Кровь и долг, продолжение (Пока есть надежда - 32)

- Почему не сказать, почтенный посланник? Если уж ты в незнании своём признаёшься, научение вперёд гордости своей ставишь, то выйдет из тебя толк. А потому - скажу. Ты обмолвился, что я имею всё, что может смертный возжелать. Оно верно. Но ты, аки посланник, подзабыл: государь - не простой смертный, и спрос с него перед Господом иной. Ему Господь вручил не его лишь душу, но судьбы подданных, которых он жаждет спасения по милосердию своему. Как Господь, коего ты зовёшь Всевышним, своему творению отец Небесный, так и государь есть отец подданным своим, от Господа поставленный. А потому - должен печься о животе и благе их, доколе Господь попускает, и от злодейства отвращать.

Дабы детей своих от злодейства отвести, добрый отец их когда и наказывает, коли слова доброго не понимают. И Господь тому первый пример. Было дело двести лет тому назад, как забыли мои пращуры заповеди Господни. За стол княжий брат на брата с мечом шли, грады зорили, с храмов Божьих, с образов злато обдирали, русичей единокровных без счёта на ратях клали !.. - Пользуясь всеобщим напряжённым вниманием, Василий Васильевич поднял перст к небу, возвысив голос. - Грех каинов творили !!! Не востерпел того Господь, попустил прийти на Русь потомкам Чингисовым, кои ныне Золотой Ордой зовутся, во вразумление пройти по земле Русской батогом железным да потомство Мономахово под себя согнуть. Крепко согнули. Выход ежегодный серебром, златом да полоном брали. Княжий стол лишь по ярлыку ханов Златоордынских занимать дозволяли. Князей на дочерях своих ханских женили, а что веру христианскую при том позволяли сохранить, и на том спасибо ... Двести годов до сего дня понадобилось, дабы урок впрок пошёл ! Но и ханам Златоордынским испытание дано было от Господа сокровищами мирскими. Узрев, как богата земля Русская, вожделение своё ко злату они унять уж не могли, дабы выход с подданных брать по мере. И без того богатствами и землями владея без края, с каждым годом всё больше жаждали. До того дошли, что главный долг свой царский оставили - подданных по правде судить ! Умом от богатства помрачились, волю царскую свою на злато обменивать стали - кто даст боле, того и воля ... Князю, который мошну потолще ханскую набить сумел, али дарами угодить, воинства вручали, дабы у брата победнее да попроще княжий стол отнять. Даже гости торговые, до прибытка охочие, такими путями не ступают - коли гривны за добро взяли, то и слово держат ... И не востерпел Господь непотребства сего, попустил земле Русской власть ханов Златоордынских рукой моей оружной отринуть.

Ныне же я пред тобою - вольный государь, не сам назвался, но Господь под руку мою всю Русь привёл. Угодно было Господу власть царскую земле нашей Русской возвернуть, дабы жить нам по правде нашей. - Василий Васильевич снова обратил взор на приглашённых. В первом ряду вместе с новыми сотниками, отличившимися при Заречье, сидела высокая, худенькая, тёмноволосая и курносая отроковица лет двенадцати, в итальянском платке оттенка acqua di mare с вьющимся римским узором и в сапфирово-синем сарафане итальянского же пошива, со стоячим под самую шею воротником и короткими широкими рукавами, с талией, утянутой витым кожаным поясом с чеканной пряжкой и скобкой под ножны кинжала. На нагрудник сарафана был взят передник от Московского сюрко с Драконоборцем. От этого будущая зазноба младшей дружины терялась среди ратных мужей, также одевших вниз кафтаны сине-зелёной расцветки, и казалась Великому князю ещё одним высокопоставленным воином, неотделимой частицей грозной и могущественной ратной силы, достаточной и правой уже тем, что даёт шанс другим его подданным в иное время собраться семьёй за мирным столом. Встретившись на последних словах взглядом с Великим князем, девчонка неожиданно даже для самой себя улыбнулась и бойко кивнула, поддерживая сказанное. - Что, девица-красавица? И ты с моими словами согласна? Подойди!

Выйдя вперёд и поклонившись, также по-франкски опустившись на одно колено (ох уж ты Иоанн воевода, научил подданных на мою голову, но ведь красиво же, а главное - при нападении с тыла и вскочить можно, и перекатом от меча уйти, что верно, то верно !), девица-красавица подошла к Василию Васильевичу и встала перед помостом, раскрасневшись от всеобщего к себе внимания. Великий князь прошёл, жестом подвинул окольничего, сильными руками подхватил деву под мышки и одним рывком поставил сапожками слева от себя на широкую скамью. Оказалась она вельми рослой - на скамье была на полголовы выше самого Великого князя, могущего заскочить в доспехе о-конь без помощи стремянных.

