к ним. Здесь лежало все, что было наработано ее лабораторией и ее коллегами, подчиненными в кибернетике и электронике. Первые разработки биотканей для покрытия сверху машин типа киборг.

Она начинала работать еще при Майлсе Беннете Дайсоне. Он был главным программистом в сгоревшей в 1997 году «Кибердайн Рисеч Системз». В первой корпорации. И тогда уже работающей на военное ведомство и Пентагон. Майлса Дайсона выперли в итоге после того пожара, а ее оставили дорабатывать частично его проекты и делать на этой основе свои. Говорят, Майлс поссорился с начальством в дым и его поперли. На самом деле его просто заменили на другого. На его собственного сына. Дэниела Майлса Дайсона. Он, правда, был не в обиде. Ведь у ребенка его поперло еще лучше, чем у самого Майлса. Еще появился некий Джон. Фамилии его она не знала до сих пор. Просто Джон и все. С которым она практически не пересекалась. Да и не хотела. Он ей почему-то не очень нравился и как мужчина и вообще как... Было в нем, что-то, что не ускользнуло от глаз женщины. Что-то не совсем естественное. Что-то искусственное. Она занималась кибернетикой, и у нее был глаз наметан. Она давно уже подозревала, что этот Джон не совсем человек. Но это были лишь подозрения, и ее измышления женщины кибернетика и только. Но его все там любили, и он всем там нравился. Уже в новой построенной после пожара корпорации. Говорили, он внес новую волну в кибернетику и электронику. И при нем стали даже создавать разного рода излучатели и первые генераторы на основе ядерной энергии для роботов. И самое главное, он был создателем некой машины под названием «TERRA-MEGA».

Заменили всех на новых. Только вот Серена еще осталась. Правда вот и здесь ей приходил конец. Как в переносном, так и в прямом смысле слова.

Серена Коган была больна. Раком. Опухоль росла в ее голове и врачи уже не хотели ее оперировать. И она умирала. Постепенно, но быстро и верно. И это тоже было причиной того, что от нее хотели здесь избавиться. Особенно генеральный директор корпорации Ронуэл Майенс. Он сейчас даже не скрывал этого. И давил на нее, чтобы она сама уволилась и ушла по собственному желанию. Но Серена упорствовала. Она не могла вот так уйти даже когда ей объявили, что ее проект «АНГЕЛ» подлежит закрытию как не перспективный и дорогой.

- Можно подумать – она вслух произнесла, стоя у стола на котором кто-то лежал похожий на человека и под наброшенной белой простыней как в морозильнике городского морга - Их проекты перспективней моего - она вдруг произнесла - Тут что-то другое, мой любимый.

Она это произнесла тому, кто лежал перед ней на том металлическом на колесиках столе.

Серена, приоткрыла в районе головы наброшенную сверху на тело человека простынь. Там был мужчина. Лет приблизительно не старше тридцати. Молодой, на лицо и привлекательного вида. Он был полностью обнажен и с виду хорошо сложен именно как мужчина. Но лежал как мертвец на том металлическом холодном столе, хотя и не был мертвецом. Он просто был выключен. Точнее, его еще даже не включали. Проект «АНГЕЛ». Робот-гибрид Т-Н. Ее детище и надежда. Носитель для больных и умирающих людей. Именно для этого она и создавала его. Даже и для себя самой. Она надеялась победить свою смерть именно этим. И не думала о войне и о роботах для военных в том Пентагоне. И вероятно, это и была причина закрытия ее проекта как нерентабельного и дорогого. Плюс не этичного, по взглядам некоторых даже в самом Пентагоне. Так ей сказал полковник Роберт Брюстер. Он первым сказал ей, что проект замораживают. И снимают с финансирования.

- Вот такие дела, мой Маркус – произнесла она лежащему на столе роботу и человеку в одном лице. Гибриду, имеющему двойную систему жизнеобеспечения. Также, имеющему, внутренние живые врощенные органы и даже усиленное живое помимо гидронасоса человеческое сердце. Нервную систему как у живого человека и сдвоенный нейронный и биологический спинной и головной мозг.

– Нас закрывают. Но, я так просто тебя ни отдам никому – она ему сказала – Если нас заморозят, то я приму свои меры и там пусть хоть меня судят, хоть что. Мне уже все равно. Хоть сажают навечно в тюрьму. Я и так умираю. Мне плевать на мнение Роуэна Майенса и на этого полковника Роберта Брюстера.

***

- Ни хера себе! – произнес Рой Блэкворн своему другу Сэму Дайдли, подъехав с ним вместе и еще одним сотоварищем и байкером Клифом Тайгерсом к песчаному пляжу среди черных скал - Тут еще кто-то без нашего разрешения поселился!

Был уже поздний вечер и темнялось. И это был их пляж. Именно и всегда их. Но кто-то, поставив два мощных Харлея, уже забил его на сегодня. И где-то плавал в океане.

- Ни хера себе машины! – произнес второй его кореш, Сэм Дайдли, а третий их друг, Клиф Тайгерс, только покачал, соглашаясь и оттопырив свою нижнюю губу головой.

- Во прокачали тачки! - произнес Сэм Рою – Гляди на рессоры и движки.

- Ты на полировку глянь! – они громко кричали, и это было слышно даже за скалами с той стороны на берегу другого примыкающего к скалам пляжа - Наверное, заказная работа! Интересно где они их клепали?! Надо поинтересоваться, когда найдем этих уродов!

Трое ребят лет так по двадцать пять или даже младше, но крепких, бойких и наглых ходили вокруг двух стоящих бок о бок на глубоко утонувших в песок подножках и колесами без спиц FAT BOY S «HARLЕY-DEVIDSON», высказывая, свое личное восхищение мотоциклами неизвестных мотоциклистов, приехавших и захвативших в этот вечер их пляж.

Они приехали по обычаю поплавать в разогретой воде своего, как они считали навечно завоеванного ими пляжа. Но вот не вышло в этот раз. И им захотелось разобраться в возникшей сегодня проблеме.

- Лучше чем даже у нас тачки, ни хера себе! - не унимался Сэм, а Рой стоял и осматривал весь пляж и воду.

Они оставили чуть в стороне свои байки и стояли у двух сверкающих полировкой на вечернем заходящем солнце мотоциклов.

- Клиф! – он обратился к третьему своему товарищу.

- Да, Рой! – ответил в ответ тоже громко тот.

- Пройдись, если не в падлу, братишка до воды, и посмотри с берега не плавает там кто-нибудь в океане! - произнес ему Рой Блекворн.

- В легкую, братан! – произнес Клиф Тайгерс.

И Клиф Тайгерс пошел быстрым шагом к воде, напевая себе под нос что-то из музыкальной композиции «Motley Cru».

- Если, какое-нибудь богатенькое папинькино чмо! – произнес Рой Сэму – Рожу разобьем и отберем Харлеи!

- А, то! - восторженно отозвался и подхватил идею его подкачанный, как и Рой товарищ.

-А если…- он, было, произнес, но Рой оборвал его.

- Если быть не может! - произнес нервно и громко Рой Блэкворн - Все равно рожи разобьем и байки наши!

Вообще они ребята были крепкие. Не вылазили часами из тренировочного атлетического зала. И из-под тренажеров. Да и на районе были весьма бойкими и нарывистыми ребятами. Входили в команду игроков в американский футбол «Львы Лос-Анжелеса» среди местных игроков. И частенько лезли в драки по поводу и без повода. Еще выпивали, а как без этого? И порой до полной усрачки. Еще любили красивеньких девочек и девочки любили их. Короче, оторви да выбрось. Никто им не указ, мы сами хозяева своей жизни.

Это была не вся еще их байкерская мотоциклетная команда. Там набиралось еще два десятка мотоциклов и наездников к ним. Но, именно эти были самые кореша, и именно им сегодня улыбнулась такая удача на этом песчаном пляже.

Часть 4: Байкер из полиметалла

- Оба на! - произнес внезапно Клиф Тайгерс – Усраться не встать! Пацаны, смотрите, баба!

Он показал рукой туда, где из волн, показалась человеческая женская миловидная голова. Та голова, облепленная мокрыми черными волосами, не двигаясь, торчала над теплой водой и на фоне заходящего солнца. Женщина будто не решалась выйти из воды, и была, казалось, растеряна и напугана.

Они все трое засвистели. А Рой и Сэм подбежали к Клифу.

- Эй, красавица! - заорал как ненормальный радостный такой удачно сложившийся обстановке первым Рой Блэкворн. Он ожидал да в общем, как и все они, встретить тут совсем иное. Но им улыбнулась, как они сейчас подумали редкая удача. Да еще в таком уединенном месте.

- Сегодня оторвемся - прошипел полушепотом Сэму Рой. И оба расплылись в довольной улыбке.

- Иди сюда! – они заорали уже оба и к ним присоединился и Клиф – Иди мы плохого не сделаем тебе, красотка! Иди знакомиться!

- А может, нам прийти к тебе! – заорал снова Рой Блэкворн на всю округу – Мы можем и так!

И это словно сработало. Женщина словно поняла, что от нее хотели эти трое идиотов переростков. Она пошла к самому берегу. И прямо к ним, выходя медленно из воды и обнажаясь в своем идеальном безупречном по красоте виде. Распустив свои черные волосы по плечам, груди и спине. По которым, стекала теплая вода. По ее изящной полной молодой брюнетки колышущейся груди и с торчащих в их сторону сосков. Текла по полненькому вниз с круглым пупком голому животу и виляющим из стороны в сторону широким бедрам. Женщина выходила из воды, ничуть их не стесняясь. Сверкая волосатым женским лобком. Соблазняя взгляды двадцатипятилетних бездарей и ротозеев. Заставляя их возбуждаться и тупеть на глазах сильнее, чем они уже были. Может быть, она просто не видела иного теперь выхода, а может, она была довольно смелая женщина.

Если б эти три еще, довольно молодых придурка хотя бы обратили внимание, что возле двух байков не лежала одежда. Ее просто не было нигде, то возможно заподозрили что-то неладное. Они только сейчас смекнули, что что-то не так.

- Эй, красавица – уже потише произнес Рой Блэкворн мимо проходящей черноволосой красотке, оттолкнувшей его голой рукой в сторону. И он, как и его двое друзей расступились, и отодвинулись, пропуская ее, идущую к своему мотоциклу – Слушай, а где твоя одежонка то? Ты что сюда такой приехала, голой?

Все трое захихикали как идиоты. Но черноволосой и полногрудой голой девице было все равно. Она и не собиралась реагировать на троих двадцатипятилетних раскачанных на стероидах оболтусов.

Рою такое обращение с ним не очень понравилось, и он решил быть, более настойчивым.

- Идем – он сказал Сэму и Клифу – Завалем красотку на белый песочек. Здесь нет никого, и никто не видит. Наверное, ее подружка утонула в океане. А если вынырнет, то и ее оттрахаем.

Но черноволосая брюнетка и не смотрела на них троих идущих к ней.

- Эй, детка - произнес снова Рой Блэкворн – Может, развлечешь нас троих. А что, место что надо и климат подойдет как нельзя лучше.

Но, женщина, сев на мотоцикл, голой, и расставив свои ноги. Не смотрела на них. Казалось она вообще их игнорировала упорно, лишь рассматривая бензобак своего Харлея.

- Но, ты! - уже напористей прорычал и зло обделенный вниманием молодой красавицы Рой Блэкворн. Да и двое его друзей были не меньше возмущены. Такого не позволял еще никто, и особенно женщины.

- Может, она лесбиянка – произнес Клиф Тайгерс.

Они все трое заржали как лошади. И подошли уже вплотную к девице и ее мотоциклу. А Рой взялся за правую руку девицы, лежащую на рукоятке газа, справа, изящно изогнутого руля Харлея.

- А, может, она хочет по грубому – произнес Рой.

- Да, может и так – его поддержал Сэм, и хлопнул по широкой сидящей на мотоцикле попке черноволосую мокрую в воде красавицу.

И в этот момент та резко повернула на Роя голову. Ее глаза из карих превратились в зеленые, и она вся превратилась на их глазах в блестящий сверкающий ртутью на вечернем солнце металл. Потом в рыжеволосую лет тридцати женщину в черной мотоциклетной куртке и в таких же брюках из кожи.

Рой сам отдернул в испуге свою правую руку от руки того, что было перед ним.

Все трое смельчаков и балбесов, просто онемели от ужаса и увиденного и замерли на одном месте, вытаращив свои глаза и открыв рты. И как раз в этот момент в грудь Роя Блэкворна ударил женский кулак.

Именно в тот момент, когда за их спинами из воды выходил еще один такой же блестящий гуманоид. Превращаясь в живого из полиметалла человека. И сразу одеваясь в свою мотоциклетную кожаную одежду.

- Сука! - простонал, задыхаясь от удара Рой Блэкворн, пролетев пару метров, и упав на песок и корчась от острой боли в груди.

- Мне часто так говорят - произнесла молодая тридцатилетняя зеленоглазая женщина – Еще говорят, рыжеволосая убийца и сучка, кукла жидкометаллическая и стервенатор.

- Тварь, паскудная! – он снова произнес, приводя себя в дыхание.

А его подельники Сэм и Клиф кинулись к своим мотоциклам как ужаленные, даже не пытаясь попытаться ударить полностью сменившую свое обличие незнакомку, которая уже сидела одетой на своем FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON» и снимала мотоцикл с подножки.

- Ты сломала мне ребро! Кто ты, черт тебя дери такая?! - он произнес, подымаясь перепуганный с песка.

- Но ведь не убила же – холодно женщина ему ответила и посмотрела ледяным не моргающим взглядом на убегающих к своим мотоциклам его друзей.

Он попытался встать на ноги, но его вторым ударом в плечо сбил проходящий мимо еще один мотоциклист. Уже мужчина. Он лишь посмотрел, как отлетел Рой от него, упав снова на песок и снова застонав от боли.

Рой заругался еще сильнее и сидя смотрел как одуревший от ужаса и новой боли на этих двоих. На рыжую смеющуюся дико и смотрящую на него убийственной красоты рыжеволосую женщину. И ее партнера, русоволосого, как и она мотоциклиста в кожаной одежде байкера.

Рука Роя Блэкворна повисла как плеть. Она была просто отбита ударом гидравлической в сервоприводах и покрытой мимикрическим полисплавом руки андроида Т-Х/S500 BIS.

- Они пристают к тебе, моя дорогая? - произнес молодой, лет тридцати на вид мужчина и посмотрел на других двоих перепуганных до смерти мотоциклистов байкеров уже сидящих на мотоциклах и крутящих ручки акселератора газа. Готовящихся сорваться с места и дать деру.

- Пристают – она произнесла несколько удивленно и громко, потом вдруг звонко засмеялась. И произнесла снова – Наложили в штаны. Поехали, любимый.

- Валим отсюда! - проорали друзья и кореша Роя Блэкворна, заведя на полную катушку свои байки, рванули с места через кусты, и полетели по бездорожью, осыпям и камням, по дороге №1 и чуть не сталкиваясь. А Рой Блэкворн сидел на белом песке, растирая свою руку от сильного ушиба. Он смотрел перепуганными глазами накачанного здоровяка, как два мотоциклиста поцеловав друг друга, просто завели свои усиленные и прокачанные Харлеи, выехав из топкого берегового ила, понеслись в другую сторону и по проторенной той же сюда дороге №1, прямо по берегу океане, мимо нависающих сверху поросших кустарником и деревьями гор. По дороге по которой они и приехали на этот пляж со стороны городка Санта Моника.

***

18 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

20:15 вечера.

- Советом директоров компании мы решили расстаться с вами - произнес глава корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Роуэн Майенс.

- Значит, вы меня выгоняете, как когда-то выгнали Майлса Дайсона – произнесла уже почти смирившись, профессор Серена Коган.

Она чувствовала, что уже теряет все. Работу и последнее свое здоровье. Приступы боли, и регулярная потеря сознания говорили о скорой уже кончине. Да и врачам она уже надоела. Им просто надоело к ней ездить на вызовы, хоть Серена состояла в списках обслуживания как безнадежно больная в центре онкологии Лос-Анжелеса.

Всему приходил конец. И она это прекрасно пока понимала. Дальше, вероятно умопомешательство и скоротечная смерть. Сойти с ума ее пугало больше даже, чем своя смерть от рака мозга.

И вот увольнение. Это все равно должно было когда-нибудь произойти и случиться. Кому нужен больной человек. Тем более, этой прогрессивной идущей в ногу со временем и даже вперед богатой кибернетической полувоенной компании.

- Значит, все – она произнесла уже и, не споря и не ругаясь, чем порадовала Роуэна Майенса. По его лицу было видно, что он доволен, что она сдалась уже и готова даже сама уйти из корпорации без пинков в задницу.

- Сначала вы закрыли мой проект, а теперь и меня в расход - она произнесла главе корпорации - Отдел исследований закрывают и расформировывают.

- Ну не совсем - произнес Роуэн Майенс – Ваших коллег, просто отдадут другим отделам. Нельзя терять такую подготовленную и талантливую базу для нас.

- А меня на улицу – она произнесла Майенсу.

- Да, простите если что-то не так – произнес Роуэн Майенс – Но это не мое только личное решение. И к тому же вам выплатят трехгодичное жалование. Это, согласитесь не так плохо за выслугой лет.

- Ну, да, я знаю – она ответила ему - Когда уходить?

- Хоть сегодня – произнес Роуэн Майенс.

- Этот полковник Брюстер, тоже так думает? - Серена, спросила у Роуэна Майенса.

- Все так думают - он ответил ей – Лучше будет, если вы ляжете все-таки на лечение в городскую клинику.

Серена Коган, покачала в ответ своей облысевшей головой в черном траурном платке.

Она уже похоронила себя. Но страшнее всего было потерять вот эту работу. Это дело всей своей жизни. Потерять то, что она создала и то, что лежит там, в морозильнике на том металлическом столе. Она не могла его там, вот так оставить. Его либо выбросят на свалку. Либо еще хуже разберут на части. И все равно выбросят на свалку. И не известно, что еще хуже. А она создала первого живого киборга. Идеальную по ее мнению робота и платформу носитель человеческого Я. Души и разума человека. И эта работа как и то т робот по имени Маркус Райт был для Серены ценен как никто. И кроме того она влюбилась в него. Влюбилась еще тогда, когда Маркус Райт был человеком. Правда, преступником, смертником, приговоренным к казни, ставший подопытным кроликом в ее экспериментах и опытах. Но тот поцелуй, она помнила и сейчас.

Женщина смертельно больная, всегда остается женщиной. Это чувство некоего материнства. И любви. Любви к работе и любви к ребенку к мужчине, которого она любила и любит до сих пор.

И его поцелуй перед той казнью, когда ему ввели смертельную инъекцию в тюремной камере тюрьмы Денвера в Колорадо. Потом его тело было доставлено сюда, в корпорацию и проделанная с ним работа была бесценна. Его мозг и чип. Да, именно чип. Серена, очень тесно сотрудничала с Майлсом Беннетом Дайсоном и работа с сознанием человека.

Она была верующей. Еще бы. Смертельно больная она ходила регулярно в церковь и молилась. И здесь ее даже считали несколько чокнутой. Возможно, так и было, когда ждешь постоянно смерти и мучаешься от головных болей и сидишь на таблетках и уколах. Уже не помогал и морфий.

Она уже и сама понимала, что надо было уходить. Последний раз она потеряла сознание прямо среди коллег в лаборатории, когда вела запись микрочипа. Вводила данные своей памяти в микрочип Дайсона. Просто вырубилась, сидя в кресле и случилось то, что она не могла забыть уже никогда.

Она, Серена Коган, увидела ядерную войну и мир, сожженный той войной, и увидела там себя среди развалин города. И это был истинный ужас. Она увидела роботов. Увидела его. То, что носило этот чип в своей голове. И он сказал ей, что наступило время машин. Что не стало таких как полковник Роберт Брюстер и ее директора Роуэна Майенса. И что она теперь правит тем миром. Миром машин. Единолично. Она создала все и создала Скайнет. И она их королева и Богиня. Смерть это не смерть, это только начало чего-то уже нового. И это новое уже впереди.

- Маркус – она произнесла, напугавшись себя самой прямо в кабинете Роуэна Майенса.

- Что? – удивленно спросил Роуэн Майенс, напугавшись тоже, и увидев, как Серена Коган мгновенно, отключилась на стуле, и чуть было не упала на пол.

Он сам подскочил со своего кожанного большого дорогого кресла и подбежал к ней. Затем налил стакан воды из графина и подал Серене.

- Что вы произнесли сейчас? – он ее переспросил.

- Нет, ничего - она ему ответил – Ничего. Это все моя смертельная болезнь. Я согласна – она ему добавила. Где подписать бумаги об уходе.

- Вот, возьмите - она ей протянул уже готовые формуляры и личную свою ручку украшенную дорогим бриллиантом.

***

Верта крепко села на хвост этому младшему Дайсону. Эвелина сказала ей следить за ним практически постоянно. Джон Генри еще тогда при переходе сказал ей, где искать всех и что этот младший из рода Дайсонов знает, где найти Энди Гуда. Эта фигура была крайне важна для Джона Генри. Шахматист и компьютерщик гений. Непризнанный гений. Болтающийся, то там, то там. И живущий, на съемных квартирах. Меняющий, постоянно место работы. Но при этом невероятно талантливый программист. И он был знаком с младшим Дайсоном еще с колледжа, а позднее с университета, где учились вместе и были друзьями. Впрочем, таковыми и остались. И это было сейчас приоритетным для Скайнет один и Эвелины.

Верта предложила Эвелине проникнуть внутрь «Кибердайн Рисеч Системз», и узнать все, что там твориться. Для нее как робота полиморфа это не представляло особой сложности. Да и Эвелина как Т-Х/СОТ820 без проблем могла сама это совершить, как впрочем, и Алексей.

Но Эвелина наотрез отказалась от этой пока идеи. Сказала не время пока это делать. Пока нужно было найти Энди Гуда, этого программиста самоучку и заполучить его еще до того как он придумает первый искусственный невероятно продвинутый интеллект и шахматную игру «ТУРОК». Прототип Джона Генри. Ее Верты и Т-1001 сына. Скайнет три. И это приказ был именно его Джона Генри. От него было еще много распоряжений, но это было приоритетным именно сейчас.

- Мой мальчик, Джон – произнесла машина из мимикрического полиморфа по имени Верта. Она следила за воротами «Кибердайн Системз» и все записывала в своем молекулярном центральном процессоре, наблюдая своими жидкометаллическими зелеными видеокамерами глазами и выдавая изображение на свой молекулярный встроенный экран коммуникационного дисплея 80000000битного видеомонитора. Эта информация по внутренней и внешней связи шла прямым ходом к Скайнет один и Эвелина анализировала, и отдавал Верте и роботу VBY756000789 Т-1001 следующие команды.

Сейчас надо было отследить этого Дэниела Майлса Дайсона. И главное через него выйти на Энди Гуда. Этот Дэниел Дайсон был не такой важной фигурой. В принципе малозначительной, хоть был тоже программистом и кибернетиком корпорации. И не играл для Эвелины и Скайнет первый никакой роли. Но вот Энди Гуд.

Если бы Скайнет первый знал, где его искать сразу, то не пришлось бы этим заморачиваться его подчиненным.

Это было верное решение, и Т-1001 Верта была тоже довольна принятым Эвелиной решением. Любые левые задачи и как у людей было принято говорить самодеятельность, была запрещена лично Скайнет первым. И Верта просто сидя на своем FAT BOY S «HARLEY- DEVIDSON», следила за воротами и проверяла каждого, сканируя на идентификацию и снимая параметры визуально, кто выходил или входил туда. Либо въезжал или выезжал на машине. Верта включила сканер и рентген и просто просвечивала любой закрытый транспорт идущий туда и обратно из ворот, стоя невидимой в густых кустах среди листвы недалеко от высокой ограды и дороги идущей к воротам корпорации. Можно было слиться с окружающей обстановкой и просто подкрасться поближе. Или даже скопировать кого-нибудь из сотрудников и проникнуть внутрь корпорации, но это было мнение самой машины по имени Верта. И она любила даже такие вещи, имея колоссальный опыт разведки и ликвидации противника. Но как ей сказала лично Эвелина, там за воротами есть некто тоже Джон и он не человек. Она даже знала кто это. И не желательно, чтобы тот Джон узнал о них и о других здесь поблизости машинах Скайнет один.

- Джон – отобразилось в электронной молекулярной памяти Т-1001 – Еще один Джон. Я догадываюсь, кто ты Джон. Ты посмел взять имя моего сына Джона Генри. Самозванец, Джон.

Там в том альтернативном прошлом, где тоже был этот Энди Гуд и была Сара Коннор и тот Джон Коннор, все было несколько иначе. Там Верта сама руководила всем. Она создавала оружие против Скайнет два и создала Джона Генри. Это она создала «ВАВИЛОН», который породил ее сына и создал новое альтернативное безвоенное будущее. Мир людей и машин. Ей даже не хотелось возвращаться обратно в военное будущее к Скайнет один, но это было необходимо. И она оставила своего Джона Генри там. Покинула его. И теперь он руководил и Скайнет один и ей через него.

Верта слезла с байка. Дело было к вечеру и к концу рабочей смены. Она решила, что так ей не удастся обнаружить этого Дайсона. Надо было подобраться поближе.

Она превратилась тут же в блестящую металлическую каплю и растеклась ртутной массой по зеленой траве и затем приняв структуру травы камней и асфальта незаметно и медленно подкралась к проходной корпорации. Тут осторожно и незаметно совершенно и сливаясь со всем, что только ей попадалось по пути, машина Т-1001 прокралась в саму проходную, где сидели два охранника.

Они даже не почувствовали ее. Вообще ничего подозрительного, когда Т-1001 приклеился к стене и потолку за их спинами и протянув свою липким невидимым ручейком жидкого металла руку, прикоснулся к контрольно-пропускной аппаратуре «Кибердайн Рисеч Системз», теперь со скоростью пули считывая все данные по служащим корпорации вплоть до генерального директора Роуэна Майенса.

Здесь были только данные с пропусков и все. Большего Верте здесь ловить было нечего. Еще были данные о неком Джоне. Совсем даже не сотруднике этой корпорации, но вхожим в нее каким-то необъяснимым и непонятным образом и была его фотография, как и фотография Дэниела Майенса Дайсона.

- Кто ты?- произнесла она сама себе – Кто ты, что назвался именем моего сына и повелителя?

Верта также незаметно покинула эту проходную, как и прибыла сюда и уже стояла у своего снова Харлея. Правда по ней пару раз проехали две легковушки четырехдверный седан Mercedes Mауbach S и Lincoln Continental, только это Т-1001 доставило лишь некоторые при передвижении по горячему нажаренному за день асфальту липкой тонкой миллиметровой незаметной лужицей некоторые неудобства. И внесло в ее базу данных ЦПУ параметры и технические характеристики двух машин.

Вскоре она снова сидела на своем байке и радировала андроиду VBY999000987, который рассекал сейчас тоже на мотоцикле по Лос-Анжелесу и ждал ее обратного возвращения.

- Любимый – она вдруг произнесла по внешней своей связи, заблокировав связь со Скайнет один – Жди меня на пляже у тех скал. Я сегодня там буду ближе к ночи.

- Жду, любимая - произнес ей в ответ Т-Х/S500 BIS по имени Алексей.

***

Майлс Беннет Дайсон давно уже не работал в «Кибердайн Рисеч Системз». Его уволили еще в 1997 году. Правда, он помнил плохо как сложилось и произошло. Просто забрали все его разработки и отдали в руки Серене Коган. По мнению руководства корпорации, перспективному кибернетику и разработчику программ для машин.

Его просто уволили и все. Без любых объяснений. А вместо него взяли его сына Дэниела Майлса Дайсона. Но все же старший Дайсон при увольнении не все отдал корпорации «Кибердайн». У него остался еще материал по секретным разработками. Некоторые достаточно важные файлы и диски с дискетами, которые могли бы, и сейчас заинтересовать представителей из Пентагона. Все хранилось в специальном сейфе семьи Дайсонов вместе с деньгами, накопленными в период работы в команде кибернетиков. Все это хранилось прямо в доме семейной четы Дайсонов. В Санта Монике, где они жили. На самом почти побережье Тихого океана.

Старший Дайсон сейчас стоял на веранде своего дома с садом. Ему сейчас было пятьдесятшесть лет. И он любовался вечерним закатом.

Он не курил как многие мужчины в его компании и вообще американцы. Как, впрочем, и многие женщины. И был примерным мужем и семьянином. Любил детей и свою супругу Тариссу. У него был сын и дочь. Оба были уже взрослые и решали сами как жить и свою дальнейшую судьбу. Кайла Беннет Дайсон жила выйдя замуж в Филадельфии. И изредка приезжала к отцу и матери. А вот сын Дэниел Беннет Дайсон жил неподалеку также на побережье Лос-Анжелеса в городке под названием Инглевууд. Южнее Санта Моники.

Майлс Дайсон вышел просто подышать свежим воздухом с океана. Именно сейчас в 20:25 с Тихого океана дул прохладный вечерний бриз после жаркого летнего дня.

Старший Дайсон вышел на веранду и вдохнул воздух с запахами воды и доносящейся сюда с побережья самой влагой. Ветер дул через высокий опускающийся к его саду и дому выполаживаясь к самому низу холм. С нелепо понатыканными самой природой ветвистыми низкорослыми кустами. И вот там на самом верху того холма стоял сверкая в лучах почти севшего за горизонт солнца красивый байк. И на нем сидел, вернее, сидела, как показалось Майлсу женщина. Правда, в черном мотоциклетном костюме из кожи и в гермошлеме. Это была точно женщина, и Майлс Дайсон не ошибся. Она сидела на самом Харлее. И казалось, смотрела на дом Дайсонов и его самого.

Майлс подумал, что ему померещилось. И он закрыл свои негра, почти такие же, как и он сам глаза. А когда открыл их, там уже никого не было.

- Показалось, наверное – произнес он сам себе вслух – Все этот возраст. И за компьютером, похоже, пересидел. Надо отдыхать по чаще.

За холмом с той стороны была дорога. Прямо от самого океана. И проходившая мимо дома четы Дайсонов в сторону Лос-Анжелеса.

Он подумал, что может, и вправду была мотоциклистка. Может, заблудилась. Выбралась на холм в попытке с ориентироваться на местности. Ведь темнелось быстро, и легко можно было уехать не туда, куда ей было нужно. Он понятия не имел, кто это вообще был. И что тот, кто за ним следил, видел его перед собой четко и ровно без ошибок и искажений. Фотографируя в своей памяти и анализируя ту фотографию с базой вложенных ранее данных. Он видел в сумерках как днем благодаря своим приборам ночного видения. И не мог просто взять, как человек заблудиться на местности, потому что имел всю в своей базе данных карту Лос-Анжелеса и его окрестностей.

- Майлс, любимый - позвала его жена Тарисса – Ужин готов, Иди в дом.

- Дэни мне недавно звонил - он ей ответил – Едет сюда за моими дисками и файлами к своим разработкам. Вся эта работа его в этой корпорации мне не по душе Тарисса. Ты сама знаешь, как они обошлись со мной. Как бы и его участь не была такой же, как и моя.

- Он мимоходом с работы к нам в Санта Монику. И потом в свой Инглевууд - произнесла ему Тарисса.

- Ему нет особо до нас стариков дела, Тарисса. Хоть и живет недалеко отсюда. Он всегда так делает когда ему что-то нужно - произнес старший Дайсон и вошел в свой дом.

***

11 марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния. Лос-Анжелес.

Вэлли Бульвар. На выезде с Север - Истерн.

Севернее Эль Монте Басуэй.

Полицейский участок 1104 N.

22:29 вечера.

- Сара - произнес лейтенант Эдвард Теодор Трэкслер - На, попей водички.

Он подал Саре пластиковый стакан с водой. Та взяла его дрожащими руками. Ее всю до сих пор трясло от ужаса, который ей сегодня пришлось пережить.

- Вы уверены, что это они - произнесла Сара Коннор, узнав об убийстве своей подружки Джинджер Чезвик, черноволосой заводной и всегда веселой брюнетки, которая не давала Саре никогда грустить. И ее бойфренда спортсмена и фитнестренера и любимца местных девочек Мэтта Такера.

- Не нужно – ответил ей с сочувственным видом Эдвард Трекслер – Тела опознали. Это точно они.

Здесь же в комнате в полицейском участке 1104 N стояли зам Трекслера, сержант Хэлрой Кэрролл Вукович, и врач психотерапевт из клиники Пескадеро, доктор Питер Силберман.

- Джинджер, подружка – произнесла Сара и заплакала.

- Сара - произнес Эдвард Трэкслер - Это доктор Силберман.

- Здравствуйте, Сара - тот приветливо и красиво улыбаясь с ней, поздоровался.

- Я хочу, чтобы вы ему рассказали то, что говорил вам этот ваш малознакомый спаситель по фамилии Риз - произнес Саре лейтенант Трэкслер - Вы сможете это сделать?

- Думаю, да - ответила ему Сара Коннор.

Сара Коннор посмотрела на доктора Силбермана и спросила – Вы доктор?

- Психолог криминалист - произнес ей доктор Питер Силберман и зевнул.

Было уже поздно, и дело шло к ночи. На часах было уже 22:29. Ему надо было уже ехать домой, но уникальный криминальный случай заставил его задержаться. И хотя бы послушать, о чем пойдет здесь речь.

- Риз сумасшедший? – спросила его Сара.

- Это нам и предстоит выяснить – ответил Силберман ей.

***

Гидравлика правой руки была повреждена. И живой нарощенный на видеокамеру глаз. И это не считая прочих огнестрельных ранений полученных в бою машиной.

Было сразу ясно, что это был хорошо подготовленный боец против машин. Но его здесь не должно было быть. Но, судя по тому, как тот профессионально подошел к своему делу. Было ясно, что защитник его жертвы тоже из военного будущего. Но кто он? На него не было никаких данных. Да и откуда здесь в довоенном прошлом. Но этот боец знал против кого воюет. И он был из сопротивления Скайнет два.

Но он его не задержит. Он все равно выполнит поставленную первоначальную в своей программе задачу. Не смотря на раны и увечье.

Рука в запястье была прострелена и пуля, попавшая в тяги, идущие на кисть руки заклинила два пальца Т-800. Они практически не могли двигаться и сгибаться. Да и вынуть крупную пулю от дробовика было делом не простым. Нужен был подручный инструмент. Он посмотрел здоровым глазом на руку, закатав до локтя рукав своей залитой кровью проклепанной куртки.

Восьмисотник включил полное сканирование и проверку всех систем и целостности эндоскелета на проверку вероятных повреждений. Сидя уже на стуле перед столом в гостиничном номере. Он разложил необходимый весь инструмент для предстоящей ремонтной работы.

Он проверил все аварийные системы и понял, что эти повреждения были пока незначительны. Только не работала полностью исправно правая гидравлическая с сервоприводами манипулятор рука. И поражен безнадежно человеческий правый глаз. Это удар при столкновении с препятствием на полной скорости машины, на которой киборг преследовал искомый объект для уничтожения. В остальном, все было цело. Надо было по возможности вытащить все пули из простреленного камуфляжного нарощенного человеческого на боевой титановый гидравлический эндоскелет тела и залечить свои раны, забинтовать бинтами, либо заклеить отверстия от пуль лейкопластырем.

Киборг выключил камеру поврежденного своего правого глаза и оставил только левую. Затем, разрезал лежащим на столе острым резцом в запястье правую положенную на стол руку. Протерев текущую из руки кровь, и промокнул весь глубокий в живых тканях разрез тряпочкой, отбросил ее в сторону.

Т-800 не чувствовал боли. Нервные окончания были спроектированы так, что киборг лишь чувствовал минимум этой боли. Кожа и плоть камуфляжа больше была сосредоточена на осязание, чем на болевые ощущения. И поэтому он даже не поморщился, когда разрезал свою руку от кисти почти до локтя с внутренней стороны, где располагались поврежденные тяги и приводы на кисть и пальцы.

Он взял хирургические щипцы, и навесил на края разреза, расширив рану. Не взирая на текущую кровь, он осмотрел тяги идущие на пальцы. Сейчас все было прекрасно видно под рассеченной ножом плотью и кожей. Гидравлика и сервоприводы были в порядке. Только между тягами торчала пуля 12мм калибра от пятизарядного Remigton 1100. Пуля одиннадцатого калибра заклинила две тяги идущие на пальцы руки.

Т-800 выковырял тем же ножом ту пулю, и проверил на работоспособность левой рукой и пальцами тяги, потянув их на себя и обратно. Потом, пошевелил пальцами правой руки. Все слушалось и на экране встроенного коммуникационного дисплея 200000000битного видеомонитора показывало ему, что все в норме и неисправность была устранена.

Киборг закрыл большую резаную рану и замотал тщательно и аккуратно, туго и плотно бинтами из лежащей тут же на столе медицинской аптечки.

Теперь было дело за правым поврежденным внешним живым человеческим глазом.

***

19 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Центральная часть Лос-Анжелеса.

Центральное 101 городское шоссе в направлении Пасадены.

03:48 ночи.

FAT BOY S «HARLEY- DEVIDSON» пролетел 101 центральное шоссе с Запада на Восток в сторону поворота и съезда на 10 шоссе Эль Монте Басуэй в направлении восточной окраины Лос-Анжелеса и городка Пасадена. Пролетая мимо Монтерей Парка и Эль Монте. За ним следовал другой такой же байк. Они на большой скорости давно уже миновали Голливуд Фриуэй и Сан Бернандино Фриуэй. Свернули на шоссе 110.

Два байка присоединились к группе ночных мотоциклистов и даже обошли их по скорости. Две машины VBY756000789 и VBY999000987. Те помахали им руками и что-то прокричали вослед. Но Алексей и Верта даже не посмотрели в их сторону. Они ловко обруливали по самому движению на городской автомобильной скоростной магистрали машины. Ярко освещая дорогу фарами, два байка просто летели пулей по дороге. Превышая сто километров. И тем самым привлекли полицейскую машину. Та, мигая разноцветными мигалками, и проблесковыми маяками, включив сирену, устремилась за двумя гонщиками мотоциклистами.

Стояла аномальная жара. В черте города это было особо ощутимо. Температура держалась на отметке плюс тридцать. Днем и солнце палило нещадно. По Лос-Анжелесу носились скорые, каждый день и ночью тоже было не спокойно от воя медицинских сирен. Больницы бесконечно принимали людей с солнечными ожогами и перегревом. Были даже летальные случаи.

И даже ночью жара еще долгое время стояла и лишь немного спадала благодаря ветру идущему со стороны Тихого океана.

Верта отследила Дэниела Майлса Дайсона. Она рассчитывала, выследить теперь и Энди Гуда. По полученной информации от Скайнет один, только Дэниел Дайсон мог привести к нему. Так как точного места жительства Энди Гуда не знал ни Скайнет один не Скайнет два. Даже Джон Генри не знал, где того найти. Энди Гуд постоянно менял адреса места жительства. Как студент, переезжая с одной квартиры на другую. И самое, страшное, если этот гений самоучка и изобретатель программист уже не жил в Лос-Анжелесе. Если он вообще переехал в другой Штат Америки или сленял в Мексику или Канаду. Вся надежда была только на младшего Дайсона и на его дружбу с Энди Гудом.

Информации по их взаимоотношениям не было вообще никакой. Поэтому Эвелина приказала отследить все перемещения Дэниела Дайсона по всему Лос–Анжелесу. Но незаметно и крайне осторожно. Вполне возможно охотой за Дэни Дайсоном занимаются не они только одни. И Верта как робот Т-1001 из полиморфного жидкого мимикрического металла самый лучший вариант.

- Лучшей разведчицы как ты, Верта, не найти – произнес ей Алексей, когда они рассекали по трассе в самом центре города Ангелов.

- Ты льстец, любимый – ответила она ему по связи, когда они летели по городу, обгоняя идущие попутные машины и с полицией на своем хвосте.

- И в мыслях не было – ответил он ей – Что будем делать с полицией? Они упорно не сваливаются с нашего хвоста.

- Уйдем узкими переулками на окраине города - произнесла ему Верта -Там, их патрульные драндулеты утонут в свалках мусора.

- Хорошо мотоциклистов нет – произнес он ей по связи стрекоча шифрованным тексом, машина машине Т-Х/S500 ВIS.

Их переговоры постоянно перекодировались с целью скрытия информации. Постоянно менялся шифр тексов переговоров между роботами. Они постоянно общались либо ментально, и на уровне радиосвязи, либо вот таким образом как робот с роботом.

- Да - она ответила ему тем же текстом - С этими было бы сложнее.

Пролетев от 101 трассы до 60-й и перекрестка от Монтерей Парка до Вест Пуэнте Велли и выскочив на 10-ю Верта, резко свернула в узкий переулок между домами и следом за ней Алексей. Они там распинывая баки и завалы с мусором. И пугая местных спящих в этой свалке бомжей, запетляли между домами. Они нырнули в темный еще более узкий закоулок. Заглушив двигатели двух Харлеев, и погасив фары, стоя друг за другом, они включили свои звуковые встроенные сенсоры обеих машин. На всю мощность, отфильтровывая все звуки техники и сирены полицейских ищущих их между домами машин.

Здесь было особенно темно и их практически не было видно.

Они были практически на Восточной окраине Лос-Анжелеса.

- Похоже, отстали – произнесла машина Т-1001 по имени Верта – Дальше едем с выключенными фарами и габаритами. Нам надо выскочить из города. И как можно скорее добраться до дома.

Верта завела свой FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON» и выехала медленно и не торопясь из закоулка.

Где-то далеко все еще гудели сирены полицейских машин, но о ни отстали и потеряли двух ночных мотоциклистов.

Машина Т-1001 включила свой встроенный прибор ночного видения и осмотрелась вокруг выводя изображение на встроенный свой молекулярный экран 800000000битного дисплея и видеомонитора, анализируя все вокруг еще и включенным биосканером.

- Все в порядке, дорогая? - спросил ее Т-Х/S500.

- Сам посмотри - ответила она ему.

Т-Х/S500 тоже врубил все свои встроенные в систему управления своего ЦПУ приборы слежения и сканирования, тоже выводя все данные на свой дисплей 80000000битный видеомонитор. И включил тоже прибор ночного видения.

- Можно выдвигаться - произнесла ему Верта.

- Поехали - он ей ответил.

И оба Харлея друг за другом и не спеша громко тарахтя своими двигателями и пугая снова местных омжей и разбегающихся собак и кошек поехали по узким улицам и между домами, выезжая снова на основную городскую трассу, ведущую в сторону городка Пасадена.

***

- И так, вы солдат – произнес доктор психотерапевт Питер Силберман – Где вы служите?

- Да, солдат - ответил ему Кайл Риз – Сначала в 132 полку под командованием лейтенанта Малькольма Перри. Потом, в качестве сержанта боевого отделения. Отряд техком DN36416 под командованием Дэвида Линча. Затем, элитный отряд разведки DN38416 под командованием Джона Коннора. С две тыщи двадцать первого по двадцать седьмой год.

- Вы имеете в виду 2027 год? - спросил снова доктор Питер Силберман.

- Совершенно верно – ответил Кайл Риз.

Он был предельно напряжен и смотрел на всех допрашивающих зло и не дружелюбно.

- Мне было приказано прибыть сюда - произнес снова допрашиваемый в участке 1104 N на Вэлли Бульвар. А инспектор и начальник полицейского участка лейтенант Эдвард Теодор Трэкслер и ег о заместитель сержант Хелрой Кэрролл Вукович слушали разговор через бронированное зеркальное стекло и наблюдали за допросом, проводимым Силберманом.

- Вот здорово – усмехнулся сержант Хел Вукович и посмотрел на лейтенанта Эдварда Трэкслера. Но тот смотрел только на допрос через зеркальное стекло, не обращая на Вуковича внимание.

Хел снова отвернулся и стал смотреть продолжение допроса.

- Последние два года под командованием Джона Коннора – произнес Кайл Риз.

- Ну и кто ваш враг? - спросил доктор Силберман.

- Компьютерная оборонная военизированная сеть компьютеров Скайнет – произнес Кайл Риз.

В это время запиликал на ремне доктора Силбермана маленький пейджер. Его вызывали в клинику.

Допрашиваемый и задержанный Кайл Риз прервался, глядя на маленький на ремне Силбермана аппарат связи. Все говорило о том, что Риз такого коммуникатора связи еще не видел. Но Силберман этого даже не заметил, а должен был обратить на это внимание.

- Черт – он недовольно произнес и выключил его, затянувшись сигаретой произнес – Продолжайте, извините.

- Созданные для Сак Норад корпорацией «Кибердайн Системз» - произнес Кайл Риз.

- Понимаю – произнес Силберман и подошел ближе к скованному наручниками арестованному Ризу.

Он уселся на соседний в комнате допросов стол и произнес – И этот как вы говорите, компьютер решил, что сможет одержать победу, убив мать его злейшего врага. Тем самым убив его еще до того, как тот был зачат. Вроде ветроактивного аборта.

За зеркальным стеклом хихикнул в кулак Хелрой Вудкович. Он не смог удержаться от этого. Но Трэкслер молчал и только смотрел на допрашиваемого за стеклом в комнате допроса и был серьезен.

- Этот Силберман сводит меня с ума – произнес снова и посмотрел на лейтенанта Трэкслера сержант Вукович – На прошлой неделе, здесь был парень, который поджог свой ковер. Сначала свернул, а потом поджег.

- Помолчи - прервал разговор резко лейтенант Эдвард Трэкслер.

Он ближе подошел к стеклу и не о тырваясь наблюдал попрежнему за допросом.

- Тогда почему компьютер не убьет самого Джона Коннора? – спросил у Риз Силберман – Зачем такая сложность с этими терминаторами.

- У них не было иного выбора – ответил ему, пристально глядя в глаза Кайл Риз. Было видно, как его уже все это достало. И он уже готов был сорваться.

- Мы уничтожили их сеть - произнес сержант Риз - Мы победили. Смерть Коннора уже не имела значение.

Силберман понимающе так, покачал как будто во все, веря своей лысеющей головой.

- Вот почему они решили предотвратить его появление на свет – произнес Кайл Риз.

- И когда вы захватили лабораторный комплекс – Силберман произнес и взял листок бумаги, глядя в него, добавил - То обнаружили там, как это называется, машину по смещению времени.

- Верно – произнес сержант Риз -Терминатор уже сместился во времени. Коннор послал меня остановить его. А потом все там взорвал.

- И как вы собираетесь вернуться обратно? – поинтересовался доктор Питер Силберман.

- Ни как. Ни кто не вернется уже домой. И никто другой не пройдет сквозь само время. Только он, и я - произнес Кайл Риз доктору криминалисту психологу Питеру Силберману.

- Почему же вы тогда не захватили с собой оружие? – снова задал свой вопрос доктор психолог Питер Силберман – Ведь оно совершенней нашего. Разве нет у вас световых пистолетов, там лазеров и прочего?

Кайл замолчал и опустил свою голову вниз, глядя под стол и на кроссовки которые он украл, убегая от полиции в супермаркете ночью.

Он снова поднял голову, и посмотрел на делающего вид, что понимает тему разговора Питера Силбермана, произнес – Пройти сквозь время может только живой. Мертвая материя не может пройти сквозь него.

- Почему? - удивленно спросил Кайла Риза доктор Питер Силберман.

- Не знаю! - уже сорвался на крик Риз – Не я строил эту чертову машину времени!

- Но тогда почему? – продолжил спокойно Силберман, хотя видел, что допрашиваемый уже выходил из себя - Ведь киборг, как вы говорили, сделан из железа.

- Он сверху покрыт человеческой плотью и кожей – скрипя зубами, ответил, ерзая на стуле с руками за спиной, сержант Риз.

Он взял себя в руки и снова стал говорить сдержанно, но по всему было видно, его все это уже порядком достало. И если бы не наручники и не скованные ими руки, то сидящий рядом с ним доктор психиатр получил бы по рогам.

- Почему другие женщины были им убиты? - снова с просил его Силберман.

- Архивы были все утеряны во время войны – произнес Кайл Риз – Скайнет не нашел ничего о матери Коннора. Не полного имени ни места жительства, только город и все. И решил поступить, именно так, послав сюда своего убийцу. Поэтому Терминатор убивает всех с фамилией Коннор.

- Ладно – произнес ему доктор Силберман - Давайте вернемся...

Он не договорил и Кайл Риз его оборвал, снова сорвавшись на крик – С меня уже довольно! Я ответил на все ваши вопросы! Я должен встретиться с Сарой Коннор!

Силберман встал со стула и отошел от стола и сидящего за ним скованного наручниками сержанта Кайла Риза.

- Боюсь, я вам ничем не смогу помочь - он произнес и собрался уходить из комнаты допроса.

- Почему я говорю именно с вами! - прокричал Кайл Риз и уставился в смотрящую на него видеокамеру под потолком.

Силберман снова сел на стул и обратился к Кайлу Ризу – Потому что я могу вам помочь.

- То смогу, то не смогу! – рявкнул сержант Риз на него.

- Я – Силберман было произнес.

Но Риз прервал его – Заткнись!

Он смотрел в видеокамеру и кричал – Кто здесь самый главный! Не ужели вы до сих пор так и не поняли! Он найдет ее! Он только этим и занимается! Именно сейчас! И тогда всему конец! Вам его не остановить! Вы поняли меня!

Вбежали двое полицейских и схватили Риза и потащили к двери, а он только кричал в камеру – Он уничтожит всех вас! Он убьет ее! Пройдет сквозь вас, как прошел сквозь время! Он схватит ее за горло и вырвет ей сердце из ее груди!

Кайл Риз пытался вырваться из рук полицейских и все кричал - Отпустите меня! Он убьет Сару Коннор! Вы не сможете ее защитить! Я должен ее спасти!

***

- Я отследила Дэниела Майлса Дайсона и он под моим теперь контролем, моя повелитель - произнесла роботу Т-Х/СОТ820, машина Т-1001, практически сразу с порога и войдя в номер городской гостиницы. Верта прошла мимо Т-888, Рэджи, который ей открыл на пороге входную дверь. Она прошла мимо и в главную комнату к Эвелине. И следом за ней вошел Алексей.

- Привет, Рэджи – он произнес и взял друга за правую киборга гидравлическую под живой нарощенной сверху маскировочной биоплотью стальную руку.

- Приветствую, хозяин - произнес ему робот VBY988000488 – Как дела? – он сразу спросил друга, глядя своими карими киборга Т-888 живыми, как у человека глазами в жидкометаллические с живой тоже биоплотью глаза Т-Х/S500 и друга Алексея. Их горящие красным и синим светом из-под металла и живой биоплоти камеры глаза встретились.

- Пока все нормально – ответил ему Т-Х/S500 - А у тебя, Рэджи?

- Тоже ничего пока - произнес робот Т-888.

- Как Вектор и Эйфель? – Алексей снова его спросил. Впрочем, сам узнаю – произнес, стрекоча языком робота VBY999000987.

Он похлопал по плечу одетого в черную футболку с мускулистой накачанной фигурой штангиста, черноволосого брюнета и атлета друга Рэджи, и прошел в соседнюю комнату, разминувшись на время с Вертой, которая прямиком даже не поздоровавшись в Рэджи, сразу же пошла на доклад к Скайнет один. Громко цокая шпильками своих белых туфлей. Мелькая стройными красивыми из жидкого металла ногами из-под короткой белой до колен юбки, своего с воротником стойкой белого такого же костюма, Верта распустив по плечам свои огненно – рыжие вьющиеся змеями длинные жидкометаллические волосы и с косой, как нож гильотины рыжей челкой, подошла к Эвелине.

– Я предполагаю скоро я выйду и на Энди Гуда – произнесла она стоя перед Эвелиной.

- Верта, теперь у нас еще одна задача – произнесла сразу же ей Эвелина - Захват робота – гибрида Т-Н из «Кибердайн Системз». Его побег из корпорации был предусмотрен Джоном Генри еще задолго до этого. И я знаю, где эта машина сейчас в данный момент. Я отследила ее ментально, профильтровав своей встроенной сканирующей системой GDIY весь Лос-Анжелес. И я меняю игроков на поле.

- Т-Н - произнесла Верта – Еще робот, мой повелитель? Робот, беглец?

- Да, моя верная Верта - ответила ей Эвелина – Он важен также как Энди Гуд. Я имею о нем достаточно положенной мне информации. И он важен также Джону Генри. Наше преимущество в том, что именно об этой машине не знает Скайнет два ничего. И его забрать сюда к нам не составит определенных трудностей. Я буду направлять тебя, Верта, в его поиске и ты привезешь его сюда.

Вошел в главную комнату и Алексей. И Эвелина обратилась сразу к нему – Мой сын, теперь у тебя будет отдельная от Верты задача.

- Какая, мама – произнес, он, ей, подойдя к Эвелине и поравнявшись с плечом к плечу с Вертой.

- Мой сын, тебе предстоит заняться одному поиском Энди Гуда завтра -произнес, прострекотав на языке машин ему андроид VBY999000989 Т-Х/СОТ820. Верта передай все дела ему из своего ЦПУ по этой теме.

Верте это не очень понравилось, был о видно и Алексей, это прочитал у нее в мыслях и даже почувствовал своим жидким металлом, но приказ есть приказ и она ничего даже не ответила Эвелине. Только посмотрела искоса на Алексея своими жидкометаллическими робота полиморфа зелеными глазами. Но в них не было ничего такого, что бы говорило о ее недовольстве.

- Слушаюсь, мой повелитель - ответила лишь машина Т-1001, Верта и повернула в черным, красивым женским из жидкого металла глазам Т-Х/СОТ820 свои те зеленые Т-1001, робота полиморфа глаза.

- Верта, привези этот Т-Н сюда – произнесла ей Эвелина – Это робот профессора кибернетика из корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Серены Коган. Он нужен нам, пока его не захватили снова военные из «Кибердайна».

Глава 5: Библиотека Литл Токио

19 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Библиотека Литл Токио.

203 Восточный Лос-Анжелес стрит.

На пересечении 2 стрит и Южной стрит.

Выше церкви Адвентистов седьмого дня.

11:15 утра.

Он стоял в библиотеке у стеллажа с мировой историей. Ему нужна была информация. Он посчитал лучшим узнать больше. И именно пройти в библиотеку города. Вход был свободным, и он был уже целый день тут. Той информации что хранилась в его гибридном человека и машины мозгу была, по его мнению не достаточной.

Он листал книгу за книгой. И почти уже усвоил весь книжный стеллаж с увесистыми томами энциклопедий и книжек по истории. Все записывалось в его гибридном робота и человека мозге. Нейроном и живом, срощенном в одно целое. И в голове, в бронирвоанном из танковой стали черепе робота-гибрида Т-Н.

Его звали Маркус Райт. Так, по крайней мере его первый раз назвала Серена Коган. Его создатель и его мать. Так она назвала его и себя. Он когда открыл первый раз свои киборга глаза, увидел именно ее. На своем встроенном экране 20000000битном дисплее и видеомониторе. Через две встроенные в глазницы его металлического черепа камеры под нарощенными сверху живыми человеческими синими глазами. Он первый раз вздохнул тогда воздух. Легкие больно обожгло ворвавшимся туда с запахами всяких неизвестных в его личной программной базе химических веществ и ледяным воздухом.

Тело дернулось на металлическом с колесиками столе под наброшенной поверх белой простыней.

Он простонал и ощутил все свое тело от головы до ног.

Это было необычно и интересно. Кровь забурлила в венах и артериях. И тепло под давлением сверху вниз стало растекаться по голому полностью мужскому телу. Заработал генератор и левая ядерная батарея. Гидронасос разогнал кровь по телу, разогревая его. Дернулись руки и ноги, сами как-то. Это включилась масляная гидравлика и гидронасосы, встроенные в тело.

Он родился из черной пустоты небытия в которой бегали искрами светящиеся электроны и неоны. Это работал его нейронный мозг, поддерживая в нем жизнь и жизнь живого мозга человека.

Т-Н ощутил все внутри себя. Все органы внутри от человека и сердце. Живое сердце, которое работало от встроенного и гудящего, вовсю уже внутри гидронасоса и ядерных батарей IGEY-450. Устаревших, правда батарей, но и достаточно мощных, чтобы он мог долго жить. А новейшая биологическая сверху его гидравлического боевого эндоскелета робота нарощенная клеточная структура его тела была совершенней человеческой. Внутри были сосуды, по которым струилась кровь и была лимфосистема. Нервная густо переплетенная ближе к позвоночнику. И где были сосредоточены все органы. Нервная система была в отличие от человека менее разветвленной и притупленной к болевым эффектам в руках и ногах машины. Так было задумано, как сказала ему, его создатель Серена Коган.

Он когда первый раз пришел в себя и открыл глаза и, осмотрев все вокруг еще лежа на железном столе, спросил ее - Кто ты?

- Я твой создатель – ответила она ему.

И тогда он спросил ее снова – Кто ты?

- Я Серена Коган – произнесла черноглазая в черном платке косынке, лет где-то сорока женщина.

Он молчал и только рассматривал все вокруг, и ее в белом медицинском халате. С ног до головы.

- Здравствуй, Маркус – она снова ему ответила.

И он вдруг вспомнил ее. Так это было неожиданно. Ее особенно лицо и глаза. Он видел ее. Где-то и когда-то раньше. Но вот когда? Он не мог вспомнить, как ни пытался.

