Подпись Награда нашла своего героя

Капитан — Конфедеративной службы государственной безопасности (КСГБ) Бабаев выслушал всё до конца внимательно, не перебивая. Запись велась, как звуковая, так и визуальная. С развитием миелографии память свидетелей тоже получила статус вещдока. И конечно же старое доброе стенографирование. Нет, машинистка была не старая. У неё вообще судьба особая сложилась. Головокружительная карьера от уборщицы мест общественного пользования до превращения самой в такое место, с с последующим возвращением назад, должна была бы стать апогеем её честолюбивых мечтаний, после того, как Настасия имела наглость спорить со служителем. Но в виду ряда обстоятельств, начиная с роботизации наименее престижных профессий и заканчивая отношениями её матери Нинель Чижиковой со всё тем же служителем…

31.05.2018 3:32

*******

Лопоухий паренёк с усами формы между шевроном и моржовыми поливал и протирал раствором жидкого мыла с денатуратом от ложнощитовки растения на подоконнике. Выражение его лица при этом было похоже на маску покойника. По этим симптомам и минимуму движений, а также по роду деятельности, — такая работа дураков любит, — Балакишиев сразу сделал про себя очевидный вывод: «Мусарня превратилась в богодельню и предосиавляет работу юродивым дурачка́м, как этот. Ну, чтож, будем надеяться, что мент не настолько туп, как этот, и не настолько умён и хитёр, чтобы раскрыть меня и самому заломить цену». д

— Согласно статье 139-ой Вы имеете право писать показания собственноручно, а в составленный мною протокол — требовать внесения правок, — заметил капитан Бабаев.

— С моих слов всё записано верно, — протянул по деловому Анатолий Балакишиев, быстро но внимательно прочтя бумагу, — но для надёжности…

Капитан Бабаев протянул ему чистый бланк и авторучку.

Не успели и чернила на бумаге высохнуть, Анатолий Балакишиев вернулся к главному:

— Вы говорили, что моё вознаграждение напрямую зависит от того, насколько соответствует установленным следствием событиям….

— Сам факт Вашей явки, вместе с тем что́ Вы написали, на 1000 ‰ подтверждает версию следствия.

«Это мы ещё посмотрим, кто тут под промилей» — по своему понял манеру изъясняться товарища Бабаева Балакишиев. Но в душе у него уже закралось подозрение:

«А что если эта кровавая гэбня решила сама забрать себе всю славу, а главное — деньги!? Ну уж нет!»

Но не успел он открыть рот, капитан Бабаев его перебил:

— Сейчас с Вами проведут следственный эксперимент. Вам предстоит нечто между очной ставкой и опознанием.

«Во, мудаки! Затягивают, значит, — подумал Анатолий Балакишиев. — Не с тем связались!» И вслух презрительно спросил:

— Очная ставка? С кем? Со жмуром?… — За спиной Балакишиева открылась дверь. — То есть, простите меня, с… — Балакишиев начал с демонстративной небрежностью разворачиваться на винтовом стуле. — по-ко-й-н-ы…м… — Вымолвить что-либо ещё ему так и не удалось. Язык стал словно под местной анестезией. На фоне закрывающегося дверного проёма на него печально взирал Алексей Николаевич Кот.

Балакишиева попытался отпрянуть от столь реалистичного мо́рока, но наткнулся на письменный столик товарища Бабаева, который слегка толкнул его ладонью в спину. Балакишиев надеялся, что боль от удара спиной об острый край стола разовьёт видение, но оно лишь только приблизилось к нему на 1 шаг.

«Боже мой, оно ходит!»

Призрак остановился в шаге от всё ещё живого.

— Простите меня, Анатолий, — усталым тихим голосом промолвил покойник, — за то, что поступил с Вами тогда не по закону.

«Если дух этого долбоёба просит прощенья за беззаконие в отношении меня, то всё нормально. Ведь получается, я — потерпевший, — соображал в бреду Балакишиев.

— Ведь если бы я в тот раз обратился в компетентные о́рганы, Вас бы привлекли только за то, что Вы намеревались с моей подписью…

Балакишиев подался вперёд, протягивая правую руку, намереваясь потрогать видение. Но тяжёлая рука капитана Бабаева грубо потянула его за шиворот.

— Ты куда это? — И спустя паузу товарищ капитан заговорил уже более спокойным и монотонным тоном: — гражданин Балакишиев, Вы задержаны по подозрению в… — Капитана Бабаева профессионально заломил ему руки и затянул на них цепные браслеты наручников. — Вы вправе… — Товарищ Кот печально и даже как-то виновато вздохнул и отошёл в сторону. — …Но в случае Вашего молчания будет легче принять версию обвинения.

«Это всё из-за него!» Помутнённый рассудок Балакишиева сформировал следующую картину: всё зло сконцентрировалось в Алексее Николаевиче Коте. Его срочно надо ликвидировать, во что б это не стало. И это будет справедливое возмездие!

— Ах ты!… — Балакишиев, по ходу избавляясь от наручников, а в итоге лишь сдирая с оснований кистей кожу, отшвырнул назад капитана Бабаева с предельной для своего организма силой, — так, что тот чуть не разбил в щепки тумбу и не поверил в бесконтактный бой, —бросился на оцепеневшего товарища Кота и налетел солнечным сплетением на локоть лопоухого.

— А Мы тебя поимеем со всеми твоими правами!

Ваша оценка: None Средний балл: 2.5 / голосов: 6

Быстрый вход