- Здесь дети наши. - Василий Васильевич обратился к посланнику и приглашённым, простирая к девушке десницу с указующим перстом. - Пред Господом не попустят солгать. Коли Господь мне Русь под руку привёл и я теперь государь и отец всем подданным своим, ежели кто на подданных моих, на детей моих руку поднимет, того и без руки, и без головы оставлю! - Великий князь рубанул жёстко рукой со сжатым кулаком. - Сил моих на то хватит. И ни бывшему хану Златоордынскому Мухаммеду ибн Хассану, ни иным ханам, аще придут, пути сюда не будет. Государю твоему, Великому султану, так и передай. А посему желаю я от лица земли Русской с государем твоим Великим султаном утвердить докончание о вечном мире, дружбе и торговле обоюдной в землях наших, да прямое докончание, а не через голову чужую. Такожде мыслю поборы мытные с гостей торговых из земель Дома Османов в половину обычного брать, ежели гостям торговым из земли Русской у Вас сбор с христиан причитаться не будет. Что слова мои не пусты, ты можешь ныне же убедиться: магометане в землях моих без утеснения по вере живут, на Москве собственные слободы с молельнями имеют. Списки докончания мечник мой тебе вручит. Даю тебе полусотню стражей до края земли Крымской, аки гостю почётному. Возвращения же твоего чаю обратно посланником от твоего государя. А коли встретишь по пути таковых, кои разума лишились, коим злато и серебро глаза застит, тех, что землю мою имать восхотят, народ мой убивать и гнать в полон, - так им и скажи: пусть приходят. Земля Русская велика и обильна, воинов добрых оружных для встречи да трясины болотной на упокоение всем незваным гостям хватит !

Мухаммед ибн Ходжа, не успевший ещё за увёртками и интригами зачерстветь на посту посланника, испытывал противоречивые чувства. Понимание, сочувствие, опаску. Великий султан не будет скакать от восторга, узнав, что русский эмир окраинных уделов превратился в вольного христианского государя и в одном сражении растерзал властителя мусульманской державы. С другой стороны, новый государь русский мусульман не теснит и ссоры с Домом Османов не желает, раз о торговле говорит и докончание предлагает, ещё посланника от Великого султана не получив. Слово своё, похоже, умеет крепко держать, не то что многочисленные ордынские царевичи. А что посланником видеть его согласен - это лишь упрощает дело. После вчерашнего побоища из Орды в Москву послы не скоро поедут, да и поедут ли вообще? А его, Мухаммеда ибн Ходжу аль Османи, Диван волей-неволей отправит сюда вновь, потому как государь Василий молод, телом и духом крепок, проживёт ещё не один год, и другому посланнику придётся искать к новой силе русской новые подходы.

- Я с благодарностью приму твою волю, подобно зерцалу отражающую сияние твоего разума, о Великий князь Московский и государь всея Руси ! Дозволь мне собираться в дорогу к моему государю, блистательному властителю Дома Османов, Великому султану Мураду ибн Мехмеду, да продлит Аллах его дни. - Мухаммед ибн Ходжа встал по-восточному на оба колена, поклонился до земли с облегчением в сердце.

- Да будет путь твой лёгок и избавлен от несчастий, почтенный посланник ! Да пребудет в во владениях государя твоего мир, а меч у соседей его в ножнах ... - Василий Васильевич кивнул, встал от стола, давая понять, что разговор завершён. - Ступай же и возвращайся !

Мухаммед ибн Ходжа аль Османи повернулся и, аккуратно ступая на сломанный каблук, вышел из залы. Ну не предназначены русские дворцы с их порожками, сенями да лестницами для восточных церемониалов, в которых слуга уходит спиной вперёд, не сводя глаз с повелителя. Никак не предназначены. Хоть ты тресни ...

Василий Васильевич обернулся к почётному столу под перешёптывание и гудение приближённых. Супруга и мать обе улыбались - всё прошло успешно. Юрий Патрикеевич хитро ухмылялся в бороду. Девушка, которую он призвал в свидетели, стояла, слезши со скамьи и ожидая разрешения присоединиться к пирующим, и в свою очередь улыбалась, глядя на старого воеводу.

- Ну, что надумал, мой лучший боярин? Поведай помыслы государю своему, не тяни кота за хвост! Я плохой прорицатель, верно?

- Дозволь, Великий князь Московский и государь всея Руси, отроковице слово молвить? Сдаётся мне, мы с ней мыслями сошлись.

- Устами младенца глаголет истина. Тем паче, знак верности граду нашему на тебе, сие похвально. Говори, красавица !

- Государь, не обессудь ...

- Да говори же, что мнёшься ?!

- Государь, голову твою светлую мы все знаем, но не сбудется слово, что ты прорицанием назвал. Эти - девушка кивнула в сторону двери, закрывшейся за новоиспечённым посланником - добром с соседями в мире не живут. Да и не будут. - Она покачала головой, сделав личико разочарованное. - Нет, не будут ...

- Верно об османах глаголешь, отроковица разумница ! Ум твой опережает слово, и это хорошо. Вот только ... глаза мои тебя помнят, не раз я тебя в граде да на стенах видел, а как зовут - запамятовал.

- Не мудрено, государь ! Не великая я фигура, а потому ты меня ранее по имени только слышать мог. Я ведь ни при дворце твоём, ни при кремле не исчислена, хоть и была, где и все, в ратный день. Дуня я. Евдокия Андреевна. Дочь твоего второго дозорного сотника, при Звенигороде павшего. Внучка старого дядьки, Льва Матвеича Шишакова.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 11

Быстрый вход