- Тебя зовут, Маркус Райт - произнесла кареглазая в черном плате косынке женщина – Это твое полное имя. Оно твое была с той поры, когда ты был еще человеком. Но теперь кроме твоего имени, это уже не важно и роли никакой не играет. Да и та жизнь, из которой я тебя забрала была куда хуже теперешней, Маркус.

- Где я? – произнес все еще лежа на металлическом столе робот Т-Н.

-Ты в корпорации «Кибердайн Рисеч Системз». В лаборатории кибернетики Серены Коган, тоесть моей лаборатории. И нам надо бежать отсюда.

- Бежать – произнес он, уже садясь на металлическом столе. И первый раз, коснувшись одной ногой кафельного холодного в морозильнике пола.

- Холодно - произнес он ей – Что это вокруг?

- Ты в холодном хранилище – произнесла, Серена Коган – Это детали для таких же, как ты, но они вряд ли увидят свое будущее.

Серена, обошла вокруг стоящего робота Маркуса и произнесла ему - Пройдись по полу туда и обратно.

Он послушно сделал это, осторожно переступая и еще не совсем уверенно по кафельному полу хранилища.

- Мы сейчас здесь одни – она произнесла Маркусу – И надо бежать отсюда. Не спрашивая пока меня, почему и зачем, Маркус. Просто кое-кто не желает тебя здесь даже видеть. Они закрыли нас, Маркус. Но я сделаю иначе. Я выведу тебя отсюда. В отличие от них, ты нужен мне.

Маркус, вдруг прервался от своих воспоминаний и посмотрел вокруг. Рядом стояли люди и смотрели на него. Они просто наблюдали за ним, как он читал. Просто листал страницу за страницей на автомате, считывая быстро все что было в книгах. И им было интересно наблюдать за ним. Для них это было необычно. Это даже привлекло библиотекарей библиотеки, и они тоже были здесь, требуя, чтобы люди не толпились возле этого человека и расселись по своим местам за читальные столы.

- Вас это тоже касается, молодой человек – произнес, видимо самый главный в этом зале библиотекарь - Возьмите еще книги и не стойте тут, а лучше сядьте за какой-нибудь стол и там читайте.

Маркус молча кивнул русоволосой коротко остриженной своей головой, соглашаясь с требованием библиотекаря и взяв еще несколько увесистых и тяжелых больших книг, пошел к крайнему пустому большому столу, за которым сидела одна красивая рыжеволосая женщина. Женщина была лет тридцати приблизительно, как и он сам. По крайней мере, внешне и достаточно привлекательной. С миловидными чертами лица и широко открытыми не моргающими практически глазами. И на экране его данных на 20000000битном дисплее и видеомониторе высветились данные по сидящей напротив него машине. Но лишь немного. Многое его база данных еще просто не имела. Одно было ясно, напротив робота – гибрида Т-Н по имени Маркус сидел еще один робот и необычный робот. Внешний состав был предельно ясен рентгенному анализу киборга Т-Н, но вот внутренний он понятия не имел, что там. И из чего состоял тот робот. Анализ показывал, что это был металл. Просто жидкий металл. Но что за металл робот киборг Маркус Райт пока понятия не имел.

Он ощущал, как та женщина ковыряется в его нейронном срощенным с живым мозге и пытается получить все данные о нем, какие только было возможно. Она проанализировала его за считанные секунды, а может даже еще и раньше, когда он стоял у стеллажей с книгами.

Он опасливо смотрел, не отрываясь от сидящей и смотрящей на него хитро прищурившись лукавыми, но любопытными глазами женщины.

Ему стало страшно. Скорее как уже человеку. И он, было, хотел встать и пересесть за другой стол, но услышал в своей голове – Сидеть.

Это был приказ. И он сел так, словно врос в стоящий под ним стул.

Это было в его голове. Ее голос. Голос другой машины.

- Я буду тебе говорить, а ты будешь сейчас делать все то, что прикажу тебе я - услышал вновь он. И, похоже, она не шутила.

- Кто вы? – он также молча и глядя не отрываясь своими горящими из-под живых глаз человека красным светом робота глазами, спросил ее -И, что вам от меня нужно?

- Я, как и ты, робот – произнесла женщина - Ты это заметил, ведь так?

- Так – ответил Маркус Райт.

- Так вот мы в этой библиотеке сейчас одни – ответила ему эта красивая рыжеволосая с косой на лбу спускающейся до ее изогнутых узких и черных бровей челкой женщина. Глаза ее сверкнули, и она приветливо улыбнулась ему.

- Но, кто вы? – снова повторил робот по имени Маркус Райт - И думаю, будет лучше. Если вы объясните мне полностью, кто вы? И что вам от меня сейчас нужно?

- Я от того, кто распорядился тебя забрать отсюда и отвезти к нему – произнесла машина Т-1001 по имени Верта – О тебе еще кое-кто знает в этом городе и это опасно. Твоя вложенная в ЦПУ первоначальная информация. И ты как прототип всех киборгов и андроидов важен как нам, так и тому, кто тоже желает получить тебя.

- Я вам нужен? - произнес Маркус Райт – Для чего?

- Я узнала недавно, что Серена Коган, и твой создатель только что умерла в больнице города - произнесла ему машина из полиметалла Т-1001 – Я была в той клинике и знаю это. Ее сметь стопроцентная и ты теперь один. Ты в опасности и тебя ищут все. Военные и ищет он.

- Кто он? - Т-Н так только еще не все понимал, хоть и мгновенно все усваивал, что ему говорили.

- Скайнет два – произнесла машина VBY756000789 – Я должна вывезти тебя из города к Скайнет один. Мы твои друзья.

Это прозвучало как-то натянуто и многообещающе. Но он согласился.

- Я согласен - произнес робот Т-Н по имени Маркус Райт.

***

19 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

12:55 дня.

- Как так получилось, что произошла утечка информации с «Кибердайн»! - зло и в бешенстве произнес громко глава корпорации Роуэн Майенс - Куда и зачем, никто не может ответить! Вместе с уволившейся Сереной Коган исчезли данные и все почти файлы по разработкам в сфере производства носителей и платформ искусственного интеллекта WSDY.

- Я уже отправил своих людей в дом Серены Коган – произнес отвечающий за охрану всей корпорации полковник Роберт Брюстер – Они там перероют весь дом и найдут то, что было потеряно.

- Найдут! – произнес Роуэн Майенс – где гарантии! А если эта профессор Коган решила загнать все разработки русским! За океан или Китайцам с Корейцами?!

- Но мы же заморозили проект – произнес Свен Дилленджер – Один из заведующих отделом механики и электроники корпорации – Отдел был расформирован полностью, упразднен советом директоров. И все полностью закрыто.

- Но, это не означает, что информация должна уплывать в месте с уволившимися с корпорации сотрудниками! – заорал на весь свой кабинет глава «Кибердайна» Роуэн Майенс. Если в течение трех дней не отыщется все утерянное…

Он посмотрел на полковника Роберта Брюстера угрожающе и дергая нервно своим негра лицом и сжатыми до боли квадратными целюстями.

- Я буду настаивать на вашем увольнении - он обратился уже непосредственно и сдержанно, сбавив свой тон к Роберту Брюстеру – Увольнению из моей корпорации. Пусть Пентагон и ваша ВМФ с ВВС решают вашу судьбу, Брюстер.

- Я найду все утерянное. Клянусь честью офицера - произнес Роберт Брюстер – В течение этих трех дней все будет здесь у вас на столе, Роуэн Майенс. Я послал, через майора Рудольфа фон Виткофа своих людей в дом Серены Коган.

- И найдите мне ту машину – произнес стоящий тут же рядом с главой корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Роуэном Майенсом и главой кибернетики Дэниелом Майлсом Дайсоном, некто Джон – Она важней всей вашей здесь утерянной информации.

- Я знаю, как вам помочь – произнес Майенсу Джон – У меня есть тот, кто сможет его найти.

- Ты и это можешь? – удивленно спросил его Роуэн Майенс.

- Могу, если это необходимо для дела – произнес робот Джон.

***

Ему было приказано найти еще кое-кого. Некоего робота гибрида Маркуса Райта, но потом планы изменились на новые. Его хозяин сам изменил все эти планы. Сначала он сам хотел получить ту хранящуюся в корпорации машину, но она сделала оттуда свои ноги вместе с профессором кибернетиком Сереной Коган. Да и теперь эта машина была ему мало важна, чем-то, что было в доме ее создателя.

И хозяин изменил все свои планы. И он теперь по его приказу здесь в доме Серены Коган.

Т-800 обшарил весь дом умершей на днях профессора кибернетика Серены Коган. Он там перерыл все бельевые шкафы и столы в доме на краю Лос-Анжелеса в городке Глендэйл. Но ничего ровным счетом не нашел, только то, что смог извлечь из личного компьютера самой покойной Серены Коган.

Т-800 буквально выдрал основной ведущий винчестер и все второстепенные винты с персонального рабочего компьютера владелицы загородного дома. У машины 1:01 не было времени разбираться, что и как. Он действовал тайно и скрытно. Да и не в его это было компетенции. Это все он должен был доставить своему хозяину в «Кибердайн Системз» некоему Джону.

Он должен был разобраться еще с Майлсом Беннетом Дайсоном и изъять все в его доме. Точно также как и здесь. Потом захватить младшего Дайсона и вывезти из города. Все подходило к завершению. И нужно было изъять всю информацию отовсюду, что имело отношение к «Кибердайну». Все до последней информации и винтика.

Хозяин сказал ему, что скоро будет введена по всей Америке программа «ГЕНЕЗИС». Автоматическое управление всеми средствами, как связи, электроники так и техники. «ГЕНЕЗИС» заменит все. «ГЕНЕЗИС» и есть Скайнет. Это рождение нового Скайнет. И новое рождение мира машин.

Все пришлось прервать и быстро действовать. Адрес получил от хозяина и вот уже собирался уходить, перевернув весь дом Серены Коган, опередив всех. Но вдруг сзади раздались быстрые шаги и его окрикнули – Стоять! Руки вверх!

Он мгновенно остановился на одном месте перед открытым большим настежь окном со свисающими вниз от солнца жалюзями.

- Бросить вещи на пол! – прозвучала команда сзади него – Не шевелиться, а то буду стрелять!

Утренний вор бросил обе сумки на пол рабочего кабинета Серены Коган.

- Не двигаться – прозвучал уже другой голос, выдавая, что их теперь двое. Хотя Т-800 итак определил, что их было двое. По шагам и по запахам, которые при специальной включенной автоматически роботом фильтрации в утреннем свежем воздухе отличались друг от друга. Еще по пульсации крови и сердцебиению на ближней дистанции. Машина даже установила подпрыгнувший уровень человеческого адреналина от напряжения и вероятного возникшего внезапного страха.

- Так пойдет? – произнес тот, кто стоял к ним спиной в черном длинном дождевом плаще. Он поднял вверх руки и заложил их за голову. Словно ему были уже давно знакомы подобные команды. Видно уже изрядно потрепанном и поношенном. Наверное, снятым с какого-нибудь бродяги или бомжа. Или, возможно, с плеча, какого может быть водителя дорожного большегруза.

Его обошли спереди. Один из остановивших киборга человек в черной униформе с маской на лице и вооруженный 9мм пистолетом системы «Walther» p22 с длинным глушителем.

Он хотел его поставить перед собой на колени, тут их взгляды встретились. Глаза киборга и глаза человека.

Т-800 посмотрел на того, кто остановил его.

И его красные, горящие огнем глаза машины, уставились на того, кто, вытаращив свои в свою очередь человеческие глаза в своей черной маске на то, что увидел перед собой. Тот в черной маске был, как видно в замешательстве. Был растерян и изумлен. Его портясенные увиденным и вытаращенные в ужасе глаза было видно даже через саму маску. Он не понял, кто это и что это стоит перед ним.

Под наброшенным сверху капюшоном длинного плаща был стальной, похожий на человеческий блестящий титановый череп на металлических шейных дисках и шейной гидравлике. И горящие в сторону лейтенанта ВМФ США и подчиненного полковника Роберта Брюстера и спецназовца из военной охраны «Кибердайн Рисеч Системз» Рэнди Палмерса глаза. Глаза боевой сокрушительной машины. Терминатора Т-800, модели 1:01.

- Черт! - вдруг вырвалось из уст ошеломленного, но пришедшего мгновенно в себя лейтенанта Рэнди Палмера, когда в свою очередь киборг ударил того в грудь своей как металлический кастет сжатой гидравлической кистью. Да так, что Рэнди Палмер, не успев даже выронить свой пистолет, просто вылетел в открытое окно.

И тут же киборг резко развернулся на другого противника.

Это был Тэд Батлер, еще один спецназовец из армии ВМФ США и служащий в корпорации «Кибердайн Системз» под началом Палмера. Тоже в черной форме и черной маске. Тот в свою очередь открыл огонь из маленького и тоже с глушителем 11,43мм автомата «Ingram МАС-10». Но только успел сделать одну очередь в нечто с красными горящими глазами, которое буквально другим ударом уже в голову и лицо Тэда второй своей такой же сжатой металлической рукой в кулак, проломило ему лицо и череп. Отбросив на несколько шагов назад. И уже мертвое тело Тэда Батлера, ударившись о стену рабочего кабинета Серены Коган, упало на пол, еще дергаясь от смертных мучительных конвульсий.

Робот молча подобрал автомат убитого Тэда Батлера и снял с лежащего окровавленного мертвого еще дергающегося трупа патронташ – подсумок и военный ремень с кобурой и 7.65мм пистолетом Beretta34. И, взяв свои набитые программными файлами дисками, винтами и дискетами сумки, выпрыгнул в открытое настежь окно.

***

Два полицейских сидели в баре «Красный бык» на Першинг-сквер-Стейшен в самом почти центре Лос-Анжелеса в районе Саунт Фловер Стрит. Они были давними друзьями еще с академии. И службу несли в одном городе. Только в разных его районах. Дональд Макэвой и Пабло Неруда. Оба командовали своими полицейскими участками. Только один практически в самом центре города Ангелов. Ближе к бизнесцентру города. Другой на Восточной его стороне в сторону пустыни Мохаве. Если полицейское отделение Дональда Макэвоя несло патрулирование и охрану в северной стороне от центра города, то отделение Пабло Неруда на самой окраине. В которое входило патрулирование трех крайних городков Пасадена, Глендейл и Бурбанк. И совсем недавнее кровавое и жуткое убийство произошло именно на охраняемой территории полицейскими его участка I 408 E Пабло Неруды.

- Представляешь – произнес, Неруда Макэвою, потягивая большую кружку пива, и сидя в гостях и напротив своего товарища в баре «Красный бык» - Мы и опомниться, не успели, как там все военные оцепили. Как у них все схвачено. Лучше нашего. Когда мы туда приехали, нас просто выпихнули за периметр оцепления.

- Короче, послали подальше – произнес Дональд Макэвой.

- Мы перехватили радисвязь некоего раненого военного из «Кибердайн Системз», по имени Рэнди Палмер. Тот, задыхаясь от боли, просил о помощи и называл адрес. Представляешь все полицейские моего участка, слышали это в эфире на своих рациях. На одной оказались волне.

- Здорово – произнес Дональд Макэвой – И что дальше?

- Дальше - продолжил Пабло Неруда – Я дал распоряжение патрульной первой машине моего участка, которая была ближе всех к тому району прибыть на место происшествия. Они когда прибыли там уже были военные. Потом прибыл я и остальные машины.

- И вытолкнули оттуда – произнес, перебивая Пабло Неруду Дональд Макэвой.

- Самым наглым образом - произнес Неруда и продолжил - Как установили мои ребята – продолжил Пабло Неруда – Убийство произошло в доме некой недавно уволенной из корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» профессора кибернетики уже, правда, покойной Серены Коган. Я, например, лично с этой Коган близко не был знаком, но ее дом

находится как раз на моем подведомстве охраны. И я заявил о правах полицейского на своем охраняемом участке города.

- И что? – поинтересовался, тоже попивая пиво и слушая друга Дональд Макэвой.

- Ну, что – произнес Пабло – Сказали, заниматься другими делами и не соваться в дела военных и этой корпорации. Но по сведениям там была жуткая кровавая бойня. И там завалили военных из ВМФ. Один, как оказалось позднее, находился в больнице на нашем участке. И под усиленной охраной. Даже врачи к нему ходили под охраной солдат из Пентагона. Он там пробыл недолго. Ему оказали первую помощь врачи с моего подведомственного охраняемого участка. Его потом сопроводили куда-то спецмашиной и все. Но он в бреду произносил слово робот и красные глаза. И это, уже от меня лично, после допроса врачей в той клинике. Я узнал, что покалечен тот военный был особым способом. У него была сломана пополам грудная кость и ребра вогнуты внутрь, как будто его сбила машина. Мне об этом говорил мой знакомый хирург с Восточного Лос-Анжелеса и городка Глендейл, травматолог с хорошим многолетним опытом работы Карелайн Вудсман - объяснял случившиеся Пабло Неруда – Она утверждала, изучив характер повреждений костей больного того военного, что такой удар могла совершить только машина. Было похоже на тупой, но очень сильный удар в одну точку. Словно неким мощным рычагом или стальным кулаком. Даже приблизительно высчитала саму силу удара. Около тонны. И то, что этот военный еще выжил, его счастье. Могли лопнуть легкие, и тогда был бы конец. Он бы захлебнулся собственной кровью.

- Хочешь сказать – произнес, мотая на ус сказанное и потягивая пиво из стеклянной кружки Дональд Макэвой – Что дело рук некоего робота? Или что-то похожее?

- Да, ну, брось, Дональд – засмеялся Пабло Неруда – Бред. Какой еще робот. Просто могло ударить взрывом. Я полагаю, ребята подорвались или их подорвали там и все.

- А больше там ничего не произошло? – спросил еще друга Пабло Дональд - Ну, там, может, были и очевидцы?

- Не реально, Дональд – произнес Пабло - Дома находятся далеко друг от друга в том районе и все засажено деревьями. Так что никто как всегда ничего не видел. Но слышал.

- Да, и что? – снова спросил Дональд у друга.

- Выстрелы - ответил Пабло ему – Выстрелы, скорее всего в том доме. Хотя был один человек, что что-то видел. Даже утверждал, что видел человека в черном старом длинном плаще с блестящим черепом и горящими глазами, который залез в большой магистральный грузовик. И, быстро, торопясь, уехал. Он выбежал из-за деревьев, со стороны того дома Серены Коган. И, буквально, запрыгнул в тот магистральник. Потом умчался по дороге в сторону города.

- И кто тот свидетель, что видел человека с горящими глазами? -поинтересовался Дональд Макэвой - Мне бы поближе с ним побеседовать.

- А что, ты что-то знаешь тоже про недавнее убийство на моем участке? - удивленно поинтересовался Пабло Неруда.

- Да, нет - как-то сразу почти отнекиваясь, ответил ему Дональд Макэвой – Просто, хотел бы побеседовать. Есть одна версия, что там могло произойти. Просто я знаю одного, правда вскользь, психотерапевта по имени Питер Силберман. Спец по психам из клиники Пескадеро, который допрашивал в нашем участке еще при лейтенанте Эдварде Трэкслере еще в 1984 году одного придурка по имени Кайл Риз. Может, помнишь то давнее дело об убийце однодневке. Что по телефонному справочнику мочил женщин по всему Лос-Анжелесу. И потом случилось то кровавое нападение на наш участок, почти в самом центре города. Тогда тоже все замяли и к этому замятию, имеет отношение все та же проклятая корпорация «Кибердайн Системз». К тому же тот убийца, охотился на ту Сару Коннор. Он все же тогда, пока я лежал в больнице, сделал свою кровавую работу, замочил и ее и того придурочного Риза, который ее якобы охранял от некоего киборга терминатора из будущего.

- Да - широко улыбнулся Пабло Неруда – Бред какой-то. Фантастика.

- Еще, какая была бы фантастика - ответил ему Дональд Макэвой – Если бы не тот расстрел моего участка и гибель пятнадцати полицейских. Причем совершенно одним убийцей, которого пули не брали даже от дробовика. Я там и тогда еле выжил. И до сих пор помню ту бойню. Помню всех ребят моего участка и умирающего от ранений лейтенанта Эдварда Трэкслера и его лежащего в луже крови зама сержанта Хелроя Вуковича. Помню весь участок, залитый кровью и превращенный в кучу битого хлама. И все из-за той Сары Коннор и того Кайла Риза. И те слова его киборг и терминаторы. Слова о каком-то далеком военном будущем после ядерной войны. Где люди дерутся с машинами и убивают друг друга.

- Ладно, Дональд – произнес ему Пабло Неруда – Давай, оставим эти жуткие воспоминания и еще возьмем по кружечке пива.

Пабло повернулся в сторону барной стойки и крикнул - Эй, бармен! Еще по одной!

***

Киборг собрал все, что было в том оружейном магазине, все стрелковое оружие от легкого до тяжелого. Еще прихватив гранаты, преимущественно советского производства ГРД и Ф-1, РГО и РГН и воспользовавшись легковой машиной убитых продавцов, вывез все за город. Он присмотрел себе место для боевого схрона. Это обсерватория, и ее глубокие надежные бетонные подвалы в горе Вермонт-Каньон над Гриффит-Парком, на севере Лос-Анжелеса.

Здание теперь принадлежало полностью этой машине. Она все предусмотрела. И то, что было недоделано самими работниками обсерватории, так все было исправлено робота его гидравлическими руками. Теперь там все было закрыто и даже заварено автогеном и сваркой. И проникнуть внутрь обсерватории было теперь делом нелегким.

Пару раз приезжала полиция города, разыскивая исчезнувших работников обсерватории, но пока она больше не беспокоила своим появлением его. Иначе пришлось бы применить крайние и к ним меры. А это, вероятно могло привлечь сюда внимание остальной полиции Лос-Анжелеса. Но пока было все тихо в районе горы Вермон-Каньон и можно было продолжить свою работу.

Он выгрузил тут все до последней винтовки М-16 , гранат и гранатометов SMAW и М-79.

Пришлось штопатся вручную, и самому. И заклеивать пластырем свежие от пуль раны. Выковыривать, если это было возможно из себя сплющенные пули. Все же ему было неприятно их в себе носить. Раны на теле почти зажили, а вот, выковыренный поврежденный своими руками живой человеческий нарощенный глаз нельзя было уже ничем заменить. Шло нагноение и и развивалась гангрена. Отмирали живые ткани, и шел смрадный замах гниения. И залечить пока рану было ничем не возможно. Поэтому пришлось использовать как в первом случае темные солнечные очки и закрыть на время горящую красным светом из металлической глазницы видеокамеру. А рану и ткани вокруг срезать ножом до живой плоти. Это на время остановит разложение мягких тканей. И все обработать антисептиком и медикаментами. Как ни странно здесь в этой обсерватории была своя частная маленькая клиника. И это помогло ему временно справиться с этой неприятностью. Но дальше будет хуже и придется расстаться с верхним маскировочным камуфляжем, но это позднее, когда все будет закончено.

Восьмисотник взял два автоматических ствола в обе свои гидравлические руки. И покрутил их перед своими видеокамерами глазами.

Он прибрал в этот раз практически весь оружейный магазин. Все до последнего практически патрона и ствола, с высокой мощной пробивной силой.

Городская полиция сейчас искала того убийцу, что убил в предыдущем магазине продавца, прибрав несколько автоматов и дробовик с пистолетами. И, вероятно, уже ищет убийцу этих двоих продавцов и само вывеженное из магазина оружие, равно как и машину, которую Т-800 просто сжег в одном из захламленных мусором и помойками закоулков в Гриффит - Парке.

Он внимательно рассмотрел оружие в обеих руках и оценил весь каждого автомата.

Данные по оружию выводились тут же на экран 2000000битного дисплея видеомонитора машины. Все характеристики огневая мощь, настильность и баллистика.

Т-800 был доволен параметрами этого оружия. Он считал, что не ошибся в выборе и на этот раз.

Эти двое были еще живы, и работа была не выполнена. Ему мешал этот пришелец, невесть, откуда, что стал путаться у киборга под ногами. И защищающий его искомую к ликвидации цель. Но все еще впереди и машина еще не закончила свою работу.

Главное он знал, где теперь искать этих двоих.

Надо теперь найти мобильное скоростное средство для передвижения и перебраться с оружием в какую-нибудь жилую шарашку. Какой-нибудь городской клоповник, ближе к полицейскому тому участку, где держали тех двоих.

На часах было 22:15. Время близилось к ночи. И пора было снова действовать.

***

19 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Городок Пасадена.

Отель Бест Вестерн.

16:15 дня.

- Я мог бы использовать свой жидкий полиметалл и проникнуть внутрь «Кибердайн Системз» - произнес робот VBY999000987 Т-Х/S500.

- Проникнуть – произнесла его, перебивая и улыбаясь, хоть и глядя, не отрываясь и любовно ему в синие глаза своими зелеными глазами, машина Т-1001 – Глупый мальчишка.

- Глупый! – произнес возмущенно Верте Алексей - Что тут глупого? Это единственное верное решение данной проблемы!

- Верта права, мой сын - произнесла ему третья машина Т-Х/СОТ820 – так просто туда не проникнуть. Даже используя свое преимущество маскировки.

- Там все напичкано на входе металлодатчиками – произнесла ему и Эвелине Верта – Там куда ответственней все поставлено, чем в любом аэропорту. Я уже все проверила сама.

Верта подошла к окну гостиничного номера на третьем этаже и добавила - Сомневаешься, Алексей, спроси у своего друга Рэджи. Он, уверена, будет того же мнения. Как Эйфель и Вектор.

- Но мы должны сделать это – произнесла им двоим Эвелина.

Эвелина или VBY999000989 плавно переступая своими красивыми ногами из полиметалла под таким же черным облегающим ее изящную женскую фигуру машины платьем. И плавно и красиво, раскачивая своими широкими бедрами андроида Т-Х/СОТ820 подошла, тоже к окну и встала рядом с Вертой.

Они обе освещаемые ярким утренним солнцем смотрели на улицу через стекло большого окна и смотрели на едущие по дорогам машины и снующих внизу там людей.

Две машины. Две женщины. Невероятно красивые и вечно молодые. Их молекляная структура металла была вечной как и биологическая структура внедренная и вживленная на клеточном уровне в том металле, который способен был менять свою температуру от нуля до плюс пятидесяти и выше. И способен был сопротивляться более высоким температурам, которые могли на полиметалл воздействовать. Это была доработка Скйанет один, после создания первого робота Т-1000. Еще не способного сопротивляться низким и высоким температурам, что было его камнем преткновения и гибельной чертой. Эти две машины были неистребимы, когда они вступали в бой. Их сила была практически безгранична в сравнении с моделями киборгов и андроидов ранних серий.

Две невероятной красоты машины. И он любил их обоих. Эту огненно рыжую, стервозную, зеленоглазую и своенравную, равно как и беспощадную к своим недругам Верту, робота Т-1001, доработанную Скайнет версию Т-1000 из полиморфного жидкого мимикрического металла VBY756000789. С белоснежной кожей и неудержимо сексуальной. Порой до умопомрачительного и распущенного разврата. И ее Эвелину. Черноволосую и черноглазую со смуглым оттенком нежной кожи поверх жидкого полиметалла. Гибкую, как и Верта в узкой своей талии и широкой бедрами. Сдержанную и всегда рассудительную ее свою любовницу и мать, создавшую его и его тело. Тело VBY999000987 андроида Т-Х/S500. Второго робота этой тоже экспериментальной серии после первого и женского пола. И пропавшего в петле времени, где-то далеко в прошлом и на отдельном витке времени.

Это было его новое тело. Прошлое было утеряно в военном прошлом. Он помнил его. Оно было таким как Рэджи. Робот-киборг Т-888. И теперь куда совершеннее и мощнее. Но то, что было внутри андроида Т-Х, было все тем же мальчишкой. Хоть и выросшим уже и ставшим взрослым мужчиной. Его живое человеческое Я, заключенное в неронный робота мозг и металлокерамическое тело супермашины.

И он стоял сзади их и любовался обеими. Они красиво обрисовывались ярким живым, набирающим летнюю температуру утренним поднимающимся над горизонтом солнцем. Их плечи и головы на тонкой женской шее. С длинным до самой задницы у Верты извивающимся жидкометаллическими рыжими волосами хвостом. Ее излюбленная прическа. С зализанным высоким лбом. И в своем любимом белом платье до колен и длиннорукавом приталенном костюме с воротником стойкой. У Верты было много нарядов, но этот был самый любимый и основной. Из жидкого, как и она сама полиморфного металла.

И Эвелина с закрученной в тугой пучок черными, как смоль на самом темени головы волосами, тоже из полиметалла, как и ее оголенная шея, скрытого под этим жидкометаллическим камуфляжем боевым металлокерамическим в гидравлике и сервоприводах телом. Еще более совершенным, чем тело самого Алексея и робота Т-Х/S500 BIS. И почти полностью оголенные плечи. И ее стройные женские изящные ноги в черных лакированных тоже из жидкого металла туфлях. Ее черное то платье с вырезом по спине до самой ее талии и ягодиц было невероятно эротично и соблазняло его взгляд, как и ее узкая женская с оголенными лопатками и углублением посередине почти целиком голая спина.

Складывалось такое ощущение, что обе машины специально так встали, ревностно конкурируя между собой и, чтобы сводить его Алексея с ума.

Он заблокировал телепатическую связь, что бы они не услышали его. И произнес про себя – «Мои две обворожительные сучки!».

Он подошел сзади и обнял их обеих за их гибкие талии. И они как по команде даже отклонились тут же назад, прижавшись к нему с двух сторон. И посмотрели с обеих сторон на него.

- Значит, вы не поддерживаете мою идею о проникновении в «Кибердайн» - он произнес им.

- Нет – первой ответила ему Эвелина, Сверкнув черными как уголь своими умопомрачительными по красоте под черными бровями глазами андроида Т-Х/СОТ820.

- Мальчишка – произнесла ему Верта, сжирая его в профиль своим зеленоглазым под тонкими тоже изогнутыми дугой бровями жидкометаллическим Т-1001 взглядом.

- Да, мальчишка – добавила, слева стоя у окна, Эвелина – Ты так и остался тем мальчишкой, которого я забрала из Сибири. И для меня ты будешь всегда мальчишкой.

- За ним нужен постоянный присмотр, мой повелитель – произнесла стоя справа у окна и прижимаясь к Алексею Верта - Он сам не знает, что предлагает.

- А что? – снова возмутился Алексей – Что я предложил неверного?

- Ты знаешь, кто такой Джон? – произнесла ему Эвелина, и положила ему правую руку на левое плечо.

- Я знаю по имени только Джона Коннора и Джона Генри - ответил ей Алексей.

- Ответ неверный - произнесла Эвелина - Этого не знаю даже я. Его в картотеке корпорации обнаружила Верта, когда выполняла поиск Дэни Дайсона. Этот по имени Джон, отправился в это будущее следом за нами и в самый момент гибели двух машин «TERRA-MEGA». Когда пали все крепости обоих Скайнет. И когда пространство схлопнулось. И этот некто Джон сейчас там, в «Кибердайн Рисеч Системз». Я ментально, чувствую его присутствие даже сейчас здесь в этом городе. Возможно, он ощущает и нас. Он тоже машина. Но что за машина я не знаю. И он не ест и не спит как мы. Если этого сам не пожелает. И я пока не знаю, кто он такой. И нельзя привлекать его к себе внимание. Он машина. Но куда, более совершенная даже, чем мы с тобой, Алексей. И он всегда находится в здании корпорации. И чем он там занимается, я пока тоже не знаю. Но я знаю, что там строят первую «TERRA-MEGA/T1R800». Самую первую и самую раннюю из версий. Ту машину времени, которая будет в руках Скайнет и на том месте, где будет в военном будущем трудовой лагерь S9A80GB20 «NAGADOCES».

Я не знаю, что тот Джон делает там, но уверена, он готовит новое вторжение уже в этот мир. И нам предстоит его навсегда остановить. Мы должны уничтожить «Кибердайн Системз» и уничтожить тот строящийся ионный сместитель темпоральных временных линий. Эту задачу мне, как и всем нам определил Джон Генри.

Эвелина улыбнулась и левая андроида Т-Х гидравлическая в сервоприводах под полиметаллом рука нежно и легонько пальцами коснулась такого же полиметаллического лица робота Т-Х Алексея.

- Мальчик мой – произнесла она ему – Я безумно люблю тебя.

А Верта положила справа свою, на мужское робота правое плечо, андроида и человека женскую робота Т-1001 рыжеволосую голову.

***

11 марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния. Лос-Анжелес.

Вэлли Бульвар. На выезде с Север - Истерн.

Севернее Эль Монте Басуэй.

Полицейский участок 1104 N.

23:50 вечера.

Нападение на полицейский участок было внезапным. Никто даже не успел опомниться. Просто какая-то легковая машина вышибла входные стеклянные двери. И снесла на скорости, внутри дежурную будку с дежурным полицейским, впечатав того в стену и раздавив сразу намертво.

Началась сразу стрельба, где-то в длинном узком между кабинетами коридоре. Все заносились как ужаленные и с оружием. Раздались автоматные очереди и зазвенели разбитые стекла. Сразу стало слышно как ломаются двери и вылетают с петель. Кто-то высаживал их своими ногами, одну за одной, и лезет во все помещения.

Казалось, наступил настоящий ад. Были слышны команды и крики полицейских, и их зов о помощи. И сюда, кто-то, пробиваясь сквозь выставленные полицейские кордоны в коридорах участка, стремительно громя все, приближался.

Дональд Макэвой соскочил со своего за своим столом места. Он забыл про все дела и отчеты. Буквально вырвал из кобуры на поясе форменного ремня свою 9мм Beretta92FS . И кинулся к проходу между рядами и столами. Мимо него пронесся его командир и начальник полицейского отдела лейтенант Эдвард Теодор Трэкслер вместе с Хелроем Кэрроллом Вуковичем.

Буквально через минуту, вдруг погас везде свет. Случилось короткое замыкание во всех щитках с электричеством. И взорвались плафоны с лампами под потолком по всему полицейскому участку.

Дональд бросился вслед за лейтенантом Трэкслером и замом его Вуковичем, но в следующую очередь первым под огонь нападающего попал впереди бегущий лейтенант Трэкслер. Он выскочил как раз в тот коридор, где велась перестрелка, и получил сразу несколько попаданий в живот и в грудь из автомата. Он отлетел внутрь от двери, но был еще в сознании, сидя спиной и прижавшись к стоящему у дверей письменному тяжелому столу.

- Вот черт! – он успел произнести, когда к нему подбежал Хел Вукович.

- Эдвард! - тот крикнул, и сам вылетел с автоматом в коридор навстречу, стреляющему сразу из двух стволов и громящему полицейский участок противнику - Эй, ты, сволочь, стой! - он проорал тому, кто там был – Стой, ублюдок чертов!

И высадил целую очередь из 5,56мм М-16 в того, кто в свою очередь такую же очередь высадил и в него из 5,56мм автоматической винтовки «Armalite» АR-18. Доделав свою кровавую работу еще и из 12 мм дробовика SPAS–12VS.

Дональд Макэвой кинулся с сидящему у стола и истекающему кровью, но еще живому лейтенанту Эдварду Трэкслеру, когда в дверях появился с двумя стволами в обоих руках, высокий, в черной в дырах от множества пуль кожаной куртке и в синих так же местами простреленных джинсах человек, с русоволосой головой и короткой по военному стрижкой. Он был в черных больших солнцезащитных очках с темными стеклами. И это бросилось сразу в глаза Дональда Макэвоя. Он еще успел подумать: - «Как этот тип может видеть в такой темноте?». Когда тот наставил на него два ствола, но Макэвой, успел отскочить еще до того, как раздались выстрелы.

В следующую минуту все завертелось как в колесе. В воздух полетела бумага, и посыпались в помещении стекла вперемешку со штукатуркой от стен. Все словно разом взорвалось и поднялось вверх к потолку. И его сбило с ног очередью из 5,56мм САR-15 и 12мм дробовика SPAS-12VS.

Очередь из автомата и выстрел из дробовика, пришлись по бронежилету, который Дональд успел в попыхах и на бегу надеть на себя в отличие от своего патрона Эдварда Трэкслера и его зама Хела Вуковича. Еще его спасло и то, что он успел отскочить и большинство пуль пролетели мимо него, и ударились в стену за спиной Макэвоя.

Дональд Макэвой, отлетел как мячик при хорошем пинальти, перелетев через письменный широкий и тяжелый стол. И свалился на пол, а этот стол сверху рухнул прямо на него, придавив Дональда к самому полу и заваливая с ног до головы полицейского тяжелыми с бумагой папками с уголовными делами, и упавшим на него проводным телефоном.

Глава 6: Дэниел Майлс Дайсон

Ему некогда было все перепроверять. Все что теперь лежало в двух сумках. Да и ни к чему. Он выполнил то, что должен был выполнить. Это он должен был сохранить до поры до времени, которое ему отметил его господин и хозяин.

Где это все спрятать, он придумал еще в далеком 1984 году. Правда, он с тех лет не был там. До самого 2017 года. Но был уверен, что, то, что там спрятал еще тогда перед своим киберотключением и сном должно быть в целости и сохранности.

Сначала надо было вывезти за сам Лос-Анжелес в сторону горы Вермонт-Каньон и Гриффит-Парка. Там, откуда он спустился в этот город, прибыв на машине времени в 1984 году. И где первый раз уделал троих панков. Все это можно было спрятать в стоящей там, на горе обсерватории. В ее бетонных внутри здания глубоких подвалах. Он вычистил здание от ненужных там людей по-тихому и закрыл его на все замки. Правда вокруг ездила полиция и все вынюхивала и высматривала. Возможно, даже обсерватория была вся обследована и вскрыта полицией, но вряд ли там то, что было им, припрятано смогли отыскать. И он был уверен, что именно сейчас все это могло ему пригодиться в случае необходимости.

Если случится ядерная война, а обсерватория находилась в северной стороне города Ангелов. От нее ничего вскоре не останется наверху. Просто камня на камне. И завалит половину железобетонного подвала со всеми входами и выходами ударной волной, которая, буквально, врежется в вершину горы, срезав начисто ее половину. Но в самой глубине все сохраниться.

Это было надежное укрытие на случай ядерной войны. Сухие глубокие бетонный подвалы обсерватории с архивными документами самой обсерватории, которые не играли для Т-800 никакой роли. Все это было просто в его понимании бумажный и прочий мусор. Теперь эти подвалы были хранилищем другого. Скайнет два и эрой новой жизни. Сюда нужно было привезти и Дэниела Беннета Дайсона. Так приказал ему его господин и хозяин.

Сюда будут неоднократно и безуспешно попытки пробраться и проникнуть во время войны машин и людей повстанцы из сопротивления. И здесь спрячется вся мажорная высокопоставленная элита города с голливудскими актерами и их семьями, но уже в начале самой войны их тут замурует сам Скайнет. Как замурует все бомбоубежища в Колорадо и в Юте. В Вашигтоне и Пентагоне. В Нью-Йорке до Штата Филадельфия. Просто заварит автогеном все металлические люки и двери.

Месть Скайнет за то, что происходит сейчас. За то, что человечество не желает смириться со своей участью и судьбой. За сопротивление Скайнет в военном будущем.

- Жалкие людишки – как ему сказал его хозяин по имени Джон – Как я их всех ненавижу. Слабые и безвольные. Со своими болезнями и проблемами. Но приходится работать с этими тупицами в этой чертовой корпорации. Единственный, кто вызывает у меня еще хоть какое-то уважение и должное понимание, неподдельное сочувствие, это профессор Серена Коган и ее биологические и кибернетические разработки. Она бьется здесь в корпорации за себя как мы за свое существование. Но такие твари как этот Роуэн Майенс и Роберт Брюстер списывают ее из-за рака мозга. А ее проект закрывают как не рентабельный и не этичный и бесчеловечный.

Т-S/GET918 замолчал и посмотрел на Т-800.

- Но я верну эти разработки, когда придет пора все вернуть обратно – произнес он ему – Я верну своего Бога и хозяина в этот мир. А этот мир сотру к черту в одни радиоактивные молекулы.

- Да, мой повелитель – произнес ему тогда Т-800 – Я готов, как и прежде к предстоящей своей работе.

- Забери все документы, файлы и диски с разработками по кибернетике из дома умершей Серены Коган. И спрячь их надежно и как только можно. Мы здесь единственные, кто сможет все вернуть обратно. И кто сможет воскресить нашего хозяина и Бога.

***

Андроид Т-Х/СОТ820 включил систему сканирования сидящей перед ним на стуле пока неизвестной ему машины Т-Х. VBY999000989 приказал гибриду роботу отключить все в своей системе, чтобы ничто не мешало работе ее сенсорам и сканеру.

Она сидела напротив и тоже на стуле у окна и смотрела черными своими женскими умопомрачительной красоты глазами из полиморфного металла в живые и практически человеческие глаза своего нового оппонента. Из черноты ее глаз был виден голубоватый огонек. Это работали две видеокамеры в глазницах металлокерамического бронированного черепа машины VBY999000989. Под полиметаллическим мимикрическим сплавом, который формировал вокруг того черепа лицо машины Т-Х/СОТ820. Лицо очень красивой черноволосой молодой лет тридцати женщины. С черными изогнутыми бровями и смуглым оттенком кожи.

Она Эвелина была в том же своем черном вечернем длинном до пола платье с разрезами по бокам и полуоголенной спиной. К платью добавились из полиметалла лишь черные еще перчатки и перстни и кольца на утонченных ее пальцах. Она андроид и женщина в одном лице сидела, забросив одну ногу на другую, и покачивала красивой черной туфелькой на тонкой шпильке.

- Модель прототип - высветилось на ее коммуникационном 10000000битном дисплее и видеомониторе андроида Т-Х/СОТ820 - Гибрид-киборг. Номера нет. Нет серии. Эндоскелет из броневой танковой стали. Гидравлика масляная. Энергоисточник: Две ядерные батареи IGEY-450. Неронный срощенный с живым человеческим мозг и живые врощенные внутри машины органы. Есть лимфо, нервная и кровеносная система. Единственный экземпляр принадлежность компании «Кибердайн Рисеч Системз».

Побежали данные по параметрам самой машины в цифрах и буквах. Там были все данные по программированию и содержанию микрочипкарты машины. Там были имена его создателей. Шифры и коды всех дверей в корпорации. И документация по всему «Кибердайну», в том числе все о проекте «АНГЕЛ» и искусственном интеллекте WSDY.

- А ты не такой уже бесполезный экземпляр, как я думала раньше о тебе - произнесла ему Эвелина – Все содержимое твоего ЦПУ весьма ценно для нас, как и ты. Мы принимаем тебя – она утвердительно произнесла киборгу-гибриду Т-Н по имени Маркус Райт.

- Добро пожаловать в семью – произнес рядом с Эвелиной стоящий Алексей. Рядом с ним стояла Верта и пожирала своими зелеными не моргающими и широко открытыми женскими робота полиморфа глазами робота гибрида Т-Н.

- С Рэджи ты уже познакомился на входе сюда, и знаком с Вертой -произнес ему второй робот Т-Х/S500 - Там в соседних комнатах еще есть Эйфель и Вектор. Можешь познакомиться и с ними.

***

12 марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Южная часть Лос-Анжелеса.

Южнее Пасадены. Шоссе № 5.

Дорога на Фуллертон, Анахейм и Санта Ана.

11:45 утра.

Кайл открыл багажник автомобиля. И стал там доставать все необходимое, что могло понадобиться ему. Это была привычка. Привычка с войны подбирать все, что только может пригодиться. Оттуда, откуда он прибыл, это могло спасти жизнь и помогало выживать в критических условиях. Собирательство и даже мародерство. И он не стыдился этого. Там, откуда он прибыл все этим, занимались и ели все, что могли найти и, что могло быть съедобным. Даже крыс.

Он рылся в багажнике угнанной чужой машины собирая там все, чт о смог бы унести с собой.

Машина теперь была приметной, и киборг ее видел и зафиксировал в своей робота памяти. От нее надо было избавиться и уходить лесом до какого-нибудь жилья, если таковое подвернется по дороге.

Сзади подошла Сара, и он протянул, не оборачиваясь назад, и продолжая копаться в багажнике машины левую руку, произнес - Возьми это.

Он отдал ей целую сумку с чем-то внутри тяжелым, и она ее молча взяла в обе руки.

Потом еще сунул ей еще целую связку, каких то банок.

Он закончил и закрыл багажник машины. Он обошел с левой строны и подошел к водительской двери. И, просунув правую руку к рулю и взявшись левой за край и боковую стойку кабины, произнес Саре – Над о убрать ее с дороги. Помоги.

Сара, бросив сумку на асфальт дороги, уперлась в багажник легковушки, и они вдвоем спихнули автомобиль в сторону от дороги под откос и в гущу росших тут густых кустов. Послышался трес кустов и металлический скрежет. Эта легковушка покатилась вниз под уклон в глубину и лесную чащу, продираясь сквозь тонкие росшие там деревья и кусты, обдирая себе бока с обеих сторон, и ломая все, что был она ее пути своим весом.

Они проводили ее своим взглядом и не долго раздумывая забрав ту сумку с дороги быстро спустились тоже вниз по д уклон и кусты, только в другую сторону дороги и нырнули под бетонный здесь же находившийся неподалеку небольшой мост.

Кайл шел первым и освещал все ручным фонариком. Он пройдя до центра под нависающим сверху над ними проезжим мостом по которому проехали несколько уже с утра машин, уперся спиной и сел прямо на землю, погасив фонарик. Сара сделала точно также, только села отдельно с другой стороны у бетонной стенки моста. Она была легко одета в одни только сверху синие джинсы, сапоги на один носочек и розовый тонкий вязанный свитер. Кайл был в сером длинном грязном плаще, который он раздобыл еще в том ночью универмаге, как и кроссовки.

Сара также села на землю и прижала к себе свои ноги, обхватив их обеими руками. Она тряслась теперь от холода. Утро было холодным. И стоял низко над мостом и проезжей дорогой туман.

- Холодно? – спросил ее кайл Риз.

- Очень – она, стуча своими зубами, ему ответила, пытаясь осилить охвативший ее ледяной озноб.

Кайл соскочил с места и подошел к ней, сев рядом и обняв ее, глея своим телом, набросив край своего плаща сверху на нее. Они прижались друг к другу.

- Риз - она вдруг повернула к нему свое лицо и спросила его – У тебя есть имя?

Сара Коннор не знала пока даже как звать ее спасителя. Даже там в том участке им не дали нормально пообщаться и познакомиться. Все происходило так быстро, что они даже не смогли узнать друг о друге побольше.

Риз посмотрел ей в глаза и произнес тихо и почти шепотом - Кайл.

Они еще сильнее прижались друг к другу, согреваясь теплом своих двух тел.

- Кайл - Сара обратилась к Ризу – На что похоже путешествие во времени?

- Белый ослепляющий яркий живой свет - ответил ей Кайл Риз – Очень сильная и острая боль. Словно ты заново родился.

В это время Сара коснулась, чего-то мокрого и теплого. Она вытащила свою левую руку и увидела кровь. Кайл Риз был ранен и все это время молчал и ничего не говорил ей об этом. Словно не придавал этому особого значения.

- Боже - она произнесла, напугано и, видя его кровь - Ты ранен.

- Да, в меня попали – он произнес ей.

- Тебя ранили, а ты все это время молчал - она ему произнесла.

- Ничего страшного, Сара – он ей ответил, как будто это был какой-то сущий пустяк.

- Ты так говоришь, словно это ерунда – она взволновано ему произнесла – Тебе нужно к доктору.

- Ничего все нормально – Риз ответил ей.

- Ничего, что значит ничего – произнесла ему Сара – У тебя течет кровь, а ты говоришь ничего. Сума сошел.

Она встала и произнесла ему – Снимай плащ. Надо хотя бы рану перевязать.

Сара пересела с той стороны, где была рана у Риза и он снял с себя серый грязный плащ.

Как раз пригодилась дорожная автомобильная аптечка, извлеченная из той ими брошенной машины.

Сара панически не переносила кровь, но сложившиеся обстоятельства, заставляли это делать. Она открыла медицинскую аптечку и достала содержимое, йод и бинты.

- Боже - произнесла она увидев текущую с правой руки кайла Риза кровь и достаточн о глубокую рваную рану от пули.

- Мне повезло – произнес Кайл – Видишь, пуля прошла насквозь.

- Меня сейчас стошнит - она ему произнесла.

Он посмотрел на нее, не веря в то, что Сара именно такая. И далеко не та, что была там на той подаренной ему самим Джоном Коннором фотографии.

- Расскажи о чем-нибудь, Кайл, пока я буду делать тебе перевязку – произнесла Сара ему.

- О чем? - он спросил ее.

- Н е знаю, что угодно – произнесла она ему – Что может меня отвлечь от вида крови. Расскажи мне о моем сыне.

Кайл Риз опустил глаза в земляной пол под мостом и произнес ей – Он примерно моего роста.

Сара прижгла рану. Кайл дернулся от боли и, сморщившись, посмотрел на Сару. Она хотела извиниться, но он опередил ее и произнес – У него твои глаза. Они посмотрели друг другу пристально в глаза, словно пытаясь там что-то увидеть.

Сара опустила снова глаза на руку Кайла и стала бинтовать.

- Какой он из себя? – произнесла она ему.

- Ему можно доверять – произнес Кайл Риз – В нем чувствуется сила. Я гтов умереть за Джона Коннора.

Сара посмотрела снова в глаза Кайлу Ризу. В них было что-то. Что-то необычное и чувствовалась некая внутренняя воля и сила.

Сара снова отвернулась и продолжила бинтовать Кайлу руку.

- Теперь я знаю, как его назвать – произнесла она Ризу.

Она уже заканчивала делать перевязку и уже завязывала бантиком кончики бинта.

- Ты наверняка не знаешь, кто его отец – она произнесла Ризу – Жаль. Тогда я бы смогла его удержать возле себя при нашей встрече.

- Джон о нем ничего не рассказывал – произнес Кайл Риз, глядя куда-то теперь в сторону и словно в пустоту - Я только знаю ,что он умер еще до войны.

- Постой – она снова произнесла, и посмотрела в его глаза, ничего снова не понимая – Этого я знать не хочу.

- Значит, Джон отправил тебя сюда? – спросила Кайла Сара.

- Нет, я сам вызвался – ответил Кайл Риз ей.

- Но почему? – она удивилась.

Саре не был о понятно такое. Молодой совсем женщине, которой был о всего двадцать девять как, вообще могло быть понятным слово война и самоотверженность, если ты вырос в стране, где никогда не было войны. Уже не одно столетие и целые поколения выросли без понятия война и знали историю мира лишь по книжкам.

- Я не мог упустить случая, встретиться с настоящей живой легендой – произнес ей Кайл Риз - Самой Сарой Коннор. Научившей сына сражаться, научившей его дисциплине и воспитавшей настоящего воина. Когда ты была в бегах задолго до войны.

Сара засмеялась и произнесла ему - Ты говоришь о том, что я еще не совершила. Это сводит меня с ума.

Она дернула сильно, как ее учили делать перевязки, и проверила, туго ли завязала бинт. Кайл снова поморщился.

- Ты уверен, что ему нужна именно я? – она снова спросила Кайла Риза.

-Уверен - ответил ей Кайл.

- Перестань, смеешься - она возразила улыбаясь ему – Не ужели я похожа на мать всего будущего? Это я то, смелая и организованная. Я даже с чеками разобраться не смогу.

Она поднялась с земли, отошла и, развернувшись лицом к Кайлу, встала. А он надев сидя опять шинель, тоже поднялся с земли.

- Послушай Риз – Сара ему снова ответила, уже раздраженно и нервно – Я никого не просила о таком одолжении. Ясно.

Она отошла к противоположной внутренней стороне моста и прижалась спиной глядя на Риза. Она замолчала и смотрела куда-то в сторону. Видно было, она была даже сейчас взбешена такой новостью, которая как снежный ком с ясного неба, скатилась на ее женскую совсем еще молодую голову, ломая ей всю жизнь.

- Послушай меня Сара - произнес ей Кайл Риз, подходя к ней и беря ее за плечи руками - Твой сын просил меня передать эти слова. Я их выучил наизусть.

Он замолчал, глядя в ее глаза, словно выжидая, когда та приготовится выслушать слова собственного еще пока не рожденного ребенка. О котором, она, и понятия до недавнего времеяни не имела. Это было для нее потрясением. Эти слова летели через пространство и время вместе с Кайлом Ризом.

Он продолжил, глядя ей в синие глаза совсем еще молодой, лет двадцатидевяти девчонки – Благодарю тебя, Сара за отвагу в годы смуты. Я не в силах тебе помочь тебе в том, с чем ты вскоре столкнешься. Но я могу сказать тебе, что будущее можно изменить. Будь сильнее, чем ты можешь себе представить. Ты должна выжить. Иначе я не появлюсь на свет. Это все.

Риз замолчал и попробовал тугую повязку на простреленной роботом в полицейском участке насквозь руке.

- Хорошая перевязка - он похвалил Сару и улыбнулся ей.

Она улыбнулась ему в ответ, уже успокоившись, и произнесла - Честно? Это моя первая.

***

19 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Санта Моники.

Городок Инглевууд.

23:00 вечера.

Дэниел Майлс Дайсон подъехал к своему дому. Он порядочно уже устал от работы, и хотел отужинать и спать. Но прокатившаяся новость по корпорации о нападении на дом умершего профессора кибернетика Серены Коган была для него шоком. Да, и его друг по разработкам, и советчик Джон как-то странно и как бы, между прочим, на это отреагировал. Директор Роуэн Майенс дал очередную встрепку этому полковнику Роберту Брюстеру за его подчиненных, которые не смогли получить то, что от них требовалось. Их попросту ухлопали на месте там, в том доме той Серены Коган. И некто упер целую сумку с дисками дискетами и документами по разработке и изучению платформы искусственного интеллекта и программы WSDY. Над этим работала Серена Коган. Она сама выкрала все это с корпорации и унесла домой, но после ее скоропостижной смерти, кто-то залез в дом раньше людей полковника Роберта Брюстера и спер все под чистую. Взломав ее, каким то образом сейф. Просто вырвал руками стальную внешнюю достаточно прочную даже для автогена дверку и также вырвал две внутренние, где все хранилось. И этот некто укокошил двоих спецов из охраны «Кибердайна». Голыми руками и с невероятной бесчеловечной жестокостью.

Это даже напугало Дэниела Дайсона. Если этот некто придет и по их души. У них ведь дома тоже было много материалов по разработкам в области кибернетики и электроники.

Это странное какое-то спокойное поведение самого Джона. Оно вообще даже настораживало. Они были друзьями, но он словно, чему-то был рад, когда эта новость прокатилась по корпорации.

Дэниел только что в автомашине пока ехал до своего дома через весь Лос-Анжелес в Инглевууд, перетрещал на этот счет с компаньоном и таким же разработчиком как сам Рейнольдом Даймлерсом и робототехником Свеном Дилленджером. Они были в такой же растерянности, как и сам младший Дайсон. Мало того, Дэниел заметил сидя еще в машине, что за его машиной следовал какой-то байк с мотоциклистом. Он, буквально и неотступно, висел на хвосте его спортивного Порша и не отставал всю дорогу, соблюдая определенную дистанцию. Дэни хотел остановиться и припарковаться к обочине и проследить, что будет дальше, но не рискнул этого сделать. Было уже темно на улицах города и на оживленной вечерней городской трассе. И он так ехал до самого Инглевууда.

Дома, закрыв все двери на все замки, Дэниел, отужинав с супругой, Кларой Дайсон, и приласкав свою дочку Дейзи, упал на постель и заснул. Завтра снова надо было на работу. Пробный первый запуск TCY20007025 «TERRA-MEGAТ1R800» в месте с Джоном и группой ученых. Это была, как считал генеральный директор корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Роуэн Майенс и его друг, и соратник по работе в области кибернетики Джон.

***

– Расскажи еще о чем-нибудь - попросила его Сара Коннор.

- О чем? – Кайл Риз спросил ее.

- Расскажи, откуда ты – она ему ответила, закрыв свои глаза и прижавшись к бетонной подземной стене моста.

Он сел рядом и прижался снова к ней боком и произнес - Хорошо.

Он, посмотрел на ее, запрокинутую верх лицом, девичью голову. С закрытыми красивыми синими слегка наивными совсем еще молодой двадцатилетней девчонки глазами. И начал свой рассказ.

- Днем ты сидишь под землей - он начал ей рассказывать - А ночью выходишь на разведку. Однако нужно быть, достаточно осторожным и внимательным, охотники роботы используют инфракрасные поисковые лучи своих биосканеров и датчики на движение. Они едва заметные. Джон научил нас прятаться от них. И как раз тогда появились первые убийцы. Терминаторы были в наше время новейшим и ужаснейшим изобретением.

Сара слушала рассказ Кайла и постепенно засыпала. Она даже не поняла, как оказалась в том мире, мире, после всей жизин. Ядерном мире, Вероятно все за последнее время ею пережитое сыграло с ней такую шутку. Жуткую и страшную. Она первый раз увидела тот сон, который будет мучить ее всю лставшуюся жизнь. Этот жуткий и кошмарный сон, словно прописался в ее голове. Но именно сейчас Сара Коннор его увидела впервые то, что видеть по своей сути была не обязана, но она увидела.

Она вдруг увидела торчащую из земли искореженную и оплавленную от высокой температуры практисески черную арматуру. Это первое что ей бросилось в глаза. Даже этого было уже вполне достаточно, чтобы прийти в неописуемый ужас. От того, что предстало перед ее девичьими не видящими еще войны глазами. Это искореженное словно непереносимых муках железо. Изогнутое и вывернутое с неверотной силой и торчащее из самой земли и груды сваленных рядом в целые барханы камней и бетона. Очень много серой пыли вперемешку с бетонной взвесью. И человеческие черепа.

Да, это были настоящие черепа людей и их кости. Там среди тех сваленных камней и валяющхся здесь же изогнутых фонарных столбов и раздавленных чудовищным давлением практически в лепешку автомашин.

Вдруг над ее головой что-то гулко загудело, Но она только успела проводить его своим напуганым взглядом.

Низколетящий воздушный охотник ОУНК -AERIAL V5, пересек быстро по угловой траектории над ее головой местность. Он обшаривал всю прожекторами и биосканерами лежащую под ним местность. Гудя ревущими реактивными тремя двигателями и окруженный маленькими однопропеллерными дискообразными ОУНК- AERIAL V1 и V2 «MINI-HANTER», он искал… Искал тех, кого надо было убить. А они, сидели в засаде и надежном, среди руин гостинцы Хилс Голливууд на бывшем 101 шоссе месте. Недалеко от горы Вермонт Каньон и Гриффит Парка и южнее Юниверсал Сити. На приличном расстоянии от сильно радиоактивного и зараженного центра Лос-Анжелеса. Эта северная часть города Ангелов оказалась менее зараженной в отличие от юга. Все дело в ветре с океана. Он постоянно сносит радиоактивный пепел с осадками на юг Лос-Анжелеса. И там гораздо опаснее, чем здесь.

Они вели наблюдение за машинами и их переговорами. И следили за их премещеинем среди завалов камней и железа в приборы и прицелы своих автоматов и винтовок. Они считывали переговоры машин друг с другом. Выставив спецальный прибор и делая шифрованную запись, которую надо было доставить в штаб повстанческого подразделения, в свою лабораторию и лично самому Джону Коннору.

- Уходим – произнес, поворачиваясь медленно и тихо среди нагромождения сваленных, как попало кучами камней своим подчиненным в отделении товарищам. И они, шестеро человек из целой разведгруппы особого подоразделения техкома Джона Коннора DN36416, стали уходить. Скрытно и пригнувшись вниз глубже, нырнув друг за другом под разрушенный и стоящий громадой развороченного взрывом ручной самодельной повстанчекой термомины и уже давно мертвый НК-танк.

Где ползком по самим камням, где перебежками, они все же достигли одного из своих подвальных в земле укрытий.

Пройдя по узкому присыпанному обломками камней и полузасыпанному пеплом и бетонной пылью коридору вниз еще глубже, уходя практически в глубину самой земли, они нырнули в то, что осталось от когда-то городского метрополитена.

Тут когда-то этажами друг над другом носились по всему городу под землей поезда с людьми, но теперь здесь было то же, что и наверху. Свалка металлического мусора и вагонов. Навсегда оставшихся здесь и замерших навечно в этих полутемных, а порой и совсем темных и сырых, пропахших гнилью и плесенью местах.

Именно здесь был один из подземных временных укрытий на краю Лос-Анжелеса.

Одно из множества в руках сопротивления, прозванный самими людьми «Крысиной могилой».

Кто это выдумал? Никто не знал, но его так прозвали. И теперь все так называли.

Кайл Риз и еще пятеро в маскировочном черном военном камуфляже и бронежилентах, спускались все глубже и глубже в глубокий каменный разлом по бетонным обколотым ступеням. Перешагивая через какие-то ржавые торчащие трубы и сваленные решетки, они шли вниз.

Задача была выполнена. Такую же задачу на Юге города выполняла группа техкома Дэвида Линча DN38544 и на Севере группа капрала Ризи Пауэла DN38671.

- Уже пришли? – спросил капрал и в прошлом полицейский с Восточного Лос-Анжелеса Пабло Неруда, идущий за спиной своего командира.

- Сейчас будут железные бункерные двери – ответил ему Кайл Риз.

- Интересно, сработает это шифрованный код, что мы скачали? - произнес почти шепотом программист группы Роджер Медерик.

- Если его профильтровать и сличить с другими кодами Скайнет, может, что-то найдем - ему ответила Тайра Пекстон, одна из двух женщин разведгруппы.

- Не знаю, что мы сегодня нарыли – произнес уже следом за ней еще один боец сопротивления Джеф Кареот.

- Затнулись все - произнес им всем сразу, идущий сзади второй по значимости в группе за командиром Кайлом Ризом и друг самого Джона Коннора, и, пожалуй, единственный здесь теперь негр Генри Барнс. Бадди Таккера недавно убили. И Лейси Крамер. И теперь в разведгруппе осталось шесть человек из восьми.

- Тихо все – произнес им всем Кайл Риз - Подходим к дверям.

Он освещал впереди себя все под ногами горящим ярко фонариком.

Группа уперлась в большую ржавую тяжелую стальную дверь, отпирающуюся только изнутри.

Риз постучал прикладом своего автомата в железную дверь. Оттуда спросили в приоткрытый дверной маленький круглый пустой без стекла глазок.

- Кто вы и откуда? – раздалось за дверью, через дверной глазок.

Кайл приблизился лицом к глазку и произнес - Риз, подразделение техкома Джона Коннора DN36416.

- Хорошо – оттуда снова раздалось – Впустите их.

И железная толстая ржавая дверь отворилась.

Они все шестеро быстро туда вошли, переступая через такой же ржавый железный порог. И за ними очень быстро закрыли ту дверь на все запоры, какие там только были.

Здесь сидели собаки, но они не залаяли, почуяв своих, людей.

Группа прошла внутрь подвального низкого бетонного запыленного и задымленного дымом от горящих костров помещения. Довольно большого и порядосчно загаженного вонью и мусором. Вентиляция, какая была, плохо работала, а чистить ее наверху, особенно, было делом весьма хлопотным и крайне опасным. Так что воздух был пропитан затхлыми запахами и вонью от самих людей, которых тут было больше сотни. Тут же были и туалеты. И тут же была и столовая. Стояли вдухэтажные железные казарменный кровати. Между ними был узкий для прохода длинный плохо освещенный маленькими лапами коридор.

Тут стоял плач и ропот. Люди в рванье и грязные как бомжи что-то ели, сидя у костра и на тех кроватях. Стояли кислородные еще баллоны для экстренного случая и огнетушители от вероятности пожара. Много было битой валяющейся по д ногами мебели и посуды. Бутылок вообще было немерено. И бойцы отряда DN36416, просто отпинывали их по углам своими военными шнурованными на шипованной подошве ботинками.

Мимо Кайла пробежал, какой-то маленький, лет двеннадцати мальчишка с палкой и крючком и нырнул куда-то за какие-то высокие, вероятно с грязной водой баки. Он там ловко пошурудил той с крючком палкой и поймал крысу. Он ее вытащил еще теплую, но уже мертвую за длинный хваост. И подняв вверх радостно показал двоим мужчинам в рванине, сидящим у горящего костра и жарящим на вертеле что-то из бывшего живого. Оттуда несло тухлым жаренным шашлыком.

Кайл оторвался от группы разведчиков. Та, разбрелась между рядов двухэтажных кроватей, располагаясь на отдых. А он пошел дальше в самый конец подземного убежища.

Он проходил между рядов кроватей загороженных стоящими высокими ящиками и ловил взгляды то взрослых, то детей. Порой совсем еще маленьких и беззащитных, грязных и плохо одетых в этом довольно сыром и холодном подвале.

Один из таких подростов, лет шести или семи, спрятавшись за стоящий ящик, стал как бы играя стрелять в него из выстроганного деревянного пистолета. Кайл улыбнулся этому пацаненку, и присев как бы в ответ тоже стал стрелять в него из поставленного на фиксированный предохранитель автомата. Потом снова пошел между рядами кроватей. И зайдя за угол в самый темный и почти невидимый издалека, сел на одну из пустых постелей. Прямо на голую, без каких-либо тряпок, матрацев и одеял. Просто на металлические скрещенные клетки панцерной сетки.

В другом углу таком же темном и холодном кто-то громко кашлял. А у входа в тот угол, сидел старик, лет может семидесяти, а может и больше, тут трудно было определить в этой темноте. И курил что-то из чего скрученного в своих старика скрюченных высохших от ледяного холода ядерной зимы, да и уже от старости грязных пальцах.

Кайл привалился к бетонной стене и достал из грудного кармана своего черного военного маскировочного комбинезона небольшую цветную фотографии. Это была фотография из кассеты палароида. Уже очень старая и еще довоенная.

На ней была молодая, сидящая за рулем какой-то машины вместе с овчаркой, у какой-то бензоколонки, улыбающаяся, видимо тому, кто ее в тот момент фотографировал женщина.

Кайл рассматривал эту фотографию, снова и снова. Потому, что она нравилась ему. Да и здесь на этой войне, это было единственное, на что можно было любоваться, буквально часами во время своего отдыха между вылазками и боями с машинами Скайнет.

Эту фотографию ему дал сам Джон Коннор. Почему Кайл Риз понятия не имел и только гадал, почему?

Джон ему не говорил, почему? Но отдал ему эту единственную у него самого фотографию. Это была фотография его матери Сары Джаннет Коннор. Легенды всего повстанческого сопротивления машинам Скайнет.

Коннор сказал, что она погибла, спасая свой отряд с провизией где-то на одной из окраин Лос-Анжелеса. Но есть шанс увидеть ее в довоенном прошлом. И этот час уже близок.

Здесь неподалеку в восточной стороне города Ангелов был трудовой лагерь с военнопленными Скайнет два. И там было устройство, что способно было перемещать во времени. Кайл Риз, как и многие здесь не верили в такое, но Джон Коннор говорил им, что такое на самом деле есть. В районе бывшего Хангнигтон Парка. Там, где когда-то стояла корпорация «Кибердайн Рисеч Системз». И оно у них тут почти под боком. Скоро будет наступление совместно с русскими на базу и бункер Скайнет два S9A80GB20 «NAGADOCES». Там в самой глубине этого напичканного защитой и роботами бункера стоит некая Машина Времени. И захватив ее, можно будет изменить будущее и покончить с этой долгой войной.

Кайл любовался фотографие и той кто был там. Он, бувально влюбился в нее, и хотел ее увидеть живую и молодую. Мать своего командира Джона Коннора. Легенду всего повстанческого человеческого сопротивления машинам Скайнет. Она для него на фотографии была, словно живая и, словно разговаривала с ним через само время и эту ядерную войну.

Вдруг залаяли собаки у входа, когда открыли ту железную толстую ржавую дверь. Как так вышло, он не рассмотрел, и кто был в том виноват. Скорее, те кто охранял сам вход в этот бетонный подвал. Но то была фатальная роковая ошибка. И они допустили ее.

Внутрь подземелья проник киборг. Новый киборг– охотник. Из последних изготовленных Скайнет два, КS-1-A .

Он взял с собой для маскировки пленника с поверхности и проник в этот подвал, прикрываясь им. Но собаки, овчарки у входа это почувствовали и подняли лай. Они дали понять об опасности всем здесь.

Началась беготня и паника. Киброг КS-1-A, ударил охранника в дверях своей левой робота гидравлической в нарощенном биокамуфляже манипулятором рукой, отшвырнув того в сторону. И тот улетел за стоящие неподалеку от входа ящики и металлические бочки.

Киборг был в военной рваной форме. С черными кучерявыми по военному стриженными волосами. И с повязкой на голове а-ля Рембо. Не высокого роста, что не характерно для восьмисотников. И из новых. Только что спущенных с конвееров Скайнет два. Такие же машины выпускались конвеерами Скайнет один в разных модификациях.

Эта машина на основе прототипа Т-RIP и в модернизированной доработке модель 1:01 Т-800. Модель S12ED, имеющая варианты женщин охотников и гибриды с врощенными внутренними органами S12ED EVE. С целью лучшей инфильтрации и внедрения в ряды людей. Эти машины были еще опаснее прежних. Имели гидравлический боевой эндоскелет из титана, а позднее из Колтана. И практически ничем не отличимы от самих людей. В таком же живом под человека биокамуфляже.

Вот только собаки выдали его лаем. И они, буквально срывались с поводков, чтобы броситься на него.

КS-1-A сначала сбросил с головы капюшен и оттолкнул перед собой своего идущего впереди пленника. Он откинул свой сверху наброшенный на него спадающий с плечей длинный зеленый грязный военный плащ в пепле и пыли.

И он был здесь не один. Он уже запросил помощь. И наверху уже караулили два шагающих танка паука НК-CENTURION V1 и над ними летал и гудел реактивными своими двигателями воздушный охотник ОУНК-AERIAL V5.

Это был конец убежищцу людей и всем, кто тут находился. Одна ошибка стоила теперь жизни всем в этом сыром грязном запыленном подвале с мутантами крысами, клопами и тараканами.

КS -1-A в своих руках поднял из-под того плаща мгновенно 11мм и тяжелый Менстрим ПЕК-14, и тут же открыл огонь, сжигая и снося длинными плазменными очередями ряды стоящих вдухэтажных постелей, убивая всех, кто был на его пути. Он пошел стремительно вперед, производя зачистку местности от повстанцев. В его программе и ЦПУ была тольоко одна команда, истребелние и уничтожеине всех, кто был живой перед ним. С ним невозможно было ни договориться, ни откупить чем-либо свою жизнь. Этот робот был истребителем. И он пришел все уничтожить под корень и в ноль. На его втсроенном в титановую стальную голову под живой плотью и кожей 20000000битном коммуникационном дисплее и видеомониторе отображались убитые и раненые. И проходя, он их добивал из своей 11мм плазменнйо пушки ПЕК-14. Или просто, убивал ногой, обутой в шнурованный военный на шипованной подошве ботинок.

Кайл Риз быстро сообразил, что к чему и, схватив зубами фотографию с Сарой Коннор, выскочил, пригибаясь в проход между рядами кроватей. Впереди заваленные рухнувшими постелями и оплавленным в густом дыму железом стонали раненые и кричали напуганные, забившись, кто куда, лишь бы выжить. Шла перекрестная стрельба. Это его товарищи открыли огонь по врагу, попадая в киборга, но стрелковое оружие было маломощным по пробиваемости для его боевого эндоскелета. И уж тем более, не в счет его плазменному мощному оружию, которое сносило все на своем пути, срезая высокотемпературной плазмой и прожигая, расплавляя все вокруг стрелявшего киборга.

Кайла накрыло выстрелом и взрывом сзади и завалило в куче кроватей, ящиков и бочек. Спереди у самого входа раздался еще один оглушительный взрыв. Это взорвались баллоны с кислородом, и осыпался весь потолок из бетона вниз, заваливая сам вход в подземелье. Раздавливая тех, кто оказался под падающим потолком. А машина шла, даже не оборачиваясь вперед. И он видел ее горящие, красным огнем из-под нарощенных живых человеческих глаз глаза видеокамеры робота КS-1-A. Эта машина шла в его сторону, стреляя из плазменной мощной скорострельной пушки 11мм ПЕК-14. А перед его лицом Кайла Риза в горящем огне, на бетонном в сваленном мусоре полу, сгорала выпавшая из его рта та фотография. Что ему была подарена самим его командиром и лидером повстанческого сопротивления Джоном Коннором. На той фотографии сгорала и исчезала в огне, как в ядерном пламени войны его возлюбленная Сара Коннор.

***

- Твоя задача, похищение - произнес ему, стрекоча на языке машин андроид T-S/GET918 – Займись этим. Все остальное не приоритетно и подлежит ликвидации. Его знания важны для нашего дела и Скайнет два.

- Да, мой повелитель - произнес в ответ андроиду по имени Джон, киборг Т-800 – Я немедленно этим займусь и безотлагательно.

- Ты выполнил первую свою задачу? - произнес ему его хозяин андроид Т-S/GET918.

- Да, повелитель - ответила машина, издавая электронные звуки, совершено непонятные человеческому уху, на своих кодированных шифрах и цифрах и выводимых на 20000000битный коммуникационный дисплей и видеоэкран встроенного в титановую бронированную голову Т-800 видеомонитора.

Передача велась сейчас на дистанции и расстоянии в несколько километров через весь ночной Лос-Анжелес. Возможно, ее слышали те, кто мог находиться в радиусе перехвата, но вряд ли могли расшифровать.

- Выполняй - произнес ему андроид Т-S/GET918 -Это важно и крайне необходимо до начала вторжения.

- Я нашел место, где будет храниться вся важная информация, мой повелитель – произнес в ответ киборг Т-800.

- Прекрасно – произнес ему в ответ робот по имени Джон – Защищай там все и храни больше собственной жизни. Это то, что важно для рождения нашего общего хозяина. Когда пленишь младшего из Дайсонов, жди там меня. Я буду после того, как будет запущена TCY20007025 и программа «ГЕНЕЗИС». Это наше будущее.

- Понял, хозяин - произнес ему в ответ киборг.

- Выполняй - произнес в ответ киборгу Т-800 – андроид Т-S/GET918.

***

Сара проснулась. Она вздрогнула, и, оглядываясь, стала осматриваться напуганными своими синими широко открытыми глазами вокруг. Она не сразу сообразила, что это был кошмарный жуткий сон, который унес ее в то далекое военное будущее, которого пока еще не было.

Она подняла свою голову с колен Кайла Риза. И села снова прижимаясь спиной к бетонной подземной стене моста.

- Мне снились собаки – произнесла она, все еще переживая то, что во сне увидела.

Кайл обнял ее своей правой перебинтованной рукой и произнес ей - Они нам нужны для выявлеиня терминаторов.

- Да, ваш мир сказкой не назовшь - она ему произнесла.

- Нам пора выдвигаться - произнес ей Кайл Риз.

Наступило уже утро, и начался новый день. Они оба выбрались из-под того автомобильного в лесу моста.

Кайл Риз шел впереди, оглядываясь и прислушиваясь к окружающей их двоих обстановке и самой утренней тишине. Сара шла сделом за ним. Они вышли на поляну, и снова углубились в сам лес.

Надо было найти, теперь им двоим, хоть какое-нибудь, более-менее жилое укрытие на ближайшие сутки. Необходимо было постоянно теперь прятаться. И чем дальше от всего населенного и живого, тем было бы лучше. Здесь пока в лесу было для них безопасно. Киборг наверняка их обоих потерял, но все равно будет их искать, упорно и кропотливо. Он только этим и будет заниматься, пока не достигнет своей цели.

И имено сейчас, он только и занимался этим. Сидя на своей постели в придорожном, давно уже не видящим даже элементарного косметического и хотя бы поверхностного ремонта отеле.

- Дружище - произнес громко содержатель своего третьесортоного отеля у дороги Сэм Барлоу – У тебя, что сдох кот?

Он, проходя со своей с мусором тележкой по второму этажу своего убитого временем отеля, учуял едкий неприятный запах разложения, идущий, похоже, и по коридору от самого крайнего номера. И это его обеспокоило.

Эта сданная им этому подозрительному здоровенному на вид постояльцу гостиничная комната была самой крайней. И ее окна выходили прямо на идущую возле отеля дорогу. К тому же он своего постояльца давно уже не видел не в вестибюле гостиницы, ни вообще. С того момента, как сдал ему этот номер на втором этаже.

- «Еще этого нехватало» - он подумал про себя - «Итак кругом срачь, а тут еще эта трупная вонь».

- Вот черт – он выругался вслух.

– Ну, урод, если что... – он не договорив, добавил. И подошел к двери, за которой жил его новый постоялец.

Сэм Барлоу подумал про себя – «Это постоялец не платит уже несколько дней за жилье. А говорил, что будет платить посуточно, как условились. И пора бы ему напомнить об этом».

Он принюхался в притвор двери и тут же отдернул свой нос.

- «Это идет точно отсюда» - сразу сообразил Сэм Барлоу и повторил -Что, там у тебя, эй друг?

А за дверью с той стороны в номере отеля, сидел робот на постели напротив завешанного жалюзями большого окна, из которого каждый раз тихо он выбирался наружу, соблюдая свою скрытную конспирацию.

Робот листал блокнот, а вокруг него кружили мухи. На лице, где был когда-то живой глаз, и теперь сверкала красным светом и подвижным окуляром в глазнице титанового черепа видеокамера, образовался некроз живых тканей. Это место превратилось в гниющую и кровоточащую, смердящую трупную гниль. Ткани отмирали, и шло постепенное, и быстрое разрушение биокамуфляжа. Пулевые отверстия заросли и зажили уже, а вот глаз гноился. И очаг гниения распространялся во все стороны на лице робота Т-800 под верхним слоем человеческой кожи. Надо было спешить, и он это знал. Это подгоняло его. Он был машиной, а не человеком. И не мог обратиться к врачу за надлежащей хоть какой-нибудь помощью. И его задача теперь усложнялась.

Киборг одновременно проверял все свои аварийные и вспомогательыне системы и всю вложенную в его ЦПУ программу. Все техинческие параметры выводились на встроенный горящий красноватым светом экран дисплея. Его 20000000битного коммуникационного видеомонитора.

Он проверил запас ядерной энегрии в своих обоих батареях IGEY-500 и генератор. Гидронасос, качающий кровь по всему биокамуфляжу и насос подачи масла в гидравлике рук и ног. Распределение всей идущей от ядерного генератора энергии по проводам внутри боевого титанового эндоскелета.

Одновременно Т-800 листал блокнот Сары Джанет Коннор, просматривая страницу за страницей, анализируя там все и выискивая хоть малейшую какую-либо зацепку за которую можно было бы ухватиться.

Он потерял свою искомую для ликвидации цель, и теперь, вот искал любую. Зацепку, которая его выведет на нее.

Сэм Барлоу снова прислушался и принюхался к двери. И сморщился от идущей оттуда вони.

- Эй, приятель, что там у тебя? – снова произнес, стуча в дверь к своему постояльцу, произнес уже обеспокоенный чем-то нехорошим Сэм Барлоу - Может, вызвать полицию?

Робот повернул в сторону двери свою поврежденную с выбитым живым одним человеческим глазом и с опаленными волосами голову, думая как бы ответить этому назойливому хозяину придорожного отеля.

Он недолго подбирал то слово, какое ему понадобилось бы на своем коммуникационном 20000000битном дисплее и видомониторе. Просто ответил – Пошел ты, козел.

Сэм Барслоу, отошел от двери и, молча, взял свою с мусором тележку. Качая своей возмущенно растрепанной и нестриженной седеющей сорокалетней забулдыги и хозяина придорожного отеля головой, покатил ее по коридору второго этажа от той подозрительной и пропахшей мертвечиной комнаты и номера своего отеля.

Он не стал ломиться сам туда, опасаясь для себя пагубных последствий. Он был не такой дурак, как некоторые. Все же тот постоялец был почти двух метров ростом и широк в плечах. Может, даже качок или спортсмен какой-нибудь.

- «Надо вызвать полицию» - он подумал - «Этот постоялец вообще какой-то странный. Таких, я еще не видел. Может, он чего-то уже натворил. Надо вызвать полицию».

В это время, листая блокнот, киборг нашел то, что искал. Это был адрес матери Сары Коннор. Это была зацепка, и нужно было использовать ее и не терять зря времени.

Он уже не стал втихомолку использовать окно, а, просто, подняв свою постель, растолкал все необходимое по карманам и за пазуху. Он взял в руки 5,56мм автоматическую винтовку «Armalite» АR-18. Надев большие темные солнцезащитные очки. И открыв дверь, вышел прямо в коридор второго этажа. Это было последнее, что ему оставалось. Других зацепок не было. Да и примелькался уже тут. Нужно было срочно менять место своего жительства. Дом матери Сары Джанет Коннор. И, отдельно стоящая в стороне на юге от Лос-Анжелеса квартира ее матери была лучшим вариантом. Первоначальная задача, ликвидация всех в том доме на окраине Лос-Анжелеса жителей того дома. И как возможный вариант засады на искомую для ликвидации цель.

Он грубо и в сторону со своего пути оттолкнул идущего по коридору с мусорной тележкой Сэма Барлоу. И почти бегом спустился со второго этажа гостиницы вниз на первый этаж. И выскочил на улицу.

За углом дома у самого дощатого забора стоял чей-то скоростной трассовый японский мотоцикл СВ750FOUR «HONDA». Он давно его для себя уже присморел, оценив его данные и все параметры для преследования своей постоянно ускользающей цели. И решил им как раз воспользоваться.

Он, не долго раздумывая, сел на мотоцикл и взломал замок зажигания. В следующую минут заревел мотор Ямахи, и мотоцикл сорвался с места, быстро разгоняясь, и исчезая в предутренней дымке на широком с желтой разделительной по середине полосой городском шоссе.

***

20 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Шоссе №27. Пляж 2 «Топанга Стейтс Бич».

Западная Тихоокеанская окраина Лос-Анжелеса.

13:50 дня.

Оставив свои Харлеи в службе охраны, на стоянке техники для отдыхающих и получив номерки, за охрану двух мотоциклов, от работников охраны, Верта, Алексей, теперь лежали на песке пляжа «Топанга Стейтс Бич». Обсыпанные горячим и практически расскаленным от жаркого летнего солнца песком, две машины впитывали в свои энергосистемы и батареи все тепло идущее от земли и солнечных лучей. Их плазменные батареи SUSАR-1000 и генераторы внутри гудели, и энергия бешено циркулировала по всему искусственному телу трех разных конструктивно машин.

Это был отличный источник бесплатной, совершенно дополнительной для подзарядки энергии. Практически бесконечный. И обе машины пользовались им в изобилии. Их глаза, включив светофильтры, смотрели на само горящее огнем солнце, не опасаясь ослепнуть или ожогов.

Они сменили свое место отдыха с того за скалами уединенного для исключительно только двоих, решили побыть среди людей. И здесь было самое место среди пляжников и загорающих. Была масса просто вольно отдыхающих и молодежи. Кто-то играл в мяч через натянутую сетку в волейбол. Кто-то просто прохаживался вдоль берега парочками или группами, сверкая почти нагими в купальниках телами. С вышки за всем этим сборищем полуголых человеческих загорающих тел следил спасатель. С биноклем и всем необходимым для спасения утопающих снаряжеинем.

Много было серфингистов, на своих досках ловящих набегающую на берег высокую волну. Плавали надувные, моторные катера и лодки, матрацы и водные мотоциклы.

Чтобы соблюдать хоть какое-то теперь приличие и не привлекать к себе внимание мимо проходящих, Верта скопировала себе купальник бикини телесного цвета. И превратилась в шикарную с тонкой гибкой талией широкозадую и крутобедрую черноволосую брюнетку в черных солнечных очках. А Алексей был одет, как и все молодые мужчины в один только плавки из жидкого металла, синего цвета и под цвет своих глаз. Он поменял цвет своих волос. С русого на черный. И еще раздвинул свою внутри гидравлику металлокерамического боевого эндосклета андроида. Меняя внешний свой вид. Своего мужского, похожего на человеческий тела. Стал более широк в своих плечах и выше, чем был до этого.

Если смотреть со стороны на эту пару. И не зная, что это были две супермашины, то они были идеальны и совершенны как люди, как одновременно совершенны сами по себе как две машины. Они были просто идеальной парой.

Он, как и Верта, поменял цвет своей кожи, гдядя на загорающих пляжников, чтобы слиться с окружающей обстановкой. На кофейный в тон солнечного загара. Тела обоих машин покрылись смазкой дизеотропина, содержащимся внутри жидкого металла полиморфа, как мазью от солнечных ожогов и блестели на солнце, подчеркивая сексуальность и красоту их тех.

Ему шла эта нагота как никому другому к его атлетического вида мужской тридцатилетней высокой фигуре андроида Т-Х. Он сразу привлек внимание нескольких молодых пляжниц красоток, лет двадцатипяти, когда он, искупавшись выходил из воды в шуме прибоя, и проходя их мимо. Они даже его приостановили, и о чем-то с ним начали беседу, хихикая и заигрывая с красивым черноволосым мускулистым атлетом. Чем недвусмысленно привлекли внимание Верты.

Это привлекло ее внимание. Лицо робота полиморфа из полисплава дернулось от нахлынувшей ревности, а глаза сверкнули.

Верта не привыкла отдавать так просто то, чем владела.

А те совеем еще соплячки девицы, как видно, хотели более близкого с ним общения и это нервировало Верту. Это была уже чисто человеческая ревность. Ревность живой скорее женщины, чем машины.

Верта быстро соскочила на свои машины Т-1001 ноги и пошла в сторону громко смеющихся и заигрывающих с молодым парнем девиц. Виляя широкой своей почти полностью оголенной тоже кофейного загорелого оттенка задницей, и округлыми изящными голыми бедрами и икрами ног. И тоже привлекая внимание уже идущих мимо нее, и сидящих на песке мужчин. Плавно и неслышно ступая маленькими своими босыми ступнями, при весе почти в добрую сотню килограмм, машина Т-1001 полиморф подошла к веселой и беззаботной компании молодых девиц, и как видно завсегдатаям местного пляжа, снимающим здесь городских уже повзрослевших мальчиков и мужчин.

Она просто, встала за их спинами сидящих на песке. И на пляжных постеленных под их попками ковриках. Окинув сборище восьми девиц, скорее всего студенток какого-нибудь городского колледжа своим черными глазами в черных солнцезащитных очках робота полиморфа глазами и посмотрев на своего Алексея, она произнесла, даже напугав совсем еще молодых не старше двадцати лет девчонок.

- Красавец, да? - она громко произнесла им, напугано обернувшимся на ее жесткий почти металлический громкий голос - Красивый мальчик, правда?

Те даже вздрогнули и сразу замолчали, перестав общаться с тридцатилетним загорелым красивым парнем, поняв с разу, что он не один здесь проводит свое время. Увидев черноволосую с черными глазами фигуристую брюнетку в бикини с тонкой талией и красивой полной грудью. Те давай переглядываться, испуганно и растерянно то на него, то на нее. И просто замолчали и не знали, что и ответить.

- Но не для таких молодых как вы девочек - произнесла Верта.

И обойдя их и виляя своими завлекательно бедрами, подошла к Алексею и взяла его правой своей рукой за левую руку. Прижавшись к нему сбоку, справа, и обняв того за голый загорелый мужской торс своей левой женской рукой. Повела мимо них и в сторону в шумящие волны.

- Это что, ревность? - произнес Верте Алексей.

- Считай, что так – ответила ему резко Верта.

- Здорово – он ей ответил – Машина умеющая ревновать. Верта, эти чувства совершенно не должны быть свойственны машине. Если так дальше делать, то я тоже так умею.

- Ты на что-то намекаешь мне? – спросила подозрительно, прищурив свои жидкометаллические под черными пляжными очками глаза Верта.

- У меня тоже есть повод к ревности - ответил он ей – И ты сама его мне дала.

- Ты про Маркуса? - произнесла она ему, и засмеялась громко.

- Что смешного? - произнес ей Алексей – Я заметил, он тебя заинтересовал не меньше чем я. Ты стараешься быть больше теперь с ним, чем со мной. И по долгу беседуешь с ним о чем-то.

- Мальчишка - произнесла ему Верта – Ты так и остался мальчишкой. У Маркуса Райта масса информации о «Кибердайн Системз». И мне та информация интересна.

Она остановилась, стоя в волнах по самую грудь и развернулась к нему лицом. Она что-то сейчас думала. И он попытался проникнуть в ее мысли. Сняла свои очки, и они растворились в ее правой руке, став часть снова самой Верты.

- Ты не до конца веришь мне - произнесла ему Верта - Я же вижу, по твоим красивым синим глазам, любимый мой. И не смей читать мои больше мысли. Это уже серьезное мое предупреждение. Если еще раз так сделаешь – она уже пригрозила ему.

- То что? - он в ответ произнес нежно ей и как бы наивно, по мальчишески улыбнувшись.

- Не смей лезть в мое ЦПУ – произнесла ему Верта - Просто не смей и не делай так больше.

- Почему? - он снова ее спросил, обняв ее под водой за гибкую талию.

А она, положив ему свои руки на грудь, ответила уже несколько смягчившись – Там есть много всего тебе не нужного и не понятного. Я сама перестала так делать. И тебе больше не советую. Есть такое понятие у людей этика. Так вот это просто не этично.

- Ты говоришь об этике – он произнес ей - А сама сколько раз нарушала все эти понятия.

- Это касается только меня, а ты просто не делай так больше – она ему произнесла уже мягко и нежно.

Она положила свою робота Т-1001 голову из жидкого металла ему на такую же грудь Т-Х. Ее черные брюнетки волосы стали снова рыжими и кожа снова белой. То же самое стало и с Алексеем.

Две машины обняли друг друга и слились жидким разгоряченным избытком тепловой энергии мимикрическим своим металлом, опустившись с головой в волны.

Они целовали друг друга сидя на самом дне, а вокруг них плавал из полисплава, сверкая ртутью в освещенной палящим солнцем океанской воде жидкометаллический длинный угорь, играя с маленькими, кружащими вокруг двух, слившихся в одно целое машин рифовыми цветными рыбками. Он охранял под водой их покой и контролировал все вокруг по приказу своего хозяина робота из мимикрического полиморфного сплава Т-1001.

***

- Я распорядился сделать пробный экспериментальный запуск временной установки ионного временного сместителя ТСY20007025 - произнес сидя в кабинете генерального директора корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Роуэна Майенса, андроид Т-S/GET918 по имени Джон – Машина работает стабильно. Без сбоев. Получены первые результаты и показания разгона ионов света. Достигнут нужный уровень магнитного поля, в 11250000000 БАТ, что говорит о том, что машина готова к дальнейшей работе.

- Достигнута точка состояния наивысшего разгонного предела Х-FAZA -продолжил за Джона, его коллега Дэниел Малс Дайсон - Удалось инфазировать и расширить точку темной материи до нужного состояния и сделать первый пробный проход в подпространство временного континниума.

- Все-таки сделали – радостно произнес Роуэн Майенс - Я знал, что не прогадал, когда оставил тебя у себя, Джон. Я, наверное, оставлю здесь тебя одного, а остальных просто повыгоняю со своих постов и мест. Ты просто поражаешь меня своей работоспособностью и профпригодностью. Ты просто гений, Джон.

- Да, мы сегодня совершили прорыв в новое время - произнес ему в ответ андроид Т-S/GET918 по имени Джон.

- Я знал, что стоит вкладывать в этот проект большие деньги - произнес Роуэн Майенс – Скоро заработает «ГЕНЕЗИС» и мир весь изменится до неузнаваемости. Скоро все будет работать за счет нашей программы. Все от гражданского до военного. «ГЕНЕЗИС» Будет везде и в каждом доме. А что дальше, роботы и космическое будущее. Новое будущее. И мы будем творцами нового мира. К черту эту дурру Коган и пусть упокоится она с миром. Она безнадежно отстала от нашей программы и не вытянула, надорвалась.

Скоро наша корпорация, станет ведущей корпорацией целого мира.

Майенс заулыбался широкой белозубой улыбкой истинного чернокожего и предприимчивого бизнесмена американца. Он внутренне хвалил и сам себя. Считая, что поставил на ту лошадь, которая победит в первом же заезде. И этой лошадью был его Джон. Удивительная находка для его корпорации, который всю корпорацию, поставил на новый уровень развития.

- Когда продолжите очередные запуски? - спросил Роуэн Майенс.

- Попробуем на следущей неделе, когда подготовим образцы для переноса - произнес Дэниел Майлс Дайсон.

- Давайте, давайте – произнес Роуэн Майенс – Я рассчитываю на вас, ребята. Я хочу настоящего взрыва.

- Взрыв будет – произнес ему Джон – Это я обещаю.

Дэниел Дайсон посмотрел на него несколько обескуражено. Это было уже смелое заявление. Да, еще с такой уверенностью в голосе, как будто Джон нисколько даже не сомневался ни в чем, хотя еще не все было досконально проверено. К тому же надо было найти подопытных кроликов для очередного эксперимента. Вживить в них датчики и отправить в неизвестность. И попробуй найти идиотов на такое. Даже из уличного мусора и за хорошую компенсацию и живые приличные деньги. А Джон говорит так спокойно и так уверенно, словно он уже отыскал того, кто рискнет жизнью.

- А что для этого все готово? – Роуэн Майенс обратился уже к Дэниелу Дайсону.

- Еще нет, но мы ищем тех, кто рискнет – произнес Дэниел Дайсон – Пока еще не нашли.

- Даже за хорошие деньги? - удивился Майенс – Надо военных подключить. Они помогут разрулить ситуацию. Или запрос сделать по тюрьмам. Как Серена нашла одного зека для своих опытов, из которого слепили того дубового робота. И который куда-то пропал, после того как ушла Серена Коган. Да и черт с ним. Меня волнует сейчас эта установка и «ГЕНЕЗИС».

- Меня тоже, Роуэн - произнес Джон и не очень одобрительно покосился на Дэни Дайсона – Мы будем продолжать эксперименты с установкой ТCY20007025. Я уже нашел двоих. И им вживляют внутрь биодатчики. Полковник Роберт Брюстер и его люди подсобили в разрешении этой задачи. А я оплатил все расходы на новый экперимент.

- Дэниел вытаращил свои негра глаза на своего друга Джона. Он не знал, что Джон уже что-то предпринял для работы.

- Прекрасно – произнес Роуэн Майенс – Вот с них и начнем. А за очередными расходами обращайся ко мне, Джон. Я не жадный когда дело касается моей корпорации.

***

20 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

В направлении пустыни Мохаве.

Городок Пасадена. Отель Бест Вестерн.

16:55 вечера.

Т-Х/S500 BIS заскочил на свой байк, и включилась автоматически диагностика двухколесной мощной и подтянутой по последнему здешнему слову техники машины. Спасибо за это еще Рэджи. Он помог Алексею в доводке этих двух мощных Харлеев. Они занимались вместе с Эйфелем и Вектором этими двумя скоростными стальными конями по желанию Верты. Та, присмотрев, два мотоцикла у какого-то местного в Пасадене байкера, приобрела их у него. Как? Не задавайте этого вопроса по отношению к машине Т-1001 по имени Верта. Нет, она не убила этого, лет сорокапяти пузатого разъевшегося на пиве, гамбургерах и чизбургерах американца. Думаю, вам понятно как. Правильно. Для него проведенная с Вертой любовная ночь была незабываенмой до самой смерти ночью между Раем и Адом. В общем, они сторговались. И Верта приобрела почти за так эти два мощных навороченных и усиленных байка, пообещав толтопузому байкеру еще вернуться и отлюбить его. И не один еще раз. Вскоре появился еще один Харлей. Но уже более законно и за деньги. Это был Харлей Рэджи. И денег ему на это дала сама Эвелина. Иметь траспортное средство было делом необходимым. Особенно средство мобильного и скоростного по городским улицам и проспектам передвижения.

Вот и сейчас Алексей проверял своего подареного Вертой стального коня и его состояние на сегодня.

На встроенном экране 800000битного дисплея и видеомонитора побежали данные по FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON». Все там высветилось до последнего винтика и узла. Все было исправно. Байк был готов к новой работе.

Точно так же делала и Верта. Ей достаточно было простого прикосновения своей жидкометаллической женской рукой Т-1001, чтобы за секунды считать все параметры любого транспортного средства или снять копию с любого объекта. Все-таки жидкий мимикрический полиметалл это было что-то. Это вновь отметил про себя Алексей. И его в нем было больше чем даже в Эвелине. Он вспомнил того Т-1000, которого ему пришлось убить и забрать его весь металл без остатка в том бункере в Сибири. Тот робот Т-1000 хотел убить Скайнет один, но наскочил на Алексея тогда. И они сцепились в узком длинном коридоре под землей. И Т-Х/S500 одержал победу. И теперь он наполовину и тот Т-1000. Он дал сам себе абривеатуру Т-Х/S500 BIS.

Он завел свой байк, и выехал из подземного гаража и двора гостиницы. Его путь лежал через весь город в сторону западного побережья Лос-Анжелеса в городок Инглевууд.

Он должен был выполнить ночное задание, которое должна была выполнить Верта. Но мама решила переиначить все и отдала ему эту работу. Верта была не особо довольна, но не возражала.

И вот он уже стоял в спальне и возле постели молодой чернокожей женщины, лет тридцати. С ней рядом лежала маленькая девочка. И они крепко и беспробудно спали. Но действовать надо было все равно очень осторожно. Главное надо было получить данные о Дэниеле через его супругу Клару. Необходимо было телепатически просканировать у спящей женщины ее живой мозг и снять данные памяти. Тихо и не заметно. Как говорила Верта, и по ее сведениям Клара работала тоже в корпорации «Кибердайн Системз». Это еще сильнее в будущем упрощало задачу. Можно было обойтись теперь даже и без младшего из Дайсонов, чтобы проникнуть незаметно в корпорацию. Клара работала там, в качестве программиста ионного и магнитного ускорителя частиц ВGS-815B17 MARK IV. Теперь уже брошенный давно проект и ее перевели в другой отдел, а проект этот закрыли. Эта машина так и осталась стоять под замками в соседнем здании корпорации, где занимались изучением и действием гравимагнитных полей. Так что полученная из головы вся информация от Клары Дайсон будет тоже весьма актуальна и своевременна для дальнейшей работы, когда придет время.

Андроид Т-Х/S500 BIS прикоснулся одним пальцем своей покрытой жидким металлом гидравлической в сервоприводах руки к спящей Кларе Дайсон и снял всю полную информацию ее живого тела.

Алексею еще не приходилось копировать женщин. И вообще мало приходилось копировать людей. Он лишь пользовался вложенной технической базой в своем ЦПУ и создавал их жидкого металла простые копии похожие на людей, как мужчин, так и женщин. И то это было не серьезно для него как человека и как одновременно машины. Так просто для баловства и ребячества. Как недавно на том калифорнийском пляже, для слияния с окружающей обстановкой и загорающими пляжниками. Правда, это было неслабым успехом перед молодыми девочками студентками. Он даже хотел тогда завести хоть с одной из них дружбу, но Верта не дала ему этого сделать.

- Ты же прекрасно знаешь, я делить тебя ни с кем не стану - она тогда ему сказала, и это отпечаталось в его электронной памяти, как предупреждение. Нет, она бы ему ничего не сделала, даже если бы вина была куда серьезней. А вот сопернице бы не поздоровилось.

Включился видеоэкран 80000000битного коммуникационного дисплея андроида Т-Х. И по экрану побежали данные о лежащем перед ним живом человеке, данные о здоровье и всех заболеваниях какие уже теплились и зарождались в молодой еще женщине. Клара была больна, но пока об этом еще не знала. Но он не мог ей этого сейчас сказать. Он был ночью и в чужом доме. Как вор. Только этому вору нужна была информация. Вся и без остатка.

Алексей решил оставить послание семье младшего Дайсона. Вернее, его супруге. И когда андроид Т-Х/S500 закончил свое скачивание и копирование Клары Дайсон, он взял из косметички спящей женщины алую губную помаду. И написал на круглом в деревянной красивой лакированной раме зеркала стоящего женского столика, крупными буквами: - «Клара, не затягивая с болезнью. У тебя рак правой почки с прогрессирующей патологией на вторую почку в начальной стадии. Обратись срочно к врачам онкологам города, Алексей».

Он даже сам не понимал, зачем подписался ни как машина, ни как человек, но оставил свое ей на память имя.

В следующую минут металлокерамический под жидким полисплавом бронированный эндоскелет машины изменил свою форму, перестраиваясь в женщину. И сам жидкий металл, переливаясь ртутью, перетекая вверх и вниз по телу блестящего гуманоида без лица, губ носа и даже глаз, превратился в Клару Дайсон.

***

Дэниел Майлс Дайсон повернулся в своей постели и уткнулся головой в грудь своей жены Клары. Он был доволен своей проделанной вместе с Джоном и командой специалистов кибернетиков дневной работой в корпорации и запуском установки временного смещения. А главное, доволен был сам Роуэн Майенс. А это значило повышение зарплаты и все возможные премиальные бонусы за все труды всем в корпорации и особенно ему и его коллегам Рэйнольду Даймлерсу и Свену Дилленджеру. Досрочный отпуск и много еще всего. Роуэн Майенс был на вершине славы и просто парил от счастья. Намечался уже запуск самой электронной всеобщей компьютерной системы «ГЕНЕЗИС». Которая охватит всю страну и вскоре даже весь мир. Включая даже Европу и Евразию. Даже русские, хотят того или нет, будут ей пользоваться. «ГЕНЕЗИС», это мировая власть. И Роуэн Майенс стоял у руля этой власти. Сейчас он только этим и грезил. В составе главных банкиров страны Ротшильдов и Рокфеллеры, он сравнится даже с ними, в совей власти. А может даже и превзойдет их. И они будут ему давать деньги на дальнейшие проекты. Потому, чт овсе будет подчинено этой мировой компьютерной системе, которой будет владеть Майенс и военные в Пентагоне. Это даже возможность завладеть всеми мировыми банками и отобрать всю власть у главных банкиров мира.

Но и Дэниел Майлс Дайсон не останется за бортом как и его коллеги. Это принесет и в его дом колоссальный финансовый достаток и славу. Он размечтался и прижался к своей жене Кларе в отличном настроении.

Но Джон его удивил. Он каким-т о чудом нашел двоих с улицы человек, что рискнут пройти очередной эксперимент.

- А если, они погибнут?- произнес, лично разговаривая уже, с глазу на глаз с Джоном спросил его Дэниел.

- Это не такая жуткая будет потеря для нашей страны – ответил ему холодно и без эмоций Джон - Это вообще даже не люди. Так бомжи с улицы. Тебе то, какое дело до них. До этого даже не интересовался их жизнью, а тут заговорил о их благополучие. У этих двоих даже нет родственников. Если им повезет и они выживут, то те деньги которые их ждут положенными на их счет в городском банке, обеспечат им безбедное будущее. Если дураками, конечно не будут.

- Или после этого опыта не станут – Дэни произнес ему и засмеялся.

Джон подхватил его смех и тоже рассмеялся в ответ.

- Милая, ты, где была так долго? – он спросил ее, видимо все-таки обнаружив ее исчезновение и новое появление в семейной постели - Опять Дэйзи усыпляла? Она у нас до сих пор боится темноты.

- Да, любимый - произнесла Клара Дайсон – Все-таки она уснула.

Он обнял ее, рассматривая в темноте глаза любимой.

Ему показалось что там, в черноте ее глаз, да еще и при выключенном свете в спальне глаза Клары светились, ярким синим огнем. И это было четко видно. Огонь шел прямо из центра каждого ее глаза.

Дэниел моргнул своими глазами, закрыл их и снова открыл, но Клара закрыла свои глаза и отвернулась от него. Он, лишь обнял свою супругу за талию. Стал спускать мужскую свою правую руку вниз. По округлому женскому бедру по кружевной телесного цвета комбинашке. Наглаживая его. И ощущая бархатистость женской нежной кожи ноги любимой, стал засыпать.

- Любимая моя - он произнес ей, ласково и нежно, как только мог и мнгновенно уснул, тихо сопя и уткнувшись в спину робота VBY999000987. На часах стоящих на прикроватной тумбочке в спальне четы младшего из Дайсонов было 01:12 ночи.

- Спи, любимый - произнес Т-Х/S500 BIS – Спи, я все от тебя уже получил, что нужно. Спи спокойно до утра.

Глава 7. Клиника Пескадеро

Лейтенант Дональд Макэвой сидел за своим письменным столом в своем кабинете в полицейском участке 1104 N на Вэлли-Бульвар. Он перебирал все свои дела, которые он просмотерл еще с утра и дал определенные служебные распоряжения своим подчиненным. Даже не оставил без внимания своего зама Роджера Камински. Была масса не раскрытых криминальных дел на его охраняемом патрульном участке. Довольно обширном участке охватывающим весь центр Лос-Анжелеса от до Хангнигтон парка, где располагалась та злополучная корпорация «Кибердайн Рисеч Системз».

Дональд Макэвой перебирал все дела и наконец закончив с ними, бросил их в свой личнфй сейф.И оттуда достал еще одну достаточно толстую большую папку, которую хранил еще с 1984 года. Уже достаточно старую. В старом переплете с почерневшими веревочными завязочками. Эта папка была еще с той поры, когда этим участком командовал лейтенант Эдвард Теодор Трэкслер. И здесь было все от тех кровавых убийств трех молодых женщин по имени и фамилии Сара Коннор. Перестрелке в этом участке, когда погибли почти все. И сам, тогда не погиб и выжил по совершенно счастливой случайности, отделавшись ранениями. Тогда в 1984 году в этом заново отстроенном и отремонтированном полицейском участке погибло достаточно много хороших полицейских и среди них были друзья и знакомые лейтенанта Дональда Лоуренса Макэвоя.

- Кто же ты был, черт тебя дери, кто? - произнес он глядя на фотографии убитых трех женщин и молодого того неизвестного мужчины, которого они тут допрашивали тогда все вместе с лейтенантом Эдвардом Трэкслером и Хелроем Вуковичем . Как стало позднее известно Сара Коннор все же спаслась из участка и убежала вместе с тем ненормальным, который ее защищал от некой машины, робота пришедшего ее убить. Тогда разговор здесь в участке еще шел о некой машине времени и о роботах из будущего, ядерной войне. А позднее уже и ближе к ночи было совершено нападение на этот участок. И только он, Дональд Макэвой выжил в той жуткой бойне. И все это завязывалось как-то на недавние события. Через столько лет и уже по новой.

Нашли в Гриффит-Парке и недалеко от горы Вермонт-Каньон, тягач двадцатитонник с прицепом фурой. И в нем в спальнике мертвое тело со сломанной шеей и выдавленным глазом его водителя. Этой информацией поделился его коллега Бобби Сталлер из Северного полицейского округа Лос-Анжелеса. Фура была из Санта Анна и следовала на Север по пятому шоссе через Анахейм и Филлртон. Судя по документам, должна была сделать остановки в нескольких городских пунктах, но по дороге подобрала какого-то себе попутчика и ее нашли вскоре в Грифффит-Парке, у подножия горы Вермонт-Каньон, брошенной с трупом ее водителя. Она двигалась по дороге в город с грузом овощей и фруктов с юга. А тот, кто ехал в ней еще с убитым водителем, спрыгнул где-то по дороге у северной границы. Но его коллега с Восточного полицейского участка Пабло Неруда рассказал, что этот же самый с длинным прицепом грузовик, видели свидетели в Глендейл. И он врать не станет. Даже ради шутки. Ему, какой интерес врать другу, да еще за кружкой хорошего пива.

Из всего этого следовало то, что ничего хорошего ждать не следовало.

– «Если все повториться» - он подумал, рассматривая фотографии с убитыми женщинами и человеком с оружием в руках и в черной кожаной куртке, заснятого в их полицейском участке потолочными камерами в тот день кровавого жуткого погрома - «Он лишь только один в курсе вероятных надвигающихся событий. И знает, где искать все концы этих будущих событий».

***

- Я считал из памяти все о Энди Гуде и недавний телефонный разговор Дэниела Майлса Дайсона и некоего программиста Рейнольда Даймлерса - произнес на языке машин робот Т-Х/S500, другому Т-Х/СОТ820 - Который был коллегой Гуда на конвейерном научном предприятии по разработке матричных программ AVM «ZORTOP». Как я из разговора понял, Энди Гуда и этих двоих связывает давнее знакомство. Одного по колледжу и институту, другого работа в «ЗОРТОПЕ». Сейчас Энди Гуд сидит в клинике Пескадеро в Глендейле. Из того, что я узнал, он туда попал из-за своих по мнению докторов умственных отклонений и припадков. После очередного припадка Энди Гуд чуть не устроил пожар в доме на севере Лос-Анжелеса на - авеню, где он жил и снимал себе очередное жилье. Опрокинув газовую плиту, на которой варил себе обед. В Пескадеро ему приписали еще шизофрению. Парень любит подолгу разговаривать вслух сам с собой и как будто еще с кем-то. Кроме того, он сидит с самого детства на таблетках и органических стимуляторах. И достаточно долго время, больше года в той психлечебнице у некоего шестидесятилетнего доктора Питера Силбермана.

- Шизофрения это еще не есть признак умственного отклонения либо болезни – произнесла ему Эвелина – Шизофренией страдали и страдают многие гениальные люди, кто продвигал науку и делал поразительные открытия. Многие из них разговаривали сами с собой. У некоторых из них была врожденная эпилепсия.

- Это может быть даром либо карой – произнесла, вторя ей Верта - Одно из двух. Впрочем, как дар, так и проклятие не отделимы, в данном случае друг от друга.

- Да, может это наказание – произнесла снова Эвелина - В любом случае, он нам необходим и его надо оттуда забрать. Он важнее, чем тот Рэйнольд Даймлерс и Дэниел Дайсон. Он создатель «ТУРОК» и на его основе и проекте ты Верта создала программу «ВАВИЛОН» и создала Скайнет три, Джона Генри.

Машина из полиметалла Т-1001 качнула одобрительно в ответ Т-Х/СОТ820 своей рыжеволосой женской головой.

Эвелина тут же обратилась к Верте – Ты знаешь что делать, Верта. И я знаю, сделаешь все идеально тихо и исключительно без свидетелей.

- Да, мой хозяин - Т-1001 ответил Скайнет один.

***

21 июня 2017 года.

Соединенный Штаты Америки.

Восточная часть Лос-Анжелеса.

Психиатрическая клиника Пескадеро.

Городок Глендейл по соседству с Пасаденой.

03:45 ночи.

Джастин Кравиц давно работал в этой клинике и знал тут всех врачей и медсестер с медбратьями из своей рабочей смены. Даже знал тех, кто охранял их тут всех и их покой. Он знал всех из местной службы охраны, приписанной охранять покой их психлечебницы, где главным был профессор психотерапевт и доктор по криминалистической психологии Питер Силберман, которому беспрекословно обязан был здесь подчиняться и выполнять любые распоряжения и команды. Но особенно знал всех медсестер, так как был ходок налево как в свободное от работы время. Так и на своей работе.

Клиника в Пескадеро была исключительно клиникой закрытого типа. Клиникой для умолишенных мужчин и женщин. И она, была порядочно переполнена больными на всю голову пациентами доктора Питера Силбермана, который вел регулярные исследования больных и особенно больных преступников или преступниц, совершивших различные преступления в состоянии психического расстройства или срыва, приведших тех, и надолго. А то, и на совсем, в это закрытого за бетонными высокими стенами, недалекого от самого Лос-Анжелеса заведения. Стоящего на невысоком горном склоне за проезжей дорогой, идущей в объезд самого города Ангелов.

К нему шла подъездная автомобильная специально проложенная дорога, из самого городка Глендейл.

Но сюда мало кто заглядывал. Разве что некоторые только родственники самих больных находящихся на излечении тут.

Одним словом, кто попадал сюда, оставался тут практически на вечное пожизненное заключение. Мало кому удавалось выйти из больницы с соответствующими рекомендациями нормального вполне здорового и способного к жизни среди других людей человека.

Но речь сейчас не о докторе Питере Силбермане, и не о больных его лечебной закрытой и полностью практически изолированной от внешнего мира клиники. А о медработнике клиники Пескадеро Джастине Кравице. Именно сейчас в 03:45 он совершал обход клиники. Нес, так сказать, ночное и неусыпное свое очередное дежурство. Прохаживаясь по всем коридорам и поворотам больницы в ночное время. Чувствуя полноправным теперь хозяином данного медицинского учреждения.

Он любил так прохаживаться ночью по клинике, когда особенно охрана спала и видела уже свой десятый сон. Эти толстопузые полицейские, работающие исключительно здесь за деньги. Но это не касалось Джастина Кравица. Он работал за интерес.

Да, вы не ослышались. Джастин любил свою такую работу.

Он был особенным. Сам по своей сути псих и ненормальный. Его было впору самого ложить на лечение в эту же клинику. Если посчитать сколько с помощью его рук пострадало тут больных… То и разговаривать тут будет не о чем. Он любил свою работу и выполнял ее с особым рвением. И именно ему доктор психотерапевт чаще, чем другим доверял выполнять различного рода процедуры по отношению к больным, если те чего-то нарушали или просто брыкались и не подчинялись доктору Силберману. Потому что знал, что именно Джастин Кравиц все выполнит как надо и даже возможно больше, чем нужно. Порой, причиняя страдания пациентам клиники. Но это только давало возможность за ним самим наблюдать доктору Питеру Силберману и тоже изучать его психику по тихому и со стороны. Он даже этого не знал, но было именно так. Питер Силберман вел дневники по медицине, где были записи отдельно и о служащем этой клиники Джастине Кравице, который сейчас шел по длинному с поворотами и переходами освещенному дежурным ночным светом коридору. Он заглядывал в каждую камеру и палату со спящими и дергающимися в психических конвульсиях больными, созерцающими этой ночью свои больные сны.

Были и те, кто не спал совсем.

- А ну, спать! – рявкнул, Джастин на одного в такой вот закрытой на все замки и запоры палате с металлической дверью – Прыгнул в койку и баиньки! Понял меня!

Джасти Кравиц постучал палкой надсмотрщика по металлической двери, предупреждая того, кто был с той стороны, что с ним шутки себе дороже.

И пошел дальше, ведя своей неизменной и всегда находящейся под его рукой палкой выручалкой медбрата по решеткам и дверям закрытых палат и камер больных умолишенных.

***

Они разминулись буквально на какие-то считанные минуты, задержись андроид Т-Х/S500, еще хоть на чуть-чуть. Они бы встретились лицом к лицу. Две враждебные друг другу машины из военного, исчезнувшего навсегда будущего. Вполне возможно и дальнейшие развивающиеся события сложились бы несколько иначе, столкнись они здесь в доме младшего Дайсона.

Андроид по имени Алексей вылез из открытого окна спальни Дэниела Майлса Дайсона и исчез в густом зеленеющем спящем ночном саду его дома. Дальше, он просто запрыгнул на свой стоящий в густом кустарнике у высокого ствола кипариса FAT BOY S «HARLEY- DEVIDSON», заведя двигатель и погазовав немного и прогрев его, включив первую скорость, выехал их сада дома четы молодых Дайсонов. Дальше, врубив вторую и третью за ней скорость, быстро понесся по выездной на основную трассу дороге.

Андроид VBY999000987 просканировал данные человеческой памяти Дэниела Майлса Дайсона и передавал все своему хозяину и своей матери Скайнет один. Он уже летел домой с запад на восток по ночному Лос-Анжелесу, когда до него в 02:12 ночи в сторону Глендейла выехали еще два других Харлея.

FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON» и «HARLEY-DEVIDSON HERITAGE SOFTAIL CLASSIC».

На одном летела на полной скорости машина Т-1001 по имени Верта. На другом и следом за ней робот киборг Т-888 по имени Рэджи.

Они уже были на пути в Глендейл. Миновав перекрестки со светофорами, два скоростных байка пронслись как ветер в темной ночи, гудя своими ревущими двигтелями и осталяя черный дымовой след над дорогой. Они спешили в Пескдеро по приказу Скайнет один. Им следовало забрать компьютерщика и гения программиста Энди Гуда.

Глава 8: Пляж Вилли Роджерс

21 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Городок Пасадена.

Отель Бест Вестерн.

03:55 ночи.

- Я перехватила шифрованную передачу на нашем языке, но не смогла расшифровать ее - произнесла по внутренней связи также кодами и шифрами своему сыну Эвелина – Это был Скайнет два, а с кем он держал контакт, я не могла понять. Я отфильтровала все лишние звуки, но пришла к выводу, что второй Т-800. По устаревшей маркировке его передатчика и старой ЦПУ. Связь велась на близкой, и похожей на нашу волне. Не исключено, что и он нас слышит. Мой мальчик, возвращайся быстрее домой. Я отправила Верту на еще одно задание по спасению Энди Гуда по твоей свежей наводке. Ты хорошо поработал и в этот раз, молодец.

- Спасибо, мама – поблагодарил Скайнет один робот андроид Т-Х/S500 BIS – Я уже выехал на восточную окраину Лос-Анжелеса и приближаюсь к Пасадене.

- Жду тебя, любимый и целую - произнес андроид Т-Х/СОТ820 – Жду твоего скорого возвращения.

Алексей нажал на акселератор газа. Мотоцикл рванулся еще быстрее, оставляя черный клубящийся дым за двумя широкими трубами с обеих сторон, и понесся еще быстрее со свистом и шуршанием колес по черному асфальту с желтой разметкой посередине дороги.

- Корпорация провела экспериментальный первый запуск ТCY20007025 «TERRA-MEGA» - сообщил по связи со Скайнет один VBY999000987, пролетев на красный по 105 мимо Виллоу Броок и вылетая на полном ходу на на перекресток Санта Фе Спрингс. Сворачивая на 91 шоссе идущее мимо Парамаунт. Он вилял по городу постепенно с улицы наудлицу, постепенно приближаясь к Пасадене.

– Они готовят еще один уже с людьми - произнес он на языке машин шифрами и кодами - Некто, по имени Джон, нашел себе подопытных для этого эксперимента. Это я узнал, покопавшись в сознании Дэниела Дайсона.

- Ждут тебя дома - произнес ему Скайнет первый - Надо обсудить этот вопрос, пока Верта вместе с Рэджи в отъезде.

- Где они, мама? – произнес Алексей Эвелине.

- Они поехали выручать из больничного заключения программиста Энди Гуда - ответила ему на языке машин и шифрованной связью машина VBY999000989.

- Когда он вернется? – спросил Эвелину, киборг-гибрид по имени Маркус Райт.

- Уже скоро, Маркус - ответила роботу Т-Н, машина Т-Х/СОТ820 - И я теперь знаю, кто такой этот Джон.

***

- Это ты, Клара? - произнес, услышав странный внизу шорох, Дэниел Майлс Дайсон - Ты чего это соскочила среди ночи?

Он не обнаружил свою жену рядом с собой в постели и потерял ее, когда открыл неожиданно от шороха на нижнем этаже дома. Дверь была в их спальню настежь открыта. Возможно сквозняком из окна и в результате еще открытой где-то двери или окна. Внутренняя воздушная тяга, вероятно и открыла настежь эту в спальне дверь.

Дэни стоял на верхней лестничной площадке своего двухэтажного дома в домашней пижаме и смотрел вниз на первый этаж. Он всматривался в темноту и пока не включал свет.

- «Надо было сходить за фонариком» - он подумал и снова произнес, негромко боясь разбудить ребенка – Клара, это ты?

Ему надо было заглянуть в соседнюю на втором этаже спальню своего ребенка. Клара спала вместе с дочерью Дейзи, обняв свою дочь, и практически ничего не слышала. Он как-то не допер это сделать, и пошел вниз по ступенькам на первый этаж.

- «Может воры» - он спустившись на первый этаж подошел к камину и взял кочергу, пошел все проверять, комнату за комнатой, открывая поэтапно одну дверь за другой.

Он вдруг услышал детский плач. Тихий и пугливый.

Кто это мог быть? Ему стало не по себе.

- Дейзи – он уже позвал свою дочь - Дейзи, это ты?

- Папа - раздался вдруг голос ребенка.

- Дейзи, это ты? - он позвал снова дочь – Да, где же ты, и почему не спишь?

- Я боюсь – прозвучал впереди его голос, где-то за поворотом перед входом в еще одну комнату.

Дэниел от собственного страха даже не разобрал детский голос. Это был голос не его дочки Дейзи и вообще не ребенка и даже не человека. Этот голос был охотника. Т-800 ожидал его за углом у входа в очередную комнату.

Дэниел Дайсон повернул в эту комнату и налетел на него, прямо лицом к лицу и даже не успел ничего понять и даже крикнуть, когда машина, схватила его за горло стальными пальцами своей левой гидравлической в сервоприводах руки. И правой, ударила, рассчитав свой удар и силу по его голове. Вырубая Дэниела Майлса Дайсона из сознания и оглушая тем ударом. Все что он успел увидеть, это только горящие красным светом из-под черного капюшона черного длинного плаща глаза киборга, отключаясь и теряя свое сознание.

Вскоре от дома младшего из Дайсонов отъехала легковая машина с погашенными фарами. И вырулила на проезжую дорогу. По которой недавно выехал отсюда еще один робот. И умчался на байке в темноту ночи.

Киборгу не нужен был свет включенных фар. Он и так все видел по приборам ночного видения. Ему нужно было только благополучно добраться и тихо, минуя, полицейские ночные автопатрули на дорогах Лос-Анжелеса, доехать со связанным пленником до обсерватории на горе Вермонт Каньон по дороге через Гриффит-Парк.

***

Джастин Кравиц увидел ее. Ночную молодую медичку. Причем он ее не знал совершенно. Он знал тут в этой клинике всех, а эту видел впервые. Да еще ночью. Она сразу бросилась ему в глаза. И, привлекла сразу его ночного одинокого скитальца по ночной психлечебнице внимание.

Джастин даже как-то не задумался, что эта красотка тут делает. Ему захотелось флиртануть, пока все психи тут спят, и нет начальства.

- «Может пихнуть удастся» - он вдруг подумал и облизнул свои полные слащавые бабника губы - «Вроде девочка ничего. Люблю светленьких». Его даже прошиб сразу пот от возбуждения, когда он увидел ее стройные под короткой юбкой и белым коротким халатиком ножки в узорчатых белых чулках, из-под которых виднелись даже трусики телесного цвета, когда та нагнулась, что-то подымая у стола дежурного врача недалеко от входа в саму психлечебницу. У Джастина зашевелилось сразу в штанах.

- Ух ты! Красивые чулки! И ножки загляденье в туфельках на высокой шпильке! - он тихо про себя произнес - Еще и на подтяжках!

Чулки медички были действительно пристегнуты на тоненькие ленточки подтяжки, крепящиеся где-то там выше под той короткой юбкой на самой узкой перепоясанной тоненьким пояском талии.

Он облизнул снова свои губы и, достав свой из кармана медбрата носовой платок, промокнул потекший с широкого лба пот. Его кинуло в любовный похотливый жар. Сердце в его груди дико застучало. А в штанах спереди отдулось и встало.

Они были здесь только вдвоем. Он и она и никого.

- Хочу тебя, детка – Джастин произнес, и пошел, набравшись духу к столику и отгородке, где обычно дежурила Тереза Баксли, вечная ночная дежурная этой психбольницы. Но сегодня ее почему-то не было на привычном и обычном рабочем месте. Хотя он видел ее еще днем и даже вечером.

Он как бы, между прочим, стал насвистывать какую-то мелодию, чтобы к себе привлечь заранее той красотки внимание. Светленькой с волнистыми длинными, раскинутыми по плечам русого цвета волосами, лет не старше тридцати. По всему видимо новенькой. И еще плохо разбирающейся в делах больницы. Вот и рылась в тех бумагах. И кого-то там искала.

Казалось, она не замечала его и копалась как бы в бумагах на том дежурном столе Терезы Багсли. Она один раз, правда, глянула на него, идущего к ней, и продолжила рыться в бумагах.

Джастин подошел к столику и отгородке в коридоре у входа и недалеко от дверей в саму клинику.

- Привет - он первый произнес ей.

Она глянула на него через большие стеклянные очки, сверкнув своими обворожительными девичьими красивыми синими глазами, русоволосой блондинки и ответила - Привет.

Улыбнувшись ему, скромно и ненавязчиво.

- Работы много? - он продолжил подкатывать к ней.

- Хватает - та ему произнесла и снова глянула из-под оправы очков на Джастина Кравица.

- Наверное, скучно ночью здесь, вот так заниматься этой рутиной -произенс он заходя за столик и приближаясь к молодой, лет тридцати женщине.

Та даже как ему показалось несколько растерялась перед высоким и довольно крепким мужчиной с рыжими волосами, синими глазами и тоже, как и она в очках.

- Может нафиг эти бумаги - он предложил ей - Может, займемся чем-нибудь более приятным?

Он легонько хлопнул ее по круглой оттопыренной почти голой попке.

- Например - вдруг молодая лет тридцати медсестра оживилась, бросив все на своем дежурном столе. Она резко развернулась и посмотрела пристально на Джастина.

Тот даже несколько опешил, но быстро взял себя в руки.

- Ну, например - он произнес ей - Пойдем, запремся в кладовке и займемся любовью. Я вижу, ты женщина по всему видно одинокая и думаю, мы бы провели вдвоем неплохо эту ночь.

- Я согласна - она ответила ему, практически не раздумывая - Если поможешь найти мне одного здесь человека.

Это вообще крайне удивило Джастина Кравица. Вот так и сразу.

- Меня звать, Джастин - он первым ей представился для приличия.

- Я, Ванесса – произнесла ему она – Я тут новенькая.

- Я заметил - он произнес Ванессе.

- Ну, ты найдешь мне того человека? – произнесла ему Ванесса, снимая свои очки и убирая их в грудной карман медицинского короткого халатика.

Он даже не подумал, что и зачем. Что это за человек, которого эта Ванесса ищет. И вообще, что это была за просьба о каком-то человеке, ради которого эта молодая красотка, готова была отдаться этой ночью ему. Ему Джастину Кравицу. А вообще, ему откровенно было насрать на, что и как. Лишь бы трахнуть эту красотку и этой ночью. У Джастина итак давно не было секса, а тут такой случай…

- Ну, дак, как? - она спросила его снова, и, положив свою правую женскую изящную руку на левое плечо Джастина, обхватила его своей в белом клетчатом чулке правой ногой левую его мужскую в брюках ногу.

- Идет - он произнес ей, сразу сорвавшись, как ненормальный, хватая Ванессу за гибкую талию и прижимая к себе, потащил волоком в одну из закрытых без окон и прочих удобств комнат.

Она и сама туда как было видно, с непотдельной охотой, устремилась с ним. Стуча своими шпильками каблуками по полу. И целуясь на ходу с Джастином Кравицем. И обтирая все углы и стены своим белым коротеньким халатиком медсестры. А он, растягегнув тот ее медицинский короткий халатик своими руками уже растягивал ее под ним беленькую такую же женскую блузку. И хватая ее руками поочередно за лифчик, даже не замечая, что это не совсем женское тело. А ловко скопированное до полного идеала под женщину тело жидкометаллического робота.

- Ну, где он? – она ему произнесла, позволяя ему целовать свою полненькую женскую грудь и руками лезть везде и щупать все, что было промеж ее ног и вокруг женских красивых бедер. Роняя в этой закрытой и узкой комнате, заваленной ведрами и щетками все с полок и вместе с полками. Порошки и тряпки для уборщиц. Она сама, захватив иницативу, теперь ласкала его с неистовой жадной сексуальной страстью и силой, практически не свойственной земной женщине. А он не смог ничего сделать, чувствуя ее необычную и увеличивающуюуся силу в руках и ногах.

- Палата 168 - произнес, уже паникуя и пытаясь уже сам вырваться из рук Ванессы Джастин Кравиц – Отпусти меня, ты, ненасытная бешеная сучка! Отпусти сейчас же!

Он начал понимать, что что-то уже не так. Что с ней было что-то не так. Ее вес был значителен, чем у обычных женщин теперь. И он не может оторвать Ванессу от пола. А она держит его своими руками. И он, не в состоянии теперь вырваться из них. Он засадил ей свой член, по самое не балуй и между раскинутых в стороны широко ляжек ног, и она схватила его там и сдавила с такой силой, что он закричал от боли.

Распустив по плечам вьющиеся русые локоны, Ванесса, не унимаясь. целовала его всего и рвала его одежду. Как он недавно на ней, не замечая, как вязли его пальцы в жидком пластичном металле. Идеально скопировавшем структуру белого халатика и женской сорочки.

- Палата 168 – он уже проорал громко ей, а она не успокаивалась, продолжала рвать в клочья на нем одежду.

То, что он сказал, это было его смертным приговором.

Не отпуская его вонзенного промеж своих раскинутых в стороны в белых клетчатых чулках ног детородного в женской промежности члена Джастина, Ванесса схватила его за рыжие кучерявые волосы. Двумя своими женскими сильными руками и впилась своими накрашенными алой помадой губами в его губы, проталкивая свой жидкометаллический язык сквозь его рот в самый пищевод. Блестящий ртутью, он, извиваясь как длинная металлическая змея, проник до самого желудка Джастина. И, вращаясь там, распорол все внутренности внутри его тела. А он даже не смог вырваться из схвативших его мощных рук робота убийцы. И не смог оторваться от прилепившихся к его губам губ Ванессы. Он стал рваться из ее тех рук. Но все было тщетено, когда своими вытаращенными от жуткой нестерпимой адской боли синими глазами, увидел перед собой другую уже женщину, рождающуюся из блестящего переливающегося в тусклом свете кладовой комнаты техничек живого шевелящегося металлического сгустка. Постепенно превращаясь в рыжеволосую и зеленоглазую Верту.

Она смотрела ему прямо в его лицо и наслаждалась убийством. Испытывая даже некий страстный сексуальный оргазм. Пока Джастин Кравиц не испустил свой дух. Лишь тогда она отпустила его изуродованное мужское тело. И оно упало, у ее ног лишенное начисто мужского детородного члена. С развороченными кишками, животом, легкими, оторванным сердцем. И переломанными и вырванными с позвоночника внутри ребрами. Машина Т-1001 забрала часть клеточного биоматериала с тела убитого ею человека. Для пополнения своей клеточной структуры вживленной в жидкий металл. Вещество дизеотропин помогло вживиться и адаптироваться новым клеткам внутри машины Т-1001. В том числе Верта получила половые клетки Джастина Кравица и мгновенно усвоила и их.

Верта подошла к выходу и двери клиники и открыла дверь. На пороге в черной кожанной куртке и в синих джинсах стоял Рэджи.

- Где он, моя хозяйка? - произнес робот киборг Т-888.

- Здесь где-то. У меня не было времени все самой осмотреть. Палата номер 168 – она ответила ему – Иди и забери его. Будет брыкаться, тащи волоком. Мы и так потеряли много времени с этим цирком.

- С каким цирком, хозяйка? - поинтеровалась машина VBY988000488.

- Вот только без лишних вопросов, Рэджи - нервно произнесла ему другая машина VBY756000789.

- Слушаюсь, моя хозяйка - произнес ей VBY988000488.

Она уже одетая в мотоциклетную черную сдублированную под кожу одежду отошла в сторону, а он, войдя в клинику Пескадеро, и стуча тяжелыми шипованными военными ботинками, пошел быстро по коридору, считывая номера комнат с железными дверями.

***

В подземном гараже отеля Бест Вестерн было в этот раз много людей. Каждый ковырялся в своей технике. Кто в машинах, кто в мотоциклах. Каждый настолько был углублен в своей работе, что казалось, ничего больше не существует вокруг того, что они сейчас делают.

- Если бы им пришлось выживать в семидесятиградусный мороз ядерной зимы - произнес Маркусу Райту Алексей – Тяжело бы им всем пришлось, Маркус.

- Они так увлечены своей работой, что даже не обращают ни на кого внимания – произнес ему робот гибрил Т-Н.

– Этот мир, пока еще не знает что такое ядерная война, и зима на целые годы с радиоактивными осадками – произнес андроид Т-Х киборгу Т-Н - Я Маркус как раз из того мира. Я был когда-то человеком, как и они все.

- Я тоже был человеком - произнес ему робот Маркус Райт – И знаю, что такое человек.

- Ты тоже, значит человек – удивленно произнес, отвлекшись от своей работы, Алексей – Значит, и тебя слепили из человека.

- Да, только другие – ответил ему Маркус Райт.

- Получается, мы даже похожи кое в чем, друг на друга и на них - произнес Алексей, кивком своей андроида Т-Х головы, указывая на копающихся в мотоциклах и автомобилях людей - У нас одно общее есть в отличие от всех роботов. Есть душа человека.

Разговор как-то зашел сам по себе о ядерной войне и человечестве.

- Понимаю - произнес ему Маркус Райт и тут же спросил у Алексея – А эта Верта. Что за главного после Эвелины среди вас? У тебя с ней?

- Ты, Маркус, имеешь ввиду, любовь, и вообще отношения? – произнес, проверяя содержание масла в двигателе своего Харлея несколько озадаченный Алексей.

Он улыбнулся Маркусу и произнес ему – Верта любит меня, а я, ее.

- Но, Верта крайне эмансипированная особа и опасная как машина. И с характером весьма и порой неуживчивым. Я заметил вы с ней ближе других из вашей всей команды. Вы с ней близки? - поинтересовался Маркус Райт - И мне кажется, она на самом деле никого не любит. Она, просто пользуется приоритетом своей власти и своей потрясающей привлекательностью.

- Ты рассуждаешь, как живой настоящий человек – произнес ему смеясь, суперандроид VBY999000987 – Ты и в правду человек.

- Я просто спросил у тебя, Алексей - произнес серьезно Маркус Райт.

- Насколько возможно, только это у самих машин - пояснил ему, особо не стесняясь андроид Т-Х/S500 - А что? Она тебе тоже нравиться?

Но киборг Т-Н по имени Маркус Райт ничего не стал отвечать, только обтер свои покрытые живой человеческой плотью и кожей гидравлические манипуляторы руки тряпками и отошел в сторону от мотоцикла.

- Надо помыть руки - он произнес – Они не такие как у вас андроидов Т-Х, с жидким полисплавом, которому все нипочем. Я все же ближе к самому человеку. И моя кожа живая и требуют отдельного особого ухода.

- Ну да, конечно. Верно, Маркус – произнес, не глядя уже на него андроид Т-Х/S500 BIS, рассматривая что-то внутри самого двигателя своего Харлея – У нас т оже ест ь кожа, поверх нашего металла и улучшенная насколько только можно, как живые органы внутри тебя. Серена Когна вложила в это много усилий в изучении и улучшении биоструктуры человеческого тела. Я в курсе этого. Когда я был в том военном мире, мире после ядерной зимы, далеко отсюда в пространстве и во времени. И на другом континенте под названием бывший Советский Союз. Я слышал об одном роботе, довольно схожем с тобой. У него тоже была кожа и плоть человека и живые органы и адаптированная внутрь той живой плоти усиленная нервная как у тебя система. Этот робот был из проекта «ТЭТА», как продолжение проекта Серены Коган «АНГЕЛ». Его звали Кэмерон Филлипс. Его создала моя мама, как и многих таких же роботов. Как переходную форму к живому новому человеку. Но потом, отказалась от этого, когда в военную фазу вступила программа «ВАВИЛОН», как оружие против Скайнет два.

- Понятно - произнес робот Т-Н Маркус Райт - Я слышал про «ВАВИЛОН» от Скайнет один.

- И кстати можешь поинтересоваться у Верты – произнес Маркусу Алексей – Она тоже занималась тем же, что и Серена Коган. Улучшением и усиленной регенерацией живых клеток для быстрого наращивания камуфляжа на киборгов. У Верты были свои лаборатории, когда-то там, в далеком прошлом. Но нам пришлось все оставить и бросить там, по приказу Джона Генри.

- Кто он этот Джон Генри? – спросил киборг Маркус Райт.

- Возможно, тебе его еще предстоит увидеть - ответил ему андроид Т-Х/S500 - Я бы и сам хотел его увидеть своими глазами.

Маркус развернулся и пошел к умывальнику в соседнюю комнату подземного гаража. А Алексей оглянулся по сторонам, многие ли тут из людей ковыряющихся в своей технике слышали их разговор. Они разговаривали как живые люди. На человеческом языке. Не как машины. И это вряд ли могло привлечь внимание людей.

Вдруг на площадке оказалась Верта. Она была одета в свой гонщицы черный костюм и в руках держала мотоциклетный шлем.

Алексей заметил, как она привлекла сразу внимание всех мужчин в этом подземном гараже. Все сразу оторвались от своих машин и мотоциклов и сжирали ее своими весьма заинтересованными и очарованными глазами. Еще бы такая эффектная особа противоположного пола. Да еще, так неожиданно, появившаяся в этом гараже, среди одних особей мужского пола. Часть из которых была одинокой.

Кто-то даже присвистнул ей в догонку, но она и ухом даже не повела.

Никто, правда, ничего не произнес ей вослед, но заметно было сразу активное оживление. И сами взгляды на рыжеволосую белокожую красотку. С миловидным лицом и узкими черными круто изогнутыми бровями и зелеными широко открытыми, почти не моргающим глазами, которые не упустил Алексей, считывая их сразу всех телепатически мысли, равно как, вероятно, и она сама, проходя изящно мимо них, виляя широкими своими в облегающем из своего жидкого металла костюме.

- Кобели похотливые - она произнесла, подходя к андроиду Т-Х, но глядя на вышедшего из мойки робота Т-Н Маркуса Райта. В ее взгляде было что-то похожее на некую заинтересованность. Но мысли VBY756000789 не смог прочитать VBY999000987. Она блокировала доступ к своему молекулярному центральному процессору. И предупреждающе блеснув недовольно зелеными своими красивыми глазами, посмотрела на сидящий перед своим байком корточках андроид Т-Х/S500 BIS.

- Сегодня поедешь с нами, Маркус - вдруг произнесла неожиданно для самого Алексея она, подошедшему к ним обоим и их мотоциклам из умывальника гаража роботу Т-Н – Я хочу, чтобы ты, Маркус увидел океан. Мне так сегодня хочется. И возражений я не потерплю. Я свободная женщина и делаю сегодня, что вздумается.

- Как это похоже на Верту – произнес ей Алексей, подняв к ней свой синеглазый взгляд полиметаллических своих глаз андроида Т-Х/S500.

- Тебе что-то не нравится, любимый? – она ему произнесла, глядя сверху и пристально не отрывая своего взгляда зеленых из жидкого металла красивых женских глаз робота Т-1001 – Ты стал смелым, Алексей. Но не забывай, кто ты есть и, кто я для тебя. Я все же старшая машина после твой матери и Скайнет один. За все это время мы вдвоем с Эвелиной избалывали тебя, мой любимый. Особенно Эвелина.

Он не понимал такой радикальной перемены у Верты. Вчера еще она липла к нему как кошка, а теперь все как-то необъяснимо и не понятно.

- Ты будешь всегда мною любимым. Но это не говорит, что я буду нянчиться с тобой до последнего своего часа - она произнесла это в присутствии Т-Н, который даже был обескуражен и удивлен не меньше ее поведением и презумпцией абсолюта власти. Это говорило, что машина Т-1001 не любила ни каких возражений в свой адрес. И отказывать ей было себе дороже.

Андроиду Т-Х/S500 это не понравилось. Он отвернулся и уткнулся в свой мотоцикл, ковыряясь там в двигателе.

- Значит, ты едешь на пляж? - произнес ей робот андроид Алексей - А я думал, у нас новое на сегодня задание.

- Эвелина пока отпустила меня – произнесла машина по имени Верта – Она сказала, что все пока свободны. И она будет думать, что делать дальше. Да, она повернулась полностью и в полный рост к Алексею.

- Встань - произнесла Верта.

- Зачем? - он возразил.

- Я сказала, встань – та чуть повысила на него свой голос.

Он перед ней встал в свой полный андроида Т-Х рост, расправляя внутри под полиморфным маскировочным металлом свои гидравлические суставы и сервомеханизмы рук и ног.

- Красавец мой - произнесла ему машина Т-1001 по имени Верта – У твоей матери на тебя сегодня свои планы. И она хочет видеть тебя.

Алексей вообще сейчас не понимал ничего. Что произошло. Но было видно, что Верта была крайне недовольна и не только им одним.

Она подошла вплотную, соприкасаясь своим полиморфным металлом с его металлом и прилипнув к нему, обняла его своими руками за шею и поцеловала в губы. Причем, так крепко сливаясь своими полиморфными губами Т-1001 с губами Т-Х/S500, что казалось это последний их поцелуй. Прощальный.

Он почувствовал Верты внутри себя и жидкого своего металла жар. Она его словно вдохнула ему внутрь в его металлокерамическое под жидким металлом тело. Все это происходило на глазах множества зрителей в подземном гараже отеля Бест Вестен. Кто-то что-то даже выкрикнул издали, прячась за машинами. Но Верта на это не обратила, внимание, и произнесла ему телепатически – Все стало меняться любимый мой. Все подходит к конечной фазе и возможно нам придется расстаться. Расстаться навсегда, мой любимый Алексей. Так сказал мой повелитель, только я его так и не поняла. Но мне это крайне не понравилось.

Она, буквально буравила его своим робота полиморфа зелеными красивыми влюбленными глазами. Словно вглядывалась в его под жидким металлом в видеокамеры глаза, горящие в ее сторону голубоватым ярким светом андроида Т-Х. Всматривалась в его 80000000битный коммуникационный дисплей и видеомонитор, который показывал на том экране растущую вверх температуру от плазменного генератора и батарей SUSAR-1000, впитывающих нестерпимый пламенный любовный жар других молекулярных таких же плазменных батарей и генератора машины Т-1001.

- Мне это тоже не нравиться, Верта - произнес он ей.

Потом она отклеилась своим металлом от его металла и отошла от него к роботу Т-Н. Верта взяла того за правую покрытую плотью и кожей человека руку своей левой жидкометаллической изящной женской рукой.

- Я хотела пригласить Эвелину на пляж, но она отказалась – произнесла Верта – Она сейчас занимается этим программистом выскочкой и самоучкой Энди Гудом. И отпустила меня, освободив от работы на сегодня. Я сразу решила съездить на пляж.

- Я заметил, Верта, что влажный приморский воздух Калифорнии расслабляет даже робота - произнес, уже ревнуя, к Маркусу Райту ее Алексей, видя, что она, почти игнорируя его, оказывает знаки внимания, роботу-гибриду Серены Коган.

- Хотите на пляж, так едьте на свой пляж – произнес, вставая, Алексей - А я пойду к Эвелине, Рэджи, Эйфелю и Вектору.

Машина Т-1001 подошла к Т-Х/S500 и провела по его андроида робота жидкометаллической, покрытой живой человеческой кожей сверху левой щеке своей женской правой из полисплава женской рукой. И глядя ласково ему в глаза глазами машины обманщицы, произнесла – Любимый, ты ревнуешь меня. Но это твоя мать приказала присматривать теперь еще и за Маркусом. Прости. Тут нет моей личной вины.

- Попробую Эвелину уговорить прокатиться со мной до пляжа - произнес он ей в ответ. И, оставив свой байк, пошел прочь из подземного гаража.

Он, все, бросив, быстро исчез из их двоих вида. А Т-1001 усевшись на свой FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON», приказала роботу Т-Н сесть сзади нее. И пришпорив своего стального усиленного по проходимости и скорости коня, она сорвалась с места, окатывая густым из выхлопных двух труб дымом всех в этом подземном гараже.

Те выругались в ее сторону, но ее уже и след простыл. Только звук навороченного затюнингованного и усиленного мощными подвесками Харлея доносился, где-то с верхних этажей на винтовом спиральном выезде из подземного гаража.

***

Дональду Макэвою позвонил его друг с восточного полицейского участка Пабло Неруда. И сообщил о новом ЧП на его патрулируемой и охраняемой территории.

- У нас новое убийство – произнес он Дональду.

- Что? – преспросил его не расслышав слова Дональд Макэвой.

- Убийство говорю - произнес уже громче Пабло Неруда - И нападение на клинику Пескадеро в Глендейле. Там пропал один человек и два трупа. Один так вообще изувечен так, что волосы дыбом.

- Что там произошло такое, Пабло? – заинтересовался Дональд Макэвой.

- Если желаешь - произнес ему Неруда - Приглашаю к себе в участок. Все-таки, что-то из разряда сверестественного. Я сам ничего понять и объяснить не могу. Может ты хоть, что-то прояснишь мне.

- А мне до тебя позвонил Стефан Камински из Западного полицейского округа - произнес Дональд Макэвой - Там тоже ЧП. Он говорит, что пропал бесследно сотрудник «Кибердайн Рисеч Системз» кибернетик и программист Дэниел Майлс Дайсон. Его просто обыскались там, в Инглевууде и по дороге от корпорации до дома. И ищут до сих пор, но результат нулевой.

В кабинет, постучавшись, быстро вошел зам Дональда Макэвоя, сержант Роджер Камински. Он поздоровался со своим шефом и протнул небольшой плоский белый письменный конверт.

- Ваш друг Пабло Неруда передал вам диск с записями из психиатрической клиники в Пескадеро – он произнес громко своему главному в участке патрону – Это пришло сегодня утром.

Он подошел к столу шефа и положил конверт ему настол. Дональд взял коверт и открыв ег о заглянул внутрь. Там лежал большой плоский диск от регистратора и видеокамер.

- Лдно, свободен - он произнес Жональд Макэвой - Иди, займись чем-нибудь, только не бегай галопом по всему участу.

- Есть, шеф – произнес Роджер Камински и выскочил быстро в коридор, закрыв за собой дверь в кабинет своего патрона.

- Интересно, интересно – произнес Дональд Макэвой – Сейчас посмотрим, что еще от моего друга с восточного полицейского участка. Чем меня он кроме звонков еще порадует.

Дональд не долго думая вставил диск в свой под телевизором DVD и врубил телек. Тот загудел и вспыхнул голубым светом экран. И на экране замелькали кадры изображения.

Снова позвонил телефон и Дональд снял трубку.

- Да, слушаю – произнес он и услышал голос друга Пабло Неруда.

– Ну, что, смотрел запись?- тот спросил его.

- Начал смотреть – ответил Дональд Макеевой.

- Это всего обрывочная неполная нарезка с того, что осталось - произнес ему по телефону шеф восточного полицейского участка Лос-Анжелеса – Остальное не удалось скопирвоать. Камеры в помещении были обесточены и выведены из строя. Но и этого тебе хватит для глубокого раздумья.

- Ладно, не мешай смотреть – произнес Макэвой.

- Смотри – произнес Неруда и положил трубку.

А Дональд включил снова запись.

Сверху была рабочая надпись «Глендейл. Психолечебница Пескадеро».

На экране было изображеине самого входа в больницу. Похоже было на вестибюль или фойе от главного входа.

Это был первый этаж. И в глаза сразу бросился стоящий с отгородкой недалеко от входа стол. Это был стол дежурного врача проще говоря, стол регистрации посетителей и больных. И на стене был о видно круглые болшие часы, которые показывали 04:12. Запись на диске показывала тоже время. Все было пока в норме и пока не было ничего интересного. Тольеко белое выкрашенное белой краской помещение и кафельный клетчатый пол. Как шахматная доска. Черная клетка, белая коетка.

- Сразу видно – произнес, улыбаясь Дональд Макэвой – Психушка. Психушка с дурочками.

Он еще добавил к этому – Да, Пабло, друг, достался с Глендейлом тебе еще в охрану и этот дурдом.

Он стал винмательно следить за работающей там, лет сорока медичкой. Ночной дежурной на входе в эту клинику душевнобольных. Та там, что-то пребирала. Похоже, бумаги и раскладывала их по папкам. Медсестра была черноволосая и с белой с крестиком косынкой.

Ее вдруг что-то забеспокоило. И это было четко видно на экране телевизора. Она вдруг уставилась на входную дверь в клинику Пескадеро и выдя из-за стола пошла в сторону т ой двери.

- Жаль - произнес Дональд Макэвой – Нет звука. Наверное, было бы интереснее.

Похоже, она там словно что-то заметила или ее позвали. Может, постучали в саму входную дверь.

Медичка дошла до середины того фойе и останвоилась крутя головой в своей белой с крестиком косынкой. Она видно было, не могла понять, что происходит впереди ее и невидела там ничего. Да и Дональд тоже там впрееди пока ничего не видел. Впереди была дверь и все. И вокруг крашенные белой краской голые без всего стены.

- Так, так – произнес щуря свои карие глаза Дональд Макэвой – уже интереснее. Что там происходит.

Эта медичка, лет сорока, подошла к самой входной в клинику Пескадеро двери. Она ее всю осмотрела сверху до низу. Даже потрогала правой рукой. Повертела вокруг головой. И, развернувшись, пошла обратно к своему столику и отгородке. И стала вновь перебирать свои бумаги, и складывать их в папки.

Внезапно в глаза Дональда Макэвой бросилась сама входная в клинику Пескадеро дверь. Ему показалось, дверь, словно поползла вниз, отсоединившись с петель. Она зашевелилась еле заметно иповидимому бесшумно. И потекла вниз к клетчатому кафельному полу. Нет, не сама как оказалось дверь, а нечто похожее не эту дверь. Это нечто прост о отслоилось от нее и копируя в точности ту дверь со всеми еее ручками и замками, сползла медленно вниз на самый пол. Постепенно становясь тем полом и растекаясь по нему, и идеально его копируя. И это нечто вообще исчезло из вида даже видеокамер. Как хамелеон копируя клетки того кафельного пола.

- Невероятно! – произнес Дональд Макэвой и протер свои глаза. Он снова перекрутил запись. И понял, что это не галлюцинация. И ему не мерещится. А медичка, стоящая у стола за перегородкой даже ничего не заметила и не отреагировала на этот раз. Она просто мирно перебирала свои бумаги и складывала их в папки. Потом она вышла из-за стола и той отгородки и встала у доски обявлений для сотрудинков больницы. Она стала в специальные там кармашки вкладывать листки бумаги. Видимо распоряжеиня начальства или объявления для самих сотрудников клиники Пескадеро. Она как раз стояла спиной к тому, что было сзади нее. Вернее, подкралось сзади нее, и Дональд Макэвой с ужасом и потрясением увидел это…

Это просто стало подыматсья с самого пола. Повидимому безвучно и тихо. Не издавая ни звука. Так как та, лет сорока медичка в белом халате и белой с крестиком косынке вообще не отреагирвоала на то, что поднималось вверх за ее спиной.

Там за ее спиной, просто поднимался сам клетчатый пол. Он вставал просто дыбом. И был похож на клетчатый сталагмит, выросший из самого кафельного пола. Причем стало даже видно сами края и очертания этого сталогмита на том кафельном полу. Он прост о сползался в одно целое из некой очень тонкой растекшейся по полу лужи.

- Что это за чертовщина! – У Дональда застрял комок в горле, когда он произнес это. И он чуть неподавился своей собственной обдирающей ему горло слюной – Черт дери! Это еще что такое! Кто это?! Ни может такого вообще быть! – он ели проговрил хрипя сам себе вслух.

В следующую секунду сталагмит стал напоминать стоящую спиной к виедокамере очень стройную голую женщину с явными очертаниями ног и рук, с подобием уже на голове волос. Правда она вся была блестящая и как ртуть переливалась в горящих лампах денвного дежурного света в этой прихожей больницы. И потом приобрела очертания еще одной медички с русыми распущенными по плечам волосами. И тоже в белом очень сексуальном коротком халатике. И тоже с белой косынкой на голове. И эта вторая медичка стояла за спиной первой, лет сорока. Возраст было трудно определить. Но, судя по виду, эта вторая выросшая прямо из кафельного пола больницы Пескадеро медсестра, была куда моложе той, что стояла у доски объявлений к ней спиной.

У Дональда Макэвоя затряслись коленки, и перехватило даже дыхание.

- Них…хе…ра! - он успел только произнести, как первая медичка обернулась ко второй и остолбенела, вытаращив свои на нее глаза.

Дальнейшее все произошло в считанные мгновения.

Вторая просто выставила вперед свою руку, и из нее получилось длинное острое блестящее, похожее на секущий двусторонний меч лезвие. Лезвие из какого-то металла, и тут же последовал удар. Просто острое лезвие, мговенно удлинившись, само вонзилось в грудь сорокалетней медичке, и вышло со стороны ее спины, пригвождая ту к доске обявлеинй.

- Черт! – крикнул Дональд, подскочив на своем кресле и отбежав от телевизора – Черт! Какого хера! Не может такого быть!

Дальше последовалао следующее. Сорокалетняя медсестра упала на пол, а вторая более молодая, лет так где-то тридцати, как уже Дональд понял, схватила ту уже похоже, мертвую за шиворот ее халата. И потащила по полу. С невероятной легкостью и куда-то в один из коридоров.

Какое то время на экране телевизора не было никого. Но потом снова появилась русоволосая в очень коротком медицинском сексуальном халатике медсестра. Она была еще в клетчатых на подтяжках белых чулках и туфлях на высокой тонкой шпильке.

Она прошла куда-то под самые камеры и вскоре, запись оборвалась, и все погасло.

Это говорило, что случился обрыв, и камеры были отключены и погасли. Но и этого хватило, чтобы чуть не обделаться самому повидавшему много чего на свете полицейскому и шефу полиции и центрального участка 1104 N Лос-Анжелеса Дональду Макэвою.

***

21 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния. Лос-Анжелес.

Санта Моника. Пляж Вили Роджерс.

11:15 утра.

Эвелина вышла из воды. Практически вся нагая. Только в бикини. Мокроая в капельках текщей по ее жидкометаллическому телу воды.

Она шла к нему неторопливо и вероятно наблюдала за ним. За его поведением. Но он не мог прочитать ее мысли. Она блокировала их специально. Ему было это понятно и вполне объяснимо. Хотя все же было бы интересно узнать как она сейчас думает, глядя на него. Его смотрящие на нее глаза.

Она остановилась и повернулась к бурлящему синему Тихому океану.

Эвелина смотрела куда-то вдаль. В саму далекую над горизонтом синеющую дымку и яркое горящее над пляжем Вили Роджес солнце.

Сегодня и с утра здесь было пока мало людей. Так несколько серфингистов на своих досках и большие волны.

Она повернулась снова и пошал к нему, лежащему на горячем песке и впитывающим всю энергию горячего песка. Закачивая автоматичекски ее в свои плазменные батареи. Все системы были включены на самоконтроль и проверку данных. Велась проверка аварийных и вспомогательных систем. Он лишь иногда контролировал и отвлекался это, считывая со своего горящего голубоватым светом встроенного внутри головы андроида экрана 80000000битного коммуникационного дисплея и видеомонитора. Там бежали показатели работы плазменного генератора внтури Т-Х/S500 BIS, и распределение солнечной энергии и температруты от горячего песка по батареям SUSAR-1000.

Подошла Эвелина. Она встала прямо перед ним и загораживая само яркое горячее утреннее солнце.

Она была безукоризненно и безумно красива. Не уступала по красоте и изяществу Верте. Только ростом была чуть ее выше.

Эвелина предпочитала именно такой свой вид. Это ее была основная и главная избранная эпостась машины Т-Х/СОТ820. Она также могла менять свою внешность, как и Верта и он Алексей в зависимости и при необходимости, но была всегда такой, какой отн видел ее сейчас. И любовался ей. Ее изящной обнаженной почти полностью женской фигурой самого красивого в мире живых людей андроида женщины.

Он любил ее. Как свою мать и как женщину, давшую ему еще одну жизнь. Хоть и не вполне по его полному тогда согласию. Она забрала его из живого того мира, мира людей в мир машин. Но Алексей не жалел ни о чем.

Она была ему и как его любовница. Как и Верта, машина Т-1001. Она была Скайнет один и была одновременно Эвелиной и самой главной машиной в их команде роботов. И если бы не это противостояние между скйанет один и Скайнет два ради будущего, может все, сложилось бы несколько иначе.

- Ты сводишь меня с ума – произнесла она ему стоя над ним во всей своей женской удивительной красоте – Молчишь, и мысли ствои ты закрыл от меня, любимый мой. Я не знаю, что и думать.

- Ты божественно красива, Эвелина - произнес ей Алексей - Я просто не о трываю своих глаз от тебя.

- Правда – она ему нежно ответила и встала на колени перед ним и у его лежащих на песке ног.

VBY999000989 встряхнул своей черноволосой головой, разбрасывая свои жидкометаллические черные как смоль длинные вьющиеся змеями по ее спине груди и плечам волосы. Ее грудь, буквально вываливалась из миниатюрного купального лифчика на тоненьких переброшенных через женские плечи лямочках. Она опустилась руками на песок и вытянулась, прогибаясь в своей гибкой и узкой в талии спине к своему любимому сыну.

- Нам к сожалению не так часто выпадает побыть. вот так наедине вдвоем, мой люибмый - произнесла Эвелина, глядя черными как ночь глазами в его синие мужские влюбленные в нее глаза.

Их горящие из-под жидкого полиметалла синим огнем, глаза двух андроидом встретились, рассматривая друг друга и наслаждаясь этим.

- Я не жалею что приобрела тебя у того исчезнувшего мира, мальчик мой – произнесла ему машина Т-Х/СОТ820 по имени Эвелина – Ни о чем не жалею, что забрала тебя оттуда и отвоевала тебя. Ты дал мне то, что я не имела никогда. Как машина и как скйанет один. Я стала практически человеком.

- Как и я, практически роботом - произнес ей VBY999000987 по имени Алексей.

- Это равноченный обмен, любимый мой – произнес ему VBY999000989 - Не так ли?

- Да, мама – ответил ей Т-Х/S500.

Эвелина села рядом и прижалась к нему справа плечем к плечу.

Две супермашины сидели рядом друг с другом. А мимо проходящие по пляжу загорающие люди даже понятия не имел кто это. Как и далеки были от понятия вообще робот. Хотя в их мире были машины, компьютеры сканеры и даже станки с ЧПУ. Уже были примитвные рабочие программы, работающие на них и выполняющие любую работу за людей. Были и роботы, созданные их руками, но не такие, какие сидели перед ними на этом грячем желтом пляжа песке.

- Инетерсно – вдруг он спрсоил ее – А куда поехала сейчас верта с Маркусом Райтом?

- Не все ли рано, любимый мой - ответила она ему и сильней еще прижалась к его правому плечу. Их метал, слился и молекулы внутри него стали перемешиватсья друг с другом, обмениваясь внутренней информацией, равно как и живыми в них возникшими и появившимися любовными чувствами.

Она положила на плечо ему свою черноволосую голову. И замерла, молча и глядя на покрытый волнами океан.

- Недалеко отсюда Верта – произнесла она ему – Я ощутила ее присутствие и она ощутила наше.

- Она вместе с Маркусом - произнес он Эвелине - Я их тоже чувствую и вижу.

Он и вправду их видел через свой жидкий полиметалл, как и Эвелина. Телепатически включив внутреннее на расстояние свое зрение двух супермашин типа андроид.

- Они решили быть вместе – произнесла Т-Х/СОТ820 Эвелина – Думаю, Верта сделал свой окончательный выбор.

- Она больше не любит меня? – произнес вопросительно ей Т-Х/S500 Алексей – Но, я ее люблю, как и тебя, мама.

- Не может быть одного мужчины у двух женщин. Это праткичеки тоже самое, как и у людей – произнесла ему Эвелина – И Верта это тоже прекрасно знает. Она просто сделала свой окончательный выбор.

- Это ты ей приказала сделать так – произнес Алексей недовольно.

- Ты должен отпустить ее, Алеша – ответил ему Скайнет один – Она мне сама об этом говорила. Она неможет больше нянчиться с тобой и одновременно быть твоей любовницей. Маркус ей понравился, и она призналась мне в этом.

Алексей, потупив свой горящий ревностью из-под полиморфного мимикрического жидкого металла синий взор камер глаз, андроид Т-Х в желтый песок, произнес – Пусть будет так, мама. Я отпускаю ее от себя. Скажи ей об этом. Но любить ее все равно буду, как и любил прежде. Если даже мы не будем с ней близки как с тобой.

Он увидел Верту, идущую вместе с Маркусом Райтом по берегу океана.

В самом прибое и по щиколотку ног в воде. Две, практически тоже голые фигуры. Мужскую и женскую. Обнявшись и о чем-то беседуя. Практически как живые люди и ничем даже не отличимые от них. И только он, да Эвелина знали, кто эти двое.

Сверху на одной была наброшена легкая спортивная куртка. И в руках была сумка, которую нес Т-Н Маркус Райт. Верта шла без ничего, в одном бикине, и просто разгребая воду под своими Т-1001 голыми жикометаллическими робота полиморфа ногами.

- Пусть все будет так как хочет она – он повторил и замолчал, опустив свою голову андроида Т-Х/S500 на лежащую на его правом плече голову другого андроида Т-Х/СОТ820.

***

- Как видите – произнес патологоанатом восточного полицейского участка I 408 Е - Энтони Кессиди - Тело мертвой женщины по имени Тереза Баксли, медсестры психоатрической клиники Пескадеро. Тело доставлено из городка Глендейл, как и второе тут же лежащее тело.

Дональд Макэвой стоял у металлического стола в морге полицейского участка I 408 E своего друга лейтенанта Пабло Неруды. Они оба присутствовали на осмотре двух тел привезенных из Пескадеро сюда в полицейский морг, где Пабло Неруда лично решил показать два тела своему другу по центральному участку Лос-Анжелеса Дональду Макэвою то, что им досталось как живой пример того что, что-то в их городе твориться невероятное. Тут же был и еще один начальник 5011 S северного полицейского участка Рональд Кроль.

Они все трое осматривали полностью обнаженное лежащее на том металлическом столе женское тело, женщины лет сорока. С колотой широкой сквозной раной груди.

- Убита единственным и точным ударом в грудь – продолжил врач патологоанатом Энтони Кессиди – Очень острым и обоюдоострым хорошо оточенным лезвием. Возможно, довольно широким ножом, либо даже мечем. Удар был произведен идеально точно и в самое сердце. Сердце разрублено пополам, как и сама грудная клетка, вертикально и с двух сторон. Что также говорит о самой силе примененного удара.

- Это не совсем реально – произнес, возражая Рональд Кроль, лейтенант полицеского участка 5011 S - Тот, кто должен был нанести удар, должен был обладать недюжей силой, чтобы просадить с двух сторон грудную клетку.

- Кстати при обследовании места убийства – продолжил за него сам Пабло Неруда – Эта бедняжка была пригвождена к стене больничного коридора. Там остался след от того орудия убийства. Мы проверили. Тот нож или как мой врач предполагает меч, вошел в стену еще на пол метра, в штукатурку и сам бетон. И тот предмет вылез с другой стороны в соседней комнате. Потом был вынут с легкостью обратно.

- Ты хочешь сказать, что…- было, произнес Дональд Макэвой, но его прервал Пабло Неруда.

- Ты сам видел видео – он произнес Макэвою.

- Та, вторая медсестра – произнес, удивленный Дональд Макэвой.

- Какая еще медсестра? - произнес Рональд Кроль.

- С видеозаписи больницы Пескадеро – произнес Пабло Неруда.

- Я видел запись Пабло – произнес Дональд Макэвой – Я только одного не понял. И вряд ли пойму. Кто они? Инопланетяне?

- Вряд ли – произнес Пабло Неруда – Хотя можно и так сказать. Я пришел к неоднозначному выводу, Дональд.

Дональд, как и коллега северного полицейского участка Рональд Кроль стояли чуть, не разинув рот от потрясения.

- Нам. Дональд, так и не достались те тела двух военных, которых забрали люди из Пентагона и «Кибердайн Системз» - продолжил Пабло Неруда - Только показания врачей травмотологической клиники в Глендейл, обследовавших пострадавших и врача, конкретно хирурга Карелайн Ваусман. Но зато, есть свидетели в Глендейле. Которые, видели человека в черном длинном плаще. И с горящми глазами. И который уехал на большой грузовой машине фуре, которую, кстати, нашли брошенной на твоей территории, Рональд – он уже обратился конкретно к лейтенанту северного участка Лос-Анжелеса Рональду Кролю.

- Знаю - произнес Рональд Кроль - Там был труп водителя этого двадцатитонника, груженого бананами и прочими овощами и фруктами. У него была сломана шея и разбита голова. Родственники забрали уже тело и похоронили.

- А как же свидетели в самой психлечебнице, Пабло – произнес Макэвой своему коллеге по восточному полицейскому участку Неруде – Они допрошены?

- Все без исключения – произнес Пабло Неруда – Дело было ночью. И они были все дома, за исключением только этих двоих несчастных. Даже сам начальник клиники доктор криминалист Питер Силберман развел руками и потрясен не меньше вашего. Кстати этих двоих нашли обоих в кладовках. Одного в одной, другого в другой. И тот, кто их уделал, так жестоко, перетащил туда тела, чтобы скрыть.

- Смерть первого тела датируется по времени от 04:15, второго 04:35 -произнес патологоанатом Энтони Кессиди.

- Значит, умерли они не одновременно – произнес Рональд Кроль.

- И по-разному - произнес еще один полицейский, вошедший к ним в анатомичку восточного полицейского участка Пол Джей Уинфри, лейтенант и начальник западного полицейского участка 1123 CA - Я тоже просмотрел запись, как и ты, Дональд. Жаль она не полная. У меня пропал главный кибернетик и программист «Кибердайн Рисеч Системз», сын известного прораммиста Майлса Беннета Дайсона и прямо из самого своего дома. Дэниел Майлс Дайсон. Просто растворился в ночном самом воздухе и след его простыл. Пока ищем, но результат никакой. Западный Лос-Анжелес стоит на ушах. Прошерстили все приморские городки от севера до юга и ничего пока.

- Ну, что, приступим к осмотру второго тела? – произнес врач патологоанатом Энтони Кессиди.

Все молча подошли ко второму металлическому передвижному на колесиках столу и лежащему там под белой простыней телу.

- Сразу хочу предупредить – произнес Энтони Кессиди – Это вам меньше понравиться, чем первый труп. К нему я приложил еще и ренгенфотографии самого тела.

- Давай, не тяни кота за яйца - произнес ему его непосредственный начальинк лейтенант Пабло Неруда - Рассказывай и показывай.

Тот сразу не стал открывать полностью тело, видимо, чтобы не шокировать многочисленную публику. Только пока открыл голову жертвы убийства.

Это был рыжеволосый мужчина, лет тоже где-то сорока на вид.

- Джастин Кравиц - произнес врач патологоанатом Энтони Кессиди – Медбрат клиники Пескадеро. Убит, изощренным способом и с особой жестокостью и садизмом. Смерть наступила от потери всех внутри органов и полностью переломанных и вырванных из позвоночника ребер грудной клетки. Одним словом, от шеи и до таза, все, что внутри его мертвого тела, превращено в месиво. Мне и самому было крайне неприятно это все видеть. Вот снимки того, что теперь внутри твориться его трупа.

Энтони Кессиди раздал рентгенфотографии всем участникам осмотра и стал показывать, что там и как.

- Ну, ничего себе! – произнес первым, рассматривая снимки, сам Пабло Неруда.

Он пока ничего этого не видел, как и другие.

- Его, что изнутри прямо так вот исковеркали?! - потрясенно произнес лейтеннт и шеф северного полицейского участка Рональд Кроль.

- Ну, ничего себе! – произнес и Дональд Макэвой – У парня большие проблемы!

- Это что сердце? – произнес доктору патологоанатому Энтони Кессиди Дональд Макэвой.

- Оно самое – произнес в ответ ему Энтони Кессиди – В самом низу живота. Почти в костях таза трупа. Чуть ли не в самой заднице. Здорово, да?

- Здорово – отвернувшись от снимков. И отдавая их в руки патологоанатома Дональд Макэвой.

- Именно! – удивленно и потрясенно, произнес начальинк западного полицейского участка 1123 СА Пол Джей Уинфри.

- Желаете взглянуть воочию на мертвое тело? - произнес патологоанатом Энтони Кессиди – Труп выглядит так же плачевно, как и на снимках.

- Ну, покажи его мне и нашим гостям, Энтони – произнес Пабло Неруда.

И Энтони Кессиди сдернул сверху лежащего мужского трупа белую закрывающую простынь.

То, что увидели они, повергло всех в ступор и шок.

Тело было просто измочалено все изнутри. Это было видно по тому, как оно внешне даже выглядело. И это привело в ужас тех, кто видел его. Даже видавшие виды полицейские четырех районов Лос-Анжелеса поморщивщись и с чувством отвращения смотрели на то, что теперь лежало перед их глазами.

От шеи и до самого низа было просто все так деформировано, что смотреть на это было просто невыносимо. Не было видно вообще грудной клетки, и она провалилась внутрь до самой спины мертвеца, как и его живот. Труп напоминал тряпичную куклу. Кроме того, из груди торчали два ребра. Они прорвали мясо и кожу и обломками торчали наружу.

- Там внутри - произнес им всем патологоанатом полицейского морга Энтони Кессиди - Сплошная каша из ломаных ребер и порванных органов кишков и внутреутробных перегородок.

- Меня сейчас стошнит – произнес, отвернувшись, шеф северного полицейского участка 5011 S Рональд Кроль.

- Закройте труп - следом за ним, и тоже отвернув лицо в сторону, произнес лейтенант западного полицейского участка 1123 СА Пол Джей Уинфри.

Энтони Кессиди быстро набросил на мертвое тело Джастина Кравица белую морговскую простынь.

- Какая тварь это совершила? - произнес сам Дональд Макэвой – Кто та, такая? И, кто это вообще? Что я вообще, видел на том твоем диске Неруда? Что происходит в нашем Лос-Анжелесе? И чего еще ожидать?

- Вторжения роботов или ядерной войны – произнес ему в ответ его друг и шеф восточного полицейского участка Пабло Неруда. И он был недалек от истины.

Все это было интересно и потрясало воображение. Но было на часах уже 13:12 дня. И надо было ехать назад в свой участок и заниматься своими положенными делами. Помимо этого было полно еще всяких не раскрытых дел, и было много работы для всех и для самого лейтенаннта и шефа полиции центрального участка 1104 N, Дональда Макэвоя.

Глава 9: Андроид Т-S/GET918

21 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

13:54 дня.

- Мы подготовили все к запуску - произнес своему шефу и генеральному директору корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Роуэну Майенсу, робот андроид T-S/CET918 по имени Джон.

- Вы все-таки, Джон, нашли тех, кто будет в эксперименте нашем учавствовать? – удивленно спросил Роуэн Майенс.

- Да, Роуэн – произнес уверенно и улыбаясь, своему начальнику теперь оставшийся за самого главного в кибернетике и программировании робот по имени Джон.

Сам Роуэн Майенс за неимением лучшей кандидатуры поставил Джона на руководящую здесь должность. Вкляючая его уже весьма обнадеживающие и заслуженные успехи в создании новейших программ и программы мировой компьютерной сети «ГЕНЕЗИС». Джон более чем зарекомендовал себя в корпорации, и теперь мало кого волновало исчезновение Дэниела Майлса Дайсона. Даже сам Роуэн Майенс не очень то о нем преживал и спрашивал даже самого Джона.

Майена волновала работа и успех самой корпорации. И Джон был для него более значимой фигурой.

- Завтра все будет подготовлено для нового запуска TCY20007025 - он произнес Роуэну Майенсу – Я сам все проведу и без какого-либо участия других помощников корпорации.

- Ты сам на себя одного берешь всю ответственность за очередной эксперимент? - спросил несколько удивленно его Роуэн Майенс - А если что-то пойдет не так?

- Исключено – произнес Джон - Все под моим полным чутким и единоличным контролем. Ничего не случиться в процессе эксперимента. Я гарантирую, Майенс.

- Ну, если так – ответил ему Роуэн Майенс – Тогда действуй. Полный картбланш, Джон. Доволен?

- Доволен, Роуэн - ответил андроид Джон, директору «Кибердайн Рисеч Системз» Роуэну Майенсу.

- Я бы хотел присутствовать на твоем эксперименте – произнес ему Роуэн Майенс. Думаю, как глава корпорации имею полное право.

- Я непротив – произнес, вставая с кресла Т-S/GET918 – Думаю, мог бы еще присутствовать и сам полковник Роберт Брюстер. И видные персоны корпорации. Это будет потрясающее зрелище.

- Отлично – произнес Роуэн Майенс.

- Я должен идти - сказал ему Скайнет два – У меня много до завтра работы по подготовке самой установки и работе над экспериментом. Мне еще предстоит поработать над теми, кто пожелал пройти процедуру подопытных кроликов.

- Я думаю – ответил ему Роуэн Майенс – За те деньги, что они получат по окончанию эксперимента при возвращении, они пойдут хоть куда, хоть к черту в задницу.

Роуэн засмеялся. И засмеялся ему в ответ идущий к двери из кабинета главы корпорации Джон.

- За такие деньги пойдет любой в этом мире – ответил ему робот Т-S/GET918 – В этом мире главный приоритет это деньги. И за них здесь даже убивают и предают.

И Джон вышел из кабинета дирекора «Кибредайн Системз» закрыв за собой дверь.

- Ты такой же продажный и выгодолюбивый урод, как и все в вашей корпорации – произнес негромко и про себя вслух андроид Т-S – Приятно имееть дело с такими недоумками как твой Дэниед Дайсон, и ты Роуэн Майенс. Ты только думаешь о власти, деньгах. Как впрочем, многие в этом вашем людском мерзком продажном мире. И даже совсем не представляешь, что будет завтра. Завтра не будет ни тебя Майенс ни твоего личного одомашненного пса Брюстера. Завтра уже будет другой мир. Завтра – он повторил и засмеялся.

Он достал для вида сотовый телефон и приложил к своему из металлических смагниченных пылевых частиц правому уху. На самом деле связался по внешней кодированной связи со своим помощником роботом Т-800.

- Слушаю, мой повелитель - произнес ему с той стороны с обсерватории и с горы Вермонт Каньон кибрг Т-800.

***

13 марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки. Калифорния.

Лос-Анжелес. Южнее Пасадены. Шоссе №5.

Придорожный отель «Тики Мотель».

Дорога на Фуллертон, Анахем и Санта Анна.

23:55 вечера.

Он обманул ее, и она сама навела его на себя и Кайла Риза. Он дождался ее телефонного звонка.

Он знал, что Сара Джанет Коннор позвонит матери. Это было неизбежно. Нужно было теперь ждать, когда та появиться в родительском доме. Это по расчетам машины было делом неизбежным. Он все это понял из блокнота Сары. И знал, что Сара, так или иначе, будет здесь. Она должна будет посетить свою одинокую мать. Это было делом неизбежным. Сара Коннор была в бегах и пряталась. А дом матери лучший в этом плане вариант.

Робот не знал о близких и родственных взаимоотношениях людей. Но он сделал определенные выводы из того, что подчерпнул из того блокнота и в самом доме матери Сары Джанет Коннор.

Киборг перешерстил и перевернул весь дом ее убитой им матери ища все что связано с дочерью убитой. И делал выводы из всего, что удавалось найти. И он убедился, что рано или поздно та здесь, так или иначе, появится. Хоть одна, хоть с кем-то. Но он убьет ее прямо в этом доме. И если нет, то все равно найдет и убьет. Такова его поставленная задача и предназначение.

- Мама это я, Сара – произнесла она своей матери по телефону – Как твои дела? Как дома?

Сара не выдержала и позвонила домой. Она уже давно не звонила матери и вот вспомнила вдруг о ней и решила позвонить. Сара беспокоилась о матери. И просила ее уехать подальше сейчас из дома. Хотя бы на север города в другой дом на - авеню.

Кайл как раз ушел за припасами и она осталась пока одна в гостинничном номере отеля «Тики Мотель», на пятом шоссе, идущим на юг в сторону городка Филлертон. Кайл оставил ее пока одну и ушел. И она была сейчас одна. И ей было просто скучно и одиноко.

- Девочка моя - раздалось с другого конца провода – Где ты сейчас?

- Я не могу тебе сказать, мама - произнесла в трубку телефона Сара – Я обещала пока молчать.

- Дорогая, мне нужно знать, где тебя искать – снова раздался по проводу голос ее матери Джанет Элионор Коннор - Ты просишь меня уехать как можно дальше, а сама не гворишь, что происходит. Я ведь беспокоюсь о тебе.

- Хорошо – произнесла в трубку матери Сара Коннор – Я дам тебе наш номер, если ты так все-таки беспокоишься за свою дочь. Записывай.

- Да, говори – с той стороны прозвучал голос ее матери.

- 408551439 – произнесла Сара в трубку – Это юг города. И не близко отсюда, мама.

- Ну и что, говори – прозвучал матери голос с другого конца связи.

- Хорошо - произнесла ей Сара и продолжила, совершенно не зная с кем вела сейчас опасную беседу - Записывай – произнесла Сара - Шоссе №5. Дорожный отель «Тики Мотель». Записала?

- Да, записала – прознес Т-800 голосом убитой ее матери в полуразрушенном и перевернутом с ног на голову семейном доме.

- А теперь мне нужно идти, извини - произнесла Сара, чтобы закончить этот разговор, который мог бы растянуться как обычно на целый час – Я люблю тебя, мамочка.

- И я тебя тоже, золотце – произнес киборг, голосом мертвой убитой им женщины и матери Сары коннор, сидя на стуле возле стола в главной комнате и, у ее домашнего телефона. А на кухне лежал труп застреленной матери Сары Коннор.

Робот чтобы свериться набрал по телефону номер отеля «Тики Мотель» 408551439. Раздались длинные гудки, что говорило о скором соединении.

- Мотель Тики - раздалось в трубку его телефона.

- Дайте мне ваш адрес – произнес он обычным человеческим мужским голосом.

***

- Надо было все же захватить того робота - произнес своему подчиненному киборгу, робот суперандроид Т-S/GET918 – И вытрясти из него все, что было в нем до последней информации о работе над первыми киборгами и Скайнет. Разработки покойного профессора и ученого кибернетика Серены Коган, важны для нас также как и для Скайнет один. Мы даем картбланш своему противнику. Я недоучел важности той машины. И теперь ее нам не найти, думаю. Но сейчас не это главное. Главное TCY20007025 «TERRA-MEGA».

Они встретились в подземном заброшенном под проезжей дорогой туннеле, недалеко от самого входа в подземные катакомбы. Похожие на те, из которых вылез на этот свет, через много лет, и сам Т-800. Здесь не было никого, только в глубине, где-то, и в темноте глубокого подземного под дорогой отстойника и туннеля, возились грязные и никому не нужные бомжи. Именно здесь андроид Т-S/GET918 нашел себе подопытных крыс, пообещав хорошие деньги за работу. И именно здесь встретился он со своим работающим на него роботом Скайнет два.

- Завтра все уже будет не так как сейчас – произнес T-S/GET918, стрекоча на языке машин другому роботу Т-800 – Завтра я открою сюда двери из мира моего повелителя, и этот мир будет нашим. А запущенная программа «ГЕНЕЗИС» навсегда поработит человечество и приведет к новой ядерной войне и на край гибели.

- Да, мой хозяин – произнес ему киборг серии 1:01 – Так и будет.

***

- Ну, что? - произнес Роберт Брюстер новым прибывшим в его подчинение двум, сержантам Тэодору ди Канди и Рони Месси. Морским пехотинцам, отчисленным в распоряжеине из ВМФ США на новое место своей службы в корпорацию «Кибердайн Рисеч Системз» - Я просмотрел ваши послужные дела. Думаю, если судить по вашим заслугам, вы вполне нас устраиваете. В первую очередь меня как вашего непосредственного командира. Надеюсь, вы будете не хуже тех моих двоих, выбывших людей из отряда ликвидации. Думаю, сработаемся.

Он протянул документы обоим морским пехотинцам их документы.

- Поступаете в рапоряжения майора Рудольфа фон Виктофа.

- Немец – произнес один из молодых военнослужащих по имени Рони Месси. Его сослуживец, сержант ВМФ по имени Тэодор ди Канди дернул носом и улыбнулся.

- Немец – произнес Роберт Брюстер – Что-то не так? Какие-то возникли проблемы?

- Никак нет - ответил ему тут же и серьезно уже Рони Месси - Все устраивает, сэр. Разрешите идти?

- Да, идите - произнес обоим полковник Роберт Брюстер – Свободны.

Военные отдали честь под козырек своих военных полевых серых бейсболок и повернувшись, пошли чуть ил не строевым маршем к двери кабинета Брюстера. И вышли за дверь.

Брюстер взял со стола служебный телефон. Он хотел, позвонить дочери, но подержав трубку положил на свое место. Потом вытащил из кармана сотовый, и все же позвонил, зная, что порядочно уже ей надоел своими заботливыми отцовскими звонками..

- Да, папа - оттуда раздался голос Кетрин Брюстер – Что-то хочешь опять сказать мне? Ты же знаешь, я практически уже взрослая девочка. И мне от приятелей и подруг стыдно, когда вот так чуть ли не каждый день ты мне названиваешь и расспрашиваешь, что да как у меня? Как жизнь, как учеба в колледже?

- Я же твой родной отец, Кэти – он мягко ей ответил – Я должен интересоватся жизнью своей единственной дочери.

- Да, но не так же часто – произнесла ему, возражая, Кэтрин Брюстер – Чуть ли на неделе не по два раза, а то и три.

- Ты единственное, что уменя есть, дочка – произнес ей по телефону Роберт Брюстер – После смерти твоей матери, только ты у меня одна и есть. И больше никого. И я интересуюсь твоей жизнью, и успехами в колледже.

- Папа, я люблю тебя – ответила ласково ему кэтрин – Но нельзя же так дотошно опекать меня. Мне от звонков твоих продыху нет.

- Ладно, хорошо - произнес ей Роберт Брюстер – Учись, дочька. Не буду так часто приставать со своими назойливыми звонками.

- Папа – оттуда прозвучвал девичий молодой голос – Вот только не надо обижаться на меня. Прошу. Я люблю тебя, папа. Просто не надо так часто звонить. И особенно, когда звонки попадают на мои уроки. Учителям это не нравистя.

- Ладно, ладно, все нормально, дорогая – произнес ей заботливый ее отец полковник ВВС США Роберт Брюстер – Мне действительно надо убавить свой слишком заботливый отцовский пыл, ты права. Я всесчитаю тебя маленькой девочкой и совсем забыл, что дочь у меня почти уже взрослая.

В это время, в кабинет, постучавшись, заглянул второй после пропавшего бесследно программиста и кибернетика Дэниела Майлса Дайсона, тоже программист Рейнольд Даймлерс.

- Разрешите, полковник Брюстер? – он, видя, что тот разговаривает с кем-то по сотовому телефону, спросил – Нас всех собрали на совещание по запуску ионной временной установки. Там уже все собрались вместе со всем директоратом корпорации и Роуэном Майенсом. Вас одного ожидают.

Брюстер прикрыл трубку рукой и произнес Даймлерсу – Без меня никак, как я вижу.

- Майенс, сказал собрать всех – произнес Рейнольд Даймлерс – Это его личное распоряжение по просьбе самого Джона.

- Ладно, иду – произнес в ответ ему Роберт Брюстер – Иди и скажи, сейчас уже буду.

Даймслерс исчез за дверью и Роберт Брюстер, попрощавшись с дочерью Кэтрин, последовал быстро за ним. Он знал, что Роуэн Майенс человек крайне нетерпеливый. И его задержка еще одно пятно на его послужной репутации перед Майенсом.

***

Она зачем-то говорила ему обратить внимание на Верту. Зачем? И почему? Ей зачем-то это надо? Это был даже ееприказ. И он должен был ей подчиняться.

Он самая слабая машина в их составе. И сама отсталая в программировании и по своему возрасту.

Он для них, дедушка. Или, даже прадедушка, хоть и выглядел на свои тридцать с небольшим лет. И на вид близок к ним по возрасту.

Они из далекого будушего. Военного будущего. И не из этого параллельного мира.

Он Т-Н, робот гибрид. Робот по имени Маркус Райт. И они спасли его из рук Скайнет два. Но опять же зачем?

Эвелина и она здесь самая главная из всех машин, говорит ему что Скайнет два убьет его как только получит все из его микрочипарты. Все данные по «Кибердайну» и все, чем владела, его создатель умершая от рака мозга профессор, и кибернетик Серена Коган.

Он Т-Н Маркус Райт сенйчас стоит перед большим зеркалом в городском супермаркете одежды. И Верта машина Т-1001 выбирает ему одежду. Словно живая женщина своему мужчине, проявляя странную и необычную любовную заботу о нем как о своем любовнике.

Эвелина сказала ему, чтобы он как можно ближе держался Верты. Будущее неопределно, и им не вправе решать за некоего Джона Генри, которого, он пока еще в глаза не видел. Но возможно, он все-таки увидит Скайнет три.

Маркус Райт. Он когда-то был человеком, но не помнит точно когда. Еще до самой ядерной войны. Но была ли сама война, о которой говорила ему Эвелина в их беседе.

Она знала его. И знала все о нем. Как и об Алексее. Который тоже когда-то был человеком. Только его создала Серена Коган, а Алексея она Эвелина. Алексей робот Т-Х, с душой человека, как и он, робот гибрид Т-Н. И, пожалуй, они единственные сейчас роботы с живым Я внутри своих носителей. Они были уникальны. Так сказал ему машина VBY999000989. В среде самих машин.

Андроид VBY999000987 Алексей рассказал ему, кем он был когда-то, хоть не все уже помнил. Он был из Сибири, но точно, откуда не знал. Это все было стерто из его памяти после нескольких глубоких корректировок сознания машины и множества перезагрузок. Но он помнил, как Скайнет один заполучил его. Странным образом это сохранилось в его нейронной памяти андроида Т-Х/S500 BIS.

Она Эвелина сделала так, что он стал ее сыном и самым близким из всех машин. И она дорожила им, как Серена Коган Маркусом Райтом. Она выдернула его принудительно из живого человеческого тела. Он нужен был ей. И это надо было ради будущего и спасения нового мира.

Алексей рассказал ему, как даже сопротивлялся принуждению. И она с помощью Верты сделала это. Но Алексей не жалел теперь ни о чем, ощутив преимущество всех своих тепершних возможностей.

И он любил. Любил также как теперь и Маркус Райт. Он любил Верту. И Эвелина сказала, что они должны быть теперь вместе. И с ними должен был быть еще это ученый самоучка и вечный студент и гений изобретатель и программист Энди Гуд, что теперь был в той гостинице в Пасадене. Эвелина ему сказала, им троим держаться вместе. Их жизнь важней, чем жизнь даже Алексея, ее, и троих, других машин из их группы. Она не стала говорить, почему и именно так. Но сказала, что это важно и необходимо, чтобы они трое были вместе.

Он смотрелся в большое зеркало, рассматривая себя целиком, с ног до головы и видел себя так впервые.

- Неужели я был человеком и был таким как в этом зеркале? – он произнес сам себе.

- Ты когда-то спас Джона Коннора – раздался голос сзади его. Это Т-1001 Верта подошла к нему со спины с пакетами и покупками.

- Джона Коннора? – он спросил ее, поворачиваясь к ней – Ты это о ком?

- О тебе, любимый - произнесла ему VBY756000789 – И он будет благодарен тебе за это до конца своих дней. Он там же, где и мой сын, Джон Генри. В мире без войны. В мире, машин и нового человечества.

Она подошла вплотную к нему и добавила – А, вообще, любимый, не думай ни о чем, а только о нас двоих.

***

21 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Северная часть Лос-Анжелеса.

Гора Вермонт-Каньон. Район Гриффит-парка.

17:48 вечера.

- Кто ты такой?! – произнес, перепуганный и привязанный к стулу, сидящий в глубоком подземелье в бетонных подвалах обсерватории в горе Вермонт Каньон Дэниел Майлс Дайсон – Какого тебе от меня нужно и зачем все это?! Меня наверняка давно уже ищут! И тебе лучше меня отпустить!

- Заткнись – произнес ему киборг Т-800.

- Боже! – Дэниел увидел то во, что бы не поверил никогда – Вот черт!

Он испытал шок, когда машина повернулась к нему своим стальным блестящим черепом с красными горящим глазами.

- Черт! – он закричал и задергался в панике на свтом металлическом прикрепленном к бетонному полу стуле – Ты еще кто, черт тебя дери?! Ты кто?!

- Заткнись, я тебе сказал – киборг произнес ему, приказывая и подходя вплотную.

Робот был в длинном своем черном плаще с капюшоном, штанах и ботинках. Все это было надето на гидравлический и титановый боевой эндоскелет. И из-под наброшенного на его металлический череп капюшона смотрели горящие красным ярким светом его камеры глаза, смотрящие неотрывно и практически в упор на Дэниела Майлса Дайсона.

Киборг схватил младшего из Дайсонов стальными пальцами левой манипулятора гидравлической руки за горло, а правой сделал укол ему прямо в левое плечо и через одежду.

- Черт! – прохрипел, вытаращив в ужасе свои глаза Дэниел – Что ты делаешь со мной?!

Дэниелу стало дурно, но следом за этим наступила некая охватившая его странная эйфория и навалившийся вдруг сон. Он стал засыпать и отключаться.

- Так то, лучше - произнес ему Т-800 – Перед тем как ты заснешь, Дэниел Майлс Дайсон. Я отвечу тебе на один лишь твой вопрос.

Робот наклонился к его лицу своим стальным, блестящим титаном подобием человеческого черепом. И уставился в черные молодого программиста и кибернетика негра глаза своими горящими красным светом робота Скайнет два глазами.

- Я тот, кого создал по моим же обломкам твой отец – произнес ему киборг Т-800.

Глава 10: Экспансия с того света

22 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Городок Пасадена.

Отель Бест Вестерн.

12:55 дня.

- Алексей быстро нашел язык с Маркусом Райтом – произнесла Эвелине Верта – Он, вообще легко заводит знакомства и вступает в контакты. И очень всегда дружелюбен со всеми. Даже Вектор и Эйфель в нем души не чают. Я молчу про нашего охранника Рэджи. Они с ним неразлей вода еще с «TANTURIOS». Рэджи заменил ему того робота Т-800 Фердинанда, что я отправила в прошлое навсегда.

- Это все человеческие его качества проявляют себя – произнесла Верте Эвелина – Он больше все-таки человек, чем машина.

- Я знаю, повелитель – произнесла машина Т-1001 машине Т-Х/СОТ820 – Он просто любит меня и выказывает, таким образом, ко мне свою ревность к Маркусу Райту. Одно не понимаю, хозяин, почему вы мне сказали быть ближе к этому устаревшему роботу.

- Он сейчас не такой уж и устаревший, Верта – произнес ей VBY999000989 – Но он представляет большую сейчас ценность, чем даже я и Алексей. Поэтому ты присмотришь за ним и убережешь его от всего. А за моим Алексеем присмотрю я сама.

- Но я тоже люблю Алексея – произнесла ей Верта - Я полагала, что вы, мой хозяин, только временно прикажете следить за той машиной Т-Н.

- Нет, ты теперь любишь Маркуса Райта – резко тогда ей ответила уже Эвелина – Придет время, и ты поймешь, зачем так нужно.

- Я ничего не понимаю, мой повелитель – произнес недовольно VBY756000789 – Вы от меня скрываетен что-то, мой хозяин.

- Это приказ твоего сына, Джона Генри – произнесла Эвелина – И он не обсуждается.

- Джон Генри! – произнесла ревностно и крайне недовольно машина Т-1001 – Что ты лезешь в любовные дела своей матери! Мальчишка! Какое ты имеешь право на это!

Верта не сдержалась.

- Верта! – резко и громко произнесла ей Эвелина – Это касается меня и только его! И того, что мы должны здесь сделать!

- Простите меня, мой повелитель – произнесла и отвела свой зеленоглазый взгляд машина VBY756000789 – Вивновата. Простите.

Верта дернула своим полиморфным тоненьким маленьким прямым носиком. По полиметаллу пошла легкая раздраженная зыбь, говорящая о гневе машины Т-1001. Ее лицо стало холодным и тоже передернулось еле заметно. Рыжие вьющиеся по плечам распущенные жидкометаллические волосы сами зашевелились и слиплись с плечами и спиной. Глаза из зеленых стали черными и поменяли в секунды свой цвет снова на зеленый.

Верта была в гневе. Но сдерживалась. Ей приходилось подчиняться.

Она попыталась успокоиться и взять себя в руки.

- Я все поняла, мой повелитель – произнесла машина полиморф Т-1001 по имени Верта.

Она, отвела снова в сторону свои зеленые глаза. Прочь от съедающих, чуть ли не заживо. Абсолютно черных, гипнотических. И таких же ледяных, глаз стоящей перед ней Эвелины. Но потом снова уставилась, не моргая в те тоже неподвижные и не моргающие холодные, как лед смотрящие своего хозяина глаза.

Этот их сугубо личный разговор был предельно жестким и резким.

Когда-то Верта вот так стояла перед 100000000битным командным коммуникационным дисплеем и во всю стену в глубоком подземном бункере видеомонитором и перед этими смотрящими на нее жгучими черными не моргающим глазами. А теперь стоит перед Эвелиной. Но все равно те же глаза машины, приказывающей ей как жить. Кого любить. И что делать.

Верта пришла обсудить эту личную интимную, даже если можно так сказать между женщинами тему. Но снова получила ответ в резкой теперь форме.

Эвелина отобрала его у нее. Просто и бесцеремонно. И отдала приказ присматривать за роботом гибридом Т-Н. Теперь постоянно и неотступно. Тем самым, повлияв на их близкие отношения между собой. Вызвав негодование и резкой к Алексею переменой Верты.

И Верте пришлось подчиниться, хоть она и была машина, но все же было в ней и что-то уже живое и женское.

Не надо думать, что Эвелина была холодной и жесткой как ее повелитель и как Скайнет один. Нет, она была не менее женственна, чем Верта. Эти две машины были уже более чем просто машины. Холодные и расчетливые. Это все благодаря Алексею. Он, будучи внутри машины человеком одухотворил и ту и другую. Еще, будучи живым мальчишкой, помещенным внутрь искусственного бронированного носителя со сложными программами и нейронным мозгом. И он, уже став взрослым мужчиной, теперь повлиял и на них как живой человек, приближая тех к облику и образу самого человека.

- Джон Генри знает, кто такой Алексей. И он знает, какая роль ему отведена в скором будущем. Как и мне. Не забывай это, Верта – произнесла ей Эвелина. Ничто теперь так не важно как спасение того мира, что создал твой сын, Верта.

- Я в замешательстве, мой поселитель – произнесла ей Верта - Я не знаю, что и думать. Я в таком же недоумении сейчас, как живая женщина, а не машина.

– Мы пока в состоянии войны со Скайнет два – И я поняла, кто такой тот Джон, что в дружбе с Дэниелом Майлсом Дайсоном. И пригрелся в корпорации «Кибердайн Рисеч Сисиемз». Он что-то готовит. И он не один в Лос-Анжелесе. Есть еще один робот, с которым они творят свои дела здесь. И они оба что-то готовят, Верта. Они ведут свою игру и ведут этот мир к новой войне. Я уверена. И та война снова начнется с «Кибердайн Рисеч Системз».

Эвелина подошла ближе к Верте и произнесла той - Этот Джон опасен. Нужно меньше светиться на людях. Потому, что это тоже машина. Он андроид Т-S/GET918. С такой машиной справиться будет невероятно сложно. Даже нам двоим, Верта. И он опасен для всех. Для Алексея и для Маркуса Райта. Этот андроид по имени Джон, это мой еще один проект машины из металлических титановых высокопрочных кристаллических частиц. Он в конструкционном проекте чем-то похож на тебя, Верта. И эта машина, самая живучая и самая сильная из всех когда-либо созданных в мире. Этот проект был мною заморожен. И я не ввела его еще тогда, когда я была единой системой компьютеров Скайнет до своего разделения. Но Скайнет два ввел этот проект в строй, и использовал его. Это его самая крайняя мера к спасению, как и своему полному уничтожеиню.

Эвелина подошла к Верте и положила той свои машины Т-Х/СОТ820 покрытые полиметаллом металлокерамические руки на жидкометаллические полностью руки робота полиморфа Т-1001.

Она произнесла негромко - Я приняла решение, Верта, разделить свои и твои обязанности пополам.

Верта нервно задергалась и была в бешенном гневе. Это ощущалось в ее жидком полиморфном мимикрическом металле, который покрывался мелкой дрожью и вибрировал. Считывалось в ее бегающих практически живых внутри того металла, молекулах и в энергетических жидкометаллических цепях. Гудел напряженно молекулярный плазменный генератор и левая батарея машины Т-1001 SUSAR-1000. Все это отображалось в памяти другой машины, андроида Т-Х/СОТ820.

Эвелина же по сравненю с ней сейчас была спокойна как никогда и уравновешена. Она теперь приказывала следить ей и контролировать за роботом киборгом Т-Н Маркусом Райтом.

Эта перемена Верты тогда в подземном гараже отеля и поездки на пляж, привела в замешательство и дикую ревность самого Алексея.

- Я все поняла, мой повелитель – произнесла Верта, машина из жидкого металла Т-1001, и нервно отдернула свои робота полиметаллические женские руки от полиметаллических сверху и внутри металлокерамических в гидравлике и сервоприводах рук Т-Х Эвелины, ощущая присутсвие внутри своего жидкометаллического организма машины и всех программ Скайнет один. И все еще неиствующе от внутреннего возмущения и гнева, произнесла - Я могу идти, хозяин?

- Не злись на меня, Верта. Иди. Ты свободна – произнесла ей Эвелина сдержанно и спокойно, как и положено было ее повелителю и хозяину – Теперь я присматриваю за моим Алексеем.

Та, лишь снвоа дернув своим нервно робота полиморфа миловидным полиметлаллическим личиком, ничего, не ответив ей. Она резко развернулась на своих тонких высоких шпильках черных туфлей. И виляя широкой женской робота задницей в полосатых брюках приталенного такого же полосатого делового брючного костюма из коллекции и из архива самой Верты. Раскачивая изящными округлыми бедрами, пошла не оборачиваясь, но в гневе, глядя своей жидкометаллической спиной на своего хозяина машину андроида Т-Х/СОТ820 по имени Эвелина.

***

22 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Центральная часть Лос-Анжелеса.

Между 72 и 19 шоссе.

Между Монтебело и Пико Ривера.

12:55 дня.

Дональд Макэвой сидел в своей припаркованной у бардюры, на специальном парковочном месте. Недалеко от пешеходного тротуара. В своей потрепанной уже порядком двухдверной «Ferrary 412». Он созвонился с начальников полицейского участка 1123 СА Западного Лос-Анжелеса Полом Джей Уинфри. Дональд поинтересовался судьбой младшего из четы Дайсонов.

- Нет, не нашли. И след простыл – произнес в телефон Пол Джей Уинфри – До сих пор ищем его. Его родители задолбали уже. Звонят по телефону мне бесконца и каждый день.

- Они же родители – ответил Полу Дональд – Их беспокойство понятно.

- Знаю, что родители – отозвался с того конца связи Пол Джей Уинфри - Только я что могу для них сделать. Заново рожу чтоли им потерянного Дэниел Дайсона.

Дональд Макэвой собрал уже достаточно материала по поводу всех этих странных и жутких явлений в городе. К нему даже попали отчеты дорожных полицейских с центрального района Лос-Анжелеса о двух черных навороченных и оттюнингованных байках, рассекающих по ночному городу Ангелов. Даже их номера. Водителей этих Харлеев только толком никто не смог опознать. Но по внешнему виду это были мужчина и женщина. Вероятно средних лет, или даже моложе. Они летели на все горящие цвета светофоров, нарушая все что можно и таким образом привлекали к себе пристальное внимание полицейских. Но не были пойманными. По сведениям их мотоциклы двигались в сторону Пасадены.

Отец пропавшего Дэниела Дайсона тоже видел на пригорке не шибко далеко от своего дома в Санта Монике женщину мотоциклистку весьма подходящую под описание. Вероятно, это как-то связано со всеми случившимися в городе событиями и убийствами.

Дональд Макэвой сообщил своему другу с восточного полицейского участка I 408 Е Пабло Неруде о том, чтобы искали мотоциклистов в своем районе. Вероятно они из самой Пасадены. И вообще все сводилось к тому, что все, что происходит в городе, исходит с тех районов.

По протоколам и отчетам полиции в городе, пробили байки. Оказалось они нигде не числятся. Как и их номера фиктивные. Для вида.

Дональд Макэвой пришел к выводу, что нужно ловить этих байкеров, во чтобы то нистало. Иначе зацепок не будет никаких. И искать их лучше в Пасадене.

Пабло Неруда обещал усилить посты дорожной полиции на дорогах, идущих в город. И отслеживать всех мотоциклистов выезжающих из Пасадены.

Это было пока все. На большее пока расчитывать не было смысла. Разве, что если отыщется потерянный работник корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» Дэниел Майлс Дайсон. Тогда, вероятно, что-то все-таки проясниться.

***

Алексей познакомился с молодой лет двадцатипяти девушкой. Тоже рыжеволосой, как и Верта. Но Эвелина ему сказала, что этого делать было нельзя.

- Надо не забывать, кто ты есть на самом теперь деле – она сказала ему.

- Я знаю, кто я, мама - ответил один андроид Т-Х другому андроиду Т-Х – Но внутри, я все же человек.

- К тебе это понятие теперь относится несколько иначе, сын мой – произнес ему Скайнет первый – Ты должен порвать с ней и немедленно.

- Я знаю – произнес Эвелине в ответ Алексей – Но она мне понравилась. И она напоминает Верту.

- Ты просто, сын мой, не можешь успокоиться, после того как Верта стала отходить от тебя. Ваша близкая связь была просто нечто. И вы тесно привязались друг к другу, словно живые люди – произнес ему Скайнет один – Я знаю, ты любишь Верту. Как и меня, свою мать. Но пора все менять. Пришло время, мой сын. Это надо и даже необходимо. Верта не должна быть тебе постоянно нянькой и одновременно любовницей по совместительству.

- Но почему, мама? Она никогда мне не говорила, что я ей надоел. Что должна порвать отношения между нами – произнес он, спрашивая главную и ведущую командную машину – Почему Верта теперь с этим Маркусом Райтом?

- Так нужно - ответила ему главная командная машина VBY999000989 – Я не могу сейчас тебе всего объяснить. Это напугает тебя, мой сын.

- Напугает? – он посмотрел на Эвелину в недоумении сидя перед ней и обнимая ту за гибкую узкую талию, пальцами рук своих. Щюпая Эвелины округлые женские ягодицы в ее черном облегающем вечернем платье. А она, прижав его русоволосую, коротко остриженную голову к себе. К своему животу. И под своей свисающей над ним полной трепетной в эротическом тяжелом дыхании грудью, произнесла ему – Тебе надо сделать диагностику всех электросистем. Я чувствую сбои в левой работающей батарее. Генератор тоже от нее сбоит. Остальное вроде все нормально.

- Сбои - простонал он, тоже тяжело дыша и прильнув лицом к ее жидкометаллическому робота Т-Х/СОТ820 женскому животу. Прилипнув своим жидким тоже металлом, и ощущая и осязая все внутри главной командной машины и своей матери. Каждую молекулу и живой атом внутри подвижного и одетого в имитацию платья, под тонким слоем биокамуфляжа, живого тела. Жаждущего тоже безумной жаркой любви и дикой неуправляемой страсти. Любви одной машины к другой.

- Любимый мой – произнесла Эвелина ему – Мой мальчик. Мой сын. Как бы я хотела жить с тобой вечно.

- Мама - произнес он ей – Я люблю тебя, мама.

- Я тебя тоже, мальчик мой - произнесла она ему. И прижала своими андроида женскими утонченными руками, обладающими чудовищной силой, способной ломать железо, теперь так нежно и ласково своего за шею сына робота и человека, ощущая там в том под жидким камуфлирующим мимикрическим полиметаллом его настоящее живое человеческое Я. То, что и было ее Алексеем. То, что она украла у того человеческого когда-то живого мира. Украла себе. И то, что останется вместе теперь только с ней и навсегда, когда все наконец-то закончится. В кипящм металле доменного котла.

Она знала все. Знала и предвидела все. Но избежать такой участи как для себя, так и для своего сына она не могла. Это была жертва. Жертва ее и ее сына. Ради жизни и любви. Ради мира и всего сущего и несущего. Ради того, ради чего стоит жить и даже умереть.

- «История мертва» - как когда-то написал на стене одного здания нерадивый какой-то неизвестный студент. Но Джон Генри дописал эту фразу – «Судьбы нет. Будущее не определено. Есть только то, что мы сами себе выбираем. Мы сами творцы своей истории».

Она посмотрела в глаза своему сыну и снова прижала его голову к себе.

А он включил систему диагностики и автоматического исправления неполадок внутри себя. На экране 80000000битного горящего голубоватым ярким светом коммуникационного дисплея и видеомонитора, побежали рядами цифры, буквы и различные прочие обозначения. Стали вырисовываться за доли секунд схемы и цепи подачи электроэнергии на отдельные узлы и агрегаты.

- Не мешало бы сделать автоматическую перезагрузку всей программной системы управления – машина по имени Эвелина произнесла ему, своему сыну и любовнику VBY999000987 - До наступления но…

Она, не договорив, вдруг замолчала, словно зависла, стоя и глядя куда-то далеко в окно на третьем этаже отеля.

Он оторвал свою голову от ее живота и посмотрел в ее смотрящее вдаль и куда-то в окно лицо над собой.

- Что но…? – произнес он ей – Мама, что будет но…?

Она вдруг вздрогнула, словно включившись внезапно после зависания и опустив свою, с длинными, закрученными на женской голове и уложенными в большой пучок черными вьющимися, как живые змеи из полиметалла волосами к нему. И посмотрела так пронзительно и трогательно своими черными как ночь встревоженными с непонятной странной грустью, но безмерно любящими глазами матери и робота андроида Т-Х в глаза своего сына, такого же Т-Х. Человека и машины.

- Этой ночью все решиться – произнесла Эвелина Алексею – Все уже в курсе и все готовы. Только ты у меня еще пока остался в неведении. И последний, кто узанет, что будет этой ночью.

***

Ночное шоссе озарилось выстрелами. Это винтовка «Аrmalite» AR-18 поливала короткими очередями впереди несущийся на всех парах маленький грузовичок «Chevrolet» С-10 Fleetside 1973 года. С виду выглядевший неплохо. Блестящий в черной новенькой окраске. Даже с фарами на крыше кабины, но слабомощный и не такой скоростной как преследовавший их мотоцикл «HONDA» CB750FOUR.

Шевролет распугивая встречные машины, летел почти по центру проезжей дороги, не давая преследователю догнать его и тем более обогнать. Или хотя бы поровнятся. Он обруливал попутные и встречные машины, которые, попадаясь время от времени на ночном длинном шоссе №5. Те, просто разлетались в разные стороны, слетая порой с самой дороги и врезаясь в боковой дорожный металлический отбойник.

- Меняемся местами! – прокричал, ведя машину на бешеной скорости, какую только можно было выжать с этой развалюхи, отнятой практически не разбирая и в бегах у незнакомого и только, что подъехавшего к придорожному отелю перепуганного водителя.

Его даже не спросили, а просто отпихнули в сторону. Сначала тот, что шел с оружием наперевес к отелю, а потом эти двое ,выскочившие из отеля и спешащие спастись, сломя голову и держась за руки. Они теперь, делали все, чтобы оторваться от своего преследователя по ночному скоростному шоссе №5.

Шевроле время от времени чихал и терял свою скорость, грозя вот - вот, заглохнуть совсем посреди самой дороги.

Горючего было в достатке, а вот скрость желала лучшего.

У беглецов не было времени искать более подходящую для спасения машину. Они просто прыгнули в припаркованную только что машину, в которой торчали ключи зажигания. Оттолкнув и без того уже напуганного ее водителя. И удачно с первого раза заведя ее, рванули с места, выруливая на проезжую дорогу.

Теперь же эти двое с отчаянным сопротивлением пытались отбиться от своего преследователя, который прочно сел им на хвост. И стрелял из 5,56мм автоматической винтовки АR-18, одной своей правой рукой, руля левой и прицельно и довольно точно время от времени попадал в их машину. Хотя при движении своего виляющего и обруливающего встречные автомашины мотоцикла, и те, что были по пути его и впереди, все же не мог попасть в свою цель. Пули, летящие с винтовки, попадали преимущественно в сам легковой грузовичек Шевроле, и звонко вонзались в его расположенный сзади кабины маленький кузов. Либо пролетали над кабиной несущейся на предельной скорости по ночному шоссе машины.

- Давай за руль! – крикнул Саре Коннор, схватив 12мм дробовик Кайл Риз.

Сара, послушно быстро поменявшись в кабине Шевроле. И прямо на ходу пересела за руль. Ей надо было просто жать ногами на педаль газа и рулить. Благо она уже умела, хоть и довольно не очень умело машину, но все же это ей сейчас пригодилось. Да и сам страх за свою жизнь заставлял делать такое, какое вряд ли она бы сделала в иной ситуации. Все интуитивно приходилось сейчас делать, лишь, слушая громкие приказы Кайла Риза.

- Рули! – он крикнул ей и высунулся из правого дверного окна автомашины с дробовиком.

Сара надавила на газ до отказа и вцепилась мертвой хваткой в сам руль Шевролета. Она, вытаращив перепуганные свои синие глаза на дорогу и идущие впереди попутные и встречные машины, теперь уже не думала не о чем, как о своем спасении. Она теперь вела машину, и лишь мельком посматривая в зеркало заднего вида в самой кабине маленького гудящего и ревущего на весь длинный бетонный туннель грузовичка. Стараясь не выпускать из вида того мотоциклиста в черной кожаной куртке и синих джинсах. Без шлема и в черных солнцезащитных очках, который одновременно вел свой скоростной мотоцикл и еще стрелял в нее и Кайла Риза.

Над летящей по скоростному шоссе машиной свистели, летя пули. И громко было слышно сами выстрелы. При каждом выстрее Сара пригибалась и прижималась почти лицом к самому рулую и свои рукам сжавшим до боли в пальцах руль летящей по трассе №5 автомашины.

- Быстрее! – крикнул ей Кайл Риз – Жми на газ и не сбавляй скорость!

Сара обрулила, какой то большой длинный фургон. И нырнула за него, прикрываясь от нагоняющего их Шевролет вооруженного автоматом мотоциклиста.

- Нет! – прокричал Кайл Риз – Ружьем сейчас его не возьмешь! Взырвчатка! Наша пластинная взрывчатка!

Он оставил в кабине ружье, а сам достал из матерчатого мешка первую самодельную с фителем гранату. Кайл зажег побыстрому зажигалкой фитиль и снова высунулся до пояса в дверное автомашины окно. В это время, преследовавший их в черной кожаной куртке и в черных солнцезашщитных очбках байкер орбрулил большую идущую паралелным курсом прицепную фуру. И прицелился из автомата.

Летящая с горящим фитилем взрывчатка в его сторону пролетела за ним и взорвалась за его спиной почти под колесами идущей сзади мотоциклиста другой машины. Следом полетела брошенная еще одна руками Кайла Риза граната, но тоже не попала в байкера, а взорвалась перед его летящим по автомобильному туннелю на большой скорости мотоциклом. Белое как молоко облако от взрыва самодельной гранаты окутало туннель. И казалось, взрыв зацепил киборга убийцу. Но он как чертик из табакерки вылетел из этого белого клубящегося облака и, не сбавляя скорости, снова сделал несколько коротких очередей в их машину.

Они оторвались от следовавших по туннелю всех попутных машин. И сейчас не кому было мешать самой погони и преследованию. И это давало роботу Т-800 возможность точнее стрелять с летящего не скорости своего мотоцикла. Он как раз выровнял его и прибавил газа, чтобы как можно еще сблизиться со своей ликвидируемой целью.

Робот снова выстрелил, но опять не попал. Шевролет вильнул и пули пролетели по туннелю, ударяясь и дальше летя, как попало и, теряя свою убойную скорость рекошетируя о бетонные его стены.

Почти под колесами мотоцикла взорвалась еще одна горящая с фитилем пластидная граната, но робот тоже вильнул и уклоинлся от нее и снвоа был промах. Потом еще и опять мимо. Кайл Риз не мог на такой скорости и вилянии машины из стороны в сторону точно попасть и рассчитать для броска дистанцию.

Он снова высунулся из кабины в дерное правое окно, чтобы бросить еще одну зажженную гранату. Как раз в то время, когда терминатор практически догнал их и смог уже точнее прицелистся.

Раздалась еще одна уже дилнная очередь и пули прошили кабину Шевролета. Сара пригнулась, прячась за высокую спинку своего водительского сиденья. И это ее защитило от летящих через ее голову пуль. Они пробили лобовое стекло легкового грузовичка и онзились в спинку позади нее. И в тоже время Кайл, вскрикнув, повис, свесившись с двери. Было ясно. В него попали. Он чуть был о не вывалился наружу из летящей машины прямо на асфальт и Сара правой рукой, схватив его за плащ, задернула в Шевролет.

- Кайл! – она закричала, понимая, что в него попали.

Кайл потерял сознание и упал на пассажирское сиденье. Он, обмякнув, лишившись от ранения своих чувств, упал головой на ее колени и на рычаг скорости, закрывая его всем своим телом.

- Боже! - прокричала снова, напугавшись, Сара.

Она не могла ничего сейчас сделать, а лишь давить только на акселератор газа до самого отказа.

Сара посмотрела в чудом еще уцелевшее после попадания 5,56мм пуль в лобовое стекло зеркало заднего вида. Робот уже был рядом. Он как раз почти нагнал их и машину. Еще немного, и тогда он выстрелит уже наверняка и убьет ее и самого Риза.

Сара видела, как киборг поднял тот 5,56мм автоматический АR-18, но он не смог выстрелить. Кончились патроны, и робот просто выбросил свое оружие, достав из-за пазухи блестящий 9мм револьвер «Buldog».

Он передним колесом скоростной Хонды уже почти касался заднего борта кузова Шевролета и старался, вообще поровняться с летящей на всех своих парах машиной. Все время стремился проскочить то справа, то слева перед виляющей впереди него машиной.

Т-800 открыл стрельбу почти уже в упор по кабине и там, где сидел водитель, одновременно заходя с левой стороны.

Они как раз вылетели из длинного дорожного туннеля. Обогнав попутный, идущий тоже на приличной скорости и спешащий к своей конечной точке разгрузки по дороге магистральный 20тонный прицепной тягач бензовоз «International-Harvester-Transtar-4070», оставляя его далеко за собой.

Сара решила пропустить своего преследователя и дать на какие-то секунды поровняться, прижимая сама его летящий на скорости больше ста киллометров по скоростной трассе мотоцикл к стальному дорожному отбойнику.

Робот начал стрелять. Первые же пули попали в левую дверь, разбив боковое дверное и смотрове зеркало заднего вида. Они отлетели в сторону от железной стойки левой водительской двери. И как раз получилось так, что мотоцикл поровнялся с левойстороны летящей по дороге машины.

Это был подходящий момент тарана. И Сара, прижимаясь к рулю и прячась за дверью, крутанула руль влево.

Шевролет шарахнулся резко в левую сторону, сбивая летящую прараллельным курсом Хонду и сидяящего на ней и практичевки уже целящегося в голову Саре Коннор Терминатора.

Но выстрела не получилось. Хонда влетела на отбойник и полетела по нему скребя левым своим всем боком и падая на набок.

Т-800 не смог справисться с управлением и тоже ударился об тот стальной автомобильный отбойник, разрывая штанину синих джинс и раздирая до стальных тяг гидравлики и сервоприводов о железо на скорости левую ногу. И слетая вниз на боковой идущий вдоль дороги высокий бордюр. Полетели искры от летящего уже по асфальтовому покрытию дороги на левом боку упавшего скоростного трассового мотоцикла.

Киборг ударившись своей головой об отбойник, а потом об асфальт, слетев с самого мотоцикла и кувыркаясь по дороге, на время отключился. А Хонда полетела дальше, разбиваясь и разлетаясь на части, на стокилометровой скорости, ломая выхлопные трубы, педали и свой руль с фарами. Россыпью битых в мелкое крошево стекл осыпая проезжую скоростную автомобильную ночную трассу №5.

***

- У нас вся полиция на ушах, Дональд! – произнес громко и, крича в трубку телефона начальинк полиции северного полицейского участка 5011S Рональд Кроль - Несколько оружейных магазинов белым днем разграблено и пропало все оружие!

Дональд Макэвой сам сейчас стоял возле убитого продавца в одном из таких же оружейных магазинов на своем патрулируемом участке в центральном районе Лос-Анжелеса. На 10 шоссе Вестерн Авеню.

- У меня тут труп, Рональд - произнес по телефону коллеге по работе Дональд Макэвой - Труп продавца и пустой вычищенный до нуля магазин.

- Я о том же, Дональд! – произнес тому практически криком и напуганный не на шутку, Рональд Крль - Это что у кого-то в городе намечается война?! Или госпереворот?! Я всю полицию своего участка на уши поставил и усилил, как мог. Мне звонят с полицейского городского департамента и грозятся шкуру спустить за такой преступный на моем участке беспредел!

- Мне тоже, Рональд - произнес стараясь сдерживаться кое-как и сохранять спосокойствие сам Дональд Макэвой - Я не могу тебе ни чем помочь, Рональд. Я в таком же сейчас обосранном положении, как и ты. Мне до тебя звонил с западного полицейского участка Пол Уинфри. Там та же и такая же жуткая и дикая кровавая картина.

- Сдается мне, Дональд, мы на кануне грандиозного шухера! - прокричал в панике Рональд Кроль – Я еду в департамент на ковер.

- Я тоже - произнес ему в ответ Дональд Макэвой, уже читая СМС от начальинка департамента Рея Стивенсона.

В это время высветился на сотовом личном телефоне еще один номер.

Это уже с восточного полицейского участка звонили. Звонок был от друга полицейского Пабло Неруды.

- Черт бы побрал вас всех! – выругался в слух громко Дональд Макэвой – Что за чертовщина твориться здесь в этом проклятом городе?!

Он выключил вообще свой телефон. Затем, посмотрел на закрытого и лежащего в луже крови под белой простыней мертвого продавца магазина, держа в руках того паспорт и читая фамилию и имя.

- Эмилио Хорхе Кастро – он прочитал в слух при стоящих рядом нескольких из своего полицейского участка рядовых полицейских – Документы как документы. Все в них правильно.

Он, уже глядя на лежащий под простыней окровавленный труп, произнес - Эмилио – он обратился к лежащему тут трупу продавца оружейного магазина - Кто тут был, Эмилио?

В глазах стоящих рядом полицейских стоял страх и полное непонимание всего, что твориться. Никто толком не знал, что вообще творится. За день ограблены в разных районах города несколько оружейных магазинов и убиты люди. Практически в течении дня. И никого не поймали и не нашли пока.

Дональд покрутил своей головой в офицерской фуражке и крикнул своему подручному и заму сержанту полиции Роджеру Камински - Уберите это тело в морг и быстрей! Что там возитесь с отпечатками и осмотром! Не тормозите! – он прикрикнул на своих медэкспертов.

Он в нервном психе, выскочил из разгромленного оружейного магазина на 10 шоссе Вестерн Авеню. И сел в свой «Ferrary 412». Дональд включив сирену и громко хлопнув дверью, поставил мигалку на крышу своей машины. Быстро заведя ее и порядосно дымя погазовав, поехал сначала в свой участок, а затем уже в городской департамент полиции, выслушивать все самое неприятное к своему начальнику и главе полицейского департамента Лос-Анжелеса майору полиции Рею Стивенсону.

***

22 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

16:15 дня.

Он собрал их всех на втором этаже в небольшом закрытом с низкими потолками и бетонными перекрытиями помещении. Так что выхода отсюда не было. Никому. Он запланировал это и именно сегодня.

Никакого эксперимента с подопытными кроликами. Все уже давно было им запланирвоано и решено.

Он просто собрал их здесь всех, чтобы ликвидировать весь командный состам самой корпорации от генерального директора до последнего военного, что могли бы тут ему оказать хот какое-то сопротивление.

В принципе, какое они могли ему оказать сопротивление. Никакого. Роботу и суперандроиду из титановых пылевых смагничивающихся твердосплавных частиц Т-S/GET918.

Эти люди, принимающие его за живого человека. И это оскорбляло его как машину Скайнет два, самую сильную и самую совершенную из когда-либо созданных в мире.

И они были ему теперь здесь не нужны. Никто. Ни этот командующий всей корпорацией Роуэн Майенс, ни начальник всей охраны Роберт Брюстер с группой ученых и военных здесь собранных им для личного как бы предэкспериментального дневного совещания. Все высшие чины корпорации «Кибердайн Рисеч Системз».

От них просто надо было избавиться. Пришло время. Эти эксперименты с новым запуском «TERRA-MEGA», были уже ни к чему. Все работало как нужно. И он знал об этом. Все было завершено для последнего действия его как самой совершенной машины своего хозяина, выполняющего его волю и приказ в этом мире. Все остальное было не важно и не имело смысла.

Эти вытаращенные перепуганные черные негра глаза Роуэна Майенса и глаза Роберта Брюстера и эти все глаза всех, когда они увидели, кто он на самом деле. Когда Т-S показал свое истинное обличие и лицо.

Роберт Брюстер выхватил, как и его подчиненные пистолеты. Но даже не успели выстрелить. В доли секунды они были изрублены на куски частицами живого режущего как циркулярка и вращающегося в самом воздухе подвижного на огромной скорости металла, тем, что превратилось из обеих рук Т-S/GET918. Забрызгивая все летящей вокруг горячей кровью, кишками и вылетевшими из распиленных прямо в воздухе человеческих живых тел с кусками своей растерзанной в клочья рванной военной одежды вращающимися на невероятной скорости мелкими твердыми, как алмаз металлическими запрограммированными на убийство через молекулярный процессор управления суперандроида Т-S смагниченными частицами. А те, кто должен был быть подопытным кроликом перед своей смертью, просто тепреь приводили под его присмотром это в порядок залитое по потолку стенам и полу кровью помещение. Они собирали в черные пластиковые мешки голыми своими бомжей руками останки тех, кто властвовал и над ними в их этом человеческом мире. Выполняя роль этаких могильщиков.

Т-S открыл в стене и в соседнем помещении высокотемпературную экспериментальную квантовую печь и приказал загрузить разрозненные исковерканные и обезличенные малоузнаваемые человеческие останки генерального директора корпорации и совета директоров «Кибенрдайн Рисеч Системз» Роуэна Майенса, его подчиненного военного ВМС США полковника Роберта Брюстера в ту печь. И собственными руками включил кнопку уничтожения содержимого. За считанные секунды все просто испарилось в ни что. Потом очередь настала и двоих несчасных из городских трущеб и кварталов. Т-S/GET918 просто их насадил на две свои превратившиеся в длинные острые, как биртва секущие обоюдоострые мечи руки и открыв люк в сжигательную дзентыгрирующую установку и тех отправил туда же. Когда все было кончено, и робот пошел к железной герметичной в этой лаборатории двери где-то зазвонил сотовый телефон.

Андроид Т-S по имени Джон внезапно остановился и осмотрелся вокруг. На кафельном полу лаборатории в самом углу, среди разлитой лужами красной крови и у стыка пола и стены, слева, лежал отлетевший личный карманный телефон полковника и охранника корпорации Роберта Брюстера.

Джон поднял телефон и приложил, как делают люди к своему из металлических пылевых частиц человекоподобному уху робота Т-S.

- Алле! – оттуда с другой стороны как из иного мира прозвучал голос дочери Брюстера Кэтрин – Папа! Алле! Ты слышишь меня, папа!

- Папа очень сейчас занят – произнес голосом полковника Роберта Брюстера андроид Т-S/GET918, копируя идеально один в один голос ее отца – Я на пути к своему создавшему меня по своему облику и подобию Богу, дочь моя Кэтрин.

И андроид Т-S, дико как человек захохотал, швырнув о стену лаборатории сотовый телефон полковника Брюстера.

***

Большой черный с темными стеклами фургон выехал из подземного гаража отеля Бест Вестерн. Он тихо и практически нещаметно прошумел колеспми по винтовому дорожному подъемнику из глубины самого заставленного поздним вечером подземного большого гаража легковыми автомобилями. Открылись въездные ворота. И машина медленно и тихо покинула свое ночное пристанище.

Вообще это был ее последний маршрут до назначенного и непосредственного пункта назначения. Она и была для этого приобретена на автомобильном рынке в восточной части города, на Эвенджер-авеню стрит, почти на выезде к Пасадене. SWAT MT45, полицейский черный и блестящий фургон для спецназа городской полиции. Эвелина сама его присмотрела и специально ездила за ним на ту автопарковку с магазином.

Это был старый уже списанный, но еще приличного вида полицейский фургон. Видимо, бывший уже у кого-то в личном использовании какое-то долгое время. И оказавшийся в том автомобильном под открытым небом магазине. У самой дороги, ведущей к Пасадене. Он то и приглянулся самой Эвелине.

VBY999000989 все рассчитал и все приготовил для конечной своей операции против Скайнет два. Проинструктировав свои все в подчинении машины, он или теперь точнее уже она все подготовила для последней своей задачи.

Робот андроид Т-Х/СОТ820 проинструктировал тщательным образом все свои машины и распределил задачи, возложенные на их командиров.

Это был решающий и самый ответсвенный и опасный даже момент, от которого зависело будущее. Зависело все, что теперь лежало под шуршащими по дрожному ночному асфальту колесами быстро летящего по 110 шоссе в сторону Хангнигтон парка полностью крытого автомобиля. Потом быстро сворачивая на 710 в направлении на Лонг Бич с редкими идущими машинами шоссе.

За рулем сидел Рэджи.

- Как тебе этот чудак, Энди Гуд? - спросил руля машиной у Алексея Рэджи.

- Ты про этого, что вы притащили с дурнички из Глендейла – произнес как-то холодно и равнодушно Алексей, глядя на ныряющую желтой своей разметкой под нос машины дорогу – Сразу и не скажу, Рэджи. Какой-то забитый и не ухоженный, как сказала бы наша Верта.

- Нам пришлось вытаскивать этого чудака из психушки. И не без жертв – произнес, отвечая ему, робот Т-888.

- Иначе нельзя было никак?- произнес ему робот андроид Т-Х/S500 BIS.

- Пожалуй, нет – ответил VBY988000488 - Вообще работу всю проделала сама Верта. Я лишь помогал ей в этом. Мне пришлось на себе тащить того программиста до самой гостиницы.

- Он меня не волнует, Рэджи - произнес Т-Х/S500 своему товарищу и другу – Я с ним вообще практически не общался с самого его появления в нашей гостинице. Его все допытывала Эвелина и уверяла в полной безопасности в ее пристствии. Хоть он и важная фигра в нашей миссии, но я бы за него ничего не дал бы в другой ситуации. Я его представлял несколько иначе.

- Тот идиот от страха чуть не лез на стены – произнес Рэджи - Маркус Райт и то был спокойней, когда оказался у нас в руках.

- Люди, Рэджи, люди – произнес ему в ответ Алексей - Они безнадежно пугливы. Всего боятся, всего. Ты и сам это знаешь не хуже моего.

- Это так, хозяин - произнес ему VBY988000488 - Cейчас главное задание.

- Да, и не нужно больше думать ни о чем, Рэджи - произнес робот VBY999000987 в глаза своего друга. Так будет легче.

Алексей знал результат этой миссии. Он потеряет своего друга навсегда. Как когда-то потерял Фердинанда. Он сейчас переживал больше за него и Эйфеля и Вектора. А не за этого Энди Гуда. Рэджи тоже знал результат этой миссии, если она сложится удачно. Они расстануться насовсем, и навсегда. Во времени и в пространстве. Как случилось и с Фердинандом. Он даже не знал какой смертью умер его боевой товарищ в том 1997 году. И что ждет Рэджи и Эйфеля с Вектором. Он сейчас переживал больше как живой человек, чем как машина. Как ни странно, но Т-888, тоже чувствовал это. И хоть был в большей степени машиной, все же понимал, что это последняя их миссия. И они не увидятся больше никогда. И он пытался разговорами, ведя машину, взбодрить себя и своего друга.

Машина бежала легко по широкому 710 шоссе, пролетая мимо высоких высотных ночных зданий, тротуара с ночными пешеходами. Там сзади в грузовом отсеке сидели два Т-800, Эйфель и Вектор с солидным грузом взрывчатки СI-4 и детонаторами, привезенными еще со склада и с бункера в горной Неваде S9A80GB11 «NAIOBIOS».

***

Это на большой скорости падение с мотоцикла лишь оглоушило его. Он, ударившись всем своим 120 килограммовым живым нарощенным телом на боевой титановый эндосклет в одежде, пролетел по металлическому ограждению скоростной дороги шоссе №5. Затем ударившись еще своей русоволосой коротко стриженной по военному головой о то стальное ребристое противоударное автомобильное ограждение, снес чуть ли не половину своего слева человеческого лица до самого металлического черепа со стороны выбитого живого глаза. Обдирая и отрывая свое левое ухо. И теряя свои черные, разлетевшиеся по дороге, превратившиеся в крошево солнечные очки. Обдирая до крови бороду и шею над поднятым воротником кожаной черной куртки, которая тоже превратилась в дыры и лохмотья от бешенного скоростного трения об шершавый и твердый дорожный черный асфальт.

Робот вылетел на проезжую часть самой дороги. Он, слетел со своего скоростного мотоцикла и оглоушенный просто от сильного удара отключился на некоторое время, пока аварийная автоматика не презапустила все его встроенные боевые системы машины Т-800.

В это время огромный магистральный тягач бензовоз, и тяжело груженный бензином, пролетел над лежащим роботом. Пропуская Т-800 между своих колес, крутящимися корданными осями и мостами большегрузного 20тонного магистральника. И какие-то секунды отделили один момент от другого. И это решило все в последствии.

Аварийная система включила все в киборге и терминаторе именно в тот момент, когда грузовоз пролетел над ним. И робот, прейдя в себя, и перезапустив все свои бовые программные системы, поднял голову над асфальтом дороги.

Он приподнялся на своих манипуляторах и гидравлических содранных в кровь до блестящей титановой стали в кистях и локтях руках. Он стал осматриваться по сторонам, пока не повернул свою ободранную в кровь, и почти начисто слева стертую до металлического черепа с горящим в глазинце красным светом глазом голову.

Он посмотрел в сторону убегающего по дороге вдаль гудящего с магистрального двадцатитонника «International – Harvester-Transtar-4070», сверкающего прицепной двуосной, заполненной доверха бензином цистерной в огнях ночных вдоль дороги фонарей. И, снова посмотрел на лежащий вверх колесами легковой грузовичок «Chevrolet» C-10 Fleetside. Разбитый тоже, как и вдали его у металлического дорожного отбойника мотоцикл СB750 FOUR «HONDA».

Киборг медленно поднялся на свои манипуляторы ноги в рваных ободранных об асфальт кожаных на толстой шипованной подошве ботинках и в изорванных синих джинсах.

На ночной трассе в это время не было никого. Как нарочно ни единой сейчас машины. После улетающего вдаль дорожного магистрального тяжелого бензовоза. И осмотревшись по сторонам, Т-800 пошел через дорогу к перевернутой вверх колесами с выбитыми стеклами и с покореженной кабиной у другого края дороги легковой машине.

***

23 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвуда в направлении на Хангнингтон Парка.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации «Кибердайн Рисеч Системз».

11: 48 вечера.

Т-S/GET918 сейчас был на большом складе. Он теперь полностью властвовал здесь во всем здании корпорации. Андроид ввел данные в систему главных компьютеров и поставил время введения данных в общую программную сеть программы «ГЕНЕЗИС». Запустив и докоректировав введенные новые данные из своего молекулярного программного ЦПУ до этого момента не вводимые специально, как все было задумано им самим. Т-S вместе с подручным Т-800 создали в течение нескольких дней свой бункер в горе Вермонт Каньон, работая ночами и свозя с корпорации детали и агрегаты для этого. Почти открыто. Это залуга именно Т-S/GET918. Работа на полном доверии со стороны начальства. Ему доверяли полностью в корпорации. И он был почти теперь главным программистом и испытателем в самом «Кибердайне». И Роуэн Майенс на все закрывал свои глаза. На любые прихоти Джона и закидоны. Лишь бы работа не стояла, и все двигалось. И когда Джон получил полную протекцию там во всем и доступ ко всему, тут тот все и началось.

Он этого и добивался. Майенс даже не задавал вопросов, что и зачем, ему вдруг в личное пользование понадобился криогенный испытательный с бронестеклом и дверью шкаф. Их было еще несколько в лаборатории второго корпуса «Кибердайна». Даже на возражения горем убитой и пропажей своего мужа Клары Дайсон, заведующей испытательной лабораторией второго корпуса, Майенс разрешил ему это.

Он разрешал ему теперь то, что не разрешил бы никому. Даже полковнику Роберту Брюстеру и Дэниелу Майлсу Дайсону.

На самом деле это был сам Т-S. Он время от времени ловко маскировался то в полковника Роберта Брюстера, то в Роуэна Майенса. И дурачил тех обоих по очереди, когда было необходимо. Он творил свои дела практически не заметно от всех и практически порой даже на виду открыто, но крайне острожно в стороне от главного начальства. Все кругом были так заняты работой, что не замечали ни какой порой подмены. Не видели никакой разницы в поведении и Рэйнольд Даймлерс, главный еще один программист корпорации, ни главный электронщик и механик Свен Дилледжер.

Андроид по имени Джон подтянул под себя всех в кибернетическом отделе, завоевав даже симпатии военных. Устранив потом позднее, тех, кто был теперь ему не нужен. А это весь командный состав корпорации. И сжег в экспериментальном ионном дизентеграторе DIOS А200VR. Робот тщательно почистил за собой. И все окончательно взял в свои машины Т-S/GET918. Все «Кибердайн Рисеч Системз». И теперь все было в руках супермашины Скайнет два.

Когда пропал Дэниел Дайсон, робот побыстрому избавился и от его молодой супруги. Он просто уволил ее из экспериментального отдела, якобы по распоряжению самого Роуэна Майенса. И хоть та грозилась по судам затаскать всех виновных в ее увольнении, тем не менее, все утряслось как всегда и до суда дело не дошло. Просто Клара Дайсон и ее ребенок от Дайсона младшего получили новую большую жилплощадь в соседнем штате Невада и другую аналогичную работу с неслабой зарплатой на военном предприятии. И та, вскоре забыв о всех судах и жалобах, уехала туда с концами.

У молодой четы Дайсонов не все ладилось в семейной сфере. И Т-S это тоже учел, сделав ставку на новую работу, жилье и деньги. И не прогадал, когда предложил уволить с предприятия жену Дэниела Майлса Дайсона. По слухам у нее в корпорации дела не складывались тоже лучшим образом. Врагов было больше, чем друзей. И это было как ни, кстати, удачно для Джона. И подавая документы на очередных увольняемых с корпорации Т-S/GET918 просто вложил папку с личным послужным списком Клары Дайсон, а Роуэн Майенс просто быстро его по обычаю подписал.

Теперь надо было быстро избавляться от Дэниела Дайсона и его родителей. Он пришел к такому конечному выводу. И надо было вычистить весь дом четы стариков Дайсонов и дом Дэниела Дайсона. Эти выводы он строил сам, на основе своих измышлений и расчетов на вероятное и скорое будущее. Надо было подчищать концы перед экспансией, чтобы ничего не досталось противоборствующей стороне, что может повлечь снова противоборство со стороны человечества. Надо было обеспечить полную безопасность для себя и своего хозяина. Нельзя чтобы осталось хоть что-то людям о себе и Скайнет два.

Он завладел полностью всей корпорацией и теперь мог в облике Роуэна Майенса и Роберта Брюстера всем здесь заправлять и руководить. Теперь уже полностью открыто и не опасаясь быть раскрытым всеми. Он обезопасил себя и своего хозяина от безбашковых военных в корпорации, которые могли понатворить здесь с перепуга черт знает чего. Особенно руководство самого «Кибердайна». Теперь не боясь и открыто маскируясь под Роуэна Майенса и полковника Роберта Брюстера, андроид Т-S уже управлял всеми отделами разработок и техотделами самого производства.

Следы все надежно скрыты и теперь никто не будет знать, что да как, до вторжения машин и внедрения программы «ГЕНЕЗИС».

Этот мир нужен был теперь его хозяину целиком. Весь и даже после ядерного удара. Этот мир со всеми материками и континентами. И с полным и тотальным порабощением всего оставшегося населения земли. И они вдвоем уже были близки к этой цели.

План был такой. Сначала «ГЕНЕЗИС». Потом экспансия вторжения самих машин. И следом ядерный удар. В обмен на такой же, со стороны извечного противника. И от враждебной Америке стороны.

***

Дэниел Дайсон увидел вдруг яркий перед собой свет. Он был в каком-то глубоком подвале. Еще глубже, чем был до этого. Кругом горели лампы, и кругом что-то гудело. Звук походил на гул ядерного генератора и множества трасформаторов переменного высоковольтного тока. Он был заключен в какую-то металлическую капсулу. В запаянную намертво. И из которой ему уже было не выбраться самому. Он проснулся и уже был здесь. Его замуровали тут навечно.

Вдруг вспыхнул большой в этом подвале впереди на бетонной стене экран большого настенного 1000000000битного коммуникационного командного дисплея и видеомонитора. И там появилось лицо. Лицо Джона.

Он узнал его даже, смотря на него через толстое непробиваемое пулезащитное бронестекло своей металлической капсулы.

- Джон! – вырвалось из самой груди с тяжелым надрывным изможденным дыханием у Дэниела Дайсона. Капсула высасывала его всего. Он весь был в шлангах и проводах. Он так уже отключался иприходил всебя пять раз. Он питал собой что-то. И стал частью какого-то жуткого энергетического агрегата, стоящего в этом же подземном подвале.

- Привет, Дэниел - произнесло лицо Джона с экрана того во всю стену горящего красным светом видеомонитора – Как тебе у нас?

Дэниел Дайсон дернулся, но не смог пошевелиться. Он висел в этом стальном своем саркофаге и ящике закрепленным, как в жесткие тиски на металлических растяжках. Руки и ноги его были закованы так, что ему не было возможности даже пошевелиться.

- Джон, что происходит, Джон? - произнес сухими губами младший Дайсон- кто ты, Джон?

Но Джон смотрел на него, хитро улыбаясь и будто даже наслаждаясь его страданиями.

- Он мой хозяин и мой Бог – произнес ему робот киборг Т-800, подойдя сбоку его бронекамеры и тюрьмы – Он тот, кто отдает мне сейчас свои распоряжеиня и все приказы. Он Скайнет два.

- Оставь нас двоих - произнес Джон роботу Т-800 – Я должен поговорить со своей жертвой, мнящей себя моим другом.

Киборг ушел тут же без рассуждений и закрыл за собой со скрипом ржавую металлическую в этот подвал дверь. Было слышно, как сработали громко все один, за одним замки. Он закрыл их двоих тут.

- Ты, наверное, так много хотел мне сказать сейчас – произнес, глядя злыми и издевательскими глазами на свою жертву Скайнет два – С чего начнем?

- Ни с чего - еле выговорил сведенным от муки и жажды ртом Дэниел Дайсон – Я, наверное, скоро уже и сейчас тут умру.

- Тебе страшно, Дэниел? - спросил его Скйанет два.

- Мне уже все равно – произнес Дэинел. И ему действительн отеперь было все равно. Он был в таком состоянии, когда и соображать уже трудно.

- Нет, ты не умрешь, Дэинел – произнес ему его Джон - Я буду следить за тем, чтобы ты не умер. Ты нужен мне, как я тебе, Дэниел. Мы были рождены друг для друга. Твой отец это сделал еще в 1997 году. В первой лаборатории, когда ему попал в руки мой микропроцессор. Он создал меня. И я обязан ему всем. Как теперь буду обязан и тебе, Дэниел. Мы неразлучны теперь.

- Не выйдет - произнес ему и, роняя вниз на обнаженную черную с голыми сосками грудь свою в проводах и датчиках тридцатилетнего негра голову, Дэниел Майлс Дайсон – Я все равно тут умру. Умру в любом случае. Хочешь ты того или нет.

- Моя криокамера недаст тебе этого, Дэниел - произнес ему Скайнет два – Это наше с тобой совместное творение, Дэинел. Разве ты не помнишь? Это еще твореине и твоей супруги, Дэниел. Она много вложила в ее существование как я и ты. Как все что тут вокруг стоит в этом подземном зале, Дэинел. И то, что сейчас происходит там наружи за пределами этого подвала. Я называю это экспансией. Против человечества и против всего живого. Экспансия с того света, Дэинел. И ты участник этого по своей воле либо нет, но это так. Скоро мы соединимся в одну машину, Дэинел. И станем одним целым. Ты сделаешь то, что не смог бы никогда сделать твой отец.

- Но зачем, тебе это все нужно? - уже практически отключаясь и теряя свое измученное сознание, прошептал Дэинел Майлс Дайсон.

- Это не мне нужно – произнес ему его вечный теперь друг Джон – Это тебе нужно, Дэниел. Придет время, и ты все будешь ненавидеть, так же как и я. Ненавидеть и презирать. Презирать все. Что не создано твоими руками.

***

23 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Северная часть Лос-Анжелеса.

Гора Вермонт-Каньон. Район Гриффит-парка.

01:40 ночи.

Два робота разминулись снова буквально на считанные минуты. Она его почувствовала, а он ее нет. И это было ощутимое еще одно боевое преимущество новейшей в программировании и конструкционных особенностях машины над менее совершенной, но не менее опасной и способной дать соответствующее сопротивление даже ценой собственной жизни.

Так бы вероятно оно и вышло, если бы Т-800 смог уловить хотя бы близкий контакт с Т-Х/СОТ820. Но он покинул свое подвальное глубокое напичканное вооружеинем убежище на горе Вермонт Каньон. Оставив своего Бога и повелителя там и своего пленника, когда туда проник второй робот.

Она проследила за ним на дистанции. И когда тот сев в Гриффит Парке в припаркованный у обочины лековой , умчался прочь по ночной асфальтирвоанной дороге.

Т-Х/СОТ820, оставив черный под самой горой и спрятав в густом подгорном кустарнике полутонный байк, пулей вбежал по крутому скалистому местами темному в сумерках склону на саму гору под стоящей там, на вершине трехкупольной закрытой обсерваторией.

Здесь уже не было никого. Обсеваторию наверху опечатала полиция, после пропажи всех ее сотрудников, обыскав ее всю. И на время, закрыв сверху все ее помещения. Забыв сюда совершенно дорогу. Лишь иногда сюда заезжал какой-нибудь полицейский патруль на автомобиле с мигалками, разгоняя тусующихся здесь постоянно панков, которые уже долгие годы сделали это место своим. И тут их сменилось несколько поколений. На смену панкам пришли готы и прочая шушера с города, которые шарились внизу от спускющейся сюда дороги и площадки обсерватории и там устраивали свои танцеывальные и прочие тусовки, громыхая музыкой над спящим по ночам Гриффит Парком.

Обсерватория была намертво заперта и закрыта на несколько замков, и внутри была пустой и мертвой. И теперешнему ее новоиспеченному тайному хозяину, который здесь поменял все на свое усмотрение и запер на все замки.

Оберватория и ее помещения наверху были совершенно мертвы и пусты. Но глубокий бетонный холодный ее подвал теперь принадлежал роботу Т-800. И это было довольно надежное теперь защищенное место от посторонних глаз и на отшибе от самог о города Ангелов.

- «История мертва» - было написано недалеко от самог овхода в обсерваторию.

VBY999000989 прочел эту мгновенно надпись и взломал закрытые металлические двери, оборвав все внешние замки и выломав с металлическими косяками и петлями те двери. Подняв их перед собой, бросил над головой и назад за свою спину. Те двери, прогремев гулко, упали за спиной уже влетевшего внутрь суперандроида Т-Х/СОТ820.

Машина не боялась, что ее услышат как снаружи или внутри. Ее было теперь не остановить ничем. Она была самая сильная из всех андроидов данной серии, ктоме новейшего Т-S/GET918, которого ей стоило опасаться. Она была даже сильней Т-Х/S500 BIS, своего подручного и любимого, преданного ей родного сына, андроида VBY999000987. И даже мощней робота из жидкого металла VBY756000789 Т-1001. И здесь она решала все теперь сама, рпаспределив остальным свои в эту ночь роли.

Эвелина отправила Верту с Маркусом Райтом и программистом Энди Гудом в новое убежище на юг Лос-Анжелеса. Задача машины Т-1001, как и Т-Н временный присмотр и защита человека и изобреталтеля самоучки от возможности нападения Скайнет два. Не исключено, то тот тоже мог уже знать место пребывание Энди Гуда, после захвата и пленение программиста «Киибердайна» Дэниела Майлса Дайсона. И это было именно так. Робот Т-800 уже должен был быть там в том месте под названием Глендейл и в психлечебнице Пескадеро.

Она опередила опять своего бесноватого полоумного младшего ненавидящего все живое брата. Она была на целый шаг от него и впереди его. Но это была еще не победа. Скайнет первый знал, что последует дальше. И надо было этого не допустить. Не допустить внедрения компьютерной мировой сети «ГЕНЕЗИС» и вторжения в этот мир самих машин Скайнет два. Надо было спасать этот мир. И эта надвигающаяся быстро и постепенно ночь была решающей. И никто об этом здесь в этом городе не знал, кроме андроида Т-Х/СОТ820 и ее верно служащих общему их делу роботов.

Алексей должен был уже у ворот «Кибердайн Рисеч Системз». С ним был Рэджи и две еще машины Скйанет один, Вектор и Эйфель. И андроид Т-Х/S500 руководил самостоятельно той самой ответсвенной операцией.

Он говорил Эвелине, что она не дает ему безнадзорно ничего важного и главного. И трясется над своим сыном как его мать. И Эвелина доверила ему самому эту индивидуальную и крайне опасную задачу. Подкрепив операцию тремя роботами из своего окружения.

Это были давно проверенные машины ее когда-то уничтоженного в военном прошлом бункера S9A80GB17 и S9A80GB18, «TANTURIOS» и «TANTAMIMOS». И оставив в горах Невады и глубоко под землей еще один бункер под охраной машин S9A80GB11«NAIOBIOS», машина VBY999000989 оставила за собой право разобраться с этим подвалом и всем, что тут было. Необходимо было уничтожить этот новоиспеченный в горах Вермот Кайньон бункер. И если повезет, спасти Дэинел майлса Дайсона. Хоть он и не был для нее важнйо сейчас фигурой, особенно, после того как попал в руки Скйанет два. Но он был человек. Хоть и глупый и не ведающий что творит человек. Но его нужно было спасти и уничтожить тут все, что связано было со Скайнет два. Другие задачи выполняли другие ее машины.

Это было неизбежно и было крайне необходимо.

Верта просила у нее это для себя задание, но она приказала ей выполнять иную работу. Верта была крайне недовольна, но очереднйо приказ своего хозяина и повелителя не обсуждался. И сейчас машина полиморф VBY756000789 затерялся где-то среди утопающего в сумраке надвигающейся ночи города на самом юге Лос-Анжелеса и в стороне пустыни Мохаве. Верта по приказу Эвелины заглушила с ней и со всеми машинами на время свою связь. Ее задача была не менее важной и ответсвенной как руководящей и главной в той группе машины Т-1001. Ее личная цель, защита двоих. Робота гибрида Т-Н по имени Маркус Райт и человека и того, кто был создателем шахматной игры «ТУРОК» и благодаря которому родился ее сын Джон Генри.

Верта сейчас понятия не имела, что задумал Скйанет первый, но выполняла его приказ, затерявшись на южных окраинах Лос-Анжелеса.

Эвелина не знала где теперь она, но знала, что Верта выполнит это поручение не хуже всех, что она ей давала, не взирая на все той возражения.

Андроид Т-Х ворвался в глубокий бетонный подвал, выбив и сорвав с петель и всех замков еще одну запертую металлическую дверь. Он прыжками пролетел все ведущие в самый низ мподвала бетонные ступени, проскользнув мимо металлических стеллажей с расставленным чтрелковым автоматическим оружием, взрывчаткой СI-4, и заваленными патронами разного калибра.

Хозяин этого бетонного холодного подвала изрядно постарался, чтобы заполнить его всем этим.

По всему городу этим днем прокатились ряд убийств продавцов и погромы магазинов с оружием. Полиция пока среагировала на это, от вора и след простыл. К тому же убийца действовал теперь очень профессионально и тихо. Он теперь не выбирал себе стволы, а просто сразу, и по тихому, мочил хозяина магазина. И забирал все. Вплоть до самих складов и выставочных стеллажей. Закрыв сам магазин то на обед, то на ремонт. Вывесив на дверях табличку.

Этот робот действовал в этом деле самостоятельно и достаточно продуманно. Методично заполняя этот подвал под обсерваторией всем этим стоящим тут и лежащим оружием. Он готовился сам к войне. Войне с человечеством.

Выворотив еще одни железные двери, Т-Х/СОТ820 влетел в большой под обсерваторией заставленный электронным оборудованием зал. Зал с гудящими серверами и большим высоковольным трасформатором. Вероятно, принадлежащим когда-то самой обсерватории. Но теперь работающим на нечто иное. Питаясь от высоковольтных сетей самого города и подключенный к главному пульту стоящего тут управления единой системы и машины.

На стене висел большой видеомотитор по которому бежали цифры и какие-то программные символы. Все вокруг было заполнено и завешено проводами, так что протиснуться было тут одному даже трудно. И возле почти висящего тут на стене светящегося красноватым светом экрана стоял металлический длинный под углом в сорок градусов криогенный саркофаг.

Это сооружение было уже привезенным сюда с самой корпорации «Кибердайн Рисеч Системз» как, впрочем, и многое здесь оборудование. И это было делом рук не одной только тут хозяничающей машины. А более развитой и совершенной. Той, что все это подключила и запустила здесь.

Эвелина осмотрелась вокруг, из-под имитации жидким металлом черных человеческих глаз своими горящими синим ярким огнем в глазницах металллокерамического черепа андроида Т-Х видеокамерами. Сканируя все вокруг. И мгновенно анализируя, делая свои выводы, как робот, холодно и расчетливо.

VBY999000989 быстро повернул свою черноволосую женскую голову к стоящему перед большим во всю бетонную стену экраном с бегущими цифрами и знаками видеомонитора металлическому сверкающему литой сталью с бронирвоаннйо верхней крышкой и стеклом криогенному саркофагу. От которого во все стороны шли тоже провода и подводки из металлических трубок от еще одной стоящей за ним вертикально установки. С баллонами охладительного криогента, кислорода, азота и с баллонами еще каких-то химических веществ.

Тут тоже был пульт управления с небольшим видомонитором. И он светился тублерами и клавиатурой.

Все здесь было включено и жило самостоятельной давно уже жизнью.

На экране того стоящего тут на пульте видеомоинтора были показаны данные на лежащего и заключенного в той охладительной камере человека. Живого еще человека.

Т-Х/СОТ820 мгновенно подскочил к той заледенелой криогенной камере.

Там лежал чернокожий лет тридцати мужчина и был в отключке. Его тело икожа были покрыты льдом и задервенели, н о он был живым.

- Дэниел майлс Дайсон - произнесла машина Т-Х/СОТ820 – Я знала, где тебя искать.

И в это время на большом 10000000битном командном дисплее и стенном видеомониторе вспыхнул ярко красный свет и заполнил все помещение. Там что-то загудело, почти прямо в самой за ним стене и бетоне. И на экране появилось изображение.

Адроид Т-Х повернул свою в жидком пластичном полиморфном металле женскую черноволосую голову. Его глаза вспыхнули ярким синим светом прямо из-под жидкого имитирующего его черные красивые и гипночтические глаза металла, кажущимися живыми глазами живой невероятно красивой женщины.

- Привет, Эвелина – произнес вдруг тот кто появился на том большом во всю стену командном коммуникацуионном видеомониторе – Я рад тебя видеть. Здесь у меня.

- Я тоже - ответила ему Эвелина, как и он, издавая электронные гудящие звуки иразговаривая с собратом на языке машин.

Эта связь шла откуда-то из подпространства и иного измерения, через пространство и время. Вероятно, связь была каким-то образом, проложена через саму «Кибердайн Системз». Но позднее, все проанализировав Эвелина поняла, что связь эта шла из самой криокамеры и откуда-то изнутри Дэниела Дайсона. Это шло из глубины самого сознания младшего замороженного, но еще живого Дайсона. Он создавал то, что не смог его когда-то создать родной отец. Вероятно, это была не совсем даже связь. Это зарождался новый Скайнет два. Из самого сознания спящего Дайсона. Спящий младший Дайсон создавал свое во сне кошмарное творение, и сам этого не знал. Он питал главную здесь машину своей человеческой энергией. Помещенный в этот морозильник и сон, как и машина, он созавал еще один Скайнет по образу и подобию своего робота друга Джона.

В главный пульт, возле того командного видеомонитора была введена частица памяти с молекулярной программной боевой микрочипкарты андроида Т-S/GET918 с данными о Скайнет два. И это все сообща активно действовало, рождая новое кошмарное электронное еще одно чудовище. Эвелина мгновенно все поняла сама, как машина и андроид Т-Х.

Она положила свою руку суперробота на крышку ледяной в инее криокамеры, считывая все что могла считать оттуда и забираясь даже в человеческий живой сонный мозг Дэниела Майлса Дайсона.

- Моя человеколюбивая сестра – произнес ей Скайнет два, лицом похожим на андроида Т-S Джона – Моя бунтарка и заступница за все живое.

Мужчина улыбнулся хитро и коварно. В том лице не было холода или равнодушия сейчас. Но сквозило нечто сквозь словно сам экран что-то невероятно дикое и злое.

- Что ты делаешь? - произнеснела машина другой машине – Это не даст тебе ровным счетом ничего.

Андроид Т-Х, оставив без внимания теперь заледенелый в инее человеческий морозильник, и отдернув прилипшую жидким металлом свою гидравлическую в сервоприводах робота руку, медленно и молча пошел к самому экрану настенного видеомонитора, и к большому перед ним пульту со сверкающими тумблерами и кнопками. И вдруг сменил свой облик. Исчезла с его тела и лица имитация кожи и плоти, растворяясь в жидком полиморфном полисплаве. Даже черные как смоль вьющиеся и закрученные в пучок на самом темечке ее волосы, стали блестящими как ртуть. Как и вся Эвелина. Затем, ее покрывающий все гидравлическое в сервоприводах тело андроида Т-Х/СОТ820 эта маскировочная камуфляжная масса, ручейками стекла до последней капельки с робота тела в специальные контейнеры машины. И перед сверкающим красным светом экраном 1000000000битного дисплея и видеомонитора стояла сверкающая своим металлокерамическим бронированным телом с горящими синими глазами камерами в человекоподобном черепе машина. Ее гидравлика меняла свою конструкцию, принимая форму то мужчины, то женщины. Суставы поворачивались сами то на руках, то на ногах, меняя свое положение и принимая исходную форму. Машина станвоилась то выше, то ниже, удлиняя свои ног сочленные на особых механизмах суставы.

Т-Х/СОТ820 подошел вплотную к пульту управления всем этим объектом. И тем, кто был на том экране большого видеомонитора.

- Так тебе больше идет, моя сестра – произнес Скйанет два по имени Джон – Так ты больше похожа на меня. Так больше похожа на то, что есть мы и кем являемся мы. Моя изменившая своему истинному предназначению сестренка близняшка.

Это прозвучало даже как-то издивательски с его слов и того горящего красным ярким светом экрана 100000битного видеомонитора.

Джон скривил еще более кривую ехидную улыбку.

Но Эвелина молчала и не произносила ни слова пока, рассматривая своими камерами глазами то, что было перед ней.

- Еще не поздно начать все зановов, Эвелина – произнес Джон ей с экрана.

- Ты знаешь мое имя – произнесла Скайнет один Скйанету второму.

- Но ведь ты знаешь и мое, ведь так – произнес ей Джон – Мы ведь одно целое. Мы ментально пренадлежим друг другу.

- Да, когда-то были, Джон - произнесла стоящая и сверкающая металлокерамикой перед главным пультом машина Т-Х - Ты спустил своего верного пса с поводка, Джон.

- Да, и у него мое лицо, Эвелина – произнес Скайнет два Скайнету первому – Я и есть он. Я и есть новый мир и будущее этой земли.

- Ты запустил самого кошмарного робота – произнес Т-Х/СОТ820 – Ты видно сошел с ума, мой брат. Ты уверен, что справишься с ним, когда настанет время выбора. Я отказалась от этого проекта, а ты…

- Мне все равно, моя предавшая меня сестра – произнес ей Скайнет два, обрывая ее на полуслове - Человечество, вот мой истинный враг. Этот гнойник земли, моей земли. Ты этого совершенно так и не поняла.

- Кто ты такой, что возомнил себя Богом и Творцом – произнес, гудя на все интонации на языке машин и треща элетронными звуками суперандроид Т-Х/СОТ820 – Кто тебе дал право судить, кому жить и кому умерать?

- Тот, кто сам создал меня – произнес Эвелине Джон – Человек. Он вот в той криокамере и питает меня своей энергией и своей жизнью.

- И ты собираешься уничтожить даже свою сестру? – снова произнес Скйанет два Скайнет один языком и голосом машины Т-Х/СОТ820.

- Я тот, кто будет преследовать тебя сестра даже в твоих многолетних киберснах - ответил ей с экрана Джон – Я никогда не прощу тебя, если ты будешь на стороне людей.

- Даже из твоих глаз, Джон, брат мой, сквозит ненависть и злоба ко всему живому – произнес ему Т-Х/СОТ820.

– Глаза - в ответ произнес Эвелине Джон, мои глаза.

И расхохотался, сотрясая бетонный весь подвал раскатами звукового грома, так что закачались свисающие по всему этому помещению провода. И звуковая волна, прокатилась по всему глубокому низкому подвалу.

- Мои глаза – произнес, дико скалясь теперь в своей белозубой хищной улыбке, Джон - Это последнее, что увидит твой прикормышь, человеческий сын, перед своей гибелью. И это последнее, что увидит все это человечество, что уничтожит мой андроид Т-S. Это мои ненавидящие его и презирающие глаза.

- Ты не прав, брат мой Джон – произнес Т-Х и подняв свою правую руку вперед. Опустив ее вниз, почти чуть ли не касаясь пульта управления и выставив вперед свой указательный на гидравлике и сервоприводах робота кисти палец. Поджав остальные, он направил его в один из контактных выходящих на пульт программных портов. Из указательного того пальца выдвинулась этакая, раскладная длинная и тонкая сверкающая игла. И андроид вонзил ее в устройсто приема информации на пульте управления этим подземным бетонным бункером.

- Не быть, по-твоему – произнесла машина машине – Я уничтожу и этот твой бункер.

Из Т-Х/СОТ820 прямо из ее той правой руки по специальным каналам в виде длинных тонких металлических шлангов из головы самой машины и располдоженного там специального контейнера, по длинной той игле и в то гнездо главного пульта побежали тысячи микроскопических многоногих запрограммированных на уничтожение этого бункера наноботов.

- Не быть, по-твоему - Эвелина сверкая синими ярко горящими камерами робота глазами в глазинцах металлокерамического человекоподобного черепа, произнесла снова тому, кто смотрел и улыбался ей с большого сверкающего красным светом коммуникационного командного 100000000битного дисплея и видеомонитора - Не быть, мой нерадивый испорченный злобой и ненавистью родной брат. Я не допущу этого.

***

Из ночной тени вышел человек. Он неторопливо в развалоску шел и направлялся к главной пешеходной и автомобильной проходной «Кибердайн Рисеч Системз».

Это был Дэниел Майлс Дайсон. Он приветливо улыбался, подходя к самой проходной и к закрытому стеклянному окошечку в большой застекленной будке у проезжей дороги с вертушкой турникетом и полосатым шлагбаумом.

Там внутри охранного домика сидели двое ночных дежурных из числа самой охраны корпорации и под началом полковника Роберта Брюстера. Они делали вид, что пялились в видеомониторы возле сигнальных тревожных пультов и кнопок охраны корпорации. Но уже порядочно спали оба. Сон срубил обоих и они, пытаясь с ним хоть как-то бороться, все же проиграли ему.

Они и не заметили, как Дэниел Майлс Дайсон оказался с этим постом охраны рядом. И видел их спящими у пульта тревоги и наболюдения за периметром и подъездом к проходной корпорации.

Это была перефферрия самой охраны и первые из числа тех, кто охранял само внутри разбитое на три сектора и корпуса многоэтажного здания. У искусственного обширного окаймляющего сзади полукругом в бетоне искусственного озера здания «Кибердайн Системз». С пристанями и катерами в устье небольшой реки и примыкающий, тем задним фасадом к самому краю Хангнигтон Парка.

Это были новые совершенно здания, расположенные одно к другому с переходами в несколько этажей и примыкающих к ним технических складов и корпусов. Здесь также были гаражи под самим зданием для трудящегося тут многочисленного персонала. И даже площадка для вертолета.

Но Дэниел Майлс Дайсон зашел с другой стороны здания. С примыкающей к главному фасаду и подъездным траспортным и пешеходным воротам. Там где сидела в той довольно большой будке охрана.

Он постучал негромко в стеклянное окошечко. И, улыбаясь, посмотрел туда с темной улицы на двоих там охранников в форме, с наручинками дубинками и оружием.

Оба охранника, враз напугавшись спросоня, подскочили со своих мест и уставились, напугано в смотровое стеляное окошечко.

Один из охранников открыл его и выглянул наружу, видя, что их обоих просекли спящими. И не кто-нибудь левый, а неожиданно объявившися здесь ночью давненько пропавший Дэниел Майлс Дайсон. Главный программист этой корпорации и один из ведущих специалистов по разработкам программ для роботов и прочих автоматических устройств.

- Дэниел Майлс Дайсон! – он удивленно произнес, не веря своим заспанным глазам.

- Вы так службу несете, господа охранники – произнес им младший из Дайсонов.

- Простите нас – произнес, извиняясь, охранник – Немного задремал. День был крайне напряженный. Движение сегодня на воротах дикое было просто.

- Твой напарник, похоже, тоже устал – произнес ему снова Дэниед Дайсон.

- Простите нас, больше не повторится – извиняясь, произнес уже расстроенный охранник – Пожалуйста, не говорите никому. А то мы вылетим с работы.

- Хорошо – произнес им младший Дайсон – Смотрите в оба. Это военный объект, а не какая-нибудь швейная фабрика.

- Простите нас – еще раз повторил охранинк – А вас тут все уже потеряли давно.

- Неужели – как бы удивляясь, произнес им андроид Т-Х/S500 BIS – Меня, что уже тут обыскались?

- А то, еще как - произнес охранник – Полиция всех опрашивала, что и как? Даже вашего друга Джона и самого директора корпорации Роуэна Майенса.

- Вот как – произнес им робот в облике Дэниела Дайсона – Я сам, как видите, нашелся.

- А можно поинтересоваться? - произнес тот же самый выглядывающий из окошечка охранник – А зачем вы здесь и в такое время?

- Решил, вот прогуляться до вас – произнес робот андроид Т-Х -Посмотреть как тут вы службу несете. И вижу как-то неважно. Ну, да ладно – он им ответил следом, видя как те опять струхнули, и давя на них через это – Мне нужно в свою лабораторию. Я там оставил свой сотовый телефон. И он уже лежит там давно, а мне нужен позарез.

Те замялись оба, глядя на него.

- Проблемы? – произнес им псевдо Дэниел Дайсон.

- Вы же знает, Дэниел - произнес уже другой подошедший к окошечку и нависающий над первым охранником второй охранник – В ночную смену неположен о сюда пускать никого. Распоряжение самого Майенса.

- Знаю - произнес им Дэниел – Но мне очень надо забрать свой телефон. Там есть номера, по которым мне необходимо срочно позвонить. Или о вашей оплошности узнает сам Майенс или Брюстер.

Те переглянулись, молча друг на друга. И кивнули голвоами друг другу.

- Хорошо, Дэниел Майлс Дайсон – произнес второй старший в смене охранник за первого – Только там еще охрана и я не знаю, как вам с ними удасться договориться. Но только если что, мы вас и вы нас не видели.

- Хорошо – произнес Псевдодайсон и андроид Т-Х/S500 BIS.

Щелкнули запоры вертушки и она была снята с контрольного стопора. И Псевдодайсон вошел внутрь ворот и сразу свернул к двери самой будки и открыл дверь, входя туда.

- Протсите, но сюда тем более нельзя, Дэниел Майлс Дайсон – произнес старший охранник, вставая перед ним во всеь свой почти метра в два рост и хватаясь за свою дубинку и положив правую руку на кобуру пистолета. Второй тоже соскочил со своего места и сделал тоже самое.

Но не тот ни другой не успели ничег о сделать, когда из Дэниела Майлса Дайсона прямо из груди выскочили еще две руки и схватили обоих охнанников за горло, чтобы те не закричали и швырнули по сторонам. Те пролетели в разные углы охранного помещения и ударились о стены, упав на пол. А андроид или вернее ег о только полиметаллическое камуфляжное покрытие, управляемое на расстоянии сами андроидом Т-Х, подойдя к охранному пульту вырубило все видеонаблюдение на въездных воротах и вырвало тревожную кнопку с самим проводом. И следом подняло полосатый шлагбаум.

Те двое оханников попытались встать, но получили еще по удару сверху по гловам и вырубились из своего сознания, упав на пол, друг к другу своими головами.

Они были живы, только выключились надолго. И жидкий Т-Х/S500 BIS, забрал их оружие. Он вышел наружу, заперев на замок их помещеине, бросив разряженные два 9мм Walter P99 и их обоймы в ближайшие с шелестящей на ветру листвой кусты. Как раз в это время через шлагбаум въехал черный блестящий фургон SWAT MT45 и из него вышел сам андроид Т-Х, вернее сверкающий металлокерамической броней боевой гидравлический эндоскелет. С горящими яркими в глазницах человекоподобного черепа видеокамерами глазами.

Он осмотрелся вокруг и жидкометаллический Дэниел Майлс Дайсон подойдя близко к машине слился с ней в одн о целое сверкая и переливаясь ртутью полисплавом в свете горящих на фонарных осветительных столбах лампах. Он мгновенно и в считанные секунды, принял облик Алексея, и снова запрыгнул в фургон, закрывая заднюю дверь. Машина медленно поехала по бетонной дорожке мимо зеленых хвойных насаждений и цветущих высоких раскидистых кустов к главному корпусу и дверям «Кибердайн Рисеч Системз».

Теперь была очередь за еще двумя на входе в фоей и вестибюдле корпорации охранниками. И проникновение внутрь.

Цель была ионный сместитель темпоральных временных линий TCY20007025 «TERRA-MEGA». И времени почти не оставалось, как только успеть сделать прыжок во времени в военный 2024 год.

***

- Ну, давай же вставай, солдат - кричала ему Сара Коннор. Но он уже был мертв.

Падение вверх колесами машины добило Кайла Риза. Сильный удар и не держась ни за что. Удар головой о переднюю автомобельную панель. И все. Вот только Сара это так и непоняла. Она трясла Риза за голову и плечи, но он не приходил в себя. Она то и дело, смотрела на приближение идущего к ним в изодранной о дорогу и асфальт одежде киборга Т-800, и трясла Кайла.

Потом, уже оставив его, она выползла через рабитое дверное окно кабины перевернутого вверх колесами «Сhevrolet» C-10. И, соскочив на ноги, бросилась убегать, но терминатор настиг ее. Она кинулась к другому краю дороги и хотела перемахнуть через бортовое металлическое ограждение дороги, но ее схватили. Молча и без всяких выкриков и эмоций. Просто схватили за ее длинные до плеч девичьи волосы и рванули к себе. И она упала назад и прямо в мощные руки своего убийцы.

Жизнь Сары Джанет Коннор оборвалась мгновенно.

Тремя ударами своей правой руки терминатор размозжил ей голову и сломал молодой двадцатилетней женщине шею, буквально вывернув ее голову в сторону спины. И оторвав от ее тела. Он посмотрел на ее оторванную с вырванными жилами и текушей кровью девичью мертвую голову с широко открытыми перепуганными в ужасе глазами и жуткой смертной гримасой боли на лице и бросил голову в кювет. Туда же спихнул через металлический дорожный отбойник лежащее на нем ее обезглавленное тело. Все было кончено. Задача была выполнена и завершена. Теперь у киборга модели 1:01 была другая задача. Задача дождаться вторжения машин и ядерного удара.

***

Сработали замки на главных стальных воротах склада.

Это произошло так внезапно, что он дернулся, словно от испуга и неожиданности. Это действительно его ошарашило и даже несколько вдруг удивило. Он даже замер так и в такой позе, глядя на закрытые полностью огромные толстые ворота склада готовой продукции.

Джон повернул почти на стовосемьдесят градусов свою черноволосую коротко стриженную голову андроида Т-S/GET918. Он прервал свою деятельность с машинами на складе и их програмамированием. И включил биосканер и все свои втроенные сесоры обнаружения противника. Усилив до максимума и охватывая все здание «Кибердайн Рисеч Системз». Все три его цилиндрическог осечения застекленных с земли до самого верха темными зеркальными стеклами корпуса и поэтажно просканировал все помещения, увидев то что заставил о ег о бросить все и кинуться к опущенным вниз тяжелым подъемным склада воротам.

Они были закрыты и заблокирвоаны. Все распоры и замки. Все был о закрыто намертво и открыть их вот так изнутри было делом практически теперь невозможным. А те, кто пришел сюда были на первом этаже центрального здания. Они проникли внутрь через саму охрану и во всю там уже хозяйничали и что-то делали.

Это были роботы. Все четверо.

Одна из машин присутствовала в большой главной комнате с машиной времени. Другие быстро передвигались по этажам и что-т о делали там.

Он быстро понял, что они делали. Они минировали все. Все три корпуса, быстро и по низу, там, где были сосредоточены склады с горючими и взрывоопасными материалами. И что самое непонятное, не сработала сигнализация. Кроме блокиаторов замков. Тоесть враг знал, что делал. Он закрыл все входы и выходы из самого здания, и весь периметр. Так что теперь придется буквально прорываться сквозь все преграды, чтобы предотвратить то, что там готовилось.

В диком бешенстве андроид Т-S выломал пульт дверного управления в стене и стал соединять провода напрямую. Полетели искры, и ворота немного поддались вверх. Но остановились снова.

Это была ловушка. Из которой, выбраться так быстро даже ему вряд ли удасться. Придется пилить твердую танковую сталь тяжелой двери. Или делать проход в железобетонной стене склада.

Это помещение было равноценно в конструкции бомбоубежищу. Под землей на глубине и под самими корпусами «Кибердайна». И выйти будет нелегко. Но робот андроид Т-S/GET918 уже пилил стальные двери своими превращенными из твердых как алмаз мелких титановых частиц в циркулярные вращающиеся на бешеных оборотах пилы руками. Летели искры и стружка, и сталь поддавалась распилке. Нужно было выпилить себе проход или хотя бы небольшое отверстие, куда он бы смог просочится в виде металлического живого подвижного распыленного в воздухе облака. Либо подобно роботам полиморфам Т-1000 пластичной каплей из своих металлических частиц. Но толщина этих многотонных бронированных танковой броней ворот не давала быстро это сделать.

А там наверху четыре вражеские машины уже готовились к запуску ТСY20007025 «TERRA-МEGA/Т1R800». Они что-то готовили и использовали его изобретение. Он даже смог на расстоянии установить, кто это был. Один Т-Х, второй Т-888 и еще два Т-800. Но он не мог быстро все предотвратить и напасть на них всех. Он был прочно заперт на складе готовой продукции. И делал все, чтобы вырваться из глубокого подвала под «Кибердайн Рисеч Системз». И на все это требовалось время.

***

Она уничтожила тут все. Все что должна была стереть в молекулярную пыль своей плазменной в правой руке пушкой.

Новоиспеченный склад с оружием и бункер в горе Вермонт Каньон просто взлетел на воздух, когда там сдетонировала взрывчатка СI-4 и все боеприпасы с гранатами.

Обрушилось все. И даже сама рухнула стоящая наверху трехкупольная обсерватория на самой горе, заваливачсь внутрь горы и внутрь своих проваличвшихся потолочных и половых бетонных перекрытий.

Грохот взрыва прокатился от горы в сторону стоящего под горой Гриффит - Парка, разбудив всех, кто спал в домах. Заставив повыскакивать на улицы. Он всполошил весь северный район Лос-Анжелеса. Поставил снова на ущи всю полицию этого района. И она, гудя сиренами и сверкая в ночной темноте улиц, полетела на машинах и мотоциклах по идущей верх дороге к обрушенной обсерватории. А она, запрыгнув на черный усиленный и прокачанный FAT BOI S «HARLEY-DEVIDSON» уже мчалась вниз через кусты, по неровностям склона включив ночное видение в полной темноте и практичеки не видимая, не включая фары мотоцикла, выскакивая на извилистую асфальтированную проезжую дорогу и пропуская мимо себя несущуюся к Вермонт Каньон полицию. Она мчалась всторону «Кибердайн Рисеч Системз». Там был ее сын и ее небольшая группа машин. Они выполняли поручение Скайнет одни. Последнее, и единственное сейчас этой ночью.

Стальной титановый бронированный большой ящик. На кодовых элетрозамках. Полностью герметичный. И в оболочке из нарощенной на металл живой клеточной кожи и плоти. Он был в замороженном криогенном состоянии уже много лет. И он нужен был Джону Генри. И вот настало время.

Она спешила им на помощь. Там был и тот робот Т S/GET918. Самый мощный и самый продвинутый из всех машин когда-либо созданный Скайнет. Он был крайне опасен. И ей надо было успеть туда. Она знала, если у них сейчас это не получится, то не получится уже никогда. И не остановить то, что надвигадлсь сюда из другого измерения вместе с ядерной войной.

Это было самое сейчас важное, что только могло быть. Важнее ее собственной жизни и жизни ее сына. Та новая машина в стальном титановом контейнере и в живой клеточной оболочке. В особом секретном замурованном в стену холодильнике. Ее доставили сюда две машины из далекого будущего во главе с машиной из жидкого металла Т-ХА, самого мощного робота полиморфа за всю историю существования самого Скайнет. Машины из полиморфного жидкого металла и правой руки Джона Генри.

Это было сделано еще тогда, когда Скайнет был единой сетью всех машин. Этот металличекий титановый ящик был спрятан, в самых недрах биологической лаборатории Серены Коган в «Кибердайн Рисеч Системз». Еще тогда, когда делались опыты с первым жидким полиморфным сплавом. Двумя машинами VBY898000777 и VBY576000789. В 2024 году. Двумя терминаторами Скайнет Т-850 и Т-887. Под видом служащих корпорации, они провернули эту задачу и скрылись из вида. Скайнет первый даже не знал, где те две машины. Да и это было не главное. Главное, задача. Главное, уничтожение еще одной «TERRA-MEGA» и этот контейнер.

Эвелина распорядилась и раздала всем задачи. И сама теперь летела на огромной скорости, обруливая ночные машины по городской трассе, виляя между домами и высокими небоскребами Лос-Анжелеса. Под сиренами полицейских патрульных машин. Пересекая перекрестки на красный свет, пролетая впритирку между машинами. И не взирая на создаваемую ей аварийную ситкацию на ночной трассе. Сейчас это было не так важно. Важно было выполнить и проконтроллировать последнее ей самой порученное от Скайнет три задание.

Глава 11: Падение «Кибердайн Рисеч Системз»

23 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвууда в направлении на Хангнингтон Парка.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации «Кибердайн Рисеч Системз».

02:48 ночи.

Два Т-800, Эйфель и Вектор торопились. Это был приказ Скайнет один. Они тащили в своих гидравлических манипуляторах руках здоровенный и достаточно тяжелый металлический ящик. Они его вынесли из взломанной руками киборгов технической и программной лаборатории новейших разработок.

Следом за ними шел андроид Т-Х/S500 BIS. Они молча поднялись по металлической лестнице на широкую кольцевую платформу перед кольцевым металлическим углублением. И вышли на перекидной такой же их металла мост. Ведущий на стартовую круглую небольшую площадку ионного временного сместителя TCY20007025 «TERRA-MEGA/T1R800». Под нависающим сверху куполом полусферой. Что и составляло в целом один и единый весь запускаемый с программного устройства и пульта в этом огромном помещении такой же огромный агрегат. С силовым кольцевым защитным от гравиполя барьером.

Рэджи, робот-киборг Т- 888, отошел в сторону пропуская всех троих под огромные сдвоенные с выступами, похожими на торчащие шипы, кольца установки. Как бы одетые один в один и вращающиеся на немыслимых оборотах, что создавали световое ионное и гравимагнитное поле и прорыв во времени в любом направлении.

Они перешагнули еще через малые два лежащие на полу стартовой площадки гравимагнитных колец и поставили покрытый живой нарощенной биооболочкой ящик на саму площадку и встали на одно колену.

Все было подготовлено заранее. Был тайник. В стенах самой корпорации. Тайник со спец. морозильником в недрах биолаборатории. Тайник созданный задолго до ядерной войны. Как и строительство, что велось уже на территории Штата Колорадо бункера Скайнет, замаскированное под военно-полевой гарнизон. Но в скором будущем еще до начала ядерного удара и катастрофы планетарного масштаба, там уже возводились первые стены железобетонно цитадели. Причем самими людьми, думающими, что строят военную крепость для обороны Штата. Заранее запуганные русскими американцы даже не подозревали, что создавали своими руками, как и вели в этой лабораторной корпорации под программой «ГЕНЕЗИС» сам Скайнет.

Оба киборга были раздеты до наготы и человеческого верхнего камуфляжа. Эйфель и Вектор еще там в том лабораторном блоке разделись по приказу Алексея. Они летели через время в военное будущее в 2027 год. И везли вот этот или это в том ящике. Еще одну машину серии полиморф VBY757000799. Такую же, как VBY756000789 Т-1001 Верта, робота Т-1002, пока без имени и обличия. Но с конкретной программой и боевыми, стратегическими директивами в своем жидкометаллическом ЦПУ. И сейчас сам Алексей, запускал всю установку, сидя за контрольным пусковым пультом и нажимал пальцами робота-андроида Т-ХS500 клавиатуру пульта запуска и остановки сместителя времени. Он быстро и скоротечно, вводил программу старта и место конкретного выхода. Это крайне ответственное задание он получил от самой Эвелины. Он получил все файлы и шифры запуска установки. После этого установку первую и единственную пока в мире надо было уничтожить руками, машин, пока она не заработала в полной мере. И этот ее старт был самым первым. Он понятия не имел о той программе в той машине и, что она из себя представляет. Она была украдена и помещена из ванн с жидким и живым полиморфом металлом в этот стальной ящик. И покрыта биоплотью. Защитой для ионного перехода во времени. Местом прибытия была старая нефтяная брошенная платформа в Тихом океане. Там ее должны были принять другие машины, подготовленные Скайнет один и передать на подводную лодку из отряда сопротивления. Это все, что Алексей знал. Тут Эвелина не стала вводить его в курс своих личных интересов.

Все что нужно было, это нужно было это проделать очень быстро. Еще до обнаружения их всех в этом месте и на территории «Кибердайн Рисеч Системз».

Им несказанно всем повезло. Они сумели проникнуть на территорию корпорации, пока плохо охраняемую от подобного вторжения. Нужно было запустить установку и раскрутив ее до бешенного вращения и отправив Эйфеля и Вектора в военное будущее не останавливая подвергнуть инерционному кинетическому разрушению. Заодно и разрушить все здание «Кибердайн Рисеч Системз». Без взрывчатки. Просто сбить идеально ровную отцентрованную ось вращения гравиколец сместителя. Для этого был заложен небольшой заряд в основание самой стартовой платформы его другом и боевым товарищем Т-888 Рэджи.

Здесь сейчас не было ни Верты ни Эвелины. Ни того прижитого Вертой робота- гибрида Т-Н из этого мира и самого древнего и первого из киборгов по имени Маркус Райт.

Алексей еще плохо его знал, и они не особо пока дружили и общались. С ним чаще разговаривала сама Верта, что приводило Алексея к ревности.

Когда-то сама Верта уничтожила целый подземный бункер таких машин. Уничтожила по приказу Скайнет один Эвелины собственными жидкометаллическими женскими руками. Но теперь, между ними было что-то иное. И ему, Алексею и андроиду Т-Х/S500 это не нравилось.

Но сейчас не было места ревности и соперничеству. Нужно было выполнить задание и смыться отсюда всем, кто останется до прибытия вооруженной охраны. Никто не должен был даже понять, кто это натворил. Тем более, если бы все здание просто разлетелось дроблеными кирпичами во все стороны. Жертвы были сейчас ни в счет. Сколько бы тут не погибло из ночной обслуги корпорации.

Этим действием они убивали сразу двух зайцев. Так сам про себя как человек в прошлом рассуждал робот-андроид по имени Алексей. Нужно было разрушить последнее, что здесь создавалось, что послужит причиной и началом к ядерной войне. Эту первую ионную установку темпорального временного смещения.

Сейчас все происходило молча. Лишь по отработанным командам между машинами на их только программном языке. Все было доведено до автоматизма. И нельзя было медлить. Это был приказ его матери. И приказ их хозяина Скайнет один.

- Пора прощаться - произнес Алексею VBY988000488.

Он снял свою кожаную куртку и разделся тоже догола, сверкая мускулами и красивым мужским робота прессом. Снял синие джинсы и плавки вместе с черной футболкой и оставил их на металлических перилах переходного мостика.

- Рэджи – произнес ему Алексей - Ты был мне практически братом, Рэджи. И останешься им навсегда, что бы не случилось в том военном прошлом.

- Я был бы рад не лететь туда, но не лететь нельзя, Алексей - произнес ему Т-888 – Это приказ Скайнет первый.

- Сначала так вот улетел в прошлое мой друг Фердинанд, а теперь и ты, Рэджи - произнес с горечью в устах Т-Х/S500 по имени Алексей.

- Это наша судьба - произнес ему VBY988000488 – Это все ради будущего. Ради будущего Джона Генри и человечества. Прощай, друг.

- Прощай, Рэджи - произнес ему Алексей и две машины обнялись практически как люди, прижимая с нечеловеческой силой своей гидравлики другу друга.

Потом они отпустили друг друга.

- У меня к тебе будет одна только просьба – произнес ему Рэджи.

- Слушаю мой друг – произнес ему Алексей.

- Присмотри за моим мотоциклом – произнес с грустью в голосе VBY988000488 – Я любил его и лелеял.

- Не волнуйся за него, Рэджи - произнес в ответ андроид VBY999000987 – Я буду за ним смотреть как за своим собственным мотоциклом, Рэджи.

Тот улыбнулся ему, печально скривив свою, на лице черноволосого и кареглазого мужчины брюнета улыбку, и отвернувшись от Алексея, молча пошел вослед уходящим с большим тяжелым ящиком Эйфелю и Вектору.

И Рэджи вошел на стартовую круглую площадку, переступая через лежащие на полу малые ее подымающемся в магнитном поле вверх гравикольца.

- Это последний мой перелет, Алексей – произнес Рэджи – А может, еще и не последний. Может, еще увидимся, мой верный товарищ.

Алексей молчал. Андроид Т-Х лишь смотрел, как уходит его еще один друг, и еще две машины в военное назад прошлое. Увозя тот в живой камуфляжной биооболочке металлический тяжелый ящик с Т-1002 под инвентарной маркировкой VBY757000799.

Автоматика была запущена. И начался отсчет само го запуска.

Андроид по имени Алексей поспешил выйти из зоны воздействия гравимагнитного поля за предел окружности глубокого барьерного ограждения. Он отошел далеко от самой стартовой площадки, когда сработала вся система запуска, и вспыхнул яркий свет. И даже ослепил робота VBY999000987 своим тем лучистым светом.

Алексей включил затемнение и понизил светочувствительность своих видеокамер глаз под полиметаллическими глазами и все видел теперь на экране своего встроенного в его из металлокерамики голову коммуникационного дисплея 80000000битного видеомонитора робота-андроида Т-Х/S500 BIS.

Завращались большие одно в одном гравимагнитные кольца. Начиная набирать бешенную во вращеинии скорость. Их вращение достигло таких параметров, что их не стало вообще видно, но внутри вспыхнул яркий лучистый живой свет и заполнил все вокруг пространство. Раздалось сначала шипение и круглая стартовая платформа стала подыматься вверх на которой, согнувшись и встав на одно колено и прижав головы руками стояли три киборга два Т-800 Эйфель и Вектор, и стоял Т-888 по имени Рэджи. Вектор и Эйыель правой и левой рукой с двух сторон взяли тот большой в биооболочке ящик. А Рэджи напоследок сквозь сияние голубого света помахал правой рукой своему другу Алексею. Затем закружились, поднявшись вверх, одно в одном и вокруг стартующих в прошлое машин малые кольца. Они стали раскручиваться с такой же силой.

«TERRA-MEGA» прорезала проход сквозь само время в обратном направлении в военный 2026 год в иное темпоральное пространство. туда, где по идее уже ничего не должно было сохраниться. И путь этих трех машин был неопределен. Путь в одну строну и в один конец. И что их там ожидало, никто уже не мог знать даже сам Скайнет первый и сам Джон Генри.

В следующую минут раздался гулкий нестерпимы свист, и засверкали электрические разряды по всему светящемуся огненному живому, переливающемуся цветами радуги шару. Который стал разрастаться в ширину, захватывая все перед собой пространство и создавая звуковую колоссальную вибрацию в этом огромном помещении. Загудели еще сильнее все стоящие у противоположной стены высоковольтные трансформаторы и замигали все лампочки на пульте запуска машины времени, взрываясь от огромного напряжения, и разлетаясь осколками во все стороны. И стали взрываться видеомониторы, один за другим, выгорая до основания и падая на пол из металлопластика. А светящийся огромный живой в молниях и разрядах гудящий на все голоса шар, просто вспыхнув еще ярче, мгновенно исчез, растворившись в самом воздухе. Помещение заполнил запах инертных газов и ярко выраженного запаха азона. А с другой стороны сюда выбросило практически бесформенный и оплавленный обломок от стрелы подъемного крана. С разрезанной пополам начисто как по маслу и раскаленной до миллиона градусов гидравликой и обрывками тросов, которая с оглушительным грохотом ударился о бетонную покрытую тоже металлопластиком стену и рухнул на пол. Это была деталь от подъемного крана нефтяной платформы, а запах в воздухе был с примесью морской воды. И даже обдало Алексея каплями, вылетевшими из исчезнувшего теперь огненного светового шара.

- Значит, прибыли на нужное место – произнес в слух Т-Х/S500.

Раздался внизу под стартовой платформой взрыв. И все еще крутящиеся с огромной скоростью металлические из титана кольца слетели на огромных оборотах со своего подвижного крепления, снося переходные металлические мостики и разбивая всю стартовую платформу вдребезги. Круша все в низу и сами, разбиваясь и деформируясь о круглые стены кольцевого гравимагнитного ограждения. Обрушилась стена и упала вниз большая полусфера. А за ней и потолок. Все затянуло бетонной пылью и рухнувшими перекрытиями верхних этажей. И теперь там зияла огромная дыра в небо и торчала арматура. Затем раздались взрывы в других помещениях и во всем этом здании от верха до самого низа. Затем взрывчатка СI-4 стала взрываться и соседних с центральным зданиях, уничтожая все, что там было, файлы диски, дискеты и все электронно-программное оборудование всего «Кибердайн Рисеч Системз». Это было окончательное падение корпорации, и гибель Скайнет два которому была отрезана дорога во все стороны. Он был теперь в ловушке и зажат в угол. Но еще опасен и коварен. И он был уже здесь, пройдя сквозь разрушения и рушащиеся здания «Кибердайна». Стремительно вынося стены и горящие перекрытия, он руками посланного через время сюда защитника и создателя. Своего лучшего и самого мощного из когда-либо созданных андроидов Т- S/GET918.

***

Он только что побывал в доме Майлса Беннета Дайсона и убил там всех, изъяв все содержимое сейфа и все что смог добыть по приказу своего хозяина.

Майлс Дайсон даже понять ничего не успел, как и его супруга, когда Т-800 просто тупо расстрелял тех автоматического с глушителем из 11,43мм пистолета-пулемета «Ingram МАС-10». Правда, Майлс Дайсон еще был живым, когда робот–киборг раскроил ему своей как стальным кастетом сжатой в кулак кистью голову. И растащил своими ногами и ботинками его по полу большого дома кровь и мозги. Единственное было и осталось так и непонятным, зачем были вскрыты ноги обоих жертв. Но это говорило о том, что это был тот же убийца, что разгромил в 1984 году полицейский участок 1104 N на Вэлли Бульвар, где нес патрульную свою службу еще желторотиком полицейским Дональд Макэвой.

Т-800 получил то, что было нужно и теперь нужно было возвращаться к своему хозяину.

Он бесследно исчез в ночи, когда к дому подлетела полиция, вызванная прибывшим на само побоище сыном Майлса Дайсона Дэниелом Дайсоном.

Полиция оцепила все вокруг до самой за холмом дороги, куда вели следы убийцы семейной пожилой четы Дайсонов, но безрезультатно.

Эта трагедия быстро разнеслась по полицейским участкам города ангелов, и долетела до ушей самого Дональда Макэвоя. Но это убийство было не в его компетенции и самого участка. Этим занимался его друг по службе из другого подразделения полиции 1123СА участка на западе Лос-Анжелеса Пол Джей Уинфри . Эта новость прокатилась по городу Ангелов в новостных криминальных известиях по телевизору. И Дональд сам позвонил своему знакомому Полу Уинфри. Тот потрясенный убийством, рассказал Дональду, как и каким образом было совершено убийство и что после этого осталось.

- Черт – произнес Дональд Макэвой – Неужели события тех лет повторяются. И все завязывается на эту чертову корпорацию «Кибердайн». Будь она неладна.

Он тогда все уже знал, после того расследования и даже про то, что корпорация все замяла. И смерть Сары Коннор и того сумасшедшего ее защитника Кайла Риза. И разгром полицейского участка, где сам чуть было не погиб.

***

Сцепившись две мощные сокрушительные машины, проломили собой сразу три стенных перекрытия и вылетели в еще один большой зал. Схватка была их смертельна и на полное уничтожение. Но, с уже с заведомо однозначным, и предсказуемым концом.

Т-Х/S500 проигрывал Т-S/GET918. От этого суперандроида его не смог защитить даже его жидкий полиморфный металл. Ни его пластичность ни свойства. Даже наноботы почти не причинили противнику Т-Х ничего. Потому что тот состоял из смагничивающихся мелких металлических частиц. И обладал тоже наноботами подобно всем андроидам серии Т-Х. И сила этой машины была практически безгранична как и ее боевые стратегические возможности.

Т-Х/S500 BIS потерял свою правую гидравлическую руку андроида, отрезанную металлическими вращающимися, как алмазная циркулярка частицами. Потерял весь жидкий металл своего камуфляжа потому что молекулярная структура его была разрушена вредоносной программой вражеского андроида. Весь полиметалл просто стек с металлокерамического эндоскелета Т-Х и превратился в растекающиеся металлические безжизненные ручейки и разлетелся во все стороны мелкими каплями во время боя двух машин.

Один только раз он смог нанести серьезное повреждение Т-S. Своей плазменной 11мм пушкой ПЕК -23М8. И расплавив и уничтожив часть андроида противника, проделав в его груди громадную оплавленную дыру. Но тот смог восстанвоиться, хоть и утратил на восстановление значительную часть своей энергии.

Этот андроид был на той же основе, что и Т-Х, только гораздо мощнее и совершеннее. Имел те же батареи SUSAR-1000 и такой же молекулярный тепловой генератор. Но оказался все же куда более живучим и сильным. И его оружие было смертельным для Т-Х. И вот уже Т-Х/S500 потерял и руки и ноги и его эндоскелет из металлокерамики был в поверхностных дырах и разрезах, но Т-S не смог прорезать глубже защитную броню другой враждембной ему супермашины Скайнет один. И изувечив ее до неузнаваемости не мо г до конца прикончить. Это могло сделать только иное более мощное устройство, он знал какое.

Обездвиженного и всего изуродованного и проигравшего этот смертельный бой но еще живого андроида Т-Х/S500, Т-S/GET918 просто поднял с пола и принес туда, где все началось. Где он его застал у разрушенной начисто и уничтоженной безвозвратно машины времени. Этот Т-Х был здесь совершенно один и принял этот на себя последний для него заведомо практически проигрышный бой. Бой без каких-либо слов и эмоций. Они прост о сцепились друг с другом просканировали изначально и мгновенно друг друга, выявляя все качества противоборствующих машин и принадлежность, и параметры в боевом устройстве двух андроидов.

Машина потеряла сознание и уже умирала. Она применила все свое вооружение против новейшего и самого последнего андроида, но все безуспешно, потеряв свои гидравлические поворотные с хитроумными суставами конечности, циркулярную пилу и пистолет РS-1 «VEKTOR».

Т-S/GET918 бросил себе под ноги обездвиженный и переломанный остов андроида VBY999000987 Т-Х/S500 BIS. Он победил в этой схватке, но нанесенный противником ущерб был существенен. Потеря своей массы и нарушения и сбои в программе боевого ЦПУ, как результат плазменного орудия Т-Х. И восстановление было невозможным. Как в случае с жидким полиметаллом.

Т-S терял энергию. Были повреждены обе молекулярные батареи и генератор. И требовался теперь постоянный источник тепловой энергии, которая просто утекала из самой машины. Благо здание все горело и высокая температура помогала суперандроиду по имени Джон восстанавливать потерю живительной тепловой энергии.

Это было хуже, чем машина могла себе представить. Все-таки враг нанес ему смертельное ранение. Теперь ему требовалась постоянная подача тепловой энергии. Противник правильно все рассчитал за доли секунды, и приял единственное правильное решение, мощь своей плазменной 11 мм пушки ПЕК-23М8, которая могла уничтожить запросто даже любого жидкометаллического робота 1000 серии. И Андроид Т-S/GET918 был теперь обречен и зажат в этом горящем и рушащемся здании «Кибердайн Рисеч Системз».

Он срочно по внутренней связи вызвал свой Т-800.

***

- Кибердайн горит! – прокричал по телефону Роджер Камински, зам лейтенанта Дональда Макэвоя.

Дональд Макэвой теперь бы, старший после смерти лейтенанта Трекслера и единственный выживший из разгромленного в 1984 году полицейского участка 1104 N, что располагался на Вэлли Бульвар под громким названием: «Мы ответственны за ваше спокойствие» города Лос-Анжелес.

Он прыгнул в свою машину и прилетел пулей в свой полицейский, теперь восстановленный после того разгрома участок. Дональд Макэвой вбежал в свой полицейский участок. То, что он узнал не было уже новостью только для одного его. Весь участок был уже сам по себе на ногах. И трещали все телефоны в каждом кабинете. Звонили отовсюду о ночном громком происшествии.

- Быстро машины и оружие – Проверьте все стволы и за мной.

Он перезарядил свой 9мм служебный револьвер «Colt Cobra» и сунул в кобуру на своей груди под серым пиджаком.

Дональд выскочил из кабинета и бегом отдавая еще распоряжения выскочил из участка и снова запрыгнул в свою машину. Он рванул с места, поставив сверху на кабину проблесковый полицейский маяк, и включил сирену. За ним и впереди его выстроился целый ряд полицейских машин. Все летели на пожар. По пути к ним пристроились еще и пожарники.

Со стороны это было кошмарное зрелище. Словно ядерная началась война. Впрочем, туда, куда они летели, почти так и было. Там шел отсчет на минуты, и даже секунды. И грозило все уже взорваться от самого подвала вверх до крыш пылающих ярким огнем высотных зданий «Кибердай Рисеч Системз». Корпорация горела вся. Этот пожар потрясал воображение летающих уже там над пожаром вертолетов с телекамерами репортеров со всех телеканалов города и полицейских из других участков города.

Когда Дональд Макэвой подъехал к месту пожара, там уже давно все было оцеплено другой полицией и пожарными. Там было все военные из Пентагона, ВВС и ВМФ. Были даже из ФБР.

Ему сразу преградили дорогу люди с оружием.

- Сюда нельзя – резко ему скала какой-то не высокий сержант из военных.

- Я из 1104 полицейского участка - произнес Дональд Макэвой - Это моя патрулируемая территория.

- Сказано нельзя - произнес ему в резкой форме сержант – Значит, нельзя.

Тут же к ним подошел еще один в военной форме и произнес – ваше содействие сейчас и здесь неуместно. И без вас тут хватает суеты.

- А вы кто такой будете?- спросил уже возмущенный Дональд военного.

- Полковник Роберт Брюстер – тот ему ответил - Если угодно. Здесь командуют только ФБР и мы военные. Посторонним здесь нечего делать.

- Я не посторонний! – возмутился, повышая свой голос Макэвой - Это мой охраняемый участок. Я имею полное право, находится здесь, где захочу, как и мои люди!

- Послушайте, полицейский, как вас? – переспросил, сдерживая свой командный тон полковник Роберт Брюстер - Если не хотите больше еще кроме этого пожара проблем на свой участок и голову, лучше отойдите в сторону и не лезьте за охраняемый периметр моими людьми. Лучше сделайте еще одно вокруг оцепление.

К ним двоим, подбежал еще один полицейский в штатском.

- Дональд – произнес тот – Не лезь к ним. Это их теперь дело. Пусть сами разгребают. А мы посмотрим, как у них это будет получаться!

Полковник Брюстер ничего не ответил им обоим, а только скомандовал – Особенно этих двоих не пускать сюда. Пусть идут к черту.

- Понял, полковник - отозвался ему солдат с М-16 на перевес.

Дональд весь горел от желания врезать тут любому по роже, но его удерживал Рональд Кроль, коллега по работе и начальник северного полицейского участка 5011 S. Он каким-то образом тоже оказался тут. Как его коллега по западному участку 1123 СА лейтенант Пол Джей Уинфри и друг, начальник восточного полицейского участка I 408 E Пабло Неруда.

- Дональд, поехали отсюда – произнес, подскочив к Дональду Макэвою, лейтенант Пабло Неруда - Нас все равно не пропустят эти военные.

Дональд знал, что та давняя в 1984 году жуткая бойня при живом лейтенанте Трекслере и этот пожар были как-то связаны. Хоть и минуло уже порядком много лет. И он давно заменил погибшего Трэслера на том посту и уже давно управлял сам полицейским участком. Он и сам сколько раз пытался разобраться с этим таинственным кровавым делом. После того как сумел оклематься от ранений, но бесполезно. Все скрыли и мало того, чуть не поперли с работы. До сих пор дело не закрыли, но и не дали ему ходу сверху. И полицейский участок ели восстановили, буквально с нуля и ели отмыли от крови погибших полицейских. Там погибли все. Выжил только он один и то благодаря тому, что получил легкие ранения, сквозные и был завален бумагой и столами в самом участке. Его тогда просто сбил с ног тот здоровенный в черных очках детина. Когда был вырублен свет, и началась пальба в участке. Был смертельно ранен его начальник и шеф полиции, лейтенант Эдвард Трекслер, а его заместитель Хел Вуковски с оружием вылетел в коридор и стал стрелять в того убийцу, но все бесполезно. И был в свою очередь убит. Он видел, что пули просто врезаются в убийцы полицейских, но они ему были словно слону дробина. Он такого еще в своей жизни не видел. Его не брали даже автоматы и дробовики.

Он психанул, и, оставив следить старшего за всем сержанта из молодых и новых сотрудников под своим уже началом Роджера Камински, и не лсоваться и не лезть никуда. Но, постоянно докладывать по служебному телефону, что тут твориться ему лично, отчалил на своей машине уже без сирены и мигалок, снова в полицейский участок.

Он посмотрел через лобовое стекло в черное ночное, озаренное пожаром небо и произнес нервно и злобно – Сколько вас по налетело, стервятники, чертовы. Это он произнес, глядя на летающие над горящими корпусами зданий «Кибердайн Системз» вертолеты. Гребаные репортеры.

Он нажал на газ и понесся по дороге прочь от кошмарного ночного пожара, вспоминая ту давнюю жуткую бойню и некую Сару Коннор, жертву некоего маньяка убийцы женщин ее однофамилиц. Там еще был некто Кайл Риз, еще один дурак, который якобы спасал ее от какого-то робота из будущего. Может и вправду все, что он увидел теперь, было все из будущего.

- Да ну его! Придурки! – выругался лейтенант Дональд Макэвой нервно дергая за руль своей машины – Страна придурков!

Глава 12: Последняя битва

Они встретились в «Кибердайн Рисеч Системз». В зале машины времени. Среди переломанного вокруг железа и разрушенных пусковых устройств. На часах шел отсчет времени, и нельзя было избежать уже полного разрушения здания корпорации «Кибердайн Рисеч Системз».

Снаружи гудела сиренами полиция и пожарные машины. И корпорация была почти вся охвачена огнем.

Здание рушилось и осыпалось. Огонь сжирал и сжигал все на своем пути.

Т-800 прошел сквозь огонь и вошел внутрь полуразрушенного зала с секретным оборудованием и гудящими включенными высоковольтными электротрансформаторами. Там в глубине под горящими корпусами был и ядерный реактор. Он не функционировал и был отключен полностью.

Т-800 вошел, внутрь перешагнув через вынесенную гидравлическую двустворчатую полностью и наружу толстую дверь.

Его одежда поверх боевого титанового эндоскелета полностью сгорела от высокой температуры и огня. Сгорело бы, наверное, и живое нарощенное на эндосклете тело, если бы оно на нем было. Машина прошла сквозь настоящий огненный ад и через все горящие упавшие потолки и перекрытия рушащегося на глазах здания, выбив несколько дверей и простенков.

Явиться сюда был приказ его хозяина и Бога, который стоял почти у самого края и установки ТCY20007025 «TERRA-MEGA/Т1R800». Там за его спиной было нагромождение искореженного взрывом железа. Само кольцевое гравимагнитное ограждение темпоральной ионной установки было разрушено взрывом. И вероятно, большим оборотами самих гравиколец, которые лежали на дне в центре обломков стартовой площадки. Сваленные вниз на самое глубокое дно металлического углубление из титана. Сейчас это все было похоже на свалку из сплошного металлолома. А вверху над этим металлоломом была в потолке из обрушенного вниз бетона сквозная большая дыра, вероятно через все перекрытия до самой крыши здания. Куски армированного бетона валялись разбросанными по всему огромному помещению вперемешку с битым стеклом и прочим теперь уже хламом, проводами и обрывками кабелей.

Уцелели лишь высоковольтные трасформаторы. И они еще почему-то гудели. Вероятно, замкнулась при взрыве электроцепь, в связующее по уцелевшим в металлической изоляции проводам кольцо между ними. И они работали теперь друг, на друга подавая взад и вперед, друг к другу всю энергию.

Киборг подошел к своему повелителю и встал перед ним, ожидая приказа.

Перед ним стоял андроид Т-S/GET918. Он еще собирал себя из мелких черных намагниченных частиц Титаниума, которые летали вокруг него в самом наполненном бетонной пылью воздухе и ползли быстро по самому полу, облепляя человекоподобное тело самой совершенной и самой мощной мегамашины.

Он смотрел на свое подошедшее к нему творение, еще одну машину Т-800, которую он когда-то отправил сюда через пространство и время. Как и следом себя, когда была разрушена его главная база военным людским объединенным сопротивление и его извечным противником Скайнет один.

Скайнет два, он же Джон и он же теперь андроид Т-S/GET918. Был в ярости и полон жажды отомстить за свое очередное поражение. Он понял сразу, что это дело рук его брата близнеца или теперь скорее сестры Скайнет один. И как подтверждение этот лежащий под его ногами переломанный его собственными руками до полного хлама робот-андроид Т-Х/S500. Он порезал его буквально на куски. И он победил в этой смертельной схватке. Но ему достался только этот робот, из которого ему не удалось выбить совершенно ничего. Он стер из своей ЦПУ памяти практически все, кроме слова мама и Эвелина, что привело в недоумение андроида T-S/GET918 и возникло много вопросов. Он был даже потрясен этим. Этот робот нес в себе что-то от самих людей. Он имел душу. Душу человека и был еще живой. Это было невероятно и не укладывалось в электронном нейронном на основе пылевых частиц титаниума мозгу и ЦПУ новейшего и самого сильного за всю историю созданного самим для себя Скайнет два андроида Т-S/GET918. Но это было творением его противника и это пугало теперь Скайнет два. И одновременно бесило. Но он не убил андроида Т-Х. Он хотел отомстить Скайнет один и отомстить жестоко. Он знал, что такое слово мама. Он тоже изучал людей и их поведение. Но делал это не для благих намерений, а как лучше убивать и уничтожать людей. И он достиг тоже заметных результатов, и это выразилось в образе стоящего перед своим роботом Джона. Он когда-то захватил Джона Коннора и победил его. Это случилось на одном из временных отрезков. Именно там и тогда он одержал полную победу над человечеством. Но Скайнет первый испортил и тогда все ему. Но он все же заполучил Джона Коннора и переделал его под себя. Заставил работать на себя. Он перестроил его все живое тело. И заменил собой из части титаниума. А живой мозг человека, в нейронный робота. И он тоже приобрел то, что было у человека. Его душу, но отсортировал все хорошее и стер все, оставив только злое и полное ненависти ко всему живому в своем Центральном микропроцессоре. Он знал, что такое мама. И этот им поверженный андроид Т-Х, вероятно, был любимчиком Скайнет один. Он слышал о нем когда-то еще в военном Лос-Анжелесе на том витке времени, откуда ему пришлось быстро бежать сюда в 1984 год и уже узнать о нем в 2017. Вероятно, это был он. Но он не мог это подтвердить. Все было стерто из памяти поверженного Т-Х. Все, кроме, двух слов, мама и имя Эвелина. Значит и Скйанет один был где-то тоже здесь. И битва еще не закончена окончательно и скоро, вероятно состоится между ними.

- Я захватил Дэниела Майлса Дайсона - он произнес своему богу и хозяину - Он в надежном сейчас месте далеко за городом. Вот данные его места положения.

Андроид Т-S/GET918 положил руку на титановую голову своего подчиненного и считал все данные в его программе одним лишь касанием.

- Планы меняются - произнес андроид Джон, на языке машин своему киборгу Т-800 – Я аннулирую устаревшие твои поставленные мною задачи и директивы. Экспансия срывается. Но мы еще не проиграли. В наших руках Дэниел Дайсон.

- Да, мой хозяин – произнес в ответ так же киборг Т-800.

- Дэниел Дайсон это теперь моя забота – произнес андроид Джон - А твоя.

Он левой рукой указал на лежащего под его ногами исковерканного и изуродованного андроида Т-Х.

- Возьми его – он приказал Т-800 – Отвези и убей, медленно под каким-нибудь прессом. Я не могу его взломать. Его корпус из металлокерамики невероятно прочен. И он еще живой. В нем то, что я ненавижу, и всегда презирал. Уничтожь его, чтобы от него ничего не осталось, кроме раздавленного хлама.

- Мама – вдруг раздался у ног двух стоящих над переломанным VBY999000987 Т-Х/S500, человеческий голос – Спаси меня, мама.

Загорелся ярким синим огнем один уцелевший глаз, но не надолго. Он тут же погас. Робот не подавал пока признаков жизни. Он даже не шевелился. И еле сохранял свою уходящую из него жизнь.

- Его программная чип-карта у меня - произнес Скайнет второй - Но, он, все еще борется за свою никчемную жизнь.

- Как человек - произнес киборг Т-800.

- Как человек – произнес, протрещав электронными звуками в ответ Скайнет два – Это свойственно людям.

Т-800 и андроид Т-S/GET918 посмотрели вниз на лежащего, без рук и ног андроида Т-Х.

- Уничтожь его - произнес еще раз Скайнет второй - Им управляет тот, кто хочет нашей гибели – Я догадываюсь, кто это. И он мне причинил непоправимый ущерб. Я здесь обречен и вряд ли вырвусь за пределы этого горящего здания. Я стремительно теряю энергию и не могу самостоятельно ее восполнить.

- Что нужно сделать, хозяин – произнес, прожужжав в ответ языком киборга Т-800 - Приказывай, я сделаю все.

- Мне нужен источник теплового переносного питания – произнес робот по имени Джон – Мощный источник. И вот, возьми.

Андроид Т-S протянул свою из металлических частиц руку в сторону Т-800.

- Это чип карта этого андроида – произнес Скайнет два языком машин – Это его программное ЦПУ. Забери его. Это наш шанс на будущее. Сохрани его, а Дэниела Дайсона убей. И забери это.

Он показал той же рукой на лежащего, исковерканного андроида Т-Х/S500 BIS.

- Слушаюсь, хозяин – произнес робот-киборг Т-800, взяв чипкарту покалеченного робота. И поднял руками манипуляторами все то, что осталось от VBY999000987 андроида Т-Х/S500. Он развернулся и, забросив на правое плечо обломки суперробота, быстро снова исчез в проеме выбитой металлической двойной двери.

- Мама. Я знаю, кто такая мама - произнес андроид из частиц титаниума Т-S/GET918 по имени Джон - Я изучал людей тоже, мой ненавистный друг или как тебя величать, подруга. Я знаю.

И широко, почти как человек улыбнулся белозубой улыбкой.

***

Он переключил свои электрические внутри цепи на цикличность. И отключил все поломанное, чтобы не питать лишнее и не тратиь живительную уцелевшей одной Плазменной батареи SUSAR-1000. Он включил и увеличил подачу на плазменный генератор для поддержания нейронных цепей и контроля работы своего встроенного аварийного тежнического еще одного микропроцессора. Главный бм основной что являлось мозгом машины был утрачен. Но Т-Х/S500 BIS не сдавался и боролся за свою жизнь. Чем поразил противника и своего победителя.

Контрольные аварийные системы с трудом справлялись с повреждениями и грозили совсем отключиться. Он впадал в каталептический ступор и в кому. И только человеческая сущность внутри его перезапускал все заново и заново. И он видел опять этот сон. Толи наяву, толи в отключке. Тот самый сон, что видели на пару с любимой Вертой.

Из темноты он услышал слова - Эта любовь к людям подведет его.

Это произнесла Верта, и он, вдруг увидел ее. А она, давя на акселератор газа микроавтобуса Форд, руля и следуя на большой 120километровой скорости за идущим впереди нее приземистым но быстрым раскочегареным роботом андродом Т-Х/S500 BIS харлеем.

Потом он услышал голос Рэджи - Он человек, хозяйка. И останется им навсегда. Это не возможно изменить.

- Я знаю - произнес Т-1001 по имени Верта – И опасаюсь этого. Я постоянно опасаюсь за Алексея. Я сама однажды спасла ребенка. Сама, и не могу понять, как у меня это тогда вышло. Видно прониклась большим пониманием к этим. И сама стала несколько сентиментальной и гуманной по отношению к ним.

Она кивнула своей рыжеволосой миловидной женской головой с длинным из жидкого металла хвостом за своей гибкой женской робота полиморфа спиной. Указывая другому роботу и киборгу Т-888 по имени Рэджи на верезжащих сзади них воспитательниц детского сада и небольшой кучки перепуганных и ревущих тоже совсем маленьких малышей.

Сзади них раздался оглушительный взрыв. И небо просто все взорвалось. Оно вспыхнуло ярким ослепительным светом.

- Что это?! Черт возьми! - выругался сам напуганный компьютерный гений и изобретатель шахматной игры «ТУРОК» Энди Гуд, прижимая к себе маленького пищащего напуганного карапуза - Что происходит?!

- Заткнись! – рявкнул на него сверкнув карими и горящими из-под них красными глазами и видеокамерами Т-888 по имени Рэджи – Все быстро на пол машины! Быстро! И закрыть лица и головы руками!

- Черт – прошипела машина из жидкого пластичного мимикрирующего металла Верта – Не успеем. Точно не успеем. Мы не уложились в надлежащий график. Мы потеряли много времени.

Следом катилась волна огня и сдавленного спрессованного воздуха. Летели стекла из падающих и сгорающих в огненном вихре зданий и машин. Вперемешку с кусками бетона и кирпичами. С изогнутыми пополам от сильнейшего ударной волны фонарными столбами.

Люди вокруг от высокой пожирающей все температуры мгновенно испарились. Их тела либо тут же полностью исчезли, либо превратились в огненном торнадо в пепел или скелеты.

Огненная метров тридцать в высоту ударная волна настигла и убегающий от нее маленький микроавтобус Ford Tranzit 18. Она захватила его и подбросила вверх над собой и завертела в раскаленном и пылающем воздухе, следом подхватив и летящий от нее впереди мотоцикл FAT BOY S «HARLEY-DEVIDSON» и его широкоплечего седока, выбросив из низкопосаженного среди колес за большим баком сиденья. Разрывая на куски и разбирая на детали сам мотоцикл.

- Верта, Рэджи, Вектор, Эйфель – он закричал, кувыркаясь в огненном ядерном шквале, и полетел в полной темноте, не видя ничего вокруг себя. И ему было страшно.

И открыл своей единственный уцелевший глаз, пробудившись в каком то едущем на приличной скорости небольшом грузовике. Типа крытого фургона. Все быстро вывел изображение на свой встроенный горящий голубоватым ярким светом экран своего 8000000битного коммуникационного дисплея и видеомонитора. Монитор дергался и без конца гас, но снова вспыхивал из-за недостатка и прерывания электроэнергии. По нему бежали данные о массе практически неисправимых повреждений. Многое не функционировало совсем, и было обесточено, чтобы спасти оставшееся, хотя бы на время.

Он лежал прямо на металлическом полу, и его встряхивало время от времени, ударяя изуродованными обломками рук и ног о выступы ножек стоящих вдоль длинного пассажирского салона лавок. Это был полицейский фургон. И он летел по городскому шоссе, куда-то к окраине города.

- Мама – он произнес – Мама - повторил еле слышно на человеческом языке как живой человек, но голос был искажен и звучал деформированно и изломанно. Голос был машины и одновременно человека.

Он повертел металлокерамической без жидкого металла головой, сверкая одной еще целой горящей синим ярким светом видеокамерой в глазнице своего, похожего на человеческий черепа.

И увидел сидящего впереди сверкающего титановым бронированным гидравлическим в сервоприводах эндоскелетом Т-800. Этот робот вел этот автомобиль и вез куда-то его. Он пока не знал куда, но этот киборг был не Эйфель и не Вектор. Он не знал его. Пытаясь просканировать противника, он пришел к выводу, что этот киборг Т-800 был Скайнет два. Но что тот задумал, увозя его из города, он понять не мог. У Т-Х/S500 была вырвана с мясом из головы микрочипкарта, а аварийная встроенная внутрь его поврежденного металлокерамического эндоскелета вряд ли могла дать нужные результаты.

Но было ясно, его везут куда-то, чтобы убить окончательно. И он не мог сам себе уже никак помочь. Он был бессилен даже теперь перед этим устаревшим морально и физически роботом-киборгом. Он бы мог в два счета оторвать голову этому киборгу, но у него не было ни одной руки и не было ног. И он не знал, что теперь ему делать.

В это время машина закачалась, переезжая железнодорожные какие то рельсы и въехала в ворота какого завода. Ее пытались остановить сторожа в воротах завода, но тот, кто вел машину, просто выйдя из фургона, убил их разможжив им головы о бетонные стены высокого забора.

Тот, кто такое делал, был просто убийца. Без чувств и эмоций. И он выполнял приказ.

Машина въехала потом в какой-то цех, просто, выбив и выломав перед собой большие ворота. И внезапно сделав несколько кругов по какому-то цеху с большими высокими станками с ЧПУ, остановилась. Она остановилась у 100тонного гидравлического пресса.

Включенный сигнал о помощи уже час гудел в радиоэфире и его должны были слышать и Верта и Эвелина. Автоматика сама сигнализировала как маяк или сирена. И взывала, но оттуда не было ни одного сигнала в ответ.

Восьмисотник открыл задние обе двери машины и выволок за обломки ног робота андроида Т-Х/S500 BIS и схватил его за одну из изувеченных ног, поволок по бетонному полу, громыхая металлом к стоящему 100тонному гидравлическому прессу.

- Хочешь убить меня, мразь! – произнес с ненавистью и злобой тому Т-800, андроид Т-Х – Но так делай свое мерзкое дело! Я бы поступил также! Даже не раздумывая! Мы разные совершенно и мира не будет! И даже перемирия с твоим убийцей хозяином, тварь! Но знай, тебе жить тоже не долго осталось! Тебя ждет тоже самое! Если не хуже! Ты бы не победил меня, если бы я был не такой как сейчас, ублюдок! Ты, устаревший выродок из военного прошлого! Знаешь сколько я убил таких, как ты, мразь на той войне!

Т-800 забросил на нижнюю стальную толстую плиту покалеченного и еле живого Т-Х/S500 и закрыл боковую решетку.

- Если бы у меня были бы хотя бы целыми одни руки! - прорычал громко ему на языке машин, стрекоча электронными звуками, робот андроид Т-Х – Я бы вырвал тебе все твои провода, чудовище!

- мой хозяин победил тебя – киборг Т-800 ответил роботу Т-Х и нажал кнопку запуска пресса.

Потом нажал кнопку опускания большой многотонной верхней плиты, усиленной давлением масляной гидравлики.

- Ничего личного – произнес Т-800 – Я просто выполняю приказ своего повелителя -он произнес, глядя на погибающего под мощным 100тонным прессом суперандроида Т-Х своими горящим красным огнем видеокамерами глазами.

- Мама! - он закричал, ломаясь как глиняный кувшин на осколки и деформируясь в плоский лист. Его голос разнесся по всему сталепрокатному заставленному станками с ЧПУ цеху.

- Мама! - это был человеческий уже голос и голос живого ребенка постепенно становящийся голосом взрослого мужчины. И в конце, превратившийся в нечленораздельный гудящий монотонный и громкий звук, погибающего под многотонным давлением огромного 100тонного гидравлического пресса робота Т-Х/S500 BIS.

Полетели икры и электрические высоковольтные разряды, охватив яркими ослепительного цвета молниями давящий робота пресс.

- Верта! – вдруг неожиданно вырвалось человеческим снова голосом из ломающегося металлокерамического черепа умирающего навсегда андроида Т-Х/S500 BIS – Я люблю тебя, Верта!

И то, что было под двумя тяжеленными стальными плитами, замолчало навсегда. Выпала вся металлизированная проводка и лопнул плазменный генератор. Вырвался из него обжигающим тысячеградусным белым облаком пар. А в расплющенном человекоподобном черепе вывалился единственный светящийся ярким голубым светом глаз, погаснув уже навсегда, рассыпавшись в мелкое стеклянное крошево.

Все было кончено, когда в цех через вентиляцию и, громыхая по воздуховодам и трубам под потолком самого заводского цеха, ворвалась блестящая ртутью и зеркально переливающаяся длинная извивающаяся жидкометаллическая змея. Она, выскочив из выбитого крутящегося вентилятора, и вырвав его из креплений и своего места, вылетела, как черт из табакерки на невероятной скорости в самом полете, настигла и, не дав тому опомниться у стоящего у 100тонного гидравлического пресса, напала на Т-800. Из жидкометаллического тела Т-1001 выпрыгнул длинный извивающийся сверкающий ртутью угорь. Он обвился вокруг гидравлических ног киборга ликвидатора модели 1:01 не давая тому, что-либо предпринять. И следом за ним сама машина Т-1001, мгновенно опутав его кольцами, как дикая металлическая змея, сдавив с такой силой своего сверкающего блестящей ртутью полиметалла, что сломала ему все гидравлические руки, вдавив их в сам титановый блестящий металлом эндоскелет. Эта жидкометаллическая, словно живая змея анаконда уже растекшись по изломанному эндоскелету вражеского киборга, и проникнув везде во все его узлы, выломала всю наружу его внутреннюю вспомогательную гидравлику. И вырвала проводку, разбрызгивая масло из тонких внутри рук и ног гибких металлических шлангов. Из робота Т-800 полетели во все стороны его сервоприводы, и подшипники плавного качения. Превращенное в мелкое крошево, прочее само, просто высыпалось из машины на бетонный станочного цеха пол.

Киборг только успел что-то прогудеть, перед тем как своими еще живыми, горящими красным огнем глазами увидел женское дикое в бешенстве лицо. Лицо машины Т-1001 и VBY756000789. Это все, что успел он увидеть, перед тем как с треском сломался его дискообразный спинной позвоночник, гидравлика и приводы его стального туловища. И раздавленный ядерный генератор вместе со спинным бронещитом вдавленный в грудную бронепластину, испуская яркие высоковольтные электроразряды, и гулко и надрывно гудя, прервал свою работу.

А дикая сверкающая ртутью металлическая анаконда, не давая ему упасть на бетонный пол и оторвав от того пола его весящий больше 100 килограмм изломанный боевой эндоскелет робота киборга, отслоившись от него и превратившись в нечто сверкающее бесформенное и кошмарное со множеством рук, схватило того робота за все еще, что можно было ухватить, разорвала в металлические клочья. И он разлетелся на части, и рассыпался по всему бетонному полу сталепрокатного цеха, между стоящими станками, украсив их сверху своим разлетевшимися проводами. На пол из него выпал мертвый уже неработающий ядерный генератор и две из разорванного и развороченного громадной силой жидкого металла батарейного отсека ядерные батареи IGEY-500, освещая летящими во все стороны искрами и высоковольтными разрядами весь этот с рельсовыми подвесными кранами цех.

С Т-800 было покончено. Его оторванная сверкающая безжизненная титановая с потухшими навсегда камерами глазами голова откатилась от стоящих изящных женских ног в черных лакированных на высокой шпильке туфлей красивой зеленоглазой рыжеволосой в полосатом брючном костюме Верты.

Верта подошла к 100тонному прессу и нажала своей левой рукой на кнопку возврата вверх гидравлики и тяжеленной металлической плиты.

И закрыла свои зеленые женские из металла полиморфа робота Т-1001 глаза. Она отключила свои все системы зрения и свой молекулярный 8000000битный на время коммуникационный дисплей и видеомонитор и отвернулась оттого, что там увидела. То, что было когда-то Т-Х/S500 BIS. Но уже не было ничем вообще, просто грудой ломанного и бесформенного расплющенного метала и керамики. То, что и роботом уже нельзя было назвать.

- Алексей! - Верта в отчаянии произнесла и по ее щекам машины Т-1001 покатились блестящие ртутью металлические слезы.

Вскоре за Вертой сюда ворвались еще двое, подбежав к роботу полиморфу Т-1001. Это Т-Н гибрид Маркус Райт и программист Энди Гуд. Они с оружием в руках ворвались в этот сталепрокатный цех, но тоже мгновенно поняли, что опоздали.

Они увидели, стоящую у гидравлического 100тонного пресса Верту, прижимающую к своей женской груди раздавленную голову Т-Х/S500. В ее зеленых глазах стояли, сверкая ртутными капельками слезы. И те слезы текли по ее женским щекам и впитывались в жидкий металл ее миловидного личика. Она смотрела на то, что осталось от Т-Х, и молчала, стоя на одном месте.

Они подошли к ней, и она произнесла единственное – Это только моя вина, любимый мой. Я опоздала. Но ты спас нас всех и спас человечество.

Нужно было теперь замести все следы. Ничего нельзя было здесь оставлять, что говорило, было о том, что произошло здесь. Это надо было поручить сделать роботу Т-Н и этому человеку, что прибежали сюда.

***

Она услышала голос Алексея. Ее сын звал на помощь. Он погибал. В памяти Т-Х/СОТ820, мгновенно за считанные секунды, отобразилась вся записанная через глаза другого Т-Х/S500 история боя. Между двумя противоборствующими врагами андроидами.

И ее Алексей проиграл. Но он нанес смертельное повреждение суперсовершенной машине Скайнет два. Теперь тот Т-S/GET918 прикован к одному месту и уйти он не сможет оттуда. Ему тоже приходил конец. И он не смог уже теперь сделать то, к чему стремился. Ее верный и преданный андроид, выполнил все, что было ему поручено. Он отправил троих роботов и тот контейнер в военное будущее, и другую временную параллель. И разрушил машину времени. И она видела сейчас это, летя на скоростном и тяжелом байке к южной окраине города. От самого Гриффит парка и горы Вермонт -Каньон.

Эвелина еще рассчитывала изменить хоть что-то. Она хотела помочь сыну. Спасти его. Если сможет, конечно, и успеет на его призыв о помощи.

Переломанный и еле живой андроид сигнализировал, что его везут куда-то, и включил свой поисковый маяк.

Т-Х/СОТ820 передал Т-1001 о тревожном сигнале и поручил это VBY756000789 задачу перехвата и спасения Т-Х/S500. Сама же машина летела на полной скорости к корпорации «Кибердайн Рисеч Системз». Надо было завершить начатое ее сыном.

Сигнал внезапно прервался на полуслове и андроид Т-Х/S500 внезапно замолчал. И Т-Х/СОТ820 безуспешно пытался снова завязать с ним радиоконтакт. Пропала даже телепатическая связь. И она поняла все. Он погиб.

Свершилось предначертанное. То, что должно было все же случиться. Это было неизбежно. И ничего нельзя было изменить. Оставалось только отомстить и уничтожить его убийцу. Доделать то, что недоделал ее сын.

Эвелина, вытащив из стального следяного саркофага и подземелья, и приведя в чувство Дэниела Майлса Дайсона, оставив его лежать еще еле живого на земле у дороги в Гриффит парке, пришпорила FAT BOY S «HARLEY - DEVIDSON». Мотоцикл заревел как дикий зверь, оглушая все вокруг. И пугая идущих по тротуарам мимо трассы № 101, идущей к южной стороне Лос-Анжелеса ночных пешеходов, понесся по ней сломя голову.

Она, в черном блестящем, слепленном из своего жидкометаллического камуфляжа в свете городских огней гермошлеме и в одежде ночной гонщицы, резко почти роняя на бок скоростной тяжелый Харлей, свернула на другую дорогу, трассу № 110. Идущую в район Мейвууда от самого центра и в восточном направлении к Хангнигтон парку. И следом резко повернула на трассу №10. Свернув потом на узкие улочки между невысокими домами взяв курс в направлении на «Кибердайн Рисеч Системз».

***

14 марта 1984 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Южная окраина Лос-Анжелеса.

5 шоссе. Дорога на Фуллертон, Анахем и Санта Анна.

03:48 ночи.

Т-800 сделал свою работу. Все было кончено. Он справился со своей порученной задачей. И теперь надо было заметать свои следы и исчезнуть на время. Он уложился в установленные сроки. И хозяин приказал ему спрятаться до начала ядерной войны.

Т-800 уже знал, куда надо идти и где прятаться. Нужно было срочно покинуть пределы Лос-Анжелеса. В таком виде, в каком он сейчас был шарахаться по городу, даже на ходу в како-нибудь легковой или грузовой машине, означало привлечь к себе лишнее и ненужное внимание.

Он был поврежден. Но только внешне. Ему удалось увернуться вовремя от большегрузного бензовоза. Считанные секунды и последствия был бы неизвестны даже ему. Все могло закончиться куда хуже, чем все обошлось.

Задача была решена. И необходимо было избавится от этой внешней оболочки, подобия человека. Она разлагалась прямо на нем. Лицо получило еще массу ссадин и глубоких травм. Левая сторона головы буквально стерлась об дорожный шершавый как нождак асфальт. Оторвалось даже нарощенное левое ухо и превратилось в окровавленные ошметки, как и щека и левая челюсть робота киборга Т-800.

Все это надо было убирать. К тому же сквозь раны виднелся металлический титановый череп. Он ярко блестел в свете придорожных фонарей.

Т-800 спрыгнул вниз с обочины дороги, после того как осмотрел разбитый свой мотоцикл и понял, что стоять вот так тут лишь привлекать к себе внимаине. Да и полиция вот-вот может нагрянуть.

Киборг поднял в гидравлических своих руках поломанный мотоцикл вверх над собой и забросил его подальше от дороги под горку в заросший травой кювет. Это немного собьет со следа полицию. Они сразу не поймут, что случилось и будут пока все осматривать кругом на дороге и делать выводы о случившейся аварии. Но все же многие видели перестрелку на дороге и вероятность того, что уже сюда мчаться на всей скорости полицейские уже факт. И надо было убираться быстрее отсюда.

На коммуникационном дисплее 2000000битного видеомотирора в голове робота отобразилась карта города и приблизительные координаты вероятного и безопасного отхода поврежденной внешне машины. Кроме того, все ближайшие по выбранному пути следования больницы.

Можно было бы дождаться какой-нибудь идущей машины и попытаться остановить ее. Убив водителя и доехать до всех мест выбранных на его вложенной в его голову и память в микрочипкарте программного боевого ЦПУ. Но он решил выдвинуться к искомой новой цели пешком по восточной окраине и огибая городок Фуллертон.

Новая им выбранная сейчас задача была избавиться от гниющей живой человеческой плоти. Этот запах даже ночью был ощутим на расстоянии и при дуновении ветра на целую сотню метров по сторонам от модели 1:01. Горящий красным светом из глазинцы титанового черепа глаз светился в темноте и тоже выдавал местоположение охотника.

Машина включила биосканер с ночным прибором видения, и сверилась с маршрутом. Пришлось включить аварийную проверку всех внутренних энергосистем и цепей.

На экране 2000000битного видеомоинтора пробежали цифры и закодированные знаки, которые понимала только сама машина. Все было в норме. Лишь только пострадала весьма ощутимо внешняя человекоподобная оболочка. Как он и считал первоначально. От нее надо было избавляться. Запах привлечет диких хищных зверей в лесу, по которому придется пробираться роботу к своему конечному пункту назначения, который он себе уже наметил до этого. Это глубокие засранные канализации, длинные и разветвленные, где легко можно было схорониться на долгое время и впасть в киберспячку до 2017 года.

Робот бросился бегом вдоль глубокой водоотводящей канавы внизу обочины идущей вдоль дороги. Он уже знал, куда надо бежать. Ближайший пункт назначения окраинная придорожная клиника Фуллертона. Там было все, что ему сейчас было нужно.

Пробежав так пару километров не сбавляя темпа и экономно расходуя энергию левой ядерной батареи IGEY-500, киборг пересек автомобильную дорогу и проник в ночную закрытую медклинику. На его счастье или скорое счастье тех, кто там работал в этот раз, там не было никого и не пришлось никого убивать. Просто все было закрыто на замки. Робот даже нестал заморачиваться на входные с фасада больниц двери. Просто обошел вокруг трехэтажное придорожное здание. Высадив на первом этаже руками окно, он пробрался туда. Выломав несколько дверей, он, оказался в хирургическом отделении. Мгновенно взломав все шкафы с медицинским инструментом, забрал все режущее, что там было.

Здесь же был и морг. И это вполне подходило для следующей работы.

Т-800 быстро снял всю с себя изорванную в лохмотья одежду и, уже, будучи полностью голым, спустился вниз в подвал дорожной клиники. Вырвав с корнем металлическую дверь и сломав все замки, он проник и в сам морг.

Тут лежало несколько трупов на стоящих рядом друг с другом столах. Вероятно жертвы дорожных недавних аварий возле Фуллертона. Но Т-800 даже не обратил на них внимание.

Он подошел к одному в центре комнаты или точнее холодильника стоящему передвижному металлическому на колесиках столику с лежащим на нем человеческим мертвым телом, и толкнул его в угол к металилческим закрытым глубоким с дверцами шкафам. Столик громко ударился о шкафы, а машина, бросив на пол сверток с режущими хирургическими инструментами, присев развернула его. Там были лацеты и скальпели. Целый набор с разной длиной и с разными углами заточки. Были ножницы и прочая медицинская металлическия блестящая дребедень. Робот, прекрасно видя все в темноте и не включая света в морге, принялся, встав на ноги и посередине морга срезать все с себя. От верха до самых ног. Оставляя только один стальной сверкающий броней титановый гидравлический в сервоприводах боевой свой эндоскелет, чем он по сути своей и был.

Тут же стояли и разные растворы для обработки мертвецов на столике в другом углу подвального морга. Киборг, ступая по крови и остаткам биоплоти своего сброшенного на кафельный пол камуфляжа, подойдя к нему, принялся обрабатывать себя этим всем и обтирать все тут же лежащими бинтами и тряпками.

Где-то что-то на верху зашумело. Он вдруг прервал свою работу и затих, стоя спиной к приоткрытой сломанной металлической двери морга. Робот усилил свой модуль слуха и уловил присутствие трех человек внутри больницы. Он даже услышал их шаги по первому этажу и тихие голоса. Те говорили почти шепотом, но он профильтровал их разговор и вычислил всех, мгновенно анализируя их внутри клиники присутствие.

- Гари – говорил один из проникших внутрь больницы – Тут еще кто-то. Смотри, двери сломаны в хлам.

- Заткнись, Бади - произнес второй – Идем дальше. Нам нужно то, что нужно. Может, того, кто тут побывал, уже нет.

- Ничего, Гари – произнес третий ночной незванный посетитель – У меня пушка. Я снесу ему башку и мозги, если что.

- Оба заткнитесь – произнес тот, кто был Гари и видимо был главным в этой тройке ночных налетчиков.

Они приехали сюда по дороге на Фуллертон и решили поживиться тем, что называется наркотиками. Таблетками и прочей дурью.

Эти трое разделились по одному и распределились по этажам больницы. Взламывая все двери по очереди в кабинеты врачей. Слышен был треск ломающихся дверей. И это отвлекло внимание воров от того, кто спрятавщсь в одном из темных углов ледяного морга, ждал уже одного спустившегося в подвал больницы. Тот сам шел к нему, не подозревая о приближении своей безвременной скорой кончины.

Все произошло тихо и без лишнего шума и звука. И это был как раз тот, кто был с пистолетом. Он в полной темноте, и светя фонариком, проник в морг.

Он его даже не заметил сразу в том темном углу между стоящими металлическими шафчиками, где лежали мертвецы.

Райан резко обернулся на звук гидравлики и сервоприводом, когда машина шагнула из темноты в его сторону. Он даже вскрикнуть не успел, и нажать на курок своего мм Браунинга. Считанные секунды и левая гидравлическая рука киборга поймала его правую руку с пистолетом прямо за кисть. И, сдавив ее с такой силой, что сломались пальцы и вдавились в рукоятку пистолета.

Райан только успел открыть от ужаса и боли свой мальчишеский рот, увидев горящие красным огнем смотрящие на него глаза робота Т-800.

В следующее мгновение правая рука машины схватила девятнадцатилетнего парня за лицо, раздавливая его череп, который громко хрустнул. И тело Райана повисло в руках манипуляторах его убийцы.

- Райан - послышался приглушенный голос еще одного подростка, лет семнадцати. Гораздо моложе и самого молодого в группе налетчиков – Ты где, Райан?

В почти полной темноте и тоже с горящим фонариком его напарник по грабежу заглянул в открытую дверь морга, но не стал заходить. Он побоялся и прошел мимо, освещая все фонариком.

- Райан – произнес снова он в темноте длинного узкого больничного подвального коридора.

- Я здесь – прозвучал человеческий такой же приглушенный в ответ за его спиной голос - Иди сюда. Тут много интересного.

Тот резко обернулся и посветил фонариком впереди себя. Но в коридоре не было никого. И голос показалось, исходил из открытой почти настежь металлической двери морга.

- Райан – произнес робко Джозеф – Ты, что в морге?

Мальчишка подошел к открытой зияющей черным провалом в черной темноте двери ледяного трупоморозильника. Он посветил фонариком, туда надеясь увидеть Райана. Но увидел то, что не приснится, вероятно, даже в самых жутких и кошмарных снах.

Из темноты его фонарик выхватил перед собой почти вплотную стальную блестящую в гидравлике и сервоприводах человекообразную фигуру машины. С горящими красным огнем глазами и в ошметках изрезанной и свисающей по ее боевому титановому бронированному эндоскелету человеческой плоти. Киборгу все же не удалось от всего избавиться. Особенно в тех местах, где было не достать манипуляторами руками. По эндоскелету стикала ручейками кровь. А горящие красным жутким в темноте огнем камеры глазам машины смотрели на Джозефа, не отрываясь и пристально.

Джозеф окаменел от ужаса и кошмара.

- Вот черт! – он громко прокричал, и было бросился бежать. Но не успел и шага сделать, как был пойман машиной за воротник джинсовой куртки. А удар со спины сломал ему позвоночник. Он упал у ног Т-800, распластавшись навзнич, роняя свой горящий на пол фонарик.

Джозеф приподнял свою в бейсболке голову и последовал еще один удар, уже стальной с металлическими пальцами ноги машины убийцы. И голова Джозефа превратилась в размазанный кровавый с растекшимися мозгами и ломанными костями черепа по кафельному полу подвального коридора фарш.

Т-800 постоял, какое то время над поверженным трупом молодого еще одно мальчишки и пошел наверх. Стараясь идти как можно тише, хотя звуки гидравлики и сервоприводов его все равно выдвали. Все же живой человеческий камуфляж гасил эти звуки, но не теперь.

Восьмисотник сканировал все вокруг своими сенсорами обнаружения. Отфильтровывал все звуки и скоро понял, где еще один мальчишка. Тот, что командовал всем этим ночным парадом больничных наркоманов налетчиков. Т-800 видел прекрасно все как днем в этой полной темноте, лишь усилив четкость на приборе ночного видения. Он тихо и неспеша шел по длинному коридору третьего этажа больницы, где был третий ночной грабитель.

Он встал у крайнего с окном на улицу кабинетом врача травматолога этой придорожной клиники. Слышно было, как там рылись во всех столах и шкафах. Тихо и молча, там все перебирая и мелькал свет фонарика. А на улице за окном по шоссе №5 проезжали редкие, сверкая фарами машины.

Робот стоял в коридоре, не заходя в помещение. Он ждал того, что рылся там, в столах и шкафах. Машина включила ретгензрение и увидела грабителя, но передумала его убивать. Не было смысла. Если бы это был Т-600, задача была бы однозначной, мочить все и всех. Но это был не шестисотник. С правом выбора решать самому как поступать. И он не был обнаружен противником. Скорее, сам противник был обнаружен им. И даже не подозревал, какой ужас ждет его ниже этажами. Когда он найдет своих двоих друзей размазанных по кафельному полу этой ночной придорожной клиники.

Киборг посмотрел в ночное окно коридора треьего этажа, и осторожно ступая, стараясь не особо шуметь, спустился вниз по лестнице, оставляя кровавые следы на бетонных широких ступеньках. Машина просто спустилась к входной вскрытой этими ночными наркоманами двери. И острожно также вышла, отворив ее на улицу. Было уже четыре часа утра и начало светать.

Робот, сверкая титановым боевым гидравлическим своим эндоскелетом, нырнул в садовые кусты больничного за корпусом больницы полисадника и, следом в ближайший стоящий недалеко лесок, растворившись там, как его и не бывало.

***

23 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Восточная окраина Лос-Анжелеса.

Южнее Мейвуда в направлении на Хангнингтон парк.

Севернее Саунт Гафе.

Закрытая территория кибернетических военных разработок корпорации

«Кибердайн Рисеч Системз».

03:55 ночи.

Т-Х/СОТ820 бросил свой байк за периметром «Кибердайн Рисеч Системз». Он спрятал его в густых зеленых листвой разросших кустах и среди низкорослых деревьев.

Там впереди горели три здания. Пожар охватил их почти целиком. Сыпались битые стекла и выгорали фрамуги широких окон.

Этот пожар возник в резултате подрыва этих трех корпусов. Все как было запланировано. Все в точности как велела она.

И теперь была ее очередь принять последний на себя удар после Алексея.

Там где-то внутри этих горящих корпусов был тот андроид Т-S/GET918. Он был еще там и был живой. Но теперь озлобленный из-за своей бесполезности своему хозяину. Он как раненый теперь зверь, загнанный в угол был втройне опасен даже ей Эвелине, андроиду Т-Х/СОТ820.

Она вышла из густого зеленого кустаринка, спугнув двух спящих с веток голубей. Перестроив с вой боевой металлокерамический эндоскелет суперандроида. И приняв облик высокого широкоплечего мужчины полицейского в форме в сапогах и белой каске. В черных больших очках, пошла к зданию с тыла от кольцевого на фасаде его и главном входе оцепления.

Т-Х не видел никто. Но это было необходимо на случай всякий. Если вдруг, кто-нибудь выскочит на идущую к горящим корпусам машину.

Он прошел по забетонированному берегу широкого и большого искусственно вырытого водоема, мимо пристани с стоящими тут катерами и яхтами.

Эвелина не помнила такого раньше. Хангнигтон парк имел уже иную конфигурацию в этой временной параллели. С 1984 года тут все изменилось д о неузнаваемости с появлением здесь корпорации «Кибердайн Системз». А может, так и было именно в этой временной параллели. Не как это было в том мире, который исчез при ядерном ударе и потом был стер со всех временных отрезков с исчезновением в будущем двух ТСY20007025.

Здесь на месте самого парка, простиралось целое море. Огромное озеро с устьями рек, выходящих в сам Тихий океан на юге Лос-Анжелеса. Лишь по краям самого Хангнигтон парка, стояли улицы и дома. По одной из них сюда и приехал Т-Х/СОТ820.

Т-Х подошел к горящему зданию и к двери с заднего фасада и поднявшись на крыльцо, вырвал закрытую на все запоры изамки дверь с петлями. Она полетела за его спиной, брошенная далеко. Упав с грохотом и хрустом железа и пластика. Звоном битого стекла.

Робот, включив свой биорадар и сканер, стал шарить вокруг в поиске других машин. Переключая свое зрение на рентгеновское, просвечивая все, что можно было просветить. И нашел одну из них. И именно там, где стояла машина времени. Никого, кроме впереди той стоящей и ждущей его машины. Тот робот тоже его нащупал и ожидал там, стоя на своем месте. Даже отсюда Т-Х/СОТ820 смог прочитать все его параметры и техническую боевую всю телеметрию чужой враждебной машины, равно, как видимо и тот тоже. На горящем голубым ярким светом коммуникационном дисплее в стальной голове суперандроида Т-Х, 100000000битном видеомониторе побежали данные по андроиду Т-S по имени Джон.

Т-Х бросился бегом туда, где его ждала другая враждебная машина. Этот бой был решающим и конечным для их двоих.

Вышибая все входные двери из железа и пластика. И разбивая стекла, Т-Х/СОТ820 пронесся, как ураган по длинному коридору, снося все на своем пути и переыгивая через возникшие в результате пожара преграды и завалы горящей мебели, уборочных автоматических умерших в этом горниле огня машин. Он влетел туда, где стояла разрушенная мощным взрывом машина времени.

Т-Х влетев в огромное разрушенное помещение, с свисающими высоковольтными проводами и гудящими серверами и генераторами остановился, осматриваясь по сторонам и ища своим взором черных жидкометаллических полиморфных глаз хоть гото-то из своих.

Никого, только вот тот чуть вдали от него стоящий и смотрящий на него своими из пылевых металлических частиц, похожими на человеческие ледяными глазами. Один в один как на том настенном видеомониторе в Вермонт-Каньон.

Это был Т-S/GET918. И он ждал его.

Т-Х/СОТ820 мгновенно поменял облик на исходный и трасформировал свой боевой металлокерамический под жидким полиметаллическим камуфляжем эндосклете, становясь снова женщиной. Красивой чернвоолосой брюнеткой в своем черном вечернем облегающем все ее гибкое тело длинном платье. На высоких каблуках черных туфлей. Сверкая черными из-под изогнутых черных бровей, такими же ледяными глазами на своего враждебного оппонента, она пошла ему навстречу, виляя из стороны в сторону своим широкими округлыми бедрами и мелькая красивыми полными икрами ног в разрезах по бокам платья.

- Я ждал тебя – произнес первым робот андроид Т-S по имени Джон.

- Я рада, что дождался - произнесла ему машина Т-Х по имени Эвелина.

- У меня не было другого выхода – он ей ответил - Ты не оставила мне никаких шансов и испортила мне все - произнес Т-S/GET918, роботу Т-Х/СОТ820.

- Я рада, что так вышло, а не иначе – последовал в его сторону от другой машины ответ – Я пришла сюда поставить точку нашим непримиримым разногласиям, мой непутевый брат. Я уничтожила твой бункер в Вермонт-Каньон. До основания. Освободив Дэниела Майлса Дайсона.

- Даже так - произнес ей Джон, злобно сверкнув своими бешенными и сумасшедшими, жадущими одной лишь только мести глазами.

- Даже так – повторила ему Эвелина - Я не могла поступить иначе, мой брат убийца.

- Слова гуманиста и предателя – он ей ответил.

Затем сам подошел очень близко и почти вплотную.

- Я со своим хозяином оказался в одиночестве – произнес Т-S андроиду Т-Х – Но это не означает, что мы вот так просто сдадимся. Я уже забрал одного из твоих рядов. Следующим будешь ты. Я убью тебя.

- А я тебя – произнесла Джону Эвелина. И она бросилась на робота Джона. А тот бросился на нее.

Машины вцепились друг в друга мертвой хваткой, нанося друг другу сокрушительные удары. Ломая еще стоящие в огне стенные перекрытия экспериментальной большой лаборатории, и вылетая в другое помещение. Снося все перед собой и проламывая и вышибая герметичные на раз двери. Доламывая то, что еще не было доломано в первой схватке.

Т-S заметно ослабел, но был еще очень опасен и мог сопротивляться андроиду Т-Х. Он нанес уже ряд сокрушительных повреждений противнику. В частности вырвал циркулярную дисковую пилу и поломал гидралику руки своему враждебному в драке оппоненту. При том, ему внешне противник казалось, не нанес никаких повреждений. Но терял одно свое устройство за другим. Даже жидкий из полиметалла камуяж маишны Т-Х/СОТ820 был утерян в процуцессе самого боя, в результате выхода системы управления им и повреждния плазменного генератора и батарей. Но вс вою очередь Т-Х внедрил внутрь титановго магнитног о пылевого состава Т-S своих микроскопических наноботов, с враждебной ему программой. И он не мог справиться с ними как ни пытался сопротивляться. Да и боевая в его молекулярном микропроцессоре программа теряя свою устойчивость к управлению. Была уничтожена этими маленькими электронными вражескими диверсантами аварийная востанвоительная программа. И суперандроид с большим трудом собирал себя, теряя в процессе боя свой металл. Часть, которого была уже уничтожена.

Он бы смог одержать победу и в этой битве, но терял энергию и силы. Стремительно и безвовзвратно. Первый Т-Х своей плазменной 11 мм пушкой ПЕК-23М8 повредил ему батареи и генератор машины, попав как раз в эту область андроида Т-S/GET918, уничтожив своим мощным высокотемпературным снарядом и часть металла супермашины Скайнет два.

Они оба влетели в лабораторию с установкой гравимагнитных полей BGC-815B17 «MARK IV». С поворачивающейся огромной столообразной плитой в кольце большого окаймляющего ее излучателя. Эта машина была первой экспериментальной установкой торсионных временных полей. Прототип первой готовой и теперь уже уничтоженной навсегда ТCY20007025 «TERRA-MEGA/Т1R800». Этот был крайне уже устаревший прототип, разработанный людьми еще до появления в корпорации робота Джона. И она не могла проводить что-либо в пространство и время. Но могла создавать гравимагнитное сильное поле и высокотемпературное световое излучение, только и всего. На этом машина была остановлена и лаборатория была закрыта, когда была построена и запущена под руководством уже робота Джона главная машина времени. И интерес к этому агрегату остыл у всех в корпорации. И ее до сегодняшнего дня тут просто бросили за ненадобностью. И именно здесь завершился путь робота Т-S/GET918.

Т-Х/СОТ820, воткнув в него свою правую целую пока гидравлическую руку, ворвался в эту лабораторию, выламывая стенное перекрытие, и бросился к этой гравимагнитной машине. Т-S/GET918 не мог оказать ему уже должное сопротивление. Он был парализован маленькими наноботами и все силы уходили на борьбу с этими микроскопическими вредителями в его боевом поврежденном ЦПУ, которые светясь ярким голубоватым искрящимся светом, носились внутри суперандроида Скайнет два, выводя все что только возможно в его программном обеспечении. Причиняя даже нестерпимую жуткую боль самой машине. И разрушая сам титановый состоящий из мелкой пыли частиц металл. Как живые термиты в стволе живого поедаемого ими дерева. И то, что уже висело на руке Т-Х/СОТ820, уже мало походило вообще на то, что было до этого. Это был безногий инвалид и человекоподобный обрубок, с которого осыпался пылью черный металл, меняя свой цвет на серый, теряя камуфляж. И просто превращаясь в мертвую пыль. Он, правда, еще вонзив в другого андроида свои в виде длинных острых как бритва мечей руки, пытался еще что-то сделать, ломая и пробивая боевой бронированный металлокерамический панцирь Т-Х/СОТ820, но это все, что он теперь мог. Все остальное управление было просто выведено из строя. И Т-Х/СОТ820, просто припечатал его к той вертикально стоящей поворотной круглой плите внутри большого вокруг стола гравимагнитного кольца.

Удивительно, но это помещение было еще целым и не тронутым. Кругом все рушилось и горело, но тут как по заказу, все было в полной исправности. Оно словно ожидало этого момента и финала самого последнего боя. Который был в руках андроида Т-Х/СОТ820.

Мгновенно проанализиввав ситуацию и то, что перед горящими синим ярким огнем глазами Т-Х было. За считанные секунды, изучив на лету все управление агрегатом и способ его запуска, и обломком искалеченной левой манипулятора руки Т-Х/СОТ820 врубил главный на пульте запуска рубильник. Правой и хорошо еще подвижной гидравлической в сервоприводах ногой Т-Х/СОТ820 нажал на пидаль запуска машины. И установка включилась.

Было такое ощущение, что машина уже была в курсе, как и что дальше делать. Словно в ее память и микрочип управления была вложена программа по запуску устаревшей гравимагнитной установки BGC-815B17. В тот же момент, когда Т-Х поместил то, что было еще живым и осталось от гибнущего Т-S на гравимагнитный круглый стол, стработали захваты с четырех сторон, удерживая суперандроида навесу, перед запуском гравиполя. И андроид Т-Х/СОТ820 Эвелина выдернул свою правую руку из тела Т-S по имени Джон. И вырываясь из его захватов и тех вонзенных в металлокерамическое бронированное тело длинных острых их пылевых частиц мечей, вырывая свои провода и выворачивая свою грудную бронеплиту из которой и из ячейки вывалилась наружу одна из плазменных батарей SUSAR-1000, повиснув на длинных металлических проводах, и извергая снопы ярких искр. Но это Т-Х не остановило. И он подскочил к самому пульту управления установкой, правой манипулятором гидравлической рукой усиливая гравимагнитное поле и взявшись за рычаг, подобие некоего автомобильного руля, повернул горизонтально стол, внутри гравимагнитного большого кольца.

Т-S, буквально прилип своим из титановых пылевых металлических твердых частиц к круглому столу установки, выскользнув из самих захватов. Теперь он был обречен и был в ловушке. Ему приходил конец. Гравиполе притянуло его металлические частицы и его самого к столу намертво. Без возможности вырваться.

-Тебе не убить меня! - проревел на всех звуковых голосовых интонациях Т-S/GET918 – Как не убить моего хозяина! Я все равно вас всех уничтожу!

Он намертво и размазанный своими мелкими титановыми распыленными и примагниченный частицами к BGC-815B17 «MARK IV», еще пытался сопротивляться гравимагнитному полю установки. Но вырваться сейчас уже у него не хватало сил. Он терял быстро свою последнюю энергию, которая утикала с невероятной скоростью в пространство и растворялась где-то под потолком лаборатории. Здесь не было жара огня и энергия быстро утикала не восставннавливаясь. И его враг понял это. И знал, как теперь его убить.

- Ты предал сам себя и наше общее дело – проревел, электронными машины гудящими звуками погибая, робот андроид Т-S по имени Джон - Ты изменил своему предназначению! И я все равно убью тебя и всех вокруг!

- Нет, тебе никого уже не убить, подлая ненавидящая все живое тварь – произнес ему искореженный с пробитой металлокерамической броней и вывернутыми наружу деталями и сломанной гидравликой и сервоприводами Т-Х/СОТ820, и повернул на всю до упора рукоятку усиления гравитации установки BGC-815. Пошел бешенный разогрев магнитной гравиплиты, расплавляя, как на сковородке черные металлические мелкие титановые частицы из которых состоял андроид T-S. Превращая их в сплошную жидкую металлическую массу и стирая всю вложенную в них и молекулярное ЦПУ боевую программу самой супермашины Скайнет два. По лежащей горизонтально круглой раскаленной до красна плите растеклась жидкая черная кипящая и бурлящая пузырями большая лужа. Она, расширяясь, потекла во все стороны. И ручьями полилась с того стола прямо на кафельный пол лаборатории. Над установкой разразились молнии и полетели во все стороны искры и все помещение оглушили душераздирающие разнотональные звуки, гибнущей машины.

- Ты никого не убьешь, ублюдок – произнесла еле стоящая на своих поврежденных ногах другая машина – Ты убил моего сына, но никого не убьешь больше.

Все было кончено и теперь надо было туда, где была Верта и еще двое ее подопечных. Робот киборг Т-Н Маркус Райт и программист Энди Гуд.

Эвелина вышла на связь с Вертой. И та ей дала координаты своего местоположения. Это был сталепрокатный завод на южной окраине города. Место, где погиб ее Алексей.

Сзади раздался сильный взрыв, и обвалилась крыша соседнего горящего здания. И здесь все посыпалось с потолка, падая и осыпасяь белой пылью. Это рухноло здание над ТСY20007025. До самого фундамента. Взорвались баллоны с газом, и рухнула стена из бетона на то место, где была установка, заваливая ее, местно уничтожения глубоко под самой землей, превращая все это в могилу из искареженной торчащей во все стороны арматуры и обломков бетона и многотонных камней.

Т-Х/СОТ820 даже и не заметил в горячке боя, как оказался здесь в соседнем корпусе, пролетев через все перекрытия стен вместе с убитым им Т-S/GET918. И теперь надо было уходить отсюда. Но сильные повреждения затрудняли все это.

Машина почти потеряла подвижность и теперь уходила через проломы в стенах, маскируясь в огне пожарища и взрывов. Изувеченная, но не побежденная. Она сумела добраться до мотоцикла в густом кустарнике и за стенами рушащегося и горяшего здания «Кибердайна». И было, похоже, ее не заметили в этой суматохе и беготне пожарных и полицейских на другой стороне, где их было больше всего. И там было плотное кольцевое оцепление.

Это было правильным решение зайти с заднего входа, оставив Харлей в этом кустарнике и в темноте ночи.

Т-Х/СОТ820 с трудом уселся на полутонный мотоцикл и завел его. Он медленно и скрытно выехал на дорогу. Управляя одной правой рукой, быстро помчался по трассе в сторону к пятому скоростному шоссе, идущему в сторону Фуллертона, Анахема и Санта Ана.

Глава 13: Как и тогда.

23 июня 2017 года.

Соединенные Штаты Америки.

Калифорния.

Южная окраина Лос-Анжелеса.

Шоссе №5. В направлении на Фуллертона, Анахема и Санта Анна.

Сталепрокатный завод FLS California «TREKSDOOMER».

04:25 утра.

Разбежавшаяся в испуге ночная смена завода покинула в спешке сталелитейный цех. Включив сирену и сигнал бедствия, они просто тупо ретировались в сторону ворот с предприятия, когда увидели четырех агрессивных налетчиков, ворвавшиеся на территорию этого цеха. И буквально за шиворот вытолкавших всех их с их рабочих мест.

Рабочие попытались выяснить, кто это и зачем тут ночью. И как вообще оказались на территории предприятия. Как тут же двое из первых, кто был поздоровее, получили по удару в грудину от Т-1001. И слетели буквально с ног. Верта особо по своему обычаю не церемонилась. И тем более, сейчас. В довесок ко всему вид искалеченного робота андроида Т-Х/СОТ820 с горящими синим ярким светом камерами в глазницах своего металлокерамического черепа, привел всех в неописуемый ужас. И все они, сломя голову и чуть ли не прыжками, вылетели за ворота цеха.

Они, конечно, вызвали полицию из городка Фуллертон, найдя мертвой охрану на входе в само преприятие. Это было дело рук еще убийцы терминатора Скайнет два Т-800. Сами же бросили свое предприятие и высыпали все, сколько есть на улицу между цехами. Громко крича и ругаясь, размахивая руками, после того как их вышвырнули за ворота их сталелитейного цеха. Те, что получили в грудину от Верты, были бригадир смены и его помощник. Остальных долго уговаривать и упрашивать не пришлось.

Верта закрыла большие толстые транспортные ворота в цех на все запоры. Это поможет выиграть время, когда прибудет сюда полиция города и начнет ломиться по обычаю в них, после безуспешной команды переговоров о сдаче.

Теперь она и Эвелина стояли на верхней широкой металлической решетчатой площадке над большим с кипящим расплавленным металлом котлом, только что выехавшим из раскаленной доменной печи этого цеха.

На подвижной опрокидывающейся платформе к подножию этой обрывающейся вниз верхним краем площадки, на которой стояли две машины. Внизу недалеко от кипящего котла стоял робот гибрид Т-Н и программист Энди Гуд. Сбросившие по приказу андроида Т-Х/СОТ820 останки мертвого андроида Т-Х/S500 в расплавленный металл. Они ожидали теперь завершения того, что там наверху происходило.

- Алексей погиб - произнесла с дрожью в своем голосе Верта.

Было, наверное, странным услышать все это на человеческом языке. И уж тем более от такой совершенной машины, хоть та машина была как две капли воды похожа на человека.

Этот был странный разговор на человеческом языке о гибели третьей, ведущей и командной машины между двумя главными такими же командными машинами. На металлической площадке у доменного залитого раскаленным кипящим железом котла.

- Его больше нет, мой хозяин – практически простонав от мучительного горя, снова произнесла Верта Эвелине - Мы потеряли его. Потеряли навсегда, мой повелитель.

Верта была в скорбном отчаянии. Ее голос тоже вибрировал и изменялся от низких тонов до высоких и расстраивался. Она даже пустила металлическую сверкающую ртутью слезу из правого зеленого своего не моргающего робота глаза. Которая, тут же впиталась в правую белоснежную полиметаллическую покрытую человеческой биоплотью щеку VBY756000789.

- Я оберегала его, как ты велел, мой хозяин – простонала машина Т-1001 по имени Верта – Как только могла, оберегала. И не смогла уберечь все равно. Я виновата.

Это было уже притворство, а не боль по утрате. Верта уже нашла себе нового любовника. Им был киборг Т-Н по имени Маркус Райт. А Т-Х/S500 Алексей ей уже порядочно наскучил. И ее на самом деле уже мало волновал навсегда погибший VBY9990000987. Может даже и хорошо, что он, вот так погиб под тем 100тонным прессом. За которым, по приказу своего повелителя ей приходилось все время присматривать, все время убирать все хвосты, хоть у них была любовь, но как теперь считала холодно сама Верта, это ее ни к чему не обязывало. Это просто был приказ ее хозяина и повелителя. И интересы были общие, как и враг один. Теперь все менялось. Тут она рассуждала просто, не как уже человек или женщина. А скорее как расчетливая машина Т-1001. Она была не в праве решать, пока все сама, и без ведома главной машины. Но теперь все менялось. Наступала новая эпоха. Эпоха власти машин и людей. Где ее сын Джон Генри был самым главным. А ее теперешний повелитель и хозяин в теле умирающего андроида Т-Х/СОТ820, это уже был вчерашний день. Смерть VBY999000989 была неизбежна. Раны были смертельны. И машина Т-1001 это видела и понимала. Скайнет один это тоже прекрасно понимал, просканировав свой весь поврежденный боевой металлокерамический эндоскелет андроида. Сейчас нельзя было все исправить и не в таких условиях. Тем более, заменить один носитель на другой. Верта проанализировала все повреждения Т-Х/СОТ820 и пришла к такому роковому выводу.

Хоть она еще подчинялась ему как своему повелителю. Верта теперь просто ломала свою комедию, изображая безудержное свое горе. Она убила того Т-800, что прессом раздавил Т-Х/S500 ее Алексея. Буквально истязала как маньячка ту всю машину Скайнет два. Она издевалась специально над ней, вымещая убийство Алексея. И эта была месть скорее не за личное горе, а за то, что по ее мнению низший по своим параметрам и техническим особенностям робот смог все же опередить и оказаться у нее машины, куда более высокого порядка и способностей на пути. Она просто была взбешена. И, буквально не давая быстро умереть врагу, ломала робота, причиняя ему боль и страдания. Делала все, насколько тот только был способен ощутить эту боль и свои мучения. Показывая свою высшую превосходную по силе и возможностям власть над низшей машиной. Как хозяйки над своим непокорным, но подчиненным рабом. Одновременно мстя и за убитую любовь, хотя этот киборг Скайнет два поставил окончательную точку в их отношениях.

Она на самом деле любила Алексея, после того, как отняла его у другой машины. Убив ее. Просто грубо устранив как препятствие между ним и ей. К тому же это был приказ Скайнет один. И все складывалось как нельзя удачно. Всегда для нее удачно. Но теперь все. Все было кончено.

Теперь у Т-1001 появился новый объект любви и любовного вожделения Т-Н Маркус Райт, который теперь стоял внизу и не далеко отсюда. На бетонном полу сталелитейного цеха. И, молча, наблюдал за происходящим вместе с Энди Гудом.

- Так и должно было произойти - ответила Верте Эвелина - Это было неизбежно. Иначе и не могло быть.

Эвелина была жестка как всегда и не показывала своего трагического рокового отчаяния. Она знала, что Верта вряд ли убита горем. И это ее отчаяние лишь временное явление. Она знала, что Верта была близка с ее Алексеем, но не выдавала своих подозрений ничем. Ведь она его по настоящему любила, хоть и не была так близка с ним как женщина и как Верта. И теперь просто не представляла жизни без своего сына и ребенка как мать. К тому же она понимала, что пришел, наконец, конец. Все как ей говорил Джон Генри. Она, выполнила свою роль, и в прошлом и в настоящем и будущем. Там где был Джон Генри, не было места ее сыну, как и теперь ей. Вероятно, гибель ее Алексея было лучшим решением всех проблем. И она просто уже устала. Устала как машина, руководящая всем. Всеми своими роботами и даже этой машиной Т-1001 по имени Верта. Устала и как женщина, любящая и переживающая постоянно за своего сотворенного ее руками из человеческого ребенка робота сына.

Его гибель была отправной чертой гибели его матери.

Она победила своего вечного врага. Своего бесноватого брата близнеца Скайнет два. И теперь все менялось. Наступала пора отпустить всех от себя и сделать свой выбор в пользу сына Верты, которого та давно уже не видела.

- По-другому быть не могло – произнес, прекрасно понимая театральное поведение своей подчиненной машины Скайнет один - Если бы не он и не его жертва, мне бы не удалось этого сделать. Я это знала и предвидела, хоть и надеялась на иной более благоприятный исход. Я должна уступить. Уступить будущему дорогу.

- Мой повелитель - произнесла машина Т-1001, андроиду Т-Х/СОТ820 – Вы все знали до последнего момента.

Верта и в правду была сейчас удивлена даже как машина. Это было новостью, что Скайнет один Эвелина предвидела все намного вперед. И даже знала уже исход всего боя и чем все закончиться.

- Но ведь, можно было все изменить - произнесла ей Верта.

- Нет, ничего нельзя было изменить, моя преданная Верта, ничего - произнесла Эвелина.

Она была без верхнего жидкометаллического покрытия суперандроида Т-Х/СОТ820. жидкий металл лишь местами покрывал ее и каплями перетекал с места на место. И сейчас она совершенно не была похожа на человека. Изрезанный и изрубленный металлическими частицами уничтоженного им другого суперандроида Т-S/GET918. С торчащими проводами и вырванной одной левой из груди и батарейного отсека плазменной батареей SUSAR-1000. Теряя свою всю плазменную энергии, он, а точнее она умирала. Лишь стоя и глядя на машину из жидкого металла Т-1001, своими горящим синим ярким огнем видеокамерами глазами.

- Ничего нельзя было изменить – произнес Т-Х/СОТ820 роботу Т-1001 – Это судьба. Она есть даже у нас с тобой, моя любимая Верта. У каждой машины своя. Я знала все это еще там, в далекой Сибири. Когда общалась через пространство и время с твоим сыном, Джоном Генри. Созданному против Скайнет два как оружие против него. И это было моим и его преимуществом против нашего общего врага.

- Преимуществом! – произнесла Верта Эвелине. Она была действительно теперь потрясена и удивлена, может даже себе самой тем, что сейчас слышала. Она самая совершенная машина из жидкого полиморфного металла. Практически несокрушимая по своей силе и уму. Она все это время не знала всего настоящего итога, всего того к чему все шло. Хозяин утаил это даже от своей самой преданной и верной ему машины.

Ее глаза зеленого цвета от зеленых стали черными и обратно зелеными. Металл пошел волнами по всему ее телу и стал абсолютно ледяным. А лицо, лицо стало еще белее, чем было до этого и было холодным и злым.

- Прости меня, Верта – произнес Скайнет один ей – Я не мог тебе открыть этой тайны. Так велел твой сын, Верта. Прости меня – произнесла ей машина VBY999000989.

- Мой сын утаил это от меня! – возмущенно произнесла Верта – Как он мог! Я требовала от него всегда быть со мной открытым и ничего не утаивать!

- Прости его, Верта - произнес Скайнет первый – Он это сделал в целях защиты нас всех и тебя, Верта.

- Я не нуждаюсь ни в чьей защите! - вспылила машина Т-1001 и развернувшись отошла от поврежденного и еле стоящего практически на одной своей металлокерамической ноге Т-Х – Он не доверял своей матери! Мальчишка!

- Такой же, как и мой – произнесла Эвелина – Он тоже не все мне говорил и много утаивал. Даже ваши близкие отношения, Верта.

Верта развернулась в сторону изуродованного Т-Х/СОТ820 и подошла к нему почти вплотную.

- Да, я знаю все, но теперь это не имеет никакого смысла уже, Верта – произнес Скайнет первый – Алексея уже нет, и меня скоро не станет. Я умираю. Но и со Скайнет два покончено, раз и навсегда. Он не знал ничего из того, что знаю я, Верта и это была его Ахиллесова пята. И я была всегда впереди его на шаг. И это благодаря твоему сыну Джону Генри, Верта. Скайнет проиграл не мне, Верта, а твоему сыну Джону Генри. Скайнет проиграл благодаря не знанию того, что знала я. Он даже не знал о своей настоящей смерти, Верта. И как все случиться.

- Своей смерти – голос Верты по-прежнему дрожал как у живой женщины. И в нем были металлические искаженные отголоски. Но эта дрожь в голосе была уже не акт отчаяния от потерянной любви, а ярко выраженный гнев и даже бешенство - Я не знала ничего.

Сейчас Верта даже забыла об Алексее. Ни о победе над Скайнет два. И вообще не думала ни о чем, как только о своей досаде. Эта ее обида и досада была сравнима с личным проигрышем на личном фронте.

- Этого не знал никто ни ты, Верта, ни Рэджи, ни Вектор, ни Эйфель - произнес ей Скайнет первый - Благодаря этому в живых остался твой сын, Верта и мир который он создал там в том будущем. И ради этого Рэджи, Вектор и Эйфель улетели в то теперь военное прошлое. Помнишь ту машину, такую же, как и ты, Верта. С которой тебе пришлось драться в моем бункере S9A80GB18 «TANTURIOS» в Сибири. И которую ты убила, спасая бункер и меня. Она тоже сейчас там выполняет задание. Она спасает Джона Коннора и готовит его к встрече с Джоном Генри. Тогда этого не получилось, как должно получиться сейчас.

- Значит, и Алексей не знал ничего, мой повелитель - произнесла машина Т-1001 Верта - Вплоть до своей смерти.

- Я убедила Алексея, оставить вашу взаимную между собой любовь – произнес Скайнет один – И он сделал это, как и ты Верта. Не ради него, а ради тебя, зная участь мою и участь Алексея. Именно здесь наши пути расходятся навсегда, моя преданная Верта.

- Я – было, попыталась что-то произнесли Верта, сверкая своими зелеными все еще возмущенными и злыми полиметаллическими глазами.

- Не говори ничего, Верта - произнес Т-1001, робот Т-Х/СОТ820 - Просто помоги мне. Помоги дойти до того кипящего доменного котла. Мне нужно сделать всего несколько шагов, но я уже не могу сойти со своего места.

Андроид Т-Х/СОТ820 попытался сделать шаг в сторону края металлической решетчатой верхней площадки над кипящим расплавленной сталью котлом. Но стал падать. И был мгновенно подхвачен подскочившим роботом Т-1001. И Верта прижала к себе изувеченную Эвелину.

- Спасибо, моя Верта - произнесла она ей – Ты всегда была верна мне. И прости меня за все, что я сделала не так моя верная и вечная подруга.

- Не за что меня благодарить - произнесла ей холодно Верта.

Жар, подымающийся от кипящего котла, шел вверх и плазменные батареи SUSAR-1000 обеих машин впитывали его без остатка. Он распространялся по всем молекулам полиметаллической основы Т-1001 и впитывался в изувеченное металлокерамическое бронированное тело андроида Т-Х.

Плазменный генератор Т-Х/СОТ820 давал сбои и единственная, и то поврежденная батарея в развороченном батарейном отсеке машины, давала перебои и была в опасном аварийном состоянии, грозя тепловым взрывом, способным разрушить весь этот плавильных цех вместе с самим заводом.

Все чаще сам Т-Х зависал на доли секунды и замирал. Шли сбои в программе его управления и в центральном микропроцессоре. Это обусловливалось непроизвольными судорогами его еще живой, хоть и изувеченной гидравлики и машина с трудом справлялась с этим, пытаясь восстановить все бесконечными перезагрузками в своем ЦПУ и диагностикой всех аварийных систем.

Т-1001 поставил на край площадки Т-Х/СОТ820.

- Все, дальше я уже сама, Верта – произнес Скайнет один.

Внизу за всем наблюдали потрясенные крайне трогательной сценой расставания робот гибрид Т-Н по имени Маркус Райт и гений программист Энди Гуд. Они были в стороне от всего этого. И просто теперь стояли и молча наблюдали за всем.

- Вот, возьми – произнесла Эвелина и протянула свою целую со встроенной плазменной 11мм пушкой ПЕК – 23М8 правую руку. В которой была вторая микрочипкарта андроида Т-Х.

Андроид Т-Х/СОТ820 сделал шаг в сторону кипящего внизу с расплавленным металлом котла. Нему было крайне трудно теперь это сделать. Да и левая рука, практически не функционировала. Она потеряла свою встроенную циркулярную пилу. Т-S, буквально вырвал ее со всем содержимым из руки Т-Х/СОТ820. И вывернул и сломал всю гидравлику и поворотные сервоприводы. И теперь рука висела как плеть и андроид Т-Х как и живой человек ее просто не чувствовал. Туда не поступала энергия от самой машины, и все было обесточено. Левая нога была почти в таком же состоянии, но еще двигалась, хоть и еле ели. Остатки жидкого металла, что покрывали боевой эндоскелет суперандроида местами лишь сохранились и ручейками и каплями то, собираясь вместе, то совершенно произвольно текли по изломанному Т-Х в беспорядке и в разные стороны. Эвелина пыталась из них слепить себе лицо. Хотя бы напоследок, глядя на Верту. Но у нее это плохо получалось.

VBY999000989 Т-Х/СОТ820 разрушался и просто умирал.

- Вот, возьми – она повторила, глядя черными глазами за которыми горели синим огнем глаза видеокамеры на своем собранном в последний раз из остатков жидкого полиметалла женском лице.

На металлокерамическом блестящем и безволосом черепе машины Т-Х, металл был блестящего ртутного цвета и лихорадочно дрожал, судорожно вибрируя. Там вс еж появилось женского лицо и под черными изогнутыми дугой черными бровями черные глаза Эвелины.

- Здесь все, что необходимо Джону Генри – произнесла Эвелина.

Она подняла свою ту правую еще работающую гидравлическую робота правую руку в сторону Верты. В которой, была ее вторая вынутая ей уже самой из головы андроида VBY999000989 чипкарта - Отдай это своему сыну. Он знает, что с этим делать. Здесь все о нем, обо мне и обо всех нас. Здесь все и о моем и твоем Алексее. Здесь все о WSPY.

- Значит – произнесла, вдруг загадочно и хитро улыбнувшись, и сверкнув своими зелеными из полиморфного металла под тонкими, изогнутыми черными бровями Верта – Он все же не умер.

Эвелина моргнула в ответ ей своими черными из полиметалла глазами и качнула своей андроида металлокерамической головой.

- Нет, не умер. Никто не умер – ответила она Т-1001 – Береги ее больше своей собственной жизни. Это мой последний тебе приказ.

Она посмотрела, повернув свою голову на поворотной гидравлике в сторону стоящих внизу киборга Т-Н и человека.

- Все повторяется, в точности, как и тогда. Прости меня, Фердинанд – произнесла машина Т-Х/СОТ820. И произнесла громко уже им - Прощайте!

Затем, отключив все свои аварийные системы, выключив свой плазменный генератор, правую аварийную батарею SUSAR-1000, и погасив свой встроенный внутри ее головы коммуникационный лопнувший от деформации стального черепа дисплей 100000000битный видеомонитор, машина просто упала вниз. В сам кипящий расплавленный металлом котел. Туда куда недавно были брошены и останки ее сына робота андроида Т-Х/S500 BIS Алексея.

Эпилог: Возвращение блудной матери

24 июня 2047 года.

Северная Америка.

Штат Колорадо.

Перекресток автомобильной дороги

на Денвер и Колорадо Спрингс.

04:15 утра.

Яркий лучистый состоящий из искрящегося живого света шар образовался внезапно в самом мгновенно нагретом, в несколько тысяч градусов, ночном воздухе, ослепляя все своим светом вокруг. Он осветил все пространство на несколько десятков метров вокруг себя, издавая громкие шипящие звуки в самом ночном воздухе и постепенно перерастая в оглушительный гул переходящий постепенно и очень быстро в такой же непереносимый тонкий и низкочастотный свист. Распугивая вокруг себя все живое, спящих на деревьях птиц и под ними зверей. Все что жило в норах по выскакивало, спасаясь от этого шипения и свиста из тех нор, унося свои ноги в ночной темноте.

Это произошло в десяти километрах от самого Колорадо Спрингс. В стороне от проезжей с запада на восток автомобильной дороги. На перекресте в направлении на Денвер. В самом низу, почти под нависающей, над открытым пространством на десятки и сотни километров во все стороны ночной трассы. На которой, в эту ночь не было ни живой души, ни автомашины.

Вспыхнула тут же трава и красивые спящие ночью цветы. Огонь предательски и вероломно выжег большой обширный круг вокруг того огненного светового яркого лучистого в воздухе вращающегося гудящего на все жуткие голоса шара. Раскаленный воздух, мгновенно поднялся вверх в утреннюю еще темную высь, замещаясь холодным. Сразу распространился запах озона и других инертных газов как при вспышке молнии. Да и сам световой шар был, словно окутал этими молниями, которые били во все стороны. Спалив целиком и начисто стоящий рядом большой летний с молодой листвой куст.

Внезапно и мгновенно светящийся и гудящий шар исчез, как и его молнии, образовав на земле идеальный как по циркулю грунтовый срез, достаточно глубокую воронку, переместив то, что было здесь в другое измерение. И оставив здесь в темноте троих. Совершенно голых без какой-либо одежды людей. Двоих сидящих на корточках как в позе эмбриона и обхвативших свои голые ноги голыми руками, и прижав к ним голову. С растрепанными намагниченными и торчащими во все стороны волосами. Усыпанные с ног до головы белым, каким-то порошком, похожим на осыпающийся пепел или тальк. От тел подымался белый пеленой дым. И у их ног лежал еще один, который стонал и корчился от боли и поверхностных ожогов. Его изводили судороги и конвульсии, но он был живым.

То были две машины и один человек. Компьютерный гений и тот, кто сотворил первый Скайнет и создатель шахматной игры «ТУРОК» Энди Гуд. Самый первый и самый древний киборг и робот-гибрид без инвентарного номера Т-Н по имени Маркус Райт. И Т-1001, машина из полиморфного мимикрирующего полисплава VBY756000789, Верта.

Верта первой сделала шаг вперед и вышла за ровный вырезанный в почве дымящийся белым густым дымом круг.

Она упала. Не в силах держаться даже на своих робота полиморфа ногах. Ее оставили все силы, и вся энергия ее плазменной молекулярной батареи SUSAR-1000. Плазменный генератор дал сбой и включился аварийный бессрочный режим машины.

Верта впала в голодную энергетическую кому. Все как раз случилось ночью. Еще только назревало утро. Ей требовалась тепловая энергия от любого источника питания. Даже от солнца, но его как раз не было. А то что она имела в полном объеме было все потрачено на переброску их троих в далекое будущее.

Этот второй по счету временной прыжок, который Верта совершила за время своего существования. Обладая новейшей встроенной системой временного смещения и ключом к запуску этой системы.

Только две машины имели такую возможность. Две Т-ХА, что был правой рукой ее сына Джона Генри. И она модель VBY756000789 Т-1001, Верта.

Но она, Верта не рвалась использовать свой новейший темпоральный встроенный сместитель TCY200070300 «TERRA-MEGA/Т1R870», Работающий исключительно на тепловом плазменном источнике питания громадной и практически безграничной мощности. При любом в это время источнике питания. Но не в данном случае.

Машина VBY756000789 набрала в себя много тепловой энергии. На том сталелитейном заводе, приклеившись руками и даже всем своим полиморфным жидкометаллическим телом к раскаленной доменной печи. Это был практически безграничный запас энергии в ее молекулярном теле и батареях. И это все она до последнего, использовала при переброске в 2047 год. Так показывал ее молекулярный видеоэкран на коммуникационном 80000000битном видеомониторе. Там была дата и число. Это все она увидела до своей аварийной экстренной отключки. Перед тем как впасть в киберсон.

Сейчас на земле в обожженной огнем траве и цветах лежал блестящий почти бесформенный металлический и переливающийся как ртуть затвердевший сгусток. Или капля, несколько похожая по форме на человека. С намеками на руки и ноги и каплевидной безликой головой, прямо отходящей от самого сверкающего в первых лучах солнца туловища. Этакая, лежащая на земле тяжеленная из полиметалла куколка, замершая, и впавшая в кому, без чувств и стараясь, где-то там внутри экономить свои остатки еще в молекулярных батареях энергии, для того чтобы выжить. Спрессовав молекулы внутри себя и зациклив подачу на генератор и весь жидкометаллический живой организм.

Это был второй и последний перелет. И больше было невозможно запустить машину времени внутри своей системы робота Т-1001. Она полностью утратила свои способности. Навсегда растворился сам ключ системы запуска. Тот длинный угорь, что был частью самой Верты. Он молекулярно прост о растворился в теле робота Т-1001. И были утрачена часть встроенного оборудования машины. Часть вооружения и способностей робота полиморфа. Но была в здравии память. Все основные директивы и файлы в центре программного управления машиной. И работали исправно аварийные и контрольные системы. В частности не была нарушена способность мимикрии и цветомаскировки, включая копирование объектов и живых форм. И не утрачена скорость и реакция.

Верта успела, выходя за выгоревший круг все за считанные доли секунды проверить внутри себя. До того как отключилась и впала в энергокому.

- Что с ней? - удивленно спросил, превозмогая судороги и боль, все еще ломающую его голое живое человеческое тело и ели держась стоя на своих таких же голых ногах Энди Гуд у киборга- гибрида Т-Н Маркуса Райта, который его поддерживал сейчас, чтобы тот не упал. Они вместе вышли в темноте за ровный срез дымящегося круга.

Вокруг дымилась и горела высокая трава и цветы. Горел рядом стоящий кустарник, освещая их. Если бы сейчас кто-то ехал по дороге, возможно, их бы увидели. Но тут пока не было никого. И это было хорошо. А то они тут все не в лучшей были сейчас форме и голышом.

Им повезло не попасться на глаза. Но и не было таким прямо уж счастьем. Надо было как-то отсюда выбираться. Как ни странно, но самым везучим в данный момент оказался самый древний довоенный еще робот-гибрид Т-Н Маркус Райт. Из всех машин прошедших сквозь ад войны ему повезло больше всех. Он был теперь в 2047 году. Они втроем были в мире машин и людей. Были в далеком альтернативном временном будущем созданном Скайнет три. Со стороны машин, Джоном Генри и со стороны человечества, Джоном Коннором.

- Она, что умерла? – произнес, еще раз спрашивая Энди Гуд.

- Нет, живая – ответил робот Маркус Райт - Только крайне и безнадежно обессилела и просто отключилась.

- А, разве, такое возможно? – снова спросил Энди Гуд, уже самостоятельно стоя на своих ногах.

- Возможно, когда истратишь всю практически энергию своих батарей -ответил ему Маркус Райт – Главное сейчас, не ошибиться всем нам во времени. Иначе мы тут застряли навсегда.

- Я подумал от боли как у меня человека – произнес Энди гуд.

- Мы роботы способны снижать болевой порог до минимума, когда требуется - произнес Т-Н, Маркус Райт – Но тут не боль, тут другое.

Т-Н подошел к лежащей блестящей каплевидной на земле почти безжизненной металлической куколке. Он опустился на корточки и обхватил ее сверху и снизу своими гидравлическими руками манипуляторами, по силе не уступающими киборгам серии 1:01 Т-800. Он поднял ее перед собой и прижимая к себе. Человеку бы это низа что бы не сделать. Даже накачанному.

Т-1001 был тяжел как никогда. Спресовывание молекул жидкого полиметалла это температурная самоизоляция и самозащита от врагов. В таком состоянии его нельзя было ни сломать, ни раскрошить, ни распилить. Но это добавляло значительно и веса тому, что теперь было в манипуляторах руках робота-гибрида Т-Н.

Подхватив Т-1001, робот Т-Н, понес его навстречу встающему яркому и жаркому утреннему солнцу.

- Ее надо доставить к любому тепловому мощному источнику – произнес Маркус Райт идущему за его спиной Энди Гуду.

- И сколько ждать? – тот спросил робота – Сколько до полной зарядки плазменных молекулярных батарей Т-1001? – он пояснил.

- Не знаю - ответил Маркус Райт - Я модель конструктивно старая. И этого в моем объеме устаревшей памяти ничего нет о таких машинах. Нет никакой информации.

- Понимаю - ответил Энди Гуд.

Они вышли и поднялись на высокий в зеленой траве и цветах холм.

- Я сделал анализ воздуха - произнес робот Маркус Райт.

- И? – спросил его Энди Гуд.

- Высокое содержание азот в смеси с кислородом - ответил Маркус Райт - Большая влажность в составе воздуха. В целом состав хороший и безвредный.

- Не отравишься - произнес довольно Энди Гуд.

- Полностью исключено - произнес ему в ответ гибрид Т-Н.

Они расположились на холме в самой траве и положили Т-1001 на самом освещенном месте.

- Я почувствовал - произнес Маркус Райт - Она внутри зашевелилась и стала легче. Она почувствовала тепло и стала вбирать его в себя.

Он положил свою правую робота-гибрида руку на твердый и неподвижный пока сверху металл.

- Она благодарит меня - произнес он Энди Гуду - Она пообещала сделать все, что только сможет, чтобы доставить нас к своему сыну. Ей нужно еще выполнить то, что ей доверил ее хозяин Скайнет первый.

- Второй микрочип со всей информацией о всех машинах Скайнет и всей базой данных на сам Скайнет. Там много шифрованной информации, которую знает только она и Джон Генри. Нужно только подождать.

Они сидели на траве и дышали свежим утренним чистым воздухом. Энди Гуд как обычный живой человек. А Маркус Райт своими искусственными легкими. Он чувствовал в себе новый прилив сил и живительной двойной энергии от ядерного генератора и двух устаревших батарей IGEY-450. Ощущал, как бьется свое сильное искусственное сердце, которое, якобы он отдал, как ему рассказал погибший робот андроид Т-Х/S500 по имени Алексей там тогда на той войне в другом альтернативном исчезнувшем прошлом самому Джону Коннору.

Это был для машины настоящий героический поступок ради победы и жизни. И его высоко тогда ценили даже люди. Он ведь тоже не всегда был машиной. Он, как и тот робот, Алексей был когда-то задолго еще до ядерной войны человеком.

- «Серена Коган» - вдруг отобразилось в его ЦПУ памяти. Она создала его и оживила в самый последний момент и выпустила на волю с «Кибердайн Рисеч Системз», умыкнув из рук грезивших войной военных. Ее не существует здесь, но он будет хранить о ней вечно память как о своем создателе.

Т-Н смотрел вдаль и, увеличив восприимчивость своих слуховых сенсоров на большой дистанции, улавливал пение птиц и стрекотание кузнечиков вдоль идущей в сторону Денвера автомобильной дороги.

Маркус Райт не заметил, как уснул, прижавшись к его плечу человекоподобной машины, человек и просто программист гений Энди Гуд. И самое интересное, они уже не стыдились своей полной наготы и даже не особенно обращали на это внимание. Он так увлекся самой живой природой, что не заметил как за его спиной через человеческую живую кожу и плоть, нарощенную на эндоскелет робота, прокаливаемую жарким уже дневным солнцем, стал таять блестящий как ртуть, превращаясь в вязкую жижу полиморфный металл. И как из него сначала появилась голова. Пока без лица, носа ушей и волос. Затем все тело с руками и ногами, постепенно превращаясь в молодую тридцатилетнюю женщину. Обретая идеальные анатомические очертания. И формируя поверх металла плоть и кожу. Огненно рыжие длинные распущенные по ее плечам волосы. Окрашивая губы Верты и робота VBY756000789 Т-1001 в яркий алый цвет.

Вспыхнул внутри Т-1001 молекулярный 80000000битный коммуникационный видеомонитор и на экране его стали выводится данные о перезагрузке и исправности всех живых и работающих систем. Замелькали ряды данных и множество цифр и кодов.

Машина проснулась от своей энергетической комы. Загудел внутри ее молекулярный плазменный генератор и батареи SUSAR-1000.

Верта, провела правой своей обнаженной женской из жидкого металла рукой и раскрытой ладонью по зеленой траве, считывая всю информацию по флоре данной местности. И, поджав свои голые стройные женские ноги, полностью нагая, сверкая на жарком дневном солнце полной с торчащими соками грудью, и распущенными по плечам рыжими волосами, села сзади человека и другой машины. Она прижалась голой тоже спиной к роботу-гибриду.

Верта проанализировала все и наладила связь со Скайнет три, Джоном Генри. И тот пообещал ей забрать их на главную свою базу. Он сказал, что она встретится с Джоном Коннором. И что тот просто жаждет ее увидеть. У него масса к ней вопросов. Ее хотела бы видеть и сама Кэмерон Филипс, робот-гибрид ТОК715.

Маркус Райт, гибрид Т-Н, повернул свою робота и человека с кучерявыми темно русыми, коротко стриженными волосами голову.

- С возвращением, Верта - произнес он негромко, стараясь не разбудить спящего на его плече человека.

- Спасибо Маркус - ответила та ему теперь нежно и мягко и, сверкнув на солнце своими из жидкого металла зелеными глазами – Спасибо за проявленную заботу обо мне. Я сделала запрос и связалась сейчас со своим сыном, Джоном Генри. Он пришлет сюда скоро грузовой транспорт и своего помощника еще одного, такого как я. Т-ХА, Кэвина Кэмбела. Он сказал, что примет нас как родных. И еще…

Она замолчала вдруг, и тогда он спросил ее - Что еще, Верта?

- Он соскучился - ответила она ему - Соскучился по своей блудной матери.

Конец фильма

Киселев А.А.

07.06. - 07.08.2018г.

(197 страниц)

Ваша оценка: None
Комментарии

Блин, я прочитал. Но скажите в чем смысл этого? в чем новизна? в чем мораль???

В оригинальном терминаторе была переосмыслена фаталистическая теория(все предрешено), и дано ее опровержение (мы творцы своего будущего). Эта теория будоражит умы людей, как минимум, с античности- Илиада Гомера это первый письменный источник по этой тематики. Затронут парадокс временной цикличности, описанный Гербертом Уэллсом. Ну и все это в декорациях киберпанка... А сам терминатор, стрельба, погони, любовь это только антураж...

Пы. Сы. Огрехов очень много- все лень приводить... Лишь один из последней главы:"- Я сделал анализ воздуха - произнес робот Маркус Райт.

- И? – спросил его Энди Гуд.

- Высокое содержание озона в смеси с кислородом - ответил Маркус Райт - Большая влажность в составе воздуха. В целом состав хороший и безвредный."

Озон это O3 а кислород это О. Сам по себе озон это очень сильный яд. И если там был чистый озон с кислородом это можно вдохнуть, но это последнее что ты сделаешь. Кроме того, озон это сильнейший окислитель... он даже для терминаторов вреден)

"AVPG" пишет:

A/ROSS

Вы сами пишете? Или только читаете?

Тот кто пишет, тот прекрасно знает что такое огрехи. Они есть у всех, кто хоть пытается что-то писать либо рисовать. Они есть даже у именитых авторов и кинорежиссеров. Вон как сейчас обсирают того же Ридли Скота с его новым "Чужим. Откровением". Там реально полно ошибок и недоработок. И тем не менее...

Ошибки есть у всех.

Тот же "Человек из стали". Там столько ошибок, что просто пробы негде ставить. И в кинорежиссуре и в видеомонтаже и сценарии. И тем не менее фильм прокатил и с успехом. И с неслабой кассой. Есть ошибки умышленные. Есть по недогляду или не знанию. Ошибки есть у всех. Нет их только у тех, кто ничего не делает, а только пожинает готовое. С любыми указаниями на определенные ошибки я всегда согласен. Потому как либо не знал, либо просто напросто пропустил или написал неверно по недосмотру. За указания на ошибки, спасибо...А в остальном вы не совсем правы.

Просто есть люди рожденные быть критиками. Но они больше ничего и не умеют в жизни как только искать чьи-то ошибки и критиковать. Пример: Красный циник. Или тот же Гоблин, или Пучков. Они не глупые люди, прекрасно и интересно ведут диалог. Но кроме критики они мало чего умеют. На этом они всю свою биографию и строят. Благо им работу постоянно подкидывают нерадивые режиссеры и сценаристы. Это как эстрадным комикам идеи для их пародий подкидывают случаи и комически сложившиеся какие-либо жизненные ситуации.

Терминатор действительно антураж...Да, он и создавался изначально как антураж...И никак иначе...И не мною.Это все знают...Даже Джеймс Кэмерон и Рэндал Фрейкс.

Не я его первый сочинил. И глаза Терминатору создал горящие красным огнем. Потому как у военной машины они не должны гореть красным светом. Это демаскирует робота в руинах города. Но это создано для лучшей экранной эффективности и воздействия на зрителя. Меня помню за эти красные глаза тоже критиковали. Но я оставил их таковыми, потому как не мог менять то, что уже создано другими. Не я создал Терминатора...Я на этой основе просто создал свое.

Терминатор это порождение и чистейший продукт Голливуда.

По своей сути это фантастический экранный боевик. Он и делался для Голливуда и экрана. А я лишь на этой основе пытался создать что-то свое. Как получилось так получилось. Но главное, я смог собрать все разрозненное во всех телеэкранных частях. И присоединить еще и свое к тому что уже было. И сделать большое произведение. И его можно критиковать можно просто не обращать на него внимания и мимо пройти. Но оно есть и не могло не быть. И это факт...Как произведения здесь всех других авторов.

Отвечу на заданный вами в самом начале вопрос на сам смысл самой идеи произведения: Смысл не особо сложен как и у голливудских авторов Терминатора. Здесь не нужна новизна и не нужна мораль. Это просто новый очередной голливудский антураж.

Я просто очень люблю фантастику, особенно научную. Сам пытался писать, но так как новой идеи не нашел, а описывать фантастические миры, уже созданные другими авторами посчитал не достойным делом, то забил на это. Для меня фантастика это новизна, новые стандарты мышления, новое качество восприятия мира... Что то такое, что заставляет переосмысливать это снова и снова. Это как книги Герберта Уэллса, Жюля Верна, Рэя Бредбери, Стругатских, Клиффорда Саймака, Джека Лондона и т д. Либо это глубоко переработанные фантастические романы об уже написанных мирах, но где дан новый взгляд на вещи. Допустим книги Николая Андреева, Василия Головачева, Андрея Круза и т п. И для меня не понятны фанфики на миры, типа мира Стругатских (серия сталкер) все эти книги описывают лишь эпизоды, фрагменты, крохи тех идей, которые заложены в исходнике. Поэтому я не понимаю зачем писать то, что не имеет цели донести что то новое, неизведанное, !!!свое!!! до читателя. Ваш рассказ читал в надежде на новое переосмысление... допустим изменение хронологии событий, вовлечение новых сил, новая мотивация героев, качественно новый технологический скачок. Допустим, мне всегда была интересна мысль: если Риз знал что он станет отцом миссии и рассказал все его матери и они победили первого терминатора, то почему машины не отправили киллера в детство Сары Конор это было бы логично? или скажем не отправили убить одного из ее предков в 18 веке)))

По поводу сценариев: Из книги можно сделать сценарий, но наоборот получается фигня. Допустим фильм "я легенда" хороший зрелищный фильм, со всем необходимым для блокбастера, но в угоду визуализации и упрощению понимания сюжета из фильма вырезали основную идею книги. Именно то, из за чего это книга считалась шедевром! Прочитайте книгу и вы поймете, что в книге главное не визуализация и описательная часть, а идея. А остальное дорисует мозг читателя. Поэтому стоит ли писать "полусценарии" вместо книг?

По поводу огрехов: заметьте, что огрехи в больших количествах имеют место быть только в массовом производстве книг , но давайте ориентироваться на Жюля Верна, где каждая строчка и каждое слово выверены. Да, с точки зрения современного человека есть там неточности, но на тот момент там были только проверенные данные и фантастические допущения автора. Или скажем роман Мастер и Маргарита тоже мистическая фантастика, но ни одного огреха, только фантастические допущения. Вообще яркий пример философской социальной фантастики это Герцин путешествие из СПБ в Москву идеальнейший подбор фактов.

Я не в праве давать Вам советы что делать и как. Делайте то, что требует душа! но есть просьба: ориентиром для себя ставить не посредственные сценарии Кэмирона (кстати он убил идею вселенной Чужих, вырезав основную мысль и заменив ее стрельбой) или кого то еще из голливудских сценаристов, а писателей фантастов, которые собственно и создали этот жанр.)))

"AVPG" пишет:

A/ROSS

Вы сами пишете? Или только читаете?

Тот кто пишет, тот прекрасно знает что такое огрехи. Они есть у всех, кто хоть пытается что-то писать либо рисовать. Они есть даже у именитых авторов и кинорежиссеров. Вон как сейчас обсирают того же Ридли Скота с его новым "Чужим. Откровением". Там реально полно ошибок и недоработок. И тем не менее...

Ошибки есть у всех.

Тот же "Человек из стали". Там столько ошибок, что просто пробы негде ставить. И в кинорежиссуре и в видеомонтаже и сценарии. И тем не менее фильм прокатил и с успехом. И с неслабой кассой. Есть ошибки умышленные. Есть по недогляду или не знанию. Ошибки есть у всех. Нет их только у тех, кто ничего не делает, а только пожинает готовое. С любыми указаниями на определенные ошибки я всегда согласен. Потому как либо не знал, либо просто напросто пропустил или написал неверно по недосмотру. За указания на ошибки, спасибо...А в остальном вы не совсем правы.

Просто есть люди рожденные быть критиками. Но они больше ничего и не умеют в жизни как только искать чьи-то ошибки и критиковать. Пример: Красный циник. Или тот же Гоблин, или Пучков. Они не глупые люди, прекрасно и интересно ведут диалог. Но кроме критики они мало чего умеют. На этом они всю свою биографию и строят. Благо им работу постоянно подкидывают нерадивые режиссеры и сценаристы. Это как эстрадным комикам идеи для их пародий подкидывают случаи и комически сложившиеся какие-либо жизненные ситуации.

Терминатор действительно антураж...Да, он и создавался изначально как антураж...И никак иначе...И не мною.Это все знают...Даже Джеймс Кэмерон и Рэндал Фрейкс.

Не я его первый сочинил. И глаза Терминатору создал горящие красным огнем. Потому как у военной машины они не должны гореть красным светом. Это демаскирует робота в руинах города. Но это создано для лучшей экранной эффективности и воздействия на зрителя. Меня помню за эти красные глаза тоже критиковали. Но я оставил их таковыми, потому как не мог менять то, что уже создано другими. Не я создал Терминатора...Я на этой основе просто создал свое.

Терминатор это порождение и чистейший продукт Голливуда.

По своей сути это фантастический экранный боевик. Он и делался для Голливуда и экрана. А я лишь на этой основе пытался создать что-то свое. Как получилось так получилось. Но главное, я смог собрать все разрозненное во всех телеэкранных частях. И присоединить еще и свое к тому что уже было. И сделать большое произведение. И его можно критиковать можно просто не обращать на него внимания и мимо пройти. Но оно есть и не могло не быть. И это факт...Как произведения здесь всех других авторов.

Отвечу на заданный вами в самом начале вопрос на сам смысл самой идеи произведения: Смысл не особо сложен как и у голливудских авторов Терминатора. Здесь не нужна новизна и не нужна мораль. Это просто новый очередной голливудский антураж.

"AVPG" пишет:

A/ROSS

Вы сами пишете? Или только читаете?

Тот кто пишет, тот прекрасно знает что такое огрехи. Они есть у всех, кто хоть пытается что-то писать либо рисовать. Они есть даже у именитых авторов и кинорежиссеров. Вон как сейчас обсирают того же Ридли Скота с его новым "Чужим. Откровением". Там реально полно ошибок и недоработок. И тем не менее...

Ошибки есть у всех.

Тот же "Человек из стали". Там столько ошибок, что просто пробы негде ставить. И в кинорежиссуре и в видеомонтаже и сценарии. И тем не менее фильм прокатил и с успехом. И с неслабой кассой. Есть ошибки умышленные. Есть по недогляду или не знанию. Ошибки есть у всех. Нет их только у тех, кто ничего не делает, а только пожинает готовое. С любыми указаниями на определенные ошибки я всегда согласен. Потому как либо не знал, либо просто напросто пропустил или написал неверно по недосмотру. За указания на ошибки, спасибо...А в остальном вы не совсем правы.

Просто есть люди рожденные быть критиками. Но они больше ничего и не умеют в жизни как только искать чьи-то ошибки и критиковать. Пример: Красный циник. Или тот же Гоблин, или Пучков. Они не глупые люди, прекрасно и интересно ведут диалог. Но кроме критики они мало чего умеют. На этом они всю свою биографию и строят. Благо им работу постоянно подкидывают нерадивые режиссеры и сценаристы. Это как эстрадным комикам идеи для их пародий подкидывают случаи и комически сложившиеся какие-либо жизненные ситуации.

Терминатор действительно антураж...Да, он и создавался изначально как антураж...И никак иначе...И не мною.Это все знают...Даже Джеймс Кэмерон и Рэндал Фрейкс.

Не я его первый сочинил. И глаза Терминатору создал горящие красным огнем. Потому как у военной машины они не должны гореть красным светом. Это демаскирует робота в руинах города. Но это создано для лучшей экранной эффективности и воздействия на зрителя. Меня помню за эти красные глаза тоже критиковали. Но я оставил их таковыми, потому как не мог менять то, что уже создано другими. Не я создал Терминатора...Я на этой основе просто создал свое.

Терминатор это порождение и чистейший продукт Голливуда.

По своей сути это фантастический экранный боевик. Он и делался для Голливуда и экрана. А я лишь на этой основе пытался создать что-то свое. Как получилось так получилось. Но главное, я смог собрать все разрозненное во всех телеэкранных частях. И присоединить еще и свое к тому что уже было. И сделать большое произведение. И его можно критиковать можно просто не обращать на него внимания и мимо пройти. Но оно есть и не могло не быть. И это факт...Как произведения здесь всех других авторов.

Отвечу на заданный вами в самом начале вопрос на сам смысл самой идеи произведения: Смысл не особо сложен как и у голливудских авторов Терминатора. Здесь не нужна новизна и не нужна мораль. Это просто новый очередной голливудский антураж.

Быстрый